0 13130

Очередные задачи Православия в Китае

Очередные задачи Православия в Китае

Навстречу визиту Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в КНР. Если оценку текущей обстановки мирового кризиса индустриального общества делать не только со стратегической высоты, но и в глобальном масштабе, то вопрос православия с китайской спецификой приобретет и неожиданный ракурс, и особое значение, и историческую перспективу

Вполне очевидно, что с позиции Московского Патриархата Русской Православной Церкви возрождение религиозной жизни в китайском обществе по канону «восточного правильного учения» (православия) с восстановлением священства и архипастырского окормления китайского православного мiра есть дело чести Матери-Церкви, в 1957/57гг. решением Патриарха даровавшей Автономию Православной Церкви в Китае. 

Но для понимания процессов глобализации куда более важный вопрос – это вопрос: «Зачем возрождение православия нужно Китаю»? 

Ответ на этот вопрос имеет три земных и один небесный аспект. В повседневной жизни китайцы – сугубые прагматики. Поэтому практика возрождения православия в Китае с позиции высшего руководства КНР по всем проявившимся признакам способна оказать властям в Центре и на местах духовную помощь в решении следующих политических задач. 

Во-первых, «восточное правильное учение» (православие), по канону не западное, может выполнить миротворческую миссию в сложных отношениях властей с исламскими религиозными экстремистами и сепаратистами. А также составить в КНР зримую духовную оппозицию западным ветвям христианства, ориентированным на Ватикан и США. 

Во-вторых, «восточное правильное учение» (православие) может обеспечить политический курс «гармонии мира» и нового китайского интернационализма широким набором связей во всемирном масштабе, чего на основе одной лишь конфуцианской этики сделать невозможно. 

В-третьих, «восточное правильное учение» (православие) в своей нестяжательской (старческо-монастырской) части способно предложить массам достойный выход из партийной догматики марксизма-ленинизма, переставшего быть путеводной «красной нитью» в связи с завершением эпохи индустриального общества с классовой борьбой труда и капитала. 

Что же касается собственно визита Патриарха Кирилла в КНР, то для китайских властей он ценен возможностью найти доверительного посредника (третьего) в переговорах с высшим руководством России, ибо конфуцианская этика «потери лица» не позволяет поднимать и обсуждать вопросы «горькой правды» на прямых двусторонних личных встречах первых лиц. Найти такого посредника можно либо в кругах политической закулисы (масонерии), либо в церковных кругах. Поскольку масонерия ориентирована на Запад, китайское руководство приняло решение в качестве третьего попробовать Предстоятеля РПЦ. 

Однако основным для судеб становления «восточного правильного учения» (православия) с китайской спецификой выступает небесный аспект. И дело тут в том, что с выполнением практических сугубо земных задач периода «малого процветания» (сяокан), после 2019 года, перед китайской властью встанут задачи перехода в период «великого единения» (тянься датун), который в ракурсе глобализма должен принять форму «великой гармонии мира» (тянься дахэ). Что без духовной составляющей невозможно. В рамках китайского проекта грядущего периода «великой гармонии» и видится роль «восточного правильного учения» (православия) с китайской спецификой. 

Здесь примечательно, что по многочисленным пророчествам во времена перед «концом мира сего» (по-научному: антропологического поворота в середине XXI века) китайцы начнут массово принимать православие и тем спасут Русь от засилья антихриста.

 

 

СПРАВКА РЕДАКЦИИ

На данный момент о распространении православия среди жителей Китая можно говорить лишь относительно, по данным митрополита Илариона (Алфеева) в Китае насчитывается до 15 тысяч православных.

Между тем, история христианства в Китае началась ещё в первые века нашей эры, а представители русского Православия на территории Китая присутствуют как минимум с ордынских времён, когда русские служили в гарнизоне одной из ордынских столиц — Ханбалыка, будущего Пекина. С XVII века присутствие православных, пусть и в незначительном количестве становится постоянным, преимущественно в пограничных регионах империи — в виде военнопленных, послов и купцов.

Современная история православия в Китае началась в конце XVII века, когда пленённые в 1684 году китайской армией казаки крепости Албазин во главе со священником Максимом Леонтьевым были увезены в Пекин, где основали православную общину. Для их окормления, а также для развития российско-китайский отношений в Пекине в 1712 году была основана Русская духовная миссия.

Ихэтуаньское восстание «боксёров» 1900 года, разгромившее здания Пекинской Миссии и физическое уничтожение 222 православных китайцев, нанесло сокрушительный удар в деле проповеди православия в Китае. Тем не менее, в начале XX века в Китае началось строительство новых православных храмов: в 1900 году в Харбине был освящён Никольский собор, построенный из дерева в стиле русских шатровых церквей; были заложены церкви при станциях КВЖД (среди которых одной из первых была построена в 1901 году Сергиевская церковь в Имяньпо); приобретён участок и начато строительство подворья миссии с Благовещенским храмом в Харбине.

Начиная с 1902 года деятельность Пекинской духовной миссии была не только восстановлена, но и получила дополнительное развитие — Начальник Миссии архимандрит Иннокентий (Фигуровский) был хиротонисан в епископа, усилены материальные средства, выделяемые на Миссию, выделены средства для восстановления разрушеного «боксерами» зданий и хозяйства. В 1902 году вместе с епископом Иннокентием в Пекин прибыл новый состав духовной Миссии (порядка 100 человек).

Сложным, но плодотворным стал период после 1917 года, когда из России пришли сотни тысяч православных беженцев, нашедших убежище в Китае. До «исхода» русских верующих в 1949 году в Китае было построено до 106 православных храмов, но и после их исхода в стране оставалось 10 000 православных христиан.

В 1954 году коммунистическое власть упразднила Российскую Духовную Миссию. Находившиеся в её ведениии более 100 храмов и молитвенных домов было реквизированы в пользу государства. Бейгуань (Северное подворье), где находилось три храма, женский монастырь, большая часть строений, и в состав которой входил исторический участок земли, отведённый в Пекине для нужд православной миссии, был отдан посольству СССР. Главный храм Миссии «в честь Всех святых мучеников», близ которого были похоронены начальники Миссии и в котором покоились мощи китайских мучеников и тела членов Императорской семьи, расстрелянных в Алапаевске, был разрушен, поруганию были подвергнуты и прочие храмы. Храмы вне территории посольства ветшали и сносились.

24 апреля 1956 года начальник Отдела культов при Госсовете КНР Хэ Ченсян дал разрешение на назначение архимандрита Василия (Шуана) епископом Пекинским, который должен был также временно исполнять обязанности главы Китайской Православной Церкви. 23 ноября 1956 года Священный Синод РПЦ принял решение о даровании Православной Церкви в Китае автономии и хиротонии Пекинского архимандрита в епископа. Он был рукоположён во епископа Пекинского 30 мая 1957 года в Москве. После его смерти в 1962 году и епископа Шанхайского Симеона (Ду) (1965 г.), Китайская Православная Церковь лишилась епископской иерархии. В условиях начавшейся вскоре культурной революции внешняя жизнь КПЦ прекратилась и де-юре не восстановлена до сего времени, хотя Московский Патриархат продолжает считать её существующей. До 1967 года в Китайской Православной Церкви действовало восемь монастырей, а также 2 скита. Все они в конце 1960-х годов прекратили свое существование и были разрушены в годы культурной революции.

Только в 1986 году была открыта для богослужения Покровская церковь в Харбине, где служил единственный получивший государственную регистрацию православный священник-китаец — протоиерей Григорий Чжу.

31 января 1994 года вступило в силу Положение о регулировании религиозной деятельности иностранных граждан на территории КНР, позволяющее иностранным священнослужителям совершать богослужения по приглашению китайских религиозных организаций при согласии Управления по делам религии при Госсовете КНР.

В 1996 году Григорий Чжу получил антиминс и миро от Московской Патриархии и использовал их при богослужении до своей кончины в 2000 году.

17 февраля 1997 года Священный Синод РПЦ постановил:

«Поскольку в настоящее время Китайская Автономная Православная Церковь не имеет своего Предстоятеля, впредь до его избрания Поместным Собором этой Церкви, в соответствии с православными канонами, каноническое управление епархиями Китайской Автономной Православной Церкви осуществляется Предстоятелем Матери-Церкви — Патриархом Московским и всея Руси. Решение практических вопросов по урегулированию православной жизни в Китае в рамках, соответствующих китайскому законодательству, поручить председателю Отдела внешних церковных сношений».

1 марта 2005 года вступили в силу новые «Положения о религиозных делах», которые расширили религиозную свободу китайских граждан.

9 марта 2008 года, клирик РПЦ иерей Алексий Киселевич совершил богослужение в помещении Генерального консульства России в Шанхае, за которым молились и причащались старейшие священнослужители Китайской Автономной Православной Церкви — иерей Михаил Ван и протодиакон Евангел Лу. Последним были вручены награды РПЦ в связи с 50-летием со дня дарования автономии Китайской Православной Церкви.

Многократные попытки священника Михаила Ли добиться разрешения совершать богослужения не увенчались успехом, вследствие чего он эмигрировал в Австралию, где служит в китайском приходе в юрисдикции РПЦЗ.

В 2008 году Синод Константинопольской Церкви объявил Китай территорией своей Гонконгской митрополии, включив также в её состав ряд стран Юго-Восточной Азии, что вызвало протест со стороны Русской православной церкви.

В конце 2000-х годов правительство КНР разрешило миссионерскую деятельность православных в Китае на условии, что все миссионеры будут китайцами по национальности. Православие было признано религией русского национального меньшинства в специальных автономных районах Синьцзян и Внутренняя Монголия, провинции Хэйлунцзян.

30 августа 2009 года впервые за 50 лет был освящён храм в честь святителя Иннокентия Иркутского в городе Лабудалинь (Лабдарин) на северо-востоке автономии Внутренней Монголии. Освящение совершил шанхайский священник иерей Михаил Ван в сослужении настоятеля прихода святых апостолов Петра и Павла в Гонконге протоиерея Дионисия Поздняева. Так же был открыт Храм преподобного Сергия Радонежского в городе Шэньчжэнь.

13 октября 2009 года епископом Егорьевским Марком (Головковым) к приезду Путина был освящён Успенский храм, восстановленный на территории российского посольства в Пекине.

В сентябре 2010 года делегация Госуправления КНР по делам религий посетила Россию в качестве гостей Русской Православной Церкви и познакомилась с Московскими и Санкт-Петербургскими духовными акаденимиями для определения места обучения студентов из Китая.

6-7 декабря 2012 года в Гонконге прошли мероприятия, приуроченные к празднованию 300-летия присутствия в Китае Российской духовной миссии. В программе мероприятий — конференция, книжная ярмарка, круглый стол и праздничные богослужения.

Добавить комментарий