0 9802

Традиции Линча в «демократической» упаковке

Традиции Линча в  «демократической» упаковке

О некоторых аспектах судебной системы США

Известно, что к основным признакам демократической системы относится обязательно условие разделения власти на исполнительную, законодательную и судебную. При этом последняя должна быть честной и беспристрастной. 

Обычно США и другие западные капиталистические страны демонстрируют приверженность именно такому ведению дел. Но так ли это в действительности? Ряд прецедентов, связанных с судебной системой США, показывают, что она находится под контролем власть имущих и, несмотря на институт присяжных, там есть возможность для широких манипуляций и политического решения, которое обычно бывает не на пользу обвиняемым.

Доказательством этому служат не только относительно недавние случаи с Виктором Бутом и Константином Ярошенко, но и получившие всемирную огласку дела, которым уже много лет. 

В конце ноября с.г. на Кубе в провинции Ольгин состоялся международный коллоквиум, посвященный освобождению Кубинской Пятерке - агентам кубинской разведки и антитеррористам, которые проникли в праворадикальные террористические организации во Флориде и собирали информацию о готовящихся диверсиях и других насильственных актах. Несмотря на то, что деятельность пятерки помогла предотвратить террористические акты на территории США и спасти жизни граждан этой страны, Херардо Эрнандес, Рамона Лабаньино, Рене Гонсалес, Фернандо Гонсалес и Антонио Герреро в сентябре 1998 г. были арестованы. В аккурат после того, как правительственная делегация США, в состав которой входили сотрудники Федерального бюро расследований, прибыла в Гавану, и получила от кубинских коллег материалы, проливающих свет на подготовку терактов различными группировками, находящимися в Майами. 

После этого последовал самый длинный судебный процесс в истории США, в котором было огромное количество процессуальных нарушений, несоблюдение уголовного и конституционного права США и международных норм. Постоянное давление на присяжных (что некоторые из них сами признали), пристрастность СМИ, которые, как позже выяснилось, работали по заказу правительственных структур США, все это показывает далеко не с лучшей стороны лицо американской фемиды.

Даже с учетом свидетельства высших военных чинов, что шпионажа не было, и деятельность обвиняемых на территории США не могла нести какой-либо угрозы национальной безопасности, обвиняемым были вынесены суровые сроки. Только в 2009 г. некоторым членам пятерки были снижены сроки и Рене Гонсалес в октябре 2011 г. был выпущен на свободу, хотя должен еще три года находиться под надзором властей США.

Данный коллоквиум начал регулярно проводиться с 2005 г. и собрал довольно много сторонников, которые постоянно давят на американские власти. Необходимо отметить, что согласно законам США, президент этой страны может помиловать осужденных. Но, учитывая, общую ситуацию с блокадой и деятельность антикубинских лобби групп в конгрессе и сенате, скорее всего, на проведение коллоквиумов на Кубе будет продолжено.

Под сомнение адекватность судебной системы США ставит и случай с Леонардом Пелтиером - активным борцом за права индейцев в США. Здесь ситуация карлинально отличается, так как речь идет о гражданине США. Пелтиер отстаивал права индейцев в резервации и занимался обеспечением племени Оглала, которое конфликтовало с коррумпированными коллаборационистами из числа некоторых вождей и федеральными властями. В одном из инцидентов в 1975 г. были убиты два агента ФБР и один индеец. Чтобы найти козла отпущения выбор пал на Пелтиера.

В 1976 г. он был арестован канадскими властями и передан властям США на основании подложных показаний одной индианки, запуганной агентами ФБР. Леонард Пелтиер был приговорен к пожизненному заключению, однако вскоре выяснилось, что ФБР утаили данные баллистической экспертизы, согласно которым пули, от которых погибли агенты ФБР, были выпущены не из винтовки Пелтиера. Сам Пелтиер отрицал свою причастность в гибели агентов, хотя подтвердил свою косвенную виновность, так как участвовал в этом конфликте.

Многие организации и известные деятели - "Международная амнистия", Верховный комиссар ООН по правам человека, парламенты Канады и Италии, мать Тереза, далай-лама, Нельсон Манделла, огромное количество голливудских кинозвезд и деятелей искусства ставили под сомнение справедливость приговора и высказывались за освобождения Леонарда Пелтиера. Кстати, сам он шесть раз выдвигался на Нобелевскую премию мира.

Можно привести еще и другие, более тривиальные факты.

Даниэль Ларсен из Калифорнии в 1999 году был приговорен к 27 годам лишения свободы за незаконное хранение оружия. В 2010 году было вынесено решение, что тот приговор был незаконным. Правда, задержанный до сих пор находится в тюрьме.

Джонни Бриско из Сент-Луиса, штат Миссури в 1982 году был несправедливо приговорен к 45 годам тюремного заключения за изнасилование. В 2006 году, после анализа теста ДНК, он был оправдан.

Некий Чарльз Синглетари получил лишних 10 лет за убийство, которое не совершал. В 2009 г. ему удалось обжаловать решение суда и потребовать компенсацию в 2,3 млн. долл.

Документальный фильм «Illegal everything» (Нелегально все), выпущенный американскими активистами в 2012 г. и повествующий о многих других "издержках" американской демократии, также наглядно свидетельствует о кривизне судебной и исполнительной систем США. Сам фильм с русскими субтитрами доступен в Интернет. 

Для правозащитников и исследователей хорошим подспорьем в этом вопросе является и доклад о нарушении прав человека в США, подготовленный МИД РФ на основе мониторинговой деятельности американских правозащитных организаций. Это уже высокий дипломатический уровень, от которого нельзя просто так отмахнуться как от назойливых общественников. Безусловно, работа других государств и различных инициатив в этом направлении также может быть весьма полезна для самих американским гражданам. Ведь сломить гнетущий дух Левиафана, который еще является и глобальным шерифом – задача не из простых.



P.S. ОТ РЕДАКЦИИ: Между тем есть примеры сопротивления Левиафану и в самих США

Обнаглевший от безнаказанности представитель влиятельной диаспоры, сынок богатых родителей совершает тяжкое преступление. Однако коррумпированная система правосудия проявляет поразительное снисхождение к негодяю, подкупленные высшие государственные чиновники всячески пытаются его выгородить, а продажные газеты начинают истерическую кампанию в защиту преступника… 

Казалось бы, это история из российской действительности. Нет. Эта история произошла в городе Атланте, Джорджия.  

Лучшим лекарством от попыток отдельных граждан быть более равными, чем все остальные, может служить только гражданское общество. О том, как граждане, сплоченные чувством справедливости, способны стоять на защите закона, свидетельствует давний пример из истории США.

  

ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ РАЗГНЕВАННЫХ ГРАЖДАН 

26 апреля 1913 года в подвале карандашной фабрики был обнаружен труп 13 - летней девочки Мэри Фэган, работавшей на этом предприятии. Как установило следствие, она была избита, изнасилована и задушена петлей. По горячим следам следствие сразу же установило виновника преступления - управляющего фабрикой Лео Франка, выходца из богатой еврейской семьи. 

29-летний Франк был богатейшим человеком в Атланте, выпускник Корнельского университета, любитель оперы и игры в бридж, председатель местной отделения организации «Бнай Брит», женатый на Люсиль Зелиг, представительнице одного из самых могущественных семейств в Америке, чьи предки основали первую на юге США синагогу. В Атланте Франк управлял карандашной фабрикой, на которой трудились по 13 часов при шестидневной рабочей неделе преимущественно несовершеннолетние девочки, среди которой и была Мэри Фэган. 

Впрочем, Франк среди женского персонала своей фабрики был известен как сексуальный извращенец, предпочитавший совсем молоденьких девочек. Мэри Фэган, вероятно, не понимавшая своего счастья, и, честно выполняя производственные задания, отказывала Франку во всем остальном. Результат подобного заблуждения был понятен. 

То, что в преступлении был замешан самый богатый в Атланте человек, вызвало страх у слуг закона. Мэр Атланты публично приказал шефу городской полиции: «Найдите преступника или будете уволены». Речь шла, разумеется, не о настоящем преступнике, а о том, кого можно сделать козлом отпущения. 

Первоначальный подозреваемый, ночной сторож негр Ньют Ли, который обнаружил тело ребенка, был брошен в камеру, жестоко избит и многократно допрошен полицейскими. Однако, несмотря на пытки и избиения, он давал показания против Франка. Главный свидетель обвинения, также чернокожий, рабочий Джим Конли упорствовал на своем: только Лео Франк был последним, кто видел Мэри Фэган. Разумеется, деньги семейства Франка сыграли свою роль, и главный свидетель Конли быстро превратился в главного обвиняемого. Одновременно несколько других свидетелей были запуганы или подкуплены, после чего отказались давать показания. Казалось, исход дела ясен, тем более негров в одном из оплотов Южной Конфедерации - Джорджии - после Гражданской войны не слишком любили, а к евреям относились нормально, не говоря уже о том, что Франки принадлежали к верхушке штата, а Конли и Ли находились на самом низу общества. 

Однако жители американского Юга не допустили осуждения невинного человека. Более 100 тысяч человек провожали Мэри Фэган в последний путь. Никогда ранее в Джорджии не происходило более массовых акций. Вообще-то в США в целом и на Юге в частности убийства были достаточно распространенным явлением, но все же даже у самых отмороженных преступников были сдерживающие моменты. На могиле бедной девочки примерно 150 человек поклялись свершить правосудие, создав общество «Рыцари Мэри Фэган». 

Процесс Лео Франка начался 28 июля 1913 года. Адвокаты пели соловьями, рассказывая о том, как гениальный юноша управляет карандашной фабрикой, выплачивая своим работницам за какие-то 13 часов работы в 6-дневную трудовую неделю целых 50 долларов в месяц. Впрочем, видя враждебное отношение к Франку публики, защитники потребовали отпустить своего подзащитного под залог в огромную по тем временам сумму в 50 тысяч долларов. 

Во время процесса многотысячная толпа стояла на площади возле здания суда, громко требуя покарать убийц. И в этих условиях, выбирая между хрустов зеленых бумажек и справедливостью,  судьи вынесли Франку смертный приговор. Но тут вмешался в дело губернатор Джорджии Джон Слейтон, заменивший казнь пожизненным заключением. 

То, что за решением Слейтона стояли деньги семейства Франков, надеявшегося со временем вообще оправдать преступника, было настолько очевидно, что даже сторонники Слейтона из правившей на Юге Демократической партии не решились поддержать губернатора. Более того, американский Юг охватила волна того, что в наше время называют «антисемитизмом». В Атланте и в других городах Джорджии возникли комитеты, призывавшие к бойкоту торговцев-евреев, а кое-где дошло даже до их изгнания. 

Для Джона Слейтона смягчение приговора Франку обернулось крахом карьеры. Едва пережив покушение на свою жизнь, он в страхе покинул штат, а его дом был разгромлен. Слейтон прожил еще 40 лет, но в качестве скромного преподавателя в воскресной школе. К политической деятельности пособник убийцы вернуться так и не смог. 

Тем временем, власти Джорджии отправили Лео Франка в тюрьму, находившуюся за 200 километров от Атланты, справедливо опасаясь за его жизнь, поскольку собравшаяся у здания суда Джорджии толпа не скрывала своего желания линчевать его. Но и заключенные тюрьмы встретили педофила враждебно. Один из них напал на Франка, ранив его в горло самодельным ножом.

Фабрикант-педофил уцелел и был помещен в тюремную больницу. Впрочем, вряд ли он чувствовал себя хорошо, поскольку каждый раз заключенные, отправляясь на прогулку и возвращаясь с нее, проходя мимо тюремного госпиталя, где лежал Франк, начинали громко стучать ногами по железному полу и скандировать: «Сдохни, Франк!». 

Однако деньги семейства убийцы делали свое, и в Вашингтоне начали готовить его освобождение под предлогом амнистии. Возникла так называемая «Антидиффамационная Лига», начавшая кампанию по освобождению Франка под предлогом борьбы с антисемитизмом. «Свободные» и «независимые» газеты Джорджии вдруг в один голос начали воспевать Франка, скромного гения, благодетеля штата и страны. Одновременно пресса начала взахлеб писать о том, что нью-йоркские миллионеры происхождения только и мечтают о том, как бы инвестировать в Джорджию миллионы долларов, да только дело Франка мешает. 

Известие о том, что преступник будет освобожден, вызвало соответствующую реакцию у «Рыцарей Мэри Фэган». Группа в 25 человек на восьми автомобилях подъехала к зданию тюрьмы 16 августа 1915 года. Они предварительно перерезали телефонные провода, связывающие здание тюрьмы с внешним миром, так что тюремное начальство было захвачено врасплох. Нападавшие без единого выстрела захватили тюрьму, обезоружили охрану и увезли находившегося в госпитале Лео Франка. 

Эти 25 человек отнюдь не были «люмпенами» или «представителями социальных низов». Среди «рыцарей» были бывший шериф штата, два члена Верховного суда Джорджии, один священник, несколько военных в отставке, и другие достаточно влиятельные члены местного общества. 

Первоначально Лео Франка собирались повестить на могиле Мэри Фэган, но, поскольку выяснилось, что на кладбище Атланты нет подходящих деревьев, преступника линчевали на окраине родного города Мэри - Мариэтта. Приговор гражданского общества был приведен в исполнение. Куски веревки, на которой был повешен Франк, разобрали на сувениры. На могиле Лео Франка, было написано по латыни: «Semper idem» («Ничего не изменилось»). Подразумевалось, что ни деньги, ни влияние преступников не предотвратят возмездия, как это было всегда. 

Так свершилось Правосудие. Поскольку губернатор Слейтон бежал со своего поста, состоялись выборы нового губернатора, которые с триумфом выиграл обвинявший Франка на суде прокурор Хью Дорси. Общественный обвинитель Томас Уотсон был выбран в Сенат США. 

В 1986 году Лео Франк был посмертно оправдан властями Джорджии на основании заявления одной из прежних свидетельниц, жертвы сексуальных домогательств Франка, которая через 73 (!) года после преступления вдруг отказалась от прежних показаний.

Тем не менее, дело Лео Франка до сих пор является свидетельством того, как гражданское общество способно преодолеть коррумпированность судебной системы, неэффективность политической организации общества, продемонстрировать невосприимчивость к продажным СМИ и преодолеть сопротивление влиятельной диаспоры Левиафана.

Добавить комментарий