0 15678

ГЕОПОЛИТИКА РУССКОГО ДУХА (Часть 6) Под символами Третьего Рима

ГЕОПОЛИТИКА РУССКОГО ДУХА (Часть 6) Под символами Третьего Рима

На рубеже ХVII – ХVIII веков русский духовно-православный организм России испытал очередное потрясение, геополитические последствия которого во многом определяют современную действительность. Замена управительной русско-византийской идеи царя-василевса на латинскую идею императора и переход от Московского царства к Санкт-Петербургской империи в геополитическом смысле означал утрату сюзеренитета Москвой и перенос его на Северо-Запад Руси.


Северная столица стала управляющим центром не только Евразии, но и во многом всего мира. Одновременно состоялся гибельный для страны и народа распад единства и гармонии светской и духовной властей – управление  имперской государственностью было перенесёно в Санкт-Петербург, а духовный центр остался на месте и императоры приезжали венчаться на царство в Москву. Этот факт имел далеко идущие геополитические последствия. По существу период правления Петра I открыл безблагодатную фазу развития русского суперэтноса. ХVIII - ХIХ века стали во многом переломными в судьбе русской идентичности и русской государственности. Упадок русского духа сказался в начале ХХ века утратой собственной государственности, а в конце столетия потерей русского самосознания, физическим расчленением единого народного тела, многомиллионным исходом в зарубежье, депопуляцией русских земель.
Позитивные материальные достижения России сопровождались кризисными явлениями духовно-психологического характера. За ХVIII – ХIХ века русский народ достиг максимума своего географического распространения: на западе - Балтийское и Чёрное моря, на севере - Северный ледовитый океан, на востоке - Тихий океан, на юге - Памир. Все компоненты русского суперэтноса и современной геополитической системы, взявшей своё начало в IХ – Х веках, были объединены в едином государстве. За исключением юго-западных народов Галиции, Буковины и Карпатской Руси. Россия трансформировалась в европеизированное государство со всеми вытекающими последствиями. На западный лад были организованы управление страной, юриспруденция, армия, социально-классовое устройство и другое. По западным лекалам быстро развивались промышленность, торговля, техническое обучение, наука. Возросла зависимость общественного мнения от идеологических и культурных стереотипов еврейской буржуазии католической и протестантской Европы, сосредоточившей в своих руках национальные средства массовой информации. Активная военная политика быстро меняла свои приоритеты под влиянием кровнородственных отношений единой европейской владетельной семьи. Редкие и непрочные военные победы, способствовавшие подъёму национального самосознания, некоторому сближению верхов и низов русского общества, нивелировались под западным и местным давлением антирусских сил, душа народа тонула в рутине мирного времени. Нередкие военные неудачи и поражания вызывали уныние в обществе, народе и торжество, ликование антигосударственных и антирусских сил во вне и внутри страны.
Между тем, главный кризис вызревал в сфере духа, национального самосознания, самоидентификации «верхов» и «низов». Главная национально-психологическая опора русского государства – православная церковь было потрясена в своих основах, превращена в отдел государства и постепенно теряла своё влияние как среди аристократии, так и в глазах народа. Российское правительство в своей деятельности перестало рассматривать церковь как духовно-нравственный авторитет и даже как источник духовного образования всего общества. Роль церкви учитывалась только в моральном воспитании низших слоёв народа и повышении его грамотности. Духовно-религиозная дисгармония дала о себе знать уже к началу Отечественной войны 1812 года, когда были ещё живы очевидцы и участники Пугачёвского восстания. Некоторые члены правительства всерьёз опасались войны с Наполеоном из-за возможного повторения пугачёвщины. В начале войны поднялись волнения среди крестьян и рекрутов, за грабежи и реквизиции деревенские общины оказывали сопротивление как французским, так и русским отрядам. Однако, позже отношение русских крестьян изменилось в связи с чинимыми разбоями и насилиями французской армии. Наполеон и стоящее за ним русское и международное масонство проиграли ещё и потому, что в России ещё не в полной мере сформировалась «пятая колонна».
«Европеизация» России открыла не только «окна», но и двери разрушительным либеральным, демократическим, анархическим, террористическим, богоборческим, социально-утопическим и прочим идеям, которые в первую очередь усваивались правящим, «образованным» сословием. Сформировалась так называемая интеллигенция, вышедшая в основном из еврейской среды, идеологически отравившая общество и активно способствовавшая разрушению страны. Соответственно возникло непонимание, отчуждение и раскол между европеизированной верхушкой и русским народом.
Народ был отстранён от политической власти упразднением Земских соборов и отменой в 1708 году самоуправления. Правительству России скоро стало понятно, что большинство русского народа и грамотная, дальновидная часть природных русских не принимают навязанную «программу европеизации», нацеленную на «политический прогресс» и «борьбу с абсолютизмом». Поэтому прозападные антирусские и антигосударственные силы и стоящие за ними иудеомасонские организации, укрепляющаяся «пятая колонна» подталкивали правительство к репрессиям и автократическому управлению, что шло в разрез идее самодержавной Удерживающей монархии, а также символу и статусу русского православного царя. Постепенно, русское православное народное государство превращалось  в тираническую, автократическую, оторванную от своих духовных корней, традиций и обычаев антинародную диктатуру. Между тем, деформированное состояние духовного, национального и социального пространства не могло не привести и действительно стало главной внутренней предпосылкой трагедии 1917 года, когда распалось государство, а затем в новом сионистско-коммунистическом государстве была практически уничтожена и церковь.
Масштабный сионистский геополитический проект по созданию «национального очага» в Палестине был развёрнут на рубеже ХIХ – ХХ веков. Одним из его главных компонентов стал сценарий упразднения монархической, самодержавной, православной России. Поставленная антирусскими силами задача была успешно решена и реализован первый этап стратегического ограбления России мировым финансово-коммунистическим интернационалом. Через механизм огосударствления русские человеческие, духовно-культурные, материальные ресурсы стали использоваться хазаро-ашкеназским государством прежде всего в интересах мировой революции, содержания коммунистического движения, возвращения долгов с гигантскими процентами американским и английским спонсорам революции. Одновременно образованием СССР в 1922 году был осуществлён также первый этап искусственного раскола русского суперэтноса через субъективное выделение украинского и белорусского субэтносов. Эта мера уже тогда породила определённые трения между руководством трёх квазигосударств – РСФСР, Украины и Белоруссии. Чтобы русские не смогли осмыслить собственную трагедию к ним превентивно были применены оккультные методы воздействия. Ритуальным убийством царской семьи и надписями кровью на стене, сделанной на иврите и идише неким раввином:   «В эту саму ночь Валтацарь был убит  своими слугами»,   со всей очевидностью, была магически заговорена, запечатана судьба русского народа и всей России. Кроме этого двустишья из Гейне ещё, также кровью, были начертаны каббалистические знаки в определённой, табличной системе. Сразу после этой чёрной мессы троцкисто-леницы развернули массовое уничтожение населения России, прежде всего русского, православного. О конкретных субъектах, целях, методах, средствах и условиях реализации этих и других задач можно прочитать в других разделах книги.
С тех пор стратегия переформатирования русского духа, подрыв православной веры, отрицание религиозных православных догматов, иудаизация церкви и прочее не снимались с повестки дня. Причём, если в дореволюционные времена деформация духовного состояния русского народа происходила во многом при пассивном отношении государства к происходящему, то новое воинствующее саддукейское коммунистическое государственное устройство, законодательно упразднившее русский народ, во главу угла своей политики поставило задачу уничтожения православной веры, религии и церкви, «воспитания нового человека» через систему светского государственного исторически обрезанных образования, воспитания, культуры. Решалась и до сих пор решается эта задача с поистине сатанинской энергией и упорством, «штыком и пером», ложью и обманом. Еврейские большевики хорошо усвоили постулат иудейской Венеции: «Самая большая сила в мире – это сила идей. Если вы в состоянии контролировать культуру народов, вы можете контролировать их образ мышления,  и тогда политики и армии будут покорно выполнять вашу волю».
Тяжёлый удар был нанесён по русскому языку и культуре – основам Русской цивилизации. Особенно досталось русскому языку, который реформами русского правописания 1918, изменениями 1956 годов, другими акциями «как слышим, так и пишем», «улучшения и осовременивания», перестал в своей стилистике и содержании быть языком Кирилла и Мефодия, Пушкина и Лермонтова, ДостоевскогоДанилевского, Аксакова и других, опущен до одесского сленга и русского идиша.
«Реформаторы» произвели сокращение букв русского алфавита, ввели новые правила грамматики, правописания и произношения слов, упразднили русскую азбуку. Живой русский язык превратился в язык мёртвый, не вызывающий у русских людей отклика, резонанса на генетическом уровне. Дети, солдаты, милиция - полиция, чиновничество, офицерство, под влиянием средств массовой информации стали разговаривать на блатной фене воплотившегося преступного мира.
Непререкаемыми авторитетами в области русского языка, его реконструкторами стали  русскоязычные создатели новых учений о языке розентали, марры и т.п., никакого отношения к русскому народу и его культуре не имеющие. Цивилизационно-идеологически фундаментальная нива русского языка сверху донизу, от РАН до средней школы была насыщена так называемыми учёными и учителями, которые своими корнями уходят в семито-хамитскую, сино-кавказскую языковые семьи. Оккупанты русского языка не относятся к проторусской, индоевропейской языковым семьям, для них русский язык не является генетически родным. Неким чудом языку в СССР удалось устоять от замены на эсперанто,  но пока не получается оградить от ползучей латинизации. Аналогичная трансформация произошла во всей русской культуре – литературе, искусстве, музыке, театрах, музеях, а также кинематографе, радио, телевидении, рунете, если их можно отнести к культурной среде, которые серая раса осознанно или бессознательно приспосабливает под свой кочевнический архетип. 
Пожалуй, впервые после массового патриотического подъёма в начале Второй отечественной войны 1914 года, феномен русского духа дал о себе знать в отдельных сословиях после большевистского переворота. При подавляющем неприятии русским крестьянством и «красных» и «белых», их практическом неучастии в гражданской войне дух наиболее пассионарной части русского народа проявился на юге России, частично в Сибири  и, потерпев поражение, более десятилетия продолжал демонстрировать русский образ в изгнании. Тогда, в начале 1918 года из стекавшихся на юг небольших групп офицеров, юнкеров, детей - кадет и учащихся гимназий была образована слабо оснащённая и плохо вооружённая, но обладавшая высоким боевым духом Добровольческая армия. Поддержанная кубанскими и донскими казаками эта Армия сумела в короткий срок восстановить русскую власть на Северном Кавказе и Дону. Дальнейшие проявления белыми армиями героического русского духа в Крыму, Сибири других местах в почти безнадёжных условиях подавляющего превосходства международного интернационала были скорее реакцией обречённых на заклание, чем сознательной и продуманной геостратегией спасения и восстановления Великой России – Святой Руси.
На протяжении всей гражданской войны белое движение боролось прежде всего с большевистским коммунизмом, но не против конституционной или республиканской форм правления в России. Двухсотлетний период деформации самосознания русской элиты привёл к тому, что она в большинсве своём перестала быть монархической, даже не ставила перед собой задачи восстановления самодержавия. Гипноз западнических социалутопий не давал осознать, что коммунизм, социализм, демократия…, республиканское, конституционное правление это только средства, формы и методы отстранения коренного русского белого народа России, как и любого другого народа страны от его традиций, обычаев, власти, это те условия, которые всегда способствуют повышению роли сынов израилевых. Только пройдя все мытарства и духовное чистилище войны, уже за границами отечества сохранившаяся часть белого движения осознала значение православной веры, самодержавного царя и свою генетическую связь с народом, восстановила насколько это стало возможным монархический образ мышления и жизни. Осознала, что только общественно-государственный институт наследственной самодержавной монархии в тесной связи со своим народом способен  бороться с расово-этнической экспансией чёрных  сил семито-хамитов, ограничить и, возможно, предотвратить доминирование иудео-сионистской ментальности, еврейской экономической парадигмы, эрзацкультуры, шоубизнеса и т.п.
Спорадическое, во многом бессознательно-рефлекторное проявления русского духа в течение всего довоенного советского периода обозначило себя тысячами восстаний, бунтов, крестных ходов, саботажей, мятежей крестьян, православных, рабочих, солдат, технических специалистов и др. Однако, никакой геополитики в них, естественно, не присутствовало. Идеи восстановления  России, конечно, были. Однако, наивные идеологические цели и скромные политические просьбы доведённых до отчаяния людей в большинстве своём не отличались адекватным здравым смыслом, представляли собой некие предложения по улучшению существующего коммунистического порядка в духе заветов Ленина. Укрепившаяся сионистская государственно-капиталистическая рабовладельческая система легко расправлялась с недовольными, одних топила в крови и травила газами, других иезуитски дискредитировала  на судебных процессах, расстреливала или пополняла трудовые армии ГУЛАГа.
Показателями ослепления, разорванности, зачарованности русского духа, утраты духовно-религиозных ориентиров национального самосознания стали многочисленные индикативные события второго этапа мировой, включая германо-советской, войны. С одной стороны, отсутствие национальной реакции с 1939 по 1941 годы, миллионы пленных в первые же месяцы наступления вермахта, встреча немцев как освободителей, восстановление церковно-религиозных традиций и обрядов на оккупированных территориях, восстания в ГУЛАГе, коллаборационизм в занятых районах и белом зарубежье, героическое самопожертвование христиан Русской истинно-православной церкви, создание Русской Освободительной Армии, 1-й Русской Национальной Армии, Русского Корпуса, Казачьих формирований на территории Германии ради освобождения России от еврейского большевизма, установления справедливой русской власти, исход из СССР, по статистике союзников, подтверждённой ООН, 12 648 000 и насильственная репатриация с помощью союзников только 6 826 000 человек. 
С другой стороны, проснувшийся не без помощи пропаганды и принуждения русско-советский дух дал многочисленные примеры боевого и трудового героизма, самопожертвования во имя Родины, с тайной, подсознательной надеждой избавления от чекистских  карателей, парткомов, коммунистов, колхозов, возрождения веры,  церкви, России. В значительной степени в годы войны присутствовала русская геополитика, обусловленная военным подъёмом русского национального самосознания, а также цинично стимулированная еврейским мессианством и сионистской идеей мирового господства. Очевидно, в народной памяти всплыли воспоминания о восстановлении  гуннами славянской государственности Европы, завоеваниях Чингисханом и чингизидами Китая, Средней Азии, Персии, Ближнего Востока, Северного Кавказа и Крыма, походе русских войск Батыя «к последнему морю», доктрине «Третьего Рима – Святой Руси», идее возрождения Константинополя – Царьграда, решении Восточного вопроса, о победном марше до Парижа чтобы пасти коней на Елисейских полях, замысле Александра I о Священном Союзе, Федерации славян в Центральной Европе и на Балканах, а также многом другом.
Геополитика советского государства в причудливом переплетении с геополитикой русского духа дала конфликтогенные левосионистские тоталитарно-коммунистические социально-идеологические конструкции, которые, не выдержав испытания временем и жизнью, были искусственно разрушены и заменены аналогично нежизнеспособными правосионистскими тоталитарно-либеральными антинародными устройствами. Историческая реальность единой русо-славянской Европы модифицированная в теорию и практические попытки создания Соединённых Штатов Европы со столицей в Барселоне в период развязанной войны в Испании 1936 – 1939 годов, трансформировалась в «социалистический лагерь» с бронированным кулаком Варшавского договора для  половины европейской территории. Другая  половина Европы стала англосаксонским плацдармом для дальнейшего, послевоенного «холодного» ашкиназско-сефардского соперничества. Идея Всеславянского союза вылилась в послевоенный проект Славянского союзного конфедеративного государства, который был похоронен в начале 60-х годов. Советско-китайское единство на базе сионистско-коммунистической идеологии превратилось в военно-политическую конфронтацию из-за разногласий по поводу кто является более правоверным коммунистом. Запущенная в Действующую армию провокационная зондирующая идея дойти до Ла-Манша была скорректирована в Квебеке разделом сфер влияния союзников и пределах коммунистического продвижения в Европе. Точка была поставлена атомными бомбардировками японских городов.
Практически изжив и адаптировав под себя советско-коммунистическую систему, к идеям которой в общем-то всегда был равнодушен, русский народ, тем не менее не смог подняться на духовно-идеологический уровень понимания необходимости восстановления русской исторической государственности России, осознания цивилизационной системообразующей роли православной веры, религии, церкви. Равнодушно и апатично встретив события середины 80-x начала 90-х годов ХХ века, русские практически без сопротивления отдали строительство посткоммунистической государственности в руки кочевников - американских и доморощенных евреев.
При молчаливом поощрении нового антирусского государства безропотно позволили изгнать себя из бывших союзных инородческих республик и оформившихся племенных этнократий Росфедерации. Лучшие русские мозги, не находя применения на новой родине и побуждаемые меркантилистскими соображениями, массово хлынули искать счастья по заграницам. В это время мировой мафией под прикрытием либерально-демократической демагогии был реализован второй стратегический этап ограбления России. Он состоял в том, чтобы всю гигантскую, сосредоточенную в руках государства собственность, в том числе общественную и личную, передать на местном и международном уровнях в частные руки и организации ашкеназо-сефардов. В настоящее время по подсчётам аналитиков около 90% российских богатств принадлежит международному и местечковому олигархату, находится в иностранной юрисдикции.
В это время была также осуществлена, опять же субъективно, вторая ступень раскола русского суперэтнического единства – разделение геополитического пространства исторической России на три государственных образования – РФ, Украину и Беларусь. Отношения между ними балансируют на грани враждебности в формате пока только нефте-газовых войн. Однако, заинтересованными силами регулярно подпитывается тенденция перевода братских народов в стадию конфронтации и горячей войны. Если этот глубинный процесс оставить в руках тех тёмных сил, которые его организовали в начале ХХ столетия, не консолидировать, не перевести в формат самообороны и наступления русского народа на своего главного геополитического врага, то раскол единого суперэтнического поля станет необратимым со всеми вытекающими отсюда последствиями. 
В атмосфере безыдейности, после вековых духовно-религиозных запретов, русские люди, в том числе многие коммунисты с искренней надеждой повернулись к православной вере и Русской православной церкви. Церковь расцвела восстановленными и новыми храмами, монастырями, золотыми куполами, массовым ростом приходов и прихожан, потоком пожертвований, обросла множеством русских общественно-православных организаций, союзов, братств. На этом фоне кощунством выглядела откровенная и циничная покупка лояльности церкви предоставлением ей водочно-табачных и других льгот, стимулированием торгашества, приглашением её в цепкие руки антирусского государства. С течением времени скупая и невнятная информация из недр самой церкви о набирающей силу «ереси жидовствующих», массовом вливании в священство выкрестов из евреев, экуменистические тенденции, движения в сторону Ватикана и папы римского, слухи о проведении Восьмого Вселенского Собора совместно с католиками и другое насторожили многих верующих русских патриотов. Часть русских людей, особенно молодёжи,  вместо православия стала искать духовные отдушины в древних славянских богах, погружении в родноверие, увлечении йогой и буддистско-тибетскими техниками-практиками, уходе в разросшиеся секты, в новую религию для гоев – нью-эйдж и её многочисленные разновидности. То есть, русский православный дух стал целенаправленно и планомерно расчленяться на безблагодатные осколки и топиться в современной российской «мерзости запустенья».
Это была и есть новейшая геополитика русского духа. Геополитика с отрицательным знаком упадочнического нигилистического русского духа периода распада русского суперэтноса, утраты чувства национального самосознания и самосохранения, просыпания и нарастания субэтнического религиозно-государственного сознания с сепаратистскими тенденциями сибиряков, поморов, казаков и других. Если русские утратили понимание своей государствообразующей роли и ответственности перед Богом, отдали бразды правления страной малому «государствоуправляющему» народу, то по геополитическим законам ради сохранения суперэтнического единства русской белой расы одна из подсистем должна занять ведущие позиции и установить собственный сюзеренитет над другими ослабевшими духовно и физически этническим компонентами. Собственно, должно повториться то же, что произошло с распавшейся Великой Степью, утратившей православную веру Литовской Русью и укрепившейся Московией. Кто на этот раз займёт место Московии? Православная Казакия? Староверческая Сибирь или Гиперборейское Поморье? Деградировавшая Великороссия? Может быть, пассионарная украинская Червоная Русь? Или Беларусь? Или какой-то русский анклав распавшегося евразийского пространства? Русский «остров» Крым? «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит: так бывает со всяким, рождённым от Духа». Может быть  семито-мусульманский полумесяц взойдёт над бывшей Россией? Более вероятно – Великая Ашкеназо-Хазария – «Израиль» от Красного до Белого моря!
Между тем, обновлённое оккупационистское либеральное государство РФ в полной мере учитывая тяжелейшее сумеречное состояние русского духа, неадекватное поведение самого русского народа использует ситуацию в собственных и международных геополитических интересах. На духовном, интеллектуальном, физическом и материальном  русском ресурсе, с далеко идущими региональными и глобально-экспансионистскими целями  строятся всякого рода евразийские, шанхайские, снговские, таможенные, безвизовые и прочие союзы, организации, пространства, зоны. А что произойдёт, когда этот ресурс окончательно иссякнет или, например, проснётся и восстанет? 
Причин для русского бунта более чем достаточно. Геостратегия сионистского правительства РФ по замещению русского народа мигрантами эффективно решает его окончательную судьбу. Русский дух и кадры уже в основном устранены из СМИ, среднего бизнеса (к большому бизнесу по дележу русских богатств - никогда не были допущены), ключевых звеньев государственной власти и управления,  судебных, следственно-прокурорских органов, адвокатуры, сдаёт свои позиции русское содержание полиции, ещё держатся армия и спецслужбы, но они шага без команды не сделают в защиту своего русского народа, а приказ сверху может поступить только один – давить и стрелять. Проверено столетней историей. Наступил новый этап – включение мигрантов в политический процесс через выборно-избирательную систему. Подготовлена нормативно-правовая база для участия инородцев в выборах и избрании их в органы государственной власти и управления. Таким образом, русский электорат, протестно не участвующий в избирательном балагане, с лихвой замещается надёжным и пока послушным иноэтническим и иноверческим чужеродным субстратом. Семито-исламский, китайско-вьетнамский… «бронежилет» для малого народа практически готов. Спасёт ли он от пробивной силы проснувшегося русского духа? Всё в руках Божьих!   продолжение следует…

Добавить комментарий