1 26245

Откуда берутся деньги и почему нас ждёт революция

Откуда берутся деньги и почему нас ждёт революция

За время существования человечества было изобретено три вида управления обществом - силой, религией (идеологией) и с помощью денег. И именно деньги стали сегодня основной формой управления. При этом мы все понимаем, что впереди нас ждут испытания, только не понимаем какие. О том, как не позволить владельцам мировых денег манипулировать общественным сознанием и взять ситуацию под контроль



«Деньги подобны огню – они могут выжечь все вокруг себя или послушно варить еду в очаге. Нужно только уметь правильно ими пользоваться».


Деньги, как форма управления обществом  

«Человечество, в массе своей, никогда не будет стремиться 
увидеть вещи такими, какие они есть…»
Мэтью Арнольд, поэт и культуролог 

За время существования человечества было изобретено три вида управления обществом -  силой, религией (идеологией) и с помощью денег. С развитием человеческого общества эволюционировало и его управление, последовательно переходя от одного вида к другому, при этом вбирая в себя и комбинируя между собой каждый предыдущий вид. Также последовательно переносилась и опора на каждый из видов управления. В настоящий момент управление деньгами подчинило себе силу и практически полностью вытеснило традиционную западноевропейскую религию  - «христианский проект», заменив его на «либеральный проект», имеющий другие религиозные корни. При этом на передний план выдвинулись приверженцы религиозной конфессии, где благосостояние так же получило статус добродетели.  

Так же стоит добавить, что современную форму цивилизации фактически создали два человеческих изобретения «информационной формы». Во-первых, письменность, давшая возможность накопления опыта, знаний и передачи их без прямого человеческого контакта. Во-вторых, деньги, которые создали возможность управления деятельностью человека и общества без прямого воздействия людей друг на друга.  

Роль денег в истории возрастала постоянно и сейчас их значение стало тотально определяющим, практически подменив собой другие способы управления. В современном мире нет большей силы, чем деньги – они развязывают войны и обеспечивают благосостояние цивилизаций; организуют современное общество и государства; им подчинена жизнь современных людей и всего мирового сообщества; из-за них же совершается подавляющая часть преступлений.  

При этом, с одной стороны, завышенная роль денег в управлении оборачивается их тоталитаризацией и культом, потерей нравственности и возвышением корысти - дух денег стал определять поведение общества, выдвигая при этом специфично ориентированные социальные группы; с другой стороны - нельзя сказать, что деньги сами по себе вредны. Более того, мы не раз были свидетелями, как нарушения в денежной системе несет в себе разрушение механизма общественной и экономической жизни. 

Попробуем разобраться, что нужно изменить в системе, чтобы деньги не управляли поведением человека, а лишь послушно служили ему, помогая гармонично развиваться личности и обществу.  
 

Счастье не в деньгах и не их количестве…  

«Одна из важнейших составных частей экономической 
науки - знать, чего не нужно знать»
Джон Кеннет Гэлбрейт, экономист и дипломат

Пользу денег для развития полноценного общества отрицать не стоит, но польза не в  их количестве, а в системе функционирования денежной системы.  Без нее никакие природные богатства не принесут обществу должной пользы. Россия, обладающая богатейшими ресурсами, -  печальный тому пример.   

Люди, управляющие обществом посредством денег, специально создают мифы, отвлекая общественное внимание на второстепенные вопросы, скрывая реальные механизмы управления в интересах узкой в большей степени иностранной по своему происхождению и подданству  социальной группы.  
 

Деньги как форма управления массами 

«Чтобы украсть тысячу, нужна ловкость рук. Чтобы украсть миллион, нужна банда. Чтобы 
украсть миллиард, нужен закон. Чтобы украсть триллион, нужна идеология».
Принцип либерализма 

Значение, формы и технологии денег постоянно менялись. И ответ на вопрос «что такое деньги», данный в XVIII века, уже неверен в начала века XXI. Во времена Адама Смита и Маркса считалось, что деньги есть некий особый товар, на который меняют любой другой товар. Такое понимание было оправданно, когда в качестве денег использовался материальный продукт -  золото. Его преимущества заключалось в том, что оно долго сохраняет свой вид, его трудно сфальсифицировать, имеет почти однородный состав, обладает делимостью, уровень редкости металла оптимален, номинал денежной единицы легко определить по весу, достаточно легкая верификация (определение подлинности) денег, не прибегая к специальной поддержке государства, было универсально-международным (т.е. принималось по всему миру) и использовалось в течении тысячелетий. Стоимость товара сравнивалась со стоимостью производства определенного количества золота, т.е. деньги имели товарную функцию. Их главное назначение было посредничество при обмене одного товара на другой. 

Деньги, имея в своей основе информационную природу, традиционно были связаны с рядом материальных носителей (точно так же, как на различных носителях может быть размещена и информация). Записанную информацию можно передавать в любое время и на любые расстояния, работая с нею без прямой связи с источником информации. Форма носителя информации соответствует возможностям эпохи.  

С течением времени деньги изменили свою форму - сначала они стали бумажными и их производственная стоимость уже не имела никакого отношения к их меновому эквиваленту. К нашим дням  деньги большей частью превратились в числа в банках данных, и для того, чтобы создать, хранить или переслать десять или триллион «денег», требуются одинаковые материальные затраты. Товарностный характер современных бумажных, тем более электронных, денег утерян. Но количество функций денег значительно увеличилось. Они превратились в специфичную информацию, которая наряду с письменной и устной информацией стали осуществлять связь в обществе. 

Один из недостатков современной политэкономии в том, что она практически не уделяет внимание формам передачи информации. Но именно в связи с типом используемого носителя денежной информации мы можем говорить о различных этапах развития человеческой цивилизации, как принято разделять общества практикующее наскальные рисунки и электронно-цифровую форму передачи информации, где главное внимание уделяется ее содержанию. 

Можно сказать, что деньги – это «информационно-измерительная институция», а купюра в кошельке - лишь ее вещественная реализация. Деньги потребовались, когда возникла обезличенная форма производства продукции без предварительного заказа и производитель уже не знал для кого он производит. Так деньги стали инструментом экономики, информационно-измерительной связью между производителем и обезличенным потребителем. 

Сейчас деньги во многом определяют связи в обществе - отношений между собой (купля/продажа); людей с предприятиями (зарплата, покупки, кредиты); людей с государством (налоги, пособия и пр.); предприятия между собой (денежный товарообмен и пр.); предприятия с государством (налоги, бюджет); государства друг с другом (торговля, кредиты и т.д.). Универсальная коммуникативная функция денег в обществе стала  главной функцией денег. Через деньги  осуществляется и неперсонифицированное, невербальное и бесконтактное управление обществом, зачастую подменяя управляющие субъекты («начальника», государство), заставляя, например, стремиться выпускать более доходную и качественную продукцию. 

Правовое государство - это управления обществом через слово. Такое государство возникает при условии небольшого гомогенного населения. Когда общество велико, в нем усложняются связи и на смену приходит новый тип организации общества – через денежную сферу, а не через слово, приказ или закон. В условиях функционирования кредитных денег (с его функцией бесконечного накопительства) образуется «государство экономическое», где основным субъектом становится не человек, а Homo Economicus[1]. Так нарушения в функционировании системы привели к тому, что деньги сами становятся законом, формируя философию общества. Корысть, жажда наживы всегда считалась отрицательным человеческим чувством, но именно она, по мнению сторонников экономического либерализма, стала главными двигателем экономического развития человеческой цивилизации. Так в западном протестантско-гебраистском менталитете само понятие «свободы» стало, прежде всего, «свободой делать деньги».  
 

«В экономических вопросах большинство всегда не право» 
Джон Кеннет Гэлбрейт 


Основные функции денег в современном обществе 

Они чрезвычайно многообразны, перечислим главные: 

1. Деньги в рыночной экономике являются комплексным регулятором производства, определяя, что и как производить, выдавая сигналы для планирования. Расстройство современного производственного механизма в России связано в том числе с нарушениями в денежном обеспечении производства (именно эту функцию денег изучают экономические науки и отрицательнее результаты в экономике лишь подтверждают ошибочность «либерал-монетарной теории»). 

2. Социальная функция. Деньги являются и одним из главных регуляторов потребления - у современного человека сфера потребления из общественных источников 95% (только 5% приходится на индивидуальные источники – садовые участки, домашнее производство и т.д.). Есть деньги – можете потреблять, нет денег – не можете.  

В различных политэкономических формациях имеется крен в сторону повышения роли той или иной функции денег. В капиталистическом обществе - крен в сторону «регулирующей функции»; в социалистическом – в сторону социальной[2].  

Эти две главные функции денег. Они появились практически с самого зарождения денег. В наши дни деньгам пытаются приписывать еще и такие функции, как «измеритель общественной полезности человека», когда деньги начинают выполнять поощрительную функцию, но здесь игра все больше идет в области «корысти». Еще деньгам приписывают «стимуляцию научно-технического прогресс», но эта «функция» тоже больше отражает корысть «экономики бесконечного роста». Другое дело, когда деньги несут государственную функцию, когда современная форма бумажных денег связана с конкретным государством. Проблема в том, что в безналичном виде её фактически передали частным банкам, которые могут осуществлять самостоятельную безналичную эмиссию.

Еще функция денег в международном перераспределении богатства, когда на первый план в современном мире роль денег в перераспределении не внутреннего национального богатства, а внешнего. Между тем, именно за счёт этой функции сегодня «развитые страны» эксплуатируют «менее развитые». XX век стал формой современного «финансового неоколониализма», включающего в себя целый комплекс мероприятий (обобщенные «вашингтонским консенсусом»), включающих в себя валютные механизмы, механизмы предоставления займов МВФ и др. Поэтому деньги нужно рассматривать и как оружие, во много более эффективное и разрушительное, нежели «традиционные бомбы и гранаты».

Отсюда следует и «военная функция денег», направляемая не только на дорогостоющую оборону, но и на самостоятельные «денежные войны». Теме более, что именно во время войн и происход происходят важнейшие преобразования в денежной сфере. Достаточно вспомнить отмену золотого обращения во время Первой мировой, создание Бреттон-Вудской системы во время Второй мировой войны, из которой и вырос современный Мировой финансовый порядок.  

Попробуем разобраться, как он нашел отражение в теории денег и какие грядущие катаклизмы отчетливо просматриваются. Для этого стоит рассмотреть оригинальную схему, предложенную В.Юровицким. В своей книге «Эволюция денег: денежное обращение в эпоху изменений» он рассматривает влияние переходов «одно-» и «двухкомпонентных» денежных систем на глобальные конфликты.    

Суть выводов Юровицкого в следующем. Денежные системы бывают «однокомпонентными» и «двухкомпонентными». Так золотые деньги  зародились в виде чисто «однокомпонентных» золотых денег. С XVI века с резким увеличением товарооборота стали появляться заместители денег в виде долговых расписок, которые были удобнее, поскольку занимали мало места. Постепенно эти бумажные денежные документы стали играть роль денег. Золотые деньги считались «настоящими», бумажные документы стали «эрзац-деньгами».   

К середине или к концу XVIII столетия деньги стали «двухкомпонентными» – т.е. получившие широкое распространение казначейские обязательства в любой момент могли быть обменены на золотой эквивалент. Эмиссия бумажных денег находилась в строгой пропорции к золотому запасу. При слишком большой эмиссии начиналось обесценение бумажных денег и их меняли на золотые уже с дисконтом.  

При этом появление второй денежной компоненты (бумаги) сыграло и положительную роль, так как сразу увеличивало объем денег в несколько раз, что способствовало экономическому развитию Европы в XIX веке (отметим, что в это время Европа, в частности Англия, активно грабила свои колонии, вывозя из них все драгоценные металы). Рост производства стал таким бурным, что потребовалось еще больше денег. К концу XIX века вновь начинает ощущаться нехватка денежных средств, что привело к кризису неплатежей, называемым еще «кризисом перепроизводства». Но в первую очередь это было «перепроизводство» по отношению к имеющемуся платежеспособному спросу, во многом определенному денежной массой. При этом кредитные ресурсы банков были также ограничены золотыми или бумажно-денежными резервами банка (счетные деньги находились еще в зародыше). Просто напечатать больше бумажных денег государства не могли, так как объем денежной массы был привязан к количеству золота. Дополнительных доходов и золота с колоний было уже невозможно получить (их экономика и так эксплуатировалась на пределе возможностей), а новых колоний, «свободных» для колонизаторов, уже не было. 

Так возник кризис начала XX века. В этой ситуации, не осознавая до конца источники кризиса, государства начали вести безрассудную политику, которая в конце концов вылилась в Первую Мировую войну, потребовавшую от каждого из воюющих государств больших затрат. Был включен печатный станок, но увеличение бумажной денежной массы приводит к обесценению бумажных денег и резкому увеличению спроса на надежные золотые деньги. Воюющие государства остро нуждались в золоте для покупки вооружений за рубежом, где приходилось расплачиваться золотом. В этих условиях правительствам пришлось пойти на радикальную меру – отменить обмен бумажных денег на золото. Так был преодолен кризис недостатка денежной массы и произошла «великая денежная революция» - переход на новые «чистые однокомпонентные» бумажные деньги (этот же период связан с появлением ФРС США, ставшей на сегодня  эмитентом глобальных денег).  

При введении запрета обмена бумажных денег на золото говорилось, что это временная мера и после окончания войны золотой стандарт будет восстановлен. Но XX век так далее и пошел под знаком бумажных денег. Так бумажные деньги совершили «первую денежную революцию», в том числе, дав основу для социализма. Переход на бумажные деньги дал цивилизационному развитию новые импульсы, позволив западной цивилизации окончательно перерасти в общемировую, совершить научно-техническую революцию в течение кратчайшего исторического промежутка в несколько десятилетий. Таким образом, необходимость Первой Мировой войны и ее цель с точки зрения «высших цивилизационных материальных интересов» заключались именно в осуществлении денежной революции. Такой переход был невозможен в условиях мира, в первую очередь из-за косности мышления. 

Переход на бумажные деньги, повлекший за собой резкое усиление роли и возможностей государства, породил менталитет этатизма. Отсюда появился не только социализм, но и фашизм, и «новый курс» Рузвельта, связанные с резким усилением роли государства.  Здесь же лежит и причина смены «старой элиты» на обладающую «зловещим интеллектуальным превосходством» (К. Поланьи), которая была способна изменить свое восприятия и выработать необходимую систему знаний. При том, что эта «новая элита» балы исторически связана с культом денег.  
 

«Чем сегодня обеспечены деньги»?

Во времена Адама Смита все деньги (в том числе и бумажные) имели собственный строго фиксируемый золотой эквивалент и могли легко сравниваться между собой. Поэтому действовали одни законы и правила. Современные деньги не имеют никаких эталонов (кроме швейцарского франка имеющего 40% золотое обеспечение), имея лишь ценовую информацию – вся совокупность товаров любой страны и определяют стоимость денег (главным исключением стал доллар США - поговорим чуть ниже).  

В мире современных денег экономика сама создает финансовое пространство, что в свою очередь  воздействует на экономику (например, увеличивая цену на нефть – повышая ее стоимость, мы одновременно изменяем значение единицы измерения, обесценивая ее). Получилось кольцо, в котором замкнулись экономика и финансы. Поэтому законы и правила монетаризма времен Адама Смита безнадежно устарели. Но миром пытаются управлять в рамках «классической» экономической и финансовой науки. Отсюда его многочисленные проблемы. Осознано ли это происходит или нет – другой вопрос. 

Обеспеченность современных денег равна обеспеченности акций АО «МММ». Золотой запас, как «универсальное средство хранения» контролирует частная «ротшильдовская группа», в то время как в экономике большее значение имеют стратегические запасы зерна, нефти, металлов и т.д. на случай катастроф.  

Денежная революция происходила в несколько стадий. Первая денежная революция решила проблемы в области внутренних денег, но область международных денег осталась свободной. Поэтому потребовалась «вторая денежная революция», произошедшая в ходе Второй Мировой войны, которая решила проблемы международных финансовых взаимоотношений в условиях чисто бумажных денег. Так произошло становление нынешнего Мирового финансового порядка на основе международного использования ограниченного количества национальных «свободно конвертируемых валют», где основную роль играют доллары США. Финальный переход на однокомпонентные деньги произошел в начале 70-х годов, когда США отказались от фиксированного золотообменного курса. Возросший спрос на международные расчетные деньги освободившихся от силового капитализма стран «третьего мира» был удовлетворен за счет западных бумажных «конвертируемых валют», ставших основой «финансового колониализма». Нужно отметить, что масштабной мировой войны не произошло только из-за сдерживающей роли ядерного вооружения, но переход сопровождался многочисленными переворотами и первым опробированием «оранжевых технологий» в 1968 году на основании квазисиловой концепции «управляемого хаоса». Так был окончательно закреплен переход от менталитета этантизма к менталитету финансизма. Но в экономике ничто не вечно, так постепенно возник кризис бумажных денег.  

Перечислим основные постулаты перехода от одно- к двухкомпонентной денежной схеме: 

1. Денежные системы рождаются в виде «чистых однокомпонентных» денег на основе единственного носителя денежной информации.
2. Постепенно внутри этой денежной системы зарождается вторая компонента на новом носителе.3. Вторая компонента изначально зарождается в виде частных денег (денежных документов).
4. При определенном уровне использования второй компоненте придается статус государственных денег - заместителей первой компоненты.
5. В дальнейшем вторая компонента по объему начинает вытеснять первую.
6. Возникает общий кризис, связанный с конфликтом двух денежных компонент, сопровождаемые цивилизационными конфликтами, в процессе которых возникают вопросы о выживании народов и государств.
7. Происходит денежная революция, сопровождаемая военными конфликтами, уносящими миллионы жизней. Первая компонента отбрасывается, а вторая компонента становится главной, деньги вновь переходят в разряд однокомпонентных. 

Таковы общие законы смены видов денег. Но нужно понимать, что за этими изменениями стоят и конкретные выгодоприобретатели. Поэтому зададимся вопросом – 
 

Кому выгодно? 

«Финансисты поддерживают государство, как веревка – висельника» 
Шарль Монтескью  

Развитию характерны циклы, его графической форме соответствует спираль, а не плоский монотонно восходящий график. Так и после перехода на однокомпонентные бумажные деньги, повторился процесс их перехода в двухкомпонентные. В качестве второй компоненты появились так называемые «счетные деньги», записанные на счетах в банке и перемещающиеся со счета на счет. Сначала счетные деньги имели в качестве носителя бумажные записи, затем они превратились в записи в банковских компьютерах, преобразовавшись в электронные деньги. 

Таким образом, современные деньги во всем мире являются двухкомпонентными бумажно-электронными (налично-счетными) деньгами. На сегодня объем использования безналичных денег в развитых странах составляет до 90% от общего денежного оборота. СССР по объему использования безналичного обращения был одной из самых передовых стран мира. Но в современной России в этой области произошел регресс и объем использования наличных возрос многократно[3].  

Электронные деньги - это деньги на новом информационном носителе. Они виртуальны, не имеют вещественного выражения и представляют собой всего лишь информацию, записанную в специализированных банках данных. Распоряжение этими деньгами осуществляется либо через банковские терминалы, либо с помощью персональных денежных контроллеров в виде карточек (магнитных, чиповых и т. д.), мобильных телефонов и т.д. Они не хранят деньги, а лишь служат для распоряжения деньгами, которые хранятся на счете в банке. Это и есть «счетные деньги». Все денежные операции сводятся лишь к пересылке информации с одного информационного массива в другой. 

XXI век становится веком электронных денег. Электронное денежное обращение требует на порядки меньше затрат природных и человеческих ресурсов. Затраты на золотое обращение приемлемы для миллионов пользователей, затраты на бумажные оправданы до миллиарда пользователей. Сегодня финансовых лиц в мире десятки миллиардов.  

В настоящее время мировой финансовой системе нарастают противоречия между наличной и счетной компонентами. Счетные деньги находятся в частных банках, ответственность за которые государство практически не несет. С финансово-правовой точки зрения счетные деньги во всем мире являются частными деньгами («частными денежными электронными документами»). В результате возникает правовая коллизия - с одной стороны, государства пытаются регулировать использование наличных денег, всячески побуждая к всемерному использованию хорошо фиксируемых счетных денег, с другой стороны, без признания государственного характера безналичных денег такое регулирование незаконно.

Такми образом, без обоществления банков, современные государства толкают людей хранить деньги в частных банках, не гарантируя их полную сохранность (система страхования условна, поскольку, во-первых, рассчитана только на физические лица, во-вторых, не покрывает всех сумм, в-третьих, просто не справится в случае масштабного кризиса). И если это не удивительно для США, где Центральный банк (ФРС) принадлежит частным владельцам, то выглядит крайне сомнительным для всех остальных стран (тем самым подтверждается тезис Киссинджера, что «глобальное управление в сфере финансов существует»[4]). Очевидно, что суверенные государства должны вести суверенную денежную политику и гарантировать, что деньги из банков не исчезнут, что особенно выжно в условиях надвигающегося краха глобальной финсистемы. Между тем, очевидна и - 
 

Неизбежность перехода

США, объявив войну «мировому терроризму», фактически начала мировую войну сетевого типа, и противоположная сторона также осознала свои цели. Таким образом, либо мир войдет в целую историческую полосу новой мировой войны, которая может унести не меньше жизней, чем Первая и Вторая мировые войны (в основном мирных граждан). Одновременно можно указать на всевозрастающий потенциал начала войны на субконтиненте, спровоцированный борьбой США с Китаем, отражающей грядущий переход мирового лидерства (когда юань имеет все шансы стать новой мировой валютой). Таким образом, наметились все соответствия постулатам перехода с двухкомпонентной на однокомпонентную денежную систему.  

Абсолютно очевидно, что тот, кто сможет отказаться от наличных денег, запустит процесс денежной революции, в результате которой  человечество вступит в новую цивилизацию. Япония уже объявила о программе полного перехода на чисто однокомпонентные электронные деньги к 2014 году – и это только «первая ласточка».  

При этом сегодняшнюю ситуацию можно назвать точкой бифуркации денежной системы  – либо государство полностью снимет с себя ответственность «за верификацию» (которую имело при наличном денежном обороте), либо будет вынуждено значительно усилить контроль банков, присвоив счетным электронным деньгам статус государственных, что становится естественной предпосылкой для огосударствления всей банковской системы.  

В пользу последнего утверждения есть еще один принципиальный аргумент. Понимая неизбежность перехода на счетно-электронные деньги, нужно не забывать, что капитал в своей предельной концентрации превращается в чистую власть – т.е. контроль за денежной системой означает контроль за всем обществом. Допустить возможность такой концентрации власти в руках группы частных финансистов, по меньшей мере, преступно. Эти функции общество им не делегировало и никогда не делегирует в сознательном состоянии. Концентрация капитала возможна только в руках самого общества, чьи интересы может представлять легитимное государство. Поэтому нельзя допускать концентрацию капитала в системе частных банков, где все явственнее сосредоточение капитала в руках специфичной социальной группы, интересы которой откровенно обслуживает идеология либерализма, направленная на минимизирование роли государства и общества в пользу «индивидуумов свободных от любых социальных связей». В случае «победы либерализма» безликая масса ничем не объединенных «индивидуумов» становится крайне удобной для манипулирования со стороны узкой социальной группы парамасонерского типа, объединенной на других принципах. 

Таким образом, все очевиднее вырисовывается новый серьезный потенциальный социальный конфликт, характерный для каждой страны. 

Но прежде чем перейти к его подробному анализу, необходимо рассмотреть  -   
 

Конфликт, изначально заложенный в глобальной денежной системе 

Использование национальных денег в качестве мировых создает для их владельцев колоссальные преимущества перед другими странами. Мировые капиталы, которыми оперируют западные страны, ТНК, инвестфонды создаются из воздуха – путем простой эмиссии, причем сейчас, в основном, даже не бумажной, а электронной. Сотни триллионов долларов, распространившиеся по всему мировому экономическому пространству за пределами США, сделаны из воздуха и на их производство может быть затрачено несколько долларов (цена производства записи в компьютерах банков ФРС США), а за них получают товары реальной стоимости.  

Такие деньги стали информационным «товаром», имеющим потребительскую стоимость и не имеющим производственной. На этом и зиждется благосостояние Запада, основанное на ограблении стран третьего мира. Как еще как можно назвать товарообмен, когда за продукты труда и природные ресурсы даются цифры, производство которых ничего не стоит? С точки зрения национального права это аферизм. Но на международном уровне действую правила «обмена» установленные, прежде всего, США. Это «право» они отстояли, входя в мировые войны в их последние месяцы на стороне победителей, когда все основные потери уже были понесены другими участниками конфликтов. При этом войны изначально развязывались при непосредственном участии финсектора США (сегодня «права на мировые деньги» Штаты отстаивают, тратя на военные нужды больше, чем все остальные государства вместе взятые). 

Штатам удавалось представлять себя благодетелями, опутывая страны сетью кабальных обязательств и долгов (планы Дауэса, Маршалла). Все открытость мировой экономики выгодна, прежде всего, транснациональным капиталам, которые приходя в страны вызывают временные приливы деловой активности, а покидая выворачивают у государства и его граждан карманы[5]. Снимая «сливки», западный капитал снимает социальную напряженность в своем пространстве и  раздувая сверхпотребление[6]. Триллионы долларов и миллиарды евро, ходящих по всему миру вне пределов стран-эмитентов – это миллионы тонн нефти и других товаров, ввезенных соответственно в страны-эмитенты в обмен на «ничто». Это и есть финансовый колониализм.

Ясно, что такой мировой порядок не может существовать сколь-нибудь длительное время и в ХХI веке ему будет положен конец – прежде всего потому, что существующий Мировой финансовый порядок себя исчерпал.   
 

Откуда берутся деньги - виды денежной эмиссии и потенциальная основа для глобального социального конфликта 

«Экономическая наука чрезвычайно полезна 
как форма занятости экономистов»  
Джон Кеннет Гэлбрейт  


Во времена золотых денег новые создавались на основе добычи золота. Государства лишь чеканили из него монеты, но денег создавать не могли. В бумажно-денежной системе все деньги, которые ходят в обществе, созданы государством через их эмиссию, а запущенны в оборот через невозвратные государственные расходы. Чем выше развитие общества, тем больше необходимо денег, тем больше должно государство их эмитировать и тратить на пенсии, армию, содержание госаппарата и т.д. Эти деньги не изымаются, поскольку необходимы для общественного развития. И если подсчитать, сколько денег ходит в какой-либо стране и понять, что все они прошли через невозвратную трату государством, то мы поймем, что главная сила современного государства не в армии и полиции, а в печатном станке. 

Представления ортодоксального монетаризма, что деньги государство получает только из налогообложения, а государство должно вкладывать их только на возвратной основе, примитивны и переполнено мифами. Если деньги освоены экономикой и обществом, то они им нужны, а изъятие их будет пагубно. Вопрос не в том, чтобы не иметь денежной эмиссии, а в том, какова она по размеру, каков ее финансовый механизм и на что расходовать эмиссионные денежные средства. Эмиссия в условиях развивающейся экономики – необходимейшая вещь, но ее объем должен быть тщательно рассчитан, ибо излишняя эмиссия вызывает инфляцию, а недостаточная эмиссия – стагнацию экономики.  
 

Кто решает этот важнейший для общества вопрос? 

«Экономический контроль неотделим от контроля над всей жизнью людей, 
ибо, контролируя средства, нельзя не контролировать и цели». 
Фридрих Август фон Хайек 

В США этот вопрос всецело отдан на откуп банковской олигархии управляющих банков ФРС объединенных в Федеральный комитет открытого рынка. Двенадцать человек, неподотчетных обществу, решают важнейший для всего общества вопрос. В России мы имеем даже не олигархию, а деспотию, ибо этот вопрос решает единолично формально не подчиненный никаким органам представительной власти Председатель Центрального банка России. Очевидно, что это совершенно недопустимо. Предложения об объеме эмиссии должен, возможно, представлять Председатель Банка России, но принимать решение открыто должна представительная власть, а вовсе не олигархия (как в США) или деспотия в лице одного человека. Особенно ввиду заявлений Киссинджера (см. выше).  

Поэтому закономерно возникает вопрос о финансовом механизме эмиссии. На сегодня существует –  


Четыре механизма эмиссии

«Когда нет денег, то лучше еще, чем уже». 
Оноре де Бальзак  

Первый состоит в простой эмиссии. Центральный банк просто создает новые деньги и передает их правительству. Такой механизм использовался в СССР. 

Второй – это механизм кредитной эмиссии. Центробанк дает правительству кредиты, которые правительство и расходует на свои цели. За правительством записывается в банке долг по кредиту, иногда и с процентами (но правительство, как правило, не возвращает этот долг, поскольку это будет означать изъятие денег из экономики, но если последняя эти деньги усвоила, то ей они нужны, и изъятие их /ремиссия/ будет вредно). Результатом этого механизма эмиссии является формально растущий долг правительства перед Центробанком, но вред от этого невелик. 

Третий механизм – эмиссия на основе операций Центрального банка на «открытом рынке». Сущность его в том, что правительство выпускает ценные бумаги – долговые обязательства, которые распространяет среди первичных покупателей, в качестве которых выступают, как правило, коммерческие банки. Те в свою очередь продают их на вторичном рынке другим финансовым лицам. Среди этих покупателей (явно ли не явно) появляется и Центральный банк, который может скупать эти обязательства, совершая для этих целей эмиссию денег. Такой внешне запутанный механизм придуман американцами для себя, что бы, во-первых, прикрыть форму реального финансового управления «самой демократичной страной в мире», которой на деле правит парамасонерская олигархия «двенадцати банковских воротничков». Во-вторых, распространяя в мире еще со времен плана Маршалла гигантскую денежную массу, США умудряются еще эти деньги и занимать, демпфируя тем самым не только внутреннюю, но и внешнюю долларовую инфляцию и создавая спрос на доллары США на внешнем рынке. Теоретически, этот «perpetuum mobile» финансовой пирамиды мог бы работать еще достаточно долго, если США выпускали бы денег не больше, чем того требует мировая экономика, и если бы все страны полностью отказались от своей эмиссии и, соответственно, сеньоража (эмиссионного дохода). Но охотников не так много, кроме тех глупцов, кто осуществляет эмиссию используя -  

Четвертый механизм эмиссии. Это «монетарная доктрина для папуасов» - малоразвитых стран, в которых полностью отсутствует мало-мальски образованная прослойка населения и поэтому не обладающих необходимой системой знаний для проведения самостоятельной эмиссионной политики. Механизм разработан в МВФ и переводит под его контроль эмиссию такого малообразованного «суверенного государства». С учетом всех функций денег в современном обществе, о которых мы говорили выше, такие государства фактически переходят под полный контроль США (которые в свою очередь контролирую деятельность МВФ). В ходе «либеральных реформ» Россия приняла именно такую форму «национальной эмиссии». Поэтому вопроса «чьи интересы отстаивает проводимая в России монетарная политика, отстаиваемая нашими либералами?» возникать не должно.   

Механизм работает следующим образом: МВФ выдает России (правительству) валютный кредит (либо страна продает свои сырьевые ресурсы за валюту – в основном в долларах США, поскольку торговля нефтью осуществляется именно в них). «Конвертировав» полученную валюту Центробанк выпускает рубли, т.е. «осуществляет эмиссию». Полученные рубли правительство использует на свои цели, а приобретенные доллары Центробанк вкладывает, к примеру, в «ценные бумаги» казначейства США, кредитуя их расходы. Как вариант – ЦБ продает пришедшие доллары на внутреннем российском рынке, тем самым осуществляя изъятие денег (ремиссию). И, т.к. купленная на внутреннем рынке валюта идет на покупку зарубежных товаров, способствуя развитию их промышленности. В результате этого эмитированные деньги вновь оказываются изъятыми из экономики и вновь образуется дефицит рублевой массы.   

Таким образом, любое государство с таким механизмом эмиссии, в случае влезания в долги к МВФ практически не имеет шанса из них выбраться (Украина – яркий тому пример). Страна превращается в  должника, который постоянно требует подпитки со стороны этой организации без всякой надежды на возврат получаемых средств. 

Любое государство, берущее в долг у МВФ при такой кабальном механизме эмиссии, не только переводит свою экономику под внешнее управление, но и обрекает себя на ухудшение экономического положения уже в среднесрочной перспективе. В общем, ничего более изощренного и лукавого до сих пор мировая финансовая практика еще не придумывала. Губительный характер ограничения права  собственной эмиссии в подобной схеме имеющей название «currency board» (главной составляющей «вашингтонского консенсуса»)  можно сравнить только с «прогулкой по доске», которую предлагали пираты  в качестве издевательства своим жертвам.  

России (благодаря экспорту в гигантских объемах ее природных ресурсов), чудом удалось на время вырваться из ситуации, когда она постоянно занимала у МФВ, но практика внешних займов уже вновь возобновилась. И здесь нужно осознать все глубину трагикомизма – с одной стороны, на внешнем рынке страна бьется за возможность поставок своих энергетических ресурсов; с другой стороны - полностью сдает свою собственную финансовую систему. Т.е. в то время как премьер с президентом, всячески демонстрируя энтузиазм и решимость, скачут по миру, пропихивая газовые потоки, министр финансов с гастритным выражением лица сливает суверенность через системный порок денежной системы[4]. И мы не просто меняем реальные ресурсы (добыть которых стоит и денежных и физических усилий) на ничего не стоящие информационные электронные записи в компьютерах иностранных банков, но и фактически отказываемся от сеньоража при эмиссии своей валюты в рамках международного разделения труда.  

Вот так мы поддерживаем сверхпотребление упитанных граждан США, их ВПК и науку, попутно стерилизуя долларовую инфляцию. Поэтому неоднократное присвоение почетного звания «лучшего министра финансов  развивающихся стран» господину Кудрину (как и его предшественникам – А.Чубайсу и М.Касьянову, - активнейших проводников этой схемы) со стороны Запада совершенно оправдано. Он действительно один из лучших для поддержки западной, в первую очередь американской, денежных систем.  Но только не российской. И на вопрос – 
 

«Кремль продался западу?»

- самое мягкое, что можно ответить: «однажды попав в круговорот событий, зачастую не хватает времени остановиться и подумать». Думать должен министр финансов, но он исповедует тоталитарное учение либерал-монетаризма. Нужно отметить, что попытки критического осмысления оного учения активно маргинализируется, а создание позитивных  мифов вокруг него целенаправленно финансируется. Но лигика здесь железная – какой же идиот при капитализм будет добровольно делиться прибылью, разоблачая свою деятельность?  

Между тем, очевидно, что простая эмиссия является самой предпочтительной. Если общество нуждается в деньгах, то финансовая система их и должна предоставлять. Цель этой системы и есть обслуживание общества, а не составление хитроумных комбинаций, в результате которых финансовая олигархия становится над обществом. Механизм эмиссии должен быть прост, ясен и открыт. Парламент принимает решение об эмиссии денег на очередной год, а Центробанк ее осуществляет и передает деньги правительству. Отказ от самостоятельной эмиссии денег для государственных целей есть полнейшая безграмотность (если не предположить худшего) и основана на нелепых представления ортодоксальной монетаристской теории (если не называть ее финансовой диверсией). 
 

Блеск и нищета «финансового центра» 
«Незнание экономических законов не освобождает от ответственности»  

Сегодня от либералов можно услышать такой пассаж: когда «за рубежом усиливаются меры регулирования и создаются менее комфортные условия для финансовых спекулянтов», то Россия получает шанс быстрее создать свой финансовый центр, где все эти спекуляции и будут происходить. Таким образом, вся масса деривативов, которая по экспертным оценкам составляет от $400 до $700 трлн, имеет шанс отчасти перелиться в нашу страну. Но при этом нужно напомнить, что именно на этом рынке канализируется вся эмиссионная масса долларов, которую США успели влить в мировую экономику, попутно обменяв их на реальные товары.  

Для сравнения - на российском фондовом рынке вращается всего лишь порядка $10 млрд, из которых более $7 млрд являются деньгами иностранных «инвесторов». Как только эти деньги начали выводить с фондового рынка в 2008/9 годах, как наш рынок обвалился почти на 70%. Но, самое главное, хотелось бы напомнить, что все эти «денежные средства» есть ни что иное, как информационные записи в электронном виде. Весь «блеск» мировых «финансовых центров» заключен в виртуальных электронных записях, которые доверчивые папуасы принимают в качестве оплаты. Поэтому вопрос стоит следующим образом – зачем так напрягаться, ставя под удар реальные активы -  ради электронных записей, сделанных на чужих компьютерах?   

При таком понимании «финансового центра», мы станем последней канализационной ямой для гигантского долларового пузыря, владельцы которого уже несколько раз  опорожняли его и на рынке доткомов, и на рынке сырья, и на рынке недвижимости. Стоит так же вспомнить, что записи виртуальны, США не отвечают за билеты частных банков ФРС, да и в любом западном государстве активов практически нет – все уже давно находится  в частной собственности - в отличие от России, где государство до сих пор обладает громадными богатствами (отсюда такой нездоровый интерес со стороны западного капитала, желающего получить над ними контроль).  И если и говорить о реальном финансовом центре, то им вполне может стать Россия, но оперируя не чужими записями в чужих компьютерах, а своими собственными…  

Сегодня агрессору не нужно потрясать оружием, чтобы получить желаемое, когда можно это купить – достаточно нажать несколько клавиш и создать деньги.  Деньги на сегодня по своей силе превзошли оружие. Нужно только уметь ими правильно пользоваться и правильно противостоять. 

Рассмотрим еще раз этот «номер на контрастах»: с одной стороны - деньги, которые пускают в оборот, лишь нажав несколько клавиш на компьютере в ФРС США, и получая при этом сеньораж  стремящийся к 100% (как говорилось в рекламе одной денежной пирамиды - «шобы усе так жили»); с другой стороны – деньги, для эмиссии которых необходимо – совершить геологоразведочные работы, разведать месторождение, заключить контракты, построить трубопроводы, пробурить скважины, начать перекачку ресурсов  и оплатить труд множества работников (получив при этом лишь часть запланированной оплаты и простив другую часть несостоявшимся транзитным государствам). При этом те деньги, которые были получены от продажи, возвращаются в западную экономику, за что Россия получает мизерные проценты и счастье напечатать деньги для внутреннего потребления... При такой схеме сеньораж России от эмиссии своей собственной валюты стремиться к нулю…  

Разница очевидна, поэтому совершенно справедливо будет введение терминологии (Анатолий Отырба) -  
 

«Дешевые» и «дорогие» деньги   

В условиях ужесточения глобальной конкуренции государства вынужденно прибегают к различным формам протекционистких мер, в том числе к дотированию. «В силу объективных причин - географических и климатических особенностей России, на продукцию, производимую на ее территории, дополнительным бременем ложатся гораздо более высокие, чем у конкурентов, транспортные и энергетические издержки. Обеспечить конкурентоспособность российской продукции на мировом рынке, можно лишь за счет дотирования». Но дотируя дорогими, заработанными на экспорте деньгами, государство может просто надорваться, так и не решив поставленной задачи, ввиду ограниченности денежной массы. Реально повысить эффективность своей экономики  государство может лишь дотируя ее дешевыми финансовыми ресурсами созданными с помощью современных финансовых технологий.  

Эмиссия строго необходима, государство, получающее деньги только от налогообложения или продажи сырья неконкурентноспособно, это заранее ограничивает инвестиционные возможности. Вопрос в том, какова должна быть эмиссия по размеру, каков ее финансовый механизм и на что расходовать эмиссионные денежные средства. Ее объем должен быть тщательно рассчитан, ибо излишняя эмиссия вызывает инфляцию, а недостаточная эмиссия – стагнацию экономики. 
 

Эмиссия, которая не приводит к инфляции 

«То не беда, если за рубль дают полрубля; а то будет беда, 
когда за рубль станут давать в морду» 
Салтыков-Щедрин 

В настоящее время эмиссионные деньги правительство тратит на выдачу зарплаты, пенсии, армию и иные непроизводственные расходы, а на капитальные затраты денег не хватает. Эту практику требуется изменить. Эмиссионные деньги должны целевым образом направляться исключительно на инвестиционные цели в рамках так называемого «бюджета развития». Причем инвестиционные проекты могут быть как экономически прибыльными, так и экономически убыточными, но важными для развития общества и его экономики. Если инвестиции прибыльны, то прибыль должна направляться либо на новые инвестиции, либо на иные государственные цели. При этом инвестиционная эмиссия – это эмиссия производственных денег, которые работают по долгосрочным договорам и достаточно медленно переходят в деньги потребительские (способные сразу выйти на потребительский рынок, который наиболее чуток к малейшему избытку их, отвечая на это ростом цен). В инвестиционных деньгах риск инфляции резко уменьшается даже в случае излишней эмиссии[7]. Так эмиссионные деньги будут использоваться наиболее эффективно, приводя к реальному росту национального богатства, а не просто проедаться.  

«Проедаться» должны налоги (деньги уже совершившие один или даже несколько кругооборотов по экономической системе), но «свежие» деньги должны быть сначала запущены в экономику и использоваться для целей роста национального богатства. И только налоговые поступления должны идти на пенсии, армию, милицию и чиновников. 

Деньги не надо искать или продавать свои национальные богатства иностранцам, что бы получить в компьютере частного зарубежного банка электронную запись. Их нужно создавать самим. Задачей–минимум для нас на сегодня является создание собственного Евразийского финансового центра. Для этого важно - 
 

Осознать тенденции и использовать их на благо общества 

Итак, изначально цивилизация распространялась вместе с распространением золото-денежного обращения. Европа, где собственного золота практически не было, после крушения Римской империи в течение тысячелетия практически не развивалась. Деньги появились в эпоху крестовых походов, в ходе которых западным европейцам удалось захватить много золота, сконцентрированного предыдущими цивилизациями на Востоке (прежде всего, в православном Константинополе - за счет чего возникли основные банковские дома Европы). Нужно отметить, что одновременно с этим в Европе пропали традиционные для того времени деньги с демерреджем характеризуемые отрицательной доходностью. Так кредитные деньги, предоставляющие возможность наращения процентов, начали новую эпоху завоевательных войн, основанных на корысти.  Второму вливанию в золотое обращение в Европе способствовало открытие и ограбление Америки

XIX век, когда товары имели четкую стоимость в золотом эквиваленте, был веком классовых конфликтов (что было описано К. Марксом и чем воспользовались большевики). Бескомпромиссная борьба между владельцами предприятий и работниками шла за распределение четко фиксируемой в золотом эквиваленте прибыли.  В XX веке (веке бумажных денег) эти классовые противоречия существенно потеряли в своей остроте, поскольку оказалось возможным снимать остроту конфликта, поднимая зарплату - владелец предприятия стал постепенно завышать цену товара, увеличивая и свою прибыль, поскольку четкого золотого эквивалента этой прибыли не стало[8].  

Форма носителей денежной информации с развитием человечества менялась (при этом чередовались и «одно-» и «двукомпонентные» формы денег). Затраты на золотое обращение приемлемы для миллионов пользователей, затраты на бумажные деньги оправданы до миллиарда пользователей. Сегодня финансовых лиц в мире десятки миллиардов. Электронное денежное обращение требует на порядки меньше затрат природных и человеческих ресурсов. XXI век становится веком электронных денег. 

Очевидно, что в ближайшее время произойдет очередной переход с двухкомпонентной бумажно-счетной (бумажно-электронной) денежной системы, на однокомпонентную – электронную (счетную). Этот процесс уже анонсирован в Японии. Очевидно, что отказ от наличных денег неминуемо запускает процесс денежной революции, в результате которой человечество вступит в новую цивилизацию. Но так же нужно помнить, что смены денежных компонент в истории сопровождались цивилизационными конфликтами, в процессе которых возникают вопросы о выживании народов и государств.  

Подобные денежные революции (прежде всего от неверного понимания процессов), сопровождались конфликтами, уносящими миллионы жизней, но они рождали и новое глобальное мышление. Первая денежная революция - полный отказ от золотого эквивалента (во время Первой мировой), и переход на бумажные деньги, повлекший за собой резкое усиление роли и возможностей государства, - породила менталитет этатизма. Отсюда появился не только социализм, но и фашизм, и «новый курс» Рузвельта. Здесь же лежит и причина смены «старой элиты» на новую, обладающую «зловещим интеллектуальным превосходством» (К. Поланьи), которая была способна изменить свое восприятия и выработать необходимую систему знаний.  При этом существующая политэкономия до сих пор основывается на понятиях, характерных для времен Адама Смита, но финансово-экономические отношения с тех пор поменялись, как поменялась и форма денег, которые из кусочков золота превратились в электронные информационные записи. Их производственная стоимость уже не имеет никакого отношения к их меновому эквиваленту. Эти изменения в носителе информации «традиционные экономические теории» совершенно не рассматривают. 

Первая денежная революция решила проблемы только в области внутренних денег. Поэтому потребовалась Вторая денежная революция, произошедшая в ходе Второй Мировой войны, которая решила проблемы международных финансовых взаимоотношений в условиях чисто бумажных денег, окончательно оформленная к началу 70-х в результате применения квазисиловой концепции «управляемого хаоса». Так был закреплен переход от менталитета этантизма к менталитету финансизма. Но в экономике ничто не вечно, так постепенно возник кризис бумажных денег

Быть во главе процесса или плестись в конце всегда очень важно[9] – устанавливать свои правила или жить согласно уже кем-то установленным (сегодняшнее положение – яркий пример). Преобразование нынешней налично-счетной денежной системы России в чисто счетную позволило бы вывести Россию в ряды передовых финансово-технологических стран. Правильное понимание и оценка процесса, установление его изначальных параметров позволяет во многом избежать тяжких последствий. Для этого нужно создавать систему знаний, обеспечивающую стране то интеллектуальное превосходство, которое позволяет вырваться в глобальном соревновании вперед, а не слепо следовать ложной мифологической канве, специально создаваемой людьми, управляющими обществом посредством денег. Вспомним, что переход на бумажные деньги дал цивилизационному развитию новые импульсы, позволив западной цивилизации окончательно перерасти в общемировую, совершить научно-техническую революцию в течение кратчайшего исторического промежутка. Этот же период связан с появлением ФРС США, ставшей на сегодня  эмитентом глобальных денег. Нужно только правильно оценить перспективы и обратить систему знаний на пользу общества, а не узкой социальной группе.  

Роль денег в истории возрастала постоянно и сейчас их значение стало тотально определяющим, практически подменив собой другие способы управления – силой и религией (идеологией). Правовое государство - это управления обществом через слово. Такое государство возникает при условии небольшого гомогенного населения. Когда общество велико, в нем усложняются связи и на смену приходит новый тип организации общества – через денежную сферу, а не через слово, приказ или закон. Но завышенная роль денег в управлении оборачивается их тоталитаризацией и культом - дух денег стал определять поведение общества, выдвигая при этом специфично ориентированные социальные группы. Но нельзя сказать, что деньги сами по себе вредны, вопрос в том, что необходимо наладить правильное функционирование денежной системы.  

Подчинить задачам общества всю силу денег и не стать их рабом – главная задача нашего времени. И она вполне разрешима, только нужно давать правильное целеполагание – чьи интересы защищать – общества или финансовой элиты. Сейчас мы оказались перед точкой бифуркации: смена денежного информационного носителя при отказе от бумаги и неминуемый переход на чисто электронную компоненты означает резкое уменьшение роли государства. Но без национализации банков это будет означать и окончательную победу над обществом частного финансового капитала, являющегося на сегодня единственным эмитентом счетных денег – частных денежных электронных документов. С учетом того, что мировой капитал имеет склонность к концентрации, к власти придет абсолютно нелегитимная узкая социальная группа парамасонерского типа. Но таких функций общество в сознательном состоянии им никогда не передаст (находясь в сознательном состоянии – но кто знает…), поэтому огосударствление финансового сектора неминуемо.   

Еще раз коротко - грядет новая денежная революция – переход на деньги в электронной форме, они должны остаться государственными в  огосударствленной финансовой системе (и естественно не связанными с currency board). Еще одно требование – деньги должны дать подъем в экономике – перед глазами пример Японии и ее переход на однокомпонентные электронные деньги с отрицательной доходностью (демерреджем). Итак – мы неминуемо подошли к «нестандартным» геззелевским деньгам… 

«Будущее, научиться больше у Геззеля, чем у Маркса» – писал в свое время великий Кейнс…. 

Поговорим немного о футурологии и ее апологетах?  
 

Деньги, как источник мировой революции  

На сегодня самой известной футурологией является футурология Маркса, которая состояла из двух важнейших концепций. Первая - социалистическое общество, в котором все средства производства принадлежат государству. Этот концепт был претворен в жизнь и в период своего расцвета социалистический лагерь включал более трети территории всей Земли. Почему социализм как мировое явление рухнул – это отдельный вопрос. Другой концепцией была социальная система коммунизма, идущая следом за социализмом. 

В чем причина краха футурологической концепции Маркса? Прежде всего в том, что при социализме деньги продолжали носить те же функции, что и при капитализме, т.е. не просто служить обменной функцией, но носить и накопительную функцию. Т.е. система управления деньгами обществом не поменялась, поскольку не поменялась и философия денег, несущих кредитный характер, способных к бесконечному накоплению. Не поменялось и отношение социума к деньгам, сохранявших функцию накопления как минимум на протяжении семи веков, начиная с 13 века (при этом сейчас по отношению к инвестиционной функции  денег их накопительная функция минимизировалась и не является главной для развития экономических отношений). 

По мысли Маркса, коммунизм как некое конечное состояние социальной эволюции человечества есть общество без денег. При этом нужно отметить, что коммунизм сам по себе не является несбыточной футурологией. Коммунизм всегда был, он существует и сейчас в форме социальной организации малых социумов (семьи, племена, монастыри, экспедиции, малые поселения и т.д.) без насилия и подавления одного человека другим, а связи и управление этим обществом основаны на осознании каждым членом своих задач и на началах добровольности.  

Особенность денег в том, что в малых социумах они не используются. Денежные отношения возникают и используются лишь в достаточно больших социумах - тысячи, миллионы, миллиарды - там, где прямое управление от человека к человеку становится малоэффективным, там и возникает денежный управляющий и контролирующий инструмент. Представление, что организацию малых социумов можно перенести на большие человеческие системы, без изменения их философии управления было утопичным. Таким образом, для изменения управления обществом, включающим в себя силу, религию (идеологию) и деньги, в гуманитарных составлящих управления обществом необходимо поменять не только идеологию (ставшую религию), но и философию функционирования денежной системы.   

Как можно было воспитать у социума отторжение неуемной жажды денег? Этого можно было бы добиться, лишь изменив саму систему функционирования денежной системы, так, чтобы крупные социальные системы начинали носить признаки отношений, свойственным небольшим, а не громадным социумам. Т.е. «органичной демократии», ставяшей на «братство» - третью составляющую триады «свобода, равенство, братство», которая выпала еще во времена первой попытки добиться построения справедливого общества. Достичь этого в течение короткого времени не реально (тем более ставя в привилегированные условия лишь один класс), для этого нужно было изменить философию отношения в обществе. Еще одной сложностью при таком подходе – необходимость, чтобы в новом обществе не убивалась инициатива и основным социологическим типом хозяйственной деятельности (В.Зомбарт) продолжал оставаться активный тип производителя – «отец семейства» (а не пассивный тип хозяйствующего субъекта характерный для социализма или тип торговца (посредника) характерный для либерализма), но это не вызывало социальной напряженности.   

Таким образом, ошибка футурологической мысли Маркса состояла в недооценке роли денежной системы, определяющей типологию функционирования больших систем и неверный подход к частной собственности на переходном периоде (которую не нужно было полностью огосударствлять, а лишь изменить подход к праву наследования в пользу социума – так же, как это происходит в семьях). И без изменения этих традиций, складывающихся веками, было невозможно изменить и философию поведения самого социума. Тем более, что сама по себе идея коммунизма как системы организации человеческого социума на является утопической и в принципе стара как мир, но оказалась недоработанной в концепте функционирования денежной системы. Вот почему идеи Маркса являлись незаконченными в применении ко всему человеческому сообществу. 

Геззелевские деньги способны изменить формацию общества, заменяя насилие над классом, насилием над абстракцией – кредитным процентом (в комплексе с открытостью информации сетевого планирования в рамках «электронного правительства»,  переформатированием банковской системы в единый огосударствленный (общественный) банк и пересмотром права наследования в пользу социума). 

Нужно отметить, что с развитием социальных отношений, деньги окончательно превратятся в чисто техническую информацию, касаемую лишь методов измерения количественных величин и способа управления экономикой, но не обществом. С приходом гезеллевских денег (что стало технически возможно в электронном исполнении) мир объективно стоит на грани революции, которая должна привести к смене типа цивилизации современного мира, поменяв «либерализм лихих 90-х» на коммунитаризм ХХI века – высокосоциализированное общество, где на первое место выходит (в полном соответствии с постулатами четвертой политической теории): 

- признание того, что развитие отдельного человека бессмысленно рассматривать в отрыве от развития социальной среды, выдвигая в качестве системообразующего понятия «сообщество»;
- признание возможности сосуществования разных цивилизаций и необходимости культурной диверсификации.

- отторжение либерального индивидуума и приверженность ценностям сообщества («коммуны»), как устойчивого объединения людей, связанных общими традициями, историей и моралью. 
 

______________________________________
[1] Нужно отметить, что одновременно начинает катастрофически нарастать объем правовой информации, для понимания которой появляется необходимость в ее трактователях, т.о. происходит рост числа юристов. Схема неимоверно усложняется

[2] Любопытно, что в современном обществе сверхпотребления, через кредитное стимулирование пытались социальную роль денег трансформировать в регулирующую, что стало причиной глобального кризиса, который еще только начинается

[3] Доходило до того, что в общей денежной базе РФ наличные деньги составляли до 85% и лишь 15% приходилось на безналичные. Это соответствовало 20-м годам прошлого века, в области денег Россия оказалась отброшенной на восемьдесят лет назад
[4] При этом слова Киссинджера вспомнились на днях вновь, когда можно было наблюдать самый откровенный саботаж со стороны финансового сектора правительства тех договоренностей, которые были достигнуты на более высоком уровне. Так Кудрин, вернувшись со встречи министров финансов G20, заявил, что «взаимные торги рубля в паре с юанем нецелесообразны» - как раз в тот момент, когда все мировые игроки всеми силами пытаются зайти на этот рынок, поскольку понятно, что юань будет ревальвироваться...


[5] Впрочем есть и другой сценарий поведения – Китай, который, ограничил возможность свободного движения капиталов у себя на рынке одновременно привязав юань по заниженному курсу к доллару США, обеспечив тем самым своей промышленности конкурентное преимущество. И какие бы кунщтюки не выкидывали Соединенные Штаты, они в этом случае начинают играть против себя

[6] СССР упрекали в том, что он «неэкономичен в сфере производства», ссылаясь на высокую экономичность Запада (который в сфере производства достаточно экономичен, но сверхрасточителен в сфере потребления). При этом в западной экономике (за счет третьих стран) происходит потеря ресурсов в сфере пустого и ненужного потребления много превышающая вложения в основные средства Советского Союза. Личное противопоставляется общественному, корысть и безудержное потребление становятся главными инструментами экономики

[7] По различным подсчетам, безинфляционный эмиссионный потенциал российской экономики триллионы рублей в год на ближайшие пять лет

[7] По различным подсчетам, безинфляционный эмиссионный потенциал российской экономики триллионы рублей в год на ближайшие пять лет
[8] Но это стало и причиной бесконечной «нормальной инфляции»

[9] Так в России вплоть до конца XIX века не было открыто собственных месторождений золота. В результате этого на протяжении нескольких веков Россия испытывала нехватку денег, и это замедляло ее экономическое развитие. Открытие в XIX века золотых месторождений Сибири резко ускорило и позволило создать золото-денежное обращение (реформа Витте), что вызвало небывалый подъем экономики. Но, к сожалению, это произошло слишком поздно, когда золотое денежное обращение уже близилось к своему закату, а основные денежные потоки контролировала узкая группа банкиров. Их непосредтвенные  действия и возникший разрыв в развитии, столкновение двух укладов – запаздывающего и стремительно ворвавшегося нового - нашли свой выход в революции

Комментарии

[QUOTE]При этом появление второй денежной компоненты (бумаги) сыграло и положительную роль, так как сразу увеличивало объем денег в несколько раз, что способствовало экономическому развитию Европы в XIX веке
[/QUOTE] Здесь нет ошибки? Деньги, это как самостоятельный участник производства? О чём тогда раньше думали, порубили бы золотые монеты на более мелкие, для увеличения количественного объёма. и было бы счастье...

Добавить комментарий