0 17990

Краткий обзор вопросов противодействия коррупции в РФ и РТ

Краткий обзор вопросов противодействия коррупции в РФ и РТ

В статье даются определения коррупции, определяются элементы коррупционного процесса, делается попытка определить объективные предпосылки коррупции.

 «Всех,- много, а всего,- мало»   
КОРРУПЦИЯ И ВЫЗОВЫ СОВРЕМЕННОСТИ
 
Глобальные вызовы современности крайне серьезны и многообразны. Необходимость их преодоления четко осознается высшим политическим руководством России, руководством Республики Татарстан, а главное, остро ощущается большей частью нашего народа, неравнодушного к судьбе нашей Страны.
 
Полномасштабная реиндустриализация, создание инновационной экономики, выход из сырьевой зависимости, укрепление армии и ВПК, преодоление катастрофической демографической ситуации, модернизация устаревшей инфраструктуры энергетики, транспорта и ЖКХ - решение всех этих вопросов связно с ведущей ролью государственного администрирования и государственного аппарата. Ключевой же характеристикой результативного госаппарата и его эффективного госадминистрирования, является их максимальная дееспособность, то есть,  увеличение в ходе работы государства реальных материальных и социальных благ всего общества. Рассчитывать на данный, жизненно необходимый для России и Татарстана результат работы государства возможно только в ситуации минимального уровня коррупции.
 
 
КОРРУПЦИЯ И РЕГИОНЫ РОССИИ
 
Все угрозы обществу и государству исходящие от коррупции, безусловно, не теряют свою опасность и на региональном уровне. При этом качественные характеристики коррупционных процессов в столицах и в регионах совпадают.
 
То же самое касается характера и способов антикоррупционной деятельности. И в столице, и в регионах, при борьбе с коррупцией трудности и преграды в основном одинаковы. При этом, учитывая гораздо больший опыт столичных общественных структур в борьбе с коррупцией, огромное значение получает перенимание этого опыта аналогичными региональными структурами.
 
 
КОРРУПЦИЯ И ЕЁ МИНИМИЗАЦИЯ
 
Мы говорим про минимальный уровень коррупции, поскольку полагаем, что коррупцию невозможно победить раз и навсегда. Однако ее можно побеждать (минимизировать) на каждом конкретном временном  промежутке. Это означает, что прилагая систематические усилия общества и государства,  коррупцию возможно удерживать на  максимально низком уровне или, хотя бы, на уровне, при котором «количество коррупции не переходит в ее качество» и она не подрывает потенциал общественного производства, моральные регуляторы общества и в конечном счете устои и жизнеспособность конкретного  государства как форму политической организации общества.
 
 
КОРРУПЦИЯ И ЕЁ ПРЕДПОСЫЛКИ
  
Можно долго и упорно «ненавидеть бюрократов-взяточников», но, независимо от этого фактом остается то, что во всех обществах распределение благ осуществляется людьми, в создании этих благ не участвовавшими. Поэтому неминуемо возникает коррупция.
 
Следует ли из этого, что мы должны перекладывать с больной головы на здоровую и переходить от борьбы с коррупцией к борьбе с человеческой природой, которой свойственна жажда наживы? При том, что моральный фактор в борьбе с коррупцией невозможно переоценить, и «кадры решают все», мы отвечаем на данный вопрос отрицательно: «Нет». Ведь если мы скажем, что борьба с коррупцией бессмысленна пока человек «есть то, что он есть», мы придем в тупик. Природа человека если и меняется, то крайне медленно в масштабах столетий. А побеждать коррупцию нужно уже сейчас.
 
Поэтому не стоит оправдывать коррупцию «дурными свойствами человека», но видится целесообразным выделить и учитывать  различный характер предпосылок коррупции, включая  объективные условия ее возникновения.
 
 
Объективные предпосылки коррупции
 
Как распределять? Кому? Исходя из каких расчетов? По каким критериям? Любое общество существует в ситуации ограниченного количества благ, потребность в которых всегда больше, чем их предложение. Даже за  такое, казалось бы бесплатное, изобильное и имеющееся «вроде бы как в избытке» благо, как солнечный свет, люди платят деньги, покупая путевки в жаркие страны.
 
Когда люди едут на курорты, они платят деньги и за воздух, и воду. Желающих поехать туда всегда больше чем тех, кто в состоянии заплатить. Стоит только представить себя на месте «распределителя путевок», чтобы понять, как сложно вам будет решить, кому дать путевку, а кому отказать, даже если вы бессеребренник и святой. Кто нуждается в отдыхе и восстановлении здоровья в большей степени, а кто может обойтись? Как это определить? И именно в эту объективную невозможность или крайнюю затруднительность решить «кому дать, а кому отказать»  в ситуации когда «на всех все равно не хватит», и вклинивается коррупция в виде древнего принципа «Do ut des» («Даю, чтобы ты дал», лат.).
 
Детальная регламентация любого процесса распределения крайне уместна, но она действует только в случае возможности влиять «из вне» конкретной структуры при условии нарушения ею установленных правил  распределения. И тут возникает хрестоматийный вопрос - «кто будет надзирать за надзирателями?». Ведь внешняя надзирающая структура так же, в свою очередь, нуждается «в надзоре за надзирателями».
 
Без понимания объективных предпосылок коррупции мы не сможем минимизировать коррупцию, которую они порождают. Было бы приятно с чистой совестью утверждать «Кто не создал, то да не распределяет!». Однако это, увы, невозможно. На видимом историческом горизонте, политическая организация общества неизбежна, поэтому неизбежно отчуждение некой части общественных благ на поддержание этой политической организации,  т.е. государства. Следовательно, состояние госаппарата; «распределяем то, чего не создавали», как питающая среда коррупции, будет и дальше присутствовать в госорганах. И с ней придется считаться, учитывать и работать в ее контексте.
 
Аксиому «закон силен, - нужда сильнее» законодательно не отменить. Остается лишь констатировать, что только тот закон будет действенен, который облегчает получение того, в чем есть нужда. В противном случае «нужда»  либо притворится «несуществующей» и затаит «жажду мщения закону и законодателям»  в сознании  своих носителей, либо носители нужды, не имея возможности ее удовлетворить, погибнуть или деградируют, если нужда действительно насущна. Отсюда важен общий подход законодателей с правильным пониманием  ими нужд общества.
 
Ещё одной  объективной предпосылкой коррупции касающейся РФ в частности, можно  считать несовершенную систему госадминистрирования  бюджетными расходами.  Каналы распределения госрасходов формируются бессистемно и под «конкретные нужды». Контуры управления финансовыми потоками разорваны. Дезорганизованы и непрозрачны взаимоотношения   между министерствами, ведомствами, агентствами, службами, господрядчиками и т.п.  Отсутствует  единый, конкретизирующий и досконально детализованный план государственных расходов, определяющий персонально круг должностных лиц   ответственных за  осуществление этих расходов.  Указанный беспорядок  естественно создает «мутную воду», а следовательно и желающих половить в ней «крупную рыбу» 
 
 
Субъективные предпосылки коррупции
 
Субъективные предпосылки коррупции  связанны с личностью субъекта коррупционной деятельности. Даже под страхом смертной казни, находятся люди не способные удержаться от взяточничества. Показателен пример Китая, где с 2000 по 2009 годы за коррупцию расстреляно свыше 10 тыс. чиновников[1].
 
Если самые суровые меры могут только удерживать лавину коррупции, то что же говорить о состоянии системы, когда коррупция не только не карается, но даже и приветствуется в ключе «рука руку моет» и «ворон ворону глаз не выклюет». А при ощущении полной безнаказанности, соблазн  «взять» побеждает почти всегда, даже у самых выдержанных и не жадных людей. Особенно в ситуации, когда СМИ во весь голос утверждают «Вы достойны большего! Вы этого достойны!».
 
Учет субъективных предпосылок коррупции позволит поставить фильтры  на пути «патологических» взяточников в госаппарат и  воздвигнуть труднопроходимые  барьеры для тех, кто хоть и не «болен коррупцией», но готов поддаться искушению.

 
СУБЪЕКТЫ И ОБЪЕКТЫ КОРРУПЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
 
 Несмотря на очевидность субъектов и объектов коррупционной деятельности, представляется не лишним конкретно определить  субъектов и объекты коррупционной деятельности:
 
Субъекты:
1. Взяткодатель и/или  лица им представляемые («почтальоны», «решалы»);
2. Взяткополучатель.
 
Объекты:
1. Сумма взятки или неденежная (нематериальная) взятка
2. Благо, для получения которого дается сумма взятки.
 
Отдельно стоит выделить формальное документальное закрепление блага за Взяткодателем. Весь процесс, в результате которого Взяткополучатель получает сумму взятки или нематериальную взятку, а Взяткодатель получает искомое материальное благо, которое формально и документально за ним закрепляется, можно назвать коррупционным процессом.
 
Таким образом, «коррупционный процесс» возможно рассматривать как  более упорядоченную  в теории «коррупционную деятельность» и использовать эти выражения как синонимичные.
 
 
ШИРОКОЕ И УЗКОЕ ТОЛКОВАНИЕ КОРРУПЦИИ. ЕЁ ЛЕГАЛЬНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 
Коррупция явление сложное и многофакторное. Понятие её вряд ли можно уложить в одно единственное определение.
 
Для адекватного определения коррупции как явления, представляется целесообразным иметь широкое и узкое толкование коррупции, поскольку закон никогда не сможет охватить всего многообразия коррупционной деятельности. При этом на практике, при «полевой» антикоррупционной работе нужно использовать легальное определение, данное в законе РФ «О противодействии коррупции», поскольку именно оно содержит юридически значимые характеристики коррупционных фактов.  
 
Широкое толкование коррупции
 
Коррупция,- получение в процессе  распределения, материальных  благ и/или социально значимых преимуществ без участия в создании  материальных благ и/или вклада в общественное благополучие[2]
 
Под материальными и/или социально значимыми преимуществами мы понимаем прямой или косвенный доступ к имущественным и иным реальным личным социальным благам (доступ к формальному образованию, официальному статусу, должности, уход от судебного преследования и/или административного/уголовного/дисциплинарного наказания, гражданско-правовых санкций, доступ к получению качественного медицинского обслуживания и т.п.)
 
Коррупция  в своём широком толковании соотносится с социальным паразитизмом как частное с общим. Всякая коррупция,- социальный паразитизм, но не всякий социальный паразитизм,- коррупция. Главные критерии различия коррупции в широком толковании от социального паразитизма: существование коррупции  в рамках коррупционного процесса; существование коррупции в процессе не насильственного распределения. Например: грабёжи или кражи это формы социального паразитизма, но  они существуют вне ненасильственного распределения общественных богатств и вне коррупционного процесса.
 
Широкое толкование позволяет понимать коррупцию во всех ее многообразных формах, которые не могут быть охвачены законодательно. Например: не редки ситуации оказания Взяткополучателю определенных услуг или дачи ему неденежной (нематериальной) взятки в любой иной форме, отличной от денежной, когда сам факт взятки отсутствует, а коррупционный процесс наличествует.

Узкое толкование коррупции
 
 «Коррупция – это взятки государственными чиновниками всех уровней за оказанные ими услуги самым разным организациям бизнеса и криминала»[3]
 
Узкое толкование коррупции, уточняет контекст антикоррупционной деятельности общественных организаций, определяя основное его направление,- борьбу со взяточничеством.
 
 
Легальное определение коррупции
 
Легальное определение коррупции дано в статье 1, ФЗ от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции»[4]  
 
Коррупция,- это злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами.
 Кроме того закон считает коррупцией совершение деяний, указанных в предыдущем абзаце, от имени или в интересах юридического лица;
 
Уяснение элементов данного определения, позволит давать четкую юридическую  квалификацию конкретным действиям должностных лиц.
 
 
КЛАССИФИКАЦИЯ КОРРУПЦИИ. МЗДОИМСТВО. ЛИХОИМСТВО
 
Не потеряла свою актуальность классификация коррупционных действий означенная в свою время в  законодательстве Российской Империи.
  
С 1845 г. основным законодательным актом, регулировавшим ответственность чиновников за мздоимство и лихоимство, стало «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных». Однако при этом законодательное определение этих понятий отсутствовало. Если действие, за которое получен дар, не составляло нарушения обязанностей службы, то получение вознаграждения являлось мздоимством, если же обязанности службы были нарушены — лихоимством[5]. По Уложению, чиновник, уличенный в мздоимстве, подвергался либо только денежному взысканию, либо денежному взысканию, сопряженному с отрешением от должности. За лихоимство законодатель установил более суровые санкции, чем за мздоимство, вплоть до отдачи в исправительные арестантские отделения[6].
 
Высшей степенью лихоимства законодателем было названо вымогательство (Статья 377 Уложения). Виновный в вымогательстве подвергался либо отдаче в исправительные арестантские отделения, с лишением всех особенных прав и преимуществ, либо к лишению всех особенных, лично и по состоянию присвоенных, прав и преимуществ и отдаче в исправительные арестантские отделения на срок от 5 до 6 лет. При наличии отягчающих вину обстоятельств, виновный приговаривался к лишению всех прав состояния и ссылке на каторжные работы на срок от 6 до 8 лет[7].
 

Является коррупцией разбазаривание и нецелевое использование бюджетных фондов?
 
Предположим, что в результате  действий чиновников произошло нецелевое использование средств федерального бюджета, но при этом лично они не обогатились и взяток не получали. Имеется ли в этом случае факт коррупции? Вопрос этот не праздный, поскольку огромная часть государственных средств безрезультатно растрачивается без прямого умысла на коррупционное действие.
 
Итак, если мы посмотрим на данные нами определения коррупции, то увидим, что за например, некачественно построенную дорогу, ответственные должностные лица не понесут ответственности как за коррупцию, в случае, если факта дачи взятки не было.
 
Т.е. исходя из широкого толкования,- разбазаривание,- это «коррупционный факт» т.к. чиновник получает материальную выгоду в виде своей зарплаты например. А исходя из узкого толкования и легального определения.- нет, т.к. взяток он не брал.
 
Этот вопрос требует дальнейшей проработки, поскольку он важен при юридической квалификации действий должностных лиц.
    
 
Является ли коррупцией  господдержка убыточных социально-значимых производств?
 
Есть производства, которые  пользуясь своей социальной значимостью, получают огромные объемы господдержки, не становясь в результате этого прибыльными. Возможно ли квалифицировать данные фаты как коррупционные, если  через господдрежку заведомых убытков теряются значительные бюджетные средства?
 
 
НАИБОЛЕЕ ОПАСНЫЕ ДЛЯ ОБЩЕСТВА ПОСЛЕДСТВИЯ КОРРУПЦИИ
 
Обозначая наиболее опасные для общества и государства  последствия коррупции представляется целесообразным выделить следующие из них:
 
1. Снижение эффективности госуправления и госадминистрирования. Если совсем просто - нецелевое, т.е. безрезультатное использование бюджетных средств, в результате чего  резко падает эффективность госуправления.
 
2. Отток частных капиталов из реального сектора экономики. Вывоз капитала из России в масштабе  3-4 лет исчисляется  сотнями  миллиардов долларов. Только за 2012 год отток капитала из России может составить 100 миллиардов долларов[8].
 
Без прихода частных денег в промышленность ее невозможно будет восстановить. А без восстановления производств останутся неразрешенными и другие проблемы. Коррупция одна из главных причин ухода капитала из Страны.
 
3. Потеря  Россией инвестиционной привлекательности. Для полномасштабной  модернизации Страны потребуется (по разным оценкам) не менее  193 трлн. руб. вложенных в течение  20 лет (т.е. приблизительно 10 триллионов в год)[9]
 
При этом понятно, что при высоком уровне коррупции одни только  инвестиции государства  не смогут переломить ситуацию, а  частные инвесторы, как российские, так и иностранные, будут избегать вложений в  реальный сектор российской   экономики.
 
4. Подрыв общественной морали и расстройство моральных регуляторов, пожалуй, самое гибельное последствие коррупции, пронизавшей собой не только всю толщу госаппарата, но и сознание людей в самой важной, производственно-бытовой сфере, в которой проходит большая часть времени активной жизни каждого человека.
 
Коррупция уже подорвала веру людей в созидательный труд. Действительно, зачем работать и что-то создавать, не имея в результате этого ничего, если можно войти в «систему сорокопроцентного отката» и жить припеваючи?
 
Родители уже боятся говорить своим детям «Будь честным! Не воруй! Не давай взяток!», потому что в глубине души каждый родитель понимает, что, приучая своего ребенка к честности, он резко снижает его шансы на социальное преуспевание. А какой родитель не хочет успеха для своего ребенка? Таким образом, с самых первых своих сознательных шагов подрастающее поколение оказывается в мире морального раздвоения, лицемерия, двойных моральных стандартов.
 
Созидательный труд, честность, «чистота рук», из принципов жизни большинства людей выродились в пустые декларации и лозунги, в которые больше никто не верит. Настолько плоха ситуация уже сейчас. А дальше она будет только ухудшаться. Люди атомизируются, общественные связи ничем, кроме денежных отношений, не поддерживаются. Малейший кризис  в данной ситуации может привести к коллапсу всей общественной системы. А кризисы неизбежны.
 
В такой ситуации закручивается своеобразная «спираль деградации» ввиду того, что процесс морального упадка и  уровень коррупции в обществе взаимосвязаны и коррелируют: «Чем выше уровень коррупции, тем ниже падает уровень общественной морали». И наоборот: «Чем ниже падает уровень общественной морали, тем выше уровень коррупции». При этом с ходом времени выбраться из этого «морально-коррупционного штопора» становится все  сложнее и сложнее. Достижение «точки невозврата» знаменует собой неизбежность краха всех общественно-государственных структур.
 
Именно поэтому меры по минимизации коррупции должны быть решительными, безотлагательными и не ограничиваться сферой администрирования госбюджетом, а включать работу с «общественным сознанием», что, в конечном счете, означает преодоление уже практически сформировавшихся  новых моральных установок и стандартов в нашем обществе, носители которых  не просто не видящих в коррупции ничего плохого, но и одобряют ее.
 
Даже социологические опросы показывают, что многие родители уже не хотят видеть своих детей не то что  инженерами, учёными, врачами или строителями, но даже  экономистами, юристами или бизнесменами. Папы и мамы в наше время метают видеть своих детей высокопоставленными чиновниками. А в приватных разговорах они раскрывают для чего: «Чтоб дети богатыми были».
 
 Можно вспомнить высказывание Бальзака: «Государству служат худшие люди, а лучшие, только своими худшими качествами». В ситуации молчаливого «одобрямса» на коррупцию со стороны вчерашних критиков «коррумпированной власти»,   коль скоро она обогащает лично их или их родственников (тут каждый может вспомнить пример из числа своих  знакомых), порядочные люди, имеющие достаточные профессиональные знания, умения и навыки, для того  чтобы обеспечить себе доходы   вне государственной службы начинают, испытывая презрение и брезгливость  к чиновничьей карьере, сознательно избегать занятия высоких должностей.  Сам  госаппарат так же рекрутирует в свой состав (на высшие должности) только тех, кто доказано обладает способностью к «многозадачности совести».  «Ловушка негативного отбора»  захлопывается. Система госуправления и госадминистрирования вынуждена функционировать в состоянии  «больного многозадачностью совести», т.е. коррумпированного кадрового состава при  отсутствии   морально здорового  кадрового резерва.
 

МОРАЛЬНАЯ КОРРУМПИРОВАННОСТЬ, КАК РАЗНОВИДНОСТЬ СОЦИАЛЬНОГО ПАРАЗИТИЗМА
   
Моральная коррумпированность выражается (исходя из широкого толкования коррупции) в желании все большей и большей части людей иметь все доступные материальные блага не участвуя ни прямо, ни косвенно в их создании. То есть пестуется паразитическое отношение к обществу и к жизни вообще. Более того, паразит, достигший успеха (т.е. дорвавшийся до материальных благ) становится образцом и нормой. Но мало того,- честные труженики и созидатели не имеющие большого количества материальных благ, превращаются в презираемых изгоев.
 
Единожды войдя в сознание человека, моральная коррумпированность уже редко оставляет его.  Значение моральной коррумпированности трудно переоценить. Она «психологическая питательная среда» коррупции, не устранив которую с коррупцией не справиться.
 

УМАЛЕНИЕ МОРАЛЬНОГО РЕГУЛЯТОРА КАК  ФАКТОРА СДЕРЖИВАЮЩЕГО  КОРРУПЦИЮ    Разговоры в быту и СМИ,  так же  как и тексты  большинства гуманитариев  о «всеобщем обмельчании и деморализации»  длятся уже  вторую сотню лет. Тем не менее, приходится констатировать, что  за этими разговорами и текстами стоит действительное содержание, а не только банальное личное «недовольство миром и своим местом в нём».   Каждому мало-мальски чуткому  человеку  очевидно, что моральный регулятор  и как частный  фактор сдерживающий коррупцию, и как  базовый фактор, регулирующий общественные отношения, трещит по швам. Потому что при том что исполнителями  регулировок (установлений и велений) морали являются люди (массы), а не только представители власти, сами власти (т.е. фактически  олигархическо-бюрократический дуумвират) противодействуют исполнению людьми  велений морали посредством «законотворческой лихорадки» и повсеместно утверждаемого догмата о «верховенстве закона». Закон действительно начинает верховенствовать и  доминировать, но только не над антисоциальным поведением, а над моралью.  Моральный регулятор умаляется властью, конечно же, в её собственных интересах. Причём уже давно, лет 160-180, по нарастающей и, даже, ранее (возможно, со времён введения наказания за дуэли).
    
С тех пор, как массы  начали пользоваться благами аристократии (т.е элиты) и получили через использование этих, когда-то эксклюзивных, благ выход к  личной социальной силе ( доступ к оружию; чистота тела, одежды,  жилища  и городской среды обитания  (санитария в широком смысле); улучшенное питание (протеины и жиры); умение читать и писать; социальные права; доступ к оздоровлению (медицине) и т.д.,)- с тех самых пор  власти во всём мире  пытаются убить моральный регулятор, чтобы не потерять контроль за массами, то есть управляемость.   В наше время, несмотря на все старания элит, граница качества жизни между элитами и массами стёрлась ещё больше и приняла угрожающие для элит масштабы: всеобщая воинская обязанность (все умеют стрелять и владеть оружием); всеобщая автомобилизация, всеобщая компьютеризация и доступ к информации в телевидении, интернете и книгах; всеобщая грамотность и.д.  
 Поэтому война глобальной элиты с моралью приняла характер тотальной. Все регулировки элита старается подвести под "законы государства", т.е. под себя и лишить, таким образом, общество возможности обходиться без элиты и способности к  саморегулированию.
  
 Сырые, непроработанные до конца и взаимно не увязанные законы, без какой бы то ни было обрамляющей их внятной концепции развития государства,  «штампуются» со скоростью ограниченной только механикой законотворчества; а их исполнение становится избирательным. И эта искусственно созданная «потребность» во всё новых и новых законах может быть понята. Ведь если  в обществе не работает регулятор морали, то вместо него должен прийти регулятор закона. Но  мораль регулирует практически всё, что происходит в обществе, и поэтому закон уже пробрался  под наши кровати, уселся на наши подоконники, включил в солнечный день фары наших автомобилей, а скоро он возможно будет регулировать даже  порядок пользования ободками унитазов и туалетной бумагой.  
Чтобы регулировка  общественных отношений законом была успешной, исполнители закона (фактически органы исполнительной власти)  должны следовать за законом повсюду, а это невозможно, поскольку государство не может быть больше общества, которое это государство образует. Отсюда избирательность при  исполнении законов, то есть,- коррупция, заложенная в параметры регулирующей системы.
 
 А кроме самой «законодательной нагрузки», на каждом следующем витке «закручиваемых гаек» непосредственное давление государства на общество, т.е на массы, растёт (пример с ювенальной юстицией показателен). Естественно, растёт и недовольство масс. «Низы» всё активнее и  всё больше «не хотят».   Сделав максимально возможный объём общественных отношений максимально зависимым от государственной власти, но при этом «прошив» в плоть государственной системы  управления избирательность наказывания, (по факту физической невозможности «наказывать  всех нарушителей  всех законов всегда и везде»), сама власть через  целенаправленный подрыв морального регулятора создаёт устойчивые и широкоохватные предпосылки для коррупции.   Рассматривая вопрос под  таким углом, представляются не праздными соображения о  необходимости поиска способов гармонизации  регулятора морали и регулятора закона, без которых перекос в общественном регулировании в сторону доминирования регулятора закона будет создавать стойкие предпосылки для коррупционных действий.
 
КОРРУПЦИЯ В ЧАСТНОЙ СФЕРЕ
 
Проявления коррупции (исходя из широкого толкования) не ограничиваются коррупций в одной только государственной сфере. Стоит рассмотреть некоторые разновидности коррупции в сфере частной. Коррупция в частной сфере и коррупция в государственных органах взаимоопределяют друг друга, и поэтому связаны почти что неразрывно и происходят синхронно.
 
Формы коррупция в частной сфере (в контексте широкого толкования)
 
1. Банки. Банки отмывают деньги легализуя тем самым незаконные доходы, полученные в том числе и от взяточничества.
2. Преднамеренные банкротства. В ходе преднамеренных банкротств потенциально жизнеспособных предприятий не только происходит дача взяток должностным лицам и получение незаконных доходов, но и подрыв производственных сил общества.
3. Получение необоснованной страховой выгоды. Махинации со страховыми компаниями.
4. Вхождение юрлицами или физлицами  в заведомо неоплатные долги или предоставление  кредитов, которые заведомо не будут возвращены.
5. Обналичивание.
6. Монопольные цены на товары. Картельные сговоры.
7. Создание искусственного дефицита.
8. Выбросы в воду, воздух и  грунт вредных веществ. Экономия на утилизации вредных выбросов. За счет нанесения вреда природе происходит необоснованное увеличение прибыли причинителями вреда.
10. Заведомо некачественное дорожное (и иное) строительство, прокладка коммуникаций «с запрограмированной аварийностью» и т.д.
11. Коррупция посредством «инфраструктурного лоббирования». Самый распространенный пример, когда при осваивании  новых площадок под частную застройку: «Дома строим за свой счет. А инфраструктуру - за общий»
12. Инсайдерская информация является одним из главных источников коррупционных доходов на западе. В нашей стране этот источник будет приобретать все большее  значение.
13. Переход  чиновниками с госслужбы  на управленческие посты в частных компаниях с баснословными суммами вознаграждений представляют собой скрытую форму коррупции. Формально дачи взятки не происходит. Вместо этого принятием  бывшего чиновника на должность, приносящую многомиллионные бонусы, частной компанией законно и официально оплачиваются его прошлые услуги (получение госзаказов и т.п.). С точки зрения закона все чисто, но коррупционный процесс налицо.
 
 
Ростовщичество как разновидность коррупции
 
Взимание необоснованного ссудного процента может считаться разновидностью коррупции (в широком толковании). Процентная кабала, в ситуации непрерывной кредитной экспансии, неизбежная для большинства производителей, является своеобразным «дерривативом коррупции» и ее питательной средой.
 
 
Приватизация
 
«Приватизируются прибыли. Национализирутся убытки». Особую значимость  приобретает выявление коррупционных  фактов в связи с объявленным  Правительством РФ вторым этапом приватизации. Из истории первой приватизации мы знаем, что практически вся она основывалась на коррупции. А оснований предполагать, что со вторым этапом приватизации все будет иначе, увы, -нет.
 
 
Инфляция как разновидность коррупции
  
В условиях вечной инфляции «Первый получивший деньги, получает за них больше реальных благ». То есть, инфляция скрытый налог на тех, до кого деньги доходят в последующую/последнюю очередь. «Если у вас становится меньше денег (реальных богатств), значит у кого-то их становится больше». Здесь опять мы имеем дело с коррупционным фактом (исходя из широкого толкования коррупции).
 
 
Непотизм, трайбализм, клановость и свойство, как разновидности коррупции
 
Стоит выделить отдельной строкой ту форму коррупции, в рамках которой выдвижение  на значимые и определяющие должности в госаппарате осуществляется не на основании рабочих качеств, личных заслуг и достижений, или личной истории госслужащего, но по основаниям  родства (непотизм), причастности к той или иной группе интересов (клановость), причастности к той или иной этнической (субэтнической) группе (трайбализм), близких дружеских отношениях (свойство).
 
Данным формам коррупции так же надо противостоять. В конкретных случаях, некомпетентность госслужащего может быть причиной гораздо большего ущерба, чем его злой умысел на коррупционное действие.
 
 
«Зрелые» и  косвенные (неочевидные)  формы коррупции к борьбе с которыми  должно быть готово наше общество
 
Нижеприведенные формы коррупции широко распространены на западе, поэтому стоит ожидать их развития и в России:
 
1. Инсайдерская информация
2. Уход с госслужбы  на высокие должности в  частные корпорации и обратно (отсроченное вознаграждение за лоббирование и  организацию госзаказов).
3. Пестование «образа врага» для  лоббирования интересов ВПК (маловероятный вариант в России т.к. Россия включается в гонку вооружений автоматически).
4. Спонсирование  избирательных  компаний. Избранный политик на которого спонсорами его избирательной компании накоплен компромат, всегда  «благодарит» их  одаривая госконтрактами и госзаказами.
5. Бейлауты компаний «Слишком больших, чтобы умирать». Достаточно только вспомнить беспрецедентные объемы господдержки оказанные государством  банкам в связи с финансовым кризисом.
7. Вхождение юрлицами в заведомо неоплатные долги с последующим банкротством.
 
 
ПУТИ МИНИМИЗАЦИИ КОРРУПЦИИ
 
Пути минимизации коррупции в РТ  должны вырабатываться исходя из главных опасностей,  которые она несет для России в целом. В общих чертах они видятся нам такими:
 
1. Транспарентность (прозрачность) финансовых потоков. Открытость информации о деятельности госорганов в том числе и об их расходах. Допустимость реального общественного контроля.
2. Увод госрегулирования из второстепенных сфер  экономической деятельности, которые вполне успешно  могут работать и развиваться без господдержки и госрегулирования. Данные сферы должны удерживаться от нарушений природоохранного  и трудового законодательства угрозой в первую очередь судебного, а не административного преследования.
3. Гарантии инвесторам. Фирмам, вкладывающим значительные деньги в реальный сектор РТ, могут быть предоставлены гарантии отсутствия административных и бюрократических преград.
4. Возможность сопровождения инвестиций общественными антикоррупционными структурами, что позволит проводить профилактику коррупции. Если инвестиции инвесторов гарантированы от административных преград, а общественная антикоррупционная структура сопровождает конкретный проект, то возможности для коррупционной деятельности резко сокращаются. При первом же факте преднамеренного создания административной преграды с целью получения взятки для ее снятия  следует реакция от общественной антикоррупционной структуры.
5. Расчет издержек бюджетных расходов. Любые издержки государства,  в конечном счете, являются издержками общества. Отсутствие механизма оценки обществом издержек государства дает возможность неоправданного увеличения госрасходов в непроизводительных (коррупционно значимых) сферах. Типичный пример: реставрация фасадов учреждений на миллиарды рублей. Подобная «фасадная работа» никак не влияет на качество работы этих учреждений (больниц. школ и т.д.), а целесообразность ее проведения никем и никак не оценивается.
6. Дальнейшее совершенствование и развитие законодательной базы антикоррупционной деятельности. Включение в круг действия данных законов так же и деятельности  общественных структур. Детализация компетенций органов антикоррупционной деятельности.
7. Возрождение реального сектора экономики, без которого невозможно возродить веру людей в созидательный труд и создать высокооплачиваемые рабочие места инженеров, технологов, рабочих; обеспечить доходы рационализаторам, изобретателям, владельцам патентов и т.д.
8. Возрождение образа человек труда.
9. Использование всего огромного воспитательного потенциала традиционных конфессий России,  в первую очередь Православия и Ислама.
10. Практическая реализация всех мер по борьбе с коррупцией указанных в: Национальной стратегии противодействия коррупции; Национальном плане противодействия коррупции 2012-2013 годов; Федеральном законе «О противодействии коррупции» от 21 ноября 2011 г. N 329-ФЗ: Законе РТ от 04.05.2006 N 34-ЗРТ «О противодействии коррупции в Республике Татарстан»
 
 
ИЗДЕРЖКИ РЕГУЛИРОВАНИЯ Vs. ИЗДЕРЖЕК НЕОТРЕГУЛИРОВАННОСТИ
 
Госрегулирование имеет свои неизбежные издержки, одной из которых является коррупция. Одновременно и неотрегулированность государством той или иной деятельности так же имеет свои издержки. Что предпочесть, тотальное регулирование или его  полное отсутствие? Ответ на данный вопрос, несмотря на то, что соответствующих проекций  тотального госрегулирования/саморегуляции в реальности никогда не было и не будет,  проиллюстрирует нам то,  что  же важнее и насущней саморегуляция или госрегулирование; издержки (а зачастую и трагедии) «свободной игры» общественных энергий или жёсткая узда государотва накинутая на общественные процессы?
 
Можно рассмотреть в качестве примеров, наиболее зарегулированные структуры, например: армию, монастыри, дикие общества (где каждый шаг дикаря был регламентирован табу, обычаем или традицией). А в качестве примера наименьшей регуляции государством общественных отношений можно  взять эпоху промышленного «дикого» капитализма второй-четвертой четвертей 19-века.
 
Что мы увидим? Регулированием можно занять все время регулируемого, так что ему не останется практического времени на что либо другое, кроме исполнения  регулирующих предписаний. Развитие останавливается. Боле того, оно становится нежелательным, т.к. отвлекает регулируемого от следования установкам.
 
Мы можем видеть, что максимально отрегулированные сообщества либо бесплодны (армия, монастыри), либо не могут получать дополнительных ресурсов для развития и противостояния внешним факторам (что стало с «дикарями» после их столкновения с «бледнолицыми» мы знаем).
 
Неотрегулированность, же  всегда подразумевает саморегуляцию, хотя бы в тех рамках, которые позволяют поддерживать само существование неотрегулированного общественного субъекта. Т.е. полная неотрегулированность в этом смысле (в смысле долгосрочного выживания) всегда совершенней тотальной зарегулированности. Т.к. регуляция не ведет к потере неотрегулированным сообществом жизнесопсобности, поскольку регуляторы присутствуют в нем изначально в виде элементов и систем саморегуляции. А вот структура «заточенная» под тотальное регулирование при появлении в ней стабильных очагов неотрегулированности  как правило гибнет. При этом тотально зарегулированная система или экономически непроизводительна, или бесплодна, или неспособна к развитию.
 
 
КОРРУПЦИЯ, КАК «УТИЛИЗАТОР» ПОСЛЕДСТВИЙ КРЕДИТНОЙ ЭКСПАНСИИ, НЕИЗБЕЖНОЙ ПРИ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ ГЛОБАЛЬНОЙ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЕ
 
Современная экономика мира  существует в ситуации постоянной и непрерывной кредитной экспансии, без которой она не сможет функционировать. Если прекратить кредитную экспансию, т.е. прекратить печатать (создавать) новые деньги, то вся экономика мира встанет по причине того, что вся глобальная финансовая система Планеты основана на производстве денег из  долгов, которые можно погасить  только за счет последующих долгов.
 
При этом возникает следующее состояние: если деньги не вводятся в экономику, их становится мало и  производители не могут ничего продать, они разоряются, ликвидируют рабочие места и следует жестокий кризис. А если деньги вводятся в экономику, но не «выводятся» то начинается инфляция, которая став неконтролируемой  опять же приводит остановке производств, невозможности продаж  товаров за деньги,  к  бартеру оставляющему за бортом значительную часть экономически активных лиц (сферу услуг или мелкий бизнес, например).
 
Коррупция является хорошим «утилизатором лишних денег» из экономики. Деньги выводятся из производительного оборота и переводятся в акции, дерривативы, предметы роскоши и т.д. то есть деньги идут на потребление или в непроизводительные сферы.
 
Коррупция получается частичным  «утилизатором» «вредных факторов» мировой финансовой  системы, основанной на перманентной кредитной экспансии центробанков и комбанков. То есть кредитная экспансия добавляет коррупции  «объективности» т.к. служит ее оправданию.
 
 
ИЕРАРХИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
 
Представляется нелишним в общих чертах обозначить порядок и структуру (возможного, но не единственного, варианта) антикоррупционной деятельности:
 
1. Обоснование необходимости борьбы с коррупцией (в различных ее видах формах, часть из которых приоритетны) исходя из анализа социально-экономической  реальности и законов  функционирования общества.
2. Сформулированные Цели и Задачи.
3. Тезисы,  разъясняющие пути  (способы и методы) достижения определенных целей и выполнения поставленных задач
4. Развернутое изложение тезисов и их обоснование.
5. Программа борьбы с коррупцией
6. Законодательное оформление порядка работы общественных и государственных антикоррупционных структур. Определение полномочий и компетенций в соответствии с программой.
7. Практическая  антикоррупционная работа на созданной нормативно-правовой базе.
8. Обратное воздействие по результатам принятых мер на пункт 1.
 

ПРЕОДОЛЕНИЕ СИСТЕМНОЙ КОРРУПЦИИ В КОНТЕКСТЕ СОЛИДАРИЗАЦИИ СУБЪЕКТОВ ВЛАСТИ С СУБЪЕКТАМИ ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ

«Давая нижестоящему меч, но не давая ему золота, 
- ты создаёшь себе врага с мечом» [10]
 
Ориентируясь на  3 основные аксиомы  политэкономии [11], стоит кратко рассмотреть коррупцию так же и в свете соотношения структуры власти со структурой собственности в обществе.

«Механизм формирования и функционирования институтов власти в обществе, то, что понимается под социальной системой, должен достаточно полно обеспечивать представительство и влияние именно реальных собственников ресурсов. Иначе государство, как система власти, не будет экономически эффективным и мощным. И, безусловно, не будет политически стабильным. Отсюда, например, с неизбежностью следует, что всеобщее и полное избирательное право, которое единственно является реальной основой народовластия, в состоянии сформировать деятельную и экономически эффективную государственную власть только в обществе, в котором основной долей ресурсов реально владеет и распоряжается достаточно большой процент населения.

Там, где велико имущественное расслоение, где большинство бедно и есть очень немного очень богатых людей, единственной экономически устойчивой и эффективный формой правления может быть только та или иная форма олигархии или диктатуры»[12].

Применительно к предпосылкам коррупции, вытекающим из дисбаланса в обществе структуры власти со  структурой собственности, можно сделать следующий вывод. Существует два способа преимущественного распределения благосостояния (денег и реальных материальных и социальных благ) снизу-вверх и сверху-вниз.
 
Первый,- «снизу-вверх», когда  само общество, рассматриваемое как совокупность собственников, владеющих подавляющей частью активов, передаёт блага/богатства находящиеся под своим фактическим контролем и под  титулом  своей собственности в государственную «пирамиду управления» для обеспечения нужд государства, которое действует в интересах данных собственников. Фактически это и есть идеальный способ формирования государственной казны «только через  налоги». (Однако в каком современном государстве этот механизм реализован? Ни в одном). 
 
Второй способ распределения благ,- «сверху-вниз», когда большая часть  реальных богатств и денег (т.е. прав требования на реальные богатства) находится в фактическом распоряжении олигархическо-бюрократического дуумвирата, под формальным титулом собственности государственных/муниципальных органов и крупных корпораций с многоступенчатой, смешанной структурой владения и офшорными бенефициарами. Государство при этом функционирует  не в интересах народа лишённого собственности в своёй собственной стране, а в интересах «офшорных бенефициаров» государственно-корпоративных активов.

В первом случае (предполагая  отрегулированность и соразмерность прав собственности с фактическими  возможностями по реализации власти) коррупция минимальна. Ведь когда «напитанное» общество «только даёт» «поджарому  и жилистому» государству; даёт «само», своими руками от своих богатств, то что же ему, обществу, остаётся ожидать от государства; что  и для чего  «предлагать» государству, в лице конкретных чиновников, в форме взяток?
 
Во втором случае коррупция расцветает в идеальной для себя питательной среде. Главным распределителем благ (по самому факту обладания  их  подавляющей частью доступной для отчуждения, причём отчуждения производимого не в результате обмена, а в результате властного повеления исходящего от чиновника) становится «жирный» государственно-олигархический дуумвират, а  у представителей «дистрофичного» общества, для того чтобы «и им хоть что-нибудь обломилось», появляется постоянная и непереходящая  мотивация к тому, чтобы  «предлагать» распределителям благ, то есть чиновникам, взятки. Самые сладкие подряды/контракты/откупа, всегда государственные и муниципальные, потому что  трудящемуся собственнику, который отчуждает  обменивая «своё- на твоё»  не скажешь: «дай мне побольше денег («твоего») ни за что,  а я за это дам тебе взятку», а распределителю-бюрократу отчуждающего своим властным повелением «не своё-  не своим», -запросто. Взятка изменяет расклад отношений  при коррупционном процессе с «не своё-  не своим» на «не своё- на своё»... «Человеческое, слишком человеческое».
  
 Вышеприведённое упрощение ещё раз иллюстрирует верность того утверждения, что : «Если несоответствие пирамид власти и собственности было не слишком драматично, передел собственности принимает форму системной коррупции. Более массовые властные структуры (чиновники) перекачивают в свои карманы ресурсы олигархической собственности через взятки. А собственники-олигархи через коррупцию покупают властные полномочия. Фундаментальная причина системной коррупции в государстве – это несоответствие структуры власти («демократическая») и структуры собственности (олигархическая)»[12].
    Соответственно, когда титулы власти и титулы собственности, как в рамках формально закреплённой законодательством системы отношений, так и  в лице их непосредственных обладателей и носителей, становятся полностью антагонистичным, то  в обществе складывается напряжённая ситуация с тенденцией к  «сглаживанию» социальных противоречий «при помощи лопаты».   Становится понятно, что системная коррупция является кроме всего прочего, ещё и  «механизмом гиперкомпенсации» в ситуации несоответствия структуры власти структуре собственности, поэтому надеяться на  то, что коррупция сможет быть преодолена одними только законодательно-репрессивными  или воспитательно-пропагандистскими методами без выравнивания перекосов в распределении власти-собственности, увы не приходится.    Подобное понимание настораживает и без преувеличения пугает тем, что «гипперкомпенсация дисбаланса власти-собственности через коррупцию» не может длиться слишком долго. Когда противоречия «власти, не представленной в собственности» с «собственностью,  не имеющей власти/потерявшей власть»  достигнут критических степеней, тогда «коррупционный клапан» уже не сможет  выводить «избыточное общественное давление из котла общественных интересов». И тогда «котёл» этот  может  «взорваться».    Аналогия, при всей своей «механистичности» представляется, подходящей.   Или наша общественная энергия будет трансформирована в движение, обеспечивающее поступательное развитие созидательных сил и «беременных будущим» отношений (как производственных, так и межличностных/ межгрупповых/ межнациональных /межконфессиональных), или она до срока будет трансформироваться в «громкое ничто», вылетая под радостные релляции чиновников и тошнотворную анастезию СМИ, через  «коррупционный клапан» в «никуда»,  или она в итоге «трансформирует» собственную государственную оболочку; с великим потрясением и с вероятностью безвозвратного  уничтожения единого русского государства.
 
В конечном счёте,  вопрос преодоления системной коррупции и коррупции системы, упёрт в более широкий вопрос  о возможности солидарной воли нашего народа к сильному будущему, которое придётся взять силой, и о  способности нашего народа к прозорливому постижению настоящего, которую можно обрести, только растратив (и как можно быстрее)  неприкосновенные  доселе запасы душевной простоты.   Барин придёт. Но он не рассудит нас, а покарает. Пощады никому не будет. Да и не наш  это «барин».   Перспективы наши в любом случае,- Потрясающи. Будет ли это потрясение  взлёта или потрясение падения, - решит направленность нашей  общей воли и нашего коллективного разума. 
Вверх или вниз?    
 
_____________________
Основные  нормативно правовые документы, регулирующие  антикоррупционную деятельности в РТ (перечень не исчерпывающий):
 
- Национальная  стратегия противодействия коррупции;
(Источник: http://base.garant.ru/12174916/#1000  )
- Национальный план противодействия коррупции 2012-2013 годов;
 (Источник: http://base.garant.ru/70147070/#1000 )
- Федеральный  закон «О противодействии коррупции» от 21 ноября 2011 г. N 329-ФЗ
 (Источник:  http://base.garant.ru/12164203/  )
- Закон РТ от 04.05.2006 N 34-ЗРТ "О противодействии коррупции в Республике Татарстан
(Источник : http://minenergo.tatarstan.ru/rusac_7.htm )
 
ссылки:

[1] «Российская газета», 25.06.2009, http://www.rg.ru/2009/06/25/korrupcia.html
 
[2] определение автора
 
[3] публикация на сайте ОАК, Элькин Э.З. http://www.stopcorruption.ru/item_850.htm
 
[4] http://base.garant.ru/12164203/
 
[5] Полный свод решений гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената (ПСР УКДПС) за 1882г, Екатеринослав, 1911, N38  

[6] Тимановский A.T. «Сокращенный сборник. Циркулярные указы Сената. Решения Сената об ответственности должностных лиц. Циркуляры и инструкции Министерства юстиции», 1865-1883гг., Варшава, 1883. - С.48

[7] Тимофеевский В.И., Кузнецов С.П. «Систематический сборник решений Правительствующего Сената по вопросам об ответственности должностных лиц административного ведомства за преступления должности», СПб., 1896. с.866-876; ПСР УКДПС за 1874г., Екатеринослав, 1910, N654; Неклюдов Н.А. «Взяточничество и лихоимство»// Юридическая летопись, 1890, N6 (июнь), с.1.  

[8] http://newsru.com/finance/23may2012/ottokkapitala.html

[9] Источник данных 2010-го года  http://professionali.ru/Soobschestva/innovacii/skolko_deneg_trebuetsya_na_modernizaciyu_rossii

[10] http://djaglavack.livejournal.com/485091.html
 
[11] Мямлин К.Е.  «Бинарная экспансия либерализма против народовластия» http://communitarian.ru/publikacii/obrazovanie_i_razvitie/binarnaya_ekspansiya_liberalizma_protiv_narodovlastiya/
 
[12] Тихомиров С.Г. «Это мы, Господи!»  http://world.lib.ru/l/lednew_s_g/we-1.shtml 
 
[13] Мямлин К.Е.  «Бинарная экспансия либерализма против народовластия» http://communitarian.ru/publikacii/obrazovanie_i_razvitie/binarnaya_ekspansiya_liberalizma_protiv_narodovlastiya/

Добавить комментарий