0 11668

Правительство либералов сталкивает экономику России в кризис

Правительство либералов сталкивает экономику России в кризис

На днях с весьма показательной речью выступил замминистра экономического развития Андрей Клепач, который в очередной раз взял на себя функции «пророка» в родном Отечестве

На конференции, организованной газетой «Ведомости», замминистра экономики Андрей Клепач в очередной раз обрушился с критикой на деструктивную по своей сути деятельность Банка России, обвинив руководство ЦБ в проведении крайне жёсткой денежно-кредитной политики и искусственном сдерживании роста денежного предложения в экономике.

По сути дела, Клепач просто-напросто в более политкорректной и расплывчатой форме озвучил претензии научного сообщества и экспертов к руководству Банка России, который, насколько можно судить, превратился в филиал ФРС США и свёл всю свою деятельности к операциям «валютного обменника».

Отказываясь от построения полноценной системы рефинансирования экономики, занимаясь количественным ограничением роста денежной массы, сдерживая рост монетизации экономики, увязывая рост денежного предложения с притоком иностранной валюты и не исполняя функции кредитора последней инстанции и института рефинансирования экономики, Банк России, по сути дела, душит экономический рост и не создаёт предпосылок для финансирования структурно-технологической модернизации.

Несколько позже в прямом эфире телеканалу «Вести» Андрей Клепач заявил, что в настоящее время экономика России растёт меньшими темпами, чем даже предусматривал прогноз на 2013г. Стоит напомнить, что базовый прогноз по росту российской экономики в 2013г., который был заложен в основе бюджета на текущий год, составил 3,6%. Однако, как правильно заметил Клепач, «сейчас мы на такие темпы роста не выходим, мы идем пока существенно ниже».

Хуже всего то, что никаких предпосылок для ускорения темпов экономического роста нет – экономика России перестала реагировать на позитивную динамику цен на энергоносители, бегство капитала усиливается, инфляция выходит из под контроля, административные барьеры и коррупционные поборы растут, правительство планово повышает тарифы естественных монополий и ЖКХ на 15-20%, а Минфин и Банк России продолжают обескровливать российскую экономику, стерилизуя «избыточную» денежную массу под псевдонаучные рассуждения о необходимости «борьбы с инфляцией» и наполнения «нефтегазовой кубышки».

Сторонники антинаучной и крайне пагубной для России доктрины «кудриномики» отказываются понять, что изымаемые ими «на чёрный день» из экономики финансовые ресурсы на фоне продолжающейся структурной деградации экономики, технологического упадка и сжатия производства в наукоёмкой промышленности превращаются в «гробовые деньги».

По словам замминистра, в последнее время в российской экономике наблюдаются откровенно депрессивные тенденции: «Мы изначально предупреждали о таких рисках. Еще осенью, когда принимался бюджет, мы давали консервативный вариант, который предусматривал рост на 2,8% в 2013 году. Но сейчас ситуация идет даже более сложно». Стоит отметить, что «ситуация идёт» не просто сложно, а откровенно удручающе – спад в промышленном производстве на и едва заметный рост экономики на 0,9% в первые два месяца текущего года не только срывают принятый осенью 2012г. с помпой проект бюджета на 2013г. и плановый период 2014-2015гг.

Уже сегодня Минфин отчитывается о рекордно низком исполнении доходной части бюджета и списывает это на потери от снижения импортных пошлин в связи с присоединением к ВТО и на недостаточный объём заимствований на внутреннем рынке. Однако на самом деле срыв бюджетного процесса и разрастающиеся выпадающие доходы обусловлены общим спадом экономической активности и разрастанием кризисных явлений в промышленности.

Помимо прочего столь низкие темпы роста экономики (в январе и феврале 2013г. впервые за долгие годы было зафиксировано помесячное снижение объёмов ВВП с учётом очистки от сезонного и календарного факторов), которые обеспечили сторонники «рыночного фундаментализма» в правительстве Дмитрия Медведева, ставят крест на президентских указах Путина от 7 мая и не способны обеспечить поддержание элементарной социально-политической стабильности в обществе.

Напомним, что ещё в 2005г. лучшие российские макроэкономисты и учёные РАН пришли к выводу, что в рамках существующих масштабов имущественной дифференциации и пропасти между бедными и богатыми, а также архаичной структуры экономики, для того, чтобы «брызги» от нефтяного «дождя» долетали до населения. Российская экономика должна расти темпами не менее 5,5% в год. Для справки: таких темпов роста экономики в России не наблюдается уже 5 лет – с 2008г. Одновременно с этим на протяжении всех посткризисных лет происходит неуклонное затухание темпов роста экономики, промышленного производства, грузооборота и целого ряда других важных макроэкономических индикаторов.

В этой связи не стоит удивляться расцвету «триумфально-болотного» движения и всплеску социальной напряжённости – проводившаяся на протяжении последних 12 лет политика проедания нефтедолларов и паразитирования на инфраструктурной, научно-техническом и производственном запасе прочности СССР себя исчерпала. «Нефтяной бобик» умер, а ресурсно-сырьевая модель «роста без развития» пришла к дефолту. Однако чиновники, крупный олигархический бизнес и прочие экономические «паразиты», которые являются основными бенефициарами превращения России в сырьевую колонию и рынок сбыта для продукции международных корпораций, по инерции продолжают удерживать её на «углеводородной игле».

 

ЭКОНОМИКА СКАТЫВАЕТСЯ В РЕЦЕССИЮ

Последние статистические данные Росстата и оценки Министерства экономики вызывают серьёзные опасения – судя по всему, российская экономика откровенно валится под откос и даже рекордно высокие цены на энергоносители и сравнительно неплохая ситуация в крупнейших экономиках мира не способны остановить процесс сползания России в рецессию. Крайне велика вероятность того, что российская деиндустриализированная «экономика трубы» свалится в открытую фазу кризиса при рекордно высоких среднегодовых ценах на нефть.

Откровенно удручающими оказались цифры по динамике роста ВВП - по предварительным оценкам МЭР, темпы роста экономики России не только не ускорились после едва заметного прироста на 1,4% в первом месяце наступившего 2013г., но даже умудрились замедлиться до 0,1% по итогам февраля. Назвать эту фикцию ростом не поворачивается язык – это гораздо ближе к статистической погрешности. Более того, по итогам первых 2-х месяцев 2013г. рост российской экономики не дотянул даже до 1% и составил менее 0,9%.

Хуже того, по сравнению с январём 2013г. прирост ВВП в феврале текущего года с учётом сезонного и календарного фактора снизился на 0,1%. Единственное, что может вызвать хоть какой-то оптимизм, так это затухание месячных темпов спада экономической активности – в январе ВВП России в месячном выражении и вовсе умудрился снизиться на 0,3% по сравнению с декабрём. Другими делами, имеет место спад ВВП России на протяжении двух месяцев подряд, что позволяет говорить о возникновении экономической рецессии.

В определённой степени затухание экономической активности обусловлено статистическим эффектом «высокой базы» сопоставлений – в январе 2012г. в годовом выражении российская экономика выросла на 3,9%, а в феврале прибавила более 4,8%. Это позволило российским чиновникам отрапортовать о росте ВВП России по итогам первых двух месяцев 2012г. на 4,3% в годовом выражении. Принимая во внимание тот факт, что в конце 2012г. темпы роста сжались до 1,9-2,2%, ускоренный рост в первые месяцы предыдущего года действительно выглядит несколько завышенным и негативно сказался на динамике роста российской экономики в первые месяцы текущего года.

Однако даже с учётом очистки от статистического эффекта высокой базы получается, что в январе российская экономика выросла менее чем на 1,9%, а в феврале прирост составил не более 1,4%. А всего по итогам первых двух месяцев текущего года российская деиндустриализированная «экономика трубы», задыхающаяся от коррупционных поборов, произвола монополий, безудержного роста тарифов естественных монополий и ЖКХ, роста цен на ГСМ и транспортные перевозки, а также наплыва импорта, выросла менее чем на 1,7%.

Да, безусловно, это заметно лучше 0,9%, которые мы имеем по факту без учёта очистки от статистического эффекта «высокой базы». Однако в правительстве забывают указать, что, во-первых, даже рост на 1,7% в годовом выражении по итогам двух месяцев наступившего 2013г. выглядит откровенным провалом – столь низкими темпами ВВП России не рос аж с 2010г. А, во-вторых, российские либералы, оккупировавшие финансово-экономический блок правительства, забыли указать, что обвальный спад экономической активности наблюдается на фоне крайне благоприятной ценовой конъюнктуры на рынке нефти. Цены на североморскую смесь Brent варьируются в диапазоне от 107 до 118 долл. за баррель, на 5-10% превышая заложенные в бюджете прогнозные цены на углеводородное сырьё.

Однако, насколько можно судить, даже стабильно высокие и растущие цены на углеводородное сырьё, обеспечивающее 60% товарного экспорта и 52% доходной части федерального бюджета (с учётом косвенных доходов – свыше 75%), больше не в силах тянуть за собой парализованную судорогой коррупции экономику России. Стоит напомнить, что, несмотря на 40% рост цен на нефть в 2010-2011гг., темпы роста экономики сжались с 4,5 до 4,3%, а прирост промышленного производства замедлился с 8,2 до 4,7%. А по итогам 2012г., когда среднегодовые цены на нефтяную смесь Brent обновили исторический максимум и закрепились выше 111 долл. за баррель, темпы роста экономики и вовсе опустились до 3,4%, а прирост промышленности замедлился до 2,6%.

Судя по всему, по итогам текущего 2013г. рост российской экономики даже при условии подрастания среднегодовых цен на смесь Brent до 115 долл. за баррель не превысит 2-2,2%. И это «потолок» – без радикального отказа от псевдонаучных догм «рыночного фундаментализма», подразумевающих абсорбирование «избыточной» денежной массы, накопление «гробовых денег» в нефтегазовой кубышке, хроническое бюджетное недофинансирование экономики, науки и образования, приватизацию, а также слепую веру в иностранные инвестиции, экономика России рискует свалиться в рецессию даже при высоких ценах на нефть.

Уже сегодня с высокой долей вероятности можно говорить о том, что ни о каких запланированных  правительством темпах роста экономики на 3,6%, а тем более на 4,5%, необходимых для финансирования майских указов президента, не может быть и речи. Напомним, что темпы роста российской экономики сжались с 1,9-2,2% в последние месяцы 2012г. до 1,4% в январе 2013г. и 0,1% по итогам февраля.

Принимая во внимание помесячное снижение ВВП России на протяжении первых двух месяцев текущего года (на 0,3% в январе и на 0,1% в феврале), а также спад в промышленности на 1,5% по итогам января-февраля 2013г., можно смело забыть о темпах роста экономики выше 2-2,2%. И это в лучшем случае при условии стабилизации цен на североморскую смесь Brent в диапазоне 110-115 долл. за баррель.

Даже при этих рекордно высоких среднегодовых ценах на энергоносители российская промышленность в лучшем случае покажет рост на 0,7-1%, а реально рискует сократить производство на 0,5-1,2%.

В этом плане совершенно невменяемыми и неадекватными выглядят попытки ряда российских высокопоставленных чиновников списать скатывание российской экономики в депрессивное состояние на уже указанный сезонный фактор, а разрастание кризисных явлений обозвать «паузой в экономическом росте».

Напомним, что, озвучивая провальные цифры по росту российской экономики и усиливающемуся вопреки всем прогнозам кремлевских и правительственных «экспертов» спаду в промышленности, замминистра экономики Андрей Клепач заявил, что «в целом развитие в январе-феврале 2013г., как мы и раньше говорили, скорее можно трактовать как паузу в экономическом росте».

Охарактеризовавший таким образом затухание российской экономики замглавы МЭР Андрей Клепач, насколько можно судить, хотел сделать «хорошую мину при плохой игре» и искренне не хотел портить настроение руководству страны – формально именно его ведомство отвечает за обеспечение роста экономики. Однако все необходимые для этого инструменты макроэкономической политики находятся в руках  Банка России (денежно-кредитная политика) и Министерства финансов (налогово-бюджетная политика), которые в лучших традициях Гайдара и Чубайса продолжают своими действиями душить российскую экономику.

Вполне объяснимо искреннее желание замглавы МЭР не портить настроение президенту Путину, чьи красивые и во многом правильные предвыборные лозунги и подписанные 7 мая 2012г. указы становятся нереализуемой «маниловщиной» при нынешних темпах роста экономики. Как вполне резонно ещё в начале осени 2012г. указывал на совещании у президента министр экономики Андрей Белоусов, для финансирования планов Путина по созданию 25 млн. инновационных рабочих мест, наращиванию нормы накопления капитала с сегодняшних 21 до 28% ВВП к 2018г. и структурно-технологической модернизации минимально необходимые темпы роста экономики должны составлять порядка 4,5% в год.

Этих темпов роста в России не наблюдалось аж с 2010г., когда экономика «отскочила» за счёт эффекта «низкой базы» после кризисного обвала 2009г. И, судя по всему, без отказа от политики «кудриномики» этих темпов роста российская экономика уже не увидит никогда. Насколько можно судить, интуитивно это понимает и президент Путин, который уже успел объявить строгие выговоры трём министрам правительства Медведева, отправил в отставку двух глав федеральных министерств (хоть в этом и было больше показухи), а также дал поручение РАН подготовить альтернативную стратегию социально-экономического развития России, назначив ответственным от администрации президента своего советника и по совместительству академика РАН Сергея Глазьева.

 

ОПЕРЕЖАЮЩИЕ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНДИКАТОРЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ НАРАСТАНИИ КРИЗИСНЫХ ЯВЛЕНИЙ

Насколько можно судить, наблюдаемый в последние месяцы спад в промышленности и беспрецедентное за последние годы охлаждение экономического роста стал не «паузой в экономическом росте», как это пытаются представить в правительстве. Депрессивное состояние российской экономики, которое в силу накопленных структурных дисбалансов и усиливающейся архаизации производственных отношений грозит сменится рецессионным спадом по образцу 2008-2009гг., пришло в Россиию в серьёз и надолго.

Помимо прочего об этом свидетельствует целый ряд так называемых опережающих макроэкономических индикаторов, наряду с ранее упоминавшимися грузоперевозками и спросом на услуги естественных монополий (прежде всего, на электроэнергию, газ и отопление) со стороны промышленных предприятий, которые уверенно катятся под откос уже не первый месяц, весьма красноречиво характеризуют сложившуюся ситуацию оценки самих производителей. С формальной точки ситуация далека от критической – по оценкам Росстата, по сравнению с декабрём 2012г. в марте текущего года индекс предпринимательской уверенности, отражающий баланс оценок общего настроения и поведения в промышленности, увеличился с -5% до 3%, а в обрабатывающих производствах с -5% до 0%.

При этом крайне негативные тенденции наблюдаются в системе естественных монополий - в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды не только зафиксировано снижение объёмов производства на 10% по итогам февраля 2013г. и на 4,1% по итогам первых двух месяцев текущего года. Баланс оценок предпринимательской уверенности обвалился с 6% до -16%. Столь сильного и стремительного ухудшения оценок текущей экономической конъюнктуры и перспектив развития отрасли в системе естественных монополий не наблюдался аж с осени кризисного 2008г.

Ещё больше опасений вызывает оценка перспектив изменения спроса на производимую продукцию со стороны руководителей предприятий, опрошенных Росстатом. Согласно официальным данным службы государственной статистики, в марте текущего года сводный баланс оценок изменения конечного спроса на производимую продукцию в добывающей промышленности составил -17%, а в обрабатывающих производствах и вовсе опустился до -31%. Отметим, что годом ранее, в марте 2012г., этот компонент индекса деловой активности составлял -13% и -30% соответственно.

Другими словами, руководители производственных предприятий прекрасно ощущают на себе негативные последствия усилившегося в последнее время притока импортных товаров и услуг на российский рынок (в том числе и по причине присоединения России к ВТО) и низкого уровня платёжеспособности населения. Сжатие которого в реальном выражении не в силах компенсировать даже стремительный рост (на 40-45%) потребительского кредитования, который лишь усиливает дисбалансы и риски в низко капитализированной и маломощной отечественной инвестиционно-банковской системе.

Весьма характерно, что среди основных факторов, сдерживающих развитие производства и наращивание капитальных вложений в модернизацию и расширение производственно-сбытовых мощностей, в порядке убывания значимости опрошенными руководителями компаний приводятся: недостаточный спрос на внутреннем рынке (48%); высокий уровень налоговой нагрузки (47%), неопределённость экономической ситуации (42%) и недостаток финансовых ресурсов (40%).

Переводя на простой язык, российские производители не в силах наращивать инвестиции в производство и увеличивать выпуск товаров и услуг в силу низкого уровня жизни подавляющей части россиян, избыточного налогового бремени (и коррупционного тоже), разрухи в головах чиновников и отсутствия внятной социально-экономической политики (разворовывание бюджетных ресурсов и длящуюся на словах «модернизацию» таковыми не считать), а также хронического дефицита доступных долгосрочных кредитных ресурсов в экономике.

Пока указанные ключевые проблемы не будут решены (а также избыточная монополизация экономики, безудержный рост тарифов естественных монополий и неадекватно низкая поддержка национальной экономики, науки образования и инфраструктуры со стороны государства), ни о каком серьёзном и продолжительном оживлении экономической конъюнктуры и реальной структурно-технологической модернизации не может быть и речи.

 

КРИЗИСНЫЙ СПАД В ПРОМЫШЛЕННОСТИ НАРАСТАЕТ

Не лучше обстоят дела в реальном секторе экономики, т.е. в промышленности, которая валится под откос, несмотря на непрекращающиеся пространные рассуждения российских высокопоставленных чиновников по поводу «модернизации», «инноваций» и «привлечения иностранного капитала».  Пока глава правительства продолжает клясться в любви Западу и с редким удовольствием наступает на грабли «кудриномики», заявляя на Давосском экономическом форуме, что основной стратегической целью деятельности правительства остаётся «борьба с инфляцией», российская промышленность обновляет антирекорды кризисного 2009г. И, что характерно, никакой внятной реакции и членораздельных заявлений по этому поводу не видно – как показала ситуация с конфискацией депозитов россиян на Кипре, в правительстве напрочь отсутствует даже подобие серьёзной аналитической службы.

Возвращаясь к вопросу депрессивного состояния реального сектора экономики, стоит отметить, что по итогам первых двух месяцев 2013г. спад промышленного производства превысил отметку в 1,5%, что повергло в шок даже самих оптимистично настроенных правительственных чиновников и прикормленных ими «экспертов». Больше всего опасений вызывает не сам по себе спад промышленного производства, а динамика разрастания кризисных явлений – темпы сжатия выпуска промышленной продукции подскочили с 0,8% в январе 2013г. до 2,1% по итогам февраля.

Справедливости ради надо отметить, что не на руку российским «модернизаторам», усердно  «отливающим  в граните», сыграл всё тот же эффект высокой базы статистических сопоставлений. В январе и феврале 2012г. прирост промышленного производства составил более 3,8 и 6,5% соответственно, что в 2-2,5 раза превысило итоговые результаты роста промышленности в 2012г. (2,6%).

Хуже всего то, что спад производственной активности зафиксирован абсолютно во всех без исключения компонентах промышленного производства, что также не может не вызывать опасений. Так, объём выпуска продукции в обрабатывающих производствах сократился на 0,4% по итогам первых двух месяцев 2013г. И это притом что по итогам первых двух месяцев 2012г. прирост в обрабатывающей промышленности достигал 5,6%, а всего по итогам предыдущего года прирост составил порядка 4,1%.

Наибольшие опасения  вызывает отраслевой срез выпуска продукции в обрабатывающей промышленности – наибольший спад производства зафиксирован в наукоёмкой промышленности и производствах высоких переделов, которые должны стать движущей силой структурно-технологической модернизации, возрождения научно-технического и производственного потенциала, а также переориентации экономики с паразитической ресурсно-сырьевой модели «роста без развития» в пользу модели извлечения интеллектуальной и инновационной ренты.

По предварительным оценкам Росстата, в январе-феврале текущего года производство электронного и оптического оборудования сократилось на 4%, металлургическая промышленность сократила производство на 1,7%, а производство машин и оборудования рухнуло на 10,5%. Не лучше обстоят дела в целлюлозно-бумажной промышленности, которая сократила масштабы производства на 9,4%, а также в пищевой промышленности, рост выпуска продукции которой составил менее 1,8%.

Весьма депрессивное состояние наблюдается в химической промышленности, а также в производстве кокса и нефтепродуктов – после снижения на 1,4% и роста на 3% в январе-феврале 2012г. в аналогичном месяце текущего года зафиксирован едва заметный рост на 2,1 и 0,4% соответственно. И лишь в находящейся в многолетнем инвестиционном кризисе текстильной промышленности после спада на 4,7% в первых двух месяцах 2012г. зафиксирован рост на 6,8% в начале 2013г. Аналогичная ситуация складывается в производстве изделий из кожи – спад на 10,3% сменился ростом на 6,6% в первых двух месяцах текущего года.

Не намного лучше обстоят дела в добывающих производствах, которые, несмотря на стабильно высокие цены на нефть и прочее невосполнимое минеральное сырьё, не только не наращивают масштабы производства первичного природного сырья, но даже сокращают его добычу. По оценкам Росстата, после роста на 2,5% в январе-феврале 2012г. обрабатывающие производства сократили выпуск товаров на 1,7% в аналогичном периоде текущего года. При этом сильнее всего (на 1,8%) обвалилась добыча сырья в рамках топливно-энергетического комплекса. Наибольший спад зафиксирован в добыче природного газа (на 1,3%), каменного и обогащённого угля (на 3,6% и 1,4% соответственно), железорудных концентратов (на 2,5%), цинкового и вольфрамового концентратов (на 11,6% и 15,5% соответственно), а также  мрамора и алмазов (на 4,4 и 6,4% соответственно).

Однако наибольшие опасения вызывает ситуация в секторе естественных монополий, производство и потребление товаров и услуг которых является опережающим макроэкономическим индикатором, отражающим реальную ситуацию в промышленности. Согласно оценкам Росстата, которого трудно обвинить в желании испортить настроение своему руководству и «сгущении красок» (скорее, верно обратное), после роста производства и распределения электроэнергии, газа и воды на 1,8% в январе 2013г. произошло обвальное падение на 10% по итогам февраля текущего года. В результате чего по итогам первых двух месяцев 2013г. официальными органами государственной статистики зафиксирован спад производства в системе естественных монополий на 4,1%. Обвалу в «отреформированной» энергетике, криминализированном ЖКХ и монополизированной газовой промышленности не смогло помешать даже ежегодное повышение тарифов на газ, электроэнергию, а также услуги ЖКХ и транспорта на 10-15% в начале текущего года.

 

ГРУЗОВЫЕ ПЕРЕВОЗКИ, ИНВЕСТИЦИИ И СТРОИТЕЛЬСТВО СКАТЫВАЮТСЯ В ДЕПЕРСИВНОЕ НАСТРОЕНИЕ

Другими словами, на глазах происходит уверенное скатывание российской экономики, обескровленной действиями Минфина и Банка России по стерилизации «избыточной» денежной массы, в кризисное состояние. Об этом же свидетельствует динамика грузооборота транспорта, который также является весьма репрезентативным макроэкономическим индикатором, отражающим ситуацию в реальном секторе экономики и производственной сфере.

Весьма показательно, что объём грузооборота не только не вырос в первые месяцы 2013г., но даже сжался на 1,6% в январе и на 2,6% по итогам февраля текущего года. Всего по итогам первых двух месяцев зафиксирован спад грузооборота на коммерческом транспорте на 2,1%, что оказалось удручающим результатом на фоне роста на 5% годом ранее и на 6,2% в январе-феврале 2011г. Одновременно с этим объём выполненных строительных работ увеличился на 0,8% по итогам первых двух месяцев 2013г. после роста на 6,5% в январе-феврале 2012г. Не лучше обстоят дела в лесозаготовках – объём выполненных работ сократился на 0,4% в январе-феврале текущего года после спада на 2,6% годом ранее.

Аналогичные и по своей сути депрессивные тенденции наблюдаются в сельском хозяйстве – темпы роста производства сельхозпродукции сжались с 3,2% в первых двух месяцах 2012г. до 2,4% в январе-феврале текущего года. Более того, производство молока сократилось на 3,6%, яиц – на 1,3% при одновременном сокращении поголовья крупного рогатого скота на 0,7%, а коров – на 1%. Также заметно ухудшилась ситуация с обеспеченностью аграриев кормовым зерном – размер запасов кормов сократился с 11,2 млн. тонн в марте 2012г. до 9 млн. в марте текущего года, что в расчёте на одну условную голову скота означает снижение запасов с 7,1 до 5,5 центнеров.

Не намного больше поводов для оптимизма даёт ситуация с инвестиционной активностью – темпы роста капитальных вложений в основные фонды замедлились с 1,1% в январе текущего года до 0,3% по итогам февраля. Всего же по итогам первых двух месяцев текущего года прирост инвестиций в основной капитала едва дотянул до 0,6%, тогда как по итогам всего 2012г. капитальные вложения выросли на 6,6%.

Да, безусловно, столь сильное затухание инвестиционной активности обусловлено статистическим эффектом «высокой базы» - в январе-феврале предыдущего года капитальные вложения подскочили на 16,4% после спада на 1,2% в первые месяцы 2011г. Однако даже с учётом этого фактора реальный рост капитальных вложений не превышает 3,5-4%. Принимая во внимание, что свыше 65% инвестиций направляются в добывающий сектор, металлургию, нефтехимию, производство удобрения, транспорт и естественные монополии, а наукоёмкие производства и обрабатывающая промышленность высоких переделов хронически недофинансируется, реальных поводов для оптимизма практически нет.

 

ВЫВОЗ КАПИТАЛА ИЗ РОССИИ УСИЛИВАЕТСЯ

На что действительно повлияет реализованный Брюсселем и МВФ на Кипре принцип «экспроприации экспроприированного», так это на ситуацию с движением капитала – масштабы бегства капитала, которые и без того варьировались в диапазоне 1,5-2,5 трлн. рублей ежегодно на протяжении последних 4 лет, лишь возрастут. Стоит напомнить, что только за период 2008-2012гг. чистый вывоз финансовых ресурсов из России со стороны российских компаний и банков превысил 361 млрд. долл., что эквивалентно размеру федерального бюджета России в 2012г. и 18% ВВП.

Притом что размер незаконного вывоза капитала превысил 206 млрд. долл. Из которых 164,3 млрд. долл. по статье сомнительных операций в рамках фиктивной внешнеэкономической деятельности (невозврат экспортной выручки, непоступление товаров и услуг по импортным договорам, фиктивные операции с ценными бумагами и т.д.), а оставшиеся 41,6 млрд. пришлись на вывоз откровенно криминальных активов по статье «Чистые ошибки и пропуски» платёжного баланса.

Насколько можно судить, в наступившем 2013г. ситуация не изменится – все либеральные мантры Банка России, Минфина и МЭРа о том, что «бегство капитала носит конъюнктурный характер», «не имеет под собой фундаментальных оснований» и «в скором времени сменится нетто-притоком капитала», в очередной раз провалились.

Напомним, что ещё в конце 2012г. Банк России и МЭР прогнозировали чистый приток капитала в Россию частным сектором по итогам 2013г. в размере 10-15 млрд. долл. Когда стало понятно, что по итогам 2012г. нетто-отток капитала превысит прогнозные значения в 4-5 раз (56,8 млрд. долл. против ожидавшихся в правительстве 10-12 млрд.), прогноз на 2013г. был пересмотрен в худшую сторону и от радужных оценок притока капитала пришлось отказаться.

Однако уже сегодня можно с уверенностью говорить о том, что прогнозируемый Минэкономики и Банком России отток капитала в 10-15 млрд. долл. по итогам 2013г. выглядит «маниловщиной». По оценкам самого МЭР, по итогам первых двух месяцев 2013г. чистый вывоз активов россиянами достиг 13-15 млрд. долл. – 8-10 млрд. в январе и порядка 5 млрд. по итогам февраля.

Конфискация банковских депозитов россиян на Кипре, на долю которых приходится порядка 25-27% всех банковских вкладов на островном оффшоре, рискует усилить нервозность в среде российской «оффшорной аристократии» и даст стимул к ещё больше вывозу капитала в другие налоговые гавани.

В этом плане более вменяемой выглядит оценка главы МЭР Андрея Белоусова, который как экономист, а не как глава Минэкономики оценил масштабы чистого оттока капитала за рубеж в 2013г. в диапазоне 50-55 млрд. долл. Судя по всему, именно эта оценка окажется ближе к истине – по итогам года из России с высокой долей вероятности будет вывезено порядка 55 млрд. долл. С учётом негативного фактора Кипра нетто-отток капитала может подняться до 65-75 млрд. долл. В любом случае, исход денег россиян с российского «нефтегазового Титаника» продолжится. И Кипр станет лишь дополнительным стимулом для исхода российских денег за рубеж.

Чисто теоретически Кипр мог стать стимулом для возврата вывезенных из России за последние 20 лет 1,5-2 трлн. долл. обратно в российскую экономику. Однако сложившаяся олигархическая структура собственности капиталом не позволяет рассчитывать на возврат вывезенного ранее капитала обратно в Россию.

 

ПРОВАЛ ВО ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛЕ

В первые месяцы 2013г. ситуация не только не изменилась к лучшему, но даже умудрилась заметно ухудшиться, что привело к ещё большему разрастанию структурных дисбалансов и перекосов в российской экономике. На фоне спада в обрабатывающей промышленности на 2,5% по итогам первых двух месяцев 2013г. зафиксирован стремительный рост импорта товаров на 10,1%. Принимая во внимание тот факт, что годом ранее, в январе 2012г., импорт рос темпами в 18,6%, и это не помешало ему продолжить свой рост в начале текущего года столь высокими темпами, можно с уверенностью говорить о том, что зависимость как отдельно взятых секторов потребительского рынка, так и всей отечественной экономики от импорта иностранной продукции будет только нарастать в ближайшее время.

Хуже того, по итогам первого месяца 2013г. на фоне стремительного роста импорта продукции иностранных производителей зафиксирован спад экспорта отечественной продукции в стоимостном выражении на 1,7%. Да, в определённой степени снижение поступления экспортной валютной выручки обусловлено статистическим эффектов «высокой базы» сопоставлений – в январе 2012г. на фоне скачкообразного роста цен на углеводородное сырьё и промышленные металлы был зафиксирован рост экспорта на 30,9% в годовом выражении.

Однако это не имеет принципиального значения – в первом месяце текущего года цены на североморскую смесь Brent выросли на 7% и достигли отметки в 117 долл. за баррель, что, тем не менее, никоим образом не отразилось на увеличении стоимостной оценки российского экспорта. Более того, ускоренный рост импорта товаров иностранного производства на фоне спада экспорта свидетельствует как минимум о двух тесным образом взаимосвязанных тенденциях. Во-первых, никаких обещанных властями «модернизации» и «инноваций» как не было, так и не наблюдается – доля нефтегазового сырья и продукции низких переделов неуклонно растёт (свыше 92% экспорта).

Тогда как даже при растущих ценах на нефть экспортные доходы сжимаются, что помимо прочего отражает неспособность несырьевого экспорта стать локомотивом внешнеэкономической экспансии и источником дополнительных внешнеторговых доходов. Во-вторых, российская экономика по-прежнему остаётся крайне неконкурентоспособной на мировом рынке – Россия продолжает оставаться «сырьевой колонией» США и Европы, а также финансовым резервуаром и рынком сбыта для международных корпораций.

При этом хуже всего складывается ситуации в торговле со странами дальнего зарубежья, конкуренция с которыми после присоединения России к ВТО лишь обострится. Так, согласно оценкам Росстата, по итогам первого месяца 2013г. импорт из стран Евросоюза, США, Китая, Японии, Индии, Южной Кореи и прочих стран дальнего зарубежья увеличился на 13,8%, притом что экспорт в указанные страны сжался на 2,2%. Заметно лучше обстоят дела у России с государствами-участниками СНГ - импорт из них сократился на 8,7% в годовом выражении после роста на 14,9% годом ранее при одновременном увеличении экспорта на 1,1%.

Другими словами, совершенно очевидно, что отечественная экономика и, прежде всего, несырьевая обрабатывающая промышленность не в силах составить реальную конкуренцию товарам и услугам иностранных производителей, что приводит к утрате контроля над целями секторами отечественной экономики и размыванию финансово-экономического, научно-технического, производственного и продовольственного суверенитета.

Совершенно очевидно, что негативные тенденции в области внешней торговли будут лишь нарастать по мере снятия остатков внешнеторговых барьеров, а также тарифных и нетарифных ограничений в рамках принятия Россией норм, требований и правил, предписанных ВТО.

Отечественные компании являются в принципе неконкурентоспособными перед лицом ТНК в силу коррупционных поборов, избыточной монополизации и административных барьеров, «телефонного правосудия», безудержного роста тарифов естественных монополий, транспорта и ГСМ (на 15-20% ежегодно), непозволительной высокой стоимости кредитных ресурсов (в 2,5-3 раза превышает рентабельность производства), морально и физически изношенного оборудования (износ достигает 85%, а срок эксплуатации основных фондов свыше 30 лет) и неадекватно низкой поддержки со стороны государства (в 2,5-3 раза ниже по сравнению с США, Японией, ЕС и Китаем по отношению к ВВП).

Стоит отметить, что в качестве аргумента о том, что российская экономика и отечественные обрабатывающие производства несырьевого контура не пострадали и не пострадают в дальнейшем от присоединение России к ВТО апологеты данного решения  ссылались на то, что по итогам 2012г. темпы роста импорта составили менее 3,7%. По мнению лоббистов интересов основных бенефициаров вступления России в ВТО (речь идёт о российских металлургах, производителях удобрений, оптово-розничной торговле, финансовом секторе, коррупционерах и транснациональном капитале), столь низкие темпы роста импорта свидетельствуют как о высокой степени устойчивости отечественной экономики, так и об избыточной переоценке интереса иностранных компаний к российскому рынку.

Однако, во-первых, нужно отметить, что столь низкие темпы роста импорта иностранной продукции зафиксированы на фоне скачкообразного роста импорта в 2011г. на 30,2%. В этой связи становится очевидно, что сравнительно скромные результаты 2012г. во многом обусловлены статистическим эффектом «высокой базы» сопоставлений. Во-вторых, на фоне сжатия темпов роста импорта зафиксировано ещё более заметное падение темпов роста экспорта – с 30,3% в 2011г. до 2,1% по итогам 2012г. В этом плане уместно говорить не столько о конкурентоспособности отечественной экономики, сколько о неконкурентоспособности отечественной несырьевой промышленности и наукоёмких производств, которые не в силах обеспечить расширение экспорта готовой продукции из России при стагнации цен на энергоносители и прочие сырьевые товары.

Добавить комментарий