Расширение ШОС на запад ударило по политике США

Расширение ШОС на запад ударило по политике США

Шанхайская организация сотрудничества пополнилась сильным игроком – в эту структуру принят Иран, до этого довольствовавшийся статусом наблюдателя. Аналитики связывают расширение ШОС со сменой власти в Тегеране, но в большей степени – с падением Кабула.

Кто до последнего момента сопротивлялся приему Исламской республики в клуб и кто выиграет от ее появления в составе ШОС?

В пятницу в Душанбе состоялась встреча в верхах Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая проходила в праздничной атмосфере – сразу по двум поводам. Во-первых, альянсу исполнилось 20 лет, во-вторых, к альянсу примкнул новый участник. Главы государств утвердили документ «О начале процедуры приема Исламской республики Иран в члены ШОС». Таким образом, Иран станет девятым членом ШОС, куда до сих пор входили Индия, Казахстан, Киргизия, Китай, Пакистан, Россия, Таджикистан и Узбекистан.

Прибывший на саммит новоизбранный президент Ирана Ибрахим Раиси в своей речи подчеркнул, что вступление в ШОС позволит Ирану присоединиться к важным торговым путям Евразии, напомнив, что через его Исламскую республику уже пролегает китайский маршрут «Один пояс, один путь». Раиси также выразил надежду на то, что ШОС разработает механизм, который поможет Исламской республике избавиться от санкций. Санкции, наложенные на его страну, он сравнил с государственным терроризмом.

Президент Владимир Путин, который участвовал во встрече в режиме видеоконференции, в своей речи поприветствовал вступление Ирана. «Мы всегда выступали за полноформатное участие Ирана в работе нашей организации исходя из того, что эта страна играет важную роль в Евразийском регионе», – напомнил российский лидер. Как известно, Тегеран направил заявку на членство в ШОС еще в начале 2016 года. Летом того же года Путин заявил о поддержке этой заявки.

Председатель Китая Си Цзиньпин выразил уверенность, что «растущая семья ШОС» будет «строить мир во всем мире, вносить вклад в глобальное развитие и защищать международный порядок». Со своей стороны, премьер-министр Индии Нарендра Моди добавил, что «расширение ШОС показывает растущее влияние организации».

Позднее глава МИД Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян в ходе встречи со своим коллегой Сергеем Лавровым поблагодарил Москву за поддержку идеи вступления Тегерана в ШОС. Два дипломата обсудили ситуацию в Афганистане, и иранская сторона отметила необходимость сотрудничества Тегерана и Москвы по этому вопросу. Абдоллахиян добавил, что «нынешняя ситуация в Афганистане стала результатом безответственного ухода США из страны».

«Москва действительно активно выступала за прием Ирана, однако Китай по этому поводу отмалчивался. Теперь Пекин снял свои возражения.

Ирану включили «зеленый свет» – и произошло это в первую очередь из-за событий в Афганистане»,

– сказал газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин.

«Иран исторически имеет очень сильное влияние на соседний Афганистан, где живет очень много шиитов-хазарейцев, – пояснил эксперт. – До падения Кабула у Ирана был очень большой товарооборот с Афганистаном. И теперь в Тегеране готовы при определенных условиях начать сотрудничать и с талибами. В ШОС понимают, что проблема Афганистана – очень сложная, решать ее без Ирана будет еще сложнее. Поэтому прием Ирана в ШОС может помочь странам блока найти общую точку зрения на будущее Афганистана», – заявил Сажин.

«Кроме того, Тегеран остается под санкциями США, в международной полуизоляции из-за своей ядерной проблемы. Переговоры в Вене по реанимации «ядерной сделки» идут очень трудно, – сказал востоковед. – На этом фоне вступление в ШОС – подарок Ирану, восстановление его международного статуса».

Гендиректор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров придерживается другой точки зрения. Он связывает прием Ирана в ШОС с недавней сменой власти в Тегеране. По его мнению, предыдущий иранский президент Хасан Роухани и глава МИД Ирана Джавад Зариф были прозападными политиками, хотя и «тщательно скрывали это» из-за антиамериканской позиции главы государства, верховного аятоллы Али Хаменеи. Как напоминает Сафаров, Зариф по сути вырос в Америке и поэтому «находился под влиянием западных ценностей, культуры и политических идей». «Роухани и Зариф тормозили развитие отношений с Россией. Они сами не пускали Иран в ШОС», – пояснил эксперт.

Напомним, что в последние годы между Москвой и Тегераном действительно не раз возникали скандалы. Так, в апреле западная пресса опубликовала скандальные высказывания Зарифа, в которых тогдашний глава МИДа позволял себе грубый выпад в адрес России. По словам Зарифа, Москва якобы пыталась помешать Ирану и США заключить «ядерную сделку» 2015 года.

Новая власть во главе с президентом Раиси четко ориентирована на сближение с Россией и Китаем, считает Сафаров. «Ни один член нового иранского правительства, ни сам Раиси ни одного дня своей жизни не провели ни в США, ни в Европе. И никакого влияния на них Запад не имеет», – подчеркнул Сафаров.

Тегеран давно просился в организацию, но одним из препятствий к этому были наложенные на него международные санкции, возражает гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. Принятое в Душанбе решение говорит о том, что страны ШОС поддерживают Иран и больше не солидаризируются с американской позицией, убежден собеседник. Он считает это «победой иранской дипломатии».

«В первую очередь выиграет сама Исламская республика, которая остается под американскими санкциями. Из-за этого там сложное экономическое положение. Стране требуются новые источники развития, а также прорыв международной изоляции, в которую США пытаются загнать Иран», – пояснил Кортунов. «ШОС, в свою очередь, заинтересована в Иране как в крупной стране с большим экономическим потенциалом. Кроме того, это крупный производитель энергоресурсов, что означает естественную добавку к тому потенциалу, который уже существует в странах альянса», – сказал эксперт газете ВЗГЛЯД. «Принятие республики в ШОС позволит укрепить сотрудничество России и Ирана, а сама организация теперь географически расширится на запад», – считает Кортунов.

Санкции США не были главной помехой для присоединения Ирана к ШОС, убежден Сажин: в последние годы более значимым было противодействие Таджикистана. «С 2016 года Иран поддерживал связи с одним из таджикских исламистских движений, выступавших против политики Душанбе, – напомнил эксперт. – Но сейчас отношения Тегерана и Душанбе тоже наладились».

 

Источник

Последние новости
Спектакль "Пандемия" сорвал маски патриотизма и гуманизма с политиков, деятелей науки и икусства,…
Пока в столичных театрах уже не знают, как бы еще извратиться, дабы переплюнуть…
Завершилась Вторая специальная сессия Всемирной ассамблеи здравоохранения - WHASS2 - ВОЗ. То, что…