0 9990

Борьба с коррупцией или строительство Pax Americana? (Часть 1)

Борьба с коррупцией или строительство Pax Americana? (Часть 1)

В своих публикациях я уже неоднократно затрагивал такой важный аспект современной жизни США, как принятие целого ряда законов, имеющих экстерриториальный характер. Один из них – Закон о коррупции за рубежом


В.Ю. Катасонов, проф, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

В своих публикациях я уже неоднократно затрагивал такой важный аспект современной жизни США, как принятие целого ряда законов, имеющих экстерриториальный характер. Один из них – Закон о коррупции за рубежом.


Международный терроризм.JPGЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ АМЕРИКАНСКИХ ЗАКОНОВ

США активно раздувают кампании борьбы с такими угрозами, как организованная преступность, коррупция, уклонение от уплаты налогов, финансирование терроризма, наркобизнес, отмывание «грязных» денег и т.п. В этой связи принимаются новые законы, а также вносятся поправки в действующие акты. Эти законы направлены на предотвращение и ликвидацию соответствующих угроз безопасности США, устанавливают ответственность физических и юридических лиц, занимающихся тем или иным видом незаконной деятельности. При этом ответственность по этим законам может возникать не только у тех физических и юридических лиц, которые квалифицируются как «резиденты» США, но также у нерезидентов – компаний, банков, граждан других стран. 

У США больше, чем у какого-либо другого государства имеется возможностей для того, чтобы наказывать нерезидентов. Или держать их в узде. 

Во-первых, иностранные физические и юридические лица имеют в американских банках депозиты, исчисляющиеся триллионами долларов. Как в свое время заявил З. Бжезинский, только российская элита держит в американских банках примерно 500 млрд. долларов. 

Во-вторых, львиная доля всех международных расчетов осуществляется в американской валюте; транзакции проходят через корреспондентские счета, открытые банками разных стран мира в американских банках. 

В-третьих, многие зарубежные компании и банки зарегистрированы на нью-йоркской фондовой бирже (NYSE); их акции, облигации, а также американские долговые расписки (АДР) обращаются на американском рынке ценных бумаг. Нью-йоркская биржа - ведущая мировая торговая площадка. Накануне последнего финансового кризиса ее совокупная капитализация равнялась 21 трлн. долл. США; на бирже торговались ценные бумаги 447 иностранных компаний из 47 стран с общей рыночной капитализацией 7,5 трлн. долл. 

В-четвертых, многие иностранные компании и банки приобретают доли в капитале американских акционерных обществ, открывают представительства, филиалы, создают дочерние структуры. Иначе говоря, иностранный бизнес располагает весьма внушительными активами в американской экономике. Например, 20 % активов банковского сектора США принадлежит иностранным банкам. 

Таким образом, у американских властей есть возможность накладывать штрафы на неамериканских нарушителей законов, блокировать их международные долларовые расчеты, арестовывать различные активы, «замораживать» средства на банковских счетах и т.п. Уже не приходится говорить о таких возможностях американских властей, как давление на другие государства через Международный валютный фонд, Всемирный банк, Банк международных расчетов, другие международные финансовые и экономические организации, где США имеют «контрольный пакет». 

Юристы выделяют следующие области, в которых экстерриториальность законов США проявляется особенно ярко: борьба с коррупцией; борьба с терроризмом; борьба с незаконным отмыванием денежных средств; нарушение прав человека; защита конкуренции (борьба с монополизмом); защита прав интеллектуальной собственности; регулирование рынков ценных бумаг; борьбы с уклонением от уплаты налогов; предотвращение распространения ядерного оружия. Американские экстерриториальные законы позволяют фактически вмешиваться во внутреннюю экономическую и политическую жизнь других стран, постепенно ставить их под свой контроль. Используются такие законы и как оружие устрашения в отношении граждан, политиков, руководителей компаний и банков других стран. Одним из последних примеров подобного рода законов, нацеленных на устрашение российских политиков и чиновников, является принятый в прошлом году так называемый «Акт Магницкого». Этот закон объявляет соответствующих лиц Российской Федерации «персонами нон грата» в США, а также предусматривает наложение ареста на их банковские счета и имущество за рубежом. 

Ярко выраженный экстерриториальный характер имеют принятые в разные годы в США законы о санкциях против ряда иностранных государств - Кубы, КНДР, Ирана и т.д. Всего на сегодняшний день США объявили о санкциях против 14 государств. Эти законы предусматривают, в свою очередь, санкции против тех иностранных государств, компаний, банков, частных лиц, которые замечены в нарушении американских законов о санкциях. Кстати, законы США о санкциях против отдельных государств были, пожалуй, единственной категорией законов, которые уже несколько десятилетий назад имели экстерриториальный характер. 

Достаточно вспомнить, что в 70-е годы прошлого века США пытались сорвать сделку «газ - трубы» («сделка века») между Советским Союзом и западноевропейскими компаниями. Тогда были заключены контракты на поставку в СССР труб, компрессоров, специальной трубопроводной арматуры. Вашингтон использовал различные рычаги влияния на европейских поставщиков, однако, в конечном счете, при определенных издержках и задержках для участников «сделки века» проект был реализован. Сегодня США так увлеклись санкциями против неугодных им государств и компаний, сотрудничающих с государствами изгоями, что соответствующие экстерриториальные законы принимаются не только на федеральном уровне, но также на уровне отдельных штатов. В законах штатов содержатся запреты на закупки товаров и услуг у зарубежных компаний, замеченных в сотрудничестве с государствами, занесенными в «черные списки» американского правительства. 

Резкое усиление экстерриториального характера американских законов произошло после событий 11 сентября 2001 года. Тогда в США был принят закон, который обычно называют «Patriot Act» и который под предлогом борьбы с международным терроризмом дал американским государственным ведомствам, спецслужбам и судам большие полномочия вмешиваться в дела других государств. Некоторые американские законы были приняты достаточно давно, при этом лишь потенциально имели экстерриториальный характер. Их экстерриториальный потенциал до поры до времени не был задействован.


FCPA.jpgЗАКОН США О КОРРУПЦИИ ЗА РУБЕЖОМ

Таким законом, в частности, является Закон США о коррупции за рубежом (Foreign Corrupt Practices Act - FCPA), который вступил в силу в 1977 году. Он считается первым в мире законом о запрете подкупа иностранных должностных лиц, но до середины прошлого десятилетия применялся достаточно редко. Толчком к принятию данного закона послужил скандал, который разразился в 1977 году. В его эпицентре оказалась американская авиастроительная компания «Локхид» и правительство Японии. Выяснилось, что компания «Локхид» для получения заказов в «стране восходящего солнца» систематически практиковала раздачу взяток высокопоставленным японским чиновникам. Кончилась эта история тем, что правительство Японии ушло в отставку, а американский конгресс в срочном порядке подготовил и принял Закон о коррупции за рубежом. В то время острие закона было направлено на американские компании, предусматривались достаточно жесткие наказания тех физических и юридических лиц США, которые будут замечены в подкупе иностранных чиновников. 

Закон имел неоднозначные последствия для США. С одной стороны, он поднял репутацию Америки, которая объявила бескомпромиссную борьбу с коррупцией как внутри страны, так и за ее пределами. С другой стороны, этот закон поставил американский бизнес в неблагоприятное положение по сравнению с иностранными компаниями, которые практиковали взятки для получения выгодных контрактов. Законы других стран могли преследовать коррупционеров лишь при использовании взяток внутри своих стран, но не за их пределами. Более того, законы некоторых европейских стран даже поощряли такую практику. Например, законодательство ФРГ разрешало включать в издержки производства расходы на взятки за рубежом, они относились к категории «накладных расходов», квалифицировались как расходы, способствующие продвижению немецких товаров на мировых рынках. Попытки правящих кругов США заставить принять другие страны законы, аналогичные FCPA, успехами не увенчивались. В октябре 1995 г. Министерство торговли США при содействии ЦРУ и других спецслужб подготовило закрытый доклад для Конгресса и краткий открытый вариант для общественности об использовании взяток иностранными конкурентами американского бизнеса. По оценкам авторов доклада, за период с января 1994 г. по сентябрь 1995 г. американские фирмы потеряли за рубежом контрактов на сумму около 45 млрд. долл. из-за недобросовестной конкуренции иностранных компаний, применявших незаконное «стимулирование» иностранных чиновников, ответственных за принятие решений. 

Лишь через двадцать лет после принятия FCPA Вашингтону удалось добиться «прорыва» в деле приобщения других стран к борьбе с зарубежной коррупцией. В декабре 1997 г. в рамках ОЭСР была принята Конвенция по борьбе с подкупом иностранных государственных чиновников при совершении международных сделок (Convention on Combating Bribery of Foreign Public Officials in International Business Transactions). Конвенция обязывает подписавшие страны принять внутренние законы, предусматривающие уголовную ответственность за подкуп иностранных чиновников. Конвенция ОЭСР была ратифицирована Соединенными Штатами в середине 1998 года, а с февраля 1999 года она вступила в силу. В январе 1999 года Совет Европы принял Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию. В ноябре 1999 года Совет Европы принимает ещё один документ - Конвенцию о гражданско-правовой ответственности за коррупцию. Наконец, 31 октября 2003 года была принята Конвенция ООН против коррупции. На сегодня её подписали 140 стран. Великобритания, США и Россия конвенцию подписали и ратифицировали.

Конвенция ООН является наиболее полным и всеохватывающим международным документом в сфере борьбы с коррупцией, в том числе подкупом иностранных чиновников. Страны, подписавшие и ратифицировавшие данную конвенцию, обязаны предусмотреть в своем внутреннем законодательстве уголовную ответственность за все преступления, признанные таковыми в соответствии с настоящей конвенцией. Конвенция создала определенные предпосылки для применения национального антикоррупционного законодательства одной страны на территории других стран. 

Проблема коррупции всегда была острой для любого государства. Но сегодня усиливается ее внешнеэкономический аспект. Обостряется международная конкуренция за рынки сбыта высокотехнологичной продукции и услуг, получение концессий и лицензий на разработку природных ресурсов, приобретение активов в рамках программ приватизации и т.д. По весьма консервативным оценкам экспертов ОЭСР, ежегодно в мире в форме взяток выплачивается около 100 млрд. долл., в том числе 30 % этой суммы идет на продвижение компаниями своих коммерческих проектов за рубежом. Многие европейские страны приняли после присоединения к выше перечисленным конвенциям свои законы о борьбе с коррупцией (или внесли поправки и дополнения в ранее действовавшие). Они не имеют столь ярко выраженного экстерриториального характера как американский закон FCPA. Пожалуй, за исключением закона о взяточничестве Великобритании. The UK Bribery Act (UKBA) принят британским парламентом в апреле 2010 г. и вступил в силу 1 июля 2011 г. Безусловно, Конвенция ООН позволила Вашингтону задействовать на полную мощность свой закон FCPA, в том числе раскрыть его экстерриториальный потенциал. Закон FCPA заработал активно лишь через три десятилетия после его принятия.

продолжение следует...

Добавить комментарий