«Против фирм-однодневок нужны жесткие меры»

«Против фирм-однодневок нужны жесткие меры»

Бюджет России недополучает от 0,5 до 1 триллиона рублей доходов из-за деятельности фирм-однодневок

Проблема незаконной предпринимательской деятельности и существования фирм-однодневок стоит крайне остро. В последнее время к этой теме обратился уже и нынешний глава Центробанка Сергей Игнатьев, который недавно в интервью газете «Ведомости» указал, что из России незаконно вывозится ежегодно как минимум 50 млрд. долларов. Большая доля этих денег выводится именно через фирмы-однодневки. На следующий день эту тему поднял первый вице-премьер правительства Игорь Шувалов, который оценил ежегодные потери российской экономики от деятельности фирм-однодневок приблизительно в 1 трлн. рублей. Цифра очень большая, почти десятая часть федерального бюджета России. На эти деньги можно было бы практически удвоить расходы бюджета на науку и образование либо в четыре раза увеличить расходы на находящееся в аварийном состоянии ЖКХ. 

Я думаю, что повышенный интерес к этому вопросу обусловлен антикоррупционной кампанией, которая поднялась в последние полгода, и той бурной деятельностью, которой сейчас занялись правоохранительные органы. На протяжении последних 4-5 лет ни Игнатьев, ни Шувалов по большому счету этим вопросом не занимались, вслух эти цифры не озвучивали, хотя они были прекрасно известны экспертному сообществу. Премьер-министр России Дмитрий Медведев ещё полгода назад оценивал нецелевое использование бюджетных ресурсов, т.е. банальное разворовывание средств приблизительно в 1 трлн. рублей. По экспертным оценкам, эта сумма гораздо больше и варьируется от 30% по открытым бюджетным статьям до 60% по закрытым статьям, если речь идет о силовых ведомствах и оборонном комплексе. То есть в среднем получаются цифры 3,5–5 трлн. рублей. Поэтому оценка Игоря Шувалова - это такая минимальная планка, это цифра в рамках «политкорректности», которая тем не менее вызывает негодование. Аналогичная ситуация и с Игнатьевым, который оценил масштабы вывоза капитала в 50 млрд. долларов, т.е. в 1,5 триллиона рублей, такая оценка также далека от истины. 

Большинство фирм-однодневок функционирует в рамках внешнеэкономической деятельности, в рамках внешней торговли. Они создаются как фирмы-прокладки либо для незаконного возврата НДС, либо для неуплаты налогов, либо для совершения фиктивных операций по экспорту товаров и услуг. Если принять во внимание, что по итогам 2012 года объемы внешней торговли России только одними товарами достигли 770 млрд. долларов, и если предположить, что 10-15% от этой суммы составили те или иные нарушения в рамках тарифного и таможенного регулирования, то приблизительный объем средств, которые осели в оффшорных зонах в том числе через фирмы-однодневки, варьируются от 80 до 100 млрд. долларов. Эта оценка вполне реалистична, её озвучивают в правоохранительных органах. В частности МВД оценивает теневой рынок обналичивания преступных доходов и легализации незаконных средств примерно в 3,5 трлн. рублей – 5,6% ВВП или 30% федерального бюджета России в 2012г. Поэтому цифра, приведенная Шуваловым, выглядит очень оптимистичной и весьма заниженной. 

При этом важно понимать, что невозможно существование бизнеса объемом в триллион рублей и больше при ведении предпринимательской деятельности, который бы не засвечивался в правоохранительных органах, не попадал бы в поле зрения контролирующих структур, того же Центробанка, МВД или ФСБ. Прав Сергей Игнатьев, когда говорит что, по его мнению, половина средств (25-30 млрд. долларов) незаконно вывозится из России одной и той же организованной преступной группировкой. Как пишут СМИ, «действует некий финансовый спрут». На самом деле никакой это не спрут, а всё то же самое сращивание коррумпированных чиновников и криминальных структур. Благодаря им получается ситуация, когда из страны вывозится безо всякой реакции правоохранительных органов десятая часть федерального бюджета. Это только то, что всплывает на поверхность, реальные цифры существенно больше.

Вопросы возникают как к правоохранительным органам, так и к Банку России. Мы видели, что Банк России попытался свалить ответственность на МВД и силовые структуры, обвинив их в некомпетентном исполнении служебных обязанностей. Думаю, это была попытка обелить руководство Банка России накануне предстоящей смены руководящего состава ЦБ, но совершенно очевидно, что сотрудники Банка России, который является основным органом банковского  надзора, не могут быть непричастны к такого рода махинациям в области валютного, внешнеторгового и тому подобного законодательства. 

Совершенно очевидно, что функционирование фирм-однодневок, проведение операций по незаконному вывозу капитала немыслимо без участия в этих операциях самих банковских структур, хотя бы потому, что эти деньги за рубеж вывозятся не в чемоданах и не в мешках, а проводятся в рамках банковской транзакции. Мы здесь не можем не вспомнить скандальную отставку Геннадия Меликьяна с поста первого заместителя председателя Банка России, курировавшего как раз сферу банковского надзора и регулирования, после целой череды коррупционных скандалов. Напомним, что только за последние два года обанкротились более десяти достаточно крупных коммерческих банков, а венцом этой эпопеи с выводом активов стала дыра в активах Банка Москвы размером около 400-500 млрд. рублей. До сих пор там ситуация темная и непонятная, и до сих пор никто не наказан, ни сотрудники Центрального Банка, которые «не видели» эти хищения долгие годы, ни руководство самих коммерческих банков, которое зарабатывало десятки миллиардов рублей на незаконных валютно-финансовых операциях. Так что вопросов к качеству банковского надзора и регулирования очень много. Оно хромает на обе ноги. 

В принципе, конечно, хорошо, что чиновники озаботились этим вопросом в последнее время, однако важнее то, что будет конкретно сделано исполнительной властью, правительством, т.к. именно на нем лежит эта функция, а не на Президенте. Есть очень серьезные опасения, что опять дальше слов дело не пойдет. Будут озвучены эти цифры, и опять все благополучно о них забудут. Теневой сектор экономики как был 35-40% ВВП, так на этом уровне и останется. Как правильно заявил Путин, при таком уровне коррупции никакая модернизация, никакой технологический рывок, никакая структурно-технологическая диверсификация экономики невозможны. Здесь нужны жесткие меры и карт-бланш на это у Президента.

Последние новости
Спектакль "Пандемия" сорвал маски патриотизма и гуманизма с политиков, деятелей науки и икусства,…
Пока в столичных театрах уже не знают, как бы еще извратиться, дабы переплюнуть…
Завершилась Вторая специальная сессия Всемирной ассамблеи здравоохранения - WHASS2 - ВОЗ. То, что…