0 7301

О «раздвоенности» христианского сознания и христианской жизни (часть 1)

О «раздвоенности» христианского сознания и христианской жизни (часть 1)

Недавно вышла, и тут же разошлась книга: «Религия денег. Религиозно-духовные основы капитализма»*. С учетом высокого интереса читателей к поднятым вопросам духовного осмысления экономики и православного отношения к этой сфере общественной и личной жизни, предлагаю отдельные её фрагменты

В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

На сайте Института ВК уже выходила краткая аннотация на тему моей работы. В этот раз мы остановимся на 10-й главе «О «раздвоенности» христианского сознания и христианской жизни». 


ХРИСТИАНСКАЯ ЖИЗНЬ: МЕЖДУ «МАЛЫМ» И «БОЛЬШИМ» СОЦИУМОМ

Вопрос о взаимоотношении религии и экономики – один из ключевых в современной России. 

Во-первых, понимание этих взаимоотношений позволяет нам получить правильное представление о том обществе, в котором мы оказались. Собственно этому и была посвящена данная работа. Самый общий вывод нашего рассмотрения, сделанный на базе православного мировоззрения: общество, в котором мы живем и которое называется капиталистическим,  можно оценить как антихристианское общество. 

Во-вторых, такое понимание необходимо для того, чтобы обеспечить России как минимум: выход из нынешнего кризисного состояния, а как максимум: переход с капиталистического (антихристианского) пути развития на путь христианского развития. Сегодня много и красиво говорится о возрождении Святой Руси. Такое возрождение нужно и возможно. Но оно возможно лишь при условии отказа от капиталистического развития. Как Россия может быть святой, если ее экономика будет функционировать на антихристианских принципах и каждодневно заражать православный народ «духом капитализма», «духом антихриста»? 

Исследователь капитализма А.Г. Махоткин писал: «Код русской цивилизации – совесть. Код западной цивилизации – выгода. Эти коды несовместимы и взаимоисключающи»[1]. Несколько переиначивая эти слова применительно к нашему предмету – экономике, можно сказать: «Код православной экономики – совесть. Код капиталистической экономики – выгода. Эти коды несовместимы и взаимоисключающи». Все попытки произвести «синтез» этих двух типов экономик также бесплодны, как попытки «синтезировать» различные цивилизации[2]. Имеющие сегодня место разговоры о «православном капитализме», «социальном капитализме», «народном капитализме», «кооперативном капитализме» сеют опасные для души христианина иллюзии о практической возможности «синтеза» капитализма и христианства, усыпляют его бдительность и лишают энергии борьбы. Истинный христианин не может бесконечно долго находиться в чуждой ему среде капиталистических отношений. Его христианский «код» может сломаться под воздействием жесткой капиталистической «радиации», в его душе произойдет необратимая мутация.  

Мы уже писали о том, что на протяжении большей части истории христианства  характерной его чертой было наличие «раздвоенности» в сознании и повседневной жизни большей части тех людей, которые себя причисляли к христианам. В христианских странах Европы такая «раздвоенность» была присуща большей части населения с тех пор, как христианство стало в этих странах официальной религией и до времен, когда началась Реформация, а в некоторых странах она продлилась еще на какое-то время. Суть «раздвоенности» проистекала из того факта, что жизнь обычного взрослого и дееспособного христианина складывалась из двух частей. 

Первая часть условно может быть названа «церковной». В этой части (сфере) жизни христианин более или менее последовательно следует предписаниям христианской Церкви: молится, посещает храм в воскресные дни и в праздники, регулярно исповедуется и причащается, читает Евангелие (если он грамотный), крестит детей и совершает погребение усопших сродников в соответствии с установленными ритуалами, раздает милостыню, совершает паломничества на Святую Землю и в другие святые места (это для наиболее религиозно настроенных членов Церкви), платит церковную десятину и оказывает иную благотворительность в пользу Церкви, поет на клиросе и иными способами помогает совершать службы в храме, рассказывает детям душеполезные истории и воспитывает их в христианском духе, оказывает родственникам помощь согласно христианской заповеди о «любви к ближнему» и т.д. «Церковная» жизнь захватывает личную (внутреннюю) жизнь христианина, а также распространяется на «малый» (узкий) круг его общения. Этот «малый круг» включает: семью данного христианина, его близких родственников, друзей и знакомых (в первую очередь, прихожан того храма, который посещает данный христианин), ближайших соседей. И это в основном все. 

Вторая часть  условно может быть названа «внецерковной». Она охватывает «большой» (широкий круг) общения христианина. В значительной мере «большой» круг включает отношения, связанные с хозяйственной жизнью христианина. Первоначально «большой» круг был не очень широким, т.к. хозяйство было преимущественно натуральным. При общинном землевладении в этот круг включались трудовые и распределительные отношения внутри общины (причем, во многих случаях отношения внутри общины были похожи на семейные отношения, и их правомернее относить к «малому» кругу). Это также отношения между рабовладельцем и рабом (в раннем христианстве), отношения крестьянина с феодалом (по поводу трудовой повинности, натурального и денежного оброка с крестьян; в некоторых случаях в эти отношения входила также помощь со стороны феодала крестьянам в неурожайные годы), экономические отношения между феодалами разных иерархических уровней и монархом; отношения граждан с государственными чиновниками (налоги, прочие сборы, в некоторых случаях – получение государственной помощи) и т.д. По мере развития и углубления общественного разделения труда, развития товарно-денежных отношений «большой» круг расширялся и стал включать в себя отношения, в которых христианин выступал попеременно как продавец и покупатель различных товаров и услуг, причем часто его контрагентами были абсолютно ему незнакомые люди. К этому добавились отношения, связанные с получением и предоставлением кредитов,  другими банковскими операциями; отношения купли-продажи рабочей силы (в которых один христианин выступал в качестве работодателя, а другой – наемного работника), отношения аренды и т.п. Все эти экономические отношения дополнялись судебными отношениями (судебные споры), которые приобретали все большую роль в жизни христианина по мере расширения «большого» круга, участники которого были плохо между собой знакомы или вообще друг друга не знали.  

Сегодня в рамках «большого круга» протекает не только большая часть экономической жизни христианина. Там сосредоточена практически вся политическая жизнь. В традиционном обществе большая часть вопросов власти решалась в «малом круге». Это была модель так называемой «представительной демократии», при которой члены «малого» социума (общины, села, деревни, города) избирали местную власть из людей, которых знали лично. Затем представители местной власти отчитывались перед членами «малого» социума. При необходимости представители власти отзывались и заменялись другими. 

Сегодня вся политическая жизнь протекает в «большом» круге, причем она (политическая жизнь) не только не организована по христианским принципам, но, наоборот, им противоречит. Это модель так называемой «избирательной» демократии, в которой царят обман, лицемерие, неуемное властолюбие, алчность и т.д.  

Короче говоря, отношения христианина внутри «малого» круга - его отношения с «ближними». Здесь христианин старается соблюдать заповеди Бога и жить согласно церковным предписаниям. Отношения христианина внутри «большого» круга – его отношения с «дальними». Христианская церковь всегда предписывала и предписывает, что у последователей Христа не должно быть деления на «ближних» и «дальних», все должны быть «ближними». Для того, чтобы христианину было легче исполнять заповедь о любви к другим людям, которые оказались за пределами «малого» круга, она разрабатывала различные нормы «хозяйственной этики». Однако большая часть христиан не смогли преодолеть столь высокую для них «планку» - относиться к «дальним» также как они научились относиться к «ближним». 

Отсюда и возникло такое «раздвоение» христианского сознания и христианской жизни. 

Примеров такого «раздвоения» более чем достаточно. В ранней христианской церкви, например,  некоторые христиане не стеснялись иметь рабов. Отношения между рабовладельцем и рабом относились к «большому» кругу. Рабы за редким исключением относились не к «близким», а к «дальним», поэтому факт рабовладения не рассматривался как существенный «грех». Лишь наиболее последовательные христиане того времени добровольно принимали решения о том, чтобы отпустить своих рабов на свободу. Церковь не пыталась активно бороться с рабством и  ограничивалась осуждением фактов жестокого обращения с рабами. В средневековой Европе начинается закабаление крестьян феодалами, причем порой крепостная зависимость мало чем отличалась от рабской. Примечательно, что христианином был как феодал, так и зависимый крестьянин. 

Еще один пример, который мы подробно рассматривали в нашей работе, – ростовщичество.  Католическая церковь очень рьяно осуждала дачу денег в рост. Несмотря на эти осуждения, ростовщичество процветало в средневековой Европе. При этом ростовщичеством занимались не только евреи (ростовщическая деятельность которых осуждалась, но не преследовалась), но также лица, которые принадлежали к католической церкви. Просто свое ростовщичество они это не афишировали. В некоторых случаях Римский престол выводил таких ростовщиков из сферы действия своих запретов и ограничений (орден тамплиеров, банкиры северной Италии). В ростовщических операциях были задействованы даже иерархи католической церкви – не только как заемщики, но и как кредиторы. 


продолжение следует 

___________

[*] В.Ю. Катасонов, «Религия денег. Религиозно-духовные основы капитализма», М., «Кислород», 2013, 408 с. 

[1] А.Г. Махоткин. Анатомия капитализма. Советская альтернатива. // Интернет 

[2] Еще основатель учения о цивилизации Н.Я. Данилевский отмечал самобытность каждой цивилизации и невозможность   «синтеза» различных цивилизаций (подобно тому, как не могут скрещиваться отдельные биологические виды)

Добавить комментарий