Валентин Катасонов: Экономический либерализм Путина превращает его январские инициативы в водевиль

Валентин Катасонов: Экономический либерализм Путина превращает его январские инициативы в водевиль

Доктор экономических наук, председатель Российского экономического общества им. Шарапова в беседе с корреспондентом РИА Катюша прокомментировал недавние кадровые перемены в Правительстве страны, а также экономические и конституционные реформы, заявленные Президентом в послании Федеральному собранию 15 января 2020 г.

«Катюша»: Вы могли предположить в самом начале года, что в составе российского Правительства, во всей нашей политической системе произойдут масштабные изменения? И, кстати, следует ли, по вашему мнению, считать эти перемены глубокими и серьезными?

Валентин Катасонов: Пока хочу воздержаться от резких оценок и остановлюсь на том, что не было проговорено в СМИ и послании Президента Федеральному собранию 15 января. Меня очень удивило, что с высоких трибун не было произнесено ни слова о Центральном банке РФ, о его экономической политике. В статье 75 действующей Конституции статус ЦБ определен не очень внятно, хотя простой дедуктивный метод подводит нас к выводу – центробанк де-факто является органом государственной власти. На протяжении многих лет не только я, но и многие другие эксперты продолжают напоминать: необходимо внести четкие формулировки в Конституцию, чтобы было понятно, что представляет собой данная контора. Если верить официальному сайту ЦБ, на сегодня это институт, независимый от государства. Что, кстати, уже противоречит ст. 75 Конституции.

В сентябре 2013 г., когда у руля ЦБ встала Эльвира Набиуллина, буквально через 2-3 месяца он получил статус финансового мегарегулятора. Помню, какая была эйфория среди части нашего экспертного сообщества. Один из профессоров ВШЭ на радостях даже воскликнул: «Ну ежели у нас есть такой мегарегулятор, зачем нам вообще правительство?» Оговорка по Фрейду, но очень точная.

Так что я в своих книгах прямо пишу, что ЦБ – это на самом деле отдельная ветвь власти, которая не отражена в Конституции РФ. Удивительно, что никто не намеревается поставить его на свое место – т.е. сделать его органом исполнительной ветви власти. Так было в СССР, так же на сегодняшний день обстоят дела с Народным банком Китая в КНР. Вот например, в текущем наборе поправок в Конституцию РФ усилены полномочия прокуратуры. Хотелось бы верить, что там наконец обратят внимание на хронические и грубые нарушения ЦБ Конституции. В частности, мы не можем обойти стороной ключевую функцию этой конторы, по словам самой же Набиуллиной, – таргетирование инфляции. Ребята даже не поленились как-то русифицировать эту формулировку – фактически она взята непосредственно из документов «вашингтонского консенсуса». Но в нашей Конституции среди основных задач ЦБ нет ни слова про таргетирование инфляции! Тогда я выражал надежду, что Генпрокуратура и Конституционный суд обратят наконец внимание на грубейшее нарушение наших законов, но этого не произошло.

Что касается нового премьера Мишустина, его можно назвать профессиональным мытарем, который хорошо умеет собирать налоги, а параллельно продвигает «цифровую экономику». Он де-факто будет курировать оцифровку и учет доходов всего российского общества под предлогом «повышения налоговой дисциплины». Многие предприниматели и члены домохозяйств, с которыми я общался, обеспокоены попаданием под колпак налоговой службы. Кроме того, сейчас в Госдуме рассматривается законопроект, наделяющий коллекторов правом выбивать из граждан долги по ЖКХ, т.е. полномочия таких полубандитских организаций будут-расширяться. Мне все это напоминает заявку на достраивание в РФ электронно-банковского концлагеря.

«Катюша»: Давайте попредметнее поговорим о личности нового премьера. Из открытых данных известно, что он является инженером-системотехником, в 90-е годы был руководителем Международного компьютерного клуба – старейшей российской IT-организации, проводившей фестивали и налаживавшей контакты наших технарей с инженерами Кремниевой долины. В 2008-2010 годах Мишустин работал в частной инвесткомпании UFG Capital Management, сооснователем которой был экс-министр финансов РСФСР и РФ Борис Федоров. Федоров, в свою очередь, в начале 1990-х успел потрудиться в Европейском банке реконструкции и развития, а также был исполнительным директором от России в совете директоров Всемирного банка. То есть можно вывести прямую связь деятельности Мишустина со структурами Ротшильдов. И если добавить к этому, что он крайне неравнодушен к вопросу «цифровой трансформации» страны, нет ли здесь повода для опасений?

В.К.: Действительно, Мишустин не мог не соприкасаться с очень серьезными людьми, причем людьми, которые играют не на стороне России. Я также встречался с главой ЕБРР Жаком Аттали, общался с руководством Всемирного банка, но воспринимал это скорее как разведку боем, как знакомство с лагерем наших «уважаемых партнеров». Не будем торопиться с выводами, что такой опыт бросает тень на Мишустина и автоматически делает его «засланным казачком». Нет, полагаю, что он будет получать директивы непосредственно от Путина и стараться исправно их выполнять.

«Катюша»: А что это будут за указания, по вашему мнению?

В.К.: Вот это самая большая загадка. Президент у нас куда менее открытый человек, чем господин Мишустин.

«Катюша»: Если оценивать поправки, предложенные Президентом в Конституцию, которые, кстати, в режиме марафона уже приняты Госдумой в первом чтении, нет ли у Вас ощущения, что тезисы из послания Путина ФС реализованы не в полной меры и носят, скорее, косметический, декларативный характер?

В.К.: Если честно, я с самого начала был разочарован тем форматом, в котором нам была показана отставка Правительства. Уже после выступления Путина премьер Медведев делает заявление: «В связи с новыми задачами, поставленными Президентом, в связи с новыми поправками в Конституцию мы уходим в отставку…» То есть был реализован вариант отставки кабмина по собственной инициативе, без какой-либо критики со стороны Президента. Хотя для Путина было бы куда более выигрышно сделать это своим распоряжением, благо, Конституция (ст. 117, п. 2) дает такую возможность. Все это напомнило мне какой-то низкопробный водевиль, в котором постановщик не особо заморачивался с сюжетом. Увы, власть не привыкла говорить с народом прямо и по существу.

«Катюша»: Но надежды на лучшее в связи с кадровыми переменами во власти у Вас есть?

В.К.: Пока не вижу, за счет чего Мишустин смог бы оживить экономику. Он уже два или три раза упомянул, что будет курировать нацпроект по цифровизации – да, тут он силен. При этом будучи фискалом, он вполне может довести налогоплательщиков до полной неспособности что-либо производить и потреблять. Конечно, первый вице-премьер Андрей Белоусов – это профессиональный, опытный экономист во втором поколении, он безусловно рассчитывает на усиление госвмешательства в макроэкономику, ему не чужд советский опыт госуправления. Мы прекрасно помним, как он пытался стрясти с госкорпораций примерно полтриллиона рублей. Но если не вмешается Путин, полагаю, что Мишустин может придавить Белоусова. Как ни крути, а наш Президент был и остается либералом в экономике, в чем он сам неоднократно признавался. И это очень печально.

«Катюша»: У нас есть еще новый министр экономического развития Максим Решетников – уроженец Перми, экономист-математик, давно включенный в первую сотню кадрового резерва России, ставший членом команды Сергея Собянина в Администрации Президента, успевший порулить экономикой Москвы и целого Пермского края…

В.К.: Это уже представитель молодого поколения, штудировавшего учебники «Экономикс». В их головы вбивалась преимущественно идеология экономического либерализма. Признаюсь, я его абсолютно не знаю, и биографию его подробно не изучал. Что касается его предшественника и тезки Орешкина, он отправляется в Администрацию Президента в качестве помощника Путина. Тут у меня есть надежда, что Орешкин и Белоусов объединятся на почве неприятия деятельности ЦБ. Орешкин последнее время открыто критиковал госпожу Набиуллину, доставалось ей и от Белоусова – за отказ снижать ключевую ставку.

Вообще-то нам надо опираться на опыт зрелых управленцев – ветеранов в социалке и экономике, если конечно страна хочет иметь будущее. Спецы еще остались, но пройдет лет 10 – и эта старая гвардия сойдет со сцены. Новое поколение чиновников должно впитывать их знания, а не заниматься слепым подражанием глобалистам.

«Катюша»: Давайте пройдемся по ключевым экономическим тезисам из январского послания Путина. Президент отметил, что федеральный бюджет вновь стал профицитным, госрезервы уверенно покрывают совокупный внешний долг. Также он сказал, что результатом хорошей работы Правительства и Банка России стала ценовая стабилизация. То есть цены подросли, но инфляция не превысила 3%. И далее Путин говорит о необходимости, прежде всего, повышать реальные доходы граждан, для чего нам как воздух нужны зарубежные инвестиции. Президент призвал к «запуску нового инвестиционного цикла», благодаря которому можно будет создавать новые рабочие места. Как вам в целом предложенная экономическая модель?

В.К.: Все, что вы процитировали, еще раз свидетельствует о том, что Путин – экономический либерал. Постоянные разговоры о привлечении иностранных инвестиций – это опасная либеральная мантра. Отойду немного в сторону от нашей темы и расскажу про конец очередного раунда переговоров между США и Китаем по поводу разрешения торговых противоречий. Американцы сумели нажать на Китай и получили согласие на проникновение на финансовый рынок Поднебесной для американских финансовых компаний. До недавнего времени китайцы вообще не открывали свой рынок для мажоритарных зарубежных инвесторов. Им хорошо известно, что иностранные инвестиции – это спекулянты, которые сюда приходят, мародерничают, после чего вывозят свои прибыли из страны. И начинается новый цикл ограбления со снятием всех барьеров на трансграничное движение капитала. Это ультралиберализм в духе «вашингтонского консенсуса». Замечу, в странах БРИКС Россия – единственное государство, отменившее любые ограничения на вывоз капитала за границу. На сегодня у нас больше признаков колонии, чем у Китая, Индии и даже ЮАР.

Что касается удовлетворения Президента большим профицитом бюджета, открою вам страшную тайну, которую финансисты и банкиры не любят озвучивать. Им никогда не нужен сбалансированный бюджет – только профицитный либо дефицитный. Между чиновниками финансового ведомства и банками существует тесное, не афишируемое сотрудничество. Если бюджет дефицитный, банки предоставляют кредиты и зарабатывают за счет государства. Если профицитный, тогда избыточные денежные средства размещаются на депозитах банков и укрепляют их ресурсную базу. На самом деле не составляет большого труда сделать бюджет сбалансированным. Но клептоманы в Минфине и банковском сообществе этому мешают. Вот такая простая истина. И я вижу в тех профицитах, которыми хвастается нынешнее руководство, коррупционную составляющую.

Накопление нами гигантских валютных резервов – это тоже, извините, спектакль, просто стыдно об этом говорить. С одной стороны, валютные резервы формируются, чтобы обслуживать западные экономики – мы все прекрасно понимаем, что это инвестиции наших денежных властей в финансовые инструменты, эмитируемые иностранными государствами, иногда даже негосударственными институтами. Что касается долгов, которые есть у России – это форма финансовой дани, которую платят наши компании, банки и страна в целом Западу. На самом деле можно было бы обойтись и без долгов, и без валютных резервов, создание которых всячески приветствуется доктриной МВФ. Понятно, что эти резервы нужны, прежде всего, странам-эмитентам. Они выпускают ценные бумаги, а приобретает их, например, Россия, которая сегодня приблизилась к 600 млрд. долларов накоплений и идет на новый рекорд. МВФ рекомендует странам иметь резервы в объеме, эквивалентном величине 3-месячного импорта. Я сегодня только посчитал, каковы наши резервы – они соответствуют объему импорта за 2,5 года. Чувствуете, какое перевыполнение?

Так что все эти заявления Президента меня отнюдь не радуют. Получается, что главная фигура в этой вертикали власти является ультралибералом в сфере экономики. На этом фоне обсуждение остальных деталей уже не столь важно и принципиально.

«Катюша»: Получается, что суть предложенных Президентом в январе изменений в госуправлении – не более чем внутриэлитные пертурбации?

В.К.: По сути – да. Хотя нередко появляются молодые лица, но давайте вспомним – Путин уже проводил эксперимент с назначением губернаторами ряда регионов представителей молодого поколения технократов. Эти «креативщики», мягко говоря, не очень оправдали возложенные надежды. Так что думаю, и наши новые молодые министры, уже прошедшие процедуру «промывки мозгов» в учреждениях типа ВШЭ, вряд ли чем-то приятно удивят. У них просто нет суверенного экономического мышления. Ну чего вы хотите от той же Набиуллиной, прошедшей «переподготовку» в Йельском университете?

И я считаю, что сказав «а» про необходимость отсутствия у госслужащих иностранного гражданства/вида на жительство, Президенту надо было тут же сказать «б»: они также не должны иметь активов за рубежом, не должны проходить зарубежные стажировки. Я бы не доверил таким кадрам даже должности в отделе министерства – в СССР так оно и было, и это совершенно правильно. Находящимся на высоких постах на всем протяжении госслужбы надо вообще запретить выезд за рубеж. Прекрасно помню по своему советскому опыту заграничных командировок – людей там откровенно вербуют.

«Катюша»: Что-то позитивное из произошедших в стране изменений можно вынести?

В.К.: Вот совсем недавно я общался с предпринимателями и увидел, как зрело, без иллюзий они научились оценивать текущий момент, это для них бесценная школа жизни. У многих граждан сейчас спадает пелена с глаз, они начинают осознавать, в каком мире и стране живут. А как именно будет проходить этот внутренний переворот – на баррикадах с кровопролитием либо мирно и конституционно – мне говорить трудно. Я не пророк и не политолог.

 

 

Источник

Последние новости
Минфин РФ и Банк России разработали и направили в правительство законопроект о продаже…
Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета на одной из телепередач…
Каждый день мир узнаёт о новом преступлении, совершённом в саудовских тюрьмах. Но мучения…