1 7057

О ПОНЯТНОСТИ ЗАКОНОВ (ЧАСТЬ 1)

О ПОНЯТНОСТИ ЗАКОНОВ (ЧАСТЬ 1)

«В Конгресс США поступил законопроект, по которому в медицинских опытах взамен крыс предлагается использовать юристов. Обоснование: юристов больше, чем крыс; юристов не жалко; юристы в экспериментах охотно делают то, что крысы отказываются делать по соображениям морали» (американский анекдот)

ЗАКОН – ЭТО ДЛЯ ВСЕХ

В комментариях к моей статье о необходимости адвокатов, мой давнишний и упорный оппонент на сайте, начал спор с посетителями сайта на тему, должны ли в законах использоваться юридические термины, не понятные обычным людям? Он пишет: «Любая литература которая предназначена для специалистов (не научно-популярная) кишит терминами понятными лишь тому, кто специализируется в этой области. Без этого не обходится ни одна сфера человеческой деятельности. Почему юриспруденция должна быть исключением? Что касается «целенаправленной политики», то хочу сказать, что большинство юридических терминов зародилось во времена Древнего Рима. А я категорически отрицаю какую либо целенаправленную политику длящуюся такое длительное время».

Не смотря на это, я не соглашусь с ним, поскольку дело не в терминах, а гораздо глубже. Для спора с оппонентом, я использую доводы из своей книги «Наука управлять людьми», приспособленные к данной теме.

Начнем с рассмотрения разницы в государственных командных документах, которые даются нам властью от имени нас – народа, - и должны исполняться нами, народом.

Должны ли эти документы быть понятны любой кухарке?

Если речь идет о Конституции и законах, то так же естественен и ответ: безусловно, по-другому быть не может!

Библиотека древних манускриптов и юридической литературы Йельского Университета

Ведь эти документы Законодатель принимает от имени народа, а значит, и от ее имени тоже. А народ - хозяин, суверен, - не может не понимать приказы, которые сам же и отдает. Тем более, что в большинстве случаев он сам же и обязан команды в этих документах и исполнять. Если в государстве будут законы, непонятные любому грамотному человеку, то это государство нельзя назвать государством народа, государством демоса, демократическим государством. Сами посудите, как не только демос, но и вообще любой начальник, может давать и исполнять законы, да еще и принятые для собственного исполнения, если он не понимает их сути?

Еще вопрос: выгодно ли иметь понятные народу законы недобросовестным чиновникам государственной бюрократии? Конечно, нет!

Чиновнику выгоден непонятный закон. Ведь если народ не понимает, что от него требуют законы, то он вынужден обращаться с вопросами к чиновникам, чтобы те объяснили ему, как поступать в данном конкретном случае. И этот чиновник, юрист, который не сеет и не пашет, получает большущий кусок хлеба с маслом от народа, который сеет и пашет. Он паразитирует благодаря тому, что в государстве непонятные законы. Конечно, юристы могут работать очень много, но суть их деятельности это не меняет. Для общества они паразиты, и общество могло бы легко обойтись без них, если бы потребовало от своих вассалов- депутатов законодательного органа - Законодателя – принимать только понятные народу законы.

Есть еще один аспект. Допустим, законы понятны каждому, но их великое множество - просто невозможно все запомнить, как быть тогда? Чтобы ответить на этот вопрос, вернемся к вопросу, зачем нужны законы?

(10 заповедей Моисея превратились 613 заповедей торы, 65000 толкований 
талмуда и бесконечное число постановлений раввината)

10 заповедей превратились в 613 заповедей Торы и 65000 толкований ТалмудаВ договоре народа с избираемыми им органами государственной власти - Конституции - содержатся положения о количествах и способах нашей, народа, собственной защиты. На основе положений Конституции Законодатель дает законы. И хотя не все, а только некоторые из положений Конституции и законов потребуют от всех нас какого-то особого поведения, скажем, уплаты налогов или явки в военкоматы по призыву, но наше поведение, а значит, и наша свобода в чем-то ограничивается. И каждый закон - это ограничение нашей свободы. И чем больше в стране законов, тем меньше в ней свободы, даже если это законы о защите нашей свободы.

Идея о том, что свобода защищается законами - бредовая. Полная свобода реализуется тогда, когда нет ни одного закона и человек ничем не ограничен. В нормальном, демократическом, свободном государстве просто не может быть много законов, а в государстве, где властвует бюрократия, законов будет, как говорится, вагон и еще маленькая тележка.

Вспомним, что в СССР было минимальное количество законов, которые касались всех граждан: уголовный и гражданский, уголовно-процессуальный и гражданско-процессуальный кодексы, кодекс законов о труде. Было еще несколько специфических кодексов, которые мало кому требовались. Поэтому в СССР практически не было юристов: они были просто не нужны.

Подытожим мысль – в законах должно указываться то, что МЫ ВСЕ, ВЕСЬ НАРОД, как один, должны исполнять. И все! И, безусловно, все законы должны быть понятны любой кухарке без какого-либо юриста. То, что должны исполнять только некоторые из нас, – это не законы!
А что?

Инструкция – для специалистов.

Теперь рассмотрим другой вид командных документов государства – государственные приказы не всему народу, а только некоторым. Такие приказы не могут быть законами, это должны быть приказы и указы исполнительной власти государства – правительства, Исполнителя. Того, кто обязан организовать нашу конституционную защиту, путем организации всех нас на исполнение законов.

Должны ли и документы Исполнителя быть понятны каждому, должно ли их быть мало? Отвечая на эти вопросы, надо учитывать, что Исполнитель - это профессионал и ему как профессионалу присуща профессиональные особенности, в том числе профессиональные термины, знания явлений, знакомых только специалисту, и прочее. Приказы Исполнителя касаются только системы исполнителей, тоже профессионалов, включая и исполнителей не входящих в государственную службу, скажем, предпринимателей или частных врачей. Им можно писать так, чтобы было понятно только им.

("По уверению же самого Талмуда (Ялкут Шадах), книга Закона была дана без гласных букв именно 
для того, чтобы каждое его слово можно было истолковать семьюдесятью различными способами. 
...в трактатах Эрубин и Санхедрин одному из корифеев талмудизма воздаётся хвала за то, что он 
всегда мог найти в Законе 49 доводов либо оснований к разрешению и к воспрещению одного и 
того же предмета, к осуждению и оправданию за нарушение любого повеления". 
А.С. Шмаков, "Международное тайное правительство", Талмуд)
 

Из обсуждений на моем сайте: «Давайте проведём эксперимент. Дайте произвольную статью какого-либо федерального закона, а мы всем миром попробуем перевести её на-русский, и посмотрим, теряется ли от этого чёткость и не растёт ли количество букв». А мой оппонент посылает в ответ «кулацкую пулю»: «Да без проблем. Вот вам из законодательства о векселях: «…Всякий переводный вексель, даже выданный без прямой оговорки о приказе, может быть передан посредством индоссамента. Если векселедатель поместил в переводном векселе слова «не по приказу» или какое-либо равнозначащее выражение, то документ может быть передан лишь с соблюдением формы и с последствиями обыкновенной цессии. Индоссамент может быть совершен даже в пользу плательщика, независимо от того, акцептовал ли он вексель или нет, либо в пользу векселедателя, либо в пользу всякого другого обязанного по векселю лица. Эти лица могут в свою очередь индоссировать вексель. Если индоссамент содержит оговорку «валюта к получению», «на инкассо», «как доверенному» или всякую иную оговорку, имеющую в виду простое поручение, векселедержатель может осуществлять все права, вытекающие из переводного векселя, но индоссировать его он может только в порядке препоручения». Переводите, чтобы каждому не юристу и не финансисту было сразу ясно и понятно».

Нет, уважаемый оппонент, даже если и не обсуждать, зачем русские слова «обязательство» или «согласие» заменять иностранными «вексель» и «акцепт», то первый вопрос возникает к тем, кто сунул народу эту залепуху от имени народа. И вопрос такой: из тех 450 долбонов, которые приняли эту муть, и того, кто ее подписал, есть хоть один, кто понимает, что именно они приняли и утвердили?

Приведенная вами цитата, это не закон – это инструкция, которую Минфин обязан дать по своему ведомству, и которую обязан исполнять не весь народ, а только специалисты-финансисты. И то, что эта инструкция превращена в закон – это безумие Законодателя, не более того. А закон о торговле и финансовой деятельности должен выглядеть так:

«Торгово-финансовый кодекс
Во исполнение требования пункта 1 статьи 8 Конституции
Продавец товара или услуг обязан предоставить оговоренный устно или письменно товар или услугу, оговоренного качества в оговоренные сроки по справедливой цене.
Покупатель обязан оплатить полученные товары или услуги в оговоренной сумме в оговоренные сроки.
Неисполнение настоящего Кодекса наказывается.
Президент РФ В. Пупкин»

Что в этом кодексе может быть не понятно кухарке?

А все остальное – все эти «монопольные цены», «векселя» и прочие «индоссаменты» – все это пусть будет в инструкции правительства специалистам - в инструкции Исполнителя.

Количество приказов Исполнителя невозможно предугадать: оно определяется изменением обстановки, но в любом случае, если эти приказы от Исполнителя поступают всему народу, то они должны поступить народу в форме понятного указания, которое не должно выходить за рамки закона - того, что каждому должно быть понятно и без помощи юриста. Мало этого, Исполнитель не может требовать от народа, не оговоренного в законе поведения, и сам должен действовать в рамках закона, то есть того, повторю, что должно быть понятно любому.

Это только внешние признаки демократических законов, действующих в народном, демократическом государстве. Если законов в государстве мало, они коротки и абсолютно понятны без постороннего толкования тому, от чьего имени они приняты и кто обязан их исполнять, - народу, то можно говорить, что в таком государстве нет засилья бюрократии и государство похоже (но не более) на демократическое.

Поскольку важна ведь и суть законов.


Ю. МУХИН

Комментарии

[COLOR=#111111]Вопрос о понятности законов - отнюдь не праздный.
Понял это недавно, когда впервые в жизни вынужден был обратиться в суд по поводу защиты прав и законных интересов жильцов нашего дома против произвола властей. Меня сразу же, пользуясь моим незнанием процессуальных тонкостей и процедур, стали водить за нос и обводить вокруг пальца, как бобика. В итоге вынужден был нанять адвоката (которому - отдельное спасибо, поскольку, кроме этого адвоката не нашлось других смельчаков, готовых тягаться с местным УФСБ по вопросу захвата территории нашего двора). На самом деле суть дела вполне простая, но посредством юридического - извините - словоблудия (не знаю, как ещё иначе это можно назвать) обычного нормального человека (а я себя таковым считаю, хотя, конечно, не семи пядей во лбу), который не является специалистом в области юриспруденции, можно в течение 2-3 минут, читая заклинания из законодательных актов, ввести в состояние транса, когда он не сможет не то что критически осмысливать суть сказанного, но даже вообще понимать суть происходящего действа. - Действительно есть в этом что-то "талмудическое" или, если угодно, некое шаманство.
И ещё мне понравилас следующая фраза (цитирую): "Идея о том, что свобода защищается законами - бредовая. Полная свобода реализуется тогда, когда нет ни одного закона и человек ничем не ограничен".[/COLOR] - Чистая анархия (как её понимал П. Кропоткин).
Действительно, только сам человек может защитить свою свободу, а поручать защиту своей свободы кому-то, а тем более, какой-то мутно-малопонятной структуре, именуемой государством, - это либо самообман, либо обман. Государству можно поручить, например, охрану правопорядка, охрану спокойствия на улицах, охрану территориальных границ, - но никак не защиту свободы граждан. Потому что само определение понятия государство исходит из прямо противоположного ограничительно-насильственно-отъёмного посыла.

Добавить комментарий