0 55043

Мистерия запретных истин

Мистерия запретных истин

В знаменитом романе Александра Владимирова "Мистерия запретных истин" ("Лучшая книга 2012" по версии МГО СП РФ) утверждается мысль, что русские являются потомками исчезнувших древних арктов. Это и детектив, и мистика, и серьезное социальное исследование.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА I. Потерявший себя

«…- ОНИ обязательно придут за тобой!

- Кто ОНИ?

- Твои враги.

- Что им дано?!..»

Ответа как всегда нет!.. Так с кем же он говорил?

Потом ему показалось, что враги рядом, преследуют его. Кто они, и чем он перед ними провинился?

…Вячеслав вздрогнул, будто кто-то коснулся его плеча… Ведь здесь не было ни души. На всякий случай он взглянул в большое зеркало напротив. В нем отражались его взволнованное лицо и… пустая комната.

Никто в туалет вслед за ним не входил. Он бы наверняка услышал звук хлопнувшей двери и чьи-то шаги. Не возник же некто из воздуха.

Тишину нарушала лишь журчащая в соседних кабинках вода. Тревога в глазах Вячеслава сменилась закономерным вопросом:

«А чего ты боишься?»

Но чего-то он боялся! Знать бы чего? Что-то страшное и таинственное хранится в анналах его прошлой жизни. Да только это «что-то» тщательно спрятано! Память возвращала его в последние полтора года, и не дальше!

«Почему? В сотый раз почему?!»

Любая мельчайшая деталь этих полутора лет навечно оседала в мозгу, но что было раньше?..

Он отчаянно силился вспомнить, силился ночами, утром, днем. Увы, не воскресало и крохи старой жизни. Существовала одна только новая. И началась она ПОЛТОРА ГОДА НАЗАД…

Тогда бушевал февраль. Застывший в цепких объятиях льда город мучился, стонал; город отвык от суровых зим, люди изнежились и теперь готовы были проклясть судьбу. Им казалось, будто природа ведет их на вечный эшафот, где палач по имени Холод поднимает секиру! И никогда больше не будет зеленой травы и распускающихся пахучих почек. Вячеслав слышал это едва ли не в каждой брошенной рядом реплике. Но тогда он лишь бесстрастно отмечал мелькавшие рядом картины: «Забитые снегом улицы и куда-то спешащие, очень недовольные морозом люди…»

Оставалось выяснить, как он оказался в этом ледяном, гудящем вертепе? Спросить? У кого?.. И продолжаться так вечно не может, когда-то же его бесконечное брожение по городу должно завершиться. Есть и у него какая-то цель.

К вечеру мороз совсем разъярился, с особой злобой впивался в лицо, руки… Вячеслав чувствовал себя как в шапке-обманке, у него заледенели уши. Чтобы спастись от холода, зашел в ближайшее кафе. Нащупал в кармане мелочь, пересчитал. Хватит, чтобы оплатить обед.

Откуда он знает, что хватит?.. Он здесь бывал?

Может быть…

Когда? При каких обстоятельствах?

Один туман в голове! Наверное, стоит обратиться в полицию? Сказать… Что сказать? Что потерял свое прошлое? Потерявший прошлое никому не нужен, как и тот, кто без будущего. Его отправят в сумасшедший дом или еще хуже… А что может быть хуже?

Почему его должны куда-то отправить?..

Разве сложно обвинить в преступлении, которого он не совершал? А он не сможет оправдаться.

В кармане куртки нащупал какой-то документ. Паспорт? Его?..

Предположим. И что там?..

В документе значилось: Вячеслав Андреевич Денисов. Это точно он?

На фотографии человек с густыми кудрявыми волосами, округлым лицом, самоуверенным, чуть насмешливым взглядом.

Сейчас он видел себя иным: самоуверенности явно поубавилось, в глазах – растерянность и непонимание.

Что с ним случилось? Кто ему объяснит? Почему он не хочет обращаться ни к врачам, ни в полицию?

В голове Вячеслава командно тикали часы: «Не смей никуда обращаться!»

Тогда что ему делать?

Сесть и подкрепиться!

Официантка принесла меню и смотрела на Вячеслава как-то… по особенному. «Она меня узнала? Поговорить с ней!»

Девушка терпеливо ждала, когда он сделает заказ, Вячеслав специально тянул время, осторожно наблюдая за официанткой. Странный взгляд! В нем не любопытство, а что-то похожее на упрек? «Видимо, я не ошибся, мы РАНЬШЕ ВСТРЕЧАЛИСЬ».

Вячеслав заказал что-то простенькое, затем, как бы между прочим, спросил:

- Мы знакомы?

- Не думаю, - ответила официантка и, дернув плечами, отошла.

Теперь она вела себя по-другому: подавала заказ механически, точно робот, на Вячеслава и глаз не поднимала. Новая попытка заговорить с ней провалилась, девушка буркнула в ответ что-то невразумительное. И тон был резкий, отталкивающий. Возникла новая проблема: «Я чем-то обидел ее?.. Как будто вопросом о возможном знакомстве? Если мы с ней старые друзья, то обида понятна…»

Он расплатился по счету и вышел на улицу, которая ассоциировалась у него с огромным холодильником. Куда теперь?..

Нет, так нельзя! Надо все-таки поговорить с официанткой. Любая ниточка к прошлому бесценна! Пусть девушка настроена враждебно, надо постараться расположить ее к себе.

Только позже, когда она закончит работу.

Он стоял возле кафе, чувствуя, как дверца проклятого холодильника захлопнулась на секретные запоры. Ноги сводило, он с трудом приподнимал их, чтобы отбить легкую дробь. Голова кружилась, в висках ломило. Стеганая куртка была наподобие бумажной. И чем дальше, тем все яростнее накалялось окружающее Вячеслава ледяное безумие. Казалось, ни одна живая душа не может выжить здесь!

Как он выдержал пытку, как дождался ее появления? Но, подойдя к девушке, вдруг замолчал. Он приказывал себе: «Не будь истуканом!» Да язык не ворочался… То ли всему виной помутивший разум холод, то ли он просто не знал, с чего начать разговор?

- Так и будем околевать? – поинтересовалась девушка.

Единственное, что смог сделать Вячеслав – покачать одеревеневшей шеей. Официантка окончательно взяла инициативу в свои руки:

- Куда пойдем?

В самом деле - куда? На ночное увеселительное заведение денег нет.

- Может, к тебе, дорогой?

Хорошо бы! Только где его дом?

Очевидно, что-то в лице Вячеслава ее тронуло, и девушка усмехнулась:

- Тогда приглашаю я.

Вячеслав согласился. Возможно, это шанс хоть что-то узнать о себе. И спрятаться от жестокого холода.

Квартирка у нее маленькая, обстановка – скромная. Вячеслав внимательно осматривал каждый угол… Пока ничто не откликнулось в мозгу.

- Чего слоняешься, как неприкаянный? – спросила хозяйка, и тут же добавила. - Вспоминаешь?

Почему задала этот вопрос? Или она в курсе того, что Вячеслав потерял память?

Надо что-то ответить.

Вячеслав присел на диван и попросил:

- Можно чаю? Пожалуйста… А то никак не согреюсь.

- Вижу. Совсем заледенел, бедняга!

Она пошла на кухню, и на ходу произнесла:

- Как в прошлый раз! Ты тогда тоже попросил чаю.

Слышно, как запыхтел чайник. Вячеслав поймал себя на мысли, что ни разу не назвал ее по имени. Спросить? Еще обидится.

Хозяйка вернулась с подносом, на котором – две дымящиеся кружки и вазочка с вареньем. Присев напротив гостя, произнесла с небольшим лукавством:

- Сколько мы не виделись?

Вячеслав развел руками, он сам жадно ждал любой информации.

- Где пропадал?

- Так получилось…

- Ничего себе! Говоришь одно, потом исчезаешь.

- Извини…

- А я, как видишь, поменяла профессию. Хозяин платит сносно, да и чаевые случаются. Глядишь, сделаю карьеру в сфере общепита. Шучу, шучу. Редактора сегодня никому не нужны, вот и приходится таскать подносы… Почему не ешь? Я не ошиблась? Твое любимое – малиновое…

Вячеслав благодарно кивнул. Несколько глотков горячего чая – и озноб отступил. А от первых двух ложек варенья ощутил настоящее блаженство.

- И комплимента не сделал! – обиделась хозяйка.

- Ты выглядишь… очень хорошо.

- Медведь! Ты должен был сказать: «Тиана – ты самое очаровательное существо на свете!»…

(«Ее зовут Тиана!»)

- За время отсутствия я мечтал только о тебе. Повтори!

- За время отсутствия я мечтал только о тебе.

- Не верю.

- Я такой бессовестный лгун?

- Говоришь это будто из-под палки.

- Вот тебе и на!

- Это заметно, - настаивала Тиана. – Кстати, с Милой Нович потом встречался?

(«Теперь появилась Мила Нович!»)

Задавая вопрос, Тиана будто переменилась. Язвительность уступила место… робости и беззащитности. Невысокая, худенькая, с удивительно милым, кукольным личиком, она, несмотря на уколы, показалась добрым ангелом! И Вячеслав решился было открыть свою тайну...

Но внутренний голос приказывал: «Не смей! Ты погубишь себя!»

Вячеслав вновь сделал глоток, настолько большой, что обжог гортань. Тиана посмотрела на гостя долгим и внимательным взглядом…

- Ты изменился. Иногда мне кажется, что это вовсе и не ты.

- А кто?!

- Не знаю. Под знакомой оболочкой - совсем другой человек.

- Вот как?..

И опять: «Не смей! Ты погубишь себя!»

- «Да пошел ты!» – мысленно ответил Вячеслав неизвестному тирану. И спросил: – Что во мне изменилось?

- Тебе лучше знать.

- Видишь ли… Я потерял память!

- Не только память, но и совесть.

«Она мне не верит!»

С трудом сдерживая эмоции, Вячеслав проговорил:

- Я серьезно! Мое прошлое ограничивается сегодняшним днем. Я помню только самые последние эпизоды жизни… Улицу, случайное кафе, где и встретил тебя. Из разговора понял – мы знакомы.

- Еще бы!

- Где познакомились? При каких обстоятельствах?.. Только туман в голове!

Тиана глядела на него широко открытыми глазами, словно пыталась разгадать в нем что-то… Он серьезно? Конечно, шутит!..

Не похоже!

- Послушай, - Вячеслав вплотную подошел к Тиане, пристально посмотрел ей в глаза. Девушке стало жутко, что если он не в себе?

- … Пожалуйста, - в голосе Вячеслава слышалась мольба. – Расскажи обо мне?

- О тебе?.. – еле выдавила ошарашенная Тиана.

- Да. Все!.. Кто я? Есть ли родные? Чем занимаюсь? Любая мелочь из моей жизни.

- Я не знаю!

- Не знаешь?!

- Мы почти не знакомы?

- ?!!

- Как в старом анекдоте: то, что мы с вами переспали, еще не повод для основательного знакомства, - грустно отшутилась хозяйка.

- Мы переспали?.. Извини, мне надо знать.

- Так ты ничегошеньки не?.. Допустим. Фамилия «Артемьев» ничего не говорит?

- Артемьев?..

- Гриша Артемьев?

Вячеслав наморщил лоб, однако его отчаянные попытки натыкались на непроходимую стену.

- Ты был у него на вечеринке.

- И?..

- И мы познакомились.

- Давай по порядку. Кто такой Гриша Артемьев?

- Обычный парень. У него какой-то небольшой бизнес. Он представил тебя, как своего хорошего знакомого. Ты - то ли историк, то ли археолог. По-моему, последнее.

- Археолог?

- Ты мне рассказывал, что вел раскопки на Севере.

- А где конкретно?

- В Мурманске, Архангельске или Вологде? Что-то связанное с древней русской цивилизацией.

Вячеслав тер виски, надеясь, что первая подсказка чуть приоткроет завесу тайны. Итак, по утверждению Тианы, он археолог…

- Еще говорил, будто пишешь научный труд.

- Научный труд?

- Комментарии к Книге Велеса.

«Что за Книга Велеса? Полное затмение!»

- Хвастал, что твоя информация перевернет мир.

Взгляд Вячеслава требовал: «А дальше, дальше!»

- Потом мы перешли к более приятным делам – к танцам. К тебе отчаянно клеилась Мила Нович. Однако человек, собирающийся перевернуть мир, предпочел меня.

- Теперь - про Милу Нович.

- Заинтересовался, бедняжка!

Тиана превращалась в прежнюю «язву». Очевидно, решила, что «потерянная память» Вячеслава – уловка для достижения основной цели - отыскать пропавшую Милу.

- Жаль, что не веришь мне, - вздохнул Вячеслав.

Вихрь недоверия уже кружился по комнате. Как развеять его?

- Тебе пора, - сказала Тиана.

- Хорошо. Только куда?

Он направился к выходу и у самой двери окончательно взорвался:

- Почему не веришь мне?!! Хрен с ней, с Милой Нович! Расскажи еще про ту вечеринку! Люди?! Их имена?! Неужели не видишь, я - как слепой котенок!

Он накинул куртку, рука коснулась дверной ручки. Он уже ощущал, как холод будет методично убивать его …

И тут Тиана крикнула:

- Подожди!.. Пойми, все кажется таким… нереальным. Сядь на диван! Я постараюсь припомнить детали вечеринки. Я ведь там практически никого не знала. Так, пара случайных приятелей…

- А кто пригасил меня?

- По-моему, сам хозяин.

- С ним можно связаться?

- Если бы был его телефон.

- Как же разыскать этого Артемьева?

- А к врачам не обращался? – вдруг спросила Тиана.

- Нет! Не спрашивай, почему! Что было дальше на том вечере?

- Мы танцевали. Ты сказал, что прочитал в журнале подборку моих новых стихов.

- Выходит, я познакомился с поэтессой? Продолжай!

- Мы нашли общие точки соприкосновения. И тут между нами встряла Мила Нович. Болтливая девица. Уж и покрутилась она возле тебя.

- А с кем еще я общался?

Тиана задумалась:

- Если только с Артемьевым. Вы о чем-то долго беседовали. Это было в самом начале вечера, до знакомства со мной. Вы удалились в угол комнаты, спорили. Я заметила, поскольку сразу обратила на тебя внимание. Ну, а потом вы с ним практически не общались. Он к тебе даже не подходил.

- И чем закончился вечер?

- Поехали ко мне.

- Почему именно к тебе?

- Не знаю. Я предложила, ты не отказался.

Загоревшийся было в глазах Тианы огонек романтизма, сменили горечь и обида.

- Обещал позвонить и… пропал.

- А когда состоялась та наша встреча?

- Четыре месяца назад.

- Я ничего не сказал перед расставанием?

- Сказал! Мы обязательно встретимся. Тебе надо съездить в командировку… А когда вернешься, сразу позвонишь. Не позвонил!

«Интересно, что за командировка?»

В черном окне застыла жуткая гримаса ледяной ночи. Хотелось выть и от нее, и от всего происходящего. Почему он начисто забыл свое прошлое?..

Теперь он беззащитен перед любой ложью. Насколько искренняя с ним та же Тиана?

Или все-таки обратиться в ближайшую больницу? Пусть медики вернут то, что принадлежит ему по праву! Он готов был презреть любые сомнения и страхи! СРОЧНО В БОЛЬНИЦУ!

Но опять в голове полыхнул грозный окрик, предупреждавший Вячеслава остановиться. Выходит, было ЧТО-ТО, чего он должен опасаться.

А если он и впрямь совершил преступление?

Оставался Гриша Артемьев. Человек, который пригласил Вячеслава на вечеринку, и о чем-то долго с ним споривший.

Вячеслав попросил Тиану найти координаты Артемьева. Она перевернула телефонную и записную книжки, наконец, связавших с кем-то из друзей, радостно воскликнула:

- Вот его номер. Вот – мобильный, вот – обычный.

Вячеслав шел к телефону, чувствуя сильное сердцебиение. Появляется шанс заглянуть в свою утерянную жизнь. Даже руки затряслись.

По мобильному царило молчание, по городскому ответил женский голос:

- Алло?

- Артемьева Гришу… - Как трудно произносить каждое слово!

- Его нет, - в голосе женщины слышалась обреченность.

- А когда будет?..

- Он погиб!

Она что-то еще добавила, только Вячеслав словно оглох. Он беззвучно и монотонно повторял про себя:

- Погиб… погиб…

И тонко зазвенел оборванный проводок к прошлому.

- Что там? – спросила Тиана.

Вячеслав обхватил голову:

- Он мертв.

- Как мертв?!

- Мне только что сообщили…

- И что собираешься делать?

- Не представляю!

- А как насчет больницы?

- Нет. Не могу объяснять почему, но НЕЛЬЗЯ МНЕ В БОЛЬНИЦУ.

Вячеслав снова присел на диван. Вопрос, что делать дальше, стал синонимом выживания.

- Оставайся пока у меня, - предложила Тиана.

- Спасибо. Но это не выход. У меня не только нет прошлого, настоящего - тоже. Пустые карманы.

- Есть идея, - после некоторой паузы промолвила Тиана. – Кажется, ты неплохо рисуешь.

Заметив недоумение на лице Вячеслава, добавила:

- На том вечере ты говорил, что в тебе погиб художник. Через неделю я должна перейти на работу в издательство. Вроде бы им нужен был и оформитель…

- Это меня спасет?

- Появятся деньги. А там, глядишь, и память вернется.

«Она права, - после некоторого размышления решил Вячеслав, - поработаю, может, все и вспомню».

Дело за малым: проверить свои художественные способности.

- Принеси лист бумаги и карандаш, – попросил он Тиану.

Он склонился над большим белым листом, раздумывая над сюжетом будущего рисунка. Вдруг… в мозгу что-то зашевелилось, возникший сигнал отдавал приказание руке. Рука водила карандашом, создавая силуэт девушки.

Не совсем девушки; это было существо с развевающимися волосами, оголенной грудью и хвостом вместо ног. Тиана рассмеялась:

- Обожаешь русалок?

Она глядела на рисунок и поражалась:

- Она точно живая! У тебя определенно талант.

Вячеслав продолжил работу: появилось озеро, заросшие камышом берега. Тиана качала головой: камыши колыхались под порывами ветра. По воде побежала мелкая рябь. Теплый летний день зазывал к себе. А тут еще русалка хитро подмигнула…

- Ее бы раскрасить, - пробормотал Вячеслав.

- Поразительно! Ну и талантище! Ты рисовал из головы? Случаем, не твоя знакомая?

- Кажется, я встречал ее. Память, память!

То не была шуткой. Впервые прозвучали еле слышные позывные прошлого: «Я ВСТРЕЧАЛ ЕЕ!»

Через неделю Тиана и Вячеслав работали в издательстве «Информпресс», она – редактором, а он создавал обложки книг. Жили они вместе, и постепенно Вячеслав перестал сокрушаться о непреодолимой стене между старой и новой жизнью. Может, когда-нибудь прошлое возвратится?

А нужно ли ему это? Вдруг он вспомнит то, о чем лучше не знать?

Его прошлым и настоящим стала Тиана. Любовь к ней разгоралась все сильнее с каждым днем, домашние хлопоты представлялись Вячеславу истинным счастьем, красота лица и тела возлюбленной – главной земной красотой.

Так незаметно пролетели полтора года, никто в издательстве не подозревал о проблемах Вячеслава, он не говорил ни о детстве, ни о юности, лишь иногда (чтобы не было кривотолков) придумывал какие-то несуществующие истории прежней жизни. Со стороны также никто не беспокоил и не интересовался им.

До поры, до времени…


Миролюбов, Изенбек.JPGГЛАВА II. Потерявший себя (продолжение)

…Вячеслав проснулся от легкого шороха. По комнате скользили тени, но в ночи не разглядеть ни фигур, ни, тем более, лиц. Вячеслав щелкнул выключателем, свет не загорелся. Перегорела лампочка?

Тени приближались. Вячеслав толкнул лежащую рядом Тиану, но та не отреагировала. «Вставай же, вставай! Здесь кто-то есть!» - крикнул он. Тиана лишь бездумно улыбнулась. Не действовали ни новые толчки, ни тумаки, она все равно СПАЛА.

Неизвестные приближались. Вячеслав вскочил, бросился навстречу, однако они растворились, точно призраки. Теперь неведомые посетители образовали круг, каждый участник которого при приближении Вячеслава сразу же исчезал.

Тени не собирались останавливаться на «невинной игре», кольцо вокруг Вячеслава все более сужалось, лица пришельцев по-прежнему не различимы, лишь тускло мерцали белые огоньки глаз.

- Тиа… - и на сей раз голос Вячеслава был прерван бурным смехом возлюбленной. Она будто вступила с тенями в прочный преступный союз. Внезапно когтистая лапа сдавила Вячеславу горло. Он попытался сорвать ее, но на помощь душителю пришли остальные; Вячеслава скрутили, не оставляя шансов к сопротивлению!

Он начал уже терять сознание; и тут хватка немного ослабла. Едкий шепот произнес:

- Отдай то, что принадлежит нам. Отдай или горько пожалеешь…

Вячеслав не понимал, что им нужно? Может, он у кого-то что-то и брал в той прежней жизни. Что именно?

- У тебя мало времени, когда на третью ночь мы придем… Лучше не упорствуй! - шепот перерастал в оглушительную угрозу. – Ты можешь убедиться, что для нас не существует ни иных пространств, ни заградительных стен.

- Кто вы такие?

Сдавившая горло тень бесстрастно предупредила:

- И на луне не спрячешься!

Что-то вспыхнуло перед глазами Вячеслава. Мир страшной ночи исчез, чтобы возродиться в новом качестве.

…Его трясли, и – сладкий голос Тианы:

- Дорогой, пора! Сегодня планерка.

Вячеслав тупо уставился в потолок, потом медленно оглядел комнату:

- Где они?

- О ком ты говоришь? – проворковала Тиана.

- Люди, похожие… на тени.

- Кто?!

У Тианы округлились глаза, впрочем, она решила, что возлюбленный не отошел ото сна. С язычка готово было сорваться ироничное слово, однако бледное лицо и наполненные страхом глаза Вячеслава остановили ее.

А он схватил Тиану, крепко сжал и долго-долго не отпускал. Самая страшная беда - разлука с этим нежным дорогим созданием. Тиана все больше увлекала его в лоно любви, растворяла в прихотях и капризах.

Когда это началось? Трудно сказать. За время совместной жизни мужчина либо охладевает к женщине, доходит до того, что она становится обузой, либо превращает ее в кумира. С Вячеславом происходило второе. Внешне он сопротивлялся, старался скрыть бурные приливы нежности и внезапные вспышки ревности, рисовался как невозмутимый человек, хозяин положения, для которого превыше всего дела и личная независимость. Иногда, переигрывая, боялся, что Тиана примет игру всерьез, обидится, оставит его. Но она смирялась, или же… поняла его? Женщину перехитрить сложно!

- Пожалуйста, подробнее, - приказала возлюбленная.

Вместо ответа Вячеслав подошел к зеркалу, внимательно оглядел и ощупал шею. Тиана не выдержала:

- Что случилось?

- Моя шея. На ней нет синяков.

- Почему они должны быть?

- Болит…

- Неудачно повернул.

- В самом деле.

Он вторично чуть не задушил ее в объятиях, и вновь не сдержало знаменитое изречение Пушкина: «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей…». Бороться с чувствами невозможно, но хотя бы сыграть в независимость! Показать, что нет никакого рабского поклонения идолу любви.

- Славик!..

- Ну?

- Пойдем завтракать?

За завтраком Вячеслав не выдержал, рассказал о том, что испытал ночью. Кому, как не ей, знать о нем все! Обычно словоохотливая Тиана на сей раз слушала молча, потом недовольно фыркнула:

- Плохой сюжет! Самое неудачное в нем – моя роль. Несчастного Славика истязали, а верная подруженька хохотала.

- Что приснилось, то приснилось. Сны не выбираем.

- Надо узнать у подруги Светки, как все толковать. Она в этом большая дока.

- Знаешь, - задумчиво произнес Вячеслав, - мне все время кажется, что я не спал.

- Неужели неосознанное желание окунуться в экстремал?

- Не смейся!

- Разве я смеюсь? Уже отсмеялась ночью.

Больше к этой теме не возвращались. Закончив завтрак, сели в маленький «пежо» и направились в издательство. На пороге офиса их встретила ведущий редактор Юлиана Воробушкина, маленькая, сверхактивная женщина. Она тут же обрушила на них целый вал новостей:

- Один богатый человек предлагает нам выгодный заказ на издание целой серии. Каково?! Планерка откладывается, главный уехал туда…

Не уточняя, куда именно, Воробушкина подняла вверх указательный палец. Тиана задалась закономерным вопросом: «Неужели на небо?», а Вячеслав с иронией подумал: «Хорошо, что палец указательный, а не средний».

- …Серия посвящена неизвестной истории древней Руси, точнее – Книге Велеса. Обязательное условие: иллюстрировать фолианты должен только Денисов. Да, да. Ты и только ты!

И в унисон ее словам по радио зазвучал старый шлягер Агузаровой: «Ты, ты и только ты, и новая музыка, новая музыка, новая…». Юлиана начала пританцовывать и подпевать. Ее было не остановить и дальше, когда эту песню сменила другая. В плен танца попала Тиана, которой сложно было не подчиниться требованию начальницы, пришлось вместе с ней выделывать кренделя. Вячеслав вовремя улизнул к себе в кабинет.

…Ему вспомнилась история полуторагодовалой давности, когда Тиана подобрала его, потерявшего память. Она рассказала про вечер их знакомства… Там тоже фигурировала Книга Велеса.

Совпадение?

Экран компьютера побежал по его редакционным работам. Ничего удивительного, что обратились именно к Вячеславу. Славянская мифология – его конек. Вот, например, русалка, - набросок рисунка, который он сделал тогда на белом листке… Теперь его героиня сияла в цвете: чешуя хвоста и распущенные волосы переливались густой зеленью, темные глаза утягивали в неизбежность, губки посылали воздушный поцелуй: «Привет, дружок. Приди же ко мне!». В водах озера отражались хрустальные башенки подводного дворца, таинственного обиталища зеленоволосой девы и ее подруг. И вновь Вячеслав подумал, что нечто подобное он уже видел.

А вот другая его картина: глухой мрачный лес, поваленное дерево, и на нем восседал человек. Только слишком он странен! Голова острая, бровей и ресниц нет, а глаза поблескивают смарагдовыми (смарагд – старое название изумруда. – прим. авт.) огоньками, готовыми больно ужалить Вячеслава. «И этого своего лешего я когда-то встречал!»

За лешим шли банник, кикимора, домовой, затем календарные славянские божества – карачун (повелевающий холодами злой дух подземелья – прим. авт.), мара (существо, олицетворяющее смерть. – прим. авт.), купала (а вот это божество славяне наоборот связывали с жарким летом, благоухающими цветами и обильным урожаем. – прим. авт.). Взгляд мастера быстро пробегал по своим старым творениям, лишь однажды задержавшись на белокурой и синеокой красавице Ладе (покровительница браков. – прим. авт.), в которой соединились любовь и красота нарождающейся жизни. И снова Вячеславу показалось, что он знал ее не как божество, а как конкретную девушку.

«Почему я так явственно вижу эти удивительные образы? Они встречались в моем прошлом?..»

Он снова возвращался к Книге Велеса. «По утверждению Тианы тогда, на вечеринке, я говорил о ней. Будто у меня есть информация, которая перевернет мир. И связана она с КНИГОЙ ВЕЛЕСА…»

В который раз Вячеслав открыл в Интернете материалы, посвященные тому, как отыскали это удивительное древнее творение.

Впервые Книга была опубликована в пятидесятые годы прошлого века русским эмигрантом Ю. П. Миролюбовым в Сан-Франциско в журнале «Жар-птица». Согласно утверждению Миролюбова, все материалы он точно скопировал с деревянных дощечек (дощек), созданных еще в девятом веке. В преданиях, молитвах, легендах, рассказах описывается славянская история со второго тысячелетия до н. э. до девятого века от Рождества Христова. Начинается рассказ со знаменитого исхода древних руссов из Семиречья под предводительством Ария и его сыновей. Далее описывается борьба двух славянских ветвей – славяно-венедской и арийской за свою независимость против киммерийцев, греков, римлян, гуков, гуннов, авар, хазар. Завершает книгу история крещения киевлян Эриком-Рюриком и Аскольдом. Потом в повествовании следует обрыв, и, наконец, последняя фраза: «И крещена Русь сегодня…»

Миролюбов также описывает историю находки самой Книги. В 1919 г. полковник Марковского артдивизиона Добровольческой армии Али (Федор Артурович) Изенбек при отступлении из Москвы нашел в Великом Бурлуке под Харьковом в имении князей Задонских на полу разграбленной библиотеки деревянные дощечки, изрезанные непонятными письменами, и забрал их. Надо сказать, что все дощечки были приблизительно одного размера: 38х22, толщиной в полсантиметра, с отверстиями для укрепления ремнем. Текст то ли был нацарапан шилом, то ли выжжен, а затем покрыт лаком или маслом. В 1925 году Изенбек поселился в Брюсселе, где познакомился с известным литератором Миролюбовым, и рассказал тому о своей находке. Правда, из своего дома выносить дощечки Изенбек не разрешал, и Миролюбову пришлось работать у него. Он реставрировал дощки, переписывал, фотографировал. Так ему удалось переписать большую часть (до 90 процентов всего материала), сохранить абсолютное изображение одной из дощечек и чуть менее четкое - еще шести. В 1941 году Изенбек умер, и таблички исчезли. По одной из версий они были украдены во время нацистской оккупации Бельгии неким М. Шефтелем, возглавлявшим в брюссельском университете отдел Аненербе, а после войны он же продал их американским мормонам.

Авторы основных материалов, касающиеся подлинности Книги Велеса, были откровенными скептиками: фальшивка! Сохранившего для России и мира эти дощечки коллекционера А. И. Сулакадзева, друга знаменитого поэта Державина, объявляли фальсификатором. Но выдвигались и противоположные аргументы: да, описана подлинная история славянства, а поставивший последнюю точку волхв Ягайло Ган – один из величайших руссов древности.

Вячеслав чувствовал, как закипает в нем интерес, хотя не мог понять, почему? Дощечки, где спрятано прошлое! Прошлое, которое пытаются воскресить. И он – один из тех, кто принимает в этом посильное участие.

Но как воскресить чужое прошлое, когда потерял свое, можно сказать, себя?

Он представил поместье Задонских и Изенбека, нашедшего там удивительные дощечки. И тут, будто помимо воли, Вячеслав начал создавать на экране картину. Кто-то диктовал ему, а он приводил замысел в исполнение.


рыженко павел.jpg…Повсюду в доме были видны последствия жуткого погрома; словно сюда ворвались самые дикие вандалы на свете и устроили шабаш в честь своего господина - хаоса. Повсюду – горы мусора, осколков стекла, фарфора; над потолком болтались изуродованные люстры. Человек в военном мундире, минуя одну комнату за другой, сокрушенно качал головой:

- Что же будет дальше? Ведь скоро варвары устроят подобное во всей России. Каждый город превратится в гору мусора и осколков! Хам не приемлет красоты, никогда не преклонит колени перед самым изящным творением. Он его злобно растопчет или продаст за гроши, которые тут же пропьет и прогуляет.

- Ваше благородие! – услышал он.

Это был его вестовой Игнатий Кошелев. Переминаясь с ноги на ногу, он показывал на соседнюю комнату…

- Что там такое, Игнатий?

- Не изволите ли сами взглянуть?

Они прошли в библиотеку, тоже находившуюся во власти погрома: шкафы опустошены, повсюду разбросаны книги, из дорогих фолиантов вырваны страницы.

- Ваше благородие, Федор Артурович, такие странные вещички.

Изенбек увидел валявшиеся на полу дощечки, основная часть их была соединена в цепочку, но несколько штук лежали отдельно. Изенбек поднял одну и сразу понял, почему они привлекли внимание Игнатия. На них знаки, символы или… буквы. Да, скорее буквы! Он попытался прочитать, но не смог.

- Послание что ли какое? – проворчал вестовой.

Изенбек поднял еще несколько дощечек. И здесь – то же самое. Действительно послание, возможно из глубокой древности. Как человек образованный, и как художник по первой профессии, Изенбек понял: таблички представляют историческую ценность. Известно, что бывшая владелица поместья Екатерина Васильевна Задонская являлась собирательницей подобного рода вещей.

Игнатий ожидал распоряжений. Изенбек, помолчав, изрек:

- Надо все их собрать.

- Слушаюсь, Ваше благородие.

- До единой!

Они перевернули библиотеку, нашли все, что можно. Изенбек покидал дом со странным ощущением: в его руках – настоящее сокровище.

Во дворе он увидел неприятную картину: двое связанных мужчин стояли под прицелами ружей, ожидая свою судьбу. Есаул доложил:

- Вот те, кто непосредственно участвовали в грабеже усадьбы и убийстве помещицы Задонской.

- Не убивали мы! – заорал рыжий парень со следами оспы на лице. – Грабить – грабили. Но этот грех на душу не возьму!

- Их было семеро, - докладывал есаул, - остальные отстреливались, мы их и…

- Говорю же, не убивал, - хныкал рыжий, надеясь, что за один грабеж ему сделают снисхождение. - Побожусь!

- Свидетели есть? – спросил Изенбек.

Вывели пожилую женщину, которая крикнула рыжему:

- Твоих рук дело. Любой в деревне подтвердит! И как не стыдно божиться, Лаврушка? Ведь совсем недавно кресты на церкви сбивал.

- Нас заставили! Не сбивал бы – в расход. Но не убивал я, не убивал!..

Видимо, трусливое поведение рыжего стало раздражать даже его товарища - здоровенного, кривого детины с пересекающим щеку шрамом. Он злобно бросил:

- Заткнись, сволочь! Не у тех вымаливаешь жизнь! Подождите, скоро придут НАШИ! Тогда и поквитаемся!

- Вот значит как? – Изенбек вплотную подошел к нему. – Поквитаетесь, как с хозяйкой, которой было за восемьдесят?

- Лаврушка говорит правду, не убивали мы старую суку.

- Не убивали, не грабили…

- Мы возвращали то, что нам принадлежит по праву. Что у нас украли эксплуататоры. Прибавочная стоимость, слышал, небось?!.. Стреляйте, сволочи!

Изенбек посмотрел на есаула, тот кивнул:

- Все в деревне подтверждают.

- Уведите, - скомандовал Изенбек.

Рыжий заорал благим матом, забился в истерике, пришлось его тащить под руки. А долговязый злобно выпалил:

- Умираю за революцию!

Изенбек с горечью глядел им вслед, да, эти люди скоро возьмут в России власть. Он даже не сразу сообразил, что к нему обращаются, та самая пожилая женщина.

- ОНИ придут? – спрашивала она.

Что ей мог ответить Федор Артурович? Что они ОБЯЗАТЕЛЬНО придут? И очень скоро?

Он старался хоть ненадолго отогнать грустные думы, размышляя о странной находке – деревянных дощечках, собственником которых неожиданно стал.

Любопытные вещицы!


…На экране компьютера появилась удивительная мозаика из нескольких картин. В центре - человек в форме белогвардейского офицера времен Гражданской войны внимательно рассматривает маленькие дощечки, справа – двух пленников ведут на расстрел, одного из них, огненно-рыжего, лишенного сил и воли, просто волокут, зато второй – одноглазый верзила идет, гордо подняв голову, пожирая всех злобой! Вверху картины – страдальческое лицо старой женщины, готовой, в силу смирения, христианской любви, простить собственных убийц; очевидно, та самая помещица Задонская. А в левом нижнем углу – чья-то неясная фигура, вся в черном. И напоминает она не человека, а… тень!

Вячеслав понял, что изобразил свое недавнее видение.

Он помнил всех персонажей, кроме тени. Там ее не было!

Или была?..

- Славик! – услыхал он бодренький голосок Юлианы Воробушкиной. И через секунду на него наползла очередная гора информации. – Звонил шеф, он скоро будет. И сразу - планерка. Предполагаю, приедет и заказчик серии. Денисов невольно вздрогнул. Ему не терпелось взглянуть на человека, увлеченного столь необычной темой.

- …Ой, что там у тебя? Покажи мамочке.

«Мамочка» уставилась в компьютер, Вячеслав поинтересовался:

- Нравится?

- Да… Немного не доработано.

- Не немного. Это только набросок. Возможная иллюстрация к Велесовой книге.

- А где здесь хотя бы малейший намек на Книгу?

- Везде, - глубокомысленно заявил Вячеслав.

Он мог бы добавить, что с некоторых пор Книга начала преследовать его, но Юлиана не поймет. Он и сам не понимал, что происходит. К счастью, Воробушкина не стала допытываться, а, пританцовывая, побежала дальше по отделам. Однако долго оставаться в одиночестве Вячеславу не пришлось, к нему заглянула Тиана. Он ощутил внутреннее блаженство, которое на всякий случай спрятал под маской занятости.

- Дорогой, - ласково прощебетала Тиана. - Мне только что позвонил главный.

- Я уже в курсе насчет планерки.

- Дело не в этом. Я тоже буду иметь отношение к Книге Велеса. Мне хотят поручить написать несколько разделов.

- Здорово.

- Моя фамилия на обложке! Представляешь? Тиана Весенина: «История Книги Велеса»! Это путь в литературу. Поэтому нужно как можно больше информации. Поможешь?

- Чем?

- Расскажи все-все про Книгу.

- Я и сам не так много знаю.

- Тогда на вечеринке…

- Это было тогда!

- Не сердись, дорогой. У тебя все нормализуется. Я просто подумала, вдруг случайно что вспомнишь?..

- Господи, с каким бы удовольствием я ВСПОМНИЛ.

Она чмокнула его и упорхнула. Денисов подумал, как странно все складывается: авторство поручают не кому-нибудь, а Тиане…

Потом он вновь посмотрел на свою работу: «Это действительно СДЕЛАЛ Я?»

Чем дольше он всматривался в детали, раздумывая, как их отшлифовать, тем больше его одолевала уже знакомая мысль, будто кто-то диктует ему сюжеты, зажигает в мозгу творческий огонек и водит его рукой.

Застывшие персонажи безмолвно взирали на Вячеслава, вероятно, они пытались ему что-то объяснить, да разве их поймешь!

И тут… он заметил, как в левом нижнем углу шевельнулась фигура-тень. Сперва Вячеслав решил, что случайно навел на нее мышью. Нет, пальцы не касались мыши! 

Тень развернулась в его сторону. Хотя лицо было спрятано за капюшоном, невольно ощущалась дикая злоба в глазах. Смертоносные флюиды точно вырвались из оков компьютера, рассыпались огненными искрами, но полыхающего огня не получилось. Все тут же погасло, однако остался густой, едкий дым. Вячеслав, в надежде, что бредит или спит, даже ущипнул себя. Видение не пропало, а черный дым не растаял. Неразличимый лик тени заполонил весь экран. Послышался злобный шепот, который Вячеслав уже слышал прошлой ночью:

- Отдай то, что принадлежит нам. Отдай или горько пожалеешь…

Вячеслав дернулся и чуть не упал сл стула. Фигура-тень продолжала:

- Не забывай, когда мы явимся на третью ночь, ЭТА ВЕЩЬ должна быть у нас!

Компьютер вырубился, в комнате вновь стало светло, дым и отвратительный запах сразу исчезли. Но Вячеслав никак не мог прийти в себя, ему показалось, что вместе с погасшим компьютером будто остановились часы, замерла жизнь. По крайней мере, из коридора не доносилось ни единого звука. Он крикнул, только вряд ли кто-то мог услышать, поскольку он и сам не слышал себя. Вячеслав попытался подняться, сделать шаг и не сообразил: шел он, плыл или летел?

Теперь исчезло не только его прошлое, настоящее - тоже. Где он, в каком времени, измерении?

Из неведомого пространства его вызволил обычный стук шагов и громкий смех. За дверью кабинета пробегала Воробушкина. «Смейся же, смейся громче!» Обычно ее было так много, а сейчас – так мало.

Денисов наконец-то пришел в себя. То, что случилось, показалось продолжением нелепых видений. Надо отринуть их, как отринул ночной кошмар!

Он даже перезагрузил компьютер. Все в порядке, файлы на месте, кроме… последнего. Его работа исчезла! Нет больше ни Изенбека, ни двух красноармейцев, которых ведут на расстрел, ни страдающей Екатерины Задонской.

Он рассеянно обвел взглядом комнату и… что-то промелькнуло возле стены. Опять – то ли человек, то ли призрак, для которого не существует никаких преград? Тени рядом, стараются ни на минуту не упустить Вячеслава из виду.

«Что я должен отдать? Я не знаю, не помню!»

Он не мог больше здесь оставаться. Выскочил из кабинета, побежал по коридору и сразу столкнулся с одним из сотрудников. Столкновение вернуло его в реальность. Реальность – это то, что можно ощутить. Остальное – выдумка шизофренического сознания.

Он направился в туалет, вымыл лицо. И вновь почувствовал присутствие кого-то незримого. Он осмотрел кабинки и только тогда успокоился. Всплыли события полуторагодовалой давности. В этом отрезке времени он готов воспроизвести КАЖДУЮ МЕЛОЧЬ.

Что было раньше?!

Денисов смотрел на свое отражение в зеркале и грустно спросил себя:

- Кто ты, потерявший себя?

В душе появилась неожиданная надежда, что встреча с заказчиком Книги Велеса что-нибудь прояснит.

С чего он так решил?

Тем не менее, когда приехал шеф, сердце едва не выскакивало из груди. СЕЙЧАС ОН УВИДИТ ЗАКАЗЧИКА КНИГИ.

И вдруг, словно ниоткуда, зазвучали зловещие слова:

-… Когда мы явимся на третью ночь, ЭТА ВЕЩЬ должна быть у нас…

Вячеслав прислонился к стене и тяжело задышал.


аратта.jpgГЛАВА III. Необычные хозяева

Своего шефа сотрудники «Информпресс» обожали. Он создал издательство в трудное время кризиса, когда все вокруг рушилось, особенно книгоиздание, и открыто заговорили о возрождении системы «а-ля советико» - монополии нескольких крупных издательств. Он вложил в свое детище не только душу, но и деньги, заложил квартиру, машину, дачу. Друзья крутили пальцами у виска, предупреждали: «Пойдешь бомжовать!» Однако ничто не могло остановить этого удивительного фанатика книг. Его страсть завораживала других, проникновенные слова о величии писательского слова так западали в сердце собеседника, что даже те, кто боялись чтения, как черт ладана, невольно хватали какой-нибудь фолиантик и с упоением перелистывали страницы. Не имея больших средств, он сумел привлечь к себе интереснейших авторов. Как?.. Вероятно, они нашли в работе с ним то, что так давно искали, и чего не купишь за большие гонорары.

Вячеслав впервые увидел шефа, когда устраивался на работу. Человек средних лет, круглолицый, с носом-картошкой, постоянно улыбающийся, он походил на доброго Деда Мороза, только без бороды. Прямо с порога спросил:

- С чем пожаловали?.. Простите, ваше имя?

- Вячеслав.

- А я - Олег Васильевич.

- Вот, посмотрите, - Денисов показал ему некоторые свои наброски. Олег Васильевич их долго и упорно рассматривал, даже брови нахмурил. Теперь это был уже не Дед Мороз, а суровый отец, запрещающий дочке выскакивать замуж за ветреного повесу. Вячеслав опустил голову, ожидая беспощадного вердикта. Однако судия оказался благосклонным:

- Прекрасно. У вас специальное художественное образование?

Вячеслав серьезно подготовился к разговору. Скажи он, что потерял память, что ничего не знает о прошлой своей жизни, как бы отреагировал издатель?

- Нет. Я самоучка.

- Какая техника! – восхитился издатель.

- Один художник давал мне частные уроки.

- Талантливо… А почему у вас преобладают древнерусские образы, пейзажи? Наверное, вы историк?

- Отчасти. Я увлекался историей.

- Значит, не историк. Кто же вы?

- Человек, который любит рисовать.

- По-моему, вы что-то скрываете?..

Олег Васильевич вопросительно посмотрел на него, теперь это был следователь, выбивающий признание. Вячеслав почувствовал, что не сможет пересказать версию своего выдуманного прошлого. Тиана изобретательно сочиняла ее, сводила концы с концами. Но сейчас все прозвучит неправдоподобно. Проницательный хозяин издательства не поверит.

- Я пойду, - поднялся Вячеслав. Олег Васильевич в мгновение ока превратился в грозного диктатора:

- Сядьте! Понимаю, есть нечто, о чем вы не хотите говорить. И не надо. Меня вы интересуете, как специалист. Специалист вы отличный. А звания, дипломы… Один мой друг, великолепный писатель, не мог устроиться в университет преподавать литературу. У него не было соответствующего образования. Помните у Булгакова: «… чтобы убедиться в том, что Достоевский – писатель, неужели же нужно спрашивать у него удостоверение?». Ну, да ладно, кризис в умах он и есть кризис… Вы любите книги?

- Да.

- По глазам вижу, вы не любите их, как я. Пойдемте! У меня здесь ещё и книжный магазин.

Он повел Вячеслава вдоль длинных полок. То и дело останавливался, снимал очередную книгу, проводил рукой, смахивая случайные пылинки. Ставил на место аккуратно, словно она фарфоровая.

- Говорят, скоро все заменят электронные издания. Мол, так проще и удобней. Не верю! Разве может мертвый экран заменить запах ЖИВОЙ типографской краски? Или шелест страниц, эту чудную музыку? Ненавижу, когда книги рвут, выбрасывают. Для меня они как дети!

И, в подтверждение своих слов, он поцеловал какую-то брошюру. Потом вторую, а третью - вообще взасос, будто красивую женщину. Ну и ну!

Олег Васильевич, повернувшись к Вячеславу, спросил:

- Сможете так же обожать ИХ?

- Постараюсь.

- Тогда вы у нас в штате.

Вячеслав не сумел полюбить книги, как собственных деток, ласкать и боготворить их. Но все равно, Олег Васильевич был им доволен.

…Он постучал в директорский кабинет и, не дождавшись приглашения, вошел. Он надеялся увидеть там долгожданного заказчика, однако Олег Васильевич пребывал в одиночестве.

- Привет, - сказал руководитель «Информпресс». – Ты уже слышал насчет проекта? Мы подписали договор.

- А где сам заказчик? Я хочу с ним познакомиться.

- ?!!

- Он не пришел?

- Нет. Какая разница, договор подписан!

Надо же! Любой подход к разрешению загадки точно ограждает стена! Вячеслав пошел ва-банк.

- Я должен увидеть его!

- Кого? – удивленно переспросил Олег Васильевич.

- Человека, который заказал нам материалы о Книге Велеса.

- Мало ли у кого какие желания. Это серьезный бизнесмен…

- ДОЛЖЕН! - повторил Вячеслав. – Его имя и адрес? Пожалуйста…

- И когда же, сударь, вы изволили бы с ним повидаться? – иронично усмехнулся шеф.

- Хорошо бы сейчас!

Опытный психолог Олег Васильевич сразу понял, что Вячеслав в странном возбуждении. Объяснить человеку в таком состоянии что-либо сложно, ты же еще окажешься и виноватым. И обижать того, кто взял на себя роль несущей золотые яйца курицы тоже не хотелось. Он решил позвонить заказчику, чтобы Вячеслав сам услышал отказ. А в том, что будет отказ, сомнений не было.

Олег Васильевич набрал номер, долго извинялся за беспокойство. Потом сказал:

- Господин Ганов, у нашего гения Денисова возникло странное желание познакомиться с вами. Я говорил о вашей занятости… Что?.. Хорошо, скажу.

Шеф посмотрел на Вячеслава странным взглядом:

- Ваше желание обоюдное.

Через несколько минут Вячеслав уже мчался по указанному адресу.

Некоторое время дорога была относительно свободной, потом не повезло - пробки и еще раз пробки. Зажатому со всех сторон Денисову вновь казалось, что злой рок специально тормозит встречу. И напрасно он пытался призвать голос разума: в это время город всегда замирает на дорогах. Нет, ему пытаются помешать понять истину…

«Стоп! – сказал он себе, - а нужно ли ее постигать? Вдруг я сделаю шаг, который утянет меня в пропасть?»

Полтора года он жил спокойно, пусть в беспамятстве, но спокойно. Ходил на работу, получал какие-то деньги, трахался с красивой женщиной. Никуда не высовывался и потому никому не был нужен. Довольствовался немногим, зато не существовало ни рая, ни ада; только маленький, спрятанный от других мирок. Вполне уютный и комфортный.

Зачем что-то менять?

Сомнение в правильности своего поступка едва не уступило желанию отказаться от сегодняшней встречи. Сейчас он вырвется из тисков тесно обступивших его машин и вернется!

Он случайно повернул голову, и его взгляд встретился со взглядом водителя за рулем соседней «тойоты». Те же самые глаза недавно смотрели на Вячеслава с экрана компьютера. От неожиданности и страха Денисов резко дернулся и чуть не «поцеловал» дорогую иномарку. Он будто снова услышал непонятное и жуткое предупреждение насчет третьей ночи…

Одна угроза сменилась другой, очень реальной; на Вячеслава кричали, как на водителя-неумеху. Он виновато улыбался и разводил руками. Потом вновь обернулся в сторону «тойоты». Что, если выйти и потребовать объяснений?

Рядом с ним ехали… «жигули», где за рулем сидел дядечка с добродушной внешностью.

«Но я ВИДЕЛ совсем иное!.. Выходит, я вижу то, чего нет? Или другие не ВИДЯТ того, что открывается мне?»

Но одно ясно: надо ехать к заказчику Книги Велеса и выпытывать детали своей прежней жизни. Потерявший память не спрячется в маленьком мирке, в любую минуту к нему заявятся тени и обязательно что-то потребуют.

Миновав центр, он вырвался из власти пробок. Более свободные улицы пригорода петляя, уводили от шума и суеты. Вячеславу нужна «Звездная». Она уже недалеко. Вон указатель.

Проехав еще немного, Денисов оказался на Звездной. Район, очевидно, новый и престижный. Дома частные, из-за высоких заборов виднелись каменные особняки, отстроенные довольно искусно и отличающиеся от столь часто встречающейся ныне архитектурной безвкусицы: эклектики, вычурности и прочее. Народу здесь мало, редкий прохожий промелькнет. Улица резко повернула, и вот он, особняк заказчика Книги Велеса г-на Ганова.

Огромный забор, на котором высечена цифра 63, полностью скрывал и сам особняк и все, связанные с ним тайны. Вокруг – ни души. Вячеслав вдруг подумал: если бы тени решили свести с ним счеты, то лучшего места не придумаешь.

Он подошел к наглухо закрытым воротам, высматривая звонок. Однако они сразу отворились. Вячеслава это не удивило, должно быть, его засекли камеры видеонаблюдения.

Он вошел и… растерялся. Такого не ожидал! Показалось, будто ожил мир Васильева или Иванова (известные художники современности, воспевающие русскую старину. – прим. авт.).

константин васильев, старецОкруженный садом дом был двухэтажный, бревенчатый, пятистенный, крыша покрыта тесом, ставни выточены деревянными кружевами, резные наличники необычайной красоты, крыльцо с кручеными столбами и балясинами. Увлеченный всем этим дивом, Вячеслав не сразу заметил стоящего на красном (т. е. красивом. – прим. авт.) крыльце человека. Тот был худой, с лицом без кровинки и большой до пояса бородой. Вячеслав не знал, кто это: сам хозяин или кто из прислуги. Поэтому, подойдя ближе, произнес:

- Я Вячеслав Денисов. Художник серии о Книге Велеса.

Бородач кивнул, точно это ему известно, пригласил Вячеслава пройти вовнутрь. Здесь было продолжение русской старины: никаких излишеств, только большой стол, вдоль которого стояли лавки и большая изразцовая печь. Бородач предложил гостю присесть, и Вячеслав догадался, что перед ним тот самый господин Ганов. Хозяин усмехнулся:

- Слышал, хотели повидаться со мной?

- Да. И, по-моему, желание оказалось обоюдным.

- А чего ж не побеседовать с творцом.

- Слишком громко сказано.

- Самый что ни на есть творец. И теперь должен такое сотворить, чтобы люди залюбовались обложкой, потом прочитали Книгу, поверили всему, что там написано. Мы поговорим, только для начала не мешает подкрепиться.

И громко крикнул:

- Эй, дочка, надо бы гостя потчевать.

Вошла дочь хозяина, одетая по-современному, но едва Вячеслав увидел ее, чуть не закричал: «Лада!»

Да, она была точной копией богини плодородия и рожениц, какой он изобразил ее в одной из своих картин.

- Моя Леля. А это – тот самый художник…

- Очень приятно, - растерянно произнес Вячеслав.

Дочь хозяина наклонила голову, и губы ее будто тронула лукавая усмешка… Отец повторил насчет «хорошей закуси», девушка ответила:

- Все уж готово.

- Так подавай!

Девушка запорхала по горнице (а как еще мог назвать Вячеслав сие жилище?), на столе, на серебряных подносах появились лакомства, от одного вида которых потекли слюнки. Дорогая рыба, россыпи черной икры, пышные пироги, руки к которым так и тянутся. А вот и большие деревянные кубки, где загадочно плескалась какая-то жидкость с душистым запахом. Вячеслав грустно произнес:

- Я за рулем.

- Не опьянеете. В этом старинном напитке заключена чудодейственная сила, которая питала наших предков необычайной мощью. Такой мощью, какая нынешним поколениям и не снилась. Пейте, друже!

Денисов рискнул: сначала глоток, другой, потом – весь кубок до дна. И сразу понял, что напиток содержал в себе и мед, и разные травы. Действительно, не опьянел. Наоборот, голова как-то сразу прояснилась, тревоги отступили, мозг заработал пытливее. Хозяин продолжал говорить о целебных свойствах напитка; сначала Вячеслав слушал, не торопил события, затем начал размышлять о странной обстановке дома. Создавалось впечатление, будто Ганов вылепился из далекой-далекой старины, и вообще все здесь – материализовалось из прошлого. Нет фальшивых подделок, полная естественность!

И вдруг – телефонный звонок, который вернул в мир сегодняшний. Хозяин извинился, включил трубку:

- Да… Покупайте… Нет, сегодня! Завтра эти акции резко подскочат в цене…

Сказка закончилась. Вместе с ней испарялась надежда, что Ганов неким образом связан с тайной прошлого Вячеслава. Да и откуда возникла подобная фантазия? Обычный, обожающий русскую древность, богатый человек. Любопытство заставило его исследовать Книгу Велеса, и он занялся пропагандой ее идей. По большому счету, это долг любого славянина. Сейчас поговорит об идее серии, о вариантах оформлениях каждого фолианта, что-то посоветует, и они разойдутся.

Тут снова появилась Леля, и потухший было интерес Вячеслава, разгорелся вновь. Уж не она ли была прообразом Лады?

Девушка присела на скамью напротив, и Вячеслав осмелел:

- Мы раньше не встречались?.. Понимаете, я рисовал богиню плодородия. Так вот ее лицо и ваше – как две капли воды.

Ответ превзошел все ожидания:

- Ничего в мире исключать нельзя.

«Она признается?! Нет! Рано порадовался. Ответ двусмысленный и непонятный».

А ему нужна правда! Как заставить их говорить?

Вячеслав решил действовать издалека. Поскольку Ганов уже закончил телефонный разговор, Денисов повел осторожную атаку:
- Я ведь не узнал вашего имени.

- А вы так просто и зовите: Ганов.

- Как вы узнали о моей скромной персоне?

- Вы скромная персона? У меня целая подборка книг вашего издательства и везде – ваши иллюстрации. Лепота!.. А что вам известно о Книге Велеса?

- Честно? Немного.

- А все-таки?

Вячеслав пересказал, что знал. Пока он говорил, лица хозяина дома и его дочери оставались бесстрастными. И так до тех пор, пока Вячеслав не назвал имя последнего предполагаемого автора Книги Ягайло Гана. Вот тут веки длиннобородого как будто бы дернулись, а девушка опустила голову…

«Подожди-ка, - сказал себе Вячеслав, - его фамилия Ганов, производная от Гана? А Леля - это же… дочь богини Лады(?!)»

Кто эти люди? Иногда человек прочитывается сразу и не так много времени требуется, чтобы понять его характер и сущность. Но сейчас перед Вячеславом герои-загадки. Какие они на самом деле? Добрые или злые? Добродушные или коварные?

Ганов допил из своего кубка и сказал:

- Вы хотите сказать, уважаемый творец, что постигли лишь незначительную часть истины. Допустим. Но вот что скажу я: Книга Велеса - действительно истина, заставляющая приподнять веки каждого, кто не лишен разума. Книга Велеса – это МЫ, какими были с самого начала. У нас, руссов, украли историю. Сегодня она есть у всех – египтян, ассирийцев, вавилонян, греков, римлян. А мы ее лишены. Якобы в восьмом веке мы еще бегали в шкурах! Смешно?.. Наши предки точно такие же основатели и вершители Древнейшей Эпохи. У нас украли память, а, значит, и питающие народ жизненные соки.

Вячеслав вздрогнул… «Он сказал о потере памяти образно? Я ведь тоже ничего не помню из собственного прошлого!»

Ганов в упор посмотрел на гостя:

- Государство руссов - самое древнее в мире, близкие люди из Семиречья лишь подняли его на новую высоту и влили свежую кровь. От руссов отпочковалась Аратта (древнейшая страна, располагавшаяся между Днепром и Дунаем. – прим. авт.), славяне добрались до территории раннего Египта (то есть примерно за 6 тыс. лет до Р.Х. – прим. авт.), основав там касту жрецов, первыми пересекли Атлантический океан, дав тамошним дикарям уникальные зачатки цивилизации, например, космические знания инкам (инки действительно знали точное расстояние от земли до луны. – прим. авт.). Именно наши предки основали Великий Рим, только тогда их называли этрусками… До сих пор спорят о происхождении последних. К чему этот научный балаган? Язык этрусков практически не отличим от белорусского…

Мы не падали в ноги иноземцам, не приглашали их на княжение! А так называемые варяги, на самом деле жители Вагрии – провинции руссов (подробно об этом см. В. Чудинов. «Вагрия. Варяги Руси Яра». – прим. авт.). Славянином был Моисей, выводивший из Египта по заданию фараона ненавистный тому иудейский народ. Славянская кровь текла в жилах самого Иисуса Христа.

И еще: руссы постигли величайшие основы религиозного мироздания – единобожие (Яр – как высшее божество. – прим. авт.) и нравственных основ управления обществом. Достоинство мужчин и женщин они ставили на недостигаемую высоту, даже Бога они считали не безусловным господином, к которому следует обращаться с рабской покорностью, а старшим другом и советником. Славянские жрецы первыми провозгласили необходимость сохранения вида в чистоте, запрещая славянским девушкам и юношам вступать в браки с иноплеменниками. Любой, созданный Творцом вид уникален и должен таковым оставаться на вечные времена, иначе ему грозит вырождение…

Книга Велеса – наша новая Библия. С ее помощью все мы придем к осознанию Великих Перемен, возрождению Духа и Этноса, а затем – к Новому Величию. Вы согласны, творец?

Вячеслав не был готов к таким масштабным обобщениям, поэтому ответил уклончиво:

- Я много нового и интересного узнал для себя в Книге Велеса.

Ганов переглянулся с дочерью, та молча кивнула, и тогда хозяин сказал:

- Не будем далее играть в прятки. Вы поняли мои мысли и чаяния. Думаю, что и Леля – яркое доказательство искренности всего того, о чем я вам говорил.

«В какие прятки? Ничего не понимаю! Дурачат они меня, что ли? Или опять - проклятый провал в прошлом?»

Кто-то ЧУЖОЙ лез в голову, но Вячеслав НЕ ПУСКАЛ. Что происходит?!!

- Предлагаю вам союз, настоящий союз! – торжественно произнес Ганов.

Денисов не успел ни осмыслить сказанное, ни ответить. Он заметил мелькнувший за окном такой знакомый черный силуэт…

- Тень!

От его крика хозяева мгновенно вскочили. В руках у Лели странным образом оказался… колчан со стрелами. Девушка натянула тетиву и выпустила стрелу в окошко. Звук оказался необычный, стрела… загудела, в секунду разнесла стекло, и закружилась по двору в поисках жертвы.

«Что у нее за оружие?» - спросил себя Вячеслав.

- Ожидайте здесь! – крикнул ему Ганов, и вместе с дочерью выскочил на крыльцо. Но Вячеслав рванулся за ними. Он безумно захотел участвовать в поимке тени. Уж он бы поквитался, и потребовал у нее отчета!

Хозяин с дочерью прочесывали каждый уголок двора и сада, Вячеслав напряженно следил за их передвижениями. К сожалению, тень вновь ускользнула, как тогда, на трассе.

- Теперь вы понимаете? – спросил подошедший к нему Ганов. – Они нашли вас. Выхода нет…

- Ничего не понимаю, - горько признался Вячеслав.

- К чему притворство! Мы и впрямь поверили в вашу болезнь, поэтому некоторое время держались на расстоянии. Единственные, кто знал о вашем местопребывании, и молчали. А сейчас, извините, не верим…

- Чему?!

- Актер вы никудышный. Предложение о дружбе в силе.

- Дружба дело хорошее

-Тогда отдайте то, что принадлежит нам.

- Что отдать?

Степенность и рассудительность хозяина мгновенно исчезли, борода затряслась, он замахал руками, повторяя:

- Нам принадлежит… нам!

- Отец прав, - подскочила с другой стороны Леля. – Отдайте друзьям, иначе ЗАБЕРУТ ВРАГИ.

Вячеслав почувствовал, что больше не может оставаться здесь. Тем более - распахивать душу перед чересчур назойливыми друзьями. Он резко развернулся и направился к воротам. Он опасался, что странные люди постараются задержать его помимо воли. Нет, ворота тут же раскрылись, Денисов обернулся и увидел стоящих в некоторой растерянности хозяев. Вдруг лица обоих, как по команде изменились, в них появились решительность и жесткость, в глазах заплясало голубое пламя. Вячеслав не выдержал, бросился к машине.

Как в тумане он заводил мотор, и лишь когда странный особняк исчез из виду, немного успокоился.

Пробки на трассе постепенно возвращали Вячеслава в мир обыденности. Ему стало казаться, что никакого пламени в глазах хозяев не было. Но были тень, удивительное оружие Лели, и назойливые просьбы отдать что-то неведомое друзьям.

Почему все-таки «Ганов»?.. Надо бы побольше почитать об этом Ягайло Гане.

Вячеслав проезжал перекресток, и вдруг увидел, как с правой стороны из ряда стоящих машин резко вырывается одна и летит прямо на него. А на месте водителя – знакомая тень. И оглушительный злобный возглас:

- Отдай!..

Вячеслав резко рванул вперед, вторично за сегодняшний день чуть не столкнулся с ехавшим впереди автомобилем. А затем – милицейская сирена, и лихача остановили.

Денисову повезло с быстрой парковкой, и он побежал к месту разборок. Сейчас он сорвет маску с лица своего беспощадного преследователя. Его ожидало разочарование. Выпивший мальчишка лет восемнадцати что-то обреченно бубнил. Он явно не подходил под описание тени…

Вячеслав вернулся и продолжил путь. Только теперь дорога давалась ему с трудом. Жуткие фантазмы покинули свое убежище, и в любой момент могли нанести удар.

А если не фантазмы, а реальные люди, которым что-то от Вячеслава нужно?..

«ОТДАЙ!..»

Кто просил, кто приказывал ему: Ганов или тени?

«Что отдать?.. Что?!!», - окончательно сорвался в крик Вячеслав. Ответом была тишина.

Зазвонил телефон, звук буквально оглушил Вячеслава, он решил, что это опять «просители»! Нервы накалились до предела, он никак не осмеливался прикоснуться к трубке…

Но вот он сказал себе: «Хватит!» Должен же он когда-нибудь ПОНЯТЬ и разрулить ситуацию.

К счастью, это Тиана. Как обычно, ласково пропела:

- Дорогой, почему так долго не берешь трубку?

- Телефон был далеко, - соврал Денисов.

- Познакомился с заказчиком?

- Да.

- И как он тебе?

Он решил, что сохранит детали встречи в секрете даже от Тианы. Мало ли что. Поэтому ответил односложно:

- Нормальный дядька.

- О чем говорили?

- Встретимся, расскажу.

- Работать-то с ним будем?

- Надеюсь.

- Ты не очень весел?

- Устал…

- Славик, дорогой, я сегодня задержусь. Заканчиваю один редакционный материал…

Обычно в таких случаях на Вячеслава нападали приступы ревности. Сейчас он почувствовал… облегчение. До прихода Тианы есть время, он попытается хоть что-то выудить из Интернета по поводу Ягайло Гана. Но надо еще доехать до дома! Похоже, тени коварны и мстительны…

А разве дом – спасение? Тени проникают куда угодно, Вячеслав уже в этом убедился… С другой стороны они дали ему какое-то время, следовательно, есть шанс.

ягайло ган.jpgМатериалов об интересующем Денисова персонаже оказалось не густо. Разве что исследователь А.И. Асов делает предположение, что Ягайло Ган, скорее всего, был из рода западно-славянских волхвов, родился где-то в 90-х годах седьмого века в семье жрецов, переселившихся из ободритского Старгорода к озеру Ильмень, то есть к тем местам, где был основан Новгород. Служил он при новгородском князе Бравлине Втором, часто вспоминал о славных походах его деда Бравлина Первого, призывая жителей города продолжать его традиции. Сам участвовал во многих славных победах своего господина, в частности в 811 году - за греко-римские колонии Черноморья.

И еще: он был ярым сторонником старой языческой веры, имел серьезные разногласия с Кириллом (в миру Константин, родился в греческом городе Салоники, вместе с Мефодием они участвовали в создании славянской азбуки, а также активно проповедовали христианство на Руси. – прим. авт.). Судя по всему, Ягайло даже прозвали «поганым язычником».

«И что это мне дает? Ганов ведь никак не может быть современным Ганом!

У меня остались сегодняшний вечер и завтрашний день! За это время я должен что-то отдать…

Проклятая память, когда же ты вернешься?!»


константин васильев, русалка.jpgГЛАВА IV. Первые воспоминания

Он боялся ночи и… ждал ее. Тени могут появиться вновь, но, может, и в общении с ними Вячеслав выведает что-то важное для себя?

В последнее время Тиана сделалась покладистой и ласковой сверх меры. Вот и сегодня она кружилась вокруг возлюбленного, щебетала точно райская птичка, говорила о том, как Вячеслава ценят в издательстве. Потом опять заговорила о Ганове:

- Почему ты так мало рассказываешь о своем визите к нему?

- Потому что особо рассказывать нечего.

- Он молодой?

- Не думаю. У него взрослая дочь.

- Красивая?

- Очень.

- Часом не влюбился?

- Я однолюб. – Вячеслав постарался придать изрекаемой истине шутливый характер.

- Это хорошо… Продолжай!

- Господин Ганов носит длиннющую бороду, а его дом построен в старорусском стиле. Будто окунаешься в древнюю старину.

Вячеслав поведал о взглядах Ганова, о том, какую важную роль в его жизни играет Книга Велеса. Но о том, что случилось после, естественно – ни гу-гу. Сначала сам во всем разберется.

Но даже этой малости оказалось достаточно, чтобы интерес Тианы оказался сумасшедшим. Она забралась к Денисову на колени, уронила голову ему на плечо:

- Одна крохотная просьба… Совсем крохотулечка… Поговори с Гановым, чтобы весь материал для книги писала я.

- Как я могу его о чем-то просить? Мы едва знакомы.

- И что? Шеф говорил: он без ума от твоих работ. Любимому художнику да не пойти навстречу!

- Не говори глупостей!

- Славик… - запела Тиана.

Он знал, что сделает так, как просит она. Однако демонстрировал самостоятельность и неуступчивость:

- Нет, и еще раз нет!

- Почему?!

- Видишь ли, Ганов – человек неоднозначный. Если у такого что-то попросить, отдавать придется сторицей.

Тиана еще некоторое время стонала, мол, имя Весениной должно звучать громко, на всю страну. Затем вроде бы успокоилась. Однако Вячеслав знал: настоящий бой с возлюбленной впереди, бой, который он проиграет.

Весенина ласково обняла его и промурлыкала в ушко:

- Сегодня у нас будет необыкновенная ночь.

Вячеслав содрогнулся. В прошлый раз тени появились ночью. Что если мистический кошмар продолжится? Глаза неведомых зрителей будут взирать на голую Тиану, на его любовь и собственность!

- Да ты будто не рад?

- Что ты! Очень рад! – отвел глаза Вячеслав.

Тиана долго «работала над собой» в ванной, а Вячеслав тем временем снова проверял запоры, плотно закрывал окна. Он понимал - не поможет, это все равно, что спрятаться за поленницей дров от радиации, но… человек надеется.

Тиана вышла и удивленно спросила:

- Зачем ты закрыл балконную дверь? Не зима ведь.

- Сквозняк. А я немного простужен.

- Как знаешь. Пошли…

Она потянула его на кровать. Вячеслав опасался, что после всех передряг его уже ни на что не хватит. И о сексе ли ему сейчас думать?

Действительно, он не был в ударе. Тиана возмущенно фыркнула:

- Что за безобразие?

- Устал. Сегодня многое чего случилось.

- Устал или нет – меня не колышет.

Губы заскользили по его телу, язычок приятно защекотал шею, плечи, соски, пальчики нежно заиграли по животу и бедрам, как бы ненароком коснулись фаллоса, и тут же рука резко отдернулась, точно что-то ее обожгло. От подобных игрищ Вячеслав слегка забылся, ему захотелось, чтобы пальчики вернулись на место, действовали решительнее. С нарастающим возбуждением он схватил ее руку, Тиана лишь рассмеялась:

- Терпение, милый!

Как кошка она лизнула его живот один раз, второй. Поцелуи делались горячей, рот опускался ниже и ниже. Однако на самом интересном месте она остановилась:

- Не надейся! – вновь хихикнула мучительница. - Не заслужил…

Теперь уже не выдержал Вячеслав, он накинулся на нее разъяренным зверем, повалил на лопатки, начал обцеловывать каждый сантиметр тела, которое было пропитано какими-то удивительными живительными соками; пьешь их пьешь, а все равно не напьешься!

В отличие от возлюбленной Вячеслав не делал себе никаких ограничений: обласкав ее бедра, он прильнул губами к волшебному пушку и… будто бы окунулся в нирвану. Сокровище рода человеческого настолько помутило все его помыслы, что он позабыл и про зловещих теней и про то, что уже скоро они учинят над ним расправу. Смысл бытия сейчас заключался в обладании телом Тианы. Она стала его царицей и госпожой, для торжества которой он должен отдать все без остатка, стать жертвенным алтарем, куда он должен был лечь, дабы неведомый палач вознес нож во имя ЕЕ ЖИЗНИ! Разве он мог отказать хоть в чем-нибудь своей госпоже?..

Тиана засунула игривые пальчики в лоно любви, приказала возлюбленному облизать их, потом яростно крикнула:

- Возьми меня!

Не оставалось более ни разума, ни стыда, одно лишь желание! Вячеславу было плевать, даже если бы все тени мира наблюдали за ними!

…После блаженства любви наступал не менее блаженный отдых. Денисов и не заметил, как сомкнулись его веки. Даже момент появления теней казался чем-то далеким и невозможным. Может, все это приснилось ему? И с Гановым все было по-другому? Поговорили за столом, а после обильного угощения Вячеслав сел в автомобиль и спокойно уехал? И никакая тень не преследовала его. Лихой юнец нарушил правила… Разве подобное редкость?

Наступала власть ночи! Власть покоя, а не суеты! Он так надеялся, что ОНИ больше не появятся. Надежда перерастала в уверенность. Последние мгновения, когда Вячеслав еще что-то соображал и… провал.


тени…Что-то заставило его открыть глаза, должно быть, обостренное чувство опасности. Вячеслав сразу увидел стоящие напротив фигуры, которые в темноте казались еще более зловещими. А рядом мирно посапывала Тиана. Как и в прошлый раз, он толкнул ее, чтобы она УВИДЕЛА. И опять – безрезультатно.

- Она будет спать, - прошипела одна из фигур, и Вячеслав догадался, что в деле замешана магия неведомых гостей.

- Мы пришли сюда, - продолжала тень, - чтобы не забывал ни на минуту: мы рядом! Итак, что ты РЕШИЛ?

- Давайте поговорим, - воскликнул Вячеслав.

- Мы не станем толочь воду в ступе. Где ЭТО?

- Я не понимаю!

- Какой он у нас не понятливый?! Сложно решиться, жалко расстаться… Выхода у тебя нет! Если к следующей ночи не отдашь то, что ПРИНАДЛЕЖИТ НАМ… Участи твоей и твоих близких не позавидует никто.

«У меня есть близкие?»

Брошенный в сторону Тианы взгляд был самым красноречивым ответом. Если бы он мог вспомнить, то отдал бы любую вещь! Лишь бы они отстали.

Тень кивком приказала ему подняться, ядовитый шепот безжалостно поражал мозг:

- Сейчас мы оставим на твоем лице метку. Это и станет последним предупреждением.

Тень потянула свою лапищу к лицу Вячеслава и тут… То ли он что-то вспомнил, то ли действовал бессознательно… Он увернулся и стремительным неуловимым ударом пронзил холодные глаза. Лишенная зрения тень взвизгнула, опустилась на пол. Вячеслав успел задаться вопросом: почему в прошлый раз он не сотворил подобного, почему позволил так легко запугать себя?

Тени не собирались сдаваться. Они окружили Вячеслава, однако напасть не могли - он крутился со скоростью ракеты, руки были в постоянном движении. Новый удар, и вторая лишенная зрения тень разразилась жалобными проклятиями. Остальные отступили! Подхватив пострадавших товарищей, они слились с мраком ночи. Но тут Вячеслав услышал:

- Не рассчитывай, что в следующий раз так легко отделаешься. Подобные штучки больше не пройдут. Предупреждение - в силе!

Один из ослепших засипел, замахал руками:

- Если не отдашь, я сам вырву твои бельмы!

Вячеслав сделал резкий выпад, но тени исчезли. Исчезли?.. Денисову казалось, будто по-прежнему слышит их злобное шипение. Конечно, они вернутся, и уже более подготовленные. Возможно, вернутся раньше, чем обещали?.. Но НИКАКОГО СТРАХА ВЯЧЕСЛАВ НЕ ИСПЫТЫВАЛ. Словно подобные сражения для него дело обыденное.

Для него так просто ослепить двух врагов?!

Тиана уверяла, он – археолог, по крайней мере, так представился ей при первой встрече. А на самом деле?

Раз он вспомнил, что может постоять за себя, то стоит и дальше напрячь свою память, воссоздать хотя бы отдельные островки прошлой жизни. Раньше не получалось. Он и сам в какой-то мере виноват. Окунулся в тихую жизнь, надеясь, что так будет вечно.

Зацепка, нужна зацепка…

Если он бился с целой группой теней, значит - он был воином. Но он еще и художник. И - хранитель чего-то очень важного…

Вячеслав продолжал и продолжал пробивать пусть маленькую, но брешь в проклятой стене, разделяющей прежнего и нынешнего Денисова! Любые фрагменты… Любые отзвуки исчезнувшего мира. Например, откуда он помнит персонажи, которых постоянно рисует?

Он повернул голову в сторону тихо посапывающей Тианы. Как хорошо им, никогда не терявшим ни дня своей жизни? Они мирно шествуют простенькой дорогой, тернии им неведомы. Если только… не появляются черные тени и не разрушают их скромные жилища.

«А если и Тиана в одной связке с ними? Если она только притворяется беспробудно спящей?»

Вячеслав много раз повторил себе: «Нет!». Поверить в предательство любимой – поверить в кончину мира.

Они познакомились на вечеринке у Гриши Артемьева… «Вспомни хоть что-нибудь!»

Стена, одна сплошная, окутанная мглой, стена!

В ночи издали вспыхнул огонек, зажгли свет в одном из домов напротив. У Вячеслава появились новые ассоциации: он и раньше видел, как В НОЧИ ВСПЫХИВАЮТ ОГОНЬКИ.

…Точно! Он шел по какой-то местности…

Нет, не так!

Он шел по ночному полю, недавно пережившему настоящий ливень! Дышалось легко и свободно, но идти было тяжело: ноги тонули в разжиженной земле. Квакали лягушки, значит – недалеко болото. Ступать приходилось осторожно, один неверный шаг и конец!

«И куда я шел?»

Потом промелькнул огонек, за ним еще один; целый хоровод искрящихся белых точек зазывал к себе Вячеслава. Может, там обычные светлячки, а может – сокрыто чье-то коварство? Вячеслав все равно устремился навстречу неведомому. Он так спешил, что едва не угодил в болото, радостно пускающее пузыри в предвкушении жертвы.

«Почему я спешил?»

…Снова стена между прошлым и настоящим. Вячеслав внутренне застонал, призывая себя не сдаваться. Осколки воспоминаний пытались соединиться в единую картину, да пока безрезультатно.

Кажется, огоньки приближались, вместе с ними появились звуки?..

Не звуки, тогда он услышал голоса, похоже – женские. Они пели. А еще он ощутил запах реки.

(«Вспоминай!»)

А дальше было вот что! Когда он приблизился, то замер от удивления и восхищения. Он спрятался за ближайший куст, чтобы наблюдать и поражаться!

Река проносила рядом бурные воды; прятавшаяся до сих пор луна наконец-то показала из-за туч свой серебряный лик. Серебро упало на воду, отчего сама река стала такой же серебряной, а растущие поблизости камыши – сказочным леском, по которому так хотелось побродить, наслаждаясь его чудесами! Но самое удивительное действо разворачивалось на берегу.

Группа юных девушек, с фигурами стройными, будто специально выточенными для этого невероятного праздника, с распущенными, украшенными крохотными яркими фонариками волосами водила хороводы и пела. Девушки образовали несколько кругов, круги то расходились, то так сближались, что тела ночных танцовщиц невольно касались друг друга. Грациозные движения, в которых не просматривалось ни капли фальши, ни единого лишнего движения, делали зрелище настолько захватывающим, что у Вячеслава сбилось дыхание.

Песня звучала вроде бы весело, однако в ней проскальзывал грустный мотив. И последний постепенно стал преобладать. Теперь уже хотелось не веселиться с юными дивами, а тосковать вместе с ними…

«Так все было?» – будто спросил кто-то Вячеслава. И он ответил, ответил скорее самому себе:

- Да!

Картина событий у реки приобретала все более яркие очертания, в ушах звенели девичьи песни. Одну из них он даже готов был напеть:

«Ты пошто меня бросил, возлюбленный мой?
Как собака бежала лесною тропой
Я всю жизнь за тобой!
Но чужая красавица встала меж нами,
Заразила тебя колдовскими словами,
Серебром, жемчугами.
Ее чарам поддавшись, ушел навсегда.
Я услышала, как говорила беда:
«Открывай ворота!»
Жизнь без милого мне невозможно горька,
Ты возьми мою душу, подружка-река,
Лишь тебе я близка!»

Хороводы убыстрялись, становилось светлее, но не от того, что приближалось утро. Над рекой огромным пожарищем вставало белое сияние. Оно резануло глаза, но Вячеслав упорно вглядывался. Даже приподнялся из укрытия…

В сиянии просматривались очертания удивительного дворца. Полностью его лицезреть невозможно, лишь отдельные башенки, бойницы. Купол вспыхнул мириадами изумрудов, те упали на волосы нагих красавиц и зажгли их зеленым пламенем.

- Ну и ну! – вырвалось у Вячеслава. Это же «ну и ну!» он повторил и сейчас, словно позабыв, что находится в другом времени и другой реальности.

«А дальше?»

Еще одна вещь привлекла тогда его внимание: в темном небе появилась яркая точка, она кружила, кружила, постепенно приближаясь к группе девушек. Те прекратили хороводиться, но не испугались, наоборот, радостно замахали руками.

Теперь и Вячеслав смог рассмотреть, что же представляет собой этот летающий объект. Большая, квадратная, обвешанная гирляндами огней, кабинка. Под восторженные крики нагих красавиц люк ее приподнялся. Вячеслав настолько увлекся, что позабыл об осторожности, почти вплотную приблизился к незнакомой публике.

Сначала он услышал визгливый голос, затем увидел существо с редкими волосами и огромным горбатым носом. Существо спрыгнуло к девушкам, а, когда те начали его щекотать, запричитало:

- Отстаньте от меня, бессовестные! Вам нужны молодые мужики. А я – старая женщина, у которой, во-первых, давным-давно климакс, во-вторых, правильная ориентация. На новомодные штучки не покупаюсь. Да отпустите же, иначе улечу, и не узнаете, что в мире делается! Будете барахтаться в своей речушке и воображать – что живете в центре вселенной.

Девицы вняли мольбам старушки, отпустили, она подбоченилась и важно произнесла:

- Начну с политики…

- Ну ее к!..

- Так ведь конфликт между империями.

- Плевать! Плевать!

- Тогда о новых торговых связях…

- Пошли они куда подальше!

- Последние новости культуры? – озадаченно поинтересовалась летающая старушка.

- Не надо! Не такие уж мы некультурные.

- О чем же вам рассказать, надоедливые?!

- Как о чем? Где мужиков найти для забав? Хитрые они стали, черти! На наши песни не покупаются.

- Кто о чем, а вшивый все о бане.

- Ты, Баба-Яга, говори, да не заговаривайся. Откуда у нас вши? Из воды не вылезаем.

- Я образно! Мне бы вирши слагать, как Бояну (певец-сказитель у древних славян. – прим. авт.). А так согласная: мужичков сейчас не обманешь. Зазнались они, дефицитный товар!

- Кончай, старая, языком чесать, - грозно сказала одна из девушек. – Я девчонка из простых. Заумностей не терплю, мозгов лишних не имею. Зачем они мне, когда вон попа красоты невиданной! И такая красота пропадать должна?! Мужиков подавай!

- Хорошо, девочки, хорошо, родимые. Только - дашь на дашь! Вы когда мужичков используете, не тяните сразу к себе на дно. А кое-кого мне подкиньте. Одного- двух. Соскучилась по человечинке!

- Ладно, старая, подкинем.

- Слово, красавицы?

- Хоть десять.

- Тогда обернитесь вон туда. Жертва рядом стоит, вас дожидается.

Вячеслав понял: речь о нем. Спасаться! Он обернулся, вглядываясь в утонувшее в ночи бескрайнее поле. А нагие красавицы стремительно приближались.

Он не может бежать от красивых женщин! Да не женщины это, а… русалки!

Пока он раздумывал, сладкий дурман проник в голову; мысли замутились. Он слышал одно лишь пение прекрасных русалок, сквозь которое прорывалось радостное хихиканье горбоносой старухи.

Потом – середина реки, куда его увлекли русалки, а он и не возражал. Спор и ругань между ними: кто первая начнет?..

Кажется, лодка и грозный окрик. Недовольный визг, но жертву оставили в покое. И дальше слова незнакомца, сказанные лично Вячеславу:

- Вас ведь предупреждали: только наблюдать. Хорошо, что я успел…

«О чем предупреждали? КТО успел?»

Сцена оборвалась, как Вячеслав не старался, ничего более вспомнить не мог. Оставалось гадать: это фантасмагория или реальность?..

Нет, реальностью такое быть не может! Сказочные персонажи не соприкасаются с обыденностью.

…Он опять был в своей постели, рядом – Тиана. Теперь Вячеславу казалось, что исчезнувшая память специально уводит его по кривой дорожке в совершенно иную плоскость. Танцующие русалки, Баба-Яга на ступе, которая больше похожа на кабинку лифта…

«Необходимо настоящее!»

Брешь в стене продолжала расширяться, однако воспоминания о странном празднике на берегу серебряной реки не исчезали. Они стали назойливее.

«Надо сосредоточиться на вечеринке у Артемьева. Итак, я захожу к нему в дом и что вижу?»

…Играла легкая музыка. Вячеслав тихонько открывал дверь, ведущую в слегка затемненный зал. Кроме него – никого! Однако он слышал какие-то шорохи, бормотание, звон бокалов.

- Кто здесь? – спросил Вячеслав.

Ему не ответили. Зато музыка, звон посуды, бормотание сделались громче. Он различал голоса мужчин и женщин. Первые пытались острить, вторые благосклонно смеялись.

Ничего не понимающий Денисов заглянул под столы, даже за портьеры. Пустая, но живая комната?!..

Что, если смеются не здесь, а в соседнем зале? Нет, голоса раздавались совсем рядом. Никто не проявлял агрессии. О Вячеславе словно позабыли, как о случайном чужаке.

Он в задумчивости присел за барную стойку на вертящееся кресло. И тут – чудеса. Одни невидимые руки наполняли бокалы, другие быстро забирали их. Таинственный бармен налил джин и Вячеславу.

Денисов не притронулся к бокалу. Разве мог он поступить иначе в этой непонятной обители призраков?

Раздался громкий топот, пол заходил ходуном. Танцы?.. Призраки резвились, бушевали, вихрем проносились мимо Вячеслава.

И тут Денисову показалось, что невидимый бармен начинает проявляться. Оказывается это… скелет. Он стучал зубами, хлопал пустыми глазницами, тряс костяшками рук. Вячеслав невольно отпрянул, оглянулся и увидел, что вокруг – одни скелеты. Скелеты примостились за столами, открывали беззубые рты, изображали танцы.

Стоп! Это всего лишь обман зрения! Скелеты начали «обрастать мясом». Возникли реальные люди реального мира.

Вот какой-то стриженый под бобрик здоровяк хлопнул Вячеслава по плечу, некоторое время они о чем-то говорили, а потом он повел представлять Денисова гостям, среди которых находилась и Тиана. Девушка подняла глаза, где читалось искреннее любопытство…


Арктида.jpgГЛАВА V. Первые воспоминания (продолжение)

-… Давно не виделись, Слава. Все мотаешься по своим экспедициям? Ищешь, ищешь! Как в старой песне у Высоцкого? «Чего-то ищет, а чего не видно…»?

- Зря так думаешь, Гриша. Кое-что мы нашли.

- Ценное?

- Конечно, - промолвил Денисов.

- Такой важный вид! Никак отыскал философский камень? Или чашу Грааля?

- На свете есть не менее серьезные вещи.

- А ты ведь еще и рисовал? Не бросил свои художества?

- Бросил. Времени нет.

- Понимаю, мой одноклассник Славка – двигатель науки.

Денисов, не обратив внимания на легкую иронию приятеля, продолжил:

- Мы занимаемся нашим прошлым. Той историей, которой нет в учебниках.

- Зачем тебе копаться в старине? Обрати внимание на день сегодняшний. Куча проблем, но и куча возможностей. Деньги – под каждым кустом, только прояви смекалку, умело нагнись – и они твои.

- Ты их много нашел?

- У меня пока маленький бизнес. Но… скоро многое изменится. Мне предложили выгодное дельце.

- Поздравляю.

- Нужен партнер. Вот и хотел с тобой поговорить. Ты – надежный парень, я знаю.

- Я не бизнесмен.

- Неважно. Я - бизнесмен, и дам правильное направление.

- Извини, я не тот, кто тебе нужен.

Григорий вновь дружески хлопнул приятеля по плечу и повел знакомиться с гостями. Для начала представил самого Вячеслава:

- Мой школьный товарищ, археолог, светило науки.

- Зачем ты так? – шепнул Денисов.

- Ничего. Пусть знают, что за друзья у Артемьева.

Он поочередно называл мужчин и женщин. Все у него были чуть ли не великие в своем деле, только какие-то.. незапоминающиеся. Каждый типаж проходил мимо Вячеслава, не оставляя ни малейших эмоций. Внимание задержалось лишь на миловидной, хрупкой на вид девушке. Гриша – тут как тут:

- Тиана, суперталантливая поэтесса.

- Вы пишете стихи?

- И прозу – тоже, - ответила девушка.

- Она много чего пишет, - подмигнул Артемьев.

Вячеславу захотелось поближе познакомиться с очаровательной литераторшей, однако к нему подскочила разбитная, явно неуемная в своей энергии девица. Ее круглое, чуть полноватое лицо расплылось в обольстительной улыбке:

- Читала вашу работу о древней Арктиде (Арктида или Гиперборея – по преданиям - самая древняя цивилизация, прародительница Руси. – прим. авт.). Так приятно, - она жадно схватила его руку. – А я - Мила Нович. Вот моя визитка… Я – пиар-менеджер. Рекламирую, рекламирую… Не спрашивайте что именно… Могут быть и фирмы, и конкретные люди из любой сферы деятельности. Приоритеты в этой счастливой стране меняются едва ли не каждый день. Новые кумиры, как известно, требуют новой раскрутки.

- Так возникают калифы на час.

- На час?! На минуту! И в эту самую минуту необходимо оказаться в нужном месте. Тогда ты на коне! Знаете, иногда доходит до смешного: сегодня поешь дифирамбы одному, завтра – его главному конкуренту, которого до этого нещадно поносила.

- Так можно далеко зайти, - рассмеялся Вячеслав. – А принципы?

- Принципы?!

- Нельзя служить двум господам…

- Какие это господа? Скорее уж холопы с жуликоватым прошлым. По крайней мере, таких большинство. Сначала кидают они, потом – их. А мы?.. Технические исполнители чужого заказа. Не будем о грустном! Как приятно видеть такого интересного человека. Один из танцев мой! Договорились?

Не получив согласия, Мила упорхнула, все равно крайне довольная собой. Мимо Вячеслава сновали люди, никто больше с ним заговорить не пытался.

Он вновь переключил внимание на хрупкую белокурую девушку-литератора. Та нисколько не смутилась, наоборот, ответила вызывающим взглядом. И он рискнул, подошел:

- Интересно, насколько прав Григорий, называя вас суперталантом?

- А как же! Будущий Лермонтов! Только фамилия у меня менее звучная – Весенина.

- Кажется, я что-то читал, - наморщил лоб Вячеслав.

Ничего он на самом деле не читал. Банальный способ завязать знакомство.

- В журнале «Золотое руно» была подборка моих стихов.

- Правильно, это было «Золотое руно».

Тиана посмотрела на него с ироничной улыбкой:

- Простите, запамятовала ваше имя?

- Вячеслав, - с некоторым разочарованием произнес он.

- Это был мой первый поэтический опыт, Вячеслав. Хорошо, что кто-то читал и… запомнил. Я больше люблю прозу. Несколько книг написано, но не издано.

- Почему?

- Наверное, не дотягиваю до уровня авторов современных детективных или любовных серий.

- У вас все впереди.

- Да! И жизнь, и слезы, и любовь. А вы, как я слышала, светило науки?

- Грише свойственно все преувеличивать. Я занимаюсь исследованиями по истории древней Руси. У меня нет таких сенсационных открытий, как у Чудинова (В.А. Чудинов – известный русский историк сегодняшнего дня, его некоторые научные изыскания перевернули многие представления об истории наших предков. – прим. авт.), хотя… кое-что появилось. Я тоже пишу книгу.

- Историческую?

- Книгу о Книге.

- Как интересно!

- Слышали о Книге Велеса?

- Нет.

Вячеслав ей вкратце поведал содержание загадочного труда Древних. А закончил так: у нас появилась очень неожиданная информация. Открытие, которое перевернет мир.

Однако тему пришлось быстро поменять, поскольку по скучающему выражению лица Тианы стало ясно: его исторические экскурсы ей, мягко говоря, до фонаря. А тут еще подскочила Мила Нович, и бесцеремонно заявила:

- Дамы и господа, выпьем за приятное знакомство.

Выпили. И в это время заиграла музыка, несколько пар заскользили по паркету. Мила и Тиана одновременно поглядели на Вячеслава, у обеих женщин появилось желание присоединиться к танцующим. Вячеслав выбрал Тиану.

- Ничего, - не смутившись, проговорила Мила, - следующая очередь моя.

Кружились молча. И чем дольше длился танец, тем все более сильное влечение чувствовал Вячеслав к своей партнерше. Он крепче прижал ее, рука как бы непроизвольно скользнула по заманчивым женским ягодицам. Тиана подняла глаза, с ласковой иронией проговорив:

- Шалунишка-куртизан!

Фраза мгновенно привела Вячеслава в чувство, он понял, что они вместе уже второй танец, к тому же теперь не медленный, а быстрый. Дабы выйти из неловкого положения, он сказал:

- Мой тренер тоже любил прижимать партнерш. Не потому, что маялся от сексуальной неудовлетворенности. Он демонстрировал свои мускулы.

- Оригинальный тренер.

Тиана улыбнулась, только очень уж неопределенной улыбкой. Вячеслав никак не мог решить: интересен он ей или нет?

Как же он сожалел, что смолкла музыка, и пришлось проводить Тиану к столу. И тут на Вячеслава, будто дикий зверь, налетела Мила, потребовала, чтобы он вернул долг:

- Я вам что-то задолжал?

- Танец!

- Музыки нет.

- Ничего, сейчас возобновится.

Тиана сжалась в комок, раздавленная напором соперницы и молча наблюдала, как неукротимая пиар-менеджер повела ее кавалера в самый центр зала. Там она повисла у него на шее тяжелым грузом, не давая ни минуты на передышку. Если бы ее он ущипнул за ягодицы, то наверняка был бы назван «королем обольщения».

Танец с Милой утомлял! Самое страшное, когда не симпатичная тебе женщина пытается заслонить собой всех и вся. Вячеслав решил вырваться из плена, мягко отодвинул Милу, завертел головой, заранее предупредив возможное недовольство:

- Обожаю понаблюдать за незнакомыми людьми, иногда даже составляю их психологический портрет.

И тут Вячеслав заметил, что он не безразличен не только Миле Нович. Его пронзил чей-то пристальный взгляд; взгляд сильного человека!

Наверное, он ошибся. Наблюдали за томившейся жаждой секса Милой.

Нет, взгляд преследовал его! Именно ПРЕСЛЕДОВАЛ, ловил каждое движение.

- Не вертите все время головой! – сердито промолвила Мила. – Ваша поэтесса не сбежит.

Вячеслав едва дождался окончания танца, осторожно оглядел группу гостей. Вроде бы, никого из них он не интересовал.

- Ваш друг потрясающ! – подмигнула Тиане Мила.

- Он не мой друг… - И, заметив сожаление на лице Вячеслава, поспешила добавить. - ПОКА не мой друг.

Диалог женщин прервал хозяин дома. Он взял Денисова под руку и отвел в сторону.

- Помнишь, говорил тебе насчет бизнеса? Мне позвонил один важный человек. Короче… он хочет поговорить с тобой.

- О чем?

- Разговор обещает быть интересным.

«Так вот кто наблюдал за мной во время танца!»

Григорий понизил голос:

- Выгодное дело! Очень выгодное! Классный бизнес-проект.

- Гриша, я же…

- Да ты послушай! Сказать, что прилично заработаешь – ничего не сказать. Не нужны денежки, а? На свои исследования, например? Не будешь стоять с протянутой рукой перед капризным дядькой-спонсором. Дело быстрое и безопасное.

Вячеслав сразу смекнул, что бизнес школьного приятеля отнюдь не безопасен. Ощущается криминальный душок.

- Он нас ждет, - не отступал Григорий, - махнем, а? Десять-пятнадцать минут - и у него. Потом - быстро назад. Гости и не заметят нашего отсутствия.

- Я думал, он здесь.

- Зачем ему быть ЗДЕСЬ?

«Тогда кто же наблюдал за мной?»

- Ну, Славик?

- Нет, Гриша, нет!

- Твое последнее слово?

- Последнее.

- Дурак ты! После жалеть будешь. Впрочем, как знаешь.

Артемьев отошел к гостям, а Вячеслав вернулся в общество Тианы. Та уже… надула губки.

- Оставили меня скучать?

- Гриша просил кое в чем его проконсультировать…

Он прервался, поскольку заметил, как среди гостей промелькнуло необычное лицо. Что в нем НЕОБЫЧНОГО? Так сразу и не скажешь. Только НЕ ЭТИ ЛИ ГЛАЗА НАБЛЮДАЛИ ЗА НИМ?

- Принесите фужер вина, - попросила Тиана.

Просьба отвлекла его. Когда же он снова посмотрел в зал, лицо исчезло или растворилось среди других лиц.

«Он не похож на приятеля Гриши Артемьева, - решил Вячеслав, - подобные «бизнесмены» выглядят иначе».

Возможно, он ошибся? Просто померещилось.

И Вячеслав полностью переключился на очаровательную литераторшу.

…Разрозненные события на вечеринке у Артемьева продолжали складываться в единую цепочку. Память возвращалась?!.. Увы, пока маленькими крохами. Цепочка то и дело обрывалась, Вячеслав не мог, например, воссоздать в своем мозгу ЛИЦО, которое его так взволновало.

А это очень важно! Почему?..

Ответа не было. Но… важно!

Он вновь стал рыскать по лабиринтам воспоминаний. Ничего особенного в тот вечер вроде бы не случилось. Никто больше не пробовал завязать с Вячеславом знакомства. Одна Мила не унималась, сделала еще несколько неуклюжих попыток оттеснить Тиану на второй план. Но и она потом отошла в сторону. На улицу Вячеслав вышел вместе с Весениной.

- Прохладно, - сказал он, поднимая воротник.

- Что вы хотите – почти октябрь.

- Любите осень?

- Нет. И позволю не согласиться с самим Пушкиным: увядание природы не пышно и прекрасно. Это все равно дискомфорт, лично я обожаю комфорт. Сейчас вот представила: лето, море, пляж, волна, ракушки. И еще, Вячеслав, человеческая жизнь увядает, как и природа.

И хотя дул холодный ветер, они застыли на месте. Расставаться не хотелось, и, ради того, чтобы еще несколько минут побыть вместе, готовы были терпеть любую непогоду.

- Я провожу вас, - предложил Денисов. – Или?..

- Что или? – лукаво поинтересовалась Тиана.

- Или кому-то это будет неприятно?

- Спросите проще: есть ли у меня друг? Уже нет. Вас родные не потеряют?

- У меня никого нет. Единственный ребенок в семье. Отец погиб на севере. Была крупная авария на электростанции. Так никто из чиновников и не ответил за это. А у мамы – сразу инфаркт, через полгода и она… ушла.

- Простите.

- Вам-то за что просить прощения?..

- А личная жизнь?

- Тоже не сложилась. Ни жены, ни детей… Одна работа.

- Которую вы очень любите.

- Да, очень!

- Вызовем такси?..

Вячеслав проводил ее до подъезда, поцеловал руку. И опять они стояли под порывами ветра. Стояли и молчали. Зачем о чем-то говорить, когда так хорошо! Первой не выдержала Тиана:

- Пора! Завтра на работу.

- Пора, - вздохнул Денисов. – Если я позвоню?..

- Возражать не стану. Вот номер. И – до встречи, до встречи! Смотрите, дождь!

- Осенний дождь…

- Идите, а то промокните, заболеете.

- Уже заболеваю. Меня бы спасла чашка горячего чая. Где у вас ближайшее кафе?

- Довольно далеко. И, кажется, оно закрылось. Придется выручать. Пойдемте ко мне.

- Это удобно?

- Вы – смирный мальчик?

- Самый смирный на свете.

- По одному из наших танцев такого не скажешь.

- Я случайно.

- Тогда открываю дверь.

Чаепитие затянулось до утра. Лежа в постели, Тиана прижималась к его груди. И он готов был без конца обнимать этот драгоценный комочек. Господи, до чего же хорошо!

- Ты позвонишь мне или?.. – спросила Тиана.

- Разве может быть иначе?

- Не знаю. Может, моя миссия выполнена.

- Не говори глупостей…

- Тогда буду ждать, надеяться. Надежды девушек питают.

- У меня намечается важная командировка. Приеду и…

- Командировка лет на пять?

- Надеюсь, что меньше. Несколько дней. Мне нужно завершить одно ВАЖНОЕ ДЕЛО.

- Важное дело откладывать нельзя.

Он снова прижал ее к себе, расцеловал лицо:

- Чего бы ты сейчас хотела?

- Кофе. И пышущую жаром булочку. Обожаю, когда мужчина приносит мне все это в постель.

- Сейчас исполню.

- Если так, то я – на седьмом небе. В кухне найдешь все.

- Надеюсь, что найду.

Кухня у нее маленькая, но очень уютная. Вот он кофе, а вот – булочки. Чайник вскоре засвистел, в микроволновке «доходил» ароматный хлеб. Какой необыкновенно радостной в тот момент показалась Вячеславу жизнь! Необыкновенная эта небольшая квартирка. Даже октябрьский город за окном. Вон он какой!..

В позднем осеннем рассвете слабо просматривались улица, соседние здания, редкие пока еще фигурки спешащих людей. И тут Вячеслав заметил человека, который стоял напротив дома Тианы. С высоты шестого этажа он казался почти неразличимым, видно только, что стоит и разглядывает окна. Но Вячеславу показалось, будто он смотрит на кухонное окно Весениной. Мало того, СМОТРИТ НА САМОГО ВЯЧЕСЛАВА…

Знакомые ощущения всколыхнули Денисова, - точно такие же, как на вечеринке у Артемьева. Напряжение перемешивалось с любопытством и некоторым страхом. Незнакомец преследует? Желает переговорить? Его следует опасаться?..

Почему неизвестный должен высматривать его? Мало ли кто здесь стоит…

Ругая себя за мнительность, Денисов сделал шаг назад и случайно задел чашку на столе, которая со звоном упала и разбилась.

- Что случилось? – крикнула Тиана.

Он вошел к ней с виноватым видом:

- Чашка… Я – неловкий медведь.

- Не беда. Всего лишь чашка… Говорят, к счастью.

Он хотел осторожно спросить Тиану, нет ли у нее навязчивого поклонника? Но вовремя остановился. Нельзя поддаваться нелепой мании.


…Из того октябрьского вечера Вячеслав вернулся в свой нынешний запутанный мир. Итак, все, что говорила Тиана насчет деталей их знакомства - правда?

Почему он вспомнил именно этот эпизод из своей жизни, и не в силах воссоздать другие?

Сейчас он хотя бы точно знает, что родных у него нет, что по профессии он археолог и стоял на пороге открытия – что-то связанное с Книгой Велеса… На память сразу пришел фильм, который они с Тианой недавно смотрели, старая, милая комедия «Джентльмены удачи». Главный герой, маскируясь под известного бандита, говорит подельникам, мол, ударился головой, здесь - помню, здесь - нет. Подельник, что постарше и поумней, сомневается: «Так не бывает».

- Не бывает, - тихо повторил Вячеслав, - что если мои воскресшие воспоминания о прошлом – липа? И не было никакого вечера у Артемьева? Не было гостей, танцев, и никакая Мила Нович не домогалась меня? Вдруг меня «втянули» в воспоминания и жизнь кого-то другого?..

Кого? Зачем? Но, допустим, я прав, что за злой гений решился на подобную «шутку»?

Взгляд упал на спящую Тиану. Самый близкий человек…

Нет!

Предают только свои!

Зачем это ей?

Предположим, над ним проводят какой-то эксперимент? В чем его суть?

Нечто необъяснимое потянуло Вячеслава к окну. Он подчинился внезапному порыву. И, точно так же, как в тот день, когда разбил на кухне чашку, увидел стоящего перед домом человека. И опять тот был для нее неразличим во мраке ночи!

Но его завораживающий взгляд был устремлен прямо на Вячеслава. Теперь Денисов мог в том поклясться. Шестое чувство подсказывало ему: это не одна из вернувшихся теней. Незнакомец как будто нес в себе тайну, глобальную и смертельно опасную…


незнакомецГЛАВА VI. Насколько правдив незнакомец?

Единственная возможность что-то узнать о незнакомце – спуститься сейчас к нему и спросить: «Кто вы? Что вам нужно?»

И что он услышит в ответ? Тот пошлет его со словами: «Молодой человек, причем здесь вы? Я могу стоять и ждать кого угодно. Конституция не запрещает».

Предположим, он следит не за Вячеславом? Какое было бы облегчение!..

Денисов вновь осторожно посмотрел в окно. В забрезжившем рассвете силуэт незнакомца выделялся отчетливее. Он не думал уходить, прятаться.

- Пойду к нему! – окончательно решил Вячеслав.

Он натянул рубашку и уже застегивал брюки, как проснулась Тиана. Она смотрела на него, не осознавая, что происходит. Потом удивленно спросила:

- Ты куда?

- Не спится. Пройдусь.

- И только? А я грешным делом подумала: миленький мой решил сделать ноги. Надоела зазнобушка.

- Даже не мечтай! Тебе не так просто будет избавиться от меня.

- Любимый прилип ко мне надолго! Ура, ура!.. Дорогой прилипала, раздевайся и ложись.

- Видишь ли…

- Ложись, - капризно повторила Тиана, - ты не кот, чтобы гулять по ночам. Еще найдется какая-нибудь кошечка…

Тиана поднялась, грациозно покачивая обнаженными бедрами, подошла к Вячеславу, раздела его. Он подчинился ей, как подчиняются приказам самого жесткого генерала.

Они снова в постели, Тиана нежно провела рукой по его волосам, лицу, груди, животу, пощекотала фаллос:

- Не отдам!.. Спи, котик, все будет хорошо!

Вот уж в чем он не уверен! Но так было приятно внимать ее словам!

- Спи! Невзгоды уйдут. И у тебя есть я…

«А вдруг тот человек собирается сообщить мне что-то важное?» - кольнула Вячеслава новая мысль. Но ее заглушили слова подруги:

- Давай сделаю массаж.

Все-таки какая сила заключена в руках Тианы! Умелые движения заставляли Вячеслава позабыть о хорошем и плохом, о желании повстречаться с незнакомцем и о возможном появлении теней.

Стоявший на улице человек, так и остался для него загадкой.

Несколько часов пролетели в безмятежном сне. Казалось, что и друзья и враги решили подарить Вячеславу небольшой покой.

Он анализировал события прошедшей ночи. И опять казалось, что находится во власти невероятного, фантастического сна. Куда он собирался идти?.. Безумие! Хорошо Тиана остановила его, успокоила.

Какой человек под окном? Его породила безумная фантазия самого Вячеслава…

И не являлись снова тени? Не было сражения с ними? И их предупреждения, что оставляют Вячеславу всего один день?

Один день (уже меньше!), чтобы вернуть то, не знаю что!

Все-таки зря он не спустился вниз…

Когда собирались на работу, садились в машину, у Вячеслава возникло чувство, будто Тиана боится отпустить его от себя даже на секунду. Неужели считает, что он снова, как кот, отправится на «самостоятельную прогулку»? Теперь-то куда? По водосточным трубам?

Олег Васильевич попросил рассказать о поездке к Ганову, пожурил, что Вячеслав не позвонил сразу («Зазнался, парень, явно зазнался!»), не доложил обстановку. Денисов уклончиво ответил, что знакомство состоялось, и для издательства оно полезное.

- Ганов мне звонил. Ты его очаровал.

- Он так сказал?

- Конечно! А разве… неправда?

- Раз говорит…

Вячеслав удалился к себе в кабинет, и к нему сразу впорхнула Тиана. Он всегда рад ее видеть, но сейчас хотелось сосредоточиться на работе. Пусть даже существовала недосягаемая высота, на которую он возвел своего маленького, хрупкого кумира. Кумирам тоже не стоит быть слишком назойливыми, иначе от них устанет любой самый неистовый поклонник.

- Чем занимаешься? – спросила настырная возлюбленная.

- Думаю, размышляю над будущей книгой.

- Идеи есть?

- Идеи приходят после тяжких раздумий. Сначала знакомишься с материалом, потом «перемалываешь» его в голове много-много раз, находишь маленький маячок, который указывает путь в нужном направлении. Идешь на свет и куда-нибудь да приходишь.

- Оригинально. Можно присутствовать при твоем творении?

- Извини… Творец всегда одинок, никогда не вкалывает под присмотром. В этом его счастье и трагедия. Он уходит в субстанцию, знакомую лишь ему одному. А когда возвращается обратно, встречает либо преклонение, либо насмешки. Чаще – последнее.

- Это ужасно!

- Утешаешься тем, что насмешки, а не проклятия.

- Короче, ты меня выгоняешь? Не позволяешь со стороны полюбоваться рождением шедевра?

- До шедевра далеко, дорогая. И не мои это требования, а самой Книги Велеса.

- Требования? Ты с ней ведешь диалоги?

- А как же! Прямо сейчас она тихонько шепчет: «Пусть Тианка уйдет, а то не раскрою больше ни одной своей тайны».

- Вот ведь соперница у меня!

По счастью Весенину вызвало начальство, и Вячеслав смог с головой окунуться в стихию творчества. Работа настолько захватывала, что он позабыл о своих невзгодах и невероятных событиях последних дней. Не так давно он слушал передачу об одном художнике, которого приговорили к смерти. По закону должны были исполнить его последнюю просьбу. И он попросил принести в камеру краски, кисти и холст. За сутки до казни он создал шедевр, который остался в веках! Вот так и Вячеслав полностью ушел в прошлое, которого лишился сам. Так пусть оно хотя бы будет у нашей истории.

васильев константин.jpgНа экране возникали образы Богумира (по Книге Велеса и славянской мифологии сын Даждьбога и Марены, прародитель руссов – прим. авт.), его жены Славуны. Два исполина парили над лесами, лугами, озерами. Вячеслав видел эти образы по-своему: Богумир – в военных доспехах, за поясом меч, за спиной колчан со стрелами. Золотые волосы Славуны растрепались от ветра (в действительности женщина в древней Руси покрывала голову, считалось, что ее волосы – богатство и красота рода, любоваться ими мог только супруг. – прим. авт.), в ее руке блестел серп. Вглядываясь в первый вариант своего творения, Вячеслав понял, что его персонажи отнюдь не выглядят величавыми. Наоборот, они скорее… согнуты под тяжестью непосильных трудов, да и лица не светятся радостью. В глазах великого мужа - ярость, а у жены – немой укор.

«Почему так? – спросил себя Денисов, - автор задумывает одно, а герои творят другое. Они не желают мне подчиняться…»

И грустно улыбнулся над своими нелепыми мыслями:

- Еще не хватало, чтобы мне подчинялся Богумир!

И тут он сообразил, кто привел прародителей рода руссов в бешенство и содрогание… Это сделали мы, их далекие потомки. Кажется, что Богумир и Славуна беззвучно кричат: «Что же вы сотворили со своею землей?!»

Пораженный подобным открытием, Вячеслав отпрянул от компьютера, дальнейшие идеи по оформлению книги как бы повисли в воздухе. А ведь до этого уже выстраивались образы дочерей Богумира - Древы, Скревы, Полевы и его сыновей – Севы и Руса (Книга Велеса и другие древние источники гласят, что именно дочери Богумира явились основательницами славянских родов Древа – древлян, Скрева – кривичей, Полева – полян, а сыновья дали начало северянам и руссам. – прим. авт.). Он представлял их источающими радость жизни, торжество духа, но… какими они явятся на самом деле в его будущем творении? Вдруг они исказят реальные образы, исказят саму ИДЕЮ КНИГИ ВЕЛЕСА?

Думы прервал звонок. Сняв трубку, Вячеслав услышал:

- Добрый день.

Ничего особенного в этом традиционном приветствии не было, однако у Денисова неизвестно почему застучало сердце. Он с трудом выдавил из себя:

- Здравствуйте. Кто говорит?

- Тот, кто ожидал, что вы выйдите к нему ночью.

- Так это вы там… стояли?

- Я.

- Что вам надо?

- Серьезный вопрос. Давайте увидимся.

Сомнения стиснули душу Вячеслава, точно канатными веревками. Душа металась, а они лишь больнее вонзались в тело…

- А если не соглашусь?

- У каждого есть право выбора.

- Вы как будто УВЕРЕНЫ, что я приду?

- Да. Поскольку выбор есть, но его и нет.

- Выражайтесь яснее!

- У вас остался последний день…

«Он все знает!»

- А что случится потом? – осторожно поинтересовался Денисов.

- Я должен вам это ОБЪЯСНИТЬ.

- Хорошо. Когда и где мы встретимся?

- Недалеко от вашего издательства есть парк.

- Я иногда там гуляю.

- Прогуляйтесь снова. Найдите пустую скамейку, я подойду.

- Там много скамеек.

- Садитесь на любую. Я вас найду.

- Хорошо. Да… тени могут подслушать разговор.

- Тени?.. Я понял, кого вы называете тенями. При них опасно не только говорить, но и думать. Вполне возможно, что они попытаются помешать, но вы уж постарайтесь прийти!

- Когда?

- Чем раньше, тем лучше. Сейчас!

- Хорошо.

Номер звонившего был скрыт от просмотра. Оставалось решить для себя: как поступить? Пойти на встречу?.. К совершенно не знакомому человеку?

«Я ведь хотел с ним встретиться ночью!..

А если Тиана спасла меня, уложив обратно в постель? Что бы в действительности произошло, если бы спустился вниз?..

С другой стороны осталось меньше суток до решающего столкновения с тенями. И незнакомец в курсе!..

Нужно рискнуть, отправиться в парк. Хоть что-то понять в этом сумасшедшем аттракционе!»

Ему показалось, будто лица Богумира и Славуны стали чуть мягче, глаза созданных Денисовым героев… подбадривали ?!

«Я принял правильное решение?»

Вячеслав резко поднялся, подошел к двери кабинета… Стоп! Он не сделал ГЛАВНОГО. Герои, основатели родов – все они дети Единого Творца. Нужно просить помощи Господа!

Вячеслав несколько раз осенил себя крестным знамением. И вновь, плавая по островкам памяти, забрел на один, который подсказал, что он был глубоко верующим человеком. Тут же, на другом островке, вспомнил молитвы «Отче наш» и «Богородица Дева радуйся». Он прочитал их, снова перекрестился и мысленно преклонил колени перед распятием.

Почему же, оказавшись в новой, лишенной прошлого реальности, он так и не переступил порог храма? Именно ПОТЕРЯННАЯ ПАМЯТЬ лишила его этой благодати. И Тиана ни на чем не настояла. Но она сама какая-то… неоязычница. Неоднократно говорила, что все беды нынешней России от христианского смирения, мол, благодаря ему люди поменяли образы героев на шкуры рабов. Еще она обожала языческие божества за то, что перед ними не падали ниц, а рассматривали их как друзей и советчиков.

Нечто подобное Вячеслав уже слышал. У Ганова! И здесь и там – почти слово в слово. Удивительное единство взглядов.

Сейчас он пойдет в парк. Как сказал незнакомец: «Они попытаются помешать, но вы уж постарайтесь прийти!»

Ему следует быть осторожным.

Едва Вячеслав вышел в коридор, как на него, будто ураган, налетела Воробушкина:

- А я к тебе. Главный срочно затребовал первый вариант обложки.

- Он еще не готов!

- Как?! У нас контракт!

- Помилуй, Юлиана, мы только начали работу над историей Книги Велеса.

- Но у нас есть и другая история - русского театра девятнадцатого века!

«Проклятье! Я и забыл о ней!»

- Когда нужно сдать обложку книги о театре?

- Вчера, милый, вчера.

- И она не готова.

- Покажи, что есть. Вместе покумекаем, как довести ее до ума.

- Видишь ли… Я к ней практически не приступал…

От неожиданности Юлиана несколько раз подпрыгнула, причем каждый прыжок был выше и выше, как на разминке у спортсменов. Вячеслав подумал, что скоро так она пробьет головой потолок.

- Этого быть не может! Срочно к компьютеру! Три, нет четыре… пять часов тебе на все про все!

- Такой срок для халтурщиков, а я мастер.

- Вот что, дорогой мастер, напряги-ка извилины, поймай одну из своих любимых муз, заставь ее полетать над тобой. Это не Книга Велеса, здесь не потребуется чего-либо экстраординарного.

Воробушкина подрезала его в самом прямом смысле этого слова. О какой работе может идти речь, когда незнакомец наверняка уже в парке? Вячеслав как-то должен объяснить Юлиане, что ему нужно срочно уйти.

- Не волнуйся, я сделаю обложку. Заказчики останутся довольны. Я уже вижу нескольких героев известных пьес. Попробую выстроить общую сюжетную канву - своего рода дорогу, где все они соединятся и побредут утверждать идеалы своего времени.

- Блестяще! Но… пять часов.

- Возможно, мне потребуется даже меньше.

- Ты только что сказал?..

- Я сказал это минуту назад. А сейчас поймал музу.

- Тогда срочно за рабочее место!

- Нет, Юлиана, я ухожу.

- Куда?!

- Думать. Поброжу по улицам. Возможно, зелень лета нашепчет мне что-нибудь еще. Эдакое необычное…

Тут произошла вещь, уж совсем нетипичная для Юлианы Воробушкиной. Она вцепилась Вячеславу в рукав, готовая силой потащить его обратно в кабинет.

- Шептать будет твой рабочий стол. Ни шагу из издательства!

«В нее бес вселился, что ли?»

Слова незнакомца о том, что их встрече будут мешать, становились пророческими! Или это обычное совпадение? Надо попытаться пробудить в Юлиане остатки разума.

- Ты хочешь, чтобы серые стены давили на меня, лишали фантазии? Узников редко посещает вдохновение.

- С каких пор издательство стало для тебя тюрьмой?

- Дело не в издательстве! Я никогда не любил ограниченного пространства. Мои источники вдохновения - небо, зеленая трава, бескрайние просторы.

Юлиана ослабила хватку, однако в глазах ее по-прежнему читалось сомнение.

- Не припомню от тебя раньше подобных философских изречений. Ты говорил, что когда за компьютером, то убегаешь от реальности в свой мир.

- Ты очень многого не знаешь обо мне, Юлиана. Короче, я иду в эту реальность, иду просить ее помочь мне в рождении ребенка.

- Ладно, - с сомнением произнесла Воробушкина.

- Через час вернусь. Примерно через час…

- Договорились, - сомнение в голосе ведущего редактора еще более усилилось, однако хватка постепенно слабела. И, наконец, стальные пальцы разжались. Вячеслав обрел желанную свободу.

Петляя коридорами, побежал к выходу. Еще не хватало встретить главного и полчаса объясняться с ним. Он уже подошел к двери, как вдруг услышал звон нежного голоска:

- Дорогой, куда собрался?

Похоже, Тиана стерегла его, как мать дитя. Времени на объяснения не оставалось, надо было что-то сочинять на ходу. Ей ведь не навешаешь на уши лапшу, как Юлиане.

- В ближайший универсам. Куплю чего-нибудь к обеду. С тех пор, как в издательстве закрылась столовая – одни проблемы.

- Я с тобой.

Сравнение, которое только что пришло на ум Вячеславу – «как мать дитя», явно не подходило возлюбленной. Скорее, она стерегла его, как коршун добычу. Денисов изобразил на лице нешуточное изумление:

- Зачем? Лучше скажи, чего тебе взять?

- Почему я не могу с тобой прогуляться? – точно так же удивилась Тиана. – Сама себе все и выберу.

- Разреши поухаживать за любимой, - настаивал Вячеслав.

- Лучше уж позволь мне облагодетельствовать милого дружка, - не соглашалась Весенина.

На счастье Денисова Тиану отвлек один из сотрудников, надо было срочно занести какой-то материал Олегу Васильевичу. Весенина крикнула: «Подожди, Славик, я скоро». Вячеслав не мог не воспользоваться предоставленным шансом, выскочил на улицу. До парка недалеко.

Но до него еще надо добраться! Если ему хотят помешать, то…

Улица к парку вела между двух небольших микрорайонов. Внешне все выглядело благодушным, спокойным. В небольших двориках резвились ребятишки, чинно прогуливались мамаши, у подъездов как обычно чесали языки всезнающие старушки. Жизнь казалась обыденной, не предвещающей никаких сюрпризов. Вячеслав поспешил затеряться за большими домами. Он наделся, что Тиана не начнет здесь преследование, универсам – в другой стороне.

Он шел и раздумывал: какие каверзы готовит судьба? КТО КОНКРЕТНО может помешать ему? Навстречу шли люди, внешне обычные, кто-то улыбался, кто-то хмурился, поглощенный своими думами.

ОБЫЧНЫЕ ЛЮДИ?..

Но по мере того, как он приближался к парку, в душе усиливалось ощущение опасности. Вячеслав на мгновение остановился, вновь тщательно осмотрелся… Кто и откуда может нанести удар?

Нет, пока он ничего не видит. Поэтому ускорил шаг, нырнул в подворотню, а когда вынырнул – вот он и парк.

Подойдя ближе, он увидел снующих повсюду полициейских. У центрального входа также дежурил наряд.

- Нельзя! – строго произнес капитан.

- А что случилось?

- Убийство.

- Где?

- Недалеко от центральной аллеи. Убили молодую женщину. В сердце воткнули нож. Ничего, все выходы перекрыты! Возможно, преступник еще там.

«Вот так!..»

- Известны его приметы: более сорока, рост – выше среднего, волосы светлые, крепкое сложение, пронзительные голубые глаза. Если вдруг заметите кого-то похожего, тут же сообщите. Долг любого гражданина.

- Хорошо. Но людей, подходящих под такое описание, очень много.

Вячеслав пошел вдоль ограды, раздумывая, как ему поступить? Если попытаться проникнуть на территорию парка, то могут возникнуть проблемы с полицией.

- Молодой человек! – услышал он.

Все тот же капитан отдал честь:

- Вы правильно сказали насчет примет. Наш художник только что составил фоторобот. Взгляните.

Художник оказался талантливым, образ «героя» был выписан ярко и профессионально. Судя по всему, убийца действительно обладал сильной волей, глаза его будто устремлялись тебе в душу, требуя беспрекословного подчинения. Однако взгляд не жесток, в лице прочитывается… доброта. Не похож этот человек на зверя.

Возвращая капитану фоторобот, Вячеслав осторожно поинтересовался:

- Вы уверены, что убийца - он?

- Что значит «уверены»?

- Его облик как-то не вяжется…

- Причем здесь облик? Его видели с этой женщиной. Точнее, ТОЛЬКО ОН ОДИН находился с ней во время убийства. И, едва поднялась паника, сразу сбежал. А теперь извините, мне пора.

Вячеслав продолжал стоять возле ограды. Как все получилось ужасно и нелепо. Убийство страшно само по себе. А теперь оно еще и спутало все карты…

Оно произошло по личным причинам, с целью ограбления или?..

Или кто-то пошел на кровавое преступление, чтобы не допустить встречи Вячеслава с незнакомцем? «Неужели я такая важная птица, что даже человека вот так просто?.. А кто такой для преступников человек? Пыль!»

Решение необходимо принимать быстро, а его нет. Мысль о том, чтобы самостоятельно проникнуть в парк, он отбросил. Но и не идти же к капитану с идиотской просьбой: «Пропустите, пожалуйста!». Сам Вячеслав тут же вызовет подозрение, посчитают, что он связан с убийцей… Предположим, он каким-либо образом проникнет в парк, встретит незнакомца, но нормально переговорить им не дадут.

Вячеслав продолжал наблюдать суету полицейских, подъехали еще несколько машин с сиренами, вокруг начала собираться толпа зевак. Все это окончательно срывало встречу. А время шло, Вячеславу пора было возвращаться в редакцию.

Пожалуй, он бы рискнул, пробрался в парк. Плевать на неприятности! Но… стоит ли игра свеч? Насколько можно доверять человеку, о котором он ничегошеньки не знает?

Толпа прибывала, люди передавали друг другу страшную новость, послышались реплики:

- …Женщину зарезали.

- …Разве одну. Нескольких.

- …Бандита схватили?

- …Говорят, еще нет. И он был не один. Их трое.

- …Бросьте! Там целая террористическая группа. Моджахеды.

- …А я слышал – Госдеп США. И готовилась у нас в городе сеть террористических актов.

- …Мало того! Эта группа собирались свергнуть правительство.

- …Что вы говорите? Правительство? А никак нельзя в ту организацию вступить?

У Вячеслава зазвонил телефон. Он услышал голос… незнакомца.

- Я здесь, недалеко от парка, - сообщил Вячеслав. – Но случилась непредвиденное…

- Знаю. Направо от вас две белые башни.

- И что?

- Подойдите к той, что дальше от дороги.

Вячеслав выбрался из толпы, пересек трассу. Первый белый дом…. Народу - почти нет. Очевидно, все на «представлении» возле парка. Вячеслав, в который уже раз, спросил себя: а правильно ли он поступает? Еще есть время повернуть назад.

Нет, он не повернет ни при каких обстоятельствах. Надо разрубить этот гордиев узел раз и навсегда.

Вот и вторая башня. Где же незнакомец?! Несколько человек прошли мимо Вячеслава, однако никто из них не сделал ни малейшей попытки заговорить с ним. Время летело, Денисов обошел башню. Неужели его разыграли?

И он услышал:

- Я здесь.

Вячеслав обернулся. Перед ним – тот самый человек, фоторобот которого показал капитан. Разыскиваемый полицией убийца: волосы, рот, нос, пронизывающие глаза…

- Давайте отойдем, - предложил незнакомец. – С некоторых пор мне находиться на виду у других не безопасно.

«Ничего себе поворот! – ахнул Денисов, - и он хочет, чтобы я ему поверил?»

- Вы остановились? – спросил человек с пронизывающими глазами. – Раздумали?

- Нет.

И Вячеслав пошел в предложенном незнакомцем направлении.


глаза.JPGГЛАВА VII. Насколько правдив незнакомец? (продолжение)

Маленький безлюдный дворик. Человек остановился и сказал:

- По-моему, здесь мы можем переговорить. Правда, времени немного. Я сразу к делу.

- Вы убили ту женщину? - спросил Вячеслав.

- Перестаньте.

- Вы убили? – Денисов в упор посмотрел на собеседника.

- О, Господи, конечно, нет! Обычная подстава.

Тень сомнения по-прежнему лежала на лице Вячеслава. Незнакомец вздохнул, потерянное время казалось ему трагедией. Однако как вести разговор с тем, кто не доверяет ему?

- ОНИ поблизости… Но будь по-вашему, примите мою искреннюю исповедь. Кстати, я заметил, как вы разговаривали с капитаном. Что он вам сказал?

Денисов немного подумал, а затем пересказал разговор. Незнакомец усмехнулся:

- Обратите внимание: меня ВИДЕЛИ с этой женщиной. Сейчас кто-то может увидеть нас с вами. Однако убивать вас я не собираюсь.

- Он добавил еще одну деталь: с ней были ТОЛЬКО ВЫ!

- Не я с ней, а она со мной. Она подсела ко мне на скамейку, упорно пыталась заговорить. Приходилось отшучиваться… Все это не случайно. Ее втянули в чужую опасную игру, которая для несчастной закончилась трагически.

- Дальше?..

- Я извинился, поднялся и пошел. Поверьте, в тот момент она была живее всех живых.

- Значит, кто-то еще подошел к ней? Ее ведь зарезали?

- Наверное.

- Наверное?

- Я прошел немного, как вдруг услышал крик какой-то женщины: «Убили!», и тут же – мужской: «Зарезали!»

- И вы побежали?

- Что еще оставалось делать? Во всем бы обвинили меня. Когда дается установка, надо ее выполнять.

- Да, - согласился Вячеслав, - вас бы арестовали.

Следующая фраза незнакомца поставила его в тупик:

- Арестовать меня они бы НЕ СМОГЛИ. Но нашу с вами встречу пришлось бы отложить. А это обернется НАСТОЯЩЕЙ ТРАГЕДИЕЙ.

Вячеслав вспомнил свои первые ощущения при виде фоторобота, он тогда засомневался, что этот человек – убийца. Сейчас сомнения… лишь усилились.

- Пора… - взгляд незнакомца скользнул по окрестностям. – Пора отсюда уходить.

Снова бег дворами и переулками. Ну, и энергия у спутника Вячеслава! И как хорошо ориентируется здесь!

Наконец, остановились. Денисов спросил:

- Почему вы не пришли ко мне ночью? Ведь вы стояли около дома!

Глаза собеседника пронзили его:

- Что вы знаете о себе?

Вячеслава словно застали врасплох, врать незнакомцу показалось глупой затеей, он все равно раскусит. И раскрываться перед первым встречным нелепо.

Незнакомец повторил вопрос. Дальнейшее молчание Вячеслава становилось бестактным и бессмысленным.

- Я работаю в редакции, иллюстрирую книги. Сейчас у нас интересный заказ по Книге Велеса.

- И это все?

- Все.

- А что было до того, как вы начали работать в редакции?

- Напоминает допрос.

- Нет! Установление истины.

- Кто вы? – ответил Вячеслав вопросом на вопрос.

Теперь в жестких глазах незнакомца появилась боль. Голос слегка дрогнул:

- Память ничего не подсказывает?

«Он жесток! Разве можно спрашивать слепого: как тебе нравится мой новый костюм?»

Денисов уже собирался резко ответить: «Нет!», и вдруг – новая трещина в стене между прошлым и настоящим. Вячеслав видел незнакомца раньше! Лицо его знакомо…

Когда он его видел? При каких обстоятельствах? Только… Вячеславу почему-то казалось, что этот человек НЕ ЯВЛЯЛСЯ ЕГО ВРАГОМ.

Но тут внутри разорвался ком отчаяния. Любой может воспользоваться его болезнью. Придумать невесть что. Влезть в доверие, чтобы потом воспользоваться ситуацией.

Он совсем беззащитен!

Денисов развернулся, не желая более продолжать беседу. И услышал:

- Любой имеет право на свою прошлую жизнь.

Сколько раз Вячеслав говорил себе то же самое! Как вернуть память? Он ведь не часы потерял.

- ЛЮБОЙ! – повторил незнакомец.

Вячеслав не выдержал, вплотную приблизился к собеседнику, грозно процедил:

- Вы много знаете обо мне?

Незнакомец утвердительно кивнул.

- Мне нужна правда!

- Хорошо. 

Спокойный тон, каким было произнесено это слово, не снял напряжение, а привел Вячеслава в ярость. Слишком все получается легко!

- Рассчитываете, что я вот так просто поверю?

- Надеюсь.

- Почему?..

- У вас должна быть хорошо развита интуиция.

- Интуиция?

- Именно!

- Допустим, ваше лицо мне внушает доверие, только разум не поддается эмоциям.

Ответ незнакомца ошеломил Денисова.

- Вы спросили - почему?.. Потому что я - ваш отец.

- Вы?.. Мой отец?!.. – Вячеслав отступил на шаг.

- Приемный. А теперь вспоминайте! Раскопки в Вологодской области… Сосредоточьтесь!.. Вы ДОЛЖНЫ!..

Подвластный магии его слов, Вячеслав снова «пробил брешь» в проклятой стене. Он уже вспоминал!.. Экспедиция, раскопки на севере Вологодской области…


…За время недолгого пребывания на Русском Севере, он всей душой полюбил эти места. Полюбил озера, настолько чистые, отдающие синевой, что издали кажутся бездонными. Полюбил реки, наверное, одни из последних в России, где еще свободно плещется рыба, ведь браконьеры здесь – дело редкое. Полюбил летние ночи, похожие на дни, лишь иногда их расцветят сияющие всполохи. Небо раскинуто высоко-высоко, оно совсем прозрачное. Но бывает появляются на нем курчавые темные тучи с сахаристо-розовыми краями; тучи ярко очерчены и размеренно плывут себе по бескрайним голубым просторам.

А леса тут - как в средней полосе, и… совершенно другие: сосны, как будто стройнее, дубы и ели жадно тянутся к неяркому, но ласковому солнечному свету. Но главное достоинство Севера – люди, сохранившие в чистоте славянскую красоту и добрые сердца. Честь и благородство – вторая их натура, эти качества не смогло истребить даже столетнее господство сатанинской власти.

СЛАВЯНЕИменно здесь, на северо-западе от Вологды, недалеко от деревни Красные Луга были обнаружены подземные лабиринты с разветвленной сетью ходов. Естественно, сюда устремились ученые, и в составе одной из экспедиций приехал Вячеслав. Экспедиция обследовала лабиринты. На стенах, и на больших камнях возле самих стен были обнаружены рунические надписи (эти письмена использовались у славян задолго до появления кириллицы. Никто и никогда не сможет ответить: сколько лет существует письменность у руссов. Возможно, исчисляется она десятками тысячелетий. – прим. авт.). В пещерах нашли орудия из железа, глиняные черепки, кубки из металла, испещренные какими-то линиями. Вскоре ученым удалось установить: на кубках – рисунки, изображения пиров, охоты, воинских сражений, танцев. Подобные рисунки имелись и на стенах, причем, помимо людей и животных, попадались фигуры необычных созданий: с крыльями, с рогами, с огромными косматыми головами и т. д. Очевидно, здесь находилась развитая для своего времени цивилизация со своим художественным миром. Но почему ее представители прятались в пещерах?

Экспедиция вела дальнейшее исследование пещер, пыталась расшифровать надписи. А вечерами все собирались в доме бывшего председателя сельсовета Бобрикова Константина Захаровича. Дом у него был большой, построен еще дедом, проживал он там один, поскольку жена умерла, а дети разъехались. Вот он и пригласил к себе на проживание сразу несколько человек из экспедиции («Только ученых девок не пущу, хлопот с ними не оберешься»). Однако «ученые девки» с удовольствием собирались на посиделки. Все попивали вино, с удовольствием вкушали деревенскую пищу, особенно местный деликатес – засоленные в бочках рыжики со сметаной, высказывали идеи, предположения. Константин Захарович активно дискутировал, сначала члены экспедиции втайне посмеивались над «неграмотным дедком», потом стали к нему прислушиваться. Его жизненный опыт перевешивал многие их знания.

И в тот день старик влил в себя стаканчик, важно погладил усы:

- Вот вы без конца ищете, открываете. Но многое из того, что найдете, новость разве что для вас.

- Нет, Константин Захарович, - возразил самый молодой из группы Павел Копылов. – Открытие будет мирового значения. Истоки русской цивилизации. По предварительным выводам здешние стоянки древнее воронежских (как предполагают исследователи Городищенская Русь на территории Черноземья существовала еще 10 тыс. лет назад – прим. авт.). Представляете?!

- Представляю, - усмехнулся старик.

- Возможно, люди прятались в пещерах от лютых морозов или от врагов, - вступила в разговор доцент Анфиса Крюкова. – Вы бы видели, у них там был целый мир! Тайные коридоры, коммуникации, довольно неплохие виды вооружений и орудий труда для своего времени. И еще их рисунки. Удивительные вещи! Тут реальность и фантазия. У нас Денисов очень неплохо рисует. Славик, можешь воспроизвести их по памяти?

Денисов кивнул, попросил бумагу и карандаш, смеясь, проговорил:

- Сейчас покажу вам тех чертиков.

Все с интересом смотрели, как он рисовал. Получалось довольно точно. Анфиса добавила:

- Между прочим, Константин Захарович, эти странные существа очень похожи на героев русских сказок, сказов. Вот откуда могут быть истоки нашего фольклора.

- Иначе – всяческих выдумок? – съязвил хозяин. – Или, проще, - брехни?

- Фольклор – не брехня, - не поняв скрытого юмора, возразила доцент. И уже собиралась прочесть Константину Захаровичу небольшую лекцию, но он ее опередил.

- У нас в деревне всегда говорили, что люди здесь проживали еще в незапамятные времена. Может, и этот сад… как его?!.. Который все ищут?

- Эдем? – подсказал Павел.

- Так он может, тута и находился? Места у нас сами видите какие.

- Холодновато, пожалуй, зимой, - возразил молодой археолог. – Не райская погода. Правда, до оледенения было по-другому…

- Во-во, до оледенения! Читал и изучал в школе, - сказал старик. – А сказки сами по себе не возникают. Причины есть народным выдумкам. И одну назову.

Константин Захарович произнес это с такой загадочностью в голосе, что собравшаяся за большим столом публика посмотрела на него с нескрываемым интересом.

- «Чертики», как вы их изволили назвать, не выдумка вовсе.

- Хотите сказать, что они реально существуют? – спросили сразу несколько участников экспедиции.

- Существуют! Сам с ними раз столкнулся.

И старик специально замолчал. Все дружно уставились на него, стали просить Константина Захаровича рассказать об этом случае. Густые брови хозяина победно взлетели, приятно, когда ты в центре внимания. И начал он так:

- Сколько времени прошло, а помню, как сейчас. Был я еще пацаном, годков десять или одиннадцать. С ровесниками бегали в лес, вон он у нас какой густой. Знали мы в его ближайших окрестностях все: грибные поляны, места, где велся отстрел дичи, даже районы болот, туда мы заглядывали редко и вели себя осторожно. Родители уже не боялись отпускать нас, кроме зимнего времени, конечно, когда голодные волки подходили совсем близко к деревне.

Но вот однажды, в самый разгар лета подзывает меня дед Тимофей Терентьевич, Царствие ему Небесное, и говорит:

- Чтобы с сегодняшнего дня в лес – ни ногой! И приятелям своим Витьке и Кольке скажи.

Для меня запретить бегать в лес – наказание, хуже не придумаешь. Дед же строго добавил:

- Говорят, опять леший разгулялся.

От стариков мы много слышали про леших, домовых и даже Бабу-Ягу. А в школе говорили совсем другое. Время было пионерское. А пионер не должен верить ни в Бога, ни в черта! Только в одного Ленина, что, по-моему, еще хуже чертяки. Я вроде попробовал посмеяться, но дед тихонько шлепнул меня по загривку:

- Смейся, хохочи, но в лес – ни ногой! Пойдешь, когда разрешу.

Тем же вечером мы с Витькой и Колькой собрались на совет. Как быть? Витька – белобрысый, конопатый, сообщил нам, что и его родители лешим пугали. А у Кольки, круглолицего, крепко сбитого, не боящегося никого из старших по возрасту пацанов, только глаза загорелись:

- Вот бы лешего повидать.

Мы с Витькой сперва улыбнулись, потом поняли: серьезно он. Труханули. Ведь столько разных кривотолков шло вокруг того, кого за глаза называли хозяином леса. И человеком он может прикинуться, и ребятишек заманивает к себе, они потом на него работают от зари до зари. Особенно любил молодых красивых женщин. Уводит в свою избушку, заставляет выйти за себя замуж. И не сбежишь от него, таким дурманом голову закружит, что никогда дороги домой не найдешь.

- Нельзя с лешим встречаться, - возразил приятелю Витька. – А чтобы он не безобразничал, следует все рассказать (тут он оглянулся) дяде Антипу.

Имя Антипа всегда произносилось шепотом. Он был представителем НКВД. Колька опять за свое:

- Не испугается леший дядю Антипа.

- Что так? – искренне удивился Витка, - его ведь каждый у нас боится.

- А леший – нет. Он только посмеется.

- Посмеется?.. Над дядей Антипом?!

У меня, как и у Витьки, мурашки побежали по коже. Как такое вообще возможно?

- Тогда лешего могут посадить, – неуверенно произнес Витька.

- Не посадят, он от кого хошь скроется, - убежденно фыркнул Колька.

И мы зауважали лешего. Не таким плохим и жутким он нам показался. Стали потихоньку обдумывать Колькино предложение. Почему бы и не взглянуть на хозяина леса? Хотя бы глазком…

Обсудили - когда это лучше сделать? Вечером нельзя: и боязно, и родители дома. Что если в обед?

Матери я сказал, что на речку бегу. Только дед Тимофей Терентьевич тут как тут:

- Запомни, Костька, в лес не смей и носа совать!

- Ладно! – крикнул я. Сам к ребятам – и в лес. Идем, обсуждаем, как расположить лешего? Витька говорит:

- Специально выведал у бабки, как распознать его, когда человеческий облик принимает. Голова у него остренькая, лицо – без бровей и ресниц, и все делает налево.

- Что значит налево?

- И волосы зачесывает налево, когда где присядет, то обязательно левую ногу закинет на правую, и правую полу одежды на левую застегивает.

- Совсем как наши бабы! – сказал я.

- Еще он может обернуться волком или иным зверем, - продолжал Витька.

- Ух, ты! – вскричал я. – Так ведь он нас может растерзать. Раз стал зверем, то и повадки звериные.

- Не растерзает, - вновь уверенно произнес Колька.

- Почему?

- Мы ничего плохого не сделали. Просто идем посмотреть на него.

- А если он нас проиграет? – продолжал допытываться более трусливый Витька.

- Как проиграет?

- Один леший может проиграть другому в карты и зайцев, и белок, и даже людей.

Опять всех охватил легкий испуг, но решили идти дальше. Побродили по чаще, благо места знакомые. Так пролетели часа три. Спохватились – пора бы домой. Потеряют родители, не миновать беды.

Идем вроде бы правильно, а выхода найти не можем. Знаем, что вон за той поляной должна быть тропа к дому, да только… нет никакой тропы. Снова – одна только чаща.

Тут уже страх охватил нешуточный. Неужто леший заприметил нас и завел игру? Брели и вправо и влево, и вперед и назад… Чаща густела, да так шелестела непривычно, точно разговаривала с нами.

Витька заныл, я хоть и крепился, но чувствовал: чуть-чуть и тоже разревусь. Лишь Колян продолжал упорно искать выход. И тут из леса раздался вой, непонятный, ни на что не похожий. Мы не могли сообразить, что за зверина там?

Теперь и Колька трясся, как ранее мы. Чаща загустела, крапива поднималась в человеческий рост, коряги повылезали, да такие жуткие! Одни сучья так и целились каждому из нас в глаза, другие просто больно хватали, и, казалось, никогда больше не отпустят. Громкий-громкий вой повторился! Мы бросились наутек, ни высокая трава не могла остановить нас, ни пни, ни коряги. Но, куда бы ни бежали, вой не унимался, а слышался ближе и ближе.

Витька споткнулся о пень, повалился в траву, запричитал. Не могли мы друга бросить, пока помогали ему подняться, вой вроде бы прекратился.

Огляделись: места совсем незнакомые. Самим покричать, позвать на помощь? Боязно! Услышит неведомый зверь. Пошли напрямик, успокаивало, что зверюга больше не орет. Тогда Колька решился, подал голос, да никто не отозвался…


Константин Захарович прервался, предложил наполнить стаканы. Денисов подумал, что старик ведет себя, как опытный драматург, останавливает сюжет на самом интересном месте. А хозяин повел разговор… о домашнем вине: как и из чего он его делает. Первыми не выдержали самые большие скептики:

- Что там дальше, Константин Захарович? Как вы выбрались из леса?

- Слишком странно… Да, помаялись мы! Вдруг Колька говорит: «Ребята, человека вижу!» Как мы обрадовались! Вот кто спасет нас, поможет выйти к деревне. Но человек словно сквозь землю провалился. Ищем его, зовем, - все без толку. Кольку начали ругать, зачем обманул? А он стоит на своем: «Видел я его!»

И тут прямо перед нами возник мужик, сидел он на поваленной сосне, насвистывает песенку. Колька первым бросился к нему, мы за ним.

- Дяденька, хорошо, что мы тебя встретили. Помоги нам из леса выйти.

Человек посмотрел на нас зеленоватыми глазками и лукаво спросил:

- А зачем в такую глухомань забрались?

Мы замялись, скажи, что лешего ищем, не поверит. Человек сам пришел на помощь:

- Наверное, на хозяина леса хотели посмотреть?

Сказал и громко-громко расхохотался:

- Для чего вам на него смотреть?

- Интересно, - пробормотал Витька.

- Слыхал поговорку: любопытной Варваре нос оторвали? Вот возьму и оторву тебе нос.

И опять засмеялся, знать, настроение хорошее. Витька все принял за чистую монету, упал на колени, запричитал:

- Не надо, дяденька, мне нос отрывать!

- Ладно уж, не оторву, - милостиво кивнул сидевший на сосне.

Сказал так, что мы поверили, успокоились, стали во все глаза рассматривать его. Худой, жилистый, голова – острием вверх, челка – на левую сторону, лицо вроде обычное, только почему-то ни бровей на нем, ни ресниц.

Вдруг дошло до нас: а может, это и есть леший? Человек в который раз рассмеялся, поднялся, и мы увидели, что правая пола его пиджака застегнута на левую. Я же сразу припомнил, что сидел он… закинув левую ногу на правую.

- Идите прямо, ребятишки, вон в ту сторону. Идите, не сворачивая. Так и доберетесь до места. Но чтобы больше никогда не смели искать хозяина леса. А то осерчает он, тогда пощады не ждите.

Ох, припустились мы! Глядь: знакомые места. Так вскоре и домой возвратились.

Такая вот история, мои молодые друзья.

- Подождите! – вмешался Павел Копылов, - вы уверены, что повстречался именно леший? Мало ли кто зачесывает волосы на левую сторону и застегивает пиджак на женский манер. И были вы детьми. А детям может показаться всякое…

- Я рассказал о том, что видел, а уж вы решайте.

- Знаете, - сказала Анфиса Крюкова, - слушала я нашего хлебосольного хозяина и подумала вот о чем: что если герои сказок существовали на самом деле?..

- А прообразами были реальные люди, которым приписывались сверхъестественные свойства, - воскликнул Павел. - В основе любого сказа, былины всегда лежало какое-то событие. Потом оно героизировалось, обрастало вымыслами.

- Не кипятись, - остановила Анфиса. – Не повторяй то, что мы ежедневно повторяем студентам. Если сказки отразили НАСТОЯЩУЮ РЕАЛЬНОСТЬ?

- Что значит - настоящую реальность?

- Предположим, тот же леший, русалка или кащей живут рядом, в параллельном измерении? Там у них свои законы, свои правила поведения…

- Свои интриги, - поддакнул Павел.

- Безусловно. Иногда они появляются в нашем мире, затем возвращаются к себе. Люди видят их и рассказывают об удивительных существах.

Все засмеялись, только Вячеслав вдруг задумчиво произнес:

- Как, наверное, глубоки их знания о нашем мире. Они столько всего насмотрелись! Падение и расцвет цивилизаций, вождей и героев. Страшно подумать…

- Ну, вот еще один попал в сети Константина Захаровича, - хмыкнул скептик Павел.

Другой участник экспедиции добавил:

- Славик у нас творческая натура. Все видит в ином свете, как его любимый Гофман (знаменитый немецкий писатель, создатель философских сказок, фантазий, романов ужасов. – прим. авт.).

Вечер продолжался, Константин Захарович предложил отойти от серьезных проблем. Гости послушались, затянули песню. Веселье продолжалось, только Вячеслав был задумчив, мысли блуждали далеко отсюда…

- …Вспоминаете?! – жестко спросил объявивший себя отцом Вячеслава человек.

Вячеслав как бы очнулся от короткого сна. За это время он увидел забытые лица знакомых и друзей.

- Тогда все и началось!

- Что началось? – промолвил Вячеслав.

- Дальше! Вспоминайте все до конца!

Мозг пробивал и пробивал стену, трещина продолжала разрастаться. Через нее Денисов выходил наружу…


константин васильев, лес.jpgГЛАВА VIII. Это игра или?..

…Сославшись на желание побродить в тишине по вечерним тропинкам, Денисов покинул дом Константина Захаровича. Его лихорадила мысль о возможности существования мира таинственных существ, который может быть совсем рядом с нами. Если бы Вячеслав мог войти туда, сколько бы всего узнал! Знания бы просто накрыли вселенную! Профессора и академики сразу бы превратились в первоклашек. Но… как можно проникнуть в тот мир? Разве что в собственном воображении. Прав прагматик Павел Копылов.

«Если бы я мог войти туда! Я бы отдал все, что у меня есть!»

А что у него есть?

-… Осторожнее, молодой человек! Нельзя так!..

Вячеслав вздрогнул. Неужели кто-то услышал и пытается его остановить?..

Нет, все просто до банального. Он едва не попал под колеса велосипеда. Велосипедист остановился и еще раз предупредил:

- Нельзя так, без внимания.

- Извините, задумался…


…Точно пелена спала с глаз Вячеслава. Сейчас, стоя в маленьком дворике с так называемым приемным отцом, он знал, где и когда впервые увидел его. ЭТО ОН ТОГДА СИДЕЛ НА ВЕЛОСИПЕДЕ! Припомнился и их первый диалог, причем, слово в слово.

- Вы ведь один из участников экспедиции? – спросил велосипедист.

- Да. Проводим у вас раскопки.

- Слышал о крупной находке.

- Открытие потрясающее! Не исключено, мы нашли одно из самых древних славянских поселений. Ему, по меньшей мере, десять тысяч лет.

- Любопытно, - произнес незнакомец с лукавой улыбкой.

- Не верит, - решил Вячеслав, внимательно присмотревшись к случайному собеседнику.

Несколько необычный у него вид. Одет в дорогой спортивный костюм, хорошая прическа, гладко выбрит, вежливо ведет беседу. Совсем непохож на жителя деревни Красные Луга. И акцент явно не вологодский.

И еще одна особенность: у него слишком пронзительный взгляд, но не тяжелый, не неприятный.

- Давайте познакомимся, - предложил незнакомец. И сразу подтвердил предположение Вячеслава. – Я здесь проездом. Зовут меня Николай.

- А по отчеству?

- Можно и без отчества.

- А я – Вячеслав.

- Очень приятно. Не хотите ли прогуляться? Я грешным делом тоже причастен к истории. Люблю побеседовать, обменяться мыслями.

- Ученый? Педагог?

- До некоторой степени и то и другое.

Они пошли по улице вдоль домов. Деревня уже спала. В тишине слышно, как со стороны реки кричит выпь.

- Потрясающее открытие! – вернулся к началу беседы Вячеслав. Никто больше не посмеет сказать, что мы, русские, - лишь пасынки древних цивилизаций. Что Книга Велеса - фальшивка.

Он не случайно заговорил про Книгу Велеса. Если Николай действительно сведущ в истории, то ответит достойно, не станет хлопать глазами, мол, что за новости? Однако то, что услышал, его удивило и озадачило:

- Какую конкретно Книгу Велеса вы имеете в виду?

- Насколько я в курсе, существует одна.

- Речь наверняка идет о дощечках, найденных Изенбеком и расшифрованных Миролюбовым? То есть рукопись, законченная волхвом Ягайло Ганом?

- Конечно!

- А вы не задумывались, что и сам Ягайло, и те, кто трудились до него, основывались на преданиях? Что такое предания? Столь ли они точны? Не основана ли любая информация о нашем прошлом на известной доле тенденциозности? Например, для людей ХХI века времена Иоанна Грозного такое же предание, как для волхва Гана переселение славянских народов из Семиречья (полуостров Индостан. – прим. авт.) на современные территории их проживания (выведены были наши предки царем Ирием. См. Книга Велеса. Глава первая. Исход из Семиречья. – прим. авт.). Допустим, современники Ирии описывали все эти древние походы не так, как они происходили на самом деле. Потом события снова редактировались, они всегда перетасовываются при смене власти. Волхв Ган получает в наследство уже далеко не истину. Как человек мыслящий, он дает всему собственную оценку. Где гарантия, что она, опять же, не расходится с действительностью?

- Однако другого такого источника, как Книга Велеса, у нас нет.

- Почему? До Книги Велеса существовал иной исторический документ, фиксирующий развитие славянства. Назовем его условно Ранняя Книга Велеса.

- Позвольте! – вновь возразил Вячеслав, - но ведь никакой Ранней Книги Велеса ученые не нашли.

- Это не означает, что она не существовала.

- Вы правы, - вздохнул Денисов. – Многое проходит мимо нас, растворяясь в вечности. Знаете, о чем я подумал перед нашей встречей?..

И замолчал. Зачем рассказывать о своих нелепых идеях незнакомцу?

Незаметно они оказались у реки. В легких сумерках белых ночей зеркальная гладь отражала небо. От дуновения теплого ветерка покачиваются камыши, шелестит листва плакучих ив. Воздух пропитан ароматами лета - высшего расцвета природы. Денисов зачарованно смотрел на творение Бога и шептал:

- Теперь понимаю, почему Ирия привел своих родичей именно сюда. Красота неописуемая!

- Да, - согласился Николай, - очень красиво. Русь – как безоблачный сон ребенка, как победная песнь героя, как любовь к прекрасной девушке. Помните в Книге Велеса: «И так род славян ушел в земли, где солнце спит в ночи, и где много травы и тучных лугов, и где реки от рыб полны, и где никто не умирает».

«Он наизусть цитирует Книгу Велеса?!» - поразился Вячеслав.

- Некоторое время назад вы что-то хотели сказать, но не закончили, – напомнил Николай.

- Ерунда. Глупая фантазия.

- Глупых фантазий не бывает. Способность фантазировать – великий дар Создателя избранным творениям.

- Раз настаиваете… В доме, где была вечеринка, хозяин поведал любопытную историю о том, как в детские годы ему повстречался леший. И что самое удивительное – все заслушались. А одна женщина из экспедиции (серьезный ученый!) даже высказала предположение, что невидимый мир существует рядом с нашим миром… Господи, какие же тайны он хранит? Окажись я там, сколько бы всего узнал о нашем прошлом!

- Он существует, - подтвердил Николай. – Только опасно пытаться искать туда ходы.

Вячеслав удивленно взглянул на Николая. Шутит? Нет, лицо собеседника казалось слишком серьезным.

- И Баба-Яга там летает на ступе, помахивая метлой?

- Куда без нее, - усмехнулся Николай.

- Русалки ласкают взор обнаженной грудью?

- Как водится.

И вновь он говорит серьезно. Он не сумасшедший?

- В мире, что разжигает ваше желание, уважаемый Вячеслав, много диковинных вещей.

- Вы в нем бывали?

- Приходилось.

Оба разом засмеялись. Вячеслав решил, что Николай как бы разыгрывает его. А вот чему смеялся его собеседник?

- Мне вы не поможете отправиться в необыкновенное путешествие?

- Не исключено, - загадочно произнес незнакомец. – Только ведь это не тур в Европу или Америку.

- Я чего-то должен опасаться?

- В каждом измерении свои законы, порой, непонятные, необъяснимые. Представьте себе, человек двенадцатого века попадет в двадцать первый. Его первый выход на оживленную улицу. С одной стороны – небоскребы, с другой – мчащиеся машины. Боюсь, он не пройдет и ста метров. Тронется рассудком.

- Я не сойду с ума.

- Хорошо. Давайте попробуем.

- Не велика ли честь для меня?

- Когда-нибудь, Вячеслав, вы поймете, почему я делаю это ИМЕННО ДЛЯ ВАС.

Ветер посвежел, внезапно усилился, ивы наклонили ветви…

- Рискнете? – спросил Николай.

- Уважаемый коллега… Пойдемте обратно в деревню.

- Вы так и не хотите мне поверить.

- Извините…

- Сомнение – вещь хорошая, но если она становится для человека доминантой…

Неожиданно веселая игра захватила и самого Денисова. Он согласно кивнул:

- Давайте попробуем.

- Это ВАШЕ ЖЕЛАНИЕ?

- Конечно!

- Есть одно обязательное условие: вы должны СМОТРЕТЬ, НАБЛЮДАТЬ, и ни во что не вмешиваться.

- Не понял?

- Главное, чтобы вас не заметили. Иначе беды не оберешься.

- За кем я стану наблюдать?

- Сейчас объясню, - терпеливо произнес Николай. - Что перед вами?

- Речка, берег, ивы. Тихо и хорошо. Вот только ветерок подул.

- Правильно! А в том мире может быть по-иному. Та же речка, тот же берег, но будет ли все так безоблачно?

Вячеслав понимал, что втягивается в игру опытного фокусника, однако бороться с собой был не в силах. Его распирало желание сыграть по правилам Николая.

- В первый раз войдете в тот мир с моей помощью. Не пытайтесь понять, КАК ЭТО БУДЕТ. Войдете и все!

- А одному нельзя?

- Пока нельзя! – кратко подтвердил Николай. – Дайте руку.

Вячеслав подчинился. Он почему-то не опасался подвоха со стороны незнакомца. Если тот задумал ограбление, то карманы Вячеслава все равно пусты.

- Я буду недалеко. В случае чего, приду на помощь, - сказал Николай.

«А ведь шутка затянулась, - решил Вячеслав, - не пора ли все это заканчивать?»

Это последнее, о чем он успел подумать… Перед глазами пронесся черный вихрь, а тело будто пронзило электрическим током. Вячеслав в страхе зажмурился…


Когда открыл глаза, Николая рядом не было.

Сначала Вячеслав решил, что спутник оглушил его. Даже потрогал голову, надеясь найти шишку. Ничего подобного…

Он огляделся: поле с разжиженной землей. Он крикнул, но никто не ответил. Надо куда-то идти.

И он пошел!

Он опять перенесся в настоящее: маленький дворик, рядом – Николай. Вячеслав воскликнул:

- Я помню, что было дальше! По разжиженной земле я дошел до реки, где наслаждался танцами нагих русалок. Потом увидел Бабу-Ягу, как будто в кабинке лифта. Меня захватили в плен, потащили в реку. И кто-то на лодке спас меня. Это были вы?

Николай кивнул:

- Есть сдвиги. Тренируйте память, вспоминайте все до последней мелочи!

Он быстро оглядел двор, стены, окна окружавших домов, и заявил:

- Я должен уйти.

- Сейчас? Когда мне стало что-то открываться?

- Вам еще НИЧЕГО НЕ ОТКРЫЛОСЬ! А ОНИ сегодня придут, чтобы отнять ваш бесценный дар!

- ОНИ – это тени? Откуда они взялись? Что за дар у меня? Как, когда, при каких условиях я лишился памяти?

- Я не могу вам сказать.

- Почему?!

- Мои слова покажутся ложью. Вы сами должен вернуть свое прошлое. И тогда поймете: кто друг, а кто враг!

- Подождите!..

- Мне пора! Остерегайтесь любого, кто слишком настырно лезет в друзья. Многие из них таковыми не являются.

- Когда я увижу вас снова?

- Я сам вас найду. Еще раз: будьте чрезвычайно осторожны и ВСПОМИНАЙТЕ!

Николай нырнул в проход и мгновенно исчез. Вячеслав в нерешительности застыл. Он не представлял, что делать дальше?

Для начала - вернуться на работу. Он шел и размышлял над словами Николая… А ведь он прав! Просто так Вячеслав никому бы и ни за что не поверил.

Память напряжена до предела… Одни обрывки, нет никакой полной картины! Он вспомнил, например, как очнулся на берегу реки после общения с русалками… Он сидел на берегу, не в состоянии понять: что это? Гипноз? Николай сидел рядом, он заботливо спросил:

- Как вы себя чувствуете?

- Я?!.. Они плясали… Бабка летала… Быть такого не может!.. Я спал. В это невозможно поверить!

- Высушите одежду, - поднялся Николай.

И ушел в неизвестность, точно так же, как и сейчас. Тогда Вячеслав радовался его исчезновению.

А теперь?

В издательстве царила обычная суета. Воробушкина тут же набросилась на Вячеслава, потребовала идей для обложки.

- Есть идеи, - устало махнул рукой Денисов.

И его уже перехватила Тиана. Она была очень встревожена:

- Где пропадал?

- В универсам ходил. Ты задержалась, ну я и…

- Неправда, я потом побежала туда. Тебя в универсаме не было.

- Ходил в другой, - соврал Вячеслав. – В тот, что около парка.

Напор Весениной остановила Воробушкина, она накричала на подчиненную, чтобы та не приставала с разными глупостями, обложка горит! Вячеслав включил компьютер. Особых идей не было, театр – не слишком близкая для него тема. В конце концов, он нашел простое решение: классики драматургии Пушкин, Островский, Чехов – все грозят пальцем. Кому? Вероятно, современным «экспериментаторам» и «авангардистам» от искусства. Мол, не смейте поступать так с нашими творениями. Когда сделал первый вариант, подумал: «Что за банальщина!». Однако главный эксперт Юлиана взвизгнула от удовольствия, побежала к шефу, и вскоре вернулась от него с резюме:

- Вот его замечания. А так одобрено, действуй! Тревожить тебя запрещено, буду стоять на страже, как цербер.

- Юлиана, ну, какой ты цербер! Ты верный друг Артамон, охраняющий покой несчастного творца Пьеро. Тот, правда, создавал стихи, а я – всего лишь обложку.

Вячеслав засел за окончательный вариант, однако мысли его блуждали далеко. Пришлось даже извиниться перед классиками: «Уж, что получится, то получится!»

У него совсем мало времени. Когда явятся тени? Сегодня ночью, как и обещали? Или прямо сейчас? Захотят ускорить «окончательное решение проблемы»?

Как быть с предупреждением Николая по поводу тех, кто слишком рьяно лезет в друзья? Вроде бы никто к Вячеславу в последнее время с дружбой не приставал. Да и он бы не доверился никому, кроме Тианы.

Он снова бил по стене беспамятства, бил кувалдой, чушкой, взрывал ее с помощью пиротехники. Не получалось! Но кое-что он знает. И сегодня вспомнил, как путешествовал в скрытый от нас мир. Может, он владеет некоей вещью, которая обеспечивает подобное перемещение? И потому его преследуют?

Есть еще что-то, связанное с Книгой Велеса. Предположим, он узнал некую тайну о ней? Что за тайна? Книга давно опубликована… Но идут споры насчет ее подлинности. Вдруг Вячеслав нашел нечто новое в ее защиту? Смешно! Ни в какой защите она не нуждается.

Что сказал ему Николай в деревне Красные Луга? Возможно, до этой Книги Велеса существовала другая. Ранняя Книга Велеса.

Что-то грохнуло рядом, да так сильно, что Вячеславу показалось, что на мгновение оглох. Сначала он подумал, кто-то взорвал редакцию, но нет, ничего подобного. ВЗОРВАЛАСЬ ОЧЕРЕДНАЯ ЧАСТЬ СТЕНЫ МЕЖДУ ЕГО ПРОШЛЫМ И НАСТОЯЩИМ.

Он продолжал выходить наружу…


Константин Васильев. Бой Добрыни на Калиновом мосту.jpg…Снова те раскопки в Вологодской области. Это произошло спустя двое суток после их знакомства с Николаем. Заканчивался очередной рабочий день, экспедиция покидала пещеры. Вячеслав – единственный, кто задержался. Его заинтересовал очередной рисунок на стене: воин сражается с огромным трехглавым змеем. У воина - боевой шлем, меч и копье!

- Славик, ты случайно не заснул?! – крикнул ему Павел.

- Иду!

- Не мешай человеку балдеть от очередного шедевра древних, - наставительно заметила Анфиса. – Думаю, он не любовался бы так картинами великого Леонардо.

- Иду! – повторил Денисов уже с некоторым раздражением. В отличие от тех, для кого рисунок был исключительно «исторической ценностью», он действительно НАСЛАЖДАЛСЯ.

Он уже собирался покинуть пещеру, как услышал осторожные шаги. Сначала Вячеслав даже и представить не мог, что здесь кто-то чужой, а не заблудившийся в лабиринтах член экспедиции. Но вроде бы все ушли?..

Вячеслав навел фонарик на появившегося человека, и от удивления разинул рот:

- Николай?! Как вы сюда попали?

- По подземному ходу.

- Как прошли мимо нас?

- Я не проходил. Есть еще один ход.

- Еще один?! Почему мы не нашли?

- Плохо искали, - усмехнулся Николай. – Что вы так упорно рассматриваете? Любопытный рисунок. Какие мощные и красивые доспехи были у древних воинов!

- Я обратил внимание…

- И бьется он именно со змеем. Змей ассоциируется со злом, со смертельной для человека опасностью. Кстати, живет он в подземном царстве. Ничего не напоминает?

- Как же! Змей соблазнил Еву. А в образе змея выступил прародитель зла, владыка подземного мира.

- Основа везде одна, - сказал Николай, - выходит и истина одна.

- Подождите… Раз есть еще ход в пещеру, не мог ли кто-нибудь проникнуть сюда и имитировать многие вещи?

- Нет, - перебил Николай, - насколько я знаю, экспертиза уже проводилась. А время происхождения артефактов определяется современной наукой довольно точно. Вы, как ученый, знаете об этом не хуже меня.

- Правильно, но…

- И потом, те, кто владеет тайной того хода, подмен не сделают. Им это не нужно. Вы столкнулись с реальной цивилизацией древности.

- Кто вы, Николай? – не выдержал Денисов.

- Я уже говорил: немного - ученый, немного – педагог.

- Имеете степень?

- С моей точки зрения – да, кто-то считает, что нет, - последовал неопределенный ответ.

- Славик! – послышался крик участников экспедиции. – Не отставай.

- Сейчас! – так же крикнул он. И Николаю. – Надо идти. Познакомить вас с моими коллегами?

- Нет. Я не склонен к новым знакомствам.

- Ваши знания могли бы…

- Мои знания – это МОИ ЗНАНИЯ, - прервал Николай.

- Так я пойду?..

- Всего доброго.

- А вы?

- Обратным ходом из пещеры.

- Подождите… - в нерешительности произнес Вячеслав. – Там есть еще неожиданные находки?

- Целый кладезь.

«Увидеть бы! - загорелся Вячеслав. – Странный человек Николай, не спешит опубликовать свое открытие. Я бы на его месте...»

Он уже видел себя на желанной защите; нет, не кандидатской, сразу - докторской!

В темноте пещеры блеснули пронзительные глаза Николая, на губах – как будто легкая усмешка. Однако Вячеслав не обратил на это внимания, он спросил:

- Там сохранилось что-то от древних? Рисунки на стенах?..

- Конечно.

- Увидеть бы…

- Без проблем.

«Он не разыгрывает меня?»

Николай интриговал и настораживал. Что у него за странная симпатия к неизвестному археологу? Он, часом, не голубой?

- Вам пора. До свидания, - сказал Николай.

«Говорил про змея-искусителя. А сам ведет себя не лучше!»

- Подождите, - вторично остановил его Денисов. – Я бы так хотел взглянуть на новые артефакты.

- Вас будут искать. ЧП! Исчез человек.

- Я ведь найдусь.

- Но не сейчас. А ваши коллеги бросятся на поиски немедленно. Я говорил, что не ищу новых знакомств.

- Увидимся позже? – предложил Николай.

- Когда?

- Вечером. Все ваши будут на посиделках, а вы, как истинный исследователь, займетесь делами. Я покажу много интересного.

- Договорились.

- В десять.

- Где?

- У входа, который ОБНАРУЖИЛИ ВЫ.

Снова надоевшее: «Слава! Ты где?». Кто-то начал спускаться вниз. Николай сделал приветственный жест и исчез в темноте пещеры.

Минуты казались часами. Вячеслав замкнулся в себе, старался как можно меньше общаться с кем-либо из коллег и друзей. Однако вечером, чтобы не вызывать лишних разговоров, отправился вместе с остальными к гостеприимному старику. Посмеялся, рассказал пару анекдотов. И под шумок смотался.

Он шел к пещерам, по пути оглядывался: не идет ли кто следом? Пройдя уже полдороги, засомневался. Он уже второй раз доверяется незнакомому человеку. Как узнать намерения Николая?

Вячеслав остановился. И стоял так, пока не вспомнил о времени. До десяти – считанные минуты. Надо на что-то решаться.

Тайны неведомого увлекали его с новой силой, заставляли позабыть о любой возможной опасности. Если бы Николай задумал злодейство, то уже что-нибудь бы сотворил тогда, у реки. Да и не похож он на преступника. Хоть убей, не похож!

«Чего я теряю? – как бы оправдывался он перед собой. - Я должен получить у Николая хотя бы часть бесценной информации. Может быть, он многое приврал, но ЧТО-ТО НЕОБЫЧНОЕ НАВЕРНЯКА ЗНАЕТ!»

Ожидавший его Николай с укоризной заметил:

- Опаздываете, молодой человек.

- Извините, я…

- Слишком веселой оказалась компания?

- К сожалению.

- Разрядка тоже нужна… Не передумали?

- С какой стати?

- Тогда вперед!

И первым вошел в пещеру. Вячеслав глубоко вздохнул, перекрестился и шагнул следом…


книга велесаГЛАВА IX. Ранняя Книга Велеса

Они спустились вниз и двинулись вдоль знакомых Денисову лабиринтов. Вскоре Вячеслав подумал вот о чем: археологи обследовали здесь все мыслимое и немыслимое. И не нашли никакого ДРУГОГО ВЫХОДА. Николай провел его как мальчишку. Они остались вдвоем в самом удобном месте для преступления. Вячеслав был не робкого десятка, однако не представлял физических возможностей своего спутника.

Куда он идет? К месту возможной гибели?

Он замедлил шаг, Николай вдруг обернулся и сказал:

- Что-то вы отстаете?

- Темно, плохая дорога.

- Осталось недолго.

«Но ведь каким-то образом Николай появился тогда в пещере прямо передо мной? Он ведь не Дэвид Копперфильд, чтобы незаметно проскользнуть мимо двух десятков людей!»

Еще один поворот – и они уперлись в глухую стену. Худшие опасения Вячеслава подтверждались. Он напрягся, приготовился к возможному отражению атаки. На всякий случай заметил:

- Наша экспедиция побывала тут. Это граница подземной стоянки древних людей. Дальше – тупик.

И вдруг произошло неожиданное: Николай провел рукой по камням, кажется, нажал на какой-то рычажок. Стена раздвинулась, впереди зиял черный проход.

- Вот тебе и на! – вскричал Денисов, позабыв обо всех прежних опасениях. – Тоже изобретение наших предков?

- О, вы не представляете всех их возможностей.

Николай проскользнул в черноту, Вячеслав уже бодрее направился за ним. Новые места пугали и возбуждали. Иногда Денисову казалось, будто попал в будущий собственный склеп и путешествует по нему с целью поисков лучшего места захоронения. А иногда он ощущал себя первопроходцем, отчего учащался пульс, дыхание становилось прерывистым. Он жадно вдыхал воздух не только потому, что его не хватало в затхлом пространстве.

- Дышать тяжело, - подтвердил Николай.

Через некоторое время Вячеслав понял, что вряд ли самостоятельно найдет дорогу обратно. Теперь он полностью в руках своего провожатого.

- Взгляните сюда, - луч фонарика Николая заскользил по каменной стене тоннеля. В одном месте была выдолблена ниша. Вячеслав разглядел там металлические вещи. Что такое?.. Доспехи воина?!

- Приподнимите шлем, - предложил Николай.

Под шлемом – даже не скелет, а его фрагменты, одна из костей, едва он прикоснулся к ней, хрустнула, рассыпалась. Вячеслав привык к подобным вещам, относился к ним спокойно, но сейчас ощутил подступившую к горлу тошноту.

- Вот, - сказал Николай, - один из тех воинов, которых время превратило в прах и растворило в безвестности. Кто знает, может понравившийся вам рисунок, где изображен сражающийся со змеем витязь, посвящен именно ему?.. Пойдемте. Здесь много такого, от чего сошли бы с ума все академии земли.

Они двинулись дальше; фонари, их единственные поводыри, помогали фиксировать разные детали. Снова изображения на стенах: охота, танцы, сражения.

Один из рисунков привлек внимание Денисова необычным сюжетом: огромная колесница во всю стену; тот, кто управлял ею, был очень странного вида. Его одеянье напоминало… скафандр.

- Поразительно, - промолвил Вячеслав, - даже предположить не мог, что славянские божества «одевались» как космонавты.

- При условии, что это действительно божество, - ответил Николай.

- Не хотите же сказать, что наши предки общались с гуманоидами?

Николай промолчал, направился дальше. Рисунки, говорящие о «связи с космосом», повторялись. Вот существо в скафандре отдает группе людей то ли ящичек, то ли ларец, а они тянут к нему руки.

- Знаете, - задумчиво сказал Вячеслав, ведь подобные вещи встречались и у других древних цивилизаций: египтян, инков и прочих.

Одна картина продолжала сменять другую: после «гуманоидов» начались «жуткие сказы» - какие-то многорукие волосатые монстры открыто грозили вам. И «венчал» все худой-прехудой всадник на коне, вместо лица – темное пятно.

- Так местное славянское племя представляло смерть, - пояснил Николай.

Узкий коридор тем временем расширялся и расширялся, пока перед путешественниками не возникло довольно большое закругленное пространство, усеянное ржавой железной рухлядью. Опять мечи, кинжалы… Целое железное кладбище! Прохода за ним не было. Впрочем, того, что уже увидел Вячеслав, хватит на годы исследований. И тут его снова ошарашил Николай:

- И в одной и в другой стороне отсюда – новые тоннели.

- Мы их сможем обследовать?

- Не сегодня. Час поздний, вас хватятся.

«Потрясающе! Какой материал!» - продолжал твердить про себя Вячеслав. Он решил, что сегодня же сообщит об этом остальной группе. Сообщит, даже если Николай станет возражать. Россия, весь мир должны узнать о необыкновенной находке.

Более всего его «мучили» существа в скафандрах. Он попросил разрешения у Николая вновь вернуться к рисункам и внимательно изучал их.

- Возможно, это не то, о чем вы подумали, - сказал Николай.

- Скорее всего, их смысл останется вечным секретом. По крайней мере, Книга Велеса на сей счет молчит, - грустно пошутил Вячеслав.

- Я уже говорил, что с Книгой Велеса не все так просто. Кстати, дошла она до нас лишь частично.

- Знаю. Некоторые дощечки были утеряны. Наверняка их взяли те красные бандиты, что расправились с помещицей Екатериной Задонской.

- Не они их взяли, - загадочно произнес Николай.

- ?!

- Они разграбили поместье, унесли многие ценные вещи. Но зачем им дощечки?.. Дикарям и в голову бы не пришло, что те представляют какую-либо ценность. Так, нелепые безделушки… Мало того, и не они совершили убийство.

- Подождите! – все больше поражался Вячеслав, - вы утверждаете, что в смерти помещицы были заинтересованы и третьи лица?

- Безусловно.

- Зачем убивать старую женщину, которая и так вот-вот предстанет перед Господом?

- Для ее убийц не существовало понятий «возраст», «жалость» и так далее. Дело даже не в том, что у каждого из них совсем не было сердца. Просто они ВНЕ ЭТИХ КАТЕГОРИЙ.

- И вы… знаете, кто они?

- Догадываюсь.

У Вячеслава комок подступил к горлу, он пытался выдавить из себя: «И кто?», да язык не поворачивался. Если Николай сказал «а», должен добавить «б». Но последовало иное:

- Иногда знать имена опасно. Даже если эта история столетней давности.

- С какой целью они совершили злодеяние?..

- Им нужна была Книга Велеса.

- Почему они ее не взяли?

- Ошибаетесь. Они взяли то, что хотели. Некоторые самые важные дощечки.

- А остальные?..

- Остальные их не интересовали.

- И что содержалось в тех исчезнувших дощечках? – в голосе Вячеслава с нотками любопытства проскользнула легкая ирония. Николай не прост, но чтобы быть таким всесведущим!..

- Помните, о чем мы с вами уже говорили: любой исторический документ подвергается изменениям. Книга Велеса – не исключение. То, что прочитал и передал нам Миролюбов – лишь переработанная в веках версия древней истории славянства.

- Да, да! Еще вы намекали, что существует и Ранняя Книга Велеса... А в украденных дощечках были хотя бы некоторые ее фрагменты?

- А как вы сами думаете?

- Допустим, были. Только ведь те материалы восстановить невозможно…

И Вячеслав спросил напрямую:

- Николай, у вас есть ЧТО-ТО, СВЯЗАННОЕ С РАННЕЙ КНИГОЙ ВЕЛЕСА?

- И да. И нет.

- Не понимаю?

- Конкретного текста нет. Книга у меня в голове. Не удивляйтесь, мой мозг вмещает массу информации. Иногда кажется: он всего не выдержит.

- Чем та Книга опасна?

- Некоторыми истинами, которые не всем хочется понимать. Подобное происходит не впервой. Вам ли, историку, не знать, что Ватикан, например, засекретил исторические свидетельства, связанные с образованием Рима. Вечный Город создали этруски, пришлые племена. Заяви он о том публично, глядишь, рухнет величие итальянской истории. И таких фактов множество.

- Это не ответ.

- Вы правы, - рассмеялся Николай, - это лишь маленькая прелюдия. С чего начинается Книга Велеса? С исхода славян из Семиречья. Почему за эту землю шли такие кровопролитные бои с другими племенами? Помните, в прошлый раз я приводил цитату? «И так род славян ушел в земли, где солнце спит в ночи, и где много травы и тучных лугов, и где реки от рыб полны, и где никто не умирает». Ничего здесь вас не удивляет?

- То, что никто не умирает, - подумав, ответил Вячеслав, - но данную фразу уместно воспринимать, как аллегорию.

дидор сицилийский.jpg- Да, аллегория, которая характеризует жизнь долгую и беззаботную. Но давайте вспомним древних греков. Они тоже писали о счастливом, «бессмертном» северном крае. Что утверждал Диодор Сицилийский? Смерть к местным жителям приходит, как избавление от пресыщения жизнью. Или известные слова Плиния Старшего из его «Естественной истории»?.. (Николай имеет в виду следующие слова греческого ученого: «За этими (Рифейскими) горами, по ту сторону Аквилона, счастливый народ (если можно этому верить), который называется гиперборейцами, достигает весьма преклонных лет и прославлен чудесными легендами. Верят, что там находятся петли мира и крайние пределы обращения светил. Солнце светит там в течение полугода, и это только один день, когда солнце не скрывается (как о том думали бы несведущие) от весеннего равноденствия до осеннего, светила там восходят только однажды в год при летнем солнцестоянии, а заходят только при зимнем. Страна эта находится вся на солнце, с благодатным климатом и лишена всякого вредного ветра. Домами для этих жителей являются рощи, леса; культ Богов справляется отдельными людьми и всем обществом; там неизвестны раздоры и всякие болезни». – прим. авт.)

- Плиний писал о гипербореях. Вы хотите сказать, что гипербореи и руссы кровно связаны между собой? (подобной теории придерживаются некоторые современные исследователи, утверждающие, что руссы - потомки гипербореев или арктов, жителей северной страны Арктиды. – прим. авт.)

- Предположим такую вещь: некие племена продвигаются на пустующие северные территории. Они начинают отстаивать право на свою жизнь здесь, бьются с иноплеменниками, и вдруг узнают, земля эта под контролем других, более могущественных сил.

- И как же могущественные силы допустили пришельцев?

- К тому времени их влияние несколько ослабло. А причина тут – в климатических метаморфозах. Известное нам резкое похолодание климата привело к тому, что на месте их государственного образования возникли сплошные льды. От обледенения не спасала даже уникальная техника. Любой человеческий ум не в силах противостоять промыслу Божьему. В ледяную пустыню превратилась почти вся земля. Тогда создавший удивительную цивилизацию народ (назовем их своим именем – аркты) начал покидать эту территорию – одни улетали отсюда на космических кораблях, другие перемещались в иные измерения самой земли, которые не так затронула ледяная катастрофа…

- Иные измерения земли?! Мир, где я побывал?!.. Русалки и Баба-Яга?!.. Выходит, это одно из ИНЫХ ИЗМЕРЕНИЙ?!..

- Правильно. Аркты умели переходить границы разных миров. В отличие от современных людей.

- Но и вы можете.

- Обо мне после. Итак, к моменту отступления ледников остались лишь небольшие колонии арктов. Такого количества было недостаточно для возрождения былого государства. Тут появляются этнически близкие им славянские племена. Аркты не стали препятствовать чужакам селиться на своих пространствах. Наоборот, поделились некоторыми знаниями. Именно НЕКОТОРЫМИ; нельзя давать ребенку пистолет, а то он ненароком кого-нибудь пристрелит. Но даже этих знаний оказалось достаточно, чтобы цивилизация руссов обогнала в развитии остальные народы. Тот же самый секрет долголетия, о котором говорилось и в Книге Велеса, и приходили в экстаз греки, был подарен руссам арктами.

- Существо в скафандре что-то передает в ларце… Так вот каков смысл рисунка!

- Начинаете понимать. Со временем аркты стали брать в жены красивых славянских девушек. Так произошло физическое слияние двух народов. Малая численность арктов привела к тому, что через некоторое время они растворились в новой среде. От смешанных браков рождались дети, которым надлежало стать жрецами или волхвами и наследовать уникальные ЗНАНИЯ. Однако впоследствии они произвольно поменяли формулу: ИМ ОДНИМ НАДЛЕЖАЛО НАСЛЕДОВАТЬ.

И как только знание сделалось уделом одних лишь избранных, оно вскоре угасло.

Такая вот история!

- Значит, об этом говорилось в Ранней Книге Велеса? – спросил Вячеслав, и, наблюдая за утвердительным кивком головы собеседника, продолжил. – Но сохранился хотя бы один ее экземпляр?

- Ничего не исчезает бесследно, - последовал традиционный для Николая неопределенный ответ.

«Понимай, как хочешь!»

- Так почему все-таки похитили те дощечки и убили Задонскую? – пошел в очередную атаку Вячеслав.

- Попробуйте найти ответ сами.

- Хорошо сказано.

- На самом деле он на поверхности.

- Не думаю, что причина в одном только новом взгляде на наше историческое прошлое.

- Безусловно.

- А вот что касается ЗНАНИЙ, которые аркты дали славянам? ЗНАНИЙ древних волхвов!..

- Да, Вячеслав, в них заключена великая сила! Это и продление жизни за кажущиеся разумными границы, и путешествия в параллельные чужие миры, и открытие истин, до которых сейчас не дошел ни один человеческий ум, и проникновение в удивительные тайны Вселенной. В украденных у Задонской дощечках имелось лишь краткое упоминание о великом даре. Но и это привело к трагедии.

- Кто главные охотники за тайной?

И снова ответ Николая был обтекаем и сложен:

- Посвященные в нее!

Множество вопросов просто переполняли Вячеслава, однако Николай вдруг решительно заявил:

- Возвращаемся. Для первого раза вы узнали слишком много.

И он так быстро двинулся по тоннелю, что Вячеслав, несмотря на свою молодость, едва поспевал. Мелькали коридоры, сначала незнакомые, потом те, которые уже обследовала экспедиция. Едва прорезаемая фонариками чернота и душный воздух сейчас подействовали столь сильно, что Вячеслав чуть не потерял сознание…


Воспоминания оборвались. 

Он прошелся по своему редакционному кабинету, размышляя над тем, к чему привел новый прорыв памяти. Итак, существовала Ранняя Книга Велеса, о которой нет никакой информации. Там говорится о связях руссов с представителями исчезнувшего государства арктов. Опять же, если верить Николаю. А верить так хотелось!..

Было еще что-то, заставившее ЭТОМУ ПОВЕРИТЬ!.. Что?! Вячеслав продолжал размышлять:

«Аркты подарили славянским племенам ЗНАНИЯ, которые кое-кому не дают покоя. Чтобы об этом не просочилась даже крохотная информация, убили Задонскую. И я теперь ОБЛАДАЮ ИНФОРМАЦИЕЙ!.. Меня не трогают, а требуют некую вещь!.. Выходит, Николай не ТОЛЬКО рассказал, но и во что-то меня посвятил?

Почему я спокойно расправлялся с тенями? Я и раньше так мог, или… сила получена вместе со ЗНАНИЯМИ, является их составной частью?

Из разговора с Николаем следует предположить, что в мире очень немного хранителей знания арктов. И я один из них?

Не слишком ли много о себе возомнил?.. Тогда почему от меня что-то требуют?..

Тени, тени, кому они служат? Откуда Николай знает о том, что они преследуют меня?

А еще есть Ганов со своей дочерью. И с ними наша встреча наверняка не последняя».

И главный вопрос, который мучил Денисова: почему все это случилось именно с ним? Николай представился его приемным отцом. Чем Вячеслав заслужил привязанность такого неординарного человека?

Развязка близилась, Денисов это чувствовал! Возможно, за ближайшие несколько часов решится многое. А его память так и не восстановлена во всей полноте. Одни разрозненные кусочки.

Как быть? Кому довериться?

Он поднялся, подошел к окну. По тротуару едва передвигали ноги два пьяных мужика. Навстречу им приплясывала компания парней и девчонок в экзотических нарядах – пирсинги, раскрашенные в фиолетовый цвет волосы, кто-то публично обнимался, одна девушка бездумно почесывала оголенный живот, ее подруга жадно глотала из бутылки остатки пива. Когда две «группы» встретились, то поприветствовали друг друга таким громким отборным матом, что, наверное, вздрогнула не только улица, но и весь город. Наблюдая за этой картиной, Вячеслав подумал об ужасающих гримасах истории. Великий народ, получивший частицу ЗНАНИЯ, в жилах которого перемешена кровь мощнейшего племени и полубогов-арктов, и вдруг дошел до такого?.. Что за злой гений сотворил с ним подобные «чудеса»? Может, виноваты тени? Или волхвы, спрятавшие ЗНАНИЕ? Или мы сами, что не противимся пьянеющей от вина и наркотиков, желтеющей, чернеющей Руси?

- …Славик, дорогой, - прощебетала Тиана. – Юлиана сказала, что ты у нас ударными темпами сотворил маленький шедевр. И теперь доступ к телу шедевриста разрешен.

«Как же я не подумал о Тиане? Если сегодня придут тени, она может оказаться в заложниках».

Страх за любимую поразил Вячеслава сильнее всех других страхов. Он не сомневался, что тени быстро нащупают (скорее всего, это уже произошло!) его «ахиллесову пяту».

Что ему делать?!!

Не возвращаться сегодня домой? Уехать в другое место и там вступить с ними в бой? Как объясняться с Тианой? Ее реакция может оказаться непредсказуемой. Тем более в последнее время она так привязалась к Вячеславу.

- …Славик, покажи мне свое творение.

- Оно в компьютере. Только не пугайся…

- А чего я должна бояться?

- Собственного разочарования.

«Какой смысл покидать ее ночью? – продолжал размышлять Вячеслав. – Тени проникают повсюду. Я должен быть с ней! Должен защитить ее!»

- Почему у классиков не радостные лица? – поинтересовалась Тиана.

- Жизнь не радостная.

- А вообще… здорово! Который раз убеждаюсь, какой ты талант. Надо заняться организацией выставки твоих работ.

- Главный будет против.

- Почему?

- Выставка – это имя. А ему нужен ручной оформитель книжных обложек. Талантливый, но ручной. Винить его в этом нельзя. Бизнес.

- Ну, мы еще поглядим! – решительно заявила Тиана. – Я лично возьму на себя функции твоего менеджера.

- Тогда я спокоен.

- Еще бы!

Прибежала Воробушкина – срочное совещание. Слушая главного и других сотрудников издательства, Вячеслав надеялся отвлечься от тяжких дум. Но они наступали, окружали, давили. Вновь звучали злобные, похожие на шипение, предупреждения теней. Вновь – требовательный голос Ганова и умоляющая просьба Николая ОБЯЗАТЕЛЬНО ВСПОМНИТЬ ВСЕ! Что-то звякнуло, чуть приоткрывая заветную дверь прошлой жизни, гулкие удары продолжали долбить стену!..

«Я видел Раннюю Книгу Велеса! Я держал ее в руках!»


…Он перебирал дощечки, а рядом был Николай, который что-то объяснял ему…


- …Согласен, Слава? – спросил Олег Васильевич.

Денисов вынырнул из воспоминаний, как пловец из бурных морских волн, с ходу вступил в диалог:

- Конечно!

- Вот видите! Главный художник нас поддерживает. А что думают остальные члены худсовета?

От Вячеслава вновь ускользнул смысл. Память усиленно вгрызалась в забытые детали… Дощечки, дощечки… Ранняя Книга Велеса.

Его опять отвлекли - телефонный звонок. Обычно Вячеслав во время совещаний отключал сотовый, а сейчас вот забыл. И ответил чисто механически:

- Слушаю?

- Здравствуйте, это Ганов.

Недружелюбный взгляд шефа, однако, Денисов упредил дальнейшее развитие недовольства, тихонько сообщив, кто на связи.

- Поговори с ним, - тут же попросил Олег Васильевич.

Вячеслав вышел в коридор, успев заметить, как Тиана прямо заерзала на своем месте. Что за нелепая ревность?!..

- Послушайте! – Ганов почти сорвался на крик. – Вы должны, нет, вы обязаны отдать. У нас ЭТО будет в большей безопасности.

- Я подумаю.

- Некогда думать! Если сегодня не решитесь, то… случится светопреставление.

Вячеслав поблагодарил за предупреждение и отключился.

Ему есть о чем подумать!


константин васильев, валькирия.jpgГЛАВА Х. Светопреставление.

«…И когда пришли они на земли эти, обильные дичью всякой, встретили их посланцы богов и сказали им: «Мы дадим вам силу великую, только не сразу, а частями. И должны вы хранить и преумножать ее, и не использовать вопреки разуму и чести. И возвыситесь вы над соседями, за что возненавидят они вас. И будут против вас козни невиданные, и клевета вселенская, и попытки взять вас голодом и измором. Не должны вы прятать силу ту от народа славянского, но ни в коем случае не рассказывайте о ней чужакам. Для них она слаще меда, только вам опосля того меда не съесть. Берите же силу, и пребудет она с вами до скончания веков, пребудет, даже когда упадет империя ваша, ибо останутся отдельные люди, с коих и начнется новое возрождение…»

Вячеслав готов был повторить все слова из строчки в строчку. И он знал, что за книгу цитирует – Раннюю Книгу Велеса. А дальше, дальше?!..

Дальше – резко затормозила машина. Сидевшая рядом Тиана воскликнула:

- Дорогой, осторожнее! Я чуть не поцеловала стекло.

- Извини…

- Опять в своих мыслях? Вернись же ко мне! Вернись, я все прощу!

- Никуда я не убегал.

- Не верю! Чую рядом очередную Милу Нович.

- Неважный у тебя нюх!

Его личность раздвоилась: первая шутила и смеялась, старалась поднять Тиане настроение. Другая лихорадочно искала выход… Сейчас уже шесть вечера. До полуночи остались часы.

Почему до полуночи? Теням верить нельзя, так что светопреставление может начаться раньше.

Они подъехали к дому. Тиана выскочила из машины, полетела к подъезду. А Вячеслав остановился, застыл, чувствуя, что не в силах переступить порог. Так ведут заключенного к месту его казни…

- Слава, что же ты?

- Дышу воздухом.

Тиана ответила, что, мол, не в таком загазованном месте наслаждаться дарами природы, затем взяла друга под руку и буквально втиснула в подъезд.

Они уже заканчивали ужин, и Вячеслав вновь взглянул на часы. Семь! Время летело! Надо искать пути к спасению! Как искать? Где? Странно, собственная судьба почему-то его заботила мало. Но есть драгоценное существо - Тиана…

В который раз он отчаянно пытался вызвать в памяти прошлое. Следовало взломать какой-то тайный код. Что за код?..


Кое-что ему вновь приоткрылось: огромный затемненный зал, вокруг какие-то приборы, автоматы. Но не они привлекли внимание Денисова, а большая лестница в центре, вокруг которой разливались волны серебристого цвета. Лестница вела к большому сверкающему яйцевидному шару. Зачарованный таким чудом, Вячеслав хотел было подняться на первую ступеньку, но стоявший рядом Николай остановил.

Несколько мгновений – и скорлупа «яйца» будто бы раскололась, возникли люди – двое мужчин и две женщины, очень высокие, волосы у них густые, вьющиеся, лица – классической красоты, точно именно с них лепили изваяния богов скульпторы древности. Одеты в костюмы, напоминающие скафандры.

Гиганты неспешно спускались по лестнице, и Вячеслав заметил в руках одной из женщин ларец. Когда приблизились, женщина протянула ларец Вячеславу. Он растерялся, не зная, что делать, однако Николай ободряюще кивнул:

- Возьмите!

Ларец необычайно красив: расписан серебряными узорами, каждый - столь причудлив, словно воплощает в себе торжество человеческой фантазии. Только тяжелый! Вячеслав еле удерживал его.

Денисов с трудом оторвал взгляд от ларца и вновь посмотрел на людей в скафандрах. Бесподобные лица, может, единственный недостаток – слишком бледны. Точно вечная зима подарила им эту белизну. Женщина, что отдала ларец, беззвучно произнесла:

- Теперь он ваш.

Вячеслав перевел взгляд на Николая, тот снова закивал. Итак, ТЕПЕРЬ ЛАРЕЦ ЕГО…


И?!.. Снова провал!

Что же случилось потом? Возможно, самая важная вещь в жизни Вячеслава?..

А что, если не было никакого «яйца», высоких людей с ларцом, а просто разыгралось воображение? И повод для этого отличный - какой-то фантастический сериал, на который он сейчас бездумно выпучил глаза?

Подошла Тиана, спросила:

- Смотришь эту муть?

- И ни то, чтобы да, и ни то, чтобы нет.

- Я переключу на что-то более существенное?

- Пожалуйста.

- Послушаем новости.

Одну фантастику сменила другая. Рассказывали о вещах немыслимых, может, обычных уху, но не глазу. Маги и волшебники рапортовали о великом переломе, невиданных перспективах, грандиозных полетах в заоблачные дали. Все это быстро утомило Тиану, она забегала по каналам; злых дядек со свирепыми лицами сменяли дядьки и тетки веселые, смешливые, распутные. Вячеслав, полностью отключившись от трагикомических нелепостей, с тревогой взглянул на часы. Восемь! Наверное, темные силы уже в пути? А он, до сих пор лишенный главного оружия – памяти, не может ни в чем разобраться.

Весенина зевнула, выключила телевизор. Ей надо было чем-то занять вечер, поэтому завела разговор… о Книге Велеса.

- Удивительная вещь, правда?

- Необычная, - ответил Вячеслав.

- Ты веришь, что это не фальшивка?

С каким бы удовольствием Вячеслав поведал ей ВСЕ. Но зачем посвящать любимую в детали невероятные и страшные? Пусть обитает в своем мире.

- Думаю, что не фальшивка.

- Ганов тебе ничего не рассказывал?

- ?!!

- Раз он такой фанат этой Книги, у него наверняка есть что-то крайне любопытное. Колись, Славик, колись! Мне безумно интересно!

- По существу он не рассказал мне ничего нового. Скорее всего, Книга Велеса интересует его как некий символ Руси, ее забытой героической истории.

- Неправда, - не согласилась Тиана. – Он знает ОЧЕНЬ МНОГО.

- Откуда об этом знаешь ты?

Тиана осеклась, будто ее поймали на месте преступления. Но тут же, не моргнув глазом, продолжила:

- Нам говорил Олег Васильевич.

- Раз сам Олег Васильевич!

- Ты чего в последнее время стал придираться к шефу? Он любит тебя.

- И я его.

Вячеслав не лукавил, он действительно с большой теплотой относился к этому, столь не типичному для сегодняшнего времени, обожателю книг.

- Ты не ответил…

- Как не ответил? Шеф – моя вторая любовь. После тебя.

- Я не о шефе, а о Ганове.

- А если о Ганове, то он не сказал мне ничего нового, за исключением того, что Русь дала основу всем и вся. Мировой цивилизации в целом. Адам был из племени вятичей, Ева – из кривичей, а пророк Моисей – ильменьский славянин.

- Надоели твои шутки.

- Ничуть не шучу, даже вот полстолечки, - скаламбурил Вячеслав.

Тиана так обиделась, что… укусила его. Потом пошла в ванную, было слышно, как полилась вода. Через некоторое время Вячеслав заметил странность: вода булькала и булькала, не переставая. А ведь это неспроста. Что, если тени проникли в ванную, и…

Он ринулся к Тиане, едва не вынес дверь. Ео возлюбленная сидела вся в пене. Из-под крана лилась большая струя!

- Что случилось? – удивилась Тиана.

- Мне показалось…

- Что?..

- Кран открыт, я и подумал… Забудем!

- Обожаю мыться, когда рядом течет вода. Закрываю глаза, представляю, что я на озере, а рядом – водопад.

«Ну и фантазии у нее! А говорят, фантазер я!»

- Потри мне спину, - Тиана протянула ему намыленную мочалку. Вячеслав натирал ей плечи, лопатки, постепенно спускаясь ниже и ниже, Весенина замурлыкала от удовольствия.

- Рад, что тебе нравится…

- Мне еще больше понравится, если расскажешь о том, что тебе поведал Ганов.

«Дался ей мой разговор с Гановым. Почему это ее так волнует? То идет напролом, то старается взять лаской?»

В душе Вячеслава колыхнулось подозрение. Однако он ничего не сказал, и под каким-то предлогом вышел. И тут же услышал звук настенных часов, они пробили девять раз!

Звонок по домашнему телефону, Вячеслав еще колебался, прежде чем снять трубку. Он уже предощущал злобное шипение и пронзительный голос с угрожающими нотками:

- Мы здесь! Мы рядом!..

Потом все же решился, и открыл вход в мир своих напряженных ожиданий:

- Да?

- Привет, - закричала Воробушкина, - как дела? Не отвлекаю от серьезной работы?

Ее вопрос сопровождался ехидным смешком, смысл которого Вячеслав сразу и не понял. Юлиана, впрочем, все разъяснила:

- Небось, крутил свою Тианку, словно юлу?

- Крутил? – с трудом соображал Вячеслав.

- Ну пихал ей во все щели. А я помешала…

- А тебя что, зависть заела?

- Ха-ха-ха!

Бесцеремонность ведущего редактора была поистине восхитительной. Как ни в чем не бывало, она продолжила:

- Завтра сбор в девять. Планерка, возможен еще один крутой заказец. Наш секретарь Нелька всех обзванивает. А я подумала: гению позвоню сама. Ладно, мои милые голубки, продолжайте ворковать.

- Спасибо, что разрешаешь.

- Пока, - Юлиана понизила голос до шепота. – Посильней ее, посильней! Чтобы захрюкала…

«Поразительно! Неужели она подумала, что я обожаю поросят?»

Из ванны вышла Тиана, сразу же поинтересовалась:

- Кто звонил?

- Наша любимая Птичка.

- И о чем же она щебетала в этот раз?

- Хотела, чтобы ты захрюкала.

- А вой шакала часом не заказывала?

- Завтра в девять планерка.

- Каждый день планерка… Начальство совсем очумело!

- Говорит - новый интересный заказ.

- Тогда ладно, - милостиво простила начальство Тиана. – Пусть будет в девять. Не шибко приятно, правда, рано подниматься. Ах, это ужасное раннее утро!

«До утра еще надо дожить!» - мысленно произнес Вячеслав.

Часы перевалили за десять. До светопреставления (если верить Ганову) осталось совсем немного.

И как все будет выглядеть? Рухнут дома? Город взлетит на воздух? Или произойдет нечто иное, невидимое внешнему взору? Люди точно так же проснутся, пойдут на работу, никому из них в голову не придет, что мир поменялся. Что вокруг теперь - сплошные минные поля, что каждый отныне - заложник сумасшедших проходимцев. Один неосторожный, «неправильный» шаг и…

…Одиннадцать! Тиана заявила, что хочет лечь раньше. Хорошо! Может, как и в прошлые разы, сон станет ее спасением.

Память делала последний нырок в глубину забытого. Следовало соединить воедино хотя бы уже известные фрагменты.

Итак, по неведомой причине некий Николай раскрывает ему тайну Книги Велеса. Вячеславу удается прочитать первую версию, он узнает поразительную вещь о связях славян с арктами. Ему дарят ларец… Вот в чем дело! Что-то в ларце. Что?

Тысячу раз - что?!..

Кто тот деспот, лишивший Вячеслава памяти?

Он несколько раз тихо прошелся по комнате. В бесплодных попытках новых воспоминаний пролетели еще полчаса. Даже больше… Стрелки неумолимо неслись к двенадцати.

Вячеслав вдруг почувствовал, как в жилах закипает решимость. Он не представлял, откуда последует первый удар, но… уверенность в своих силах возрастала.

И только он бросил взгляд на спящую Тиану, как раздался бой часов! Вот и полночь!

Ему показалось, будто порывы ветра стихли. Затих весь город вообще. Зато хоровод звезд на небе ускорил свое движение…

Или Вячеславу это только КАЗАЛОСЬ?

Он превратился в сплошной комок нервов, слух напрягся до таких пределов, что готов был уловить шорохи на другом конце вселенной. Взор устремился в бесконечность. Пока реальность вокруг него не подавала признаков опасного движения, словно погруженная в мертвый сон.

Так продолжалось еще с полчаса, и появились, наконец, ОНИ. Незваные посетители, возникнув из мрака, стояли полукругом. Он называл их тенями, хотя они имели такую же плотную оболочку.

- Ты решил? – шипел один из «гостей», тот самый, которому Вячеслав выбил глаза. Он протянул вперед руки и продолжал. – Я не вижу, но чувствую тебя, чувствую твои сомнения, нерешительность. Ты прекрасно знаешь, что не избавишься от нас. Не сбежишь ни в одно измерение. Отдай!.. Иначе испытаешь такое…

Вячеслав встал в боевую стойку. Злость в нем поднималась до высшей точки кипения. Он готов был в клочья разорвать тварей! Единственная боль - Тиана. Он гнал любые мысли о ней. Вдруг твари обладают телепатией?

Ослепленная тень рассмеялась:

- Ты не учел главного. Вон кого мы привели.

Тени расступились, пропуская вперед еще одного собрата, высоченного, обладающего колоссальными габаритами. Гигант глухо произнес:

- Помнишь меня, собака?

(«О, если бы я помнил!..»)

- Тогда, у Белых альвов мне чуть-чуть не хватило времени.

Что-то колыхнулось в мозгу и груди Вячеслава. Они с ним встречались! И встреча та была не из приятных.

Но, странно, опять никакого страха монстр не вызывал, перед Вячеславом ПРОСТО ВРАГ!

- Помню, - соврал Денисов. – И безумно рад нашему свиданию.

- Смелый мужик! – послышался смешок, точно идущий из глубин ада.

Под радостное шипение собратьев монстр сделал первый шаг к своей жертве. Интуиция подсказывала Вячеславу возможные действия… Только вот пробьешь ли сразу такую тушу?

Вячеслав заметил, что битвы один на один не поучится, тени пытались окружить его. Ничего удивительного, такие твари трусливы, никогда не выходят один на один.

Где же Николай, называвший себя его отцом?

Внезапно рядом с «полем» битвы вспыхнул свет, да так ярко, что тени зажмурились, кое-кто схватился за глаза. Появились Ганов с дочерью. Светлые волосы Лели отливали золотом, лук был наготове, поочередно нацеливался то на одну, то на другую тень.

- Прочь, твари! – закричала девушка. – Эта вещь ПРИНАДЛЕЖИТ НАМ!

Тени забеспокоились, но отступать не собирались. Часть из них выставила вперед когтистые лапы, угрожающе шипела. Видимо, стремление завладеть желанной ВЕЩЬЮ перевешивало страх перед оружием Лели. А монстр повернулся в ее сторону, ядовито просипел:

- Плевал я на твои стрелы!

Видимо, он не блефовал, поскольку в лице и движениях Лели промелькнула нерешительность. Но сразу же в руках ее отца заблестели какие-то крохотные зеркала.

- И этого не боишься?

- У нас тоже кое-что есть, - предупредили тени.

Ганов и его дочь могли быть союзниками Вячеслава, если бы… не излишняя алчность в их глазах. Создавалось впечатление, что им плевать и на Вячеслава, и на все на свете вообще. Похоже, их цели корыстны, как и цели теней.

«Вспомнить все! Вспомнить все!»

Небольшая квартирка словно расширилась до невероятных размеров, Тиана тонула в безбрежном пространстве, теперь ее – спящую и беззащитную, могли украсть, убить, растерзать, а Вячеслав даже и не узнает, тем более, не успеет прийти ей на помощь через сверхплотное кольцо своих врагов.

Внезапно Тиана предстала перед его взором. Первой мыслью Вячеслава была: «Чары сна сегодня на нее не действуют?» И вторая: «Да Тиана ли это?»

В ней не осталось ничего от «безобидного ласкового ребенка»! Облачена она была в доспехи, сильно напоминающие одеяния древних витязей, только от кольчуги и шлема сыпались электрические искры, а стоило Тиане взмахнуть мечом, как пространство вокруг запылало, в одно мгновение дотла сгорели шкаф, стол, стулья.

Островок освобожденной памяти выдал и третью «картинку»: «Я узнаю ту, кто пришла с ней?.. Неужели?!..»

Да, рядом с Тианой в таких же воинских доспехах была… Мила Нович. Она смотрела на всех решительно и дерзко.

- Сестра, - сказала Мила, - не много ли их здесь?

- Много, - согласилась Тиана. – Но раз ЭТО принадлежит нашей царице, тех, кто встанет у нас на пути, спалим без сожаления!

И, как подтверждение ее угрозы, от мечей пошло яркое излучение, температура в комнате резко поднималась. Некогда ласковая девушка расхохоталась, как бешеная фурия:

- Если надо, спалим все, что вокруг нас! Что бегает, прыгает или просто шевелится.

- Тиана?!.. – вскричал пораженный Вячеслав.

Возлюбленная перевела на него взгляд, попыталась придать ему как можно больше нежности:

- Дорогой, ты ведь уже начал вспоминать?.. Я поняла это, когда в прошлую ночь, ты выбил нескольким тварям глаза. Отдай ту вещь мне. Отдай во имя нашей большой любви.


… И вновь перед Вячеславом промелькнула огромная комната, лестница с разливающимися вокруг волнами серебристого цвета, похожий на яйцо шар, люди высокого роста с лицами античных богов, и ларец, который «боги» дарят ЕМУ! И, будто приказ, - слова Николая:

- Вспомни все!..

Однако память зашла в тупик. Высокие люди растаяли в тумане, перед Вячеславом остались три враждебные группы, готовые испепелить друг друга. Светопреставление могло начаться в любую секунду.

«Они жаждут получить то, что находилось в ларце!», - уверенно сказал себе Денисов.

- Послушайте, - вдруг произнесла Тиана, - прежде чем мы начнем смертельную схватку, спросим самого Вячеслава: с кем он? Кого выберет, тот и банкует…

- Не надейся, сучка, - перебил монстр.

- В самом деле, - поддержал его Ганов, - ты легла под него, а теперь рассчитываешь с помощью своих чар…

- Говори проще, старик! - вновь оборвал монстр, - с помощью своего вонючего передка!

- Хорошо, хам, - поморщился Ганов. И Тиане. - Ты уверена, рабыня извращенной госпожи, что склонишь его на свою сторону. Этот номер у тебя не пройдет!

Тени в унисон подтвердили:

- Не пройдет!

Светопреставление уже началось! Началось в душе и сознании Вячеслава. Оказывается, он совсем не нужен Тиане! «Возлюбленная» использовала его ради прихоти какой-то царицы…

Настоящая верноподданная!

Тиана тем временем обратилась с предложением к Ганову:

- Давайте уничтожим подземных тварей, а там все решим между собой.

- Не надейтесь на союз, - вместо отца ответила Леля, - коварство вашего племени известно давным-давно.

Зарычавшие было тени чуть успокоились, между остальными противниками единства не наблюдалось.

Безрезультатно пролетели несколько секунд – последние мгновения хрупкого перемирия. Напряжение достигло своего апогея. Никто не остановится, сейчас НАЧНЕТСЯ НЕВООБРАЗИМОЕ! Вячеслав решил пусть ненадолго, но оттянуть начало безумия. Он поднял вверх руку, торжественно произнес:

- Вы все погибнете напрасно. Вы настойчиво пытаетесь что-то получить от меня, а я не представляю, что? Тиана, ты ошиблась, слишком рано начала действовать. Память только-только возвращается ко мне, возвращается крохами.

- Он врет! – прошипели тени. – В прошлый раз он ослепил двоих из нас. Лишенный памяти на такое не способен.

- И я ему не верю, - заявил Ганов.

- Славик, любимый, - капризно ныла Тиана, - отдай ЭТО мне и дело с концом.

Кажется, провалилась последняя попытка предотвратить смертоубийство. Взгляды противников делались жестче, злее, начались угрозы в адрес друг друга. Им было наплевать даже на собственные жизни.

(«Вспомни! Вспомни!»)

Тиана и Мила подняли мечи, Ганов заиграл странными стеклами, Леля натянула тетиву, тени выпустили когти, от которых пошло желтое свечение, и разнесся отвратительный запах…

И в этот момент Вячеслав вдруг ВСЕ ВСПОМНИЛ!

Вспомнил свою жизнь от начала и до конца, жизнь утерянного ПРОШЛОГО. Вспомнил о даре, который преподнесли ему аркты, и о собственных возможностях!

«Хрен вы ЭТО поучите!»

Он вторично взмахнул рукой, отчего каждый, кто находился в комнате, словно оцепенел. Мгновение или чуть больше длилось всеобщее «забытье» – этого хватило, чтобы он в третий раз взмахнул рукой и… исчез из комнаты. Вслед он услышал шипение, мольбы, предупреждения. Но теперь все это его уже не волновало.

Он избавился от них! Хотя бы ненадолго.


велесова книга.jpgЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА ХI. Первое признание или События, предшествующие потере памяти

Давай вернемся, достопочтимый читатель, к тому моменту, когда Вячеслав в неизведанных тоннелях подземелья прослушал первую лекцию о Ранней Книге Велеса. Они уже с Николаем покинули пещеру, а Денисов, словно и не выходил из нее. То, что он увидел и узнал, полностью переворачивало прежнюю жизнь. Горизонты прошлых познаний выглядели смешными и нелепыми. За какие-то два часа он прошел больший курс просвещения, чем за все годы учебы в институте, аспирантуре, в археологических экспедициях.

- Придите же в себя, - сказал Николай. – Это еще не познание, а лишь прелюдия к нему.

- Нет слов!

- Слова придут позже.

«Почему Николай выбрал меня?! Чем я заслужил такую благосклонность с его стороны?»

Взгляд молодого человека был красноречивее любого, заданного вслух вопроса. Николай улыбнулся:

- Хотите узнать, почему я пригласил ознакомиться с тайнами пещеры практически незнакомого человека?

- Да.

- Вы ошибаетесь: мы знакомы.

- Как?

- Позже объясню.

- Почему не сейчас?

- Потому что ваши друзья наверняка забили тревогу.

- Да, возможно…

- Когда вернетесь, скажите им: загулял с деревенской девушкой.

- Смешно!

Николай, однако, выглядел слишком серьезным:

- Почему же, это вполне естественно.

- Как бы я хотел познакомить вас с членами экспедиции.

В голосе Николая впервые прозвучал металл:

- Не повторяйтесь. Этого не случится.

- Но почему?

- Долго объяснять. Убедительно попрошу вас сохранить нашу встречу в тайне. Или… мы навсегда распрощаемся.

Что оставалось делать Вячеславу? Только согласиться с прихотью своего странного товарища.

- А рассказать о новых пещерах я могу?

- Зачем?

- Это же удивительное открытие. Это же...

- О, вижу в глазах тщеславие. Нет, и еще раз нет… Впрочем, мои слова напрасны. Вы не вытерпите, расскажете. Не спорьте, будет именно так! Воля ваша. Попробуйте найти ход сами. Получится – значит повезло. Нет – не взыщите.

И он весело засмеялся.

- Когда мы увидимся? – спросил Денисов.

- Вы ЭТОГО хотите?

- Что за странный вопрос!

- Тогда скоро. Я сам найду вас.

Николай развернулся и ушел. Некоторое время Вячеслав глядел ему вслед. И вдруг захотелось кинуться вдогонку, остановить… Ведь вместе с уходом Николая может оборваться новая цепь знаний!

«Он обещал, что найдет меня. Почему не поверить ему?»

Денисов вернулся к своим далеко за полночь. Версия про деревенскую девчонку сработала на все сто.

Утром отправились на дальнейшие раскопки. Хотя Вячеслав помнил о предупреждении Николая, желание быть первооткрывателем в нем все-таки победило. Он запомнил место, откуда начинался проход в другие отсеки подземных лабиринтов, и стал отчаянно обшаривать и простукивать стену. Он искал тот самый механизм… На расспросы остальных, Вячеслав ответил:

- Там есть еще пещеры, где хранятся удивительные вещи.

- С чего ты взял? – допытывался скептик Копылов.

- Интуиция.

- Наверное, рассказала девушка, с которой он гулял, – иронизировала Крюкова.

«Молодец, Аня! Сама подсказала ответ!»

- Да, среди местных ходят такие предания. А предания порой более научны, чем выводы именитых академиков.

Он искал и искал. Ничего! Вновь припомнилась несколько ироничная фраза Николая: «Попробуйте найти ход сами. Получится – значит повезло. Нет – не взыщите». Как он все точно знал!

Вячеслав возился со стеной до тех пор, пока руководитель группы не попросил его заняться вместе с остальными серьезным делом. Первый блин получился комом. Что ж, тягаться с Николаем Вячеславу бессмысленно.

К вечеру, по окончании работы, как обычно, сбились в кружок у незабвенного Константина Захаровича Бобрикова. Вячеслав изначально отказался принимать участие в вечеринке, он надеялся вновь увидеть Николая. Легенда о местной красавице продолжала спасать.

- На свиданьице? – подмигнул Павел.

- Угу, - неопределенно промолвил Вячеслав.

- Хоть бы показал девушку.

- Обойдешься.

- Может, у нее найдется подружка?

- Нет подружки.

- Вот тебе и товарищ! Не можешь уговорить пассию, чтобы подыскала ту, кто утолила бы любовную жажду страждущего!

- Утолять жажду будешь вином и интеллектуальными разговорами.

Денисов вновь шел по улице, полю, шел и оглядывался, как бы настырный Павел или кто-либо другой из компании, не увязались за ним. Так он добрался до реки, застывшей в тишине и безмятежности. Ивы и камыши, медленно покачиваясь, будто вопрошали его: «И ты поверил в танцы обнаженных русалок и летающую Бабу-Ягу?»

- Поверил! – отвечал Вячеслав.

Он бродил вдоль берега, добирался до пещер, и опять возвращался к реке. Наконец от усталости и чистого воздуха так закружилась голова, что он свалился в траву, на какое-то время забылся…

Забытье длилось недолго. Его сменила тоска, он жаждал новых познаний, а человек, что вел его по неизведанной дороге, не появлялся. Сколько же дала Вячеславу ВСЕГО ОДНА ВСТРЕЧА!

Николай обещал!..

Но он не говорил, что придет именно сегодня. Надо ждать и надеяться. Или…

Вячеслав аж похолодел… «Или он обиделся, что я не внял предупреждению? Рассказал про новые тоннели? Открыто стучал по стене, отыскивая ход?»

Неужели вот так просто взял и разорвал отношения? Решил, что Вячеслав не оправдывал его надежд?

Только бы он вернулся! Ведь иначе… Что будет с Вячеславом, как с ученым? Маленький шажок, затем еще один – точно такой же, в лучшем случае – третий. И что в итоге? Встанет в ряды тех, кто обманывает себя и других, будто перевернул мир, хотя не коснулись и песчинки!

А над рекой вставал туман, в его белой дымке как будто возникли фигуры. Вячеслав протер глаза. Старые гости проникли сюда из иного измерения и… звали его?

Вячеслав вскочил, отчаянно вгляделся в реку. И вскоре понял, что разыгралась его фантазия!..

Николай в тот вечер так и не появился.

…Денисов не встретил таинственного друга ни на второй день после их расставания, ни на третий. Археологические работы шли своим ходом, и Вячеслав засомневался: не видел ли он сон, одним из персонажей которого был Николай. И тогда (как ни тяжело это сознавать) не предвидится никаких новых путешествий в прошлое, никакой Ранней Книги Велеса. Тем не менее, бывая в пещере, он каждый раз подходил к той стене, простукивал ее.

Уже все в экспедиции замечали его странности и стали потихоньку подшучивать. Вячеслав не выдержал, сказал: «Довольно глупить!» Потом возразил себе: «Еще раз, последний!»

Где-то здесь! Какой-то рычажок, или камень… На что-то же Николай нажимал?..

Две стихии боролись в нем - сомнение и желание. Однако буллитов в этом сражении не потребовалось: желание взяло в союзники надежду и быстро победило.

«Последний» раз, естественно, оказался предпоследним, стена не собиралась его отпускать. А тут еще Вячеслава буквально оглушили слова руководителя экспедиции, он обращался к доценту Крюковой: «Вроде бы исследовали здесь все. Пора подумать о возвращении». Та ответила: «Пожалуй, Иван Аркадьевич».

«Ни хрена вы не исследовали, - молча закричал Вячеслав, - тут целые горы неизведанного!»

Он снова побежал к заветному тупику, снова просматривал и простукивал каждый сантиметр стены. И тут он нащупал чуть выступающий камень, повернул его, и… стена раздвинулась! Подбежавшие члены экспедиции с изумлением взирали на возникший черный проход.

Теперь Вячеслав был хозяином положения. Он водил остальных по тоннелям; он так хорошо ориентировался, что кто-то с юмором поинтересовался: «Не бывал ли он здесь раньше?» Все, что рассказывал Николай, теперь он выдавал остальным. В один день он стал знаменит среди коллег. А через несколько дней имя Вячеслава Денисова узнал ученый мир всей России.

Но вскоре слава приелась ему, как приедаются ребенку сладкие конфеты, когда ими перекармливают. Нужны были новые данные, новые сенсационные материалы, без которых любые глобальные выводы постепенно умирают. А где взять эти материалы? Николай с тех пор так и не появился.

Одна статья Вячеслава, потом – другая о сенсационной находке в поселке Красные Луга были встречены восторженно. Они рассматривались как полное подтверждение теории об очень древней славянской цивилизации на Русском Севере. Но когда Денисов заговорил о возможном «союзе» между славянами и арктами, о том, что представители Великой цивилизации подарили нашим предкам необходимые знания, его, мягко говоря, не поняли. И уж совсем «не к месту» посчитали мысль о существовании Ранней Книги Велеса. В одном популярном журнале известный ученый откровенно иронизировал: «Итак, новая мифическая Книга Велеса? Существование одной не доказали, а их-то, оказывается, много. Знать бы сколько? Десять, двадцать, сто?»

И пошло-поехало! В обществе от признания до освистывания – не такая уж большая пропасть. А после неприятия наступает забвение, страшный этап для того, кто поднимался на гребень волны. Вон как бьются богатые и знаменитые, чтобы не допустить его! Выбрасывают кучи денег на липовые рецензии, раздувают несусветные скандалы, делают сотни подтяжек, чтобы лишний раз выставить на экран свое дряхлеющее лицо. В свое время Ричард III говорил: «Корону за коня!» Они бы его перефразировали: «Миллионы – чтобы не допустить забвения!» Поскольку у Вячеслава никаких миллионов не было, то через месяц о нем попросту позабыли. А северную находку назвали «очередной победой русской науки».

Ему захотелось вернуться обратно на раскопки, самому начать поиски Николая. Упросить, чтобы тот снова провел по неизведанным лабиринтам нашей истории, рассказал такое, отчего зашевелились бы волосы у самых ядовитых скептиков.

Иногда Вячеслав задавался вопросом: неужели ему это нужно лишь для того, чтобы доказать свою состоятельность? Чтобы снова подняться на Олимп славы? Сперва он действительно так хотел этого! А потом… Потом наступило прозрение: зачем слава, когда душа и мозг блуждают в потемках? Остается ИСТИНА. Остается Ранняя Книга Велеса, о которой он слышал, да так ничего и не узнал.

Пережив расставание со славой, Денисов целиком погрузился в науку. Он просматривал множество материалов касательно истории древнего славянства, искал что-то новое. И не находил его.

Теперь уже ничто не могло остановить Денисова от новой поездки к тем пещерам. И если он не встретит там своего научного гения, то сам перероет лабиринты, исследует что только возможно, но найдет ответы и опишет все в новом труде.

Так, размышляя, он шел по улице и вдруг столкнулся с одноклассником Гришей Артемьевым. Тот крепко жал его руку, говорил, что наслышен об успехах друга, приглашал к себе на «маленький праздник». Вячеслав согласился. Почему бы не отдохнуть, не развеяться?

А дальше – та самая вечеринка, где он познакомился с очаровательной Тианой Весениной.

Восхитительна была и ночь любви! Вот та женщина, с которой он хотел бы связать судьбу! Да некогда…

Сейчас он должен был вернуться обратно на раскопки!

Это случилось накануне отъезда. Оформлен отпуск за свой свет, закончены последние дела, собраны вещи. Правда, окончательный план работы у Вячеслава так и не созрел. Ничего, на месте разберется.

И тут позвонили в дверь. Денисов спокойно открыл («Очевидно, слесарь. Обещал проверить краны») и… каково же было удивление, когда перед ним возник Николай. Вячеслав застыл, точно изваяние, хотел что-то сказать, да слов не нашлось.

-Здравствуйте, - поклонился Николай, - войти не пригласите?

- Конечно, конечно, - пробормотал Вячеслав, - но так и продолжал стоять, загораживая проход. Он не верил, что перед ним не привидение.

Гость прошел, осмотрелся, однако не произнес ни звука. Вряд ли ему понравился традиционный беспорядок ученого.

- Как вы нашли меня? – еле выдавил хозяин.

- Через адресное бюро. Да и телефон ваш есть в справочнике. Я мог бы позвонить, но решил сделать небольшой сюрприз. Вот не знаю, насколько приятный?

- Еще спрашиваете!

- Сумки, чемоданы? Куда-то уезжаете?

- Обратно на Север. В то место, где мы проводили раскопки.

- Собираетесь выяснить что-то новое?

- Хотелось бы… - Вячеслав так и не смог признаться, что уезжал в тайной надежде вновь встретить Николая.

- Если я предложу отложить поездку? – напрямую спросил гость.

- Раз вы советуете!

- Советую. У меня другое предложение.

- Заранее согласен. А сейчас давайте перекусим, - просто, по-домашнему вдруг предложил Вячеслав.

Он бросился на кухню. Бутерброды готовил быстро, боялся, как бы гость не исчез. Он успокоился лишь тогда, когда Николай присел напротив него, с удовольствием отхлебнул горячий кофе и взял один из бутербродов. А Денисова охватило волнение: перейдет ли Николай к делу?

Закончив маленькую трапезу, гость открыл находящийся при нем широкий кожаный портфель и извлек оттуда… дощечки, очень похожие на те, что в свое время нашел Изенбек в поместье Задонских.

- Вот вам для изучения.

Вячеслав впился в них глазами. То же самое руническое письмо. Нет, имеются существенные отличия. Денисов вскоре понял, что прочесть письмена ему вряд ли удастся. По крайней мере, без помощи всезнающего Николая.

- Что это? – спросил он.

- Ранняя Книга Велеса.

- Как?! Вы же говорили, у вас ее нет?

- Я сказал: она у меня в голове. Это вещи разные. А потом я ее позаимствовал у одного хорошего друга. Кстати, название «Ранняя Книга Велеса» - условное. У нее просто нет названия… Не беспокойтесь, рукопись подлинная. С фальшивками дел не имею. А теперь, если не возражаете, займемся ею. Это может занять определенное время.

- Я не тороплюсь. Взял отпуск за свой счет, и оказывается… никуда не еду.

- Тогда приступим.

Вячеслав с головой погрузился в таинственный документ. Сейчас он вообще не думал, что стоит на пороге нового выдающегося открытия. Он даже не поинтересовался у Николая, оставит ли тот ему дощечки, хотя бы на время? Все эти мелочи отступили перед желанием проникнуть в тот дивный, ушедший мир и понять суть происходивших когда-то событий.

Николай объяснил, как читать строки, значение знаков и символов. Сначала читал только он, потом они начали это делать вместе с Вячеславом. И постепенно ученик освоился…

Довольно приличная часть материала совпадала с уже знакомой Денисову Книгой Велеса, только стиль изложения разный. Но вскоре наметились важнейшие отличия. Здесь подробно описывалось то, на что в ранее известной книге не было и намека – встреча руководимых Ирией племен с людьми-богами, рассказы об удивительных познаниях последних, и о дарах переселенцам. Вячеслав жадно вчитывался в строчки, порой недоумевая, как он так быстро научился познавать незнакомые тексты? Николай такой выдающийся учитель?

«…И дали они нам напиток чудесный, и сказали, что выпив его, не изведаем более старости, тела наши будут молоды, а кожа – светла. И будем мы сильны, как медведи, ловки, как рыси, и не будем бояться ни ран, ни стрел соседей. И будет тверда мужская плоть, будут мужи познавать своих жен без устали, а те рожать детей для продления рода…»

- Что за напиток? – воскликнул Вячеслав.

- Для его изготовления аркты использовали целебные травы. Никакой химии, все бралось из природы.

- Доки!

- Еще какие! Надеюсь, вы познакомитесь с чудодейственной силой того напитка.

«Да неужели?»

Каждая строка написанного продолжала поражать воображение. Вот, например:

«…и могли они взлетать к самому небу, как птицы, могли играть с солнцем, и огромные расстояния преодолевали со скоростью ветра…»

- Здесь нет ничего удивительного, - объяснил Николай. – Помимо космических кораблей, имелись еще и специальные летательные аппараты, которые аркты надевали прямо на себя, как костюмы. Удобно?

- Нет слов! – с завистью вздохнул Вячеслав и продолжил чтение:

«…и подарили они нам орудия удивительные, отчего взошли у нас на полях всходы необычные, земля отяжелела от обильных урожаев…»

И опять комментарий Николая не заставил себя ждать:

- Речь идет об обычных орудиях труда того времени, только чуть усовершенствованных. Аркты не могли людям прошлого дать настоящее техническое чудо. Однако и то, что наследники Ирии получили от своих почитаемых друзей, считалось очень значимым. А вот еще один важнейший момент Книги:

«…и открыли они нам многие тайны мироздания, и самую главную из них – единого Бога…»

- Аркты, - продолжал учитель Вячеслава, - были глубоко верующими людьми не только в силу религиозной убежденности, но и ЗНАНИЯ. Они знали, что Бог – один. Поэтому у славян или руссов на долгое время и утвердилось единобожие. Но читайте дальше:

«…и сказали они нам: наступит время, и Сын Божий явится в мир, чтобы смертью своей искупить грехи всех народов…»

- Они даже это предвидели?!

- Убедитесь сами. Вот тут написано:

«…родится он далеко на юге, у Непорочной Женщины, самой благочестивой изо всех существовавших на свете…»

…Так пролетели долгие часы, у Вячеслава от напряжения заслезились глаза, а мозг устал. Николай уловил его состояние, предложив некоторый отдых, во время которого молодой исследователь не прекращал задавать вопросы:

- Почему именно славянам выпала честь сдружиться с арктами?

- Вероятно, именно их посчитали наиболее достойными преемниками. И потом, как я уже говорил, много было и внешнего сходства.

- Вы даже знаете, как люди-боги выглядели?

- Да.

- Опишите, пожалуйста. А я, как человек, когда-то мечтавший стать художником, возьму бумагу, карандаш и изображу их в лучшем виде. Ну вот, я готов. Начинайте.

Странно, но на сей раз Николай молчал. И вдруг спросил:

- Где у вас зеркало?

- В прихожей.

- Подойдите к нему.

Ничего не понимающий Денисов направился к зеркалу. Оттуда на него глядел молодой человек с чуть удлиненным лицом, с большими голубыми глазами, резко выступающим носом и целой шапкой льняных волос. Завершением портрета были высокий рост, крепко сбитая фигура, узкий торс. От знакомых дам он неоднократно слышал настойчивые призывы попробовать свои силы в кино, или заняться мужским стриптизом. Главное – быть подальше от науки.

- Не собираетесь ли сказать, что я аркт? – рассмеялся Вячеслав.

Его странный друг оставил реплику без внимания. Пожалуй, Николай большой шутник.

- Вам чай или опять кофе? – спросил он гостя.

- Окажите любезность, побалуйте кофейком.

Пили молча. Денисов вновь подумал о странной шутке Николая. Надо же такое придумать?

И снова - загадка: почему именно ему Николай все это рассказывает? Зачем посвящает в невиданные тайны, снабжает удивительной информацией?

Чем дальше Вячеслав размышлял, тем больше внутри него все холодело. Вдруг Николай вовсе и не шутит насчет его происхождения?..

«Не обольщайся! – сказал он себе. – Ты такой же аркт, как и король Нигерии.

Но почему он смолчал?!»

Неизвестность угнетала, давила! Денисов не вытерпел:

- Зачем вы ПОПРОСИЛИ МЕНЯ ПОДОЙТИ К ЗЕРКАЛУ?

Николай посмотрел на него долгим мучительным взглядом:

- Что вы знаете о своих родственниках?

- О родственниках?

- Да, о самых близких?

- Я должен отвечать? – вспыхнул Вячеслав.

- Нет.

«Он не случайно спросил!»

- Хорошо, я скажу. Мои родители были простыми, но достойными людьми. Отец – инженер, мать – учительница. Они умерли…

- Я в курсе!

- Какое отношение к нашим делам имеют мои родители?

Николай выдержал еще одну невыносимую паузу, Вячеслав уже еле сдерживался…

- Дело в том, уважаемый Вячеслав, что они НЕ ВАШИ РОДИТЕЛИ.

- В такую глупость я никогда не поверю. Они любили меня… И я люблю их!

- Разве кто-то запрещает любить их. Не чтить их память... Но вон на стене их фотография. Найдите хотя бы маленькую внешнюю схожесть.

- Стоп! Если я не похож на родителей, это отнюдь не означает, что я – не их сын. Один мой друг, например, еще меньше похож и на отца, и на мать. Он – копия бабушки по материнской линии.

- Вы спорите, а сами чувствуете мою правоту. Вячеслав, поймите, родные или приемные – не имеет значения. Они останутся в вашем сердце настоящими родителями! Только факт остается фактом: вот справка о вашем усыновлении.

Денисов внимательно прочитал, и лоб его покрылся испариной:

- Откуда она у вас?

- Сейчас не сложно достать любой документ. Лишь заплати чиновнику.

- Кто вы? Зачем пришли ко мне? – Вячеслав впервые задавал гостю подобные вопросы. Задавал, уже не боясь, что тот обидится, уйдет, и многие тайны прошлого останутся не раскрытыми.

- Ваш друг.

- Теперь сомневаюсь.

- Я дал основания?

- Вы приходите ко мне, суете какую-то бумажку, конечно же, липовую. Пытаетесь разрушить самое святое.

- Вячеслав, - Николай старался придать голосу как можно больше мягкости. – Порой приемные дороже родных. Цените память об этих достойнейших людях, ибо они отдали вам все без остатка.

Но есть зов крови! Есть обязательства перед своим родом, племенем, это его представители дали вам жизнь!

- Прекратите!..

- Нет, Вячеслав, не могу, не имею права! Вы ведь давно задавались вопросом: почему он пришел ко мне? И вот мое первое признание: вы – потомок союза арктов и тех самых древних славян. Потому я здесь!

Денисов оцепенел…


ГЛАВА ХII. Второе признание

- А теперь – второе признание.

- Вы пугаете меня. Не представляю, чего ждать мне на этот раз!

Николай пропустил мимо ушей колкость Вячеслава. Лицо его посуровело:

- Помните, еще при первой встрече в Красных Лугах мы говорили о существовании различных измерений земли? И в каждом кипит своя жизнь.

- А как же! В одном из них я имел честь побывать. Речка, русалки…

- Сами виноваты. Нельзя так терять голову от женской красоты. ВАМ нельзя.

Опять он акцентировал внимание на некоей особенности Вячеслава. В чем дело? Денисов напрямик спросил и услышал:

- Отвечу чуть позже. Сейчас, с вашего разрешения, вернемся к тому, о чем только что говорили. Измерения существуют сами по себе, но все они взаимосвязаны. Катастрофа в одном мире может привести к катастрофе, на худой конец к существенному ухудшению ситуации в других мирах. Надеюсь, это понятно?

- В общих чертах.

- Взорвалась Чернобыльская АЭС, радиация поразила многие соседние государства. То же самое происходит, когда мы говорим в целом о земле, как совокупности всех ее измерений. Поэтому уже давным-давно существует всеобщая система контроля и оповещения.

- Что это?

- Правильный вопрос. Представители более развитых цивилизаций проникают, например, в этот мир, пытаются остановить возможность его самоликвидации. Летающие тарелки, НЛО, которые местные специалисты и пресса рассматривают, как нашествие космических пришельцев, на самом деле – визиты тех же арктов, переселившихся в параллельные миры.

- Подождите, - чуть отошедший от потрясения Вячеслав наморщил лоб. - Я читал множество отчетов о встрече с «пришельцами». Они - двух основных видов: гиганты с лицами классической красоты и лысые безносые карлики с узкими щелочками вместо ртов. Неужели последние – тоже разновидность арктов?

- Конечно, нет. В других измерениях разумных существ очень много. Если считать общее количество их видов, то не хватит и нескольких лет. А есть еще подвиды, умножайте на десять, а то и на сто. Просто наш глаз не всегда фиксирует различия в необычном. Для азиата многие европейцы на одно лицо.

- Пожалуй… Как и они для нас.

- Но ведь итальянец отличается от норвежца. Отличается от последнего и немец, хотя меньше.

Кстати, сюда прилетают и существа света и представители тьмы, последние не из благородных побуждений. Однако и они хотят выжить!

- Но гиганты?.. – продолжал допытываться Вячеслав. – Их как-то можно ассоциировать с арктами?

- Безусловно.

- Вот и вы попались. Я-то не великан.

-Что вы вкладываете в понятие «великан»?

- Очевидцы контактов утверждают – что в них более двух с половиной, а то и трех метров.

- Ну, не совсем так, – не особо ласковое лицо Николая наконец-то тронула улыбка. – Людское восприятие складывается как из вещей реальных, так и из собственной фантазии. Представьте себе: деревенский парень едет на велосипеде по своему небольшому селу. Вдруг над ним зависает тарелка, выходят неведомые существа, которые и правда чуть выше обычных людей, кем они ему покажутся?

- Пожалуй, великанами! – согласился Денисов. – А были конкретные случаи, когда аркты спасали землю?

- Лето 1943 года, их летательные аппараты опустились над Курской дугой, не давая кровавой мясорубке разрастись до уровня мировой катастрофы. А во время Карибского кризиса аркты впервые изменили своим принципам: они оказали прямое воздействие на мозг руководителей обоих сверхдержав. И таким образом вновь отодвинули апокалипсис, Хрущев и Кеннеди пошли на попятную.

От рассказов Николая у Вячеслава кружилась голова, каждое слово гостя усиливало интерес. Он даже простил Николаю страшное для себя открытие! Но тут подумал: основной разговор впереди. Ведь Николай прямо сказал: «…есть зов крови! Есть обязательства перед своим родом, племенем, это его представители дали вам жизнь!» Кому и чем Вячеслав обязан? Возможно, дело, которое ему предложат, станет слишком большой платой за полученную уникальную информацию.

Довольно неведения!

Он больше не ждал, когда гость перейдет к главному, сам упредил его:

- Чего вы хотите от меня?

- Наконец, берете быка за рога? Правильно!

Взгляд Николая пронзил его насквозь, впервые в том взгляде читались суровость и жесткость. Нынешний Николай сильно отличался от прежнего.

Вячеслав не опустил глаз, хотя сделать это оказалось нелегко. Спокойным тоном он произнес:

- Что ж, к делу.

- Правильно. Пора открыть тайну вашего рождения. Ради чего я и пришел.

Вячеслав напрягся, сердце застучало, он словно рождался заново. Ощущение странное и тревожное. Его родители - простые, хорошие люди. Звезд с неба не хватали, но и достоинства не роняли. Последнее было для Вячеслава самым важным, он с гордостью говорил о роде Денисовых по отцу и роде Колодиных – по матери. Оказывается, он им не родной. Так кто же он, кто?!

- Вы принц Славий, - торжественно произнес Николай.

«Принц?» - Вячеслав чуть не расхохотался. Не воспринял ли изначально он Николая слишком серьезно? До сих пор он безмолвно внимал каждому его слову, безоговорочно верил любой фразе. А зачем?

Но ведь Николай показал ему параллельный мир, провел по тоннелям, открыл Раннюю Книгу Велеса…

А не является ли она выдумкой, фальшивкой, обманом?

- Представляю, как трудно в это поверить, - промолвил Николай. – Но я расскажу вам все. От начала и до конца.

- Да уж пожалуйста.

- Я уже говорил, что во время наступления ледников аркты стали перемещаться в параллельные измерения. Чем дальше, тем сложней был переход и труднее условия жизни для человеческого организма, привыкшего к определенной среде обитания. Поэтому довольно значительная часть арктов оказалась в соседнем мире, наиболее близком к нам по природным и иным факторам. В том мире и родились вы, принц Славий. Когда вы оказались в стане русалок, то отнюдь не стали первооткрывателем, вы побывали у себя дома. Побывали в стране, которая принадлежит вам!

- Не пробовали писать сказки? – поинтересовался Денисов.

- Но ведь вы БЫЛИ ТАМ, - не обращая внимания на иронию, ответил Николай.

- Или кто-то воздействовал на мое сознание?

- Сомневаетесь, что русалки плясали на берегу реки? Мол, на самом-то деле вы спали, видели сон – прекрасный и страшный.

- Кто знает.

- Повторим встречу? Вновь перенесемся туда?.. Только следует проявлять максимальную осторожность. Сейчас путешествие для вас может быть чревато.

- О, да! – рассмеялся Вячеслав, - Там все ИНАЧЕ! На месте моей квартиры – логово разбойников, а погода – ледяная, или, наоборот, обжигающий огонь пустыни.

- Не только поэтому. Я объясню. Раз выслушали прелюдию, послушайте и главное.

Вячеслав задумался. Предположим (нелепость, но предположим!) в словах Николая есть какая-то часть правды…

Николай сразу понял его и сказал:

- Вас, конечно, удивляет, почему принц Славий оказался в таком суровом мире, на воспитании у людей небогатых, не обладающих известностью?

- Осторожнее, они мои родители, - напомнил Вячеслав.

Николай будто бы пропустил его реплику мимо ушей:

- НАМ ПРИШЛОСЬ ЭТО СДЕЛАТЬ. Лично я выкрал вас из дворца и перенес в один из родильных домов этого города. При ребенке имелась записка, что зовут его Славик. Я пытался сохранить преемственность имени. «Славий» и «Слава» - похожи.

- Зачем вы украли меня?

- Так сложились обстоятельства. Вас надо было спасать.

- От кого?

- От убийц. Как наследник трона вы подвергались смертельной опасности.

- Но почему спрятали именно в этом измерении, а не в том, не… в моем?

- Там было невозможно. Ваши враги прочесали бы каждый куст, каждую травинку всех дремучих лесов. И обязательно бы нашли! Для вас оставалось только одно место – мир иллюзий.

- Мир иллюзий?

- Так называют это измерение во всех остальных… Извините, что так грубо про ваш нынешний дом!

- Стоит извиняться? Что плохого в слове «иллюзия»?

- Здесь не комплимент. Иллюзии бывают разными, в данном случае речь об иллюзиях греха, что проявляется в постоянных катаклизмах, ядерном оружии, обожании денег и порочных страстей. Тут безумие бьет через край, все понимают, но остановиться не могут. Такое место могло бы стать худшей ссылкой. Лично у нас даже название этого измерения стараются произносить реже, опасаясь, что раз слово материально, то вместе с ним в другие миры польется злейший поток порока. Измерение иллюзий изолировано непроходимой стеной, у местных жителей нет отсюда выхода, точно у известных обитателей гетто. Никому бы и в голову не пришло, что принц Славий скрывается тут.

- Кто мои враги? – нетерпеливо спросил Денисов. – Кто обрек меня на изгнание?

И пожалел о сказанном. Разве его жизнь являлась изгнанием? Он благодарен судьбе за родителей, даже если они приемные. Но интерес к рассказу Николая все возрастал.

- Не стоит, Вячеслав, превратно понимать мои слова, что в других мирах - тишь да благодать. Серьезные проблемы существуют и на вашей исторической родине.

Однако прежде я расскажу о ней. Представьте себе: бескрайние густые леса, где каждое дерево, точно необыкновенное живое существо, в любом, самом маленьком озере больше разной рыбы, чем в местных огромных морях. А какой у нас воздух!.. Вы обезумеете от него!

- Тогда у реки мне дышалось так легко! – невольно подтвердил Вячеслав. – Продолжайте, прошу!

- Дома там не большие, люди не пришли бы в восторг от плодов местной цивилизации. Многие города до сих пор огорожены каменными стенами…

- Люди из того измерения - в прошлом?.. Или… в будущем? Если там нет культа денег, но какой-то есть?

- Конечно. Ваши соотечественники аркты стремятся к самосовершенствованию.

- Сказка…

- И здесь частично правы. Вы уже убедились, что там живут и те, кого в измерении иллюзий почитают сказочными существами.

- Например, русалки?

- Да, русалки.

- Во всех сказах их называли утопленницами.

- Что вы! Обычное племя, обитающее в реках и морях. Только у них – жабры вместо легких. Ничего удивительного, в каждом измерении встречается такое, отчего глаза на лоб полезут!

- Я слышал русалочью песню, - возразил Вячеслав. И там были слова:

«Жизнь без милого мне невозможно горька,

Ты возьми мою душу, подружка река,

Лишь тебе я близка!»

- Обычная шутка с их стороны. Они знают, кем их представляют в соседнем измерении…

- И что за проблемы случились в сказочном раю?

- Я говорил, там не рай. Там – сложный, противоречивый мир. Аркты могли бы стать господами всего и вся. Однако у них иные цели. Как и здесь, они обосновались на крайнем севере, освоились, отстроили заново свою империю, повторив ее во всей полноте красок и традиций. Когда некоторые их братья и сестры, переселившиеся в более дальние и совершенные измерения, пригласили присоединиться к ним, они отказались. Второй дом стал не менее родным, чем покинутый первый. Постепенно численность колонии разрасталась, в нее влились и некоторые потомки от браков арктов и славян.

Но Арктида не избежала раздоров. Примерно семь тысяч лет назад появились раскольники, те, кто не желал соблюдать выработанные тысячелетиями нравственные законы. Они подняли бунт, требуя власти, обещая бросить к ногам империи весь мир. Мятежников прогнали, они направились далеко на юг, и в районе экватора основали свое государство, очень своеобразное, с его законами вам еще предстоит познакомиться. Пока лишь скажу: полностью повторилась история измерения иллюзий.

Раскольники перестали быть арктами в классическом смысле этого слова, их было слишком мало, пришлось смешиваться с другими племенами. И одно из таких – париты – почти полностью ассимилировало их.

- Париты?.. Любопытное название.

- Ничего любопытного. Париты - самый коварный народ и очень неприятный внешне. Кожа у них зеленая, как болотная тина, головы больше квадратные, чем круглые. Особой прозорливостью они не блистали, однако после смешения обоих народов соединились коварство с глобальным умом раскольников. Синтез получился - будь здоров!

И опять, слушая собеседника, Вячеслав метался из стороны в сторону. Существа с зеленой кожей и квадратными головами… Смешно! Однако скажите лет двести назад русскому человеку из обычной деревни, что есть те, у кого кожа - точно сажа, или маленький, не больше ребенка рост, тоже бы не поверил.

- Эта новая «гремучая смесь», - продолжал Николай, - полностью подчинила себя овладению магией. В их города чужеземцу проникнуть невозможно, поскольку те - под всевозможными степенями защиты, главная из которых – воздействие на мозг с помощью разного рода чар и манипуляций сознанием…

- Типа двадцать пятого кадра?

- Что вы! Двадцать пятый кадр существует, но это техническое изобретение. Действует в основном на людей слабовольных и с низким интеллектом. Ваши шаманы Севера, вожди африканских племен, которых также обвиняют в причастности к колдовству, в основном – хорошие психологи. Чуть более высокое «магическое посвящение» у тибетских монахов. Они заставляют поверить человека в вещи поразительные, вы можете устремляться к монастырю, но будете бежать… в противоположном направлении, удаляясь от него все дальше. Тибет – особый центр, там существуют места связи с иными мирами. Однако сила тибетских монахов также ограничена. Они ведь ничего не смогли противопоставить китайской армии (имеются в виду события времен коммунистического Китая в 1950-е, когда Тибет подвергся жестоким репрессиям. – прим. авт.).

- А эти, с зеленой кожей?..

- Те бы вынудили солдат противника убивать друг друга... Так вот, новое страшное государство в районе экватора решило назваться Атлантией. Ничего не напоминает?

- Атлантида?!

- Конечно. Страна, существовавшая в древности в измерении иллюзий.

- Платон писал о ней, как об идеальной.

- До идеала там – как до луны! Атланты несколько раз воевали с Арктидой. Война была разрушительной и привела к мировой катастрофе и конечной гибели Атлантиды.

- Я что-то читал об этом у сторонников «Северной традиции» (На самом деле материалов на данную тему имеется достаточно, историки предполагают возможность войны в древности между крупными державами. – прим. авт.).

- Именно атланты первыми создали корпорацию магов, которую позднее, как матрицу управления, применили в Атлантии.

- Платон обманул насчет идеального государства?

- Нет, обманулся. В свое время был создан миф, а мифы, как известно, живучи.

- Здесь не поспоришь, - вздохнул Вячеслав. На память сразу же пришла попытка идеализировать режим Сталина.

- Сегодняшняя Атлантия даже опаснее своей предшественницы, поскольку ее маги вступили в прямой контакт с бездной, именно от нее и получают информацию.

- Бездне можно только служить. Выходит, они?..

- Правильно, они открыто подняли на щит знамя тьмы, и тьма активно помогает своим слугам, - закончил его мысль Николай. - Теперь вы поняли, какие силы определяют развитие ситуации на вашей родине? Две империи – Севера и Юга создали равновесие. Но возникла опасность, что оно нарушится. И скоро.

- В чью пользу?

- Боюсь, не в нашу. Я снова должен ввести вас в курс дела. Арктида всю жизнь существует на основе принципов монархии и кастовости…

- Что хорошего в кастовости? – воскликнул Вячеслав, сразу вспомнив о сегодняшней Индии.

- То другая кастовость, она является основой стабильности. У нас их четыре. Во-первых, священники, не традиционные служители религиозных культов, как принято в этом мире; в Арктиде они занимаются познанием Божественных истин, тайн Вселенной, законов гармонии человека и природы. Далее – воины, понятно – те, кто обеспечивает сохранность империи. Производители: и тут, думаю, ясно, они создают все виды богатств. Четвертая каста… небольшая группа лиц, живущих в праздности и безделье. Никто специально к труду их не принуждает, они как бы символ неправедной жизни. Пример, которому не стоит подражать.

- Сколько бы таких любителей неправедной жизни нашлось у нас, - рассмеялся Вячеслав, - они бы на все согласились ради сибаритства, даже на то, чтобы их показывали в зоопарке. Но извините, опять перебил.

- При арктической системе правления власть монарха зиждется не на деспотии, а исключительно на авторитете. При нарушении государем любых этических норм люди отказываются от него.

- Подождите! – снова не выдержал Вячеслав. - И он… добровольно уходит?

- Конечно.

- Вот бы и у нас так! А то не только монарха или президента, маленького проворовавшегося градоначальника не выгонишь.

- По традиции арктов трон с некоторых пор занимали женщины, считавшиеся символом материнской любви и заботы, хранительницей устоев цивилизации. Последней правительницей (я бы сказал – идеальной) была ваша мать Бреабора Х11. Умерла она при трагических обстоятельствах – при полете разбилась о скалы. Было ей всего пятьдесят, что при долгожительстве арктов считается юным возрастом. Ее смерть стала величайшей трагедией, а вторая трагедия – у нее не было ни сестер, ни дочерей. Единственный наследник – вы. Но принц Славий тогда еще пребывал в люльке и не мог взойти на престол до своего совершеннолетия, оно у нас наступает в двадцать пять. До этого времени блюстителем трона стал ее муж и ваш отец Яроссий. И тут мы, люди из ближайшего окружения Бреаборы, усомнились в естестве ее смерти. Отношения с Яроссием у нее складывались сложно. Сначала он обвинял Бреабору в бесплодии, а после вашего рождения сомневался: его ли вы сын? Он открыто возненавидел вас, мы стали опасаться второго «несчастного случая». Потому вы и исчезли, но Яроссий никак не угомонится, не прекращает поисков.

- Если Арктида считает себя цивилизованным государством, почему не накажет преступника?

- Не все так просто. Доказательств убийства Бреаборы нет. Мы ТОЛЬКО ПОДОЗРЕВАЕМ, что вмонтированный в костюм летательный аппарат был испорчен. Точно также предстань вы сейчас перед Высшим Советом Арктиды и предъяви свои претензии на трон, неизвестно, чем бы все закончилось. Нет никаких непреложных аргументов, что вы – сын Бреаборы. Сразу после ее смерти нашли останки ребенка, в котором Яроссий лицемерно признал наследника. Попробуй теперь убеди Высший Совет в обратном.

- А генетический анализ?

- Никто и никогда не посмеет коснуться праха вашей матери. У арктов ушедшие в вечность – священны. Тем более, правительница!

- Остается Яроссий.

- А вдруг он не ваш отец? Это станет основным аргументом в пользу того, что вы лжец. Он ведь не станет на суде повторять обвинения в адрес покойной жены в супружеской измене. Да он не допустит суда… Для него лучше, чтобы вы исчезли.

- Понимаю, - тихо вымолвил Вячеслав, ощущая, как его одолевает нешуточный страх. Как бы ни ругал Николай измерение иллюзий, и здесь и там – одно и то же.

- …Яроссий опасается, что его истинные цели когда-то обнажатся, и поступки станут очевидны. Он отчаянно вербует союзников, в своих новых связях становится не слишком разборчивым. Он взял в качестве первого советника… парита.

- Но как он доверился тому, кто служит бездне?

Вячеслав и не заметил, как неведомая доселе сущность погружала его в омут чужих страстей. Он до сих пор не верил словам Николая о своем происхождении и одновременно… верил. Тот мир просачивался в его плоть и кровь! Он уже не был Вячеславу столь далеким.

Николай посмотрел на него по-особенному, во взгляде словно перемешались приказ и просьба, надежда и отчаянье.

- Вы должны вернуть трон.

- О чем вы?

- ДОЛЖНЫ ВЕРНУТЬ ТРОН! – повторил Николай.

- И как я это сделаю?!

- Мы отправимся на вашу родину.

- Но вы только что рассказывали, как сокрыли меня!

- До совершеннолетия. Теперь ваш час пробил.

- Я приду туда, где меня ожидает плаха?

Теперь в глазах гостя не было ни просьбы, ни отчаянья. Один приказ:

- Пора возвращаться, принц Славий!

Фраза – будто гром, хотя произнес ее Николай тихо. Он не шутил? Он взаправду решил, что Вячеслав отправится с ним неведомо куда?

Они посмотрели друг на друга, и все стало ясно… Но Николай не сдавался.

- У вас нет выбора, принц.

- Как так? Столько лет родина обходилась без меня и вдруг?!.. Не думаете ли вы, что я брошу то, что имею здесь, и окунусь с головой в неведомый омут?

- А что у вас есть?

- Хотя бы квартира.

- Вам нужна ЭТА КВАРТИРКА?

- …Научная работа.

- Одна наша встреча дала вам больше информации, чем все учебники и статьи.

- Спорить не стану. Но… у меня друзья.

- Такие, ради которых готовы пожертвовать всем?

Вячеслав задумался: а ведь Николай прав, у него нет ТАКИХ ДРУЗЕЙ!

- На одной вечеринке я познакомился с очаровательной девушкой. Ее зовут Тиана.

- Знаю.

- Откуда?! Так это вы следили за мной во время танцев? И потом стояли под окном?..

- Я был вынужден. Ради вашей безопасности. Насчет «очаровательной девушки» - ее следует избегать, как самого опасного врага.

- Почему?!..

- Позже объясню.

- Вы говорите о безопасности, и тут же предлагаете сунуть голову в звериную пасть!

- Да поймите же, это измерение – тоже не станет для вас спасением. Когда-нибудь они ОТЫЩУТ ВАС. Запущен механизм страшной системы. Ей нужно противостоять, а не прятаться под маской скромного археолога.

Вячеслав взволнованно прошелся по комнате, он высказал мысль, которую ДОЛЖЕН БЫЛ ВЫСКАЗАТЬ! И пусть Николай думает о нем, что хочет.

- Я не боец…

- Вы не представляете своих возможностей.

- Вы-то их откуда знаете?

- В вас течет кровь Бреаборы.

- И что? По сути, я никогда не лез в драки. Как-то в институте дал одному наглецу пощечину… И в научной среде про меня говорили: не слишком пробивной, уходит от конфликтов.

- Вам надо поверить в себя!

- Я мирный человек, а тут - целый механизм разрушения!

- Любые механизмы создают личности. И личности же их разрушают.

- Я должен все переварить.

- Нет времени, принц Славий! Арктида начинает слабеть. С каждым десятилетием, даже годом процесс этот будет усиливаться. Болотные цвета и магия Атлантии поставят вашу и мою родину на грань пропасти.

- Не знаю, я уже ничего не знаю!.. Зачем только вы появились на моем пути?

- Вы должны были почувствовать правду.

- Как это?

- Ведь вам же дано сердце, наследник трона! В любом случае – ДОЛЖНЫ! Очень многие ваши враги ИДУТ ПО СЛЕДУ ПРИНЦА СЛАВИЯ! Вам не скрыться даже здесь, когда-нибудь они догадаются, где вы.

Есть у нас такое племя – существа тьмы, они рыщут повсюду, проскальзывают в каждую щель. Что вы будете делать, если они получат заказ на вашу голову?

Понимаю, многое из того, что я сейчас говорю, вызывает сомнение. Остается еще один аргумент…

Николай достал фотографию, печально вздохнул, и протянул ее Вячеславу:

- Ваша мать Бреабора Х11

Женщина изумительной красоты! Правильные, без единого изъяна, черты лица, волосы – льняные, глаза – небесного цвета. А улыбка… Где-то Вячеслав уже видел ЭТУ УЛЫБКУ?..

«Точно также улыбаюсь и я!»

Он стоял и любовался чудесным ликом, сердце ликовало: «Она подарила тебе жизнь!»

- …Принц Славий, - точно сквозь туман услышал Денисов голос Николая, - вам необходимо получить реликвию Рода.

- А что это?

- То, что поможет вам совладать с недругами.

-Объясните?

- Этого объяснить нельзя. Можно только УВИДЕТЬ И ПОНЯТЬ!

«Что мне делать? Поверить ему?»

- Дайте руку, принц!

Взгляд женщины как будто указывал следовать за Николаем!.. Вячеслав не мог противиться той, которая ПОДАРИЛА ЕМУ ЖИЗНЬ…

Одна рука дрожала, держа фотографию, как величайшую драгоценность, другую он безмолвно протянул Николаю… Что было потом?

Он не помнил ничего, кроме сильного кружения головы. Замелькали цвета: белый, желтый, красный, фиолетовый, черный!

Он потерял сознание?


ГЛАВА XIII. Белые альвы 
(В мифологии - прекрасная раса, которая не стареет, и обладает магией; живут они либо на земле, либо в реально существующем мире альв. Иногда арктов и альв отождествляют. – прим. авт.)

Он никогда не наблюдал такого яркого, пылающего солнца. Небесный диск заполонил собой почти половину видимого пространства, не голубого, каким оно бывает в яркий день, а… темно-синего.

И листва не совсем обычная – изумрудно-хрустальная. Сами деревья величины неимоверной. Вон дуб, например, вот-вот и верхушкой пронзит облака. Окружающий мир казался Вячеславу ирреальным.

От сложной телепортации, незнакомых картин, переизбытка кислорода у него кружилась голова. Николай поддержал его и дружески произнес:

- Как себя чувствуете?

- Где мы? – еле ворочал языком Вячеслав.

- Опять пересекли границу миров.

- Это и есть моя родина?

- Пока нет. Мы гораздо дальше, в измерении Белых альв.

- Почему здесь?

- Альвы передадут вам реликвию Рода. Она ваша по праву рождения. Без нее вы не можете вернуться на свою родину, вы слишком слабы и не в состоянии принять бой.

Снова эта непонятная реликвия, уж сейчас-то Николай обязан о ней рассказать. А Вячеслав выслушает, только… в голове все настолько перемешалось, что он не в силах был задать любой, самый простенький вопрос, лишь чисто механически воспринимал все сказанное его попутчиком:

- Из всех известных мне пространственных измерений это – самое совершенное. Его называют местом счастья и покоя. Покой не в том смысле, что люди с утра до ночи едят да спят. У Белых альв нет разрушительных конфликтов, а человеческий ум взывает не к разрушению, а к созиданию… Принц Славий, придите же в себя. Слышали, что я сказал?

- Да…

- В свое время, когда самые отважные аркты рискнули добраться до столь далекого от них мира, они и понятия не имели, что их тут ждет. И увидели цветущую природу, уникальный животный мир и… полное отсутствие следов человека.

Наконец-то мысли Денисова стали принимать стройную форму, язык больше не заплетался, Вячеслав становился самим собой. Последние слова Николая заставили его задуматься: рай без человека?

И вдруг он вспомнил одну телевизионную программу, где ученые просчитали, что было бы с землей, исчезни люди вообще. Вывод был неутешительным: через двести лет наступил бы золотой век.

Вячеслав несколько раз вздохнул полной грудью. Золотой век! Ни злобы, ни зависти, ни лжи, ни других пороков. Но ведь мир существует для человека – царя природы…

А кто позволил тому самозвано объявить себя царем?

- Пойдемте со мной, - предложил Николай, - вон туда.

И он указал на белеющую среди зелени гигантскую башню.

- Почему туда?

- Там вас ждут, чтобы ПЕРЕДАТЬ РЕЛИКВИЮ!

Даже непривычно огромное солнце отныне не пугало своей неестественностью. Раскинувшийся вокруг мир поражал необъятными формами. Это была красота гигантов. Трава достигала пояса и, колышась под порывами ветра, походила на зеленое море. Рядом парили огромные птицы, их оперение постоянно менялось в зависимости от падающего света: то оно красное, то ярко-бордовое, а то вдруг густо-синее. Вдали, у холмов прыгали невиданные существа – нечто среднее между крупными зайцами и… кенгуру. Вячеслав так вертел головой, что Николай шутливо воскликнул:

- Не сверните шею, она вам еще пригодится. И не бойтесь, здесь никто не собирается вас съесть.

Он ошибался. Если бы Николай оказался внимательнее, то может и заметил бы промелькнувшие в траве две темные фигуры, так похожие на тени. Существа тьмы пробрались и в этот самый благополучный край на свете…

Вскоре Вячеслав понял, то, что он принял за башню, на самом деле оказалось гигантской, белее снега, пирамидой, чем-то напоминающей знаменитую пирамиду Хеопса (крупнейшая из египетских пирамид, по приблизительным расчетам ее строительство началось около 2560 г. до н.э. – прим. авт.). Шли они к башне еще долго, уже и солнце клонилось за горизонт, приобретая знакомый золотистый оттенок. Чем ближе была пирамида, тем все больше Вячеслав ощущал себя муравьем. А когда они подошли вплотную, сооружение оказалось таким необъятным, что поистине уму непостижимо. Каждый камень был неотъемлемой частицей величественного монумента, убери его – и величье белого чуда потускнеет.

Вход в пирамиду напоминал огромную зияющую пещеру. Вячеслав окончательно заробел, но Николай ободряюще хлопнул по плечу.

Денисову не доводилось бывать ни в Египте, ни в Мексике, он не видел пирамид, и так мечтал на них посмотреть. А сейчас вдруг осознал: жутковато входить туда, где царствует смерть, и витают духи давно ушедших в небытие фараонов, вождей. Однако здесь предстало… и торжество жизни!

Было светло, как днем, хотя не видно ни лампочек, ни люстр. Работали непонятные механизмы, и очень тихо, не напрягая слух. Коридоры разбегались в разные стороны. Николай и Вячеслав вошли в лифт: маленькая круглая машина стремительно понесла их наверх.

И снова - коридоры, Вячеслав задался вопросом: странно, но почему он не видит людей? Однако спросить не решился, монументальность пирамиды и неведомая обстановка сильно давили на психику.

Николай, очевидно, тут уже бывал. Он уверенно вел спутника по одному из коридоров, и вдруг остановился. Стена раздвинулась, и Николай с Вячеславом оказались в огромной комнате. Снова тихо стучали машины. А больше – никого и ничего.

«Неужели внутри пирамиды – одни лишь механизмы?» - удивлялся Вячеслав.

Он ошибся. Раздвинулась противоположная стена, и перед гостями возникли двое: одетые в комбинезоны мужчина и женщина. Вячеслав застыл! Перед ним - те самые аркты – люди-боги, по уверению Николая, его прямые родственники.

Роста они были высокого, но, конечно же, не трехметровые. Красоту женщины не «портили» ни простая рабочая одежда, ни отсутствие косметики, ни излишняя бледность лица. Если бы она захотела поучаствовать в конкурсе мисс-мир, то наверняка явилась бы главной претенденткой на победу. Впрочем, вряд ли бы ее это заинтересовало. Скорей уж (судя по резким движениям) ее стихия – бои без правил.

Николай поклонился, Вячеслав последовал его примеру, люди-боги ответили легкими кивками. Мужчина спросил:

- Это принц Славий?

Голос прозвучал бесстрастно, но тембр его был приятным. Вячеслав подумал, что, возможно, язык арктов и отличается от классического русского, но люди-боги будут говорить так, как желает слышать твое ухо.

- Да, - ответил Николай, - это он.

Любопытство Денисова достигло критической точки, зато люди-боги ничего подобного явно не испытывали. Они смотрели на наследника трона, как на неодушевленную вещь.

- Мы задержались, - произнес Николай извиняющимся тоном. – Необходимо было сбить со следа наших врагов.

- Они здесь, - плавно пропела женщина.

- Как?! – воскликнул спутник Вячеслава.

- Мы заметили их, когда они собирались проскользнуть к Пристанищу.

- Существа тьмы?

- Да, существа тьмы, - без каких-либо интонаций ответила женщина.

- Они не могли проследить, откуда мы начали свой путь?

- Не думаю, - монотонно проговорил мужчина, - они решили упредить ваше появление. Ждали и прятались.

- Я хотел бы взглянуть на них, - сказал Вячеслав.

Брови Николая удивленно взлетели, люди-боги так и оставались непроницаемыми. Они лишь легко качнули головами:

- Невозможно.

- Почему?!

- Их больше нет.

- В каком смысле?

- В прямом. Их существование в нашем совершенном мире нежелательно.

Несмотря на предупредительные знаки Николая, Вячеслав не унимался:

- Раз они враги, то должны быть наказаны по всей строгости закона. Но закона официального…

Николай вновь дернул его за рукав, а божества невозмутимо пояснили:

- Зачем напрасно тратить время? Каждую минуту следует проводить с пользой.

Мужчина и не думал вдаваться в дальнейшие объяснения, женщина оказалась чуть милосерднее, расшифровала:

- Их смерть была простой и легкой. Один удар молнии.

- Меня волнует другое, - вытер пот со лба Николай. – Что если кто-то из существ тьмы еще не обнаружен? Они, как никто, умеют маскироваться.

- Их нет! – точно робот повторил мужчина. – У нас специальные приборы для их обнаружения. Приборы не ошибаются.

- Вдруг они узнали, что принц Славий собирается получить реликвию Рода?

- Наверняка узнали, - сообщил мужчина.

И опять ничего не отразилось на его лице. Неужели эмоции в измерении Белых альв вообще не испытывают, или они под запретом?

- Когда он получит реликвию Рода? – спросил Николай.

- Как только Высший Совет Белых альв примет решение, - последовал равнодушный ответ.

«Может, у них спросить, что представляет собой эта реликвия? – размышлял Вячеслав. - Нет, не стоит, люди-боги что-нибудь не так поймут…»

- У нас такие события! Нам бы побыстрей, - настаивал Николай.

- Сочувствуем, - ответили люди-боги, однако сочувствия явно не ощущалось. Они кивнули и исчезли из комнаты.

- Что нам делать? – спросил Вячеслав, когда они остались с Николаем одни.

- Ждать.

Разве есть другие варианты? Только ждать, когда люди-боги снизойдут до них и примут решение.

Николай предложил своему спутнику совершить экскурсию по белой пирамиде или Пристанищу. Вячеслав принял предложение с огромной радостью. Они снова шли по пустым коридорам, снова тихо работали невидимые механизмы, и больше ничего. Однако Николай каждую минуту в восхищении вопрошал: «Великолепно, не правда ли? Венец творения человеческой мысли!» Денисов согласно кивал и тихонько зевал от скуки. С каким бы удовольствием он на все тут наплевал, повалился бы в густую траву, что рядом с Пристанищем и пил пьяный воздух. Но боязнь прослыть непонимающим, невеждой заставляла его следовать дальше, широко открывать глаза, делая вид, как он всем тут восхищен.

- А теперь я хочу показать вам обсерваторию.

Вячеслав думал открыто намекнуть, что устал, а уж если побродить, то по местным лугам и рощам. Однако слово «обсерватория» его заинтересовало. Так можно узнать некоторые тайны космоса.

- Но за звездами следует наблюдать ночью? – сказал Вячеслав.

- А уже ночь, дорогой принц Славий.

- Да что вы!

Николай развел руками: за интересной экскурсией время летит незаметно. Потом вдруг спохватился:

- Вы проголодались. Вижу по глазам. У меня кое-что есть в походной сумке. Подкрепиться хватит. Вот, держите, - он протянул пакет с белой массой.

- А вы?

- Хватит на двоих.

- Вкусно, - попробовав, сказал Вячеслав.

Они поужинали на ходу, и вновь направились к лифту. На сей раз машина подняла их на какую-то немыслимую высоту. Вячеслав это понял и не удивился, когда Николай сообщил, что они – на самой вершине пирамиды.

Несколько телескопов устремились в бескрайнюю стихию звезд, рядом на гигантских стенах постоянно сменяли друг друга карты мерцающих точек. Можно было просмотреть разные участки Вселенной. Люди умирают, а точки двигаются и двигаются. Потом взрываются сами точки – планеты, созвездия, их смерть сопровождается появлением новых небесных тел, ранее невиданных галактик. Катаклизмы вечности или вечные катаклизмы – вот что способствует гибели и рождению. А как же мир покоя в измерении Белых альв?

Когда он напрямую спросил об этом у Николая, тот ответил:

- Обосновавшиеся здесь аркты – регуляторы равновесия. Знаете, что такое закон всеобщего равновесия?

- Честно? Нет.

- Покой обязательно должен сменить бурю, или она сметет все живое. Буря обязательно приходит на смену покою, иначе мир заснет мертвым сном. Регуляторы обязаны сохранить действие данного закона. А для этого им необходимо решить для себя три задачи: где регулировать? Как? И нужно ли регулировать вообще? И тогда у регуляторов возникают свои конфликты, может быть, невидимые внешне и непонятные нам.

На звездных картах появились линии, они пробегали между точками и соединялись между собой.

- Что это? – спросил Вячеслав.

- Маршруты межгалактических путешествий арктов.

Вячеслав, всматриваясь в карту, потрясенно предположил:

- Похоже, они вырывались за пределы солнечной системы?

- И давным-давно. Подойдите к телескопу, такого вы никогда не видели в ТОМ ИЗМЕРЕНИИ.

Вид звездного неба потряс Вячеслава: звезды – большие и малые, самых неожиданных форм, цветов, одни ярко пылали, другие тонули в туманностях. Вячеслав «гулял» дальше по галактикам, а те будто бы были совсем рядом! Возникло удивительное ощущение: сделай прыжок с этой башни и ты не упадешь вниз, а присоединишься к бесконечной игре планет и созвездий. Можешь, например, оседлать пылающую комету и, под невиданным фейерверком огненных точек, ворваться в просторы загадочной Кассиопеи! Можешь пройтись по всем 125 звездам Большой Медведицы, вот он, ее знаменитый ковш! Такой близкий и яркий, что слепнут глаза!..

ТЫ МОЖЕШЬ ВСЕ! Не ты подвластен чужой игре, а она тебе!

Он заметил еще одну быстро двигающуюся точку, потом к ней присоединилась вторая. Мощнейший телескоп уловил их! Летательные аппараты. Крохотные божественные создания продолжали бесстрашно исследовать Вселенную.

И опять: НЕ ТЫ ПОДВЛАСТЕН ЧУЖОЙ ИГРЕ, А ОНА ТЕБЕ!

- А с жителями инопланетных цивилизаций Белые альвы встречались? – спросил Вячеслав.

- В свои секреты они меня не посвящают, - усмехнулся Николай. – Но есть ли смысл в таких встречах?

- В нашем измерении - это вечная мечта.

- Чего еще ожидать от мира иллюзий? Глупо надеяться на дружбу Космоса, можно легко получить его войну.

«НЕ ТЫ ПОДВЛАСТЕН ЧУЖОЙ ИГРЕ, А ОНА ТЕБЕ!.. Какой чудовищный самообман!»

В одно мгновение Вячеслав осознал высшую степень своего заблуждения. Бесконечное время рождает и пожирает! Человеку только кажется, что он – главный игрок. Нелепая иллюзия мгновения! Но именно это мгновение определяет последующий ход вечности. Вечен каждый миг человеческого деяния, вечны взлеты и падения, осознание себя подобием Творца и маленькой пылинкой! Вечен миг любви, счастья, подлости, предательства. Вечна душа, скитающаяся в поисках истины.

Вячеслав продолжал наблюдать за игрой созданий Вечного Разума, наблюдал до тех пор, пока глаза не начали слипаться от усталости и сна. Николай, как всегда, мгновенно уловил его состояние:

- Вам надо отдохнуть, принц Славий.

- Не помешало бы, - согласился Денисов.

- Пойдемте.

Вячеслав думал, что люди-боги выделят хотя бы небольшую комнату с двумя кроватями, поэтому дальнейшее развитие событий его несколько шокировало. Николай вывел его из Пристанища, прошел немного вперед и первым упал в густую траву:

- Лучшего предложить не смогу.

- Ничего страшного, - ответил Вячеслав. - В этом даже своя романтика.

- Рад, что вы меня поняли.

- Королевские особы обычно более прихотливы?

- Смотря кто и при каких обстоятельствах, - усмехнулся Николай.

- Почему тут все такое огромное? Что за масштабность мысли, творения?

- Так устроена жизнь, таково естественное разделение мира. Где-то все кажется карликовым до смешного. А где-то любое слово или мысль поднимаются до шокирующих высот! Например, Шекспир или Пушкин, походя, бросали сравнение, а оно, вроде простенькое, до сих пор помнится и поражает глубиной смысла.

Воздух пьянил, мысли путались. Засыпая, Вячеслав успел спросить:

- Долго здесь принимаются решения?

- Сам бы хотел знать! Надеюсь, бюрократия у Белых альв не так сильна.

…Денисов спал! Спал сладко и беспробудно. Спал, позабыв обо всех напастях, не заглядывая в будущие перспективы. Сон, только сон!

И вдруг…

Он услышал крик Николая и мгновенно проснулся. Чужой мир всегда останется чужим. Значит, опасность рядом!..

Вячеслав увидел, как его спутник отбивается от огромного, толстого существа с темными, почти не различимыми чертами лица. Неведомый монстр отбросил Николая на приличное расстояние и потянулся к Вячеславу. Хриплое шипение дышало злобой:

- Ты уже получил?.. Отдай! ЭТО принадлежит НАМ!

Вячеслав, конечно же, не в силах противостоять чудовищу. И убежать он не мог, как оставит Николая одного! Он растерянно замер среди зеленых волн!

- Не пытайся что-нибудь предпринимать! – рыкнул монстр. Расстояние между ним и Денисовым сократилось до нескольких шагов. Зловонное дыхание было дыханием смерти…

И тут разорвалась молния, монстр взвизгнул и мгновенно сгинул! К Вячеславу уже мчался Николай.

- Принц!.. Принц!.. Как вы?

- Еще не знаю!

В руках у Николая мелькал какой-то прибор, очень похожий на трубку; товарищ Вячеслава оправдывался:

- Я бы все равно обезвредил его… Я не предполагал… Вы сами слышали, они обещали, что никто из существ тьмы не пересечет границу измерения…

Над ними замелькали разноцветные огни, голос монотонно объявил:

- Существо тьмы уничтожено.

Вячеслав посмотрел на своего спутника и сказал:

- А если его не убили? Если он ИСЧЕЗ?

- Не думаю. Люди-боги не ошибаются.

- Уверены?

- Конечно!

Тем не менее, наши герои вели себя осторожнее. Половину ночи бодрствовал Николай, вторую – Вячеслав…

Утром они направились в Пристанище. Вновь летали невиданные огромные птицы, чье оперение расшито узорами, точно персидские ковры, вновь бодро скакали по холмам среди удивительного разнотравья необычные зайчики-кенгуру и им подобные создания, вновь переливалась загадочным белым цветом вселенская пирамида. Но это отошло на второй план (тем более, после ночного приключения), Вячеславу не терпелось разрешить ситуацию с реликвией Рода. Как говорится: что такое, не знаю, но получить не откажусь.

Кабинка местного лифта понесла куда-то вверх, где они шли по безлюдным коридорам. Как и в прошлый раз, стена приподнялась, Вячеслав с Николаем вошли в знакомую комнату.

Ожидание встречи затянулось. Вячеслав тихонько поинтересовался:

- Им ведь потребуются доказательства, что я – именно тот принц Славий?

- Доказательство одно: ВЫ САМИ!

- Да, но… метрики, документы, опознавательные знаки, которые бы доказывали, что я представитель именно того рода.

- Они нужны только в том измерении, где вам пришлось побывать, как в ссылке. Да и там давно существуют другие способы определения любой личности, уже открыт геном человека.

Наконец появились вчерашние мужчина и женщина. В глазах обоих гостей измерения Белых альв промелькнули искорки нетерпения, видно, как они ждали и надеялись! И было еще одно – страх! Что если им откажут в просьбе?!

Насколько же чувства Николая передались Вячеславу! Душу молодого человека вдруг охватила удивительная любовь к родине, которую он никогда не видел.

Ну, а люди-боги взирали совершенно безучастно. Что ж, к этому следовало быть готовым.

- Высший Совет Белых альв принял решение, - начал мужчина…

«И что там?!» – чуть не закричал Вячеслав. Потом он понял, что никто никакой паузы делать не собирался. Виновато сжигавшее его нетерпение…

- …Ситуация в вашем измерении принимает серьезный оборот, - чеканил голос. – Равновесие может быть нарушено. Наступят катаклизмы, которые перекинутся на другие измерения. Поэтому принц Славий должен вернуться на трон как единственный наследник Бреаборы ХII.

У Николая вырвался вздох облегчения, он предчувствовал, что последует дальше.

А дальше продолжила женщина:

- Для того, чтобы принц Славий достойно правил, он должен получить хранящуюся у нас реликвию Рода.

- Благодарю, - поклонился Николай, и Вячеслав последовал его примеру.

- Но, - продолжала женщина, - как он распорядится своим даром? Он не знает, что получает.

- Да, это так, - согласился Николай. – Он лишь недавно узнал о своем происхождении и о событиях на его родине. Я вынужден был прятать его в самом страшном и несовершенном измерении земли.

- Нам известно, - сказала женщина.

- Он просто был не готов к восприятию остальной информации. Я тотчас введу принца Славия в курс всего остального. Подробно объясню ему, что такое реликвия Рода.

- И вы можете утверждать, что выяснив тайну реликвии, он согласится? – спросил мужчина.

- Согласится! – горячо воскликнул Николай. – Я прав, принц Славий?

«Почему он снова спрашивает? Ведь я уже СОГЛАСИЛСЯ. Или… я потом пожалею?»

Женщина с фотографии, - его мать? - открыто взывала к Вячеславу. В висках сильно застучало, он ПОНЯЛ ее просьбу. Возникшие было сомнения окончательно рассеялись.

- Я согласен, - подтвердил он слова Николая.

- Расскажите ему все, - сказали люди-боги.

…А потом был затемненный зал с лестницей в центре, и спускающиеся из яйцевидного шара люди, которые передали Вячеславу ларец с бесценным даром – реликвией Рода.

С этого момента жизнь Денисова изменилась. Резко и бесповоротно.


ГЛАВА XIV. Реликвия Рода

- …Тот, кто получает ларец, приобретает неимоверную силу и великую мудрость, которые он обязан использовать лишь во благо своей земли и своего народа.

- А как понять: что во благо, а что - нет? – спросил Вячеслав.

- Мудрый поймет. Но против вас объединятся многие. Как открытые недруги, так и вроде бы «нейтральные», которые пожелают отобрать эту реликвию. Жизнь для вас станет борьбой. И ничего поделать уже нельзя. Помните, реликвия Рода может принадлежать только потомку Бреаборы Х11.

И еще, когда откроете ларец, считайте до десяти, и потом тут же захлопните крышку.

- Почему?

- Если спрятанная в ларце энергия войдет в вас больше положенной нормы, произойдет большая беда.

- Я сгорю, растворюсь, исчезну?

- Последствия будут страшные, - Николай не уточнил, какие именно. Возможно, Вячеслав все предположил правильно.

- Ничего себе условие.

- Не бойтесь, просто считайте до десяти, считайте обычным счетом.

- А дальше?

- Спрячете ларец в том месте, которое будет известно лишь вам одному.

- Только мне? А вы?..

- Вам ОДНОМУ! Настанет время, и вы откроете его вновь, чтобы удвоилась сила - физическая и духовная.

- А когда придет это время?

- Вы почувствуете. Словами не объяснишь…

Так говорил Николай принцу Славию перед тем как Белые альвы вручили ему ларец с реликвией Рода.

…Он был в полной нерешительности, что принесет ему следующий шаг? Какой же ларец красивый с виду. Так и хочется сказать себе: «Смотри на него, любуйся, играй. Все остальное - красивая сказка. В ларце, должно быть, дорогая безделушка, и не более. А то, что говорилось о нем ранее – выдумка Николая, этого великого сказочника!»

…Нет, тут не выдумка, а страшная быль! И неизвестно, чем все это закончится! Явится какая-то неимоверная сила, осенит мудрость…

Вячеслава предупреждают, что получит бесценный клад. Хорошо! Но если бы его подарили, как графу Монте-Кристо! Однако плата за подарок будет тяжелой. Одна «вечная борьба» чего стоит. Или постоянное преследование со стороны тех, кто желает получить сокровище. Правильно, нельзя владеть лунным камнем (знаменитый бриллиант, приносивший своим владельцам смерть. – прим. авт.)! Мир не позволит.

И потом: считать до десяти обычным счетом. Бывает необычный? А если собьешься, два раза скажешь «девять»? Тебе сразу конец?.. Отличная перспектива!

Желания открывать ларец явно поубавилось. Однако он дал слово! Дал не только Николаю, людям-богам, но и женщине на фотографии.

Она и правда его мать?

Овал лица, взгляд, особенно улыбка – один к одному! И это доказательство?! Вячеслав вспомнил, как однажды на защите диссертации своего друга познакомился с двумя очень похожими молодыми женщинами. Он, как и другие, посчитал их близнецами, а оказалось, они даже не родственницы. И вообще, только что познакомились. Похожесть – еще не признак кровного родства.

Отказаться? Пока есть время? А как же катаклизмы на его родине? Нарушенное равновесие?..

Только причем здесь Вячеслав? Он обычный археолог, главное для него – покопаться в прошлом. Пусть мессии спасают планету. Он – иной, мягкий и пушистый!

После такого «аутотренинга» ларец перестал быть загадочным, желанным. Он стал опаснее бомбы! Казалось, приоткрой Вячеслав сейчас крышку, и все взлетит на воздух – комната, пирамида, измерение в целом!

Вячеслав повернул голову в сторону двери. Сейчас он выйдет, скажет Николаю, что не смог…

Не смог?!

Но ведь женщина на фотографии ПРОСИЛА!

Сила и мудрость – разве не достаточный аргумент, чтобы рискнуть? Чем он рискует? Его предупредили – ДО ДЕСЯТИ!

Вячеслав опять подошел к ларцу, провел по нему рукой, коснулся одного узора, другого… И ощутил, как ознобливо дрожит все его тело. Он боялся неведомых событий, неизвестных врагов. Он БОЯЛСЯ!

Нужен совет. Кто его даст? Николай?.. Его ответ заранее известен.

«Господи, как мне поступить?!»

Высшие Силы также не давали ответа. Человеку предоставлено право выбора…

Николай утверждал, что измерение, в котором Вячеслав рос и воспитывался, - скопище всех пороков, что он не знает настоящую жизнь, достойную принца Славия. Так что теряет он вроде бы немного. Может, стоит рискнуть?..

Сколько времени уже Вячеслав безрезультатно стоял у ларца? Никто не торопил его, понимая, как непросто принять решение. Хотя Николай не раз предупреждал, что время не ждет.

«Открой ларец, сынок!»

Женщина с фотографии теперь не просила, а умоляла! Невидимая взору духовная связь между матерью и сыном крепла. Все сомнения насчет их родства отпали, чтобы больше уже никогда не возникать.

Он должен рискнуть! Подойти и открыть! Только сразу, а то вдруг решимость исчезнет…

Нет! Нельзя поддаваться порыву! Он обязан сделать это сознательно!

Он то дотрагивался до крышки, то отдергивал руку, как от раскаленной сковородки. А Николай не видел его из-за закрытой двери, но с замиранием сердца ждал…

«Решайся!» - убеждал себя Вячеслав.

Нет! Сомнения оставались, неопределенность затягивалась. Необходим был какой-то толчок.

Толчок поступил не извне, а из мыслей самого Вячеслава. Ключевой здесь стала постоянно повторявшаяся фраза Николая о попытках недругов завладеть реликвией Рода. И они когда-нибудь да могут увенчаться успехом. Вопрос стоит ребром: недруги или Вячеслав? Если завладеют недруги, катастрофы не избежать!

Вячеслав прочитал молитву и дернул крышку…

Она не поддалась! Она вообще не открывается!

Еще некоторое время назад он бы испытал радость. Долг исполнен, в остальном виноваты обстоятельства. Сейчас неудача лишь подхлестнула стремление ОТКРЫТЬ ЛАРЕЦ.

Вячеслав внимательно его осмотрел. Вот тут едва различимая пружинка. Легкое нажатие пальца, и крышка начала подниматься.

Он боялся не зря. Все вокруг вспыхнуло, да так ярко, что Вячеслав как будто ослеп!

Когда он опомнился, то понял, что нестерпимо яркое сияние лилось из ларца. К счастью, ничего со зрением не случилось!

А ведь несколько секунд он уже потерял. Сколько конкретно? Две или три, не больше. Он начал свой отсчет с «четырех», и произнеся «десять», быстро захлопнул крышку.

Не опоздал?..

Когда он появился перед Николаем, тот сразу обо всем догадался. Догадался по уверенной походке принца Славия, по тому, как изменился его взгляд. Он попытался проникнуть в мысли Вячеслава и… не смог этого сделать, перед ним возник барьер. И как умело он был поставлен! Вчерашний ученик Николая уже стал с ним на одну ступень. А, может, и выше?

Николай перевел взор на ларец, который Вячеслав бережно держал в руках.

- Я спрячу его, Николай, в своем старом измерении.

«Он прав, пока там самое надежное место».

- Надежней не сыскать, - улыбнулся Вячеслав.

- Куда мы сейчас, принц?

- Я вернусь в свое измерение, как уже сказал, спрячу ларец. И тогда мы начнем действовать, отправимся на мою родину, выясним причину смерти матери.

«Он так спокойно говорит о путешествиях по измерениям, - сказал себе Николай, - значит, он уже знает их технологию? Как быстро реликвия Рода изменила его сущность!»

- Мне надлежит сопровождать вас, принц?

- Вы – не нянька.

- Очень хорошо, тогда я предупрежу друзей на родине о вашем возвращении. Там мы подготовим надежное убежище. Сами понимаете, сила, которой вы теперь обладаете, делает вас опасной для Яроссия, как никогда. Я только…

Он осекся, поскольку почувствовал, что каждая его фраза заранее известна принцу.

- Вы все правильно решили, Николай. Мы ненадолго расстанемся. Я буду ожидать вашего возвращения. И мы отправимся в путь.

- Принц…

- Не бойтесь, не передумаю, не потеряюсь. Свою судьбу я уже выбрал!

- Слава Богу. И еще, глупо предупреждать, но… будьте предельно осторожны. Не доверяйте никому. Те, кто могут «посетить» вас, хитры, как бесы.

- Успокойтесь, мой друг. Просто возвращайтесь скорее.

- Быстро, как только смогу! – горячо воскликнул Николай.

Вячеслав крепко обнял его; обнял так, словно знал Николая многие и многие годы. Люди-боги бесстрастно наблюдали за их прощанием. Денисов вновь подумал о странностях обитателей измерения Белых альв: или их «божественная» сущность так взлетела над человеческой, что опуститься уже не может? Или эмоции им неведомы изначально?

- Ждите, принц Славий! - повторил Николай. – Очень скоро… Не пытайтесь вновь открыть ларец, как бы вам не захотелось. Иначе быть беде!

Тогда они и не представляли, каким долгим станет расставание. Каждый попадет в переплет, какой не представить и в самом кошмарном сне.

Небольшая башня – традиционное место проживания арктов на исторической родине принца Славия, пряталась в скалистой местности. Полет к ней продолжался уже более часа.

Во времена Бреаборы аркты спокойно пролетали над своей территорией, никому и в голову не пришло бы заинтересоваться делами жителя Империи. Тем более, тысячелетний принцип Арктиды гласил: «Дела двоих не касаются третьего»

Сейчас положение изменилось, по приказу Яроссия повсюду велось наблюдение специальными воинскими подразделениями. Официальная причина этого – ухудшение отношений с Атлантией и возможные провокации со стороны вражеского государства. Но дело было в другом, Яроссий чувствовал, что в различных кастах общества зреет недовольство его правлением, особенно среди священников и производителей. Первые обвиняли Яроссия в том, что, называя Атлантию темной силой, он потихоньку копирует некоторые моменты ее жизни. Он не выступает против используемой там магии, наоборот, публично заявляет, что и в ней есть «соль», и ее надо поставить на службу Добру.

Каста производителей возмущалась новомодной тенденцией: труд, оказывается, должен быть направлен не во благо развития, а в интересах большинства. Как может большинство определить полезность того или иного творения? На худой конец это происходит потом, по истечении времени…

Лишь одна каста – не делающих, довольна. Яроссий обласкал ее красивыми словами, мол, этих людей не понимают, они – не просто в созерцании и праздности, а в серьезных раздумьях, в поисках своего нового «я». Поэтому представлять их образцом «неправедного существования» грешно и преступно.

«За кого Яроссий принимает свой народ? – размышлял Николай. – Он, наверное, перепутал измерения? Там, где прятали принца Славия, мозг людей работает всего на шесть процентов, но у арктов – на одиннадцать».

Николай продолжал облет скалы. У одного из похожих мест погибла Бреабора, великая правительница и… женщина его мечты. Он всегда с особым трепетом припадал к ее руке, хотя в Империи любое чинопочитание не принято. Николай думал о ней не только, как о первой женщине Арктиды, но и о… своей любви!

Ее убили! Лишь наивный способен сомневаться! А главное доказательство – слезы Яроссия. Лицемер с холодным сердцем, он презирал жену! И вдруг… Почему бы не сказать открыто: «У нас с Бреаборой существовали разногласия, но она была моей супругой!» Не сказал!

В измерении иллюзий люди стараются спрятать мысли, объясняя это изощренной игрой ума. На самом деле они подражают рабам; те льстят хозяевам, а сами с удовольствием прикончили бы их. Униженное положение обрекает их на безгласность. В Арктиде же стараются изъясняться открыто, зачем одному достойному, умному человеку обманывать другого?

А Яроссий пошел на подлог!..

Николай уже подлетал. Удивительное место: скалы напоминали огромные зубья, стартовые площадки гладко отшлифованы, над ними кружили птицы, нехотя сторонившиеся своего нового конкурента. На нужной площадке Николай заметил человека и тут же устремился к нему. Тот радостно замахал.

Николай опустился, снял летный костюм, человек воскликнул:

- Вы или не вы?

- Не похож на самого себя?

- Сначала подумал, что орел. И он несет нам благую весть.

- Я не птица, но весть замечательная. Тот, кого мы ожидаем, скоро прибудет сюда.

- Весть и впрямь замечательная! А когда и где его ждать?

- Слишком много вопросов, - ответил Николай. – Ответов у меня пока нет.

- Понимаю, друг, вашу скрытность. Опасаетесь предательства… Нет, не моего. Предательства камней, невольно хранящих наши голоса, птиц, своими криками разносящими тайны. Или специальных волн, улавливающих даже передаваемые друг другу мысли (способ общения, который может применяться у развитых рас. – прим. авт.).

- Уши и глаза Яроссия везде, - согласился Николай. – Наследник предупрежден, и некоторые секреты не доверил даже мне.

- Он получил ЖЕЛАЕМОЕ?

- Получил, - просто ответил Николай.

- Прекрасно! Обрадуем остальных.

- Не спешите. Чем меньше народа будет знать…

- Даже из нашей среды?

- Мне так кажется.

- Как скажете. Пойдемте, вас ждут.

Встретивший Николая человек первым запрыгал по камням, ловко огибая выступы. Вскоре они оказались на узком проходе, по которому и направились к башне. Николай с удовольствием дышал полной грудью, после тяжелого воздуха в измерении иллюзий, ему постоянно казалось, будто кислорода не хватает и скоро он вообще задохнется. Даже чудный воздух у Белых альв не помог избавиться от этого страха.

Вскоре показалась башня, хранившая черты классической архитектуры арктов: само здание круглое, верх крыши заострен, купол увенчан крестом, окна скорее напоминают бойницы. Вокруг башни – такая же кольцеобразная стена. Они не успели подойти, как стена раздвинулась, пропуская их в пустой двор. Что-то Николаю не понравилось…

- Где наши друзья? – спросил он.

- Внутри. Они ждут.

«Почему они не вышли?»

Николай послал им мысленный сигнал, но никто не ответил. Второй странный момент… Однако и это не слишком озадачило самого осторожного человека на свете. Аркты часто ставят заслон любому прочтению мыслей. Особенно это актуально сейчас, когда Яроссий устроил за своими подданными тотальную слежку.

Они вошли в дом. Тишина показалась мертвой, впервые Николая по-настоящему что-то встревожило. Возникло желание немедленно телепортироваться отсюда…

Но тут раздались голоса, такие знакомые и родные. Его друзья здесь, они приглашали скорее войти в центральную залу. Николай никогда бы не подумал, что кто-то их так великолепно имитировал. Он узнал бы эти голоса из сотен других. Невозможно подделать интонацию! Да и тот, кто рядом с ним, считается близким другом. Николай мог сомневаться в ком угодно, НО НЕ В НЕМ!

- Я здесь! – сказал Николай.

- Так проходите скорее, - слышалось рядом.

Друг Николая посетовал, что нарушаются традиции Великой Арктиды. Он не продолжал, поскольку тогда бы и сам нарушил традицию – никогда не обсуждать третьего. Однако смысл негодования был ясен: возвращается человек, которого все они ждут, но даже и не думали прервать совещание.

Длинные узкие коридоры вели их через круглые комнаты, вот, наконец, и та, где идет совещание. Лучший друг Николая открыл дверь, вошел, приглашая гостя проследовать за ним.

В небольшой комнате за традиционным низким круглым столом сидели несколько человек. Вот знакомая спина воина Мирославия. Николай послал ему мысленное приветствие, однако тот опять не ответил. Не ответили и его соседи…

Они повернулись к Николаю, и он сразу понял, что вместо лиц у них биологические маски, которые практически делают «двойника» не отличимым от оригинала. Только опытный глаз Николая все равно уловил РАЗЛИЧИЯ.

«Кто они? Люди из охраны Яроссия?»

Мирославий обернулся последним, Николай, как бы между прочим, надел очки. Специальные очки, позволяющие заглянуть под любую маску. И ужаснулся: «Так ведь это же… Это гости из Атлантии!» Зеленоватый цвет, как ядовитая плесень, расползался по всей коже. И форма головы была… квадратной.

«Как они оказались здесь, в самом центре Арктиды? Вопреки воле властей Империи? Или с согласия Яроссия?

И где мои настоящие друзья?!»

Главное сейчас для Николая - сыграть непонимание, поговорить с ними, а потом найти предлог и исчезнуть.

- Снимите очки! – приказал ему «мирославий».

Прикидываться больше смысла не было. Николай взглянул на близкого друга, который привел его сюда. Это действительно был ЕГО ДРУГ, никакого двойника, никакой биологической маски.

- Так уж получилось, - опустил тот голову. – А очки лучше снять. И обо всем им рассказать. Да, и не пытайся отсюда исчезнуть. Магия специальных колец не выпустит…

…Николай дрался отчаянно, в нем пробудился самый свирепый зверь на свете. Однако силы были неравны! Потребовалось не так много времени, чтобы они сначала повалили его, потом связали.

- Итак, - сказал «мирославий», - нам нужно ЗНАТЬ, где принц Славий? И где эта проклятая реликвия Рода?

Маска ему больше не нужна; над Николаем пылали черные выпученные глазищи, которые вкупе с болотной кожей и уродливым черепом придавали париту вид отвратительнейшего из созданий. Как могли изгнанные из империи аркты смешиваться с представителями этой расы?

- Вы обещали… - пробормотал бывший друг Николая.

- Вы сделали свое дело, - «мирославий» разговаривал с ним через плечо. – Теперь ступайте!

Бывший друг пробормотал что-то невразумительное и выскочил. Что заставило его пойти на предательство? Какая разница! Он РЕШИЛСЯ НА НЕГО!

- Я развязывал языки всем, - кровожадно ухмыльнулся парит. – И вы тоже - не исключение. Думаете, сожгу кожу раскаленным железом? Или отрежу один за другим каждый орган? Старо! Есть кое-что поинтереснее. Видите эту сыворотку? Я буду вводить ее в вас, вводить порциями. И очень скоро ваши члены изменятся, кожа позеленеет, трансформируется череп. Как? Посмотрите на меня!.. И лицо… Нравится мое лицо? Вы – чванливые северяне, считаете нас уродами. Ужасаетесь! Скоро, очень скоро точно также вы ужаснетесь и себе!

Не было ничего кошмарнее пытки, которой его собирались подвергнуть. У Николая похолодело в груди. Эксперименты на генном уровне – любимое занятие в Атлантии.

- Скажете или начинать? – шприц приближался к руке Николая, - а принца мы все равно найдем.

«Они не блефуют! – понял Николай, - именно так они и поступят. Они – слишком уверены. Неужели напали на след Славия?!»

Игла почти касалась его руки. Николай представил, как потомок двух великих племен, племен-красавцев – арктов и славян, приобретает черты отвратительного создания.

- …Спрашиваю в последний раз!..

Нужно выиграть время, и Николай сказал, что подумает, однако парит перебил:

- Начинаем сотрудничество? Да или нет? Сейчас или никогда?

«Они все равно расправятся со мной! Я, кажется, понял, каким образом они оказались в Арктиде…»

Он не станет жить в новом образе проклятого парита. Вскроет вены… Нет, разобьется о скалы, как любимая Бреабора.

А если их препараты изменят не только тело, но и душу? Если его душа станет черной, как у жителя Атлантии?

«Нет!!!»

Что-то ярко полыхнуло! Последнее, что запомнил Николай – дикий визг парита с иглой в руке и его метавшихся подельников…

И чернота!

Вот уже вечер очередного дня, а Николай так и не появился. «Почему? Что происходит? - недоумевал Вячеслав, - ведь он обещал не задерживаться!»

Пока же ему приходилось делать вид, что он живет, а не прозябает здесь, что окружающая действительность по-настоящему его интересует. Но здешнюю жизнь он воспринимал на редкость банальной и предсказуемой. Газовые конфликты, локальные войны, результат борьбы за президентское кресло – все легко просчитывалось и предугадывалось. Вячеслав задавался вопросом: как он раньше не понимал подобных игр, вроде бы хитро задуманных, на самом деле до безобразия нелепых, рассчитанных на остолопов? Неужели человеку требуется так много извилин, чтобы распознать каждодневный обман?..

Стоило Вячеславу посмотреть начало любого фильма, и… хоть выключай телевизор. Предсказуемая развязка, предсказуемые герои. Он мог рассказать всю цепочку последующих событий вплоть до последнего кадра. Он не понимал тех, кто с головой уходит в различные «хроники» нашей жизни. Нет никаких хроник. Да и жизни тоже!..

А насчет своей необыкновенной силы он убедился, столкнувшись на автобусной остановке с группой приставших к девушке подонков. Вячеслав подошел, заступился. Парни расхохотались, огрызнулись: «Да пошел ты, хрен собачий!». Потом один из них решил проучить героя-одиночку, нанес удар. Вячеслав увернулся, да так саданул в ответ, что тот взмыл в небо соколом, а приземлился вороной в самый центр соседнего мусорного бачка. Тогда они все бросились на него! Вячеслав хорошо помнил, о чем в тот момент думал: «Бить осторожно, чтобы ненароком не сделать калеками». Ему потребовалось несколько секунд, чтобы отправить их отдохнуть, спокойно поразмышлять о недостойном для юношей поведении .

Изо всех людей в измерении иллюзий его заботила одна Тиана. Он не забывал, что говорил про нее Николай, но надеялся, вдруг его друг ошибся? Перепутал?.. Что делать, любовь не подвластна разуму. Из-за нее теряют головы даже самые мудрые и гениальные. Вон и Гете, говорят, на старости лет лишился сна из-за юной девочки.

Он порывался позвонить ей, да что-то сдерживало. Даже не слова Николая. Имеет ли он право развивать отношения с безумно понравившейся ему женщиной? Ведь его ждет тяжелейшее испытание, самое серьезное в судьбе. Что с ним случится ТАМ, на родине? Сможет ли он вернуться? И… согласится ли вернуться?

Зачем наносить лишние раны себе, но, главное – ей!

«Голос… услышать только ее голос! Услышать и ничего не сказать в ответ!»

Вновь и вновь он брал телефон, и… не решался.

Одна неделя сменяла другую, недели превращались в месяцы, осенние дожди уступили место зимним стужам. Николай пропал! Все чаще Денисов спрашивал себя: «Не случилось ли чего?» Возникла мысль самому отправиться в соседнее измерение и отыскать товарища. Он легко смог понять систему перемещения между мирами. И объяснил-то Николай всего один раз.

Вячеслав почти было решился, и тут сообразил, что пока НЕ ГОТОВ К САМОСТОЯТЕЛЬНОМУ ПУТЕШЕСТВИЮ. Он не имеет ни малейшего представления о мире, в котором родился. Как вести себя там? Кому довериться? И где искать Николая?

Оставалось ждать!

В тихую, морозную ночь Вячеслав возвращался домой. Возвращался, как обычно в последнее время, озабоченный и подавленный. И тут услышал за спиной легкие шаги. Его нагоняла молодая женщина.

- Здравствуйте, - сказала она, - не узнаете?

Свет фонаря позволял увидеть красивое синеглазое лицо, частично закрытое поднятым меховым воротником. Из-под шапки выбивалась белая прядь. Он видел ее! Где?.. Конечно, автобусная остановка, он спас ее от хулиганов.

Девушка оглянулась, прошептала:

- Вы помогли мне, спасибо. Хотя… я проверяла вас. Та шпана никакой опасности для меня не представляла.

Она снова обернулась. То ли так сильно напугана, то ли… кого-то ожидала? И представилась:

- Я – Леля.

- Очень приятно. А я – Слава.

- Знаю. Я знаю про вас все.

- Вам повезло. Сам-то я про себя всего не знаю.

- Вы, – голос девушки зазвучал так тихо, что Вячеслав с трудом расслышал, - принц Славий!

Фраза прошла через его тело словно ток высокого напряжения. Он с трудом сдерживал забушевавшие эмоции и сохранял каменное лицо.

- Ничего не отвечайте… - зашикала Леля, - раз мы нашли, то найдут и ОНИ.

- О ком вы говорите?

- Не притворяйтесь несведущим. Они уже убили Николая.

«Николай мертв?!»

- …И теперь на очереди вы. Отдайте ЭТО нам.

- Отдать? Что?

- То, что спрятали!

- Не понимаю.

- Прекратите обман!..

Из темноты возник еще один человек и направился к ним с Лелей. Когда он приблизился, Вячеслав увидел, что это уже немолодой, очень худой человек, и у него огромная борода.

- Мой отец, - промолвила Леля.

Незнакомец сразу приступил к делу:

- Не глупите, юноша. Вам не справиться с НИМИ. Только МЫ способны разрешить ситуацию.

- Кто вы?

- Хранители традиций, по вашему язычники. Мы поклоняемся истинным русским богам.

Девушка все оглядывалась. Она взяла отца под руку, и бросила на прощание:

- Мы еще навестим вас.

- Как знаете.

- Не доверяйте никому. Одна дама усиленно интересуется вами. Некая Тиана…

«Они знакомы с Тианой?»

- …Ей – особенно. Она служит одной темной царице…

Леля не закончила, отец дернул ее за руку и они быстро ушли.

Некоторое время Вячеслав ошарашено глядел им вслед. Как же так, люди в курсе многих его дел. Девушка прямо сказала, мол, знает о Вячеславе все!.. И тоже просила никому не доверять.

А им, значит, можно?

Конечно, более всего его потрясло сообщение о смерти Николая. Но насколько эта девушка правдива?.. Да, его товарищ так и не появился.

Пока лично не убедится, что Николай погиб, не поверит!

Ветер нагнал еще стужи, Вячеслав закутался в пальто, подошел к подъезду и вдруг остановился. Небезопасно заходить в свою квартиру.

Раньше врагов надо было опасаться лишь потому, что он - по рождению принц Славий. Теперь прибавилось еще одно: желание очень многих завладеть ларцом. Это понятно! Будь ларец наполнен алмазами, каждый – с куриное яйцо, и то претендентов было бы меньше.

Энергия ларца дарит тебе НЕОБЫКНОВЕННЫЙ УМ и ФАНТАСТИЧЕСКУЮ СИЛУ… Основное, к чему стремятся разумные существа. У Вячеслава теперь есть две этих великих основы. Он в состоянии сразиться с любыми врагами!

Но врагов слишком много. Достаточно ли ему полученного чудодейственного дара?

А если взять еще? Совсем немного…

Николай предупреждал, и Вячеслав запомнил дословно: «Если спрятанная в ларце энергия войдет в вас больше положенной нормы, произойдет большая беда…»

Но он еще говорил:

«Настанет время, и вы откроете его вновь, чтобы удвоилась сила - физическая и духовная».

Когда это время настанет? Вдруг оно уже НАСТАЛО?

«Я возьму еще ЧУТЬ-ЧУТЬ…»

Решимость действовать распирала Вячеслава. Он бродил по комнате, постоянно повторяя:

«ЧУТЬ-ЧУТЬ…»


ГЛАВА XV. «Еще немного, еще чуть-чуть…»

Ночная трасса словно насквозь просвечивалась. Или бесчисленные шпики существовали только в его воображении? Но любой огонек за каждым поворотом казался невидимыми глазами, которые настойчиво допытывались: «Ты куда это направился? Мы следим! Не надейся спрятаться. Сейчас существуют приборы, которые высветят любой крохотный предмет на земле. Раз попал под колпак, уже не спрячешься. Давай, веди нас к ларцу. Мы поучаствуем в дележе бесценной прибыли».

Вячеслав резко затормозил. Ему потребовалось некоторое время, чтобы понять: НИКТО НИЧЕГО НЕ ГОВОРИЛ. Но на всякий случай вышел, несмотря на мороз, перетряхнул свою одежду. Он опять искал «жучок».

Рядом остановилась машина. Странно для ночной загородной, безлюдной трассы. Вышел мужчина и направился к нему.

«Началось?» - подумал Денисов.

- Что-то случилось? – спросил незнакомец.

Соприкоснувшись с энергией ларца, Денисов научился определять сущность людей едва ли не с первого взгляда. Когда с экрана добренько улыбался очередной, спустившийся с дорогой виллы небожитель, Вячеславу хотелось кричать: «Вскройте же его черепную коробку, прочитайте мыслишки… Ах, да, вы не умеете. Все равно, посмотрите на жадные бегающие глазки, соскребите наносное сострадание, да и не к вам оно вовсе, а к себе, что еще не все украл… И вон той звездочке экрана не верьте, ни в коем случае не верьте! На словах она призывает вас идти в Храм, а только что испытала все сумасшедшие фантазии порока». Но этот незнакомец не вызывал у Вячеслава чувство опасности. Проникнув в его мысли, Денисов не нашел в них криминала…

Тем не менее, это может быть хитрой игрой, когда необычные по своим физическим и духовным качествам враги, проявляют невероятную изобретательность.

- Ничего не случилось, - ответил Денисов. – Остановился, чтобы подышать воздухом.

- Понятно. А я решил: человек один, в такое время! Нужна помощь.

- Нет, благодарю.

- За что? Я же ничем не помог.

- За то, что в России есть еще неравнодушные люди.

Незнакомец сунул руку в карман, заставив Денисова насторожиться, но последовал абсолютно мирный вопрос:

- Огоньку не найдется?

- Не курю.

- Жаль, - задумчиво произнес незнакомец, вернулся к себе и быстро отчалил. Вячеслав еще постоял (на всякий случай!), затем тронулся дальше.

Он еще покрутил по трассе, когда почувствовал, что никто, вроде бы, не преследует, свернул в сторону небольшой деревеньки со странным названием Пьяная. Машину оставил в лесу, а сам двинулся в сторону нескольких сохранившихся тут развалюх. В одной – мерцал слабый огонек, еще теплилась жизнь, вторая – без окон, дверей - давно годилась под снос. Следующая формально существовала, даже ставни заколочены, а двери закрыты на замок, хотя зачем? Ясно, ни один вор, даже тот, для кого высшая удача – украденная бутылка самогона, сюда не заглянет. Нет здесь бутылки самогона, не говоря уже об остальном.

Однако Вячеслав подошел именно к этому домишке. С сожалением посмотрел на свои следы на снегу. Ничего, пошел снег, скоро их запорошит.

Сунул ключ в замочную скважину, дверь открылась с большим скрипом. Он – внутри. Две крохотные комнатенки, кухонька, больше похожая на одиночную камеру для особо опасных преступников. Кому бы пришло в голову, что тут спрятано самое удивительное сокровище в мире?

Вячеслав склонился над полом, вытащил одну доску, вторую. Просунул руку, нащупал ларец. И тут же резко поднялся, прислушался…

Такое ощущение, будто возле дома кто-то ходит! Вячеслав уловил идущие от незнакомца флюиды. Неужели он совершил ошибку, и кто-то нашел место, где спрятан тайник?

Он осторожно выглянул в окно. Привыкшие к темноте глаза с трудом, но различили сгорбившуюся фигурку. Женщина?.. Точно!

- Эй! – позвала женщина.

Вячеслав признал местную соседку тетю Полю. Вот ведь принесла нелегкая. «Как же догадалась, что я в доме? Следы на снегу! После получения частички энергии ларца мог бы быть и подогадливее».

Он вышел на улицу:

- Привет, тетя Поля.

- Славик приехал. Вот радость то!

- Устал от шумного города. Решил провести здесь вечерок.

- Правильно. А у тебя… ЭТО есть?

К счастью, разговор шел о водке. «Жаль не взял. Отстала бы и забыла!»

- Нет.

- Нет, - чуть не заплакала женщина. - Может, слетаешь в город?

- Тетя Поля!..

- Горит!

- Завтра… Привезу завтра.

- Не доживу.

- Доживешь, тетя Поля.

- Одеколончика тоже нет?

- Нет.

- Любую горячительную заразу.

- Ничего такого нет. Завтра…

- Не обманешь?

- А я обманывал?

- С утра…

- Да, с утра.

Она пошла к себе, злобно чертыхаясь, нечистый явно крутил ее душу. Ей бы изгнать его, в церковь бы!.. Сейчас, впрочем, Денисов думал о другом: она его ВИДЕЛА. Ляпнет с дуру не тому, вот и новая проблема! Вероятно, придется перепрятать ларец.

Он снова в хате. Вытащил наконец из-под пола свое сокровище. В темноте серебро блестит, переливается, в комнате… посветлело. Вячеслав протер ларец, уже собирался его открыть, и опять вспомнил предупреждение Николая.

Но рискнуть он обязан! Ему так необходима дополнительная энергия. Какой эффект произошел после первого раза, а что будет после второго! Он станет неуязвим для любых врагов?

Вячеславу показалось, будто ларец открывался не так легко, как в прошлый раз… Наверное, показалось!

Знакомое сияние! Вячеслав начал отсчет: «Один, два, три…» Он повторял про себя: «Еще немного, еще чуть-чуть…»

Он с трудом заставил себя захлопнуть крышку. Сколько он там насчитал?..

Голову застилал туман. Вячеслав только помнил, что следует спрятать ларец. Он положил его обратно, под половицу…

…Он управлял автомобилем чисто интуитивно, события прошлого терялись с каждой минутой. Потом боязнь аварии заставила его остановиться и идти пешком. Огни улицы сливались в одно яркое пятно, прежние страсти и проблемы не волновали. Их просто не было! Он ощущал только одну проблему – нарастающий холод. Он зашел в какое-то более-менее теплое помещение, позднее оказалось – обычный подъезд многоквартирного дома. Он чего-то искал, только что? Потом, вконец измученный, просто сел и… отключился.

Его разбудили на следующий день, послышались реплики:

- Он давно здесь…

- На бомжа не похож…

- Вам нехорошо?

«Почему мне должно быть нехорошо?»

Денисов встал и вышел в стужу. Он уже не помнил ничего из прежней жизни.

Вот тогда он зашел в кафе и встретился с Тианой…

Теперь, когда картина прошлого приняла законченный вид, ему оставалось воссоздать такую же панораму настоящего. Он очень рисковал, открывая ларец во второй раз. Был наказан потерей памяти. Но сейчас в нем открылись новые возможности: он мог перемещаться в пространстве. Пусть не на большие расстояния, но мог. Оставалось отыскать Николая. Как? Раньше тот сам всегда находил Вячеслава.

Денисов скрылся от преследователей, но это отнюдь не означало, что все желающие заполучить ларец не бросились скопом на его поиски. Они могут даже позабыть о делении на «белых» и «черных». Главное для них догнать беглеца!

Зазвонил телефон. Тиана!.. Пыталась любым способом наладить связь. Враги будут использовать все методы – от давления до соблазнения… Пусть «любимая» не надеется, он больше не обманется.

Сколько их, рыщущих по следу Вячеслава, словно гончие псы? Существа тьмы, агенты Яроссия, «фрейлины» некоей царицы, да еще язычники… Полный набор!

…Кто-то посылал мощные импульсы, которые врывались в мозг…

- Принц Славий… Принц Славий…

- Да, Николай, – «ответил» Денисов.

- ВСПОМНИЛИ?

- Вспомнил! Все до последней мелочи.

- Надо срочно встретиться.

- Где?

- Там, где однажды встреча НЕ СОСТОЯЛАСЬ.

Николай отключился, оставив Вячеславу новую загадку. Что он имел в виду?

Соображать надо было быстро. Его преследователи работали более оперативно, чем любая разведка мира, это Вячеслав понял за время короткого общения с ними.

Где они НЕ ВСТРЕТИЛИСЬ с Николаем?

В парке, который тогда оцепила полиция. Произошло убийство, и в нем обвинили друга Вячеслава.

«В тот парк!»

Он использовал все: от телепортации до ночного такси. Потребовалось совсем немного времени – и он на территории парка. Пробежался по аллеям… От одного дерева отделилась знакомая фигура.

- Николай! Я так рад видеть вас.

- И я. Хорошо, что вы теперь прежний. Теперь понимаете меня? Разве бы я смог все объяснить вам раньше?..

- Сомнения грызли до последнего, - признался Вячеслав. – Зато теперь я знаю, кто вы. МОЙ ДРУГ.

- Уверены, что оторвались от НИХ?

- По крайней мере, очень надеюсь. Почему вы так долго отсутствовали? Я ждал! А потом решил получить еще немного энергии из ларца. А вон как вышло! Где были вы?

Николай вкратце рассказал о том, как его заманили в ловушку и пытались превратить в парита. И как в последний момент в доме раздался взрыв.

- …Мои друзья постарались. Но не рассчитали. Я сам чуть не погиб. Меня буквально возвращали с того света. Хорошо, что медицина в империи арктов на должном уровне. А теперь, принц, пора возвращаться. Ситуация на вашей родине за последнее время еще более ухудшилась…

Внезапно Николай прервался. Ноздри его раздулись:

- Ничего не слышите?..

- Еще бы! – бросил Вячеслав.

- Они скоро будут здесь.

- Они УЖЕ ЗДЕСЬ!

- Уходим! Держите меня за руку, чтобы ТАМ не потеряться!

Они начали переход в соседнее измерение, обычно на это уходит несколько секунд. И тут прямо перед ними выскочили…

Они не успели рассмотреть – кто? Все вокруг завертелось, закружилось и… исчезло.

Вставал рассвет, первые солнечные лучи едва пробивались сквозь густую листву. Деревья - очень высокие (хотя, и не такие, как в измерении Белых альв), папоротники достигали пояса, листья крапивы жалили до сильных ожогов. Вот первая картина, которую увидел Вячеслав на своей родной земле.

- Где мы сейчас? – спросил Денисов. – Далеко до Арктиды?

- Сложно сказать, Вячеслав… Разрешите, по понятным причинам, называть вас старым именем?

- Да ради Бога! – улыбнулся Денисов.

- Кажется, я не совсем точно рассчитал координаты нашего возвращения, - несколько озабоченно произнес спутник Вячеслава.

Они начали общаться мысленно.

- Судя по растительности, расстояние до границ империи - не такое уж большое, - «продолжал» Николай. – Но мы и не рядом с ней.

Они шли уже довольно долго, однако чаща не только не редела, наоборот – густела. Вячеслав хотел поинтересоваться насчет правильности выбранного пути. Но из вежливости спросил более мягко:

- И куда сейчас?

- Нужно попасть к нашим друзьям. А вы не стесняйтесь, спрашивайте: не заблудились ли?

- Хорошо. Не заблудились ли?..

- Скоро выяснится. Внимательно смотрите под ноги. Тут ползают и ужи, и хориты.

- Что это?

- Разновидность змей. Укус хоть и не смертелен, но очень опасен, человек потом долго болеет.

- Может, есть смысл преодолевать наш путь с помощью телепортации?

- Расстояния, которые будем проскакивать, тут еще меньше, чем в измерении иллюзий. И в лесу легко потеряться. Мы, конечно, можем постоянно передавать друг другу сигналы, и быстро найдемся. Но к чему привлекать ненужное внимание?

- Согласен.

- Телепортация, конечно, наш плюс. Однако здесь немало тех, кто телепортируется не хуже нас.

- Николай, вы начали говорить о новых проблемах, которые накопились тут за последнее время.

- Яроссий сдает позиции.

- Прекрасно!

- Если бы! Он пытается укрепить свою власть с помощью парита, который окончательно стал его тенью. Совет зеленокожего – едва ли не аксиома для Яроссия.

Кстати, ловушку мне также устроили разведчики-париты. Однако Яроссий отрицает какую-либо связь с ними. Как и Маур – тот самый советник из Атлантии. Было устроено специальное расследование, которое ни к каким результатам не привело. Но ведь КАК-ТО ЖЕ ОНИ ПРОНИКЛИ ПОЧТИ В САМЫЙ ЦЕНТР АРКТИДЫ?

- Могли быть другие пути? Не только через окружение Яроссия?

- Не думаю. И вот еще: недавно Яроссий принял делегацию из Атлантии, принял паритов, как дорогих гостей! Целый день они пробыли в его покоях. А когда об этом узнали в Совете, потребовали отчета, он заявил, что действует в интересах Арктиды, изучает магию врагов, которую при случае против них же и использует.

Слова Николая заставили Вячеслава задуматься, не сгущает ли его товарищ краски? В том мире, где он так долго прожил, гости посещали многие страны и континенты. Земля, как гигантский котел, переваривала всех. А тут… просто принял делегацию? Да всего на один день. Николай понял его:

- Наверное, ничего плохого нет, когда в дом приходят гости. Приходят ненадолго, пообщаться. Но не черные маги и колдуны. Они не могут посетить вас с добрыми сердцами, они тайно или явно внесут в вашу жизнь свои принципы жизни. Особенно париты! Это не гости!

- Яроссий этого не понимает?..

- Не считайте его глупцом. Думаю, он надеется использовать черную магию в своих целях. После уличения его в связях с паритами он пустился на очередную хитрость. Заявил, что не собирается быть единственным посвященным, что в Арктиде СЛЕДУЕТ ИЗУЧАТЬ ЧЕРНУЮ МАГИЮ ПОВСЕМЕСТНО! Конечно, фразы при этом произносятся правильные. Типа тех, что звучали в измерении иллюзий… Припоминаете?

- Чтобы бороться с врагом, нужно знать его идеологию?

- Во-во!

- Они и сейчас звучат. Это лишний раз подтверждает, что не Яроссий использует магию, а она его, - задумчиво произнес Вячеслав. И продолжал слушать Николая.

- Арктам постепенно начинают внушать мысль о приоритете материального благополучия. Когда они возражают: мол, и так живем хорошо, сразу же добавляют: можете жить еще лучше. И другое: вы – хозяева мира, он должен полностью принадлежать вам. Рушится один из главных принципов Северной империи – вечное самосовершенствование и полное невмешательство в дела чужаков.

- Да, но при новом развитии ситуации аркты наверняка начнут войну с Атлантией. Как париты не боятся?..

- Война! – грустно усмехнулся Николай, - париты ее УЖЕ НАЧАЛИ. И весьма успешно…

Вокруг дремучий лес, да еще этот напряженный разговор угнетали Вячеслава. Захотелось сменить тему:

- А что за царица, которой так усердно служит Тиана?

- Не в силах забыть ее?.. Любовь – страшная сила. Но не та у вас зазноба, совсем не та…

Николай прервался, приложил палец к губам. Вместе с Вячеславом они вслушивались в шелест листвы. Через некоторое время решили, что подозрения напрасны. Однако Николай не успокаивался…

- По-моему, за нами следят.

- Кто?

- Знать бы КТО владеет этим участком леса? Тут все разбито на своеобразные сектора, у каждого – свой маленький хозяин.

- Вдруг это наши преследователи?

- Не думаю. Мы перенеслись сюда до того, как они успели приблизиться и коснуться нас. Теперь, чтобы продолжать поиски здесь, им потребуется время. Нужно попасть именно в ЭТОТ УЧАСТОК. Один шанс из миллиона.

- Успокоили!

Некоторое время они шли, бдительно оглядываясь; если кто-то и следил за ними, то враждебных намерений пока не проявлял. Вячеслав решил продолжить разговор на больную для него тему:

- Вы не закончили… насчет царицы?

Николай лукаво поинтересовался:

- Надеюсь, слышали о легендарном племени амазонок (Женщины- воительницы, по преданиям жили на побережье Черного моря, в долине реке Фермодона и близ реки Ирис, ныне районы Турции. С мужчинами соседних племен вступали во временную близость, родившихся мальчиков либо убивали, либо отдавали отцам. Девочек оставляли себе, и воспитывали как воинов. Своей покровительницей амазонки почитали богиню охоты и плодородия Артемиду. – прим. авт.).

И Вячеслава вдруг осенило:

- Хотите сказать, что они переселились сюда?..

- Именно.

- И когда?

- Во время ледникового периода. Не все, но значительная часть. Оставшиеся женщины-воины и вошли в историю, именно о них писали Гомер и другие древние греки, именно им посвящено множество картин, скульптур.

- Надо же, переселились, как аркты... КАК АРКТЫ?!

- Точно.

- Подождите, не являются ли амазонки их родственниками?

- Они тоже были жителями империи. И даже покинув ее, сохраняли духовную связь с родиной. Вспомните, как царица амазонок Пенфесилия пришла на помощь троянскому царю Приаму во время осады его города греками. Объяснение здесь простое: троянцы – потомки славян, а славяне и аркты к этому времени уже имели родственные связи.

- И все-таки, почему амазонки ушли из Арктиды?

- Их выгнали!.. За однополую любовь. Империя не признает противоестественное.

- Но в преданиях говорится об их связях с мужчинами?.. Ах, да, временных.

- Верно, временных. Царица Фалестра вступила в связь с Александром Македонским, Тиана – с вами. Все ради определенных целей. Воительницы Амазонии, правильнее, Амазии, сочетают в себе мужской ум и женское коварство.

- Поразительно! – после паузы произнес Вячеслав, - человечество опоэтизировало обычных лесбиянок. Хотя, если проследить историю, героями в основном становятся убийцы, завоеватели, а порой вообще - извращенцы всех видов; скромные и достойные, как правило, уходят в тень…

Как бы там не было, но Вячеслав с грустью вспоминал бывшую возлюбленную. Новое падение Тианы! Правда еще оставалась надежда, что она хоть немного любила Вячеслава. И во время совместной жизни с ним, пусть ненадолго, но отреклась от принципов «женской любви»…

Кроме амазонок были еще Ганов с дочерью. Хранители традиций, как они сами себя называли. Вячеслав по роду деятельности встречался с людьми разных верований, в том числе с язычниками. Но эти – непохожи ни на кого.

- Они с моей родины?

- Отсюда, - подтвердил Николай, - одно время мы были союзниками, они ведь тоже - потомки арктов и славян, но, обольщенные лже-культами, остались в прошлом. Даже странно…

Николай не закончил, однако Вячеслав все понял. Представители самой развитой цивилизации и вдруг поддались стихии тех, кто совершал в древности свирепые кровавые походы, а силу оружия ставили выше силы разума. Впрочем, история повторяется: наследники Моцарта и Чайковского с удовольствием танцуют африканский рэп.

…Закричали тревожно птицы. Николай еще более насторожился:

- Ничего не замечаете?

- Нет, - ответил Вячеслав, - но чувствую…

- И я тоже.

Теперь они уже не сомневались, что опасность подстерегала их где-то рядом. Но где?

Вячеславу сразу припомнились тени. Как они хвастали, что могут проскользнуть куда угодно. Николай называл их существами тьмы. Вячеслав попросил товарища рассказать о них подробнее.

- Они обитают в глубоких подземельях, - сказал Николай. – Выходят на поверхность, как наемники, для выполнения темных дел – от единичного убийства до массовой резни. Для них вообще нет ничего святого. Честь, мораль, жалость им неведомы! Даже поклоняются рогатым чудищам.

- Сатанисты?

- Переводя на язык измерения иллюзий - да. Не удивлюсь, если охота на вас была заказана Яроссием или паритами.

- Они утверждали, что ЭТО принадлежит им. Похоже, и сами не прочь попользоваться энергией ларца?

- Хотите сказать, они нарушили контракт? В их стиле!

Несмотря на то, что рассвет продолжал набирать обороты, и солнце пыталось проникнуть сквозь густую зеленую стену, лес все более хмурился. Деревья, ранее безразличные к путникам, как будто надели злые маски, безобидные папоротники ощетинились, точно в черешки им вкололи яд, вызывающий озлобление, крапива тянулась, чтобы ужалить. Неласково встречала родина некогда украденного у нее сына. А ведь Николай так нахваливал этот мир!

- Смотрите! – Вячеслав сорвался с мысленного общения на крик.

От последующей картины перехватило дыхание, Денисов решил, что попал в сказку с непредсказуемым финалом…

Деревья задвигались, сучья жалобно затрещали, будто их кто-то ломал, трава и растения встали, не пропуская вперед. По земле прокатился гул от чьей-то неведомой пляски.

ГЛАВА XVI. Розовые пантеры

Живописные холмы были усеяны небольшими домиками, вдоль которых вились улицы, точнее, - подобие улиц, поскольку все они заросли травой, никаких мостовых не наблюдалось. Дома окружали сады, где деревья ломились от фруктов, и кто-то обязательно делал физические упражнения: подтягивался, отжимался, метал диски, лупил воображаемых противников. И что любопытно: тренировались только женщины.

И разгуливали повсюду одни лишь представительницы лучшей половины человечества. Одеты все просто – легкие доспехи, шлемы, сандалии. Но глаза обязательно подведены, а губки - ярко-зеленые, обожаемый цвет местных амазонок. Встречаясь, дамы поднимали вверх правую руку, славя при этом Артемиду. А некоторые, видимо, близкие подруги, хлопали друг дружку по попкам и радостно повизгивали. Царившая безмятежность была нарушена появлением Тианы и Милы. С разных сторон раздалось:

- Привет, сестры!

- Уже вернулись из ссылки? Поздравляем!

- Ничего себе «уже»! – возмутилась Мила. – Мы отсутствовали почти два года.

Тут к ним подскочила шустрая девица с кудрявыми каштановыми волосами. Как настоящая воительница, она сперва гордо приветствовала их знаком амазонок. Потом расцеловала, и (на десерт) больно ущипнула каждую за зад.

- Как ссылка, сестры?

Все здесь знали, что девушки отправились в измерение иллюзий с каким-то спецзаданием (в его цель и конкретные детали были посвящены лишь царица и несколько ее приближенных). Но все равно командировку называли ссылкой. Страшное место! Почести по возвращении воздавались в двойном размере.

- И как там, бедные мои? – в разных формах повторяла вопрос кудрявая амазонка.

- Ужасно, - последовал ответ Тианы.

Естественно, разговор шел только о жизни в измерении иллюзий. Интересоваться заданием строжайше запрещалось.

- Правда, что мужчины живут там среди женщин?

- Правда.

- Но для них хотя бы отведен хлев или нечто подобное?

- Нет, они находятся с нашими сестрами в одной квартире, - объяснила Мила.

- И даже спят в одной кровати, - мечтательно добавила Тиана.

- Ужас! – наморщила лоб кудрявая амазонка. – От них же воняет.

- Почему?! – в один голос воскликнули прибывшие из измерения иллюзий девушки.

- Они никогда не моются. Разве не так?.. У нас недавно читалась лекция о кобелях мужского пола. Нам там все объяснили. Слава Артемиде, что теперь для зачатия ребенка мужчины не нужны.

- Слава Артемиде! – горестно повторила Тиана.

- Что там есть еще? – допытывалась неуемная подруга.

- Автомобили, - ответила Мила.

- Это еще что?

- Как бы поточнее?.. Машины, которые не летают по воздуху, а мчат по дорогам.

- По таким, как наши?

- Ну, по ним вряд ли проедешь.

- А зачем куда-то мчать на этих… как их?.. Автомобилях! Не проще ли самому перемещаться в пространстве.

- Они этого не могут.

- Несчастные.

- Да, - согласилась Мила, - потому они и используют автомобили. Которые, к тому же, пердят.

- Как?

- Хуже мужчин!

- Фу! Тогда мужчины их и изобрели. Рассказывайте дальше!

- Еще тамошние жители обожают вино, курево и травку.

- Травку? – изумилась амазонка. – Они становятся на четвереньки и поедают травку?

- У них специальная травка, - пояснила Мила, - курнешь и балдеешь.

- Курнешь? Балдеешь? Объясни!

- Попробую… Тебе начинает мерещиться всякая всячина.

Тиана тихонько подтолкнула подругу, мол, пора. Однако их навязчивая собеседница сдаваться не собиралась:

- Что такое «всякая всячина»?

Пришлось Миле и дальше отдуваться:

- Представь, лежишь у себя дома, в постели…

- С девочкой?

- Пусть будет с девочкой. Занимаешься самым скучным сексом. Но в твоем мозгу – совсем иное: большущий дворец, фонтаны, а вшивенький герой кажется идеалом.

- Какой герой?

- Героиня. Оговорилась.

- Ничего не понимаю. Если я занимаюсь любовью со стапятидесятилетней старухой, то, попробовав травку, могу представить, что передо мной красавица не старше шестидесяти?

- Правильно.

- Так рехнуться недолго.

- А там половина чокнутых, - подтвердила Тиана, и решительнее потянула Милу. – Царица ждет. Ей наверняка доложили о нашем прибытии.

Дворец царицы Катиссии представлял собой такой же дом, только чуть больше и красивее остальных. У ворот дежурила охрана – три вооруженных до зубов девушки. Одна тут же сообщила:

- Царица ждет.

И вызвалась их сопровождать. Едва отошли, тихонько спросила:

- Фильмы привезли? Мы ведь знаем в измерении иллюзий есть понятие «кино». У нас царица его запрещает. А я бы посмотрела крутой фильмец. О лесбушках… А? Девчонки?

- Нет у нас фильмов о лесбушках, - вздохнула Тиана, мысли которой занимал предстоящий нелицеприятный разговор с царицей. – Мы там не развлекались, а дело делали.

Тронный зал Катиссии назвать таковым можно было весьма условно. Небольшая комната с самой скромной обстановкой, как бы подчеркивающей: здесь проживает воительница! Девушки вошли, и каждая молча опустилась на одно колено.

- Слава Артемиде! – произнесла Катиссия. – Встаньте, сестры.

Тиана и Мила поднялись, ожидая, когда царица велит им приступить к рассказу. И когда такой приказ последовал, поведали обо всем. Брови Катиссии сурово сдвинулись, зеленые глаза холодно блеснули.

- Короче, вы провалили дело!

- Но, повелительница, - испуганно пролепетала Тиана. – Мы сделали все, что могли.

- Возможности у вас оказались небольшие. А ведь вы считались нашими лучшими агентами в измерении иллюзий.

- Повелительница… - попробовала было поддержать подругу Мила, однако Катиссия ее прервала. Темные волосы царицы упали на лицо, испортив замечательную прическу, только сама она этого, казалось, не заметила, вырвавшийся гнев клокотал в комнате.

- Два года вы проболтались зря! Целых два года! За это время можно было выведать, где он прячет ларец, завладеть им, и спокойно вернуться домой. Энергия ларца – это новые возможности развития племени амаззов! Невиданные возможности!

Страх перед царицей не помешал Тиане серьезно размышлять: «Почему она никогда не объясняла - в чем сила ларца? И что за возможности? Единственное, что мы слышали от нее, - предупреждение, что когда захватим ларец, ни в коем случае не открывать его. Иначе энергия убьет нас…

Царица не слукавила?»

А Мила осторожно произнесла:

- Повелительница, ничего не потеряно. Мы выяснили главное: ларец – у принца Славия. Скорее всего, он перенесся сюда.

- Почему ты так думаешь?

- У него счеты с Яроссием.

- Нам нужен не принц, а ларец. Где он его мог спрятать? Как же вы не смогли вытянуть из него эту тайну?!

- Он был очень осторожен.

- Естественно. Но вы были обязаны переиграть его, взять хитростью. А он переиграл вас! ВАС ПЕРЕИГРАЛ МУЖЧИНА! Лично бы я такой позор не пережила!

От одной мысли, что представитель второсортного пола переиграл ее подданных, лицо Катиссии перекосила новая вспышка гнева. Дабы подавить ее, царица отвернулась, подошла к круглому столу и о чем-то долго размышляла. Девушкам оставалось молить Артемиду, чтобы царица смилостивилась.

Впрочем, надежда не умирала. Катиссия была женщиной не только порыва, но и рассудка. Станет она принимать крутые меры, менять участников операции, посвящать в нее кого-то еще? С другой стороны, как поступают с теми, кто не только провалил дело, но и рассекретил себя?

- Вы уверены, что принц был лишен памяти? – вдруг спросила царица.

Тиана, а вопрос был обращен, прежде всего, к ней, крикнула:

- Могу в том поклясться!

- Кому нужны твои клятвы!

- Повелительница, - осмелилась вымолвить Тиана, - я с ним прожила - простите, промучилась, жизнь с мужчиною – мученье, полтора года. Изучила его вдоль и поперек, каждая фраза, каждая черточка характера не являлась для меня секретом. Иногда, когда он расслаблялся, удавалось даже проникнуть ему в мозг! Могу с точностью до дня, до часа сказать, когда память начала к нему возвращаться. Возвращалась она рывками, частями.

- Как думаешь, что явилось причиной ее потери?

- Загадка, повелительница.

- Вот ее-то нам и нужно разгадать.

- Это имеет какое-то отношение к тому ларцу?..

- Возможно…

Гневное выражение на лице Катиссии несколько смягчилось; девушки интуитивно почувствовали: крест на их судьбах, возможно, и не поставлен.

- Вот что, - произнесла Катиссия, - даю вам второй и последний шанс.

- Благодарим, повелительница! – девушки припали к ногам царицы.

- Не благодарите заранее. Если не справитесь на этот раз…

- И мысли такой не допускаем!

- Поступим так: ты, Тиана, вернешься в измерение иллюзий, предпримешь все для поиска ларца. Поднимешь все связи принца, не мне учить… А Мила займется его поисками здесь.

Девушки переглянулись, им в голову пришла одна и та же мысль.

- Повелительница, - попросила Тиана, - нельзя ли сделать наоборот? Мила отправится туда, а я буду выслеживать его в нашем мире, в районе Северной империи?

Они рисковали, простые амаззы не смеют усомниться в правильности решений царицы. Тем более, раз они в чем-то уже провинились…

Кажется, им повезло. Катиссия не стала рубить с плеча, и поинтересовалась, почему девушки предлагают ей подумать об изменении плана? Тиана вновь взяла инициативу на себя:

- Принц слишком привязался ко мне. Пусть даже он теперь знает, что я не та, за кого себя выдавала. Чувства иногда бывают сильнее разума.

- А у тебя самой не взыграли подобные чувства? – Катиссия пристально посмотрела ей в глаза. Тиана собрала всю волю в кулак, и ответила:

- Нет.

- Продолжай.

- Когда найду его, повинюсь, наобещаю всего и много. Постараюсь вернуть его расположение. Нелегко, но попробовать стоит. Это наш шанс. А Мила в курсе всех наших совместных с принцем связей и контактов. Я еще раз ее подробно проинструктирую…

- Пусть будет так, - сказала Катиссия. – Второй и ПОСЛЕДНИЙ ШАНС!

Девушки опять припали к стопам царицы амаззов. Катиссия милостиво разрешила им подняться.

- Возвращайтесь к делам. Потребуется помощь – обращайтесь.

- Спасибо, повелительница.

- У вас есть несколько часов для отдыха.

- Нет, повелительница.

Катиссия небрежно кивнула:

- Веселитесь! Но чтобы завтра поутру вас тут уже не было!

Выйдя из дворца, девушки все никак не могли отдышаться, прийти в себя. На первый раз гнев необузданной воительницы не спалил их. А вот что делать при второй неудаче?..

- Что делать? – повторила Тиана.

- Сплюнь, - рассердилась Мила. – Того, о чем ты сейчас подумала, быть не должно!

- Пойдем в храм Артемиды, воздадим ей почести, – сказала Тиана. - Это ее рука отвела от нас удар…

А тем временем день подбирался к экватору, засияв самыми яркими красками. На улицах собирались большие группы женщин, будничную форму воинов, которую они носили еще час назад, сменили нарядные туники, волосы украшали цветы, на шеях, запястьях засверкали драгоценные цепи и браслеты. Смех, веселые приветствия, звонкие поцелуи оглушали. Поразительно быстрая перемена во всем! А может, это проистекает из характера женщины, переменчивого, как ветер перед грозой?

Тиана и Мила двинулись к храму Артемиды. Время праздника еще не пришло, а женщин здесь уже столпилось немало. Опять – радостные крики, бесконечная хвала богине и здравицы в честь царицы Катиссии.

Глаза Тианы наполнились слезами восторга. Сейчас она мысленно соединится со своей защитницей, покровительницей, с той, кому принадлежит каждый вздох и движение Тианы! Прагматичная Мила, оказавшись в измерении иллюзий, занялась изучением местных обычаев, в основном «забойных» и «прикольных». А об Артемиде и не вспоминала… Тиана – иная. Она даже побывала в Эфесе (древнегреческий город, ныне – турецкий Сельчук. – прим. авт.), на развалинах храма ЕЕ БОГИНИ (храм был построен в VI веке до н.э., сначала был подожжен Геростратом, потом восстановлен, и в 111 веке н.э. окончательно разрушен готами. – прим. авт.)! Надо же, остались одни развалины! Но то, что построено здесь, в Амаззии, в царстве вечных почитательниц Артемиды, намного превосходило храм в Эфесе.

Здание резко возвышалось над небольшими, неприхотливыми домиками. Выложенное из белого мрамора, оно достигало в высоту двадцать пять метров (разрушенный греческий храм – восемнадцать метров. – прим. авт.), только форма у него, как у подавляющего большинства строений здесь была круглой, а внутри могли разместиться одновременно футбольное поле и хоккейная площадка.

Девушки вошли в храм, где их «приветствовала» огромная мраморная статуя богини. Тиана пала ниц, не смея лишним взглядом потревожить покровительницу. Мила спокойно пошла дальше, любуясь удивительными барельефами. На них изображены битвы амаззов. С кем? Конечно же, с ненавистными племенами мужчин. Правда, находясь в измерении иллюзий, Мила решила, что низший пол не так и уж плох. С ним можно иметь дела, в том числе и… «О, нет! Что за ужасные мысли в храме Артемиды! Никаких мужчин! Только женщины!.. Верно, богиня?»

Случайно до ушей Милы долетел разговор двух незнакомых сестер. Одна возмущенно жаловалась другой:

- …Кто придумал подобную чушь, будто мужчины построили этот храм?! Ты можешь в такое поверить?

- Никогда! По-моему они и разговаривать не умеют, лишь бессвязно мычат…

Мила тут же припомнила, свою «страшную командировку», какие сладкие речи вливались в ее ушко из уст одного знакомого. Парень отчаянно пытался ее соблазнить, и ему это… удалось.

«Ужасное преступление я тогда совершила!»

В тот самый миг она стала большей мужененавистницей, чем эти две сестры. Проклятые мужчины, коварные, лживые создания, подобие змей! А она поддалась! Ненависть к «змеям» сопровождалась странным желанием… продолжения с ними любви. Пискнув: «Спаси, Артемида!», Мила выскочила из храма. Хорошо бы богиня, как и царица, на первый раз простила ее.

Дожидалась подругу она уже на улице. Тиана появилась с теми же слезами восторга на глазах. Но, быстро смахнув их, весело засмеялась:

- Пора на праздник!

Праздник, на который спешили девушки, являлся главным государственным праздником Амаззии, и назывался Днем спорта и любви. Объединить два этих «понятия», было решено в целях экономии времени, и для пущей радости подавляющего большинства сестер. Сначала все устремлялись в кейтос – большой амфитеатр, наблюдали за битвами и игрищами самых отважных девушек, а потом… О, потом главное торжество - ночь любви, когда каждая сестра выбирала себе партнершу. Ночь любви, безумная, радостная! Любили друг друга в домах, садах, рощах, бассейнах, а достойнейшим разрешалось предаваться утехам в храме Артемиды. И настолько сладки были вздохи, что девственница-богиня наверняка мечтала поскорее также лишиться одного из своих важных достоинств.

Тиана и Мила смешались с толпой женщин, следовавших к амфитеатру. Стройные фигуры, открытая одежда, позволяющая полюбоваться изумительными формами, сплетенные руки, распущенные волосы (амаззы распускали их только в этот праздник!), звонкие песни чистых голосов – все это создавало уникальнейшее зрелище. Тиана и Мила ощутили себя частичками этой поразительной женской общности, двумя цветками прекрасного букета. Над головами пронеслась огромная летающая тарелка. Ее приветствовал восторженный гул: там находилась царица Катиссия.

Девушки получили места в десятом ряду. Толпа гудела и ждала. Вот царица взмахнула мечом, разрубив невидимый занавес. Действо началось…

Появившиеся на арене женщины не были похожи на грациозных жриц храма, откуда вербовались разведчицы типа Тианы. Это – многопудовые титаны с колоссальными бицепсами. Они метали диски, рвали цепи, поднимали тяжелейшие бруски. Публика неистовствовала: «Настоящие героини!»

Потом начались поединки. Здесь уже участвовали совершенно другие женщины: ловкие, изящные, при желании они могли складываться вдвое и совершать воздушные кульбиты. И одеты оригинально - в костюмы розовых пантер. Бились нещадно, не скрывая эмоций, забивая соперниц. Победительница снимала звериную маску, чтобы публика увидела ее собственный звериный оскал и горящие глаза. Хорошо, что хоть зрители не опускали вниз палец, не требовали крови (в Древнем Риме опущенный вниз палец означал, что поверженного на арене воина следует убить. – прим. авт.). Мало того, победительница поднимала едва дышавшую соперницу, целовала ее в губы, произнося: «Прости, сестра, сегодня сильнее я!»

Праздник на стадионе закончился к полуночи. Наступал новый акт грандиозного спектакля – всеобщее любовное действо.

Тиана и Мила покинули амфитеатр. Женщины вокруг заполонили собой все пространство – улицы, сады, маленькие рощицы. Их звонкие голоса слышались вблизи фонтанов и со стороны реки. Повсюду одна и та же картина: знатные воительницы подходили к совсем юным созданиям, брали за руку, и без слов уводили за собой. Закон праздника!

- Что если кто-то подойдет ко мне? - простонала Тиана, - а КТО-ТО ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОДОЙДЕТ.

Мила поняла ее:

- И мне не хочется…

- Как мы откажемся? Особенно, если это будет известная воительница?..

Мила взяла ее за руку:

- Я выбрала тебя.

- Выходит, я сосватана на сегодняшнюю ночь. По закону и царица не может разбить наш союз.

Праздник любви напоил сладкими соками даже воздух, в прохладной чистоте повеяло сладострастием. Кажется, что все растения «проснулись» и отчаянно тянулись друг к другу. Любовное соитие царило на каждом углу, никто не думал ни о каком стыде, этой отрыжке прошлого. На Милу бросали завистливые взгляды, сыпались реплики:

- …Хорошенькую жрицу отхватила…

- …Удовлетвори ее по полной…

- …Сестра, не поделишься потом?..

Девушки искали уединения, и нашли его на каком-то заброшенном лугу. Луна бросала сюда серебро целыми россыпями, серебряными казались трава и деревья.

- Тебе нравится? – спросила Мила.

- Да, - тихо ответила Тиана.

Они стояли, как два несмышленыша. Закон требовал, чтобы в эту сумасшедшую ночь они предались любви. Но им почему-то не хотелось. Тиана думала о Вячеславе, а Мила о змее-искусителе из измерения иллюзий.

Так дальше продолжаться не может! Нельзя ни на минуту забывать, что они – амаззы, и обязаны подчиняться закону племени.

- Раздевайся! – потребовала Мила.

Тиана с покорностью рабыни сбросила с себя одежду, и опять Мила, имевшая за свою жизнь не один десяток женщин, застыла в недоумении, будто не представляла, что ей делать дальше.

Она все-таки пересилила себя, провела рукой по груди партнерши, потом – по ее животу. Заставила раздвинуть ноги и коснулась лона. И сразу ощутила БЕЗРАЗЛИЧИЕ. Тогда заиграли пальцы, которые проникали глубже и глубже. Язычок пробежал по обеим соскам.

- Тебе хорошо? – спросила Мила.

- Да, - соврала Тиана и закрыла глаза, чтобы подруга не заметила лжи.

- Поцелуй меня!

Поцелуй ставил окончательную точку в плохой игре. Так целуется проститутка, когда клиент ей недостаточно платит.

Мила отстранилась. Тиана, ни о чем не спрашивая, вздохнула и присела на траву. Через некоторое время Мила легла рядом, положив подруге голову на колени.

- Слышишь? – сказала Тиана, - кричит сова. Совсем как в измерении иллюзий. Насколько же они похожи.

- Похожи, - согласилась Мила. - Говорят, что там – один ужас и мрак… Но иногда – весело и хорошо.

- Нельзя так, Мила! Там не может быть хорошо. Помнишь, чему учила нас царица?..

- Катиссия всегда права! Раз говорит «плохо», значит – плохо.

В безмолвии прошло еще некоторое время, потом Мила озабоченно воскликнула:

- Не простудишься? Ты ведь совсем голая.

- Нет! Жрицы – девушки закаленные. Воспитание царицы. Она сама зимой купается в проруби.

- Знаю.

Мила вдруг крепко прижала подругу к себе, но прижала по-другому, как кровная сестра:

- Ты вспоминаешь его?

- Кого?

- Не прикидывайся, - Мила легонько шлепнула ее.

- Я не могу его помнить. Не имею права.

- Да, права ты не имеешь…

- Послушай, - взорвалась Тиана, - чего ты от меня хочешь? Переспать со мной? Пожалуйста! Хочешь, чтобы была твоей рабой? Только прикажи! Госпожой? Нет проблем! Но не мучай!

- Нам пора! – поднялась Мила, - ночь любви закончилась. Ты была изумительна.

- Ты тоже.

Подругам показалось, будто где-то рядом звучит реквием по несбывшимся надеждам...

- Сегодня я возвращаюсь туда, - сказала Мила.

- Что делать. Ты служишь Амаззии.

- Ты должна кое-что мне рассказать. Насчет контактов принца…

- Конечно. Все, что запомнила и обнаружила, когда следила за ним.

- А тебе придется искать его здесь.

- ПРИДЕТСЯ! – с отчаяньем в голосе проговорила Тиана.

- Но вы встретитесь!

- Нельзя в таком деле быть пророком.

- Обязательно встретитесь!..

Едва они покинули луг, как попали в объятия праздника. Женщины – молодые и постарше плясали, пели, предавались любви.

Безумный праздник розовых пантер приближался к своему апогею.


ГЛАВА XVII. Удивительное рядом, но нам оно запрещено…

- …Это обман! – успел сообщить Николай. – Никто деревья не крушит, кусты не гнет. Все на своих местах.

«Обман! – повторил про себя Вячеслав, - иллюзия, какими меня постоянно пичкали в моем старом измерении».

В ту же секунду он услышал, что гул затихает, и деревья перестали содрогаться. Но по траве по-прежнему прокатывалась одна за другой волны. Николай предупредил:

- Листва сообщает ХОЗЯИНУ о нашем приближении. Знать бы кто он и насколько гостеприимен?»

Еще немного – и деревья приняли уродливый вид, много гнили; на одной такой поваленной трухлявой сосне сидел человек лет сорока, с лысой заостренной головой, левая нога закинута на правую. Блестящие глазки устремились на пришельцев.

Вячеслав едва взглянул на него, и даже присвистнул. Очень похожего товарища он изображал как лешего на обложках книг по русской мифологии.

- Леший? – спросил он Николая.

- Он самый, - подтвердил тот.

«Странно, откуда я его знаю? Не из рассказов же Константина Захаровича. Неужели сработала моя генетическая память?»

- Привет! – сказал Николай сидевшему на сосне.

Поскольку ответа не последовало, вступил Вячеслав:

- Здравствуйте. Как поживаете?

Леший, не моргая, продолжал глядеть на двух пришельцев. Видимо, прикидывал, что они из себя представляют?

Вячеслав почувствовал, как что-то буравит его мозг. Леший пытается прочитать мысли! «Фиг у тебя это получится!»

- Так нельзя, - строго заметил леший. – Приличные люди подобным образом не поступают.

- И чем мы провинились? – изумился Вячеслав.

- Мысли прячете! Когда приходят в гости с благими намерениями, голова – нараспашку.

- Но и вы закрылись, - напомнил Вячеслав.

- Я у себя дома. Что хочу, то и ворочу.

- Давайте дружить? – предложил Николай.

- На кой мне ваша дружба? Щей из нее не сваришь.

- Жизнь – штука непредсказуемая, - загадочно произнес Николай, - вдруг придется и щи варить, и хлебать их вместе.

- Не люблю делиться щами. Мой принцип таков: все, что на этой территории – мое, а до того, что за ее пределами, - и дела нет.

«Бирюк!» - решил Вячеслав. И, чтобы расшевелить лешего, предложил:

- Сыграем?

- Во что?

- Загадаю вам загадку. Не отгадаете – познакомимся, подружимся. Вы нас отсюда выведите.

- А если отгадаю? – сразу оживился леший.

- Ставьте условия.

- В работниках у меня будете. Сколько захочу, столько и отработаете.

- Идет! – быстро согласился Вячеслав, несмотря на предупредительные взгляды Николая.

- Люблю загадки отгадывать! – засмеялся леший. Лучший на свете отгадывальщик. – Так что, ребята, не повезло вам. Крупно не повезло.

- Заранее победу не празднуют, - напомнил Денисов.

- А я праздную. Обмануть меня еще никому не удавалось. И не только в этом измерении, но и в соседнем. Один там меня спрашивает: «Что, мол, такое: без рук, без ног, на бабу скок?» Надеялся, что скажу: «Инвалид войны». А я – дудки, говорю: «Коромысло!»

- Молодец! – похвалил Вячеслав. – А какие еще загадки в измерении иллюзий загадывали?

- А вот, пожалуйста. Лет тридцать, как слышал, но помню… Что будет после того, как улетит из России жадный красный дракон?

- И отгадали?

- Проще простого: заявится еще более жадный бурый медведь. Тоже будет всех пожирать, только с улыбкой истинно свободного зверя.

- Умница!

- А когда уйдет бурый медведь?.. – хитро ухмыльнулся любитель загадок.

- И?.. – сыграл в любопытство Вячеслав.

- Появится черепаха, на которой медленно поползем.

- А куда?

- Это уже следующая загадка. Умный я?

- Нет слов!.. Меня ведь самого интересует ответ на мою загадку. Может, проиграю, но хотя бы истину узнаю.

- Узнай, - милостиво разрешил леший.

- Итак: кто и когда уберет из Арктиды Яроссия?

Леший вскочил, как ужаленный и кинулся наутек. Но Вячеслав оказался еще проворнее. Быстро догнал беглеца и повалил на землю.

- Пусти! – засипел тот. – А то тебе несдобровать.

Вновь загудела земля, зашевелились кусты, ветки деревьев потянулись к Вячеславу, но он лишь сильнее придавил противника:

- Задушу!

- Пожалуйста… - заныло побежденное чудище. – Не стану твою загадку отгадывать. Я – леший маленький. В дела сильных мира сего не суюсь. Потому и сохранился.

- Тогда прекрати хулиганить!

- Ладно, ладно!

Лес затих, как провинившийся школьник, которого только что отшлепали за излишние шалости. Леший с надеждой поглядел на победившего его чужака:

- Видишь, обещал - держу слово.

- А ты обещал подружиться, если не отгадаешь. Как тебя зовут?

- Леша… - он уже не говорил, а хрипел.

- Я в курсе, что ты лешак. А имя?..

- Леша, - повторил «хозяин», делая ударение на последней букве. – Я – лешак Леша.

- А нас зови просто друзьями. Вот он – друг под номером один, а я – друг два.

- Понял, понял, у меня появились два новых другана – Первый и Второй.

- Наденьте ему на шею вот эту серебряную цепь, - сказал Николай, - чтобы не обернулся зверем или птицей, и не сбежал.

- Правильная мысль, - согласился Вячеслав.

Денисов накинул лешаку на шею большую цепь, лицо Леши перекосило. Он завертел головой, видимо, не хотел, чтобы обитатели леса увидели его позор, попробовал было коснуться цепи, да тут же со вскриком отдернул руку.

- Еще обещал вывести отсюда.

- Обещал, - учтиво пробормотал леший.

- У меня предложение, - сказал Николай, - мы договаривались и о третьем условии – о дружбе. Сейчас время обеда!

- Время обеда! – закивал Леша.

- Мы были бы не против чем-нибудь полакомиться.

Вячеслав бросил на товарища удивленный взгляд. Он явно напрашивался в гости?.. Обед в незнакомом доме? Если не у врага, то уж явно не у товарища?..

Губы Леши перекосила хитрая улыбка:

- Конечно, конечно. Моя жена Лешка будет так рада дорогим гостям. Ну, так рада! – И глаза его недобро блеснули.

Зачем Николай так поступает? Но… это измерение и его обитателей он знает гораздо лучше. Остается довериться его плану.

Сейчас лес казался притихшим. Сучьи деревьев даже и не пытались порвать ненароком одежду или больно хлестануть по щеке, трава как будто стала меньше. Непонятно, кого тут все боялись: хозяина или тех, кто его пленил?

Однако просвета не наступало. Наоборот Вячеславу и Николаю показалось, что чаща продолжала густеть. И среди этой непроходимой зелени – ни единой живой души. У путников закралось подозрение в очередном коварстве своего спутника…

Они шли за лешим и вскоре заприметили избушку. Маленькую и круглую. Из трубы вырывался едва заметный дымок.

- Пожалуйте, гости дорогие, - мрачно произнес Леша.

Едва приблизились, как из дома выскочила хозяйка, молодая, очень объемная, круглолицая девица. В ее руках играло полено, а глаза метали молнии:

- Явился! Небось, опять на бровях? Хотя у тебя и бровей-то нет. Трое? Естественно, на троих! А ну, касатики, убирайтесь отсюда, пока целы!

- Да подожди, Лешка, - жалобно пискнул леший, - трезвые мы. И гости у нас непростые.

- Знаю я твоих «непростых». Нет бы в дом, в дом! А то все из дома! А ведь что обещал гад! Хозяйкой сделать, хоромы подарить! Работников в услужение нанять. Вон твои хоромы! Вон твое хозяйство – одни сучья да трава. А среди помощников кроме филинов и сов что-то никого не вижу.

- Послушай, радость моя…

- Радость голодом не морят. Все травы, да ягоды. Диета, мол, нужна! Я от твоей диеты – кожа да кости! Просила курятины! Так ему, видите ли, нельзя, вера запрещает (леший не любит черных петухов. – прим. авт.).

- Лешка, - умолял муж, - протри глаза.

Жена лешего впервые внимательно всмотрелась в гостей, гнев прошел, она всплеснула руками.

- Как сразу-то не поняла? По одежде! Вы ведь из моего измерения? Прошу, дорогие гости, проходите в избу! Только не прибрано у меня, не обессудьте. С этим иродом разве что успеешь.

- Не волнуйтесь вы так, - успокоил ее Вячеслав.

Когда муж приблизился, Лешка заметила на нем серебряную цепь и вскричала:

- Понятно! Хотел позабавиться, да они тебя прищучили! Будешь теперь на цепи, как дворовая собака! А вы, ребята, проходите, сейчас стол накрою. Особых лакомств предложить не смогу, но, как говорится, что Бог послал…

Непривычно было слышать такую фразу из уст лешачихи. Однако друзьям показалось, что говорила она от чистого сердца. Вячеслав заглянул ей в мозг, блок там стоял, да как-то неумело. Из обрывков мыслей читалось, что все они направлены на то, как встретить и накормить гостей. Хорошо, если не хитрит…

Внутри избушка оказалась даже хуже, чем снаружи. Маленькое помещеньице, в углу печка, а посредине – дощатый стол. Лешка горестно развела руками:

- Вот и все мое богатство. А ведь такое плел, когда сватал! Садитесь, нет, нет, вот сюда. А то лавка старая, неровен час треснет, обломается. Муж-то мой – руки-крюки!

Лешка захлопотала по хозяйству, и вскоре перед гостями задымился чугунок с овсяной кашей. Разложила по тарелкам. Вячеслав опять подумал об опасности трапезы в незнакомом месте. Но Николай ободряюще кивнул и спокойно взял ложку. Леша опустил голову и беззвучно глотал кашу. Денисов снова «проверил» голову хозяйки, там повторялось одно и то же: «Землячки пожаловали!»

- Она действительно ИЗ НАШЕГО ИЗМЕРЕНИЯ?» - спросил себя Вячеслав, но без малейшего удивления. Удивляться он устал.

- Одна овсянка! – чуть не заплакала Лешка, - как докатилась до такой жизни?

- Можно подумать, раньше лучше жила, - осмелился подать голос муж, - а овсянка – вещь хорошая.

Для пущей убедительности он облизал деревянную ложку и от удовольствия крякнул:

- Как ты думаешь, хозяюшка моя, почему англичане умные и в футбол хорошо играют? Потому что едят одну овсянку. Она им все заменяет – супы, котлеты, макароны.

- Брось! – удивилась Лешка.

- Точно говорю! Два раза там был, как турист. Захожу в самый блатной ресторан, навороты – ужасные! А из блюд – одна овсянка. Посмотришь, вроде бифштекс несут, горячий, дымится. А оказывается…

- Что оказывается?

- Из овсянки он! Мясной – только с виду. Ничего, кроме овсянки не признают. И само название «Англия» знаешь, как переводится? Деревенщина неотесанная! Англия – значит страна овсянки.

- Бедные англичане! Я вот дальше своего села Кукуево не выезжала. И особо не огорчаюсь. Ехать туда, где одна овсянка... Ни в жизнь!

Лешка заохала, заахала, чуть не всплакнула о несчастных жителях Британских островов. Потом взяла ложку и так же принялась за овсянку. Единственное, что ее утешало – она тоже поумнеет и научится играть в футбол.

- А как вы с супругом познакомились? – поинтересовался Вячеслав.

- Была история, - ответила лешачиха. – Когда-то наше село гремело на всю Россию, даже песни о нем слагали. Потом не осталось ни села, ни песен, один лишь председатель, который стал называться по-иному: приватизатор. Жизни совсем не стало, есть нечего – почти как в Англии. Половина жителей дома распродали и подались в основном все - в город. Только и там мы чужие, свои без работы. И родственникам не больно нужны, помимо нас забот хватает. Я раздумывала, куда бы сбежать? Тут приглашает меня наш новый барин и говорит: так, мол, и так, будешь работать у меня в усадьбе, по дому прибираться, за хозяйством следить. С дуру согласилась, а оказывается нужна ему была для другого. Сами понимаете…

Вячеслав покачал головой: есть ведь любители таких необъятных женщин!

- Начал он ко мне приставать. Я – ни в какую, девушка честных правил! И он не отступает. Один раз навалился на меня, юбку задрал, да чуть было… Сами понимаете… Но и я не промах!

- Мы уже догадались, - улыбнулся Николай.

- …Оттолкнула его, схватила какую-то попавшуюся под руку палку, да начала лупить проклятого. Убежала! А потом поняла: не простит. Прикажет своим охранникам, и прибьют. И никто ничего не докажет.

Рядом с нашей деревней был большой лес, детворой туда еще бегали. Вот и решила там спрятаться. Иду среди деревьев, вдруг слышу – лай собак. Догадалась, барин по следу пошел. Ох, перепугалась!

И тут встречаю Лешу. Сидит голубчик на поваленном дереве, хитро улыбается… У, ты мой славный!

И в порыве нежности Лешка впервые поцеловала, приголубила муженька. Он сразу расцвел, словно никто его только что не ругал, а на шее не висела серебряная цепь.

- …Значит, улыбается и говорит: «Бежишь?». Отвечаю: «Бегу, да боюсь, догонят». Он мне: «Обязательно догонят!» Я заметалась, голову потеряла. А он хитро сощурился: «Замуж пойдешь, спасу». Я согласилась, в тот момент хоть за черта бы пошла! «Все! – сказал он, - дело сделано!» И собаки лаять перестали. Будто пропали. «Куда подевались?» - спрашиваю. «Убежали, невестушка, испугались и убежали! Больше уже не вернутся». А затем – вроде волчий вой, крики… «Что это?». «Ничего особенного, - отвечает Леша, - оборотни разорвали твоего барина, да и всего делов-то. Чего в лице переменилась? С буржуями следует самыми революционными методами расправляться».

Вячеслав и Николай переглянулись, никто из них никогда бы не подумал, что леший – такой революционер(?!). А толстая рассказчица продолжала:

- Испугалась я. Наотрез отказалась выходить замуж. Каких еще чудес ожидать от такого муженька?! Он – на колени. Уговаривал, обещал… Помнишь, что обещал? В другой мир увезти. Хозяйкой леса сделать… Увез! Теперь я такая крутая на весь лес!..

Леша опять уткнулся в стол, пристыженный словами жены. Лешка впервые поинтересовалась у гостей:

- А вас каким ветром занесло в наши края?

- Молчи! – вдруг забубнил муж.

- Почему? – удивилась лешачиха.

- Молчи! Они интересовались САМИМ…

- Кем?

- Какая тебе разница?! Интересовались не тем, кем надо.

- Во-первых, - сказал Вячеслав, - ни к кому мы особого интереса не проявляли. Я загадал загадку, ты ее не разгадал.

- Так это просто загадка? Вы не?..

- Нет! – протянул Николай. – Мы просто ищем выход из леса. Можешь назвать точные координаты твоих владений?

- Конечно! – подбоченился леший. – Я ученый товарищ. Находимся мы в районе Высоких Лесов, что на северо-востоке от владений братьев-кощеев.

Озадаченный таким «обстоятельным» ответом и непонятным молчанием Николая, Денисов решил уточнить:

- А до Арктиды далеко?

Лучше бы не спрашивал! Леший чуть под стол не залез, и постоянно кричал: «Чур меня, чур!»

- Что опять не так? – воскликнул Вячеслав.

- Обманщики! – надрывался Леша, - вы идете… вы идете на Север?!

- Даже если туда, то что?

- А вот что! – голос лешего вдруг сделался твердым и жестким. – В соседнем измерении, куда порой наведываюсь, могу пошалить с кем угодно – с королем, султаном, или поп-звездой. При случае, поиздеваюсь над любым мафиози. Но там я – шальной гость. Пшик! – и нет Леши. А здесь я живу постоянно. Даже названия обеих империй – Северной и Южной стараюсь лишний раз вслух не произносить.

- Какой пугливый! – процедила жена.

- Не пугливый! Мне есть что терять.

- И что? – подмигнул Вячеслав. – Избушку на курьих ножках?

- Прошу не путать: избушка на курьих ножках – у старухи-яги. А у меня – маленький благоустроенный домик на природе.

- Какой домик? – гневно переспросила Лешка.

- Оговорился. У меня жилье, требующее дополнительного благоустройства. И все же, я – хозяин целого участка леса. Чего здесь хочу, то и ворочу. А полезешь, куда не нужно… или подумаешь не то, что нужно… Лучше никуда не лезть и лишнего не думать.

- Представь, что мы туристы, - сказал Николай.

- Не представлю.

- Почему?

- Туристы идут прямыми тропками, а не через леса, где страшные лешаки суды творят.

- Мы и шли прямой тропкой, а потом случайно свернули не туда, и вот – здесь оказались.

- Правильно, что заглянули, - сказала Лешка, - а то и поговорить не с кем. Иногда заходят соседи лешие, все пьяницы и хвастуны.

- Ну, ты слишком! – обиделся хозяин.

- Пьяницы и хвастуны! И не спорь со мной. А вот чтобы такие люди!.. Явно с образованием… Жаль, угостить вас нечем.

- Так мы вас угостим, - из маленького рюкзачка Николая появилась бутылка весьма внушительных размеров. Хозяин крякнул от удовольствия, но при строгом взгляде жены в очередной раз присмирел, втянул голову в плечи. И вдруг суровая Лешка удивила всех. Она поднялась, принесла четыре деревянных кружки и сказала:

- За такую встречу грех не выпить! Муженек мой не дал вам рассказать… Так как сюда попали?

- Мы – путешественники по измерениям, - обтекаемо произнес Николай.

- Но люди из нашего с вами измерения не путешествуют! – удивилась Лешка.

- А мы – из нашего и из этого; скитаемся помаленьку, изучаем страны и города, времена и народы.

- Правильно я подумала: ученые!

- Давайте уж выпьем, - не выдержал хозяин.

Наполненными оказались только три стакана. Николай объяснил, почему у Вячеслава пустой.

- Ему управлять звездолетом. В космос собираемся.

- Ученый, да еще водила! – восхитилась Лешка, и грустно поглядела на Лешу.

Вячеслав смолчал, он опять подумал о том, что ситуацией здесь Николай владеет гораздо лучше. Ему и флаг в руки!

Традиционный тост «за знакомство» и – быстро опустевшие кружки. Леший содрогнулся, будто по телу пробежала дрожь, хозяйка произнесла только половину фразы: «Такого крепкого…», Николай опустил голову, на лице – никаких эмоций. Вячеслав ждал какого-то развития событий, а все словно замерло.

Леша «поплыл». На лисьей мордочке появилась улыбка, но не коварная, а дурашливая. Сначала он порывался ко второму стакану, потом, когда супруга популярно объяснила, что необходим перерыв, пустил слезу, углубился в философские рассуждения.

- Я вам так скажу… Что я вам скажу!.. Нет, вот этого не скажу…

Лешачиха глядела на него и укоризненно качала головой:

- Либо говори, либо замолкни.

- Выпьем по второй! – предложил Николай.

- А с ним как же? – кивнула на мужа Лешка.

- Нормально будет. Поверьте моему слову.

- Верю! – согласилась лешачиха, - потому что чувствую настоящего мужика.

- А я? – жалобно вопрошал Леша, - не мужик?

- Пей и молчи!

После второго стакана хозяин окончательно «ушел в прострацию», а проще – упал головой на стол и захрапел. Лешка продолжала вздыхать и жаловаться:

- Что мне с ним делать? Все болтал, будто чудо меня ждет! И в дом ничего не принесет, и в сексуальном плане… это уж, чудо из чудес, лох первостепенный. Только бегает, играет в загадки. А ведь не мальчик. Если верить ему, то уж двести лет прожил.

- Тяжело вам, - согласился Николай.

- Не то слово… Ребята, возьмите меня с собой?

- С собой? – изумился Вячеслав.

- Вот так бы мне полетать на этих самых звездолетах. Удивительно, наверное?.. Раньше жила в глухой маленькой деревне, теперь вот – новая тюрьма. Неужели так и проживу, ничего не увидев?

- Вырвитесь, - пообещал Николай.

- Возьмите! – не унималась лешачиха. – Буду помогать в дороге. Обед могу сварганить! Да и женщина еще хоть куда, - она поднялась, чтобы мужчины снова обозрели оглядеть ее необъятные телеса.

- Поможете выйти из леса? – поспешил сменить тему Вячеслав.

- Без проблем! – заявила Лешка, - сейчас свистну, и собутыльники мужа куда хочешь доставят.

- Вот спасибо.

- Так я с вами? – не унималась хозяйка.

Удивительно, но в мозгу толстой лешачихи Денисов прочитал надежду…

- А его куда денете? – Николай кивнул на Лешу, - пропадет он без вас.

- И то верно, - окончательно загрустила грозная супруга. – Только иначе я пропаду.

Леша продолжал мирно похрапывать, невдомек бедолаге, что его судьба решается.

- Он вас спас, - осторожно напомнил Вячеслав. – Жизней ваших врагов не пожалел.

- Глупость это! Не было никаких оборотней. Тот приватизатор и его прихвостни просто заблудились в лесу. Через день их нашли…

- Почему вы придумали историю про оборотней?

- Он придумал, и под шумок меня увез. А я, когда узнала про обман, все равно верила в сказку, - и глаза ее наполнились слезами.

- Значит так! – Николай вытащил из кармана две пилюли. – Если дадите ему вот эту, станет работать без устали, новый дом построит. А другую… Днем будете петь, ночью стонать и много лешачишек рожать. Ни на одну ночь покоя вам не видать.

- А обе нельзя?

- Нет. Либо работник, либо… Два этих качества сочетаются редко. Решайте.

- Давайте вторую, - сказала Лешка, - работягу найти можно, а хорошего мужика…

- Как проснется, в чае ее растворите, пусть выпьет.

- Спасибо. А я вам из леса помогу выбраться. Как и обещала.

Лешка вышла из избы. И тут как крикнула, как свистнула, что у Вячеслава и Николая уши заложило. Из-за деревьев к избушке подползали существа, чем-то напоминающие Лешу. Лешачиха приказала:

- Моих друзей доставить до границы леса!

- Обязательно - северной, - добавил Николай.

- Слышали? И чтобы с ветерком!

Два самых рослых леших подошли к путешественникам, сказали, чтобы те забирались им на спины.

- Спасибо, хозяюшка, - сказал Вячеслав, а Николай отвесил ей низкий поклон.

- И вам, господа ученые, спасибо, - также поклонилась лешачиха.

- Не забудьте снять с мужа серебряную цепь, - напомнил Николай.

- Ну, уж, нет! – закричала Лешка, - чтобы после этой таблетки куда-то отпустила его от себя?!.. Еще обернется зверем, или птицей – убежит, улетит!

Вячеслав и Николай влезли здоровякам на спины, и те понесли их непроходимыми чащами. Летели так быстро, что все перед глазами сливалось в единый зеленый лабиринт. Иногда в нем возникали какие-то «пробоины», «щели», но потом все снова затягивало зеленой полосой. В ушах раздавались постоянные свист и гиканье!..

Вячеславу стало казаться, что бег не закончится никогда, их с Николаем увезут туда, откуда уже никогда не выбраться и с помощью телепортации. И даже пытливый ум Николая не найдет выхода…

Он окликнул товарища, и в мозгу Денисова зазвучал его голос: «Я здесь! Ничего не опасайтесь!»

НИЧЕГО НЕ ОПАСАТЬСЯ!.. Однако зеленый вихрь окончательно закружил голову. Если бы не сила ларца, то Вячеслав, возможно, потерял бы сознание… Почти бессознательно он увидел, как зеленый мир раскалывается, как проплешины постепенно поглощают всю зелень.

Лешие остановились, Вячеслав и Николай спрыгнули на землю. Денисов быстро приходил в себя… Он смотрел на море и янтарный песок.

- Дальше нам нельзя, - сказали провожатые.

- Понимаем. Вы и так сделали больше, чем мы ожидали, - улыбнулся Николай.

Лешие продолжали переминаться с ноги на ногу:

- Отблагодарить бы надо.

- Конечно! – Николай протянул им вторую таблетку. – В кружку с чаем, и – по очереди.

Лешие схватили таблетку и растворились в чаще. Вячеслав удивленно спросил:

- Зачем вы им ее дали?

- Будут исправными работниками. Жены перестанут ворчать. Придут и в их дома покой и достаток.

Вячеслав заметил, что с его другом что-то происходит. Он еле шел, постоянно хватаясь за деревья.

- …Вино подействовало. Держался, а теперь вот… Я прилягу, отдохну. Никуда не отлучайтесь…

Николай упал под сосну, и через миг – уже спал. Вячеславу оставалось ждать его пробуждения и наблюдать за незнакомым миром: лесом – с одной стороны, плескавшимися волнами – с другой. Неужели за этим морем и раскинулась Великая империя арктов?

Царила тишина, казалось, никто и ничто не может нарушить ее. Однако нельзя поддаваться самообману. Николай просил не отходить. Вячеслав не нарушит его просьбу, он только подойдет к морю, омоет водой лицо.

И тут же вернется обратно…


ГЛАВА XVIII. Зло под полярной звездой

Яроссий посмотрел в большое круглое окно, и отпрянул, точно увидел там армию врагов, ставящих вполне конкретную цель: покончить с ним! Враги – повсюду, в соседних башнях дворца, в соседнем зале. Он уже не знает, кому доверять!

Иногда Яроссий задумывался: не развивается ли в нем мания преследования, чувство, свойственное неразвитым народам? Для аркта первичен интеллект. Сначала он анализирует, а затем, если потребуется, включает эмоции. Если потребуется…

ЧТО ОН УВИДЕЛ В ОКНО? Несколько круглых темных башен, у которых если и было что-то яркое – так это их золотые купола… Ничего такого, что могло бы нарушить спокойный ритм жизни. Здесь вообще НИКТО НЕ НАРУШАЕТ СПОКОЙСТВИЯ, поскольку традиции возведены в культ. Название страны, ее главных территорий, система управления, кастовость, словно застыли навечно и никогда не поменяются. В какой бы мир аркты не перемещались, они остаются арктами. Никто извне не влияет на них, потому что и сами они НЕ ХОТЯТ НИ НА КОГО ВЛИЯТЬ. Изначальная истина для них важнее любых нововведений.

Так чего он испугался? Неужели некоторой «мрачности» зданий?..

Кто-то полагает, что от изобилия темных цветов увядает радость жизни. Но аркты всегда считали по-другому… Иначе и быть не может. Север отличается скупостью красок, не слишком балует разнообразием растительности, пугает холодом, утомляет бесперспективностью ожидания лета. Природа всегда проявляется в архитектуре и характерах северян - зачастую малоразговорчивых, замкнутых в себе.

Жители Арктиды - не исключение, правда, им не надо спасаться от вечных льдов, поскольку давным-давно научились подогревать искусственные каналы и внутренние моря, ровно, как и менять розу ветров, предотвращая потопы и землетрясения. Прекрасно НЕ ОЩУЩАТЬ ХОЛОДА, но… арктам не знакомо и горячее лето. В их владениях в основном царил апрель.

Яроссию передали, что его ждут на Большом Совете. Сообщение принесло облегчение (текущие дела оторвут от преследующих его страхов) и… окатило новой волной тревоги. Надо оправдываться, объяснять свои поступки. А вдруг ему не поверят?

Правильно сказал советник из Атлантии: «Вы не должны опасаться Большого Совета, его члены должны дрожать перед вами». Как ЗАСТАВИТЬ ДРОЖАТЬ?!.. Пойти на открытый конфликт? У Яроссия нет пока на это сил. И потом его не поймут в самой Арктиде. Здесь различные ветви управления не конфликтуют, а договариваются. Опять же – традиция!

Он шел по залам своего дворца и везде видел следы ТРАДИЦИИ. Круглые комнаты с традиционной мебелью, дизайн которой чуть-чуть меняется со временем, те же костюмы – плащи, под которыми шерстяные костюмы, брюки, заправленные в низкие, чуть выше щиколоток сапоги. Изменялись только узоры на плащах, в основном у женщин; женщина всегда стремится ощущать себя внешне прекрасной, независимо от того, на каком уровне развития находится цивилизация. Те же и одеянья воинов – шлемы, легкие кольчуги из металлических сплавов, спасающие практически от любого оружия. Разве что сами кольчуги стали еще прочнее. Ну, а ученые мужи и дамы - в своих «вечных» длинных балахонах и маленьких шапочках.

О чем говорить, если даже перебравшись сюда из измерения иллюзий, аркты основали империю на той же самой территории (по предположениям ученых Арктида находилась в районе сегодняшних Новосибирских островов, острова Врангеля, архипелага Шпицбергена, островов Земли Франца Иосифа и Северная Земля, Канадского архипелага. Все эти места – остатки большой древней материковой суши. – прим. авт.).

Неожиданно ТРАДИЦИЯ, о которой еще некоторое время назад Яроссий думал, как о спасительнице, не позволяющей подданным восстать против монарха, вдруг превратилась в карающий бич. И бич этот словно прошелся по спине Яроссия. ОН ПЕРВЫМ ЕЕ НАРУШИЛ! У НЕГО НЕТ ПРАВ НА ТРОН, НО ОН ЕГО ЗАНИМАЕТ.

Будто что-то взорвалось внутри! Нынешний правитель для арктов – временщик. Сколько бы он не приносил добра империи… ПРОКЛЯТАЯ ТРАДИЦИЯ!

Он услышал позади себя приветливое:

- Светлого дня Правителю.

Ласковая речь лилась из уст Маура – парита-перебежчика из Атлантии, того самого, который стал теперь первым советником Яроссия. Правитель пошел на этот шаг вопреки воле подавляющего большинства приближенных. Маур утверждал, что он тоже аркт, и остался таковым по своим убеждениям. Однако зеленоватый цвет кожи и слегка квадратная форма головы заставляли усомниться, что в нем так уж много от основателей Северной империи.

- Светлого дня, - механически ответил Яроссий.

Маур послал сигнал с нижайшей просьбой перейти на мысленное общение, Яроссий согласился.

- День может быть не таким светлым, - осторожно заметил Маур.

- Да, да. В Совете не особенно любят своего правителя. Они нарушают традицию – уважение к тому, кто во главе Арктиды. Если так пойдет дальше, мои слова не будут стоить ничего. Для чего тогда империи глава?

- Удивительно точное замечание, - произнес парит.

- Но вопреки еще одной традиции – добровольному отречению монарха, если его личность не соответствует задачам Арктиды, я не уйду. Я ничего не нарушил, я всегда работал во благо империи.

- И только недалекие сомневаются в этом, - послушно склонился Маур. – Однако вам надлежит решить главную задачу.

- Да, я ДОЛЖЕН ЕЕ РЕШИТЬ. И монарх, и члены Совета работают вместе. Их цель – едина.

- Конечно, Правитель.

- Я постараюсь их убедить.

- Другого пути нет.

Последняя реплика Маура подействовала на Яроссия так, будто в лицо ему плеснули кипятком. Что хочет сказать зеленокожий? Напоминает о Бреаборе?..

- …В противном случае они открыто продемонстрируют, что вы не пользуетесь даже небольшой толикой доверия, - продолжал парит. – Просьба правителя равносильна приказу. В Атлантии - так.

- Не напоминайте об этой ужасной стране. Кстати, для вас в первую очередь. Изгнать такого человека!

- Я верно служил Атлантии, - вздохнул Маур, - и прощаю ее вождям нанесенную обиду. Мне вообще свойственно прощать… Атлантия – зло! Как человек, в жилах которого течет кровь не только паритов, но и северян, я не в силах был с этим злом мириться. Я лишь хотел сказать, что в любой, самой страшной системе можно найти рациональное зерно.

- В Арктиде придерживаются иного мнения: не искать полезного во зле.

- Правильно! – поспешил с ответом Маур, - если мы говорим о нравственных принципах. Аркт никогда не решится, например, на убийство (Яроссий вздрогнул!), здесь же – обычные вопросы тактики управления.

- Согласен.

- Они ни во что не ставят меня, вашего советника. Иногда просто выказывают презрение, - Маур не жаловался, не порицал кого-либо, он говорил с сожалением, словно добрый учитель о нашкодивших учениках. - Значит, они презирают и вас.

Бледное лицо Яроссия сделалось совсем белым. Парит умело находил болевые точки и у такого умнейшего человека.

- Об этом после! – резко бросил правитель Арктиды.

- Конечно, конечно. И еще…

- Говорите!

- У вас встреча с Советом. Разрешите вернуться к данному вопросу после?

- Раз начали, продолжайте.

- Дело касается принца Славия.

- Мой сын пропал. Есть предположение, что его похитили и убили. До сих пор не могу понять: кто и зачем решился на подобное злодеяние?

- До меня дошел слух, будто он жив и нашелся.

- Как?

- Его спрятали в параллельном мире.

- Вы имеете в виду измерение иллюзий? Такого быть не может.

- Вы всегда и во всем правы, Правитель. Должно быть, мои сведения не верны.

- Подождите! Кто вам сказал?

- Мой язык не дерзнет назвать имена болтунов.

- Видите ли, - Яроссий будто подбирал фразы, - я искал сына долгие годы. Любые сведения о нем бесценны. Так что, повторяю свой вопрос.

Парит учтиво развел руки - символ раболепия в Атлантии и молчаливо выстрелил глазами:

- С тех пор, как я служу Арктиде, любые данные, которые удается перехватить у наших врагов, использую на благо Правителя Яроссия…

- Хотите сказать, что эта информация из Атлантии?

- Оттуда, Правитель.

- Что ж, - задумался Яроссий, - ей можно верить. Разведка там исключительная.

Властитель знал, о чем говорил. Однажды он уже прибегал к ее услугам. Но старался об этом не вспоминать. Разведчики тогда погибли на территории самой Арктиды, к счастью не осталось никаких следов и намеков на их контакты с Яроссием.

- Продолжайте, Маур!

- Раз вы приказываете… Так вот они сообщили, будто сейчас принц Славий – в нашем измерении.

- Почему же он не приходит ко мне, к отцу?

- Разве молодежь поймешь! Однако думаю, что все это – слухи. Как и разговоры насчет ларца…

- Какого ларца?

- Правитель, вас уже ждут…

- Не тот ли самый ларец? – Яроссий чуть не заговорил вслух.

- Нет, что вы! Реликвия Рода здесь не причем.

- Значит, речь о ней. Принц получил ее?

- Лично я не верю!

- Меня не интересует, верите ли вы? Что вы узнали?!

- Видите ли, Правитель…

- Можете не продолжать!

Яроссий резко развернулся и направился в соседний зал, где его уже ждали члены Совета. Предстояло выдержать битву. И, как назло, ко всем проблемам прибавилась новая – принц Славий нашелся! Он находится в этом измерении, и у него ларец, где скрыта невиданная энергия. Если бы Яроссий получил ту энергию!

С принцем он разберется, тем более что разведка правителя Арктиды не уступает разведке Атлантии. Цель будет объявлена самая благородная: привести в столицу наследника престола, которого искали с самого рождения. А потом его объявят самозванцем! И пока будут спорить, выяснять, произойдет вторая катастрофа. Вслед за Бреаборой уйдет и ее сын… ЕЕ сын!

Свои отношения бывшая правительница держала в тайне. Не исключено, что родной отец и помогает Славию. Выяснить бы, кто истинный отец принца? Через него отыскать и отпрыска. Но людям из разведки не скажешь об измене Бреаборы. Во-первых, произойдет невиданный скандал, самого же обвинителя обвинят во лжи. Но главное не в этом. Получается, Яроссий никоим образом не связан с кланом Бреаборы. Неудачливый муж не может считаться правителем. Так можно еще быстрее потерять трон. Нет, действовать надо хитрее…

Если снова подключить к поискам Славия людей Маура? С ними легче сговориться. Но опасно, вдруг кто-то прознает о связях Яроссия с паритами?

Это все будет потом! Сейчас – ВЫИГРАТЬ БИТВУ В СОВЕТЕ!

Понять причину предстоящего сражения Яроссия с членами Совета не сложно. Арктида, как государство, состояла из четырех основных областей, на стыке которых в районе Северного полюса находилась столица империи с одноименным названием - Полюс. В соответствии с традицией именовались провинции островами (подробно об этом см. Материалы Северной традиции, карты Меркатора и др. документы. – прим. авт.), хотя включали в себя также и материковые территории.

Золотой Остров является красивейшим местом с точки зрения архитектуры: над проектом каждого здания работал гениальный зодчий, и не менее гениальный художник создавал необыкновенное убранство в виде роскошной резьбы и ярчайших фресок. Дома здесь утопают в зелени садов; любуясь их совершенством, забываешь об их искусственном происхождении. Над кольцеобразными улицами городов часто вспыхивают фейерверки, разрисовывая небо огненными узорами. Яркие фонарики возникают словно ниоткуда, и они могут гореть месяцы, превращая долгую полярную ночь в череду блистающих дней. Влюбленные, как правило, встречаются в вышине неба. Надев костюмы с вмонтированными в них летательными аппаратами, они превращаются в подобие птиц, путешествуют над парками, каналами, потом останавливаются на вершине какой-нибудь скалы и через специальные очки-телескопы любуются своей сказочной родиной. Золотой остров считается главным производственным центром, машины и роботы создают все необходимое для существования империи. Создают ровно столько, сколько она сможет переработать. Понятие «избыток», и связанная с ним - «роскошь» тут просто не существуют.

Второй остров – Белый: городов гораздо меньше, в лесах, долинах ведутся сражения, боевые игры; всюду проносятся огненные смерчи, зажигая большие куски территорий. Но огонь их щадит, быстро гаснет, не принося особого вреда живому.

Новые вспышки! На сей раз огонь устремляется ввысь, сверкает в небесах, специальные люди-воины образовывают несколько «колец», но вот кольца «рассыпаются», каждый из бойцов «просвечивает» свой участок, не позволяя проникнуть сюда даже маленькому зверьку. Аркты с удовольствием бы отказались от этих игр. Да пока не могут…

Следующий остров – Великий – самое тихое место на земле, где вообще нет городов, местность в основном холмистая, на холмах раскиданы златоглавые храмы и белокаменные монастыри, там смиренно молятся монахи, и далеко-далеко по лугам и долинам разносятся чудные Божественные песнопения. Здесь наследники деяний древних жрецов на основе познаний Истин Творца и традиций Арктиды охраняют от разрушения нравственные устои Империи.

И, наконец, Тайный остров. Тут проводятся самые необычные проекты по исследованию космоса, контактам с инопланетянами, изучается жизнь в соседних измерениях. Тайный остров имеет особый статус, весьма условно подчиняется правителю Арктиды, многие исследования остаются засекреченными даже для него. И это тоже - часть традиций. Считается, что одному человеку, пусть даже правителю, нельзя контролировать все и вся, иначе власть его станет неограниченной, и появится соблазн превратиться в земное божество, в нового фараона с соответствующими последствиями. Так продолжалось многие тысячелетия. И вот теперь Яроссий решил поменять ситуацию, взять все разработки Тайного острова под свой полный контроль.

Официальная версия правителя заключалась в нависшей над Арктидой двойной опасности. Во-первых, ухудшились отношения с Атлантией, есть точные данные, что южане ведут серьезную подготовку к войне с Северной империей. Во-вторых, в измерении иллюзий сложилась обстановка, близкая к глобальной ядерной катастрофе. Следует усилить контроль над тамошней ситуацией. Для всего этого необходим полный союз Правителя Арктиды и ученых. Все серьезные исследования должны быть объединены в одних руках.

А неофициально?.. Яроссия продолжал преследовать страх. Бреабора словно и не погибала, а была рядом с убийцей-мужем. Возникала в самый неожиданный момент где угодно и когда угодно. По прошествии времени ее визиты лишь участились, она будто напоминала, что не оставит убийцу в покое…

Он видел ее глаза с горящим в них страшным немым укором! Видел их то в спальне, то в трапезной, то во время серьезных заседаний. Они появлялись утром, днем, поздним вечером… Бреабора не исчезала, как бы Яроссий не гнал ее, не умолял оставить его в покое! Она уходила, когда САМА ЖЕЛАЛА ЭТОГО. Нынешнему правителю оставалось покорно принимать визиты призрака…

Во время этих визитов Яроссий внутренне горел, кричал, что Бреабора виновата сама, что изменяла ему, а ее ребенок – плод греха падшей женщины. Утверждал, что всегда любил свою повелительницу, а она играла его чувствами. Он доходил до того, что сам требовал от нее извинения. Бреабора смотрела и МОЛЧАЛА!..

Лучше бы она хоть что-то ответила! Взгляд уничтожал! А когда она все-таки растворялась в неизвестной мгле, Яроссию слышался шепот… Шептали мебель, кровать, окна, шептала каждая вещь в его дворце: «Ты убил жену!.. Убил Правительницу!..»

Мозг будто плавился, Яроссий на некоторое время терял над собой контроль. Внешне это проявлялось в растерянности и отрешенности, он слушал собеседника и не слышал его. Он старался скрыть свое смятение, часто удавалось, но иногда на лице возникала гримаса боли. Однажды его спросили о самочувствии. Яроссию пришлось оправдываться, что абсолютно здоров, просто мысли его заняты проблемами империи.

Но едва он так сказал, глаза Бреаборы засверкали перед ним, точно яркие халцедоны. Все остальное исчезло, растворилось в ЕЕ ГЛАЗАХ!

Как он тогда выдержал пытку?

Яроссий обожал эффектное появление, словно подчеркивая собственную значимость. Объяснение было обычным: правитель олицетворяет власть. Вот и сейчас его сверкающий алмазами трон медленно опустился перед членами Совета. И сразу он почувствовал злость: как же так, никто не отреагировал на него должным образом?..

Членов Совета было двенадцать, шесть мужчин и шесть женщин. Каждого Яроссий знал, как облупленного. Все они – люди вменяемые, жаль, конечно, что нельзя заглянуть им в мысли, любой аркт никогда не позволит этого.

Яроссий обвел взглядом собравшихся в тронном зале. Уловить хотя бы один импульс в их настроении! Увы, на каждом лице – своя загадочная маска. Сотни тысяч лет аркты такие, не переделаешь! Пожалуй, лишь после смешения со славянами их мимика немного ожила. Да и то у небольшой части…

По традиции говорить первому надлежало правителю. И опять: как выстроить цепь логических аргументов? Как их убедить? А убедить надо! Без одобрения Совета его предложение нельзя воплотить в жизнь.

Впрочем, Яроссий слыл отменным оратором!

Он кратко коснулся истории вопроса, как обычно отдал дань традиции. Да, Тайный остров независим в исследованиях и даже, если требуют обстоятельства, хранит их в тайне от высшего руководства. Однако традиции – не догмы. Они развивались, шла их подпитка жизненными соками постоянного опыта. И вот теперь опыт показывает, что пора несколько изменить ситуацию.

- Правитель! – обратился к нему член Совета Василиск. – Вы сказали о некотором изменении ситуации. А поменять ее хотите кардинально. Ваше предложение противоречит традициям, как никакое другое. Исследователи работают на Тайном острове под контролем ученого братства, но, прежде всего, под самоконтролем. Отменить его – посягнуть на свободу творения.

- Кто на нее посягает? Я лишь говорю, что верховная власть Арктиды не будет изолирована от процессов созидания, направит свою энергию на нужды империи. Рассматривайте мое предложение не как желание контроля над умами, а как желание союза! И плодотворного коллективного созидания.

- Разве возможно коллективное созидание? – спросил Василиск. – Способность созидать – великий дар Творца каждому своему творению.

Яроссий понял: вот кто станет его первым противником! Но тут слово взяла Любава – самый молодой член Совета, происходила она из касты воинов.

- Вы сказали, Правитель, об обострении отношений с Атлантией. Однако ваш личный советник Маур – из презренного племени паритов. Многие воины Арктиды оскорблены подобным назначением. Они открыто не осуждают Яроссия, в Арктиде это не принято. Но лично я не смогу поддержать вас. Когда уши слышат одно, а глаза видят другое…

- Маура изгнали из Атлантии. Я пригласил его для того, чтобы лучше узнать многие тайны вражеской страны, - возразил Яроссий. Только, похоже, Любава не вняла его оправданиям.

Затем два пожилых члена Совета поддержали Яроссия. Завязалась многочасовая дискуссия. Мнения разделились. По традиции перед голосованием Яроссию предлагалось выступить с заключительным словом. Он скажет! И это будет лучшая речь в его жизни!

И вдруг… снова ГЛАЗА БРЕАБОРЫ. Пожалуй, никогда еще ее взгляд не был так СТРАШЕН. Яроссий пот прошиб, у него отнялся язык…

Потребовалось некоторое время, чтобы он пришел в себя. ГЛАЗА ИСЧЕЗЛИ, Яроссий наконец-то смог приступить. Но голос его дрожал, фразы казались бессвязными, он едва закончил. И сразу покинул зал.

Теперь оставалось ждать решения Совета. И оно оказалось не в пользу правителя. Его предложение отвергли. По верховной власти нанесен новый удар. Надо что-то срочно предпринять!

Он решил посоветоваться с Мауром.

- Вы уже слышали? – спросил Яроссий.

- Да, Правитель, - грустно вымолвил Маур. – Люди везде одинаковы – и в Арктиде, и в Атлантии. Тех, кто заботится о благе страны, не ценят.

Яроссий был слишком умен, чтобы не понять лесть. Но он ее принял…

- Они бросили мне вызов. Я должен ответить.

- Безусловно, Правитель.

- И они не станут сидеть сложа руки. Этот принц Славий… Так называемый принц Славий… Не удивлюсь, если перед нами – самозванец, которого специально запустили в Арктиду, чтобы окончательно внести раздор и оспорить мое право на трон.

- Кто бы сомневался.

- Я даже не исключаю, что самозванец каким-то образом завладел ларцом.

- Так оно и получилось.

- Вы это выяснили, мой друг?!

- По моим сведениям ларец спрятан в измерении иллюзий.

- Как так?

- Что вас удивляет, Правитель?

- Сколько всего крутится вокруг измерения иллюзий! Самое… презираемое измерение, и вдруг…

- Вы гораздо мудрее меня, вам знакома история. Много странностей и чудес происходят в местах, которые мир вроде бы давно отверг.

Яроссий согласно кивнул, можно презирать измерение иллюзий, но ведь первоначально атркты вышли именно оттуда. Там их история начиналась, там и… продолжается?

- А отыскать тот ларец возможно?

- Разве существует что-то невозможное для правителя Арктиды?

- Понятно… - Яроссий ощутил некоторое раздражение от пустословия. – Как добыть ларец?

Парит опустил свою квадратную голову, от его ответа зависело многое. Он был осведомлен, что заполучить ларец – зеркальная мечта Яроссия. Самому правителю Арктиды Белые альвы никогда бы не отдали реликвию Рода. Для них нет секретов, они, в отличие от местных ротозеев, осведомлены, каким образом Яроссий стал властителем. Ларец отдали настоящему принцу. И он уже здесь! Если об этом знают в Атлантии, то наверняка знает и Яроссий. Но умело играет роль незнайки. Коварный тип! Ему бы родиться в Атлантии.

Насколько далеко он готов зайти в своем стремлении завладеть ларцом? Убить сына?.. Если это его сын... Предать свою страну?.. По идее, каждый аркт, как и парит, не забывает о своем кровном единении с соплеменниками. И будет держаться за это единение до скончания веков.

А Яроссий?..

Внезапно у парита промелькнула другая мысль: а не переоценивает ли он возможности Яроссия? Удивление правителя Арктиды, когда он услышал о том, что Славий в этом измерении, казалось искренним. Нет, об искренности здесь говорить не приходится. Дело в ином: насколько Яроссий доверяет людям из своей разведки? И насколько они доверяют ему? Вдруг настоящего доверия как раз и нет?..

Судя по всему, так и есть. Не случайно правитель назначил парита своим помощником, не случайно заинтересовался принципами управления в Южной империи и черной магией. Он протянул Мауру руку дружбы, поскольку понял, что от многих «своих» ее не дождаться. И более всего он опасается нового расследования всех обстоятельств смерти Бреаборы. Яроссий БОИТСЯ!.. Опытный Маур это чувствовал.

И парит сказал себе: «Стоит рискнуть!» А затем улыбнулся, униженно и заискивающе:

- Если бы я посмел предложить вам обратиться к новым союзникам?..

На слове «союзники» он сделал особое ударение. Яроссий с любопытством посмотрел на парита:

- Союзники мне нужны. Когда они действительно союзники.

- Это те, кто поможет вам найти принца… простите, самозванца, выдающего себя за принца.

- Кто они? Маги Атлантии?

- Нет, Правитель. Вы прекрасно осведомлены, что с тамошними магами я не в ладах.

- Разве где-нибудь еще есть ДОСТОЙНАЯ РАЗВЕДКА?

- Да. Только вот боюсь…

- Выкладывайте!

- Не все к этим существам относятся позитивно. Далеко не все!

- Выходит, они заслужили эту нелюбовь.

- Еще как заслужили! Они – самые гнусные твари на свете. Но именно они смогут ПОМОЧЬ вам.

Яроссий задумался. Для его дела хороших людей не сыщешь. Когда шатается трон, можно решиться и на сделку с дьяволом. Маур уловил его настроение:

- Речь идет о существах тьмы.

Кровь ударила Яроссию в голову. Вот каковы знакомства у верного помощника! Впрочем, ЕСЛИ ОНИ ОКАЖУТ НУЖНОЕ СОДЕЙСТВИЕ…

- Я подумаю, - сказал правитель Арктиды.

- А вдруг самозванец уже близко? – жалобно заныл Маур.

Яроссий обвел взглядом тронный зал. Каждая вещь тут, даже самая маленькая, была ему безумно дорога, ведь она олицетворяла ЕГО ВЛАСТЬ! И его хотят всего этого лишить?

Не выйдет! Власть он забрал надолго! Перемрут его недруги, а Яроссий останется на троне. Нужно лишь отыскать принца и выяснить, где он спрятал реликвию Рода?

Маур терпеливо ожидал ответа. И получил его:

- Вы правы, времени нет.

Парит еще более согнулся, на губах появилась подобострастная улыбка:

- Разрешите организовать встречу?

- Разрешаю.

- Когда пожелаете?

- Я уже ответил.

- Понятно, понятно!

- Только встречаться будем не здесь. Разведка арктов – всевидящая.

- Желание Правителя – закон! Мы не навестим их?

- Чтобы я?.. К ним?..

- Как же быть? – озадаченно потер лоб Маур. – Остается нейтральная территория.

- Это приемлемо.

С каким удовольствием Яроссий послал бы на ту встречу одного Маура. Но нет! Он не доверял никому. Тем более, Мауру.

- Для того, чтобы я переговорил о встрече, придется прибегнуть к черной магии, - засуетился парит.

- Действуйте.

Маур торжествовал, Яроссий все больше и больше запутывался в его сетях. Правитель Арктиды вряд ли заподозрит, что парит не собирается содействовать объединению усилий Яроссия и существ тьмы в поисках принца. Наоборот, он столкнет две эти силы.

Зло, которого всегда остерегались аркты, постепенно расправляло гигантские крылья в самом центре Полюса, прямо под Полярной звездой.


ГЛАВА XIX. Состязание лицемеров

Комната, где находились Яроссий и Маур, относилась к личной резиденции правителя Арктиды. Вход кому-либо сюда был запрещен. Считалось, что именно здесь Яроссий, припав к стопам Бога с молитвами о своей земле и со смиренной просьбой открыть ее будущность, получает важную информацию из Космоса. Если бы кто-нибудь мог только предположить, что по просьбе правителя его советник Маур обращается за помощью к несколько иным силам.

Парит находился в специально очерченном круге, по краям которого – повернутые вниз свечи. Их пламя было единственным освещением, что слегка рассеивало господство черноты. Некоторое время Маур сидел неподвижно. Но вот его руки взметнулись вверх, он тихонько завыл, потом что-то забормотал. И снова застыл, точно изваяние…

Еще некоторое время он напоминал статую. И вдруг Яроссий увидел, как Маур словно раздвоился. Один парит остался в том же неподвижном состоянии, второй отделился от него, поднялся в воздух и… со свистом устремился вниз, прошел сквозь пол, растворившись в неизвестности. Яроссию оставалось ждать, когда обе части слуги снова соединятся, и он обо всем сообщит своему повелителю.

Маур пронзил земную твердь, словно та была мягче ваты, и продолжал опускаться все дальше. Вскоре он увидел разветвленную сеть подземных ходов, по которым шныряли темные фигуры. Они носились как угорелые, что-то, шипя, сообщали друг другу, лишь глазки на едва различимых лицах вспыхивали желтыми огоньками. У парита невольно возникла ассоциация с гарсами (в соседнем измерении гарсы – те же крысы, только больших размеров, у них – очень острые зубы; эти твари опасны для всего живого, нападают скопом, и рвут плоть до тех пор, пока не оставляют обглоданный скелет. В Арктиде все гарсы уничтожены, зато подземный мир - любимая среда их обитания. – прим. авт.).

Вторая часть Маура быстро нашла нужный тоннель. Здесь, в выдолбленной в стене нише, сидело здоровенное существо. Появление Маура радости у него не вызвало. Желтые огоньки недобро сверкнули, так встречают нежеланного гостя.

- Зачем пришел? – спросил хозяин.

- Нашли принца? – спросил парит, ничуть не смущенный холодным приемом.

- Нашли, но опять упустили, - проворчало существо.

- Ему удалось уйти?

- Он необычайно ловок и силен.

- Неужели даже вашей силы оказалось недостаточно, мой друг?

- Выходит, не достаточно! – злобно зашипело гигантское существо. – И у него нашлись почитатели.

- Это кто же?

- За ним велась настоящая охота. И эти клятые воины-лесбиянки…

- Амаззы?

- Они самые! И язычники со своими луками. Все появились в одно время. А он возьми, да исчезни.

«Он точно обладает силой ларца!»

- И вы не представляете, где он сейчас? – прикинулся простачком Маур.

- Уже где-то здесь! – прорычал гигант, - в этом измерении. Мы его найдем.

Болтливость собеседника нравилась париту. Тот открывал все свои секреты. Недаром обитатели подземных лабиринтов считались низшими существами. В Арктиде их презирали за низменные качества души, в Атлантии – за тупость. Маур буквально ощущал дикое желание своего собеседника захватить ларец и воспользоваться его энергией.

Пора перейти к генеральному плану: якобы объединить усилия Яроссия и существ тьмы в поисках принца, а на самом деле столкнуть их; любые договора с подземными тварями бессмысленны, они вон и Атлантию неоднократно подводили. А когда в Арктиде прознают про новые, специфические «связи» правителя, возникнет сумятица, а, возможно, и дальнейший раскол, ведь Яроссий при любых обстоятельствах будет биться за трон до последнего! А тем временем можно надеяться, что удастся определить местонахождение Славия, захватить его и доставить в Атлантию. Принц станет отличной разменной монетой для соотечественников Маура в их игре с империей Севера.

Разную «мелочь» - типа амаззов, язычников парит в расчет не принимал. В его мире – только две реальные силы.

- Я хотел бы предложить сделку, мой друг, - ласково произнес Маур.

- Валяй!

- Я организую вам встречу с правителем Арктиды…

Гигант так ударил по стене, что она задрожала. Его буквально переполняли эмоции – страх, ненависть, раздражение. Ручища непроизвольно потянулась к париту, но он вовремя вспомнил: перед ним не живое существо, а бестелесная оболочка. Тем не менее, угроза в шипящем голосе слышалась нешуточная:

- Да я тебя!..

- Друг мой! – воскликнул парит, - зачем вы так? Именно я в свое время подбросил вам идею насчет принца Славия.

- Подбросил. И что?

- Если бы вы дослушали до конца…

- На кой мне слушать! Аркты хотят нас как гарсов…

- Раньше! Это было раньше!

- Хочешь сказать, что теперь они нам откроют объятия? И впустят на территорию своей страны?

- Пока еще нет. Но ситуация меняется. В Арктиде новый правитель…

- Знаю. Раньше были бабы, сейчас – мужик. Только какой же он новый?

- Новый по взглядам. Он склоняется не к замкнутости своей территории, а к широкому культурному обмену между народами, расами.

- Правильно, - гулко захохотал гигант, - мы должны культурно обмениваться с арктами.

Видимо, от удовольствия он испортил воздух; окружающее пространство настолько пропиталось вонью, что впору было надевать защитную маску.

Отсмеявшись, гигант спросил:

- И мы сможем гостить в их городах?

- Безусловно.

- Жрать в их ресторанах?

- Надеюсь.

- Иметь их девчонок?

- Женщины Арктиды не против секса.

- Класс! Мы тут из измерения иллюзий привезли кое-какой музон. Рэп называется. Пусть и аркты побалдеют. Во, послушай, кореш!

Подземную пещеру оглушили звуки дикой музыки. Гигант вскочил, задрыгал конечностями в такт бешеным ритмам. Тут же появились еще несколько существ тьмы, которые вторили своему предводителю. Одно даже запело:

«Я – существо неизвестного рода,
Но вышел зато из простого народа,
Я - не отстойник, не гопник, не гей,
Я – самый классный на свете диджей.
Я обожаю тянуть наркоту,
А после сидеть и глядеть в пустоту.
Улетные телки летите скорей!
Вас отдерет сейчас супер-диджей!»

Гигант остановил музыку и грозно бросил собратьям:

- Пошли вон! Вас никто не звал!

Те мгновенно исчезли, гигант продолжал допрос Маура:

- И что нужно, чтобы города арктов засрать… то есть заселить? Оговорился, блин! Что нужно для установления обмена?

- Прежде всего, встретиться с Яроссием.

- А он согласится?

- Иначе бы я не появился тут.

- Да, ты хрен еще тот! Ничего просто так не делаешь.

- Милый друг, все ради вашего блага.

- Валяй! Так что там ради моего блага?

- Нужно обсудить с Правителем Яроссием, как совместными усилиями отыскать принца.

- Мы и без посторонней помощи его найдем.

- Но так будет быстрее.

В желтых глазах гиганта заиграло подозрение, в шипении прозвучала скрытая угроза:

- Темнишь! Ты ведь в свое время нанимал нас работать на Атлантию?

- Разве вам не доводилось работать сразу на нескольких хозяев? Да еще враждующих друг с другом? – лукаво поинтересовался парит.

- И ты тоже пошел по нашему пути?

- Свой путь мы выбираем сами, - неопределенно ответил Маур.

- Хозяева слишком уж крутые, - помолчав, сказал гигант.

- Никак испугались, мой друг? – парит состроил удивленное лицо и несколько раз всплеснул руками.

- Чихал я на любую опасность, - огрызнулся вожак из подземного мира. Однако именно в этом Маур не был уверен. Он ИСПУГАЛСЯ! Да еще как!.. Кинуть вождей обеих империй?.. Добром подобное не закончится! Парит поспешил успокоить собеседника:

- Окажите Яроссию маленькую услугу, и обретете друга на всю жизнь.

Глазищи гиганта сверкали и вращались, очевидно, он прикидывал, взвешивал разные варианты. И вот раздалось знакомое шипение:

- Если водишь меня за нос?!.. Отыщем везде, даже на Полюсе!

Это была самая страшная угроза. Особенно в столице Арктиды никогда, ни при каких обстоятельствах не появилось бы существо тьмы, его сразу бы уничтожили, сожгли огнем. Раз гигант предупреждал, чтобы Маур не обольщался и даже там не искал спасения, мстить он при случае собирается жестоко.

- Хорошо, хорошо, - невинно улыбнулся Маур.

Если парит осуществит задуманное, Атлантия наградит его по заслугам. Он получит высшую степень защиты. Для него угрозы существа тьмы, пусть местного вожака, – детский лепет.

- Мы отправимся в Арктиду? – спросил гигант.

- Мой друг, вы же понимаете, в настоящее время… Невозможно.

- Он прибудет сюда?

- И это затруднительно.

- Мои апартаменты не слишком пригодны для него.

- Ваш подземный дворец достоин восхищения!

- Здесь можно клево побалдеть!

- Нужна нейтральная территория.

- Называй место.

- К югу от Арктиды начинаются леса. Если там?

- Почему бы и нет?

- С вашего разрешения, мой друг, я подберу в одном из этих районов подходящее для будущей встречи место.

- А почему все ты да ты? Слишком борзый?

- Я знаю вкусы правителя. Место должно быть скромное, неприметное и очень эстетичное. Сэкономим время. И ваше, и Яроссия.

- Ладно, шустрик, действуй.

- А музыка ваша мне понравилась, - искренне произнес Маур. – Как бы я хотел, чтобы она стала популярной в Арктиде. С песен все и начинается.

- Отпадная вещичка, - согласился гигант. – От измерения иллюзий просто тащюсь! Там не только музыку, но и столько интересных и новых слов для себя нашел. Аркты, говорят, оттуда соскочили. А я бы перебрался!

- Не сомневаюсь, - закивал Маур. – А теперь, мой друг, я ухожу.

- Давай, - махнул ручищей гигант.

Вторая часть парита медленно поднялась в воздух. Снова бесконечные лабиринты, где суетились существа тьмы. Как опытный разведчик Маур фиксировал все: лабиринты располагались в строгой последовательности, но она была столь сложной, что разобраться могли бы одни только местные. Говорить о какой-то цивилизации здесь не приходилось. Никаких элементарных построек. Маур саркастически усмехнулся, вспомнив горячее желание гиганта заполонить своими сородичами Арктиду.

Маур продолжал подниматься. Вот уже он на поверхности, вот он в замке, в самой резиденции Яроссия. Он видит себя заключенным в круге из перевернутых свечей. А рядом – сам правитель, считающий Маура своим верным помощником.

Обе половинки соединились!

Парит поднялся, учтиво согнулся перед Яроссием, тот нетерпеливо спросил:

- Ну, что?

- Дело сделано, Правитель. Вы встретитесь с вожаком существ тьмы.

Яроссий не представлял: радоваться ему или плакать?

Он размышлял об этом и после. Он бродил по комнатам и залам дворца, представляя будущую встречу. Ни один аркт до него не решился бы на общение с теми, кто открыто провозгласил бездну своей стихией и добровольно согласился служить дьяволу. И вот такой нашелся, - сам правитель империи. Раз не доверяешь своим, ищешь поддержку у чужаков.

У него нет выбора! Проклятая Бреабора не оставляет! Ее постоянные ВИЗИТЫ мешают ему нормально управлять Арктидой. Она виновата! Когда будет захвачен самозванец и у него ВЫРВУТ тайну местонахождения ларца, когда энергия наполнит тело и душу Яроссия новой, необыкновенной силой, навсегда уйдет и Бреабора. Ей не справиться с новым Яроссием! Никому не справиться!..

Он схватился руками за голову и мысленно закричал: «Где ты, Реликвия Рода?!»

Ради нее можно рискнуть не просто многим, - всем! Яроссий убеждал себя, что его будущие великие дела покроют одно-единственное преступление. Правда, традиция Арктиды гласит, что любой неправедный шаг правителя не может искупить все последующее принесенное им благо… Пора менять традиции! Менять и в стране, и в сознании! Яроссий уже начал это делать - постепенно, шаг за шагом. Если бы он не опасался возмущения непонимающих соотечественников, Совета и своего окружения, империя стала бы другой! Более современной.

Он опять стоял у окна, на сей раз взгляд был устремлен в распростертое над Арктидой небо. Оно казалось таким далеким и… совсем близким. Тихое и спокойное, оно словно призывало остановиться перед последующим шагом, задуматься над тайнами мироздания; призывало к покою в душе и сознании.

«…Мир здесь, внешне спокойный и неизменный, так вознесся над другими мирами. Почему же, Яроссий, ты хочешь, чтобы в краю Света восторжествовали бессмысленные разрушения? Ведь ты сам - частица этого мира?»

Правитель вздрогнул, он слышал ГОЛОС? Кто-то говорил с ним? Знак с небес? Свет призывает его остановиться?..

Он заметался по комнате. Теперь в нем боролись две силы: страх, что он совершает нечто ужасное, переступает черту, за которой кончается Божественное. А что вместо этого? Другие законы, стремления, символы, которые олицетворяют собой существа тьмы… И вторая сила – страсть получить реликвию Рода, сохранить свою власть, заставить Бреабору исчезнуть раз и навсегда.

В его резиденцию вошел Маур, мысленно произнес:

- Пора, Правитель! Место встречи подготовлено.

Яроссий обреченно повернулся к окну, ему привиделись белые-белые создания, они летали возле его дворца и молили:

- Яроссий, что ты делаешь?

«Что я делаю?!!»

- Правитель, - озадаченно «проговорил» Маур. – Что-то не так?

- А сами не видите?

Маур истолковал его слова по-своему; лицо парита напряглось, он вытащил специальный прибор, улавливающий любой подозрительный звук, действие любой «вражеской аппаратуры». Через некоторое время отрицательно покачал головой.

Яроссий хотел сказать: «А как же белые создания, что кружат под окнами?» Нет, не решился! А если они явились только к нему, как к главному охранителю традиций?

Маур подобострастно, но настойчиво приглашал правителя проследовать за ним. Яроссий, внутренне презирая себя, согласился.

А чудесные создания летали уже в тронном зале. Летали и повторяли:

- ЯРОССИЙ, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?!

Маур по-прежнему молчал, значит, ему они на глаза не показывались. Яроссий окончательно понял: «Знак свыше!..». Свет еще боролся с тенями за исковерканную душу правителя Северной империи.

Каждый шаг был для Яроссия кошмарным испытанием. Он не понимал, как допустил саму возможность общения с адовыми прислужниками? Он обязан отказаться!

А как быть с Бреаборой? Охваченная неуемной жаждой отмщения, она продолжает являться ему! Как быть с принцем Славием, наверняка мечтающим захватить в Арктиде трон? Как быть, если наследник начнет расследование по поводу гибели матери? У Яроссия один путь, и он пойдет до конца, несмотря на все знаки и предупреждения!

Голоса неведомых гостей постепенно затихали. Зато правитель услышал другое – чей-то торжествующий, хриплый хохот.

«Кто это? Маур?!»

Парит как раз повернулся к нему, на лице – ни тени улыбки, только в мозг Яроссия проникли слова:

- Отправимся на самом обычном военном корабле. Никому и в голову не придет, кто на его борту.

Разумный Маур предусмотрел все!

В последний раз Яроссий услышал возгласы белых созданий. Их уже не видно и не слышно.

Зато тени распахнули объятия! Яроссий уходил туда, откуда возврата может и не быть!

Хотя сам он надеялся на иное.

Через иллюминатор было видно, как Великая Арктида уменьшается до горошины, а затем и вовсе исчезает. Грандиозная скорость летающей тарелки позволила за несколько минут оказаться в нужной точке.

Парит вышел первым, осмотрел местность, и только затем пригласил Яроссия. Правитель увидел, что поляна, на которую они приземлились, сплошь покрыта густой травой и окружена крепкими дубами. Кроме него и Маура никого не было.

- Где ваш… протеже? – брезгливо поинтересовался Яроссий.

- Сейчас будет, Правитель, - сюсюкал парит.

- Он запаздывает?!.. – брезгливость соединилась с изумлением.

- Ужасно! – заломил руки парит. – Он такой невоспитанный. Одно название – существо тьмы!

- Ждем его пять минут. Правителю Арктиды не подобает…

- Придет! Обязательно придет! – стонал Маур.

Яроссий решил, что так даже лучше. Сама судьба отводит его от этой встречи. Он и без посторонней помощи отыщет принца…

Теперь он жаждал, чтобы пять минут промчались быстрее, и нелепое событие кануло в небытие.

«Все, возвращаемся…»

И вдруг из-за деревьев появилось нечто – здоровенный детина, с ног до головы закутанный в черное. Контуры лица почти не различимы, просто - темное пятно. Яроссий не представлял, как поступит, если тварь начнет приближаться. Уничтожит ее?.. Одно движение и ей конец!

Тварь осторожно ступила на поляну, желтые глазки боязливо поблескивали. Монстр явно опасался правителя Арктиды.

Парит никого не представлял, собеседники в представлении не нуждались, лишь напомнил, сколь важна эта встреча. Монстр сделал еще несколько шагов по направлению к летающей тарелке и застыл на приличном расстоянии. Яроссий тоже не двигался, мешало нарастающее чувство омерзения. Перед ним – то ли человек, то ли зверь?.. Говорить с ним не хотелось, Маур начал, пусть и продолжает.

- Мой друг, - обратился парит к существу тьмы, - тот, кого вы видите перед собой, просит вас оказать ему содействие в одном важном деле. Вам ведь знаком принц Славий?

- Знаком, - прошипел монстр.

Яроссия едва не стошнило. Он делал все, чтобы скрыть неприязнь.

- Нам нужно встретиться с ним, - продолжал Маур. – Ваши достославные воины могут найти кого угодно и где угодно.

- Точно, - ухмыльнулся гигант.

- Он сейчас в этом измерении?

- В этом, - подтвердил монстр.

- Считайте, что вы получили почетное задание от Хозяина нашего мира.

- У нас нет хозяев. За исключением одного. Но он появляется на земле в исключительных случаях.

- Влиятельных покровителей следует приобретать везде: и под землей, и в воздухе, - захихикал парит.

Слово «покровитель» резануло слух Яроссия. Но приходилось терпеливо участвовать в неприятной игре.

- А что покровитель нам предложит? – без обиняков поинтересовался монстр.

Яроссий чуть не задохнулся от гнева: тварь ставит условия. Конечно, Маур его предупреждал, но… Как неприятно это слышать! Парит дал понять: «Терпите!» и продолжил диалог с существом тьмы.

- О союзе с Правителем Арктиды мечтают все.

- Союз с Арктидой – круто! – согласился монстр.

- Нет, мой друг, не с Арктидой, а с ее Правителем, - поправил Маур. – Это несколько иные вещи.

- А какая, на хрен, разница?

- Разница в том, что не все в империи в должной степени понимают грандиозные замыслы ее лидера.

- У нас по-другому. У нас чего вожак сказал, то все и слопают. А кто не слопает, так я того…

Он не уточнил, как поступил бы с провинившимся. Этого и не требовалось.

- Друг мой, - горестно вздохнул Маур, - чтобы в Арктиде установилась такая же идеальная система управления, как и у вас, нам НУЖЕН ПРИНЦ СЛАВИЙ. Не стану утомлять вас ненужными объяснениями, подробностями…

- Подробности не нужны, - прошипел гигант.

- Так вот, когда правитель станет вне любой критики, он отблагодарит вас сполна. Вы будете в его стране желанными гостями.

- Че мне гости! В гости я сам могу его пригласить.

- Вы можете основать там свою небольшую… колонию.

- У арктов крыша поедет.

- Ни в коем разе! Ваш народ несет высочайшую культуру. Его просто не знают, потому он и неправильно оценен.

- Точно, не оценен.

- А когда увидят его нетривиальный ум, его рвение верно служить любому благородному делу, люди изменят мнение.

Яроссий несколько очумел от подобных слов своего советника. Пригласить в Арктиду этих тварей? На постоянное место жительство? Маур быстрым взглядом предупредил гнев правителя.

- Без принца Славия соглашение невозможно. Нам нужен принц! И как можно быстрее.

- Сколько у меня времени на поиски?

- Завтра он должен быть у нас!

- Боюсь, не успеем.

- Тогда послезавтра.

- Постараемся…

Яроссию показалось, что понял хитрый ход Маура и решил подыграть ему легким кивком. После того, как принц будет в его руках, ни о каком выполнении договора с существами тьмы быть не может. Аркты слов не нарушают. Но ведь он дает обещание племени низшего порядка, олицетворяющему все пороки. Монстр бы обманул. Почему не обмануть его? Короче, Яроссий НИЧЕГО НЕ НАРУШАЕТ.

А монстр думал: «Если зеленокожий надувает меня, это ему с рук не сойдет! Всю свою жизнь я посвящу тому, чтобы поквитаться с падлой!»

Парит радостно ухмылялся, он сделал главное, стравил правителя арктов с подземным миром. И уж теперь Яроссий у него в руках! Правитель совершил преступное предательство на глазах Маура.

Вдруг Яроссий насторожился, вслед за этим волнение охватило и остальных. Как-то странно зашевелились кусты. Взор правителя Арктиды пронзил пространство, он прошептал:

- Там!..

Монстр и парит поняли его сразу, бросились в указанном направлении, но никого не обнаружили. Однако быть уверенными, что НИКТО НЕ ПОДСЛУШИВАЛ, они по-прежнему не могли. Где скрывается соглядатай?!.. Шелестела трава, раскачивались сучья деревьев. Вполне возможно – это игра ветра.

Где?!..

И все подумали, что ошиблись, НИКОГО НЕ БЫЛО!

Рядом возник Яроссий, парит впервые увидел в его взоре настоящий огонь. И вдруг огонь вырвался наружу! Никто не понял, что за оружие применил правитель Арктиды, только огромные участки леса запылали.

Но вскоре огонь потух. Остались лишь его разрушительные следы – не пели птицы, не шептались деревья…

- Кончено! – произнес Яроссий. – Поблизости не осталось ни одного живого существа.

Парит содрогнулся, впервые он увидел настоящую магическую силу правителя Арктиды. Теперь, когда тот соединил в себе силу белой и черной магии, когда отверг мораль и снял с себя любые запреты, опаснее противника не найти. Если он заподозрит своего советника в нечестной игре...

Маур чувствовал, в какую жуткую трясину его заводят собственные интриги. Но кто он? Маленький винтик необъятного механизма империи Юга! Родина приказывает, и он исполняет!

Попрощались молча, кивками. Правитель Арктиды дал Мауру знак возвращаться к тарелке. За весь обратный путь Яроссий не проронил ни слова. Его терзали сомнения, уничтожил ли он шпиона?..

Если их подслушивали, то кто? По-крайней мере, это должен быть тот, кто обладает отменным слухом и недюжинными способностями…

- Тварь сказала - послезавтра…

- Да, Правитель. Она должна выполнить обещание.

А сам парит продолжал размышлять: «Яроссий наверняка ищет принца, используя свои каналы, о которых мне не известно. Пусть так! В самое ближайшее время что-то да случится! В любом случае, кашу я заварил крупную».


ГЛАВА ХХ. Сага о волках

Поистине нескончаемы чудеса на родине принца Славия. Здесь обитает масса необычных существ, располагаются целые колонии, общины, некоторые из них объявляют себя государствами. Им безразлично, признают ли их официальный статус, установят ли с ними дипломатические отношения, поскольку не существует ООН, договоров по коллективной безопасности. Может быть поэтому данное измерение и считается более комфортным, спокойным для жизни, чем соседний мир иллюзий.

И вот одна из таких общин: живут тут изолированно ото всех, не принимая идеологию остального мира. Дома - бревенчатые, пятистенные, подобные тем, что видел Вячеслав у Ганова и Лели. Просыпаются люди до рассвета, сначала проводят активные тренировки, затем приступают к физическому труду – главный из которых – обработка земли. Так в трудах праведных проходит день. Усталые, но счастливые, они воздают хвалу богам, прежде всего – Велесу, главному охранителю своего богатства, затем падают в скромные кровати, чтобы на следующий день все повторилось сначала.

Их селение огорожено частоколами, но в основном это – дань старой русской жизни. Они прекрасно понимают, что не частоколы охраняют их от набегов врагов, а воины. Потому каждый мужчина и каждая женщина земли Велеса должны иметь при себе оружие, изучать многие виды борьбы. Сохраняя преемственность предков, некогда переселившихся сюда из измерения иллюзий, они прекрасно владеют Сече Радогора (вид борьбы древних славян; навыки его, к сожалению, утеряны. – прим. авт.), а, проникая на различные территории как своего мира, так и параллельных, выведывают тактику местных боевых искусств. В селении существуют еще и специальные отряды воинов, набранные из самых лучших бойцов, даже их малое количество может разбить противников, превосходящих их численностью в несколько раз.

Соседи осведомлены о «крутых нравах» местного населения, и стараются обходить места их обитания стороной. Сами жители земли Веслеса не только не стремятся к завоеваниям, но и к элементарным контактам с иноплеменниками. Поэтому жизнь в селении протекает в вечной изоляции. Что, впрочем, всех устраивает.

Сегодняшний день вроде бы не отличался от предыдущих. Группа спецотряда в специально отведенном месте упражнялась в стрельбе. Мощь их необычного оружия, лишь внешне напоминающего лук и стрелы, читателю уже известна. Вот и сейчас, когда стрела вонзалась в ствол дерева, оно разлеталось в щепки, береза - с первого выстрела, а дуб – со второго. Мирное течение событий вдруг оборвалось. Один из воинов закричал:

- Смотрите!

Из-за кустов выполз человек, на всем теле у него – рваные раны, большие участки кожи сожжены. Полз он молча, но увидев воинов земли Велеса, застонал. Те не сразу его признали, слишком непривычен был его изуродованный вид. Но затем поняли: это их разведчик Богумир.

- Что случилось, славный Богумир? – воскликнули воины.

Леля, дочь Ганова, также находилась здесь. Она быстро сказала:

- Я бегу к ведунье Цветане. Ее травы творят чудеса!

- Стой! – сквозь силу простонал Богумир. – Поздно… я умираю!

Леля сразу остановилась, никто не стал на чем-либо настаивать, даже успокаивать раненого. На земле Велеса это не принято, каждый человек, чувствуя кончину, спокойно смиряется с ней. На похоронах никто не рыдает, покойника хоронят с песнями и плясками.

- Подойди… - Богумир уже еле шевелил губами, пытаясь что-то сказать Леле.

Она наклонилась, и он через силу зашептал. Выражение лица девушки изменилось, на него легла мрачная тень.

Не прошло и минуты, как Богумир испустил дух. Скоро его сожгут, помогая душе отделиться от тела. И душа воина уйдет бродить в далекую страну Ирию, туда, где никогда не восходит солнце…

Один из воинов спросил Лелю:

- Что случилось?

- Он ушел героем, - ответила дочь Ганова. – А теперь мне надо срочно к Верховному вождю.

Верховный вождь земли Велеса был человеком уже старым; его густая белая борода достигала пояса, такие же, покрытые снегом седины, волосы падали на плечи. Он всегда ходил босиком и голым до пояса и жарким летом, и в зимнюю стужу. Болезней он не боялся, просто никогда не болел, смерть презирал – придет, пусть забирает его бренное тело, Но после! Пока еще он ее погонит в шею.

Домик у него был маленький, обстановка – самая простая: узкая деревянная кровать, да круглый стол с лавками, которые, по большому счету, ему были и не нужны, Обычно он принимал гостей сидя на полу, в позе лотоса. Попасть к нему мог любой, приходи – советуйся. А советы он всегда давал дельные.

Верховный вождь как будто ждал Лелю. По крайней мере, ей так показалось.

- Лучезар, - сказала девушка, - тревожные новости.

Лучезар наклонил голову, так он делал всегда, когда ожидал грустные вести.

- Богумир погиб!

- Жаль! Он был отличным воином. Он всегда выполнял свой долг.

Своей последней фразой вождь ни в коем случае не укорял Лелю за то, что не смогла добыть для соплеменников реликвию Рода арктов; не в его это правилах. Он отдавал обычный долг памяти Богумиру.

- Есть еще одно, - сказала девушка. – Он подслушал разговор…

- На то разведчику и уши.

- Страшный разговор. Дело касается принца Славия, на поиски которого мы с отцом отправляемся вновь.

Видно, как напрягся Верховный вождь - на висках вздулись вены, на скулах заходили желваки.

- Эту весть Богумир шепнул мне одной. Перед самой кончиной. Правитель Арктиды Яроссий сговаривался с существом тьмы. А связующим звеном между ними являлся парит. И разговор шел об исчезнувшем принце.

- И о чем они сговаривались?

- Я так поняла, что всего Богумир не расслышал. Но, похоже, они собирались объединить усилия в поисках Славия.

Леля прервалась и, подумав, спросила:

- Думаешь, это нереально?

- Почему нереально? Аркты считают, что, в отличие от нас, они – свободные личности и занимаются самопознанием. Знаешь, Леля, что это на самом деле? Самокопание. Именно оно и привело Яроссия к предательству своих идеалов. У нас все проще, за каждого давным-давно решили, что ему разрешено, а что нет. Почему мы так прекрасно живем? Потому что никто и никогда не говорит здесь «я». Есть «мы»! Тебя не существует как Лели, а меня – как Верховного вождя. Ты, я – это селение, община… Называй, как хочешь, сущность одна! Согласна?

- Конечно.

- Среди нас просто не может быть предателей. Невозможно предать себя.

- Но как нам сейчас поступить, Лучезар? – Леля осторожно оторвала его от философских размышлений.

- Дай посоветоваться с Велесом, - сказал седобородый вождь.

Он застыл в своей традиционной позе, глаза закрылись. Девушка терпеливо ждала. И тут ей послышалось… сопение. Вождь заснул? Ни в коем случае! Он по-прежнему разговаривает с Велесом!

А время летело! Драгоценное время! Леля не выдержала, тихонько позвала:

- Вождь Лучезар!..

Он открыл мудрые очи, посмотрел на гостью отрешенным взором. И произнес:

- ОН дал мне совет.

Леля напряглась… Недавние сомнения насчет того, что Верховный вождь спал, показались самой большой нелепостью на свете. Только что молитвами, просьбами мольбами он упросил Велеса ответствовать ему.

(«Иначе от старика не отвяжешься!»)

Вождь зевнул («Это от напряжения! Не каждый день беседуешь с божеством!»), и, растягивая слова, заговорил:

- Надо опередить их всех, первыми отыскать принца Славия.

Внимая мудрости вождя, гордая Леля готова была пасть ниц перед ним. А Лучезар изрек следующую, достойную сокровищницы, мысль:

- Это сделаете вы со своим отцом.

- Мы?

- Вы, - раздосадованно продолжал Верховный вождь («Не понимает, дурочка?»). – Вы ведь не выполнили заказ… то есть наказ общины? А любое дело следует доводить до конца.

- Как нам переиграть одновременно разведку арктов и существ тьмы?

- Дерзай, девочка! Так надо! Интересы селения или общины… - Вождь рассердился, но не на сомнения Лели, а потому, что постоянно путает два этих понятия. – Короче, наши интересы требуют. И Велес заинтересован.

- Сам Велес?!

- Сам! Он только что сообщил мне.

- Тогда... – Леле оставалось лишь вторично склонить голову.

- Но по старым правилам действовать нельзя.

- Что значит: «По старым правилам?»

- Следить за принцем месяцы, годы. Убеждать его рассказать, где спрятана реликвия Рода арктов. Залог успеха – быстрота.

- А вдруг он ничего не скажет?

- Не скажет, - согласился Лучезар. – Надеяться на иное – глупо. Учу молодежь зреть в корень проблемы, а она все по верхам лазит… Раз правитель Арктиды вошел в контакт с существами тьмы, реликвия ему нужна позарез! Так?

- Так, - согласилась Леля, продолжая вникать в недоступную пока для ее понимания мудрость.

- Церемониться с принцем никто не станет. Применят такую систему пыток! Все скажет! А когда подобная силища попадет в руки наших недругов…

- Страшно подумать, - согласилась Леля.

- Я мог бы сказать: когда найдете его, постарайтесь уговорить, еще раз объяснить ситуацию. Но не буду тратить время на бесполезные вещи. Ты ведь и сама все прекрасно понимаешь…

- Каков иной вариант?

- Славий должен умереть. Вы с отцом убьете его.

- Убьем? – изумилась Леля.

- Иначе враги убьют нас…

- Как же мы тогда узнаем о том, где он спрятал сокровище?..

- После наши воины в поисках реликвии перероют все и в нашем измерении и в соседнем. Сегодня же принц должен быть принесен в жертву.

- Хорошо, вождь, - Леля прикрыла лицо рукавом, чтобы Лучезар не заметил боли в ее глазах. После потрясения, она подумала и о другом:

- Думаю, Славий получил часть энергии, он необычайно ловок и силен. Справимся ли мы с ним?

- Не справитесь, - ответил вождь. – Чтобы покончить с ним, вы должны изменить свой облик, превратиться в священных для нас животных, в волков!

Леля раскрыла глаза так широко, что в них уместился бы вождь и его дом. Он серьезно?

- Воин общины, превращаясь в волка, вбирает в себя силу всех своих братьев и сестер. Никто еще не смог победить такого зверя!

- Да, - обреченно прошептала девушка.

- Ты знаешь условия превращения в священное животное?

- Знаю!

- На всякий случай напомню. После того, как ведунья Цветана проведет магический обряд, и ты станешь зверем, у тебя будет всего сорок восемь часов для того, чтобы вернуться обратно в ее дом и принять противоядие. Опоздаешь, ее чары окажутся бессильны. И прежней Лелей тебе не бывать…

У девушки – два пути: бежать из селения, от своих родственников, от той жизни, без которой она никогда не обретет счастья. Или согласиться? Выполнить волю общины...

Как сказал вождь: «Тебя не существует как Лели, а меня – как Верховного вождя. Ты, я – это селение, община…». Следуя этой логике, она не смеет ни сомневаться, ни требовать за свою жертву какой-либо благодарности. Кого благодарить? Саму себя?..

- Я согласна!

И вновь она опустила глаза, чтобы вождь не заметил в них замешательства, и… страха.

- Я сам переговорю с твоим отцом, - сказал Лучезар. – Надеюсь, он обрадуется заданию Велеса.

- Обрадуется, - горько произнесла Леля. Она осознавала, что отец никогда не бросит ее, пойдет до конца, куда бы не повела судьба.

- Ступай! Сегодня же ведунья проведет обряд.

Покинув дом Верховного вождя, Леля уже знала, что никогда, ни при каких обстоятельствах не изменит решения. Они с отцом отыщут принца и покончат с ним. И потребуется ей СОРОК ВОСЕМЬ ЧАСОВ!

Иное развитие событий Леля и не представляла.

Леля шла по лесной тропинке. Вокруг звенела песнь леса: играла зелень листвы, по веткам деревьев носились белки, громко заливались птицы, то тут, то там шмыгали пугливые зайчата, проскальзывали хитрющие лисицы. Леля вдруг вспомнила измерение иллюзий… Как оба мира похожи – те же деревья, звери. Только тут они кажутся более крупными. И окрас их ярче, пестрее. Вон сколько красок на шкурке той же лисы!

А какой воздух! Он прозрачен, как горный хрусталь. Когда она превратится в волчицу, сможет ли вот так же ОСОЗНАВАТЬ красоту мира, в котором живет?

Леля встречалась с людьми, которые на сутки или двое становились волками, благодаря магии Цветаны. Они уверяли, что мыслили как обычно. Но ведь это было в течение СОРОКА ВОСЬМИ ЧАСОВ!

Леля знала и другое: были те, кто не успевал выполнить задание общины, не успевал вернуться, и навсегда оставался в зверином обличье. Некоторое время оборотни подходили к селению, жалобно выли. А затем куда-то исчезали. Наверное, уходили в лесные дебри, где прибивались к волчьим стаям. Леля представила, как менялся их мозг, как исчезало в нем все человеческое и прогрессировали звериные инстинкты. Можно ли прочувствовать степень их трагедии в тот момент? Мозг ведь не деградирует сразу. Засыпая, человек говорит себе: «Сегодня я еще разумное существо, а кем проснусь завтра?..» Что может быть страшнее, чем понимание того, что еще секунда - и окончательно потеряешь разум? И помешать этому невозможно!

Леля опять вспомнила превращенного в волка. Когда он первое время появлялся у стен родного дома, из глаз текли слезы. Девушке казалось, будто в них застыл немой вопрос: «Почему вы со мной так?.. Ведь я пожертвовал всем для общины…» Через неделю он просто приходил и выл. А спустя еще несколько дней пропал. Когда однажды охотники встретили его в чаще, он равнодушно посмотрел на них и убежал. А дальше?.. Не исключено, что по прошествии времени он участвовал с волчьей стаей в набегах на свое же селение.

Снова в душе возникли сомнения, и снова она сказала себе: «Так требует община!»

- Леля! – услышала девушка.

Это был Елисей, один из самых красивых и сильных воинов. Он не скрывал, что Леля ему нравилась. И хотел просить у Верховного вождя ее руки.

- Я все знаю, - сказал он.

- Что ты знаешь?

- Тебе и отцу приказано стать волками.

- И кто рассказал?!

- Это уже не является секретом. Я просил Лучезара, чтобы вместо твоего отца послали меня. В кого бы ты ни превратилась, моя судьба стать твоей парой… Лучезар не разрешил, сказал, что задание касается только вас. И смысл его – величайший секрет.

- Вождь прав.

- Безусловно, - Елисей никогда бы не посмел оспаривать мудрость Верховного вождя. – Только…

- Что? – спросила Леля.

- Только мне-то каково? Я люблю тебя.

Леле казалось, что не дождется от него этих слов, что он будет ходить и вздыхать вечно. Насколько отважен в бою, настолько же робок, когда дело касается чувств!

Девушка ощутила, как еще более усилился аромат леса. Птицы запели звонче, радостнее, словно репетировали свадебный гимн.

Елисей взял ее руку, сжал в своей. Она готова была броситься в его объятия, забыться в них. Однако девичий стыд никогда бы не позволил этого сделать.

- Не надо, Елисей, - мягко произнесла Леля.

- Не надо? – вспыхнул юноша. – Я не мил тебе?

- Еще как мил! Но мы не женаты…

- Давай поженимся!

- Ты прекрасно знаешь: не все так просто. Для начала надо получить разрешение у Верховного вождя…

- Разве он откажет?

- Да! До тех пор, пока я не вы полню задание. Я не знаю, что будет дальше… Слишком оно СЛОЖНОЕ! Или погибну, или навек останусь волчицей. Зачем тебе волчица?

- Не хочу этого слышать! Все равно отправлюсь с тобой. Помогу справиться с сотней врагов.

- Елисей…

- Не пущу!

- Молчи! – Леля приложила палец к губам. От отчаяния Елисей заколотил рукой по березе. Потом схватил девушку за плечи, заглянул в голубые глаза, где растворялся весь остальной мир. И сказал ей:

- Убежим, любимая?

- Куда?

- Земля огромна! Измерений – множество.

- Но все они далеки от нас.

- Ну так что же.

- Поверь, я ощутила себя изгоем, находясь в чужом городе, чужом мире. Даже когда слова звучат на нашем языке, улавливаешь: язык-то другой. Другие обычаи, традиции. Я жила там и страдала! В любой роскоши умерла бы от тоски! Я постоянно думала о нашем маленьком клочке земли, только здесь для меня открыта Вселенная.

- Ты хочешь сказать?..

- Нет на свете ничего, кроме земли Велеса.

- Как не согласиться с тобой? Я нигде не был… Мы все нигде не были.

- ТОЛЬКО ЗЕМЛЯ ВЕЛЕСА! – повторила Леля. – И ее интересы требуют, чтобы я обратилась волчицей, сосредоточила в себе всю мощь моего племени и рассчиталась с ВРАГОМ!

С рождения Елисея учили не поддаваться унынию или страху, перед любой битвой верить в победу, перед каждым событием надеяться на успех. Но сейчас он пал духом, почувствовал, что теряет любимую. А эта потеря – хуже смерти. Охваченный порывом отчаяния, он схватил ее и не отпускал. Сначала Леля слабо сопротивлялась, затем затихла, прижалась к его груди. И вдруг…

- Отпусти ее!

Голос отца Лели! Елисей не посмел ослушаться, выпустил из объятий девушку. Ганов промолвил:

- Нам пора, дочка!

- Подождите! – в отчаянии закричал Елисей. – Это ваше родное дитя!

- Она – дитя своего народа, - безжалостно парировал отец. – Как ты или я. Мое имя при рождении было иным, однако я сменил его, дабы ощутить связь с духовным предком, с тем, кто завершил великую Книгу Велеса, Ягайло Ганом. Я – лишь колосок, взращенный рукой сеятеля, он определяет мою судьбу. И сегодня он определил ее так! Идем, Леля!

- Да, отец…

Елисей с ужасом смотрел, как любимая и ее отец направились в сторону дома Цветаны. Он решил не оставаться сторонним наблюдателем, осторожно двинулся вслед. Впервые он сомневался в правильности решения Верховного вождя. А вот любимая не сомневается!

Как остановить превращение Лели в волчицу?

Старую ведунью в селении и уважали, и побаивались. Ночами она бродила по лесу, искала какие-то травы, коренья, бормотала заклинания. Бродила одна, не боясь диких зверей. А те к ней и не приближались, даже волки в зимнюю стужу. Поговаривали, будто старуха водила дружбу с лесными чудищами. Правда, никто лично этого не видел, но это ведь не означает, что она не летала на ступе с Бабой-Ягой, не играла в прятки с лешим, не танцевала с оборотнями… Если кто осмеливался спросить ее, то слышал в ответ: «Знания и мудрость есть у всех, а мне они не помешают. Не важно, кто мой друг, главное - лечу вас от хворей и напастей».

Ганов с дочерью подошли к избе Цветаны, из печной трубы валил дым. Старуха что-то варила.

Вошли без стука. В комнате чадило, Цветана крутилась возле огромного чана, бросала в него травы, без конца что-то приговаривая. Не оборачиваясь, крикнула:

- Пришли? Вот и хорошо. Зелье почти готово.

И вновь Леля испытала озноб, вновь затерзало сомнение: вернет ли она обратно свой человеческий облик? Зато на лице отца читались только решимость и непреклонность. Ему и в голову не пришло бы отступить.

Чад усилился. В чане что-то забулькало и… заухало.

…Елисей подкрался к дому Цветаны. Взять любимую за руку и увести?.. И тут позади него послышался шорох. Елисей резко обернулся… Его друзья, воины селения.

- Пойдем, - сказали они. – Верховный вождь желает поговорить.

По своей наивности юноша обрадовался. Сейчас он переговорит с Лучезаром, убедит его отменить свое решение! Он сам торопил друзей, скорей, скорей! Иначе старуха опоит любимую колдовским зельем.

А Цветана уже разлила красную жидкость в два больших ковша и сказала:

- Возьмите. Но выпьете во дворе.

Она вышла вместе с ними. Природа, еще несколько минут назад спокойная, безмятежная, будто переменилась! Лес тревожно шумел, почва под ногами подозрительно дрожала. Или Леле это только казалось?

Старуха стояла перед ними, и тут девушка обратила внимание, что каждый орган ведуньи будто живет своей жизнью, даже горб ее как-то странно… шевелится. Глаза Цветаны подозрительно забегали, точно совесть нечиста…

- По доброй ли воле вы решились на этот шаг? – проскрипела ведунья.

- Да! – ответили одновременно Леля и ее отец.

- Не отступитесь?

- Нет!

- Правильно! Человеческая оболочка – одна из многих, где прячется душа нашей общины. Община имеет право заставить вас поменять эту оболочку. Другими однако вы не станете. Почему? Потому что вы - лишь маленькие частички Великого, которые тасуют, как того требуют интересы большинства. Мы – слуги ОБЩИНЫ, и в этом служении мы все равны – от самого Велеса, до последнего воина, пахаря, старика… А теперь пейте!

Зелье отдавало горечью. Выпив все до последней капли, Леля вроде бы не заметила в себе никаких изменений…

А старуха возвысила голос:

- Чувствуете, как вся сила общины переходит в вас! Как возрастают ваши сила и ловкость, обостряется слух! Вы ОЩУЩАЕТЕ жертву, и потому отыщите ее среди миллионов! Инстинкт хищника гонит вас вперед! Ничего другого в душе, никакой жалости! Вы уже не люди, а ХИЩНИКИ!

Леля наконец поняла, с ней что-то происходит… В суставах возникла боль, которая усиливалась с каждой секундой. Девушку скрутило, она не могла стоять, упала на четвереньки, завыла, сначала от боли, затем, когда та стихла, от непонятной радости. Она – точно пьяная. И пьяна от собственной силы!

Но тут брошенный на отца взгляд привел ее в ужас. Его тело покрывала густая шерсть, лицо вытянулось, заострилось, превратилось в звериную морду. Он точно также стоял на четвереньках.

Ужас быстро прошел. В ушах звучали слова ведуньи: «Человеческая оболочка – одна из многих, где прячется душа нашей общины. Община имеет право заставить вас поменять эту оболочку».

Может, быть хищником не так уж плохо?

- У вас сорок восемь часов! – напомнила Цветана. – Не успеете – останетесь волками.

Хищники завыли, бросились со двора, мигом растворились в необъятной чаще леса. Ворвавшийся к старухе Елисей услышал только их затихающий вой.

Мир изменился, стал многообразнее! Он кричал, пел, выл, квакал, и в этой умопомрачительной какофонии звуков хищники ловили каждый шорох. Только теперь Леля познала настоящие запахи, их потрясающий воображение аромат!

Волк-отец на мгновение остановился, призывая Лелю сделать то же самое. Среди густых запахов они должны выбрать один.

- Туда! – сверкнули глазищи старшего волка.

Леля радостно махнула хвостом, ей также почудилось, что след они взяли верный.

Судьба принца Славия все более осложнялась.


вагрия.jpgЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ГЛАВА ХХI. Бегущая по волнам

Что-то смущало его, какой-то дискомфорт. Он воспринял это как результат действия новой обстановки. Рядом плескалось море. Вячеслав отринул неприятные мысли, опустил по локоть руки в соленую воду. Волны были ласковыми-ласковыми, они так успокаивали, что уставший от стрессов Денисов решил искупаться. Все равно Николаю потребуется время, чтобы прийти в себя…

Он скинул одежду и вошел в море, в зеркальной воде резвились рыбешки – золотые, серебряные. Николай говорил правду: рыбы столько, что можно ловить ее голыми руками. Море, нетронутое человеком! Как и природа в целом.

Над водой пронеслись птицы, похожие на чаек, но крупнее, желтый берег по-прежнему был пустынен и тих. Упоенный спокойствием после стольких дней бури, Вячеслав забыл о страшных ловушках, которые могут его поджидать. Он нырнул с головой, пожалев, что нет маски, а еще лучше - акваланга. Вот бы полюбовался подводными пейзажами!..

И вдруг он ощутил резкие колебания воды. Кто-то стремительно плыл сюда. Вячеслав резко развернулся. Огромная рыбища… Акула!

Он решил телепартироваться на берег, однако, как и предупреждал Николай, возможности пространственного перемещения тут ограничены. Заплыл Вячеслав слишком далеко – еще одна ошибка! А «челюсти» летели на него с умопомрачительной скоростью.

- Похоже, не успею… - подумал он.

Она настигла его, пасть с заостренными коническими зубами раскрылась, готовая схватить и перемолоть жертву. Понимая, что битвы не избежать, Вячеслав развернулся и бросился навстречу зубатому врагу. Акула, «ошарашенная» такой наглостью, остановилась. Потерянного мгновения оказалось достаточно, чтобы Денисов ударил ее по жабрам. Но… чуть-чуть промазал. Тем не менее, рыбища отпрянула.

Акула стремительно отошла от состояния шока, сама бросилась в атаку. И вновь Вячеслав ее опередил, он методично наносил удары по брюху, спине и в область сердца. Каждый такой удар причинял хищнице нестерпимую боль. Она отчаянно силилась схватить злого смельчака, однако он исчезал, и, с быстротой молнии появлялся в другом месте; то взлетал в воздух, то растворялся в пучине. И бил, бил ее! Каждый новый удар разрывал какой-нибудь внутренний орган. Акула начала слабеть…

Хищница заработала плавником, слабые глаза продолжали высматривать жертву, она стерпела еще несколько ударов, однако они не прекращались, их сила лишь увеличивалась.

В последний раз она щелкнула зубами, надеясь поймать непокорную жертву, и опять заглотнула лишь воздух. И тогда последовал новый град ударов! Акула теряла сознание, боль добивала ее!

Вячеслав остановился, когда понял: враг мертв. Пора заканчивать свой маленький круиз. Он стремительно поплыл к берегу. И неожиданно услышал:

- Вячеслав… Вячеслав…

Голос не Николая. Это женщина! И кричала она не со стороны берега…

Вячеслав обернулся, над волнами поднимался густой белый туман. В нем появились контуры большого корабля (или подводной лодки), но совсем не похожего на те, к каким он привык в измерении иллюзий.

Это была большая тарелка, наподобие космических, в центре ее виднелись купола каких-то башен…

Что за чудо?!

Денисов не купился, он уже понял, сколь опасны тут чудеса. К берегу, к берегу! Расскажет Николаю, а там решат.

- Вячеслав! – вновь надрывно прокричал голос.

Его имя повторяли волны, подбегая к узкой золотистой полоске. Денисов отступил на несколько шагов, направился было в сторону леса. А призывный голос все умолял его обернуться…

И он не выдержал, вторично взглянул на таинственный корабль, позабыв о том, как иногда это бывает опасно.

С необычного судна навстречу Вячеславу устремилась девушка, она легко скользила по гребням волн, так не получилось бы у самых опытных серфингистов. Те применяют усилие, рискуют, а эта бежала сама по себе, словно не вода под ногами, а специальная дорожка для спринтерских дистанций. Переливавшийся под лучами солнца костюм сильно напоминал… рыбью чешую, волосы отливали зеленью.

Воспоминания о коварных русалках слишком сильно врезались в память. Никакие ее причитания не подействовали бы на Денисова. И тут обстоятельства переменились.

Появилась еще одна акула, быстро подплывавшая к зеленоволосой бегунье. Вячеслав успел прочитать мысли девушки: «Неужели конец?..»

Нет, он не мог бросить в беде несчастную. Он опять бросился в море! Акула нырнула и исчезла, а странная бегунья протянула к нему руку. Вячеслав невольно коснулся ее и…

Сознание помутилось, несколько минут он не понимал, что происходит. К счастью, быстро пришел в себя (спасибо энергии ларца!). Но что это?..

Он стоял на том странном корабле. То, что ранее принял за купола башен, оказалось гигантскими люками. Впрочем, Вячеслава это интересовало мало. Срочно бежать отсюда. Однако корабль стремительно погружался в море. Люк приподнялся. Зеленоволосая похитительница едва успела крикнуть:

- Давайте за мной.

Лодку окружила целая стая огромных акул, Вячеслав решил, что со всеми ему не справиться. Хищники приближались, показывали зубы.

Пришлось прыгнуть внутрь.

Похищение было проведено так искусно и ловко, что Вячеславу оставалось лишь гадать: кто это сделал? Яроссий? Кто-то еще?

«Николай!» - позвал он, но тот не отозвался.

Вячеслав осмотрелся. Внутри помещение было роскошным: небольшие круглые столы, шкафы, другая мебель - все тонуло в зеленом свете. Стены украшены бесчисленными изумрудными узорами. Похитительница рассмеялась:

- Как легко вы попались.

Вячеслав молчал, он ждал. И девушка продолжила:

- Безумно хотела познакомиться с вами.

- Любопытная форма знакомства.

Девушка, не обратив внимания на его иронию, представилась:

- Мое имя Арготидда.

- Я должен по этому поводу плясать от радости?

- Пока нет. Может, в дальнейшем?

- Вот как?

- Я оптимистка. Надеюсь на долгое развитие отношений.

- Почему?

- Вы очаровательный мужчина. И я девчонка не промах.

- Никогда не поверю, что у такой красавицы дефицит мужчин. Неужели нужно похищать их?

- Что вы! Не все удостаиваются подобной чести.

- Я особенный?

- Еще бы!

- Вы меня с кем-то спутали.

- Ни в коем разе. Вас зовут Вячеслав.

Наш герой задумался. Что ей ответить? Соврать? Не поверит.

- Откуда вам известно?

- Деревья нашептали ручьям. Те побежали сообщить новость рекам, а, как известно, язык до моря доведет. Одним из морей владею я.

- Вы морская владычица?

- Это так, - скромно потупила глазки Арготидда.

- Чем могу быть полезен такой влиятельной даме?

- Хочу угостить вас морским деликатесом. Нет, нет, не мясом лобстера, не маринованными акульими плавниками, и не черепашьим супом. Это оставим на десерт. А сейчас…

Она пригласила Вячеслава за низенький столик, вытащила из шкафа большую, наполненную какой-то бесцветной жидкостью бутыль и разлила содержимое в два кубка.

- Благодарю, но воздержусь.

- Не бойтесь, - сказала Арготидда, - тут не отрава, не приворотное зелье. Это моча толстобрюха, одного из самых редких морских созданий. Потрясающий напиток! А главное – целебный.

Дабы окончательно убедить гостя в своей правоте, она налила себе и сделала глоток:

- Не обижайте хозяйку.

- Хорошо, - согласился Вячеслав, - хотя хозяйка обидела гостя.

- Чем? Тем, что пригласила в морское путешествие?

- Путешествие – дело хорошее. Но только когда оно добровольное. Я с удовольствием выпью, если пообещаете, что вернете меня назад.

- До чего измельчали мужчины! Откуда такое стремление убежать от красивой женщины?

- Зачем вам недостойный кавалер?

- Буду лепить из вас самого-самого…

- Получится ли?

- Постараюсь. А вы так и не попробовали?

- Но и вы не дали обещание.

Словесная игра напоминала старую поговорку: нашла коса на камень. Гордиев узел следовало разрубить – перейти к делу.

- Я знаю, кто вы, - заявила женщина, называющая себя хозяйкой моря.

- Особенно и не скрываюсь. – Пожал плечами Денисов. - Я – скромный путешественник по измерениям земли.

- Э, нет! Как вам не стыдно обманывать невинную девушку?

- Так кто же, по-вашему, я?

- Сами не догадываетесь?.. По-моему, вы – принц Славий.

Вячеслав изобразил на лице удивление, переходящее в изумление. Потом усмехнулся:

- Вы приписываете мне чужие заслуги.

- У принца Славия есть заслуги?

Денисов сделал вид, что переваривает услышанное, хотя думал о другом. Теперь приходилось взвешивать каждое слово:

- Я слышал о принце. Он ведь наследник трона в Арктиде?.. Подождите, он же давно погиб?

- Как оказалось, нет.

- Вы всерьез думаете, будто я - это он?..

- Не просто думаю. Знаю! Я решила испытать вас с той акулой. Далеко не каждый воин без оружия справится с подобным хищником. Вы же не дали ей опомниться.

- Я обучался боевым искусствам. Но есть мастера и покруче. Знавал одного такого. И мизинца его не стою. Уверяю, он никак не может быть особой королевских кровей.

- Есть еще кое-что. Слухи!

- Что?

- Слухи о том, что Славий появился в нашем мире.

- Но причем здесь я?

- Вас не пробить. Тогда – последний аргумент.

Одна из стен комнаты приподнялась. Взору предстал огромный портрет знакомой до боли женщины. Бреабора! Вячеслав, как мог, сдерживал себя.

- Не замечаете сходства?

- Хотите сказать, мы с ней похожи?

- А разве нет?

- Что-то есть. Но разочарую: на свете столько похожих людей!

- Допустим, я вам поверила, - усмехнулась Арготидда. Только поверят ли остальные?

- Кто-то еще думает, будто я принц Славий?

- Ваши враги.

- У меня есть враги?

- Есть, - в упор глядя на него, ответила Арготидда. – И многих вы знаете.

- Кому я насолил? – горестно промолвил Вячеслав. – Скромный путешественник. Никакого отношения…

- Вы из измерения иллюзий, - перебила хозяйка. – Я в нем не раз бывала и могу отличить тамошних людей. Они не могут путешествовать по мирам.

- Это было раньше. Сейчас наука ушла вперед.

- Причем тут наука? Есть свойства конкретных пространств. Для мира-изгоя все «окна» закрыты.

- Кому-то удается их приоткрыть.

Похоже, Арготидда теряла терпение, упорство Вячеслава начинало ее раздражать. На лицо легла печать недовольства, потом гнева. Однако она все-таки взяла себя в руки.

- Я покажу вам МОИ ВЛАДЕНИЯ.

- Мое время ограничено, - напомнил пленник.

- Какое время?! Вы путешественник по мирам. Более интересного путешествия сложно придумать.

Денисову нечем было крыть. Выдавать Николая нельзя. А он наверняка проснулся и обнаружил, что принц пропал. О чем он думает? Конечно же, переживает!

- Итак, в путь?

Вячеслав не ответил, а тем временем Арготидда «приподняла» вторую стену. Возникла обширная панорама подводного государства. Выходит, они уже опустились на достаточную глубину.

- Любуйтесь и восхищайтесь! - крикнула Арготидда.

Мимо проплывали косяки рыб – больших и малых, разных форм, расцветок, на какие способна (а, порой, и не способна!) человеческая фантазия. Гигантские водоросли опутали целые пространства, оставалось лишь удивляться, как умело лавировал между ними корабль Арготидды.

Окрас воды менялся, из зеленого становился зелено-синим, это означало, что они опускались на большую глубину.

- Смотрите! – зачарованно шептала хозяйка моря. – Разве здесь не чудесно?

Она комментировала для Вячеслава своих «подданных». Эта рыба с расплющенным телом и хвостом бичеообразной формы – скат; вон те красавцы, у которых рот напоминает клюв птицы – морские попугаи, вон – морской еж, где-то недалеко в расщелинах скал или кораллов прячется знаменитая охотница мурена…

Перед ними возник невероятных размеров осьминог, его щупальца касались иллюминатора, прямоугольный зрачок смотрел прямо на Вячеслава. Но вот он отступил, медленно растворившись в пучине вод.

- Я плохо знаком с жизнью морей, - признался Вячеслав. – Но то, что вижу, поражает!

- Много общего с вашим измерением. Только здесь все ярче и богаче. Есть такие экземпляры, какие в мире иллюзий никогда не встретишь. Например, рыба-лиса.

- Что это?

- Сейчас увидим и ее… Глядите!

Чешуя промелькнувшей рыбы сверкала красным цветом, плавники напоминали крохотные ножки животного, а хвост пушился. Мало того, вытянутый рот выглядел как мордочка лисы. Вячеслав засмотрелся, на мгновение забыл о своих проблемах. Арготидда лукаво произнесла:

- У нас есть и главное чудо.

Ее фраза вернула в реальность. Проницательный Денисов сразу понял, о чем речь. Русалки! Племя разумных существ, живущее в реках и морях, у которых вместо легких жабры.

Цвет за иллюминатором корабля становился ярко-синим. Они погружались глубже и глубже. Пейзажи здесь победнее, да и мысли Вячеслава занимали совсем другие проблемы. Арготидда заметила, что интерес гостя ослабел, и поменяла курс корабля. Но куда они мчались теперь? Что за яркое сияние впереди? К тому же, оно усиливалось…

- Главное чудо, - напомнила хозяйка моря.

Несмотря на режущий глаза свет, Вячеслав пытался рассмотреть, что там впереди? Они как будто плыли в чью-то разинутую пасть. Пленник напрямик спросил об этом Арготидду, чем дико развеселил ее.

- На самой глубине моря действительно есть хищные рыбы, у которых светится пасть. Жертвы спешат на огонек и… Но мы не повторим судьбу тех жертв.

И, полушутя, полусерьезно добавила:

- Я предпочитаю роль хищницы.

Теперь свет заливал все помещение. И тут стена опустилась, Арготидда объяснила: «Иначе заболят глаза». Хотя, не исключено, причина в другом - чтобы гость не увидел что-то запретное?

Лодка остановилась, хозяйка моря протянула гостю акваланг, маску и поманила за собой. Люк поднялся, они покинули корабль.

Перед ними - большой грот, откуда и шел яркий свет. Каменные зубья преграждали им путь. Это вновь вызвало у Вячеслава ассоциацию с пастью хищника. Но Арготидда ловко их огибала, Денисову оставалось лишь молча плыть за ней.

Грот упирался в стену, и едва они к ней подплыли, в камнях образовалась трещина, хозяйка моря прошла в нее, увлекая за собой спутника.

Арготидда дала знать Вячеславу, что можно снять акваланг. Здесь можно свободно дышать. Денисов осмотрелся. Да, опять есть чем поразить воображение художника!

Коридор был широким, и гораздо менее ярким, чем грот. Вдоль стен горели факелы, сами стены расписаны картинами; на одних – рыбы, осьминоги, кальмары, другие обитатели моря, казавшиеся необычными и таинственными, на других – фрагменты сцен русалочьих пиров. Коридор привел их в зал, опять же имевший форму круга. Зал казался хрустальным; почти все здесь из хрусталя, за исключением стола (он – из слоновой кости), и, естественно, ложе в самом центре.

- Лучшее место для отдыха, - сказала Арготидда.

- Да, отличное. Только чуть холодновато…

- Принц Славий боится холода?

Вячеслав пропустил ее легкую колкость мимо ушей и спросил:

- Я ваш гость или пленник?

- Гость! Конечно, гость!

- Когда я смогу покинуть гостеприимное жилище?

- Только-только пришли и уже покинуть? Наслаждайтесь прелестями жизни.

Она прыгнула на кровать, пригласив Вячеслава последовать своему примеру. Где же слуги? Возникало ощущение, что они с Арготиддой здесь одни.

Но хозяйка сообщила:

- Мои подданные готовят ужин. Предупреждаю: каждый день у нас – рыбный. Никакого мяса.

- Спасибо. Но зачем такие старания?

- Надеюсь завоевать сердце принца Славия. Был бы лучший союз в мире: правитель Арктиды и царица русалок.

- В сотый раз говорю: я не Славий. Да и правитель у арктов иной. Или я ошибаюсь?

- Формально – правы. Однако дни Яроссия сочтены. И он сам это понимает.

Явная провокация. Что ей ответить?.. Лучше - ничего!

«Николай, где ты?.. Почему молчишь?» - снова послал он мысленный сигнал другу.

- …А сейчас, дорогой путешественник по измерениям, вам нужно принять ванну.

- Я недавно принимал ее, - горько вымолвил Вячеслав.

- Нет, нет, привыкайте к нашим традициям. Мыться придется по пять-шесть раз в день. А то и чаще. Тем более, перед каждым приемом пищи!

Наконец-то появились служанки - две девушки с зелеными волосами. Они молчали и только хлопали изумрудными глазищами.

- Красавицы вас отпарят, отмоют, да еще сделают классный массажик!.. Ну, и все остальное за компанию, - подмигнула Арготидда.

- Я надеялся, это сделаете вы? – отшутился Вячеслав.

- Зря! Я – женщина серьезная, глупостями не занимаюсь!

- Что так строго?

- Знаю вас мужчин, обязательно девушку подавай! Скажите, не права?

- Желательно, только где их взять?

- Одна перед вами. Мы, русалки, соблюдаем честь.

«Точно! - Денисов сразу вспомнил первую встречу с ними у реки. – Сама скромность и высшая степень воздержания».

- Очищаться, принц, очищаться! - Арготидда наморщила нос.

«Неужели от жителей суши так сильно воняет?»

Девушки с зелеными волосами провели Вячеслава в соседнюю комнату, которую можно назвать еще одним царством воды, а в измерении иллюзий окрестили бы супер-сауной. В центре – несколько бассейнов, выбирай любой; вода брызжет справа и слева, бьет из-под пола, стекает по стенам. Денисов подумал, что хозяйка пошутила насчет массажика. Ничего подобного! Девицы раздели гостя донага, он направился было к массажному столу, и тут заметил, как изменились их каменные лица… Появились гримасы неприязни, одна даже заткнула нос. «Да что же это такое?!» – подумал Вячеслав, для которого уход за телом был своеобразным культом. Пришлось сперва под душ!

Сначала его мыли с той же неприязнью, постепенно перешедшей в безразличие. А потом… похоже, русалкам понравилось! Их руки осмелели, они отмывали Вячеславу не только грудь, спину или живот, а опускались ниже. Вот одна из русалок схватила его славного маленького приятеля и начала так усердно растирать, словно в нем скопилась вся грязь предшествующих поколений. Приятель вымахал, как на дрожжах. И как часто бывает даже с истинными героями, Вячеслав размяк, как хлебный мякиш, мгновенно позабыв о великих устремлениях и чаяньях, об опасности, которая может тут его поджидать, о том, как еще недавно сходил с ума по Тиане… Ух, эти женщины!

А русалка терла и терла приятеля Вячеслава, так можно кожу негра дотереть до абсолютной белизны. Но и этого ей показалось мало. Она (не поверите!) решила обслюнявить его. Наверное, посчитала, что слюна еще эффективнее при мытье некоторых частей тела? Только зубки оказались столь острыми, что Вячеслав застонал не только от восторга, но и от резкой боли.

Тем временем, вторая русалка впилась в его рот. Обуреваемый желанием, Денисов думал ощутить жар, а ощутил… холод. Точно целуешь покойницу!

Что-то перевернулось в душе. Он вспомнил, как в народных преданиях русалками считались утопленницы. И хотя Николай его разубедил, но… дыма без огня не бывает.

Холод поцелуя усиливался, зубки партнерши так мало напоминали белые жемчужины Тианы. К тому же, и Вячеслав теперь ощутил запах… рыбный запах. Похоже, он обсасывает рыбину? Но ее лучше с пивком…

«Тьфу, до чего противно!»

Занимавшаяся его приятелем русалка подняла глаза, удивленная стремительным падением мужского сокровища. Вячеслав строго произнес:

- Я, как и ваша хозяйка, предпочитаю до брачных уз сохранить невинность. Нет, нет, не настаивайте.

Естественно, никакого массажа он не получил. Его кое-как домыли и повели обратно к Арготидде.


ГЛАВА XХII. Несостоявшийся жених

Хозяйка моря возлежала на своем «царственном ложе». Рядом с ней – несколько молчаливых слуг и накрытый яствами стол. Как Арготидда и предупреждала – только морепродукты. Русалка, что занималась в сауне приятелем Вячеслава, подошла к госпоже, поклонилась. Между ними произошел молчаливый диалог, после которого на лице Арготидды появилось недоумение.

- Что это значит? – спросила она Вячеслава. – Моя служанка осталась недовольна. Вы как мужчина-то состоятельны, путешественник вы наш?

- Как когда, - уклончиво ответил Денисов, полагаясь, что интерес к нему пойдет на убыль.

- И с самого начала вот так плохо? – Арготидда перешла с мысленного общения со служанкой на прямой разговор. Пусть Вячеслав все слышит.

Служанка продолжила телепатировать. Правда, сыграть роль безучастной очевидицы не смогла. Глаза ее резко сверкнули! Арготидда сразу заулыбалась.

- Это совсем другой коленкор. – И Вячеславу. – В чем дело? Не понравились девушки?

- Что вы! – горячо воскликнул Вячеслав. – Девушки – полный отпад!

- Я о том же. На последнем конкурсе красоты «Русалка моря» они заняли призовые места. Без блата!

- Фантастика! – согласился Вячеслав. – Такое случается крайне редко, сейчас ведь состязание не красавиц, а их менеджеров.

- Тогда почему вы пошли на попятную?..

- Уважаемая Арготидда, что за негативное мнение о мужчинах? Что за убежденность в их непостоянстве?.. Я, как и вы, мечтаю сохранить девственную чистоту. Девственник в брачную ночь! Есть что-нибудь прекраснее этого?

Он ожидал презрительных насмешек, а получилось наоборот. Арготидда воскликнула:

- Вы выросли в моих глазах, принц.

Действительно, карьерный рост произошел стремительно: за несколько секунд - от путешественника до принца. Но теперь отвязаться от нее будет еще сложнее…

- Да вы садитесь, угощайтесь. И вина! Налейте нам скорее вина!

Знакомый «элексир» – моча толстобрюха плескалась в хрустальных кубках. Вячеслав наотрез отказался, ссылаясь на то, что состоит в обществе трезвенников. «Уж теперь она обидится! Пусть даже немного, с малого и начинается охлаждение отношений…» И опять его слова произвели на Арготидду… самое благоприятное впечатление:

- Великолепно! Нет ничего ужаснее мужа-алкоголика. У нас недавно вышел закон: неисправимых пьяниц скармливаем акулам.

- Помогает? – живо поинтересовался Вячеслав.

- Да. Процент пьющих резко снизился.

«Вот бы в измерении иллюзий ввести подобное!» - подумал Денисов. И устыдился собственных мыслей. Будущий правитель не может быть настолько политически близоруким.

Но о пище он подумал с превеликим удовольствием. Однако первый же кусок оказался удивительно невкусным. Рыба сырая!

Вячеслав принялся искать что-нибудь жареное или вареное. Когда спросил об этом Арготидду, та возмущенно фыркнула:

- Все только в сыром виде.

Поскольку Вячеслав пока еще не разделял ее восторга насчет сырых блюд, он принялся за морскую капусту. Хозяйка тем временем сказала:

- Вернемся к нашим делам. Надо составить брачный контракт.

- Так сразу?!

- Чего тянуть кита за хвост?

- Видите ли… Есть некоторые проблемы.

- Какие?!

- Я плохо пахну.

- Глупости. Будете чаще мыться. Не поможет пять раз в день, перейдете на десять.

- И мне не так легко привыкнуть к запаху рыбы.

- Понимаю! Неделька тренировок, соответствующего самовнушения - и порядок. А через годик начнете верить, что это лучший запах на свете. Что он гораздо приятнее, например, запаха роз! Но тренировка обязательна. Я специально натираю тело рыбьими жирами…

- Право, не знаю… Я всегда был против смешения рас.

- Государственные интересы важнее биологии.

- И парень я еще молодой. Много дел, а женитьба отвлекает. Домашние заботы обременительны.

- Что вы! Можете не появляться месяц, два, три. Буду только рада… Одиночеству.

- А где я буду жить со своей царицей?

- Временно поселимся здесь.

- У вас тут хорошо. Но я люблю иные условия.

- Потом, когда станете правителем Арктиды, я с удовольствием переселюсь к вам. Все-таки центр земного мироздания. Нужно только будет построить несколько больших бассейнов, чтобы я не вылезала оттуда… С формальностями покончено?

- Кроме одной: я не принц Славий. И никакого отношения к Арктиде не имею.

- Опять за свое. Не смешно. От брака вам все равно не отделаться. Отсюда никогда не сбежите.

«Она права, убежать непросто. Неизвестная подводная резиденция с потайными ходами. Слуги… Сколько их? Вячеслав ощущал в себе огромную силу, но какова степень коварства этого бесчисленного количества морских существ? И потом - кругом одна вода! Невесть какая глубина, повсюду - неведомые хищники. Что за лодка, на которой они сюда прибыли? Какова система управления ею?..»

В измерении иллюзий он часто слышал, как ругали коварство настойчивых невест. Глупцы! Посмотрели бы, как тут ловят зазевавшихся женихов!

- Уважаемая хозяйка моря, - осторожно начал невольник, - а если вдруг выяснится, что я и впрямь никакой не принц Славий, а обычный путешественник?

- Как я устала!

- Мы же только предполагаем.

- Вас скормят хищникам, - зевнула Арготидда.

- За что?!

- За кражу моего времени. Оно – драгоценно. Каждая минута – как жемчужина. Значит, вы украли у меня целую россыпь жемчуга.

«Ничего себе женская логика! Даже у властительниц!»

- …Не будем о грустном.

- Не будем, - поддакнул Вячеслав.

- Пока крючкотворы готовят брачный контракт, я собираюсь поплавать. А так как вы – человек чести, не станете посягать на мою невинность, приглашаю присоединиться.

- Прошу простить, но вода еще не стала моей главной стихией.

- Тогда отдыхайте тут. А девочки станцуют вам русалочьи танцы.

«Мне еще танцев не хватало!» - сказал себе Вячеслав, бесстрастно наблюдая за изящными движениями зеленоволосых прелестниц. Как же выбраться из западни, в которую угодил по собственной глупости?

В который уже раз он попробовал связаться с Николаем. Молчание… Неужели с ним что-то случилось?!.. Гадать бессмысленно!

Оставался последний вариант: попробовать вернуться в измерение иллюзий. И потом – снова сюда. Только ведь можно ошибиться и оказаться не там, где нужно. Например, в самом центре Атлантии?.. Как потом искать Николая? Тем более, расстояния, на которое можно телепортироваться, тут очень маленькие.

И еще: вернуться в свой мир можно только из определенных точек - зон перемещения. Там возле деревни Красные Луга, рядом с рекой такая зона была, а в радиусе десятков сотен километров – ее уже не найдешь. И Николай не случайно тогда назначил встречу в парке, еще одна точка для путешествия по мирам. Есть ли что-то подобное здесь?

А ведь во дворце Арготидды ТАКАЯ ТОЧКА ДОЛЖНА БЫТЬ! Амбиции хозяйки моря слишком велики. Для того чтобы править и постоянно укреплять свою власть, надо знать другие миры и пространства.

Она проговорилась в самом начале их встречи, еще тогда на корабле. Слово в слово: «Вы из измерения иллюзий… Я в нем не раз бывала и могу отличить тамошних людей». Наверняка перемещалась из своей резиденции!

Вячеслав решил проверить догадку, сказал девушкам, что хотел бы осмотреть подводный дворец. Никто не возражал, и он двинулся с экскурсией. Он миновал комнату за комнатой, делал восхищенные глаза, а сам ИСКАЛ. С тех пор, как Вячеслав получил энергию ларца, он научился безошибочно определять наличие этой зоны или ее отсутствие. Пока ни малейшего намека, что ОНА ЗДЕСЬ ЕСТЬ!

Дворец наверняка очень сложной и необычной постройки, много тайников, о которых Вячеславу никто никогда не расскажет. Заглянуть бы в те тайники!

Каким образом?

«Николай! Николай! Николай!..»

Кто-то или что-то мешает контакту. И причина этого кроется в… подводном дворце Арготидды. Поэтому она ведет себя так уверенно и вальяжно.

Вячеслав начал понимать ситуацию, только легче не стало. Брачный контракт вроде бы, по нашей жизни, не так и важен, сегодня заключил, завтра разорвал. Но в руках такой коварной дамы он превратится в страшное оружие.

Не хочет ли Арготидда (как жена принца!) стать первой претенденткой на реликвию Рода. Хозяйка моря ни словом не обмолвилась о ней. И что? Волны наверняка многое «нашептали», и она входит в круг посвященных.

Так что, пока не просматривалось ни одного варианта на спасение.

Николай проснулся и сразу обнаружил, что принца рядом нет. Сначала он не обеспокоился, уверенный: Славий где-то рядом. Он попробовал мысленно связаться с ним, затем крикнул: «Вячеслав, друг мой, где вы?»

Ответа нет!

Сердце тревожно забилось, он успокаивал себя тем, что принца Славия так просто не возьмешь. Остается надеяться, что он решил осмотреть окрестности. Николай его предупреждал, да разве так просто обуздать желания молодого человека.

Но почему нет связи? Это случается, когда человек находится, например, в ином измерении. Он вернулся к себе, в мир иллюзий? Зачем? Отказался от борьбы? За долгую жизнь Николай научился читать людей, но Славий не таков! Он бы честно предупредил. И потом он знает, что не спасется от своих врагов нигде!

Дело в другом. Как и Вячеслав, Николай предположил: принц находится в среде, где их общению МЕШАЮТ. Вот это – самое страшное! Ученые и маги этого мира научились создавать пространства, куда не проникает ни один контактер. Подобные пространства есть в самой Арктиде, в Атлантии, и еще в некоторых местах.

Был и последний, самый страшный вариант – Славия убили. Но поверить в это Николай не мог и не хотел.

Надо начинать поиски!

Для начала Николай обследовал близлежащую территорию. Он решил стать на место Вячеслава и повторить его путь.

Принц отправился побродить по лесу? Вряд ли. Лес надоел ему за долгое время скитаний. Впереди – море, песок. Вот что должно было его соблазнить.

Николай внимательно изучил песок. Следы… Вот человек шел в ботинках, а вот босиком. Размер обуви – примерно сорок второй или сорок третий. Судя по поступи – мужчина.

А там что?!.. Куртка принца! Он решил искупаться? Допустим. Потом вернулся на берег? Скорее всего. Надел на себя все, кроме куртки. Почему он ее здесь оставил? Забыл? Невозможно! А если НЕ УСПЕЛ НАДЕТЬ?

Он куда-то сильно спешил?

Куда? Увидел что-то необычное? Опасность? Откуда и от кого она исходила?..

Николай просчитывал варианты, не представляя, что и над ним нависла смертельная угроза. Он успел связаться со своими друзьями в Арктиде, объяснить ситуацию.

Потом он резко обернулся, поскольку почувствовал приближение врагов!..

- Вы что-то ищите, принц? Случаем, не меня?

Агротидда старалась казаться ослепительной. Стан облегало серебряное платье, украшенное россыпями изумрудов. Под стать им горели зеленые глаза. В руках у хозяйки моря был большой радужный веер, которым она грациозно обмахивалась. Либо хотела произвести впечатление на жениха, либо ей… жарко? И сразу Вячеслава охватил легкий озноб, он представил, как его запрут тут на долгое время, среди «вечной прохлады».

Он более не стал убеждать ее в своем не царском происхождении. Арготидда популярно объяснила, что ждет самозванца. Он восхищенно произнес:

- Ваша красота ослепительна.

- Ой, спасибо…

- Представляю, скольких художников, поэтов вы вдохновили!.. А я пока проводил у вас экскурсию. Много любопытного.

- Что-то вы слишком сладкоголосы, дорогой соловушка, - хихикнула Арготидда. – Не рассчитываете ли удрать?

- Удрать?

- Слишком внимательно все осматривали.

- Я любознателен.

- Надеюсь, причина только в этом. Не так просто улизнуть из-под венца, когда твоя невеста - хозяйка моря.

- Сейчас я бы уже подумал: стоит ли бежать от такой красавицы?

- Не верю мужчинам! Они сбегают от любых красавиц. Проклятые ненавистники семейных уз!

- Меня смущает одно: мой запах. С таким запахом я вам скоро надоем, прекрасная Арготидда.

- Не беспокойтесь. Я нашла решение. Будете пить специальный рыбий эликсир. Через некоторое время ваша кожа покроется легкими чешуйками, приобретет запах моря.

- Замечательная перспектива!

- Вы станете почти что существом НАШЕГО племени. Русалочье племя на троне Арктиды!

«Она и впрямь потребует, чтобы я выпил ее эликсир?!»

- Но это надо сделать позже, когда вас официально признают правителем Северной империи. А то аркты не поймут…

Здесь с ней нельзя не согласиться.

Арготидда подошла к гостю, аромат моря (вообще-то, рыбы!) кружил голову, пробуждал желания (другой вопрос – какие?). Она взяла Вячеслава под руку и спросила:

- Чего бы вы хотели? Кроме досвадебного секса, конечно.

- Танцевать с вами! Держать вас в объятиях…

- Какой пылкий! Я вас немного боюсь! У нас, русалок – кровь не столь горяча. Но я согласна!

Они – в новом зале, как принято - круглом и зеленом. У стены – какие-то приборы… нет, музыкальные инструменты!

Появились две группы русалок, одна представляла собой оркестр, другая, по-видимому, собиралась одарить слух волшебством вокала.

Музыка и, правда, мелодичная, а вот голоса (как бы помягче?)… скорее какое-то бульканье. Не разобрать ни единого слова.

Да тут и нет слов. Просто Песня без слов. Может быть в измерении иллюзий она и побила бы рекорды популярности, но Вячеслав (при всей его сдержанности!) едва не набросился на певиц за издевательство над человеческим слухом. Арготидда пояснила:

- Называется «Ода хозяйке моря».

- А нельзя ли чего-нибудь более традиционное?

- Да вы ретроград! Пора привыкать к новому. Тем более что скоро вы будете слушать только эти песни. А с вами и вся Арктида.

Но я выполню и вторую вашу просьбу. Музыка популярна в измерении иллюзий! Что предпочитаете: вальс, фокстрот, танго, чарльстон, твист, шейк?..

В свое время Тиана хорошо обучила его танго. И он выбрал именно этот танец. Вновь зазвучала музыка (к счастью, без пения), Вячеслав прижал к себе Арготидду, и они понеслись в вихре танца!

Вячеслав быстро понял, танец не так прост, мощный поток ворвался в его сознание. Он вытягивал мысли, чтобы постичь их все до единой. Хозяйка моря пошла на открытое сражение, убежденная, что партнер не выдержит, раскроется, и она полностью подчинит его себе. Вячеслав «поднял перчатку», ответил тем же. Посланные им импульсы также устремились в голову Арготидды. Он хотел выведать главную для себя тайну…

А со стороны казалось, будто танцуют двое очарованных друг другом влюбленных.

Стихией существ тьмы всегда была ночь, именно тогда они творили свои злодеяния. Их глаза отлично ориентировались в темноте, что давало им большое преимущество перед противником. И, наоборот, днем их зрение падало, они были гораздо уязвимее. Поэтому сражаться предпочитали ночью.

Но иногда нападали и днем!

Читатель знает, что они могли просочиться куда угодно: в самые непроходимые чащи, в центры жарких пустынь, на заболоченные территории, где один неверный шаг – и вязнешь в трясине. Единственные места, которых они избегали - Арктида и Атлантия. Об отношении арктов к ним уже говорилось. А маги Атлантии считались злом более высокого порядка, мелочь им мешала. Использовали они в своих целях существ тьмы редко, давая им не слишком важные поручения.

Один из вездесущих разведчиков подземного государства засек Вячеслава и Николая, когда те оказались на опушке леса. Он тут же послал сообщение вожаку, и получил приказ: незаметно следить за ними и ждать подкрепления.

Несмотря на активность главного врага – солнечный свет, существо тьмы передвигалось умело и бесшумно, именно тенью, улавливая каждый шаг принца. Оно видело, как Славий вошел в море, как на него напала акула, и как относительно спокойно он расправился с хищником. Разведчик внутренне ужаснулся: что может сделать такой уникальный боец с его сородичами? Даже если их будет не один десяток! К тому же, у принца есть два союзника – его отдыхающий напарник и яркое солнце.

А дальше произошла другая необычная вещь: по воде бежала девушка, Славий дал ей руку, и они перенеслись на какой-то корабль. Что за девушка? Что за судно? Этого разведчик не разглядел.

Когда появился вожак с подручными, разведчик обо всем доложил. Правда, он не смог толком сообщить подробности о бегущей по волнам. Но вожак и так догадался.

- Хозяйка моря Арготидда, - прошипел монстр, - чего сучка влезла не в свое дело?

- Как будем действовать дальше? – спросил разведчик.

Пусть монстр умом не блистал, однако хитростью обделен не был. «Союзнику» Яроссию он всего не расскажет. Часть правды – можно, чтобы не потерять доверия. Шакалья натура вожака существ тьмы нашептывала ему продолжать вести собственную игру. Правителя Арктиды он безумно боялся, особенно после того, как увидел его силу. Но… жажда заполучить ларец и встать в один ряд с крупнейшими правителями и магами убивала все страхи. Он уже видел себя равным тому же Яроссию.

- Подождем, - ответил монстр.

Тем временем Николай проснулся и в поисках принца направился к морю. И тут у вожака возникла идея:

- Прихватим этого хрена. Потрясем, как следует. Пусть колется, падла, что за дела у принца с Арготиддой?

Ему и в голову не пришло, что приятель принца не трухнет перед стаей паразитов. Существа тьмы осторожно выползли из густой травы и, по-прежнему, бесшумно двигались в сторону моря. Но Николай почувствовал их приближение. Он даже удивился: «Как же их много!»

И вдруг… Все увидели, что к полю битвы мчались и другие кошмарные гости – огромные волки. Не просто волки, а оборотни!

Это были Ганов и его дочь Леля, окончательно осознавшие, что значит вобрать в себя СИЛУ ОБЩИНЫ. Запах жертвы острил обоняние, они бы почувствовали принца в любой точке планеты. Изощренность ума позволяла им обходить любые препятствия. Колоссальные расстояния люди-волки преодолевали со скоростью ветра.

Они чуяли, что принц уже недалеко и ускорили бег. Он был РЯДОМ, и… снова пропал!

Нет, что-то от него осталось.

Волки выскочили на берег, и перед ними открылась картина: с одной стороны человек, державший в руках ТО, ЧТО ПРИНАДЛЕЖАЛО ПРИНЦУ СЛАВИЮ, с другой – подбиравшиеся к нему существа тьмы.

Вид разъяренных оборотней вызвал испуг у вожака-монстра и его подручных, существа тьмы решили ретироваться, отложить сражение ближе к ночи. Волки не суетились, дали им спокойно уйти. Теперь именно они стали главными врагами Николая. Воин Арктиды словно прочитывал угрозу в их глазах: «Он связан с принцем, он его друг! Нужно с ним покончить!»

Волки могли наброситься сразу, но дали противнику какое-то время, чтобы тот осознал приближение СМЕРТИ! Они совершенно спокойно отнеслись к лучевой трубке в руках жертвы…

Николай умело телепартировался более чем за сотню метров, однако хищники вновь были рядом. К тому же они ловко рассредоточились: волк находился перед ним, а волчица – позади. Оборотни также легко перемещались в пространстве, как и сам Николай.

Трубка наведена на волка, но за сотую долю секунды до появления смертоносного луча хищник исчез. И в это самое время Николай услышал позади себя дыхание волчицы. Щелкнули клыки, Николай едва успел «перепрыгнуть» еще метров на двести. Но без трагических последствий не обошлось, голову пронзила дикая боль, а по щеке потекла кровь. Волчица откусила ему ухо.

Хищники опять были рядом. Их торжествующий вой огласил окрестности.

Николай отлично знал, как сложно уничтожить оборотней, мало что из оружия берет их. Его лучевая трубка была исключением. Настоящее оружие против этих чудовищ!

Волки прыгнули с двух сторон, острые зубы распороли шею. Николай исчез в третий раз. Исчез, понимая, что они все равно настигнут.

Так и есть…

Он стоял перед ними, изуродованный, истекающий кровью. И даже теперь его мысли были о принце и будущей судьбе Арктиды. Кто напустил оборотней? Яроссий? Если так, то тиран праздновал очередную победу.

Волки вновь обнажили клыки и бросились добивать противника. Больше ему не давали отсрочек. Это конец…

В последнюю секунду своей жизни Николай ухитрился пронзить лучом волка. Чудовище взвизгнуло, запылало… И тут же клыки волчицы сомкнулись на горле воина Северной империи!

Из глаз Лели текли и текли слезы. Сколько уже времени она рыдала над трупом отца? Он обуглился до скелета!

Несмотря на гибель самого близкого существа, Леля так всерьез и не задумалась: почему же это произошло? Лишь сильнее ожесточилось ее сердце. Принц Славий был теперь не только враг ОБЩИНЫ. Он стал ее КРОВНЫМ НЕДРУГОМ!

Две схлестнувшиеся стихии не могут вечно находиться в состоянии войны, любое противоборство должно обязательно выявить победителя. Так и хозяйка моря начала постепенно уступать Вячеславу. Он поставил окончательный заслон чтению своих мыслей и постепенно погружался в ее желания, страхи, сомнения, постигал сокровенные тайны. Несколько раз волны сознания Арготидды выплескивали слова: «Жемчужная комната… жемчужная комната…»

Она старалась не подпустить Вячеслава к какой-то жемчужной комнате. Возможно именно там, среди основных сокровищниц подводного дворца и находится зона перехода в другие измерения.

Хозяйка моря словно не могла отойти ото сна, лишь заворожено внимала нараставшему натиску кавалера…

- Пойдем, - «сказал» Вячеслав, - раз скоро наша свадьба, и мы практически муж и жена, то все у нас едино.

- Да, - «повторила» Арготидда, - все едино.

- И у нас больше нет друг от друга секретов.

- Нет секретов.

Он взял ее под руку и повел. Никто из слуг не воспротивился, даже не понял, что хозяйка - мастер влияния на разум и души других существ, сама уже находилась под гипнозом более сильного.

…Она очнулась лишь тогда, когда оказалась вместе с Вячеславом в своей главной сокровищнице. Очнулась потому, что каждая вещь здесь была в неразрывной связи с хозяйкой, питая ее мощнейшей силой.

Чары спали, Арготидда повернулась к спутнику, с усмешкой произнесла:

- Думаешь, что победил?

Угроза не испугала Вячеслава, он уже ощутил ЖЕЛАННУЮ ТОЧКУ!

Арготидда вцепилась в него, звала на помощь слуг, даже вены на висках вздулись. Вячеслав оттолкнул ее, но она снова ринулась на него. Это была настоящая фурия, готовая, ради своей цели, сокрушить все и вся! Она вцепилась в Вячеслава точно клещами. А в жемчужную комнату ворвались слуги…

Денисов вторично оторвал от себя Арготидду, но сатрапы морской владычицы были уже рядом. Множество клешней вот-вот вопьются в Вячеслава.

«Только бы успеть!»

Один решающий шаг, точнее – прыжок, и зона перемещения поглотила его! Исчез подводный дворец со всеми обитателями. Перед Вячеславом – черная полоса и пронзившая тело боль, как от электрического тока. Но вот чернота рассеялась.

А несчастная, предвкушавшая скорую свадьбу невеста, так и осталась без знатного жениха.


ГЛАВА ХХIII. Возвращение в Эдем

Это опять был ЕГО ГОРОД, где он жил с самого рождения, хотя ему объяснили, что родился вовсе не здесь, а в далеком отсюда мире, никак недоступном для путешествий. Но разве легко перечеркнуть детство, юность, молодость? Забыть мальчишек, с которыми играл, девчонок, в которых влюблялся?..

Вячеслав жадно вглядывался в лица людей, таких родных и беззащитных перед ним. Он спокойно прочитывал их мысли, а они и не подозревали. В каком еще измерении возможна подобная вещь?

Почему так боятся и ненавидят мир иллюзий? Почему считают его местом сосредоточения всех пороков? Прежние объяснения не устраивали. Не более ли порочны те, кто пользуется его естественными слабостями (тоже чтение мыслей), а потом еще и публично поносит?

Вячеслав более не хотел проникать в чужие головы, пусть думают, что хотят. А он поразмыслит над планом дальнейших действий.

Он проходил мимо кафе, тут встретил Тиану в роли официантки, встретил как раз в тот день, когда он потерял память. Встреча была подстроена? Или Тиане безразлично, где подрабатывать? Ведь главное для разведчика - его сверхзадача!

Вячеслав почувствовал голод и заглянул сюда. Как бы он хотел, чтобы Тиана вышла перед ним в нарядном фартуке… О чем он? Все давно закончилось!

Но помечтать-то можно!

Появилась другая девушка, симпатичная, обаятельная, но… не Тиана. В душе Вячеслава что-то перевернулось. Пусть к прошлому нет возврата, но невозможно запретить себе любить.

Или все-таки можно?

В том измерении тоску о Весениной (или как там ее настоящая фамилия?) сгладила цепь страшных событий. Сейчас воспоминания вновь терзали душу. Хоть плачь!

Еще не хватало так распуститься! Слишком много задач перед Вячеславом, слишком много у него проблем.

Официантка мило улыбнулась и принесла блюдо. И тут Вячеслав вспомнил, что денег у него нет. Ни в одном измерении, кроме этого, они не нужны. Атавизм какой-то! Однако следует принимать условия игры того мира, в котором находишься в данный момент.

Что ему делать? Исчезнуть, как воришке? Вячеслав невесело усмехнулся. В институте вместе с ним учился некий Костя Колобков. Всегда косил под крутого, знакомился с девушками, приглашал их в ресторан, делал солидные заказы, наедался и… ловко сбегал. Не хотелось Вячеславу уподобляться Косте Колобкову.

Взгляд упал на дорогой Tissot (известная марка швейцарских наручных часов. – прим. авт.), подарок Тианы ко дню его рождения. Часы мешали ему, поскольку усиливали боль от разлуки. Вячеслав позвал официантку:

- У вас есть молодой человек?

- Да. А что? – округлились ее глаза от неожиданного вопроса.

- Передайте ему, - он снял часы и протянул официантке.

- Что вы?.. Зачем?

- Не бойтесь, не ворованные.

- С какой стати?..

- Чтобы меня не ругали.

- За что?

- Позже поймете. Где у вас туалет?

Растерявшаяся девушка показала. Вячеслав вошел в кабинку и… был уже далеко. Он надеялся, что официантка не обидится. Часы стоят обеда!

Вроде бы дышалось легче, и руку ничто не жгло… Нет, от Тианы просто так не освободиться.

Даже ему, получившему частицу необыкновенной энергии ларца!

Теперь он стоял напротив издательства, в подъезде соседнего дома, стоял и наблюдал…

Он видел, как вышла Воробушкина, и с трудом сдержался, чтобы не закричать: «Юлиана, я здесь!» А вот и Олег Васильевич, озабоченно чешет затылок. Наверное, ломает голову: кем заменить невесть куда подевавшегося Вячеслава.

Вид этого безобидного, чудаковатого книголюба заставил сжаться сердце Денисова. Он спросил себя: «Так где мой настоящий мир?»

Увы, он не может вернуться сюда. И не надо обманываться, слишком многое поставлено на кон! Переплетены интересы государств и судьбы миллионов. Сам Вячеслав уже не принадлежит себе.

Он мысленно попрощался: «До свидания, Юлиана! До свидания, Олег Васильевич!».

Естественно, никто из них его не услышал.

Более всего волновало и тяготило отсутствие Николая. Неспроста молчит его друг. Вдруг с ним что-то произошло? Как и в прошлый раз…

Пора возвращаться туда, где его почитают, как принца Славия. Если Николай в ближайшее время не найдется, придется продолжить борьбу в одиночестве.

Хорошо сказать! Один в незнакомом, чужом мире. Даже обладая великой силой, разве он в состоянии справиться с разрушительной машиной Яроссия или магов Атлантии!
Ему нужна новая энергия!..

Но он уже раз залез в тайник. И потерял память. Что произойдет теперь? Ослепнет? Сойдет с ума?

И опять зазвучало предупреждение Николая о том, что нельзя открывать ларец, потому что ТАК ЗАХОТЕЛОСЬ… Придется сражаться теми силами, которые у него есть сейчас.

Николай будто бы материализовался из воздуха, он стоял напротив, и не один! Правую руку он протягивал к Вячеславу, а левой обнимал его мать. Вячеслав не сразу понял, что это лишь ВИДЕНИЕ.

- Сынок, - полился голос Бреаборы, - отец сказал и другое.

«Какой отец?» - не понял Вячеслав.

- Она имела в виду меня, - пояснил Николай, - вы мне как сын.

Другое? Ну да! Денисов помнил мельчайшие подробности их диалога в Пристанище…

«- …Настанет время, вы и откроете ее вновь, чтобы удвоилась сила - физическая и духовная.

- А когда придет это время?

- Вы почувствуете. Словами не объяснишь…»

Какая-то сила тянула Вячеслава к тайнику. Не прежние эгоистические амбиции, не желание совершить молниеносный прыжок в дамки! Ситуация требовала, чтобы он СТАЛ СИЛЬНЕЕ.

«Вы почувствуете…»

Его должен был терзать страх, но не было ни капли его! Исчезли любые сомнения, будто кто-то их умело гасил. С каждой минутой возрастала уверенность в правоте своих целей.

Он отправится к тайнику и откроет ларец!

Когда Вячеслав сказал это себе, то невольно обернулся. Будто сотни или даже тысячи глаз уставились на него. Все потирали руки и ждали, что он приведет их к реликвии Рода… Нет ничего более опасного, чем ИДТИ К ТАЙНИКУ!

И снова – голос Бреаборы, уже жесткий, каким и должен иногда быть голос правительницы:

- Они здесь! Они никогда не успокоятся.

- А если они проследят?.. Если по неосторожности моей найдут ларец?

- У тебя есть качества, о которых ты и не подозревал, - произнес Николай.

- Какие качества?

С кем он разговаривал? С собой? Мать Бреабора там, откуда уже никогда не выйдет с сыном на связь. И Николай не посылал никаких мысленных передач. Вячеслав хотел его услышать, потому и СЛЫШАЛ.

И все-таки видение не случайно. Вячеславу надо понять, о каких его качествах идет речь?..

На сей раз – никаких машин, Вячеслав добирался пешком, преодолевая, при помощи телепортации, одно расстояние за другим. На каждом участке пути пытался определить, не появилась ли слежка? Те, кто ведет ее, могут быть далеко отсюда.

Денисов вновь задумался: о каких же своих качествах он не подозревал? Мозг мгновенно переварил массу событий. Начал с последних – со встречи с Арготиддой и… вновь вернулся к ним. Не к самому своему похищению, а к тому, что было чуть раньше…

Когда он только-только подходил к морю, то почувствовал дискомфорт. Вячеслав не обратил на это внимание. Мало того, отринул НЕПРИЯТНЫЕ МЫСЛИ.

А зря! Был бы осмотрительнее, не попал бы в ловушку. Ведь он чувствовал…

Стоп! Он ЧТО-ТО ЧУВСТВОВАЛ! Не просто «что-то», а слежку!

И обычные люди ощущают нечто подобное. Еще не получив энергию ларца, Вячеслав мог осознавать, что кто-то наблюдает за ним. Например, на вечеринке у Артемьева. Сейчас он в состоянии ЧУВСТВОВАТЬ слежку даже если его враг НЕОБОЗРИМО ДАЛЕКО.

Объяснения феномену не было. Да и не нужно ничего объяснять. Это въедливые ученые берут какой-нибудь факт или явление, раскладывают его на множество составляющих, без конца пережевывают, создают целые схемы доказательств. И не дай бог, если что-то в эту схему не укладывается!.. Вячеслав осмотрелся: нет ни дискомфорта, ни направленных на него «подозрительных» энергетических потоков. И он решительно последовал дальше.

Он уже в деревеньке Пьяная. Снова хибара с заколоченными ставнями, куда, по логике вещей, не сунется ни один вор. Вновь – крохотная комнатенка, а под полом - тайник. Сомнение возникло в тот момент, когда Вячеслав открывал крышку, но лишь на миг. Вера в то, что на этот раз он поступает правильно, призывала его к решительным действиям.

Сияние, как обычно, разлилось очень ярко, однако Вячеслав уже не слеп от него, несмотря на боль в глазах, он наблюдал игру огненных точек, которые кружились, взлетали вверх, создавали сказочные по красоте узоры. Очарованный этой красотой, Вячеслав едва не пропустил цифру десять. Мудрость подсказывала: для всего должна быть мера. Он успел вовремя захлопнуть крышку.

Обратный путь Вячеслав преодолевал легко и свободно, телепартировался на гораздо большие расстояния. И снова не ЧУВСТВОВАЛ никакой слежки. Это уже не просто интуиция, а ЗНАНИЯ, полученные из Космоса и не требующие никаких доказательных теорем.

Он шел по городу, вот знакомые улицы, переулки и вдруг… комок скорби подступил к горлу, он готов был зарыдать, как в тот день, когда потерял приемных родителей; сердце заныло, будто он в очередной раз сорвал маску с лукавого лица Тианы. Больше он никогда не увидит ни города, ни этих слабых, не умеющих проникать в ваши мысли, и потому подверженных нелепым иллюзиям, людей. «Милые мои, хорошие, золотые!» - кричал каждому из них Вячеслав.

Почему «никогда»? Опять – логически необъяснимое ЗНАНИЕ! Но сюда он уже НЕ ВЕРНЕТСЯ. Он обязан следовать своей дорогой. Только куда она его приведет?

Невыносимо тяжело! А еще говорят, что сильные люди мало подвержены сентиментальным эмоциям.

Однако они быстро берут себя в руки. И вот уже Вячеслав размышлял над дальнейшим планом действий. И лучше это делать, когда тебе никто не мешает.

Однако одиночество Денисова оказалось недолгим. В мозгу послышался слабый импульс:

- …Принц Славий… Принц Славий…

Радость от возможной встречи с Николаем быстро улетучилась. Это не он, голос принадлежал… женщине.

- …Принц Славий, мне необходимо увидеть вас.

Кто в курсе его местонахождения? Вячеслав аккуратно обвел взглядом окрестности. Сейчас он улавливал все, был чувствительнее самого совершенного прибора. Нет, он не замечал ничего и никого…

- …Принц Славий, - повторил голос. – Где мы можем увидеться?

- Кто вы?

- Мила Нович. Не забыли меня?..

- Отлично помню. Только никаких дел у нас с вами не было. Где интересующая вас вещь, я не знаю. И знал бы, не сказал.

- Дело не в этом. Есть один человек… она хочет поговорить с вами.

Вячеслав ощутил, как внутри его все затрепетало. Почему энергия ларца не спасает от любви?!

- Так мы увидимся?

- Зачем?

- Она ОЧЕНЬ ПРОСИЛА!

- И с ней у нас дела закончились. А любовь?.. Думаю, ее не осталось.

- Жаль! Ей это будет слышать тяжело.

- Ничего. Утешится в объятиях царицы. Или одной из ее придворных дам.