0 15803

Конец Библейского проекта Запада - время зари Востока, время париев

Конец Библейского проекта Запада - время зари Востока, время париев

Романтика революций пятидесятников порождает новую религию (статья 2008 года)

Как мы уже отмечали, западный истеблишмент столкнулся сейчас с очень серьезной проблемой. По существу западное общество терпит сейчас глобальный идеологический, моральный и экономичeскuй дефoлт. Фактически, мы наблюдаем конец Зaпаднoй цuвилизaции, имевшей в своей основе христианство.

В истории было несколько проектов по управлению крупными массами, в том числе и в Индии, и в Китае,  но мы говорим сейчас о европейском или «западном» ареале.

Сегодня по существу идеология, описываемая в Библии, или «Библейский проект» (по терминологии Андрея Фурсова) терпит крах на том пространстве, которое принято называть «Западом». Если до времен Римской империи религия носила силовой характер потенциального внешнего воздействия, то к определенному моменту (которое впоследствии стали называть «нашей эрой» - А.D.) человечество и сам человек достигли более сложного психологического развития, что потребовало отражения в религии. Поэтому совершенно естественно потребовалась ее интериализация, то есть перемещение центров самоконтроля  внутрь человека. Эту задачу блестяще выполнило христианство. Для распространения христианства в границах Римской империи и оформления союза империи и церкви понадобилось нескольких столетий. Идеология, ставшая нормой жизни,  (т.е. христианская религия или «Библейский проект»), оказалась чрезвычайно удачной, хотя и за время своего существования потерпела несколько кризисов.  

Первым кризисом было отделение католиков от «ортодоксии» традиционалистов православия, но самым тяжелым кризисом, пожалуй, было возникновение протестантизма – наиболее тяжким ударом по библейскому восприятию мира, или «Библейскому проекту». Удар был направлен в  резкую критику церковных институтов, а индивидуализация духовного начала и принцип личного обогащения были возведены в религиозную добродетель. 


Три европейских пути развития

Последовала эпоха Просвещения, свершилось символическое убийство Бога Ницше, произошла трансформация перехода европейского менталитета - где-то на либеральные (англосаксонский капитализм, замешанный на протестантской идеологии), а где-то на марксистские (социалистические) позиции (несмотря на еврейское происхождение создателя, вобравшие в себя комплекс идей, вытекающих из немецких традиций). 

При этом в новой истории, помимо двух перечисленных возникла еще одна идеология национальной модернизации (фашизм и его аналоги), вобравшая в себя в основном различные  эзотерические, мистические, нехристианские культы. При этом достаточно интересным является тот момент, что оcновоположниками фашизма былu англосaксы. На дрожжи протестантского «британского духа» благодатно легли не характерные для них сумбурно собранные эзотерические знания из своих многочисленных колоний. «Доработали» идеи люди «германского духа». 

Неудивительно, что первые две идеологии (либерализм и марксизм), имевшие в своем «коллективном бессознательном» монотеистические корни, объединились, чтобы уничтожить третью идеологию-гомункула. 

После две идеологии (либерализм и марксизм) еще какое-то время боролись между собой. Как ни странно, но противостояние его двух основных апологетов – СССР и США -  оказалось наилучшим методом контроля за современным миром.

Марксизм потерпел свое видимое (на первый взгляд) поражение в начале 90-х, либерализм терпит это поражение сейчас. 


Сравнительный анализ кризисов идеологий

Liberty - от чего и происходит название «либерализм» - это исключительно «свобода от». За нее-то и бьются либералы, на ней-то они и настаивают. А что касается «свободы для» - freedom, т. е. ее смысла и ее цели, то тут либералы замолкают, считая, что каждый конкретный индивидуум сам может найти применение свободы - или вообще не искать для нее никакого применения. Это вопрос частного выбора, который не обсуждается и не является политической или идеологической ценностью.

В высшей стaдии развития либeралuзмa в области духа не осталось никаких ограничений, при этом отсутствуют ориентиры и вехи. Неоспирутализм, экстравагантные секты, культы и хаотические фрагменты традиционных религий, психотропные средства, способствующие эксистенциальному стилю. Каждый стал волен верить во что угодно, считать себя и других кем угодно, декларировать что угодно.

А либеральная «свобода от» описана подробно и имеет догматический характер. Освободиться либералы предлагают от:

- государства и его контроля над экономикой, политикой, гражданским обществом;
- церкви с ее догмами;
- сословных систем;
- любых форм общинного ведения хозяйства;
- любых попыток перераспределять теми или иными государственными или общественными инстанциями результаты материального или нематериального труда;
- этнической принадлежности;
- какой бы то ни было коллективной идентичности. 


Либерализм Венской школы предлагает развитие установок либеральной теории следующим образом:

- представления об эгоизме, как основном регуляторе рынка;
- тезис о механицизме моделей, основанном на сравнении общества с искусственно созданной машиной, состоящей из множ ества взаимозаменяемых элементов;
- концпция изоляции экономики от исторической реальности;
 - анитисоциологизм;
- анитирегуляционизм и т.д. 


Ключевой фигурой либеральной мысли был Фридрих фон Хайек. Параллельно с Венской школой развивалась Лозаннская Валраса и Вильфредо Парето. Последним этапом развития либеральной школы стала неолиберальная школа Чикаго, которую воглавлял Мильтон Фридман. Его ученик Джеффри Сакс – был ответственен за проведение экономических реформ в России, либеральный инструктор Е.Гайдара и А.Чубайса


Марксизм противоположен либерализму во всем:

- отрицает эгоизм, как социальный регулятор;
- настаивает на необходимости жесткого регулирования сферы производства и распределения;
- рассматривает экономическую модель в контексте общей логики исторического развития (смена общественно-экономических формаций);
- отвергает этику «свободы торговли» и «эгоизма», противопоставляя им этику труда и справедливого распределения, этику коллектива;
- рассматривает Капитал и его законы, как воплощение мирового зла, а экономическую эксплуатацию человека человеком считает высшей несправедливостью;
-  отвергает теорию равновесия, утверждая конфликтность и принцип борьбы (в т.ч. классовой) – движущей силой человеческой истории, в т.ч. экономической. 

Либералы, развивая идеи протестантизма (во многом совпадающий и с иудаизмом), видят только в рынке и священной частной собственности залог реализации их оптимальной социально-экономической модели.  В остальном же либералы идут довольно далеко, отрицая практически все традиционные социально-политические институты - вплоть до семьи или половой принадлежности. В предельных случаях либералы выступают не только за свободу абортов, но и за свободу от половой принадлежности (при этом права гомосексуалистов, транссексуалов и т.д. зачастую завышены, по сравнению с другими слоями населения). Семья и иные формы социальности считаются ими чисто договорными явлениями, которые, как и иные «предприятия», обуславливаются юридическими соглашениями. Не удивительно, что рухнула мораль, демография «цивилизованного запада» отрицательна, нaсeление Зaпада вымирает 


Все это привело к тому, что в 20 веке «библейский проект» на Западе рухнул, хотя уровень влияния католической церкви остается достаточно высоким, а Ватикан остается очень важным игроком на международной арене. 

Колоссальный уровень манипуляции техническими средствами над человеческим сознанием заменил религию, но он не дал никакого идеалистического проекта, а стал лишь инструментом манипуляции сознанием в угоду финансовых и политических интересов конкретных элит. 

«Телемассы», «неэлита» - основной социальный тип, с невысоким уровнем воли и рациональности, податливый и адаптирующийся к любым уровням властного контроля, обладающий пониженным уровнем пассионарности и узким кругозором, не допускающий обобщений или ответственных решений, стали оптимальным объектом для манипуляции.

Не удивительно, что рухнула мораль, демография «цивилизованного запада» отрицательна, традиционное население Запада вымирает…

В современном «цивилизованном мире», (цитируя Дугина) высмеиваются высшие достижения человеческого духа, как архаику и дикость, реформируют религии и культы на потребу глумящимся оглупленным ордам, свирепо ищущим развлечений.

Очевидно, если пользоваться той же библейской терминологией, что в мире сейчас происходит поклонение «золотому тельцу», а его мораль близка к морали Содома и Гоморры. 


Крушение идеалистического проекта

Показательно, что СССР с 20-х, 30-х годов имел сильнейшую поддержку в мире, при том, что страна была намного слабее Запада и в материальном, и военном отношении. Но эта поддержка опиралась не на денежные, а на идеалистические отношения. Советский Союз предлагал некую идеалистическую программу, которую значительная часть мира принимала. Что характерно, по мемуарам бывших сотрудников внешней разведки СССР, при отказе страны от курса распространения идеалистической программы в 70-е (а также удачно обыгранной Западом PR акцией по дискредитации СССР после ввода советских войск в Чехословакию), причинами вербовки агентов за рубежом стали только деньги и шантаж. Идеалистические и идейные составляющие просто потерялись. 

Говоря про крах, не стоит забывать, что процесс разложения может быть приятным и уютным. Он может приносить прибыль, приносить удовольствия, доставлять наслаждения. Когда мы переходим с более высокого уровня энергии и организации на менее высокие высвобождаются огромные силы, колоссальный потенциал. Это и есть наслаждение от греха, в этом и состоит привлекательность грехопадения, здесь кроется фасцинация коррупции, удаль воровства, дерзость разрушения, сладость распада. И эта энергия распада является комфортной и прибыльной для тех, кто отождествляет себя с этим процессом…

В противоположность этому процессу, идеократия – это движение к здоровью, но оно требует колоссальных усилий, затрат, аскезы, Идеократия – это социально-политическая и экономическая негэнтропия. Поддержание порядка в любой системе – это огромные затраты энергии. 


Что активно противостоит сегодняшнему либерализму, терпящему несомненный крах. Современные парии

Пробел в идеалистических ориентирах современного мира стал заполняться самопроизвольно. Потребность в высокой морали осталась, особенно в традиционных обществах.

Кто имеет наибольшие шансы по созданию нового идеалистического проекта?

Стоит обратить внимание на современных париев (с точки зрения «цивилизованного запада»). Прежде всего - это радикальный ислам, основанный на четко прописанных принципах морали, пусть и отличной от привычных современному европейскому мировоззрению.

Стоит обратить особое внимание на процессы, протекающие в данный момент в Латинской Америке, где левые революционно-романтические движения 50-х получили свое eстественнoе развuтие. Этот пока четко не оформленный идеалистический проект, практически религиозное движение, связано с христианством только на «живую нитку». И он охватил весь континент Латинской Америки.

Стоит отслеживать процессы, происходящие в самых «низах» (терминология «золотого миллиарда»)  мирового сообщества. Совершенно естественно, что появятся те марксы, которые будет в состоянии описать происходящие процессы, а затем появится какая-то элита, которая присвоит эти идеи и создаст новый идеалистический проект. 

Борьба за существование нового движения, которая будет принимать в том числе и религиозный характер, может быть достаточно скоротечной и успешной, если вспомнить скорость распространения ислама -  практически в два поколения его приверженцами стало население, проживающее на территории, сравнимое с Римской империей (а это было время, когда «информационными технологиями» было распространение учения «из уст в уста» и редкие книги).

В любом случае, очевидно, что новая идеология, имеющая задатки религии, уже потенциально созрела.

Именно на движении низов общества было основано тоже христианство, по началу это была религия именно обиженных и угнетенных, которую принила и элита общества. Совершенно естественно, что выиграет та политическая сила, которая первой сформулирует новый идеалистический проект и  возьмет на вооружение эту идеологию в свой арсенал политической борьбы.

Следствием нового идеалистического проекта будет ожесточенная социальная борьба в течение ближайших десятки лет.  


Принципы идеалистического проекта. Третий путь экономического развития

Если попробовать сформулировать эти принципы, то очевидно, что речь должна идет о высокой морали и нравственности,  пассионарности движения и отказа от культа денег, этике нестяжательства. Понятие всевластия денег, как универсальной ценности и всеобщего эквивалента должно быть укрощено на уровне личной и групповой психологии.

У этой идеологии должны появиться харизматичные, пассионарные лидеры.

«Демократическая империя», «антиглобализм», «нeoсоцuaлизм», «братство», «евразийство» – или некое другое название, но это будет движение, которое сейчас в современных терминах можно назвать левым, социалистическим.

Говоря же о «неизбежности выбора» между претендующими на универсальность ортодоксальными политэкономическими теориями марксизма (отражающего в концентрированной форме комплекс идей и специфику «германского духа») и либерализма (типичное творение протестантского «англосаксонства»), этой вечной битвы между «рыночного фундаментализма» и «плановой организации», нельзя не вспомнить о наличии третьего пути, о котором мы поговорим. 

Необходимо отойти от неизбежности «фатального выбора» между двумя ортодоксальными теориями. Очевидно, что ни какое учение не может претендовать на исключительную универсальность в виду разности истории развития народов и регионов мира.  Об этом говорит и теория «больших пространств» Фридриха Листа, и Сисмоди с положениями «зависимой экономики», Густав Шмоллер из немецкой школы, социологическая теория Макса Вебера, теория «экономической инсуляции» американца Кейнса, развитие «концепции экономики третьего пути» Йозефом Шумптером и Франсуа Перу, институционалисты Митчелл, Берль, Джон Гелбрейт и многие другие. 

Совершенно очевидно, что потенциал экономического развития стран Востока лежит в сохранении традиций мировоззрения  даосизма, конфуцианства и буддизма Китая, синтоизма и буддизма Японии. Свое слово еще скажут индуисты, выработают экономическую мысль страны ислама, тем более, что в этих религий уже имеются свои постулаты затрагивающие экономические отношения. 


Россия

Россия
Победа марксизма в аграрной евроазиатской России, представляющей собой прямой антипод англосаксонскому миру, как в религиозно-этическом, так и в хозяйственном смысле, не был простой случайностью. Принципы марксизма естественно легли на благодатную почву в России, так как во многом совпадали с «коллективно бессознательным» духом страны православной  религии.

Проблема была в том, что изначально марксизм, преподносившейся его создателем и внедряемый проводниками, как универсальное учение, имел специфичные немецкие корни, «германский дух». В России не было выработано собственных национальных экономических теорий, а марксизм грубо вбивался в страну кровавыми методами организациями террористического толка. 

Характерно, что и либерализм с его протестантскими корнями и духом англосаксов стал в последние десятилетия практически тоталитарным учением. Характерно, что он предполагает помимо всех прочих «свобод от» еще и  отказ от органического кровно-культурного родства этносов в пользу абстрактной «нации», как искусственно организованного конгломерата граждан конкретного государства (пресловутое понятие «Melting Pot», в отличии от традиций той же Руси-России-СССР-РФ, где тысячелетия сохранялась полиэтничность).

Если Запад предпочитал скупать местные элиты, то Россия предпочитала долгий путь «экстернационализма», надежно вовлекала местных лидеров в общегосударственный административный слой, налаживало промышленную и социальную инфраструктуру, накормила и напоила людей… Русские вложились в модернизацию хозяйства аграрных провинций и заплатили за это огромную цену.

Между тем, духовный потенциал и историческая идентичность русского народа способны при определенных обстоятельствах породить такие мобилизационные энергии, которые могут существенно повлиять на хозяйственные процессы – если русские снова почувствуют перед собой «великую цель». 

Характерно, что Запад больше всего боится именно идеократического переворота в России, поэтому заведомо критикуются даже отдельные предпосылки к созданию такой идеократиии в России.

Чтобы стать новой силой этого движения России (где универсализм социалистической идеи был отброшен, а национальная идея не была выработана)  только нужно сказать себе «да» и сформулировать свою позицию в новой идеологии. Мы должны возглавить эту Революцию.

России нужно перестать быть некой территорией, откуда берут нефть и газ и впаривают в эфир безумных петросянов. Россия – это территория «геополитического кредита», пространства «под паром», ожидающей новой мессианской идеи, новой цели для объединения. 

В 21 веке выиграет та идеалистическая сила, которая создаст новый идеалистический проект. Армии не победить идею, если пришло ее время... 

_____________________
использовались материалы

А. Дугин «Геoпoлuтикa пoстмодeрнa »
интервью А.Фурсова
 

Добавить комментарий