0 9545

G-20 и глобальный диссенсус

G-20 и глобальный диссенсус

Глобальный диссенсус - это не панацея, но текущая необходимость разрыва с мировым неолиберальным картелем, продвигающим агрессивную политику поглощения, замаскированную под консенсус.

В последние годы существования СССР из уст архитектора "перестройки" и могильщика советской империи Михаила Горбачева часто можно было услышать фразу о необходимости достижения консенсуса. Данный пассаж был в первую очередь направлен в адрес США и их сателлитов в Западной Европе. Несмотря на пафосное звучание данного термина, было очевидно, что подобно "Антанте", созданной в качестве военно-политического блока Францией, Англией и Российской Империей в начале ХХ века, любой новый союз или сближение было выгодно только одному игроку - Соединенным Штатам. Как и Великобритания в свое время, с помощью "консенсуса" Вашингтон удачно парализовал экономику и политическую стратегию Советского Союза, а затем, после его распада, принялся за Россию. Радостные возгласы о конце истории и однополярном моменте активно поощрялись многочисленными дебатами в аналитических центрах США и Западной Европы.

Но в 1998 г., похоже, маятник качнулся в другую сторону. По-крайней мере, политолог пакистанского происхождения Дилип Гиро в своей книге "После Империи: рождение многополярного мира" назвал активное противодействие России и Китая в СБ ООН попыткам США навязать свою волю в отношении Ирака не иначе как "проблеском многополярности". Очевидно, что окончательное уничтожение Югославии в 1999 г. и одностороннюю демонстрацию силы со стороны НАТО нужно рассматривать в цепи всех этих событий как попытку США закрепить управляемый мировой "консенсус" и прощупать реальные возможности России. Однако, несмотря на неспособность Ельцина адекватно отреагировать на очередной балканский кризис весной 1999 г., уже в августе этого же года в Бишкеке Шанхайской пятеркой было заключено очередное соглашение, которое многие назвали не иначе как пакт анти-НАТО.

Дальше последовали и другие "проблески": создание ШОС на базе Шанхайской пятерки, рождение ОДКБ из ДКБ, Мюнхенская речь, учреждение БРИКС, признание независимости Абхазии и Южной Осетии - все это показывает на неприятие того дискурса, который вместе с неолиберальной экономической глобализацией Вашингтон навязывал всем остальным странам и народам мира с начала 90-х гг.

Саммит G-20, прошедший накануне в Санкт-Петербурге, представляет собой очередной яркий и однозначный сигнал в сторону многополярности. Несмотря на то, что сирийская тема разделила весь мир на два лагеря - сторонников и противников военной агрессии против ближневосточного госдуарства, линий разломов существует гораздо больше. И многие из них пролегают в монолитных, на первый взгляд, сообществах - в Западной Европе, арабском мире, странах Африки и Азиатско-тихоокеанского региона. Решение создать банк БРИКС, которое было запланировано и ранее, - явное движение в сторону дедолларизации мировой экономики, по крайней мере, среди стран альянса. Транстихоокеанское партнерство, продвигаемое США, подрывается усилиями КНР и патриотических сил Японии и Южной кореи. Европейское единство, которое активно афишируется бюрократами из Совета Европы, Европейской комиссии и других чиновничьх институтов, не так уж крепко - об этом свидетеьствует желание Шотландии провести референдум о выходе из Британии, активные дипломатические перепалки между Бухарестом и Будапештом, возня Мадрида и Лондона вокруг Гибралтара и др. многочисленные события.

У глобального диссенсуса есть глубокое цивилизационное измерение - это не только противоречия между группами государств в СБ ООН и наднациональных организациях. Широкомасштабный политический экуменизм, направленный на создание международной гражданской биомассы менеджеров неосуществим как из-за сильного неприятия этой повестки, которое испытывают представители власти самых разных народов, регионов, традиций и религий, так и по причине самой природы человеческих сообществ.

Мировое человеческое сообщество не может быть единым. Приведем один пример из области кросс-культурных исследований. Британский лингвист Ричард Льюис предложил модель трех типов обществ - линейноактивного, мультиактивного и реактивного. Например, китайцы и японцы относятся к группе реактивной культуры, где приоритет отдается этикету, вежливости и уважению, и действия лиц из этой группы основаны на аккуратной реакции в отношении противоположной стороны. Ядро мультиактивной культуры, представители которой делают много дел сразу в соответствии с их относительной значимостью, а не графиком, составляют страны Латинской Америки (Россия близко примыкает к этому ядру), а к линейноактивной группе, в которой планирование, организация и реализация направлены на достижение одной цели в течение промежутка времени относятся Германия, Британия и США (не исключено, что это аффектирует и на резкую внешнюю политику Белого дома). Данное культурологическое исследование показывает насколько даже в плане эмоций и восприятия могут быть различными близкие по географии сообщества. 

Кроме того, если исходить из позиции этнического самоосмысления или религиозных принципов, то для многих народов, если не большинства, характерна обязательная фактическая эксклюзивность, в отличии от теоретической нормативной инклюзивности, предлагаемой буржуазным неолиберальным истэблишментом. Эксклюзивность не подразумевает конфликт, но полилог между народами и цивилизационными полюсами, который, однако, возможен на платформе общего понимания как общепланетарных проблем, так и уникальности и полной безперспективности обсуждения некоторых тем (например, исламская экономическая этика не признает ссуду под процент, которая характерна для иудейского этоса, несмотря на общие авраамические корни, а последователи индуизма могут быть только уроженцами индийского субконтинента).
С другой стороны, вопросы суверенитета приобретают новую актуальность, что подстегивает к росту национализма разных форм и усилению глобального диссенсуса.

Геополитика киберпространства также показывает явные разногласия по вопросам управления интернетом. Усилия либеральных конвергенционистов, которые проводились довольно грязными методами, вызвали не только политические скандалы по поводу слежки США в интернет (привет Эдварду Сноудену!), но и закрепили мнение о необходимости наведения порядка в национальных сегментах киберпространства.

Глобальный диссенсус - это не панацея, но текущая необходимость разрыва с мировым неолиберальным картелем, продвигающим агрессивную политику поглощения, замаскированную под консенсус. И множащиеся линии разрыва подталкивают те страны, которые желают вырваться из пут Вашингтона, к интенсификации связей друг с другом. Так постепенно и рождается многополярное мироустройство.

Добавить комментарий