0 13623

«Хрустальный мост анженерной системы»: Прогноз МЭР до 2030г., как недостижимая иллюзия модернизации

«Хрустальный мост анженерной системы»: Прогноз МЭР до 2030г., как недостижимая иллюзия модернизации

Российские чиновники продолжают удивлять общественность и экспертное сообщество России всё новыми «прожектами» и инициативами, масштабы неадекватности и несостоятельности которых превышают все допустимые пределы

Вслед за пустыми рассуждениями российских либералов сначала на Гайдаровском, а затем и на Давосском экономическом форумах о благах интеграции России в мировую экономику на правах сырьевой колонии глобального бизнеса и сохранении ключевого приоритета деятельности правительства в лице «борьбы с инфляцией», удивило Министерство экономического развития…

Буквально на днях, 30 января, Министерство экономического развития, которое из всего финансово-экономического блока правительства вызывает наиболее тёплые чувства (хотя бы за категорическое несогласие с пролоббированным Минфином откровенно антимодернизационным бюджетом на ближайшие 3 года и политикой накопления «гробовых денег» в нефтегазовой кубышке, усиленной «бюджетным правилом»), умудрилось представить на суд общественности откровенно маниловский и нереализуемый документ.

Речь идёт о подготовленном чиновниками МЭР, подавляющую часть которых крайне сложно обвинить в некомпетентности и профессиональной непригодности, по распоряжению правительства Прогнозе долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030г.

Отметим, что указанный документ является крайне значимым для понимания общего вектора движения российской экономики документом. Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года является одним из основных документов системы стратегического планирования развития Российской Федерации. Даже несмотря на тот факт, что Владимир Мау, ректор РАНХиГС и по совместительству советник нынешнего руководства страны, открыто заявляет, что России не нужна система стратегического прогнозирования и планирования социально-экономических процессов, некоторая часть приближенных к правительству экспертов всё-таки сохраняет здравый смысл и критический подход.

Вопреки либералам, которые искренне верят, что солнце встаёт в Вашингтоне и продолжают навязывать России убийственную политику в русле принципов «Вашингтонского консенсуса», руководство МЭР демонстрирует гораздо большую вменяемость и признаёт значимость стратегического планирования технико-экономических и социально-демографических процессов. К слову сказать, Андрей Белоусов, возглавляющий экономический блок правительства, является первым профессиональным и весьма компетентным экономистом на посту Министерства экономики за последние 11 лет и вторым после Андрея Шаповальянца за последние два десятилетия. За исключением его поддержки втягивания России на экономический «титаник» ВТО, которое автоматически лишило правительство оказывать адресную поддержку приоритетным секторам экономики и поставило крест на модернизации, ни в каких других пагубных инициативах на посту главы МЭР он замечен не был.

Как указывают в Министерстве экономики, данный прогноз «определяет направления и ожидаемые результаты социально-экономического развития Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в долгосрочной перспективе и содержит обоснование внутренних и внешних условий достижения целевых показателей, определенных Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Долгосрочный прогноз формирует единую платформу для разработки долгосрочных стратегий, целевых программ, а также прогнозных и плановых документов среднесрочного характера».

В общем и целом документ получился достаточно неплохим – весьма подробно прописаны ресурсные ограничения экономического роста, дефолт экстенсивной модели «экономики трубы», дисбалансы и перекосы в экономике, избыточная и непозволительно высокая для «суверенной демократии» зависимость народного хозяйства, бюджетной системы и финансового сектора от внешнеэкономической конъюнктуры и прочих экзогенных факторов, не поддающихся регулированию и контролю.

Однако откровенное недоумение вызывают те выводы, к которым приходят чиновники Минэкономики в результате своих размышлений и оценки сложившейся в российской деиндустриализированной экономике ситуации. В прогнозе содержится набор благих пожеланий и ни к чему не обязывающих красивых тезисов, но в принципе не сказано каким образом и за счёт каких ресурсов они могут быть реализованы. Если, конечно, таковыми не считать рассуждения о привлечении иностранного капитала, приватизации и улучшении инвестиционного климата.

По мнению чиновников, уже через 18 лет Россия сможет построить инновационную экономику, отвечающую требованиям экономически развитого государства. И опередит по показателю качества жизни такие страны, как США и Австралия, а также многие страны Евросоюза. Разработчики прогноза полагают, что уже к 2015 году производительность труда вырастет в 1,5 раза, а ВВП России будет увеличиваться более чем на три процента в год.

Каким образом и на основании каких расчётов МЭР сделал такого рода умозаключения – не понятно. Как бы там ни было, но по состоянию на конец 2011г. по величине душевого ВВП (по паритету покупательной способности) с показателем в 16,7 тыс. долл. Россия довольствовалась лишь 72 местом в мире, находясь между Французской Полинезией (18 тыс. долл.), Антигуа и Барбуда (17,1 тыс.) и Габоном (16,3 тыс. долл.). Так что конкурентами для России в деле повышения хотя бы уровня жизни, не говоря о гораздо более сложной категории «качества жизни», являются отнюдь не крупнейшие экономики мира, а слабо развитые страны третьего мира и «банановые республики».

Именно их российским властям всё никак не удаётся обогнать. Даже несмотря на тот факт, что только в последние 11 лет из России было вывезено невосполнимого минерального сырья в объёме 3 трлн. долл., что превышает номинальный ВВП страны в 1,5 раза и которых было бы вполне достаточно, чтобы провести комплексную модернизацию экономики и изношенной на 80-85% базовой инфраструктуры и создать условия для роста уровня жизни россиян.

И это уже не говоря о колоссальной имущественной пропасти между бедными и богатыми россиянами. Согласно официальным оценкам Росстата, коэффициент фондов, за последние 11 лет вырос с 13,5 до 16,2 раз, а с учётом скрытых доходов на капитал, от предпринимательской деятельности и незаконных прибылей разрыв в уровне доходов 10% самых богатых и самых бедных россиян варьируется от 70 до 120 раз. А по индексу Джини (0,42) Россия занимает 52 место в мире между Кенией (0,425), Бурунди (0,424), Кот Д’Ивуаром (0,415) и Сенегалом (0,413).

Откровенное недоумение вызывают рекомендации МЭР, которые он даёт правительству для достижения указанных целей и реализации предвыборных обещаний Путина. Вместо того, чтобы в серьёз обсудить реальные фундаментальные проблемы и структурные дисбалансы в российской экономике, а также вывить те факторы, которые мешают реальной модернизации и переводу экономики на инновационные рельсы, чиновники МЭР скатываются до пространных и ни к чему толком не обязывающих рассуждений, которыми обычно любят прикрывать свою профнепригодность и хроническое нежелание исполнять служебные обязанности либералы.

В министерстве экономики ни слова не сказали о коррупционных поборах, административных барьерах, проблеме масштабного оттока капитала (в том числе незаконного вывоза капитала по «серым» каналам), угрозах «валютных войн» и избыточного укрепления курса рубля в условиях критической сырьевой зависимости и отказа правительства от модернизации, высокой монополизированности экономики, безудержном росте цен на услуги естественных монополий и ГСМ, неподъёмных ставках по кредитам.

Вместо этого высокопоставленные сотрудники МЭР на полном серьёзе заявляют, что все усилия властей должны быть брошены на создание конкурентоспособной среды, стимулирование предпринимательской активности и привлечения капитала в экономику РФ. Для этого, по их мнению, стране необходимо улучшить инвестиционный климат и повысить качество государственного управления. По мнению чиновников Министерства экономики, государственный сектор должен значительно сократиться за счет приватизации, а большинство госкорпораций требуется ликвидировать.

В этом плане подчинённые Белоусова не далеко ушли от «либеральных реформаторов» первой половины 1990-х годов, которые под разговоры о неэффективности государства и необходимости поиска «эффективного частного собственника» занимались развалом отечественной несырьевой промышленности, разворовыванием бюджетных средств и передачей наиболее лакомых и рентабельных объектов государственной собственности в руки сросшихся с ними олигархических кланов.

В очередной раз прозвучали религиозны догмы либерального клана – когда руководство крупнейших экономически развитых стран отказываются от несостоятельных догм «рыночного фундаментализма» в пользу активной стимулирующей национально ориентированной финансово-экономической политики, наращивает масштабы протекционистской поддержки отечественных производителей и закрывает стратегически значимые секторы экономики от доступа иностранного капитала, российские чиновники в лучших традициях перестроечного угара готовы сдать все высоты в экономике.

Слепая вера в примат недееспособности государства и изначальную «рыночную эффективность частного собственника» в корне противоречит реальному положению дел в мировой экономике и последним тенденциям в системе государственного регулирования экономических процессов. Мало того, что в крупных экономически развитых странах (США, Япония, Германия, Франция и т.д.) есть целые отрасли промышленности, которые прямо или косвенно жёстко контролируются государством в целях обеспечения национальной финансово-экономической и научно-технической безопасности. Так ещё и динамично развивающиеся «азиатские тигры» и новые индустриальные страны наглядно подтверждают, что при желании государство может эффективно управлять принадлежащим ему имуществом, заниматься стратегическим прогнозированием и управлением финансово-экономическими процессами, а также выступать в качестве действенного инструмента стимулирования роста в приоритетных секторах экономики.

Достаточно вспомнить агрессивную экспансионистскую монетарную политик крупнейших Центробанков мира, которые, отказавшись от догм антинаучноё концепции «Вашингтонского консенсуса» , предназначенных для внешнего потребления и вскрытия рынков стратегических конкурентов, приступили к беспрецедентной эмиссионной накачки финансовой системы, монетизации государственного и корпоративного долга (что противоречит нормам МВФ), скрытому кредитованию бюджетных дефицитов, а также созданию максимально благоприятных условий для деятельности отечественных производителей и продвижению их продукции на внешних рынках за счёт «гонки девальваций».

И только финансово-экономический блок правительства по-прежнему продолжает клясться в любви Западу, обещает вслед за присоединением к ВТО втянуть Россию в ОЭСР, и предлагает сложить руки, ничего не делать и ждать, когда «заграница нам поможет». Неудивительно, что руководство Банка России наотрез отказывается возрождать разрушенное в начале 2000-х годов валютное регулирование и финансовый контроль, из-за которых из России ежегодно только незаконно утекает 1,5 трлн. рублей. А также отказывается вводить ограничения на приток «горячего» спекулятивного капитала (как это уже сделали демократичные Южная Корея, Бразилия, Таиланд и т.д.), который уже спровоцировал чрезмерное укрепление реального эффективного курса рубля до максимальных отметок лета 2008г. (22,5 рубля за доллар). Что убивает остатки несырьевой обрабатывающей промышленности, усиливает и без того критическую зависимость экономики от импорта и ставит крест на модернизации.

Другими словами, при весьма неплохой фактуре, проработанном статистическом материале и весьма качественном анализе, все рекомендации и выводы свелись к самой обыкновенной либеральной болтовне о «необходимости привлечения иностранного капитала» и «улучшении инвестиционного климата». Судя по всему, уже давно пора запретить чиновникам в прогнозах, программах, стратегиях и даже публичных выступлениях употреблять вслух словосочетание «инвестиционный климат». Судя по всему, таким образом российские либеральные чиновники и идейные наследники Гайдара, Чубайса, Ясина, Мау и прочих архитекторов «катастройки» пытаются просто-напросто снять с себя ответственность за катастрофические результаты своей деятельности и списать усиливающуюся деградацию и архаизацию экономики на независящие от них причины.

 

ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ РОССИИ

В указанном документе чиновники рассматривают 3 основных сценария развития отечественной экономики – консервативный, инновационный и форсированный инновационный варианты. Причём первые два варианта, которые выглядят наиболее вероятными в условиях проводимой в стране на протяжении последних 10 лет финансово-экономической политики эксплуатации природно-сырьевой ренты и проедания поступающих в страну нефтедолларов и иностранных кредитов, делают априори невыполнимыми предвыборные обещания президента.

А третий сценарий, который, по идее, после обсуждений с экспертным сообществом должен был бы стать дорожной картой для правительства и магистральным вектором движения российской экономики на ближайшие 18 лет, становится в принципе не реализуемым в рамках предложенных правительством мер по его достижению.

Согласно форсированному сценарию, к которому призывает стремиться руководство МЭР и которое способно обеспечить не только поддержание социальной стабильности и исполнение предвыборных обещаний президента, средние темпы роста экономики должны ускориться с 3,5% в 2012г. до 5,4% по итогам ближайших 18 лет. Средние темпы роста инвестиций в основной капитал расширятся с 6,7 до 8,1%, а реальные располагаемые доходы населения ускорят рост с 4,2 до 5,6%. При этом стоимостная оценка экспорта товаров и услуг за счёт диверсификации структуры экспорта в пользу наукоёмкой продукции и инновационных товаров с высокой добавленной стоимостью расширится с 531 до 905 млрд. долл., а номинальный курс российского рубля по отношению к американскому доллару опустится с 31,1 до 34,7 рублей.

В рамках указанного сценария удельный вес инновационного сектора экономики в течение ближайших 18 лет должен будет увеличиться с 11,2 до 19% ВВП, расходы на образование вырастут с 4,8% до 8,1% ВВП, расходы на здравоохранение – с 4,8 до 9,4% ВВП, затраты на НИОКР и прикладные исследования - с 1,1 до 3% ВВП, а энергоёмкость отечественной экономики за счёт активного внедрения современных «зелёных» и энергосберегающих технологий сократится практически на 53%.

Сам по себе форсированный сценарий развития экономики выглядит весьма привлекательно – в нём содержатся достаточно оптимистичные оценки почти всех ключевых макроэкономических показателей, которые бы позволили действительно существенно повысить конкурентоспособность отечественной экономики и дать стимул возрождению высокотехнологичных производств. Однако основная беда указанного сценария состоит в том, что он является априори не достижимым – это в чистом виде попытка выдать желаемое за действительное. Совершенно очевидно, что так называемый форсированный сценарий развития российской экономики является плодом фантазий чиновников и принципиально не реализуем в рамках проводимой финансово-экономической и научно-технической политики.

Во-первых, вся модель рушится ещё на самых ранних стадиях, а именно на предположении, что российские чиновники вдруг проснутся и начнут исполнять свои служебные обязанности: займутся модернизацией экономки, сократят масштабы воровства, наступят на карман естественным и псевдо естественным монополиям, наведут порядок с безудержным ростом тарифов естественных монополий и ГСМ, увеличат финансовую поддержку национальной экономики, ЖКХ и социальной сферы и создадут систему рефинансирования экономики, которая позволит создать базу для долгосрочных инвестиционных ресурсов и снизит стоимость кредитов. Опыт последних лет наглядно показал, что дальше разговоров в этом направлении дело так и не пошло.

Во-вторых, в принципе не понятно, за счёт чего и по какой причине российская экономика ускорит темпы своего роста с 3,5% в 2012г. до 4,5% в 2013г., 6,4% в 2015г. и целых 7% в 2016г. В качестве необходимого условия даже в рамках форсированного инновационного сценария выступает скачкообразный рост номинальных цен на нефть смеси Urals с 110 долл. в 2013г. до 132 долл. в 2016г. и ни много ни мало 239 долл. по итогам 2030г.

Даже после эмиссионной накачки мировой экономики в размере 5,5 трлн. долл. за последние 5 лет со стороны основных эмиссионных центром (ФРС США, ЕЦБ, Банк Японии, Банк Англии, Народный Банк Китая) цены на нефть так и не смогли вернуться к максимальным отметкам середины лета 2008г. и, несмотря на все усилия глобального спекулятивного капитала надуть ещё больший пузырь на сырьевых рынках, цен на смесь Brent не поднимаются выше 115 долл. за баррель. Более того, дальнейший рост цен на сырьё подорвёт и без того едва заметный рост в реальном секторе экономики, спровоцирует рост производственных издержек, запустит маховик инфляции и усилит падение уровня жизни подавляющей части населения планеты, чем спровоцирует обвал мировой экономики в рецессию. Эти факторы вкупе с «валютными войнами» и удорожанием продовольствия признаются ключевыми рисками для мировой экономики даже со стороны МВФ, Всемирного Банка, БМР, ОЭСР, ООН и прочих организаций, традиционно выступающих в роли проводников интересов транснационального капитала.

В условиях медленного, но верного скатывания мировой экономики в новую фазу рецессии и разрастания кризисных явлений в крупнейших экономиках мира, которым уже не в силах помочь ни расширение государственного долга, ни многолетние бюджетные дефициты, ни безудержная эмиссия бумажных «резервных» валюты, ни прямая монетизация государственного долга. По мере усиления депрессивных и кризисных явлений в мировой экономике и падения физического спроса на сырьевые товары (в том числе и на энергоносители), ни о каких 132 долл. в перспективе ближайших 3 лет говорить не приходится.

В-третьих, даже в случае постепенного  и умеренного роста цен на нефть (на 5-6% ежегодно), с высокой долей вероятности российская экономика будет не в состоянии пропорционально наращивать динамику роста ВВП. Сырьевая модель «экономики трубы» и паразитического проедания нефтедолларов себя исчерпала ещё в 2011г., а в 2012г. стало окончательно очевидно, что даже рекордно высокие среднегодовые цены на нефть не в силах тащить за собой парализованную судорогой коррупции и произволом монополий отечественную экономику. Напомним, что на фоне практически 40% роста цен на нефть смеси Brent в 2010-2011г. среднегодовые темпы роста экономики не только не ускорились, но даже сжались с 4,9% в 2010г. до 4,3% в 2011г. и 3,5% по итогам 2012г. Притом что в последние месяцы ушедшего 2012г. годовой прирост ВВП и вовсе сжался до 1,9-2%.

Дефолт ресурсно-сырьевой модели «экономики трубы» были вынуждены признать даже в МЭР – на совещании с президентом осенью 2012г. его глава Андрей Белоусов открыто заявил, что даже при нынешних рекордно высоких и растущих ценах на нефть потолком роста российской экономики является отметка в 2-2,5%.

 

СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА И ДЕМОГРАФИЯ

Наряду с откровенными экономически несуразицами и несостоятельностью базовых макроэкономических предпосылок, которые делают недостижимой задачу выхода России на инновационный путь развития и траекторию устойчивого экономического роста, откровенные опасения вызывают социально-демографические прогнозы МЭР. Согласно инерционному и инновационному сценарию развития России, численность населения России сократится на 1,4 млн. человек - с 143,2 до 141,8 млн. А в случае реализации форсированного сценария количество россиян без объяснения внятных причин вырастет аж до 151,4 млн. человек.

Притом что на протяжении 2003-2007 и 2010-211гг. несмотря на растущие цены на нефть и весьма высокие темпы роста экономики (в среднем порядка 6,8% в докризисный период и 4,5% в послекризисный период соответственно) численность населения России продолжала сокращаться темпами в 150-400 тыс. человек. Да, по итогам 2012г. впервые за 20 лет «либерального погрома» экономики и ползучей приватизации бюджетной сферы благодаря гомеопатическому улучшению ситуации в социальной сфере, скачкообразному росту рождаемости в монокультурных республиках и наложению демографических волн зафиксировано превышение рождаемости над смертностью.

В результате чего чистая убыль населения в размере 129,7 тыс. человек в 2011г. сменилась едва заметным приростом численности россиян на 4,6 тыс. человек. При этом не стоит забывать и про волну рождаемости со стороны ассимилировавших и получивших в рамках законных и коррупционных схем паспорта иммигрантов из стран ближнего зарубежья. В силу культурных особенностей именно они вместе с мусульманскими республиками Северного Кавказа, а также Калмыкией и Бурятией обеспечивают подавляющую часть чистого прироста населения России

Стоит отметить, что согласно форсированному сценарию, предложенному МЭР, каким-то образом численность населения в трудоспособном возрасте не вырастет даже в случае реализации планов по модернизации и привлечении иностранных инвестиций. При негативном сценарии она сократится на 9,2 млн. россиян (с 86,6 до 77,4 млн.), а, если России сильно повезёт и чиновники вдруг начнут исполнять свои служебные обязанности и не на словах, а на деле займутся модернизацией экономики, то численность трудоспособных россиян сократится «лишь» на 6,1 млн. - с 86,6 до 80,5 млн. человек.

Одновременно с этим суммарная численность россиян, вовлечённых в активную трудовую деятельность сократится на 5-7% вне зависимости от того, произойдёт ли какие-нибудь радикальные изменения  в курсе проводимой социально-экономической политики и будет ли не на словах, а на деле реализовываться отраслевая диверсификация экономики и «слезание с нефтяной иглы». В худшем случае, численность россиян, занятых в экономике, сократится  на 5,3 млн. человек (с 68,3 до 63 млн. человек), в базовом и наиболее вероятном сценарии сокращение составит 5,1 млн. (до 63,2 млн. россиян). И даже при самом удачном стечении обстоятельств максимум, что светит трудовым ресурсам России, так это потеря 2,7 млн. рабочих мест и сокращение вовлечённых в активную трудовую деятельность россиян до  65,6 млн. человек.

В зависимости от указанных вше сценариев, в течение ближайших 18 лет численность наёмных работников сократится на 2,2 млн. человек (с 46,3 до 44,1 млн.), на 2 млн. (до44,3 млн.) и на 400 тысяч россиян (до 45,9 млн. граждан России). При этом это нисколько не помешает

Более того, за период 2012-2030гг. удельный вес экономически активного населения в численности населения в возрасте 15-72 года при инерционном и негативном сценарии сократится с 66,1 до 62,8%, а при условии хотя частичной реализации предвыборных обещаний президента и «модернизации по-русски» этот показатель сожмётся ещё сильнее - до 62,2%. Другими словами, реализация комплекса мер по преодолению технологической отсталости и ускоренному развитию научно-технического потенциала вместо увеличения степени вовлечённости россиян в активную экономическую жизнь и создания стимулов для предпринимательской активности лишь усугубит ситуация с экономической активностью населения.

Возникает закономерный вопрос: каким образом финансово-экономический блок правительства в принципе собирается заниматься модернизацией при одновременном сокращении численности россиян в трудоспособном возрасте и зачем вообще нужна такая модернизация, если в таком случае произойдёт лишь ещё большее усиление наплыва иммигрантов и, как следствие, обострение напряжённости и конфликтов на этнической почве.

И практически на ровном месте возникает не менее логичный ответ – российские чиновники в лучших традициях «младореформаторов» планируют обеспечить «повышение производительности труда» в российской экономике в 1,5 раза к 2015г. и в несколько раз к 2030г. за счёт элементарного сокращения численности самих россиян.

Судя по всему, задача повышения эффективности труда будет решаться за счёт элементарного замещения вымирающего и стареющего населения России усиленно притекающими в страну иммигрантами. Именно низко квалифицированная рабочая сила из стран ближнего зарубежья и, прежде всего, Средней Азии, насколько можно судить, должна стать основой модернизации по-русски в либеральной интерпретации российских чиновников.

Собственно говоря, совсем неудивительно, что в прогнозе МЭР открыто указывается на то, что в течение ближайших 18 лет суммарный миграционный приток в Россию в большинстве своём низко квалифицированной рабочей силы, размывающей этнокультурный баланс и разрушающей рынок труда, превысит 5,959 млн. человек. И это только по базовому и умеренно-негативному сценарию развития ситуации в стране. Если же российские чиновники вдруг проснутся и благодаря усилиям финансово-экономического блока правительства в стране всё же начнётся обещанная 5 лет назад модернизация и инновации, то совокупный приток иммигрантов подскочит аж до 8,235 млн. человек.

Если во всех странах мира форсированное развитие научно-технического потенциала, отраслевая диверсификация экономики и стимулирование наукоёмких производств приводят к повышению капиталоёмкости и снижению трудоёмкости производственного процесса, то в России всё может оказаться строго наоборот. Судя по всему, вместо автоматизации производственных процессов, импорта современных производственных и управленческих технологий, трансферта инноваций, наращивания государственного финансирования НИОКР и высокотехнологичных производств, а также приоритетного развития фундаментальной и прикладной науки в России намечается масштабное замещение россиян на рабочих местах дешёвой рабочей силой.

Зачем заниматься модернизацией и инновациями, когда можно завезти рабскую рабочую силу из стран Средней Азии, которая готова работать с отобранными паспортами за миску риса и без необходимости социальных платежей. Гораздо проще оплатить труд 5-10 гастарбайтеров, нежели на деле заниматься технологическим перевооружением производств, финансированием НИОКР и внедрением современных технологий?!

Другими словами, судя по представленному документу, чем более инновационной, наукоёмкой, энергоэффективной и ресурсосберегающей будет отечественная экономика, тем меньше ей понадобится рабочих рук россиян. И  тем больше она будет заниматься импортом дешёвой и низко квалифицированной рабочей силы из слаборазвитых республик Средней Азии – Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и т.д.

Здесь следует напомнить, что только согласно официальным данным Росстата за период 2005-2011гг. чистые потери рабочих мест в российской экономике составили 3,9 млн. мест. Из которых 1,124 млн. пришлось на сельское хозяйство, 2,058 млн. - на обрабатывающую промышленность, 538,5 тыс. - на транспорт и связь, 417,8 тыс. – на операции с недвижимостью и предоставление услуг, 248 тыс. – в строительстве,  175,8 тыс. – в системе естественных монополий (газ, вода, электроэнергия), а 246,7 тыс. мест составили чистые потери в системе образования и науки.

При этом в составе обрабатывающей промышленности порядка 200 тыс. мест было потеряно в производстве продуктов питания, 269 тыс. – в металлургическом производстве, 168 тыс. – в химическом производстве, 195,4 тыс. – в выпуске машин и оборудования, 201,5 тыс. – в производстве электронного и оптического оборудования, 289,8 тыс. рабочих мест составили чистые потери в производстве транспортного оборудования.

И лишь в оптово-розничной торговле (388 тыс.), финансовой деятельности (268,4), системе государственного управления и обеспечении национальной безопасности (338 тыс.) и активно коммерциализируемом образовании и оказании социальных услуг (153,5 тыс.) наблюдается чистый прирост новых рабочих мест.

Тем не менее, даже чистая потеря без малого 4 млн. рабочих мест нисколько не помешала российским либералам и «рыночным фундаменталистам», оккупировавшим финансово-экономический блок правительства осуществить ввоз на территорию России 1,127 млн. человек за рассматриваемый период 2005-2011г. С учётом незарегистрированной и скрытой иммиграции, осуществляемой при посредничестве коррумпированных чиновников, счёт идёт на 4-5 млн. трудовых мигрантов.

Судя по всему, именно благодаря бесправным и попавшим в трудовое рабство гастарбайтерам чиновникам удалось отчитаться о росте рабочих мест в торгово-посреднических операциях и сфере бытовых услуг. И именно за счёт бесконтрольного

Не намного лучше будут обстоят дела и в социальной сфере. По базовому и негативному сценарию коэффициент смертности увеличится с 13,2 до 13,9 человек на 1000 россиян, а в случае реализации наиболее оптимистично сценария снизится до 11,2. При этом коэффициент рождаемости, как полагают в МЭР, скорее всего, останется на неизменном уровне (1,7 человек), а в лучшем случае подрастёт до 2 человек. Продолжительность жизни вырастет с 69,7 до 73,9 лет по инерционному и инновационному сценариям и до 77,9 лет в случае реализации предвыборных обещаний президента и модернизации экономики.

Стоит обратить внимание, что речь идёт не просто о каком-то документе или рядовой отписке правительственного чиновника на критику в адрес проводимой политики. Речь идёт о прогнозе долгосрочного развития России, на основании которого все остальные ведомства правительства будут планировать свою деятельность аж до 2030г. В том числе и Минфин, который будет вынужден в той или иной мере ориентироваться на содержащиеся в прогнозе количественные оценки, макроэкономические приоритеты и  подходы к финансово-экономической политике.

Совершенно очевидно, что выстраивать налогово-бюджетную, денежно-кредитную, научно-техническую и промышленную политику на основе данного прогноза просто не представляется возможным. В нём содержится набор благих пожеланий и ни к чему не обязывающих красивых тезисов, но в принципе не сказано каким образом и за счёт каких ресурсов они могут быть реализованы. Если, конечно, таковыми не считать рассуждения о привлечении иностранного капитала, приватизации и улучшении инвестиционного климата.

Совершенно не понятно, какую ценность для реального управления экономическими процессами и разработки социально-экономической политики могут иметь рассуждения чиновников МЭР о важности «привлечения иностранного капитала», «дерегулировании экономики», «сокращении государственного вмешательства», «необходимости приватизации» и давно набившего оскомину «улучшения инвестиционного климата».

Добавить комментарий