На повестке дня национальный вопрос и русские дети

На повестке дня национальный вопрос и русские дети

Как представители нацменьшинств распоряжаются судьбами наших детей

10 ноября 2013 г. мэр Москвы Сергей Собянин подписал ряд распоряжений, которыми произвел кадровые перестановки в городских департаментах, назначив в них нескольких заместителей. Заместителем руководителя Департамента социальной защиты населения стала Алла Дзугаева, работавшая ранее начальником отдела в департаменте Министерства образования и науки Российской Федерации.

Согласно вывешенной информации, к.ю.н. А. Дзугаева «считается одним из лучших специалистов в России по защите прав детей, опытным управленцем, а в феврале нынешнего года распоряжением Председателя Правительства РФ ей был присвоен классный чин государственного советника Российской Федерации 2 класса».

Что же нас так обеспокоило в этом сообщении. Попытаемся разобраться.

На сайте Национального Медиа Союза (НМС) от 28 октября с.г. была напечатана тревожная статья Ольги Летковой, в которой она вновь поднимает тему угрозы ювенальной юстиции, которая, «должна была отстступить после выступления В. Путина на Съезде родителей в Колонном зале Москвы. Как оказалось, это лишь небольшая передышка для лоббистов ювенальной системы, раскинувших свои сети в органах государственной власти и законодательного собрания.

При этом все ранее «отвергнутые» положения о «ювенальной юстиции» внесены в приоритетном порядке в законопроект Правительством РФ «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации». Поправки о сиротах, которые ранее не были пропущены, теперь предлагается включить в законопроект о социальном обслуживании населения. Таким образом, в федеральное законодательство России вновь вводится «ювенальной система». Только под другим названием.

Законопроект «о социальном обслуживании населения» устанавливает «социальное сопровождение», т.е. государственный контроль за всеми семьями, получающими социальные услуги, в особенности за семьями, имеющими несовершеннолетних детей. В нем прямо говорится о том, что социальная система направлена на выявление семей в «социально-опасном положении», при этом несговорчивых лишают социальной помощи, родительских прав или отбирают у них детей без решения суда.

Законопроект, внесенный Правительством РФ, уже принят в первом чтении. Его принятие во втором и в третьем чтениях планируется осенью этого года. То есть уже в ближайшие дни.

Принятие этого законопроекта, это вновь прямая угроза на оснву любого человеского бощества – т.е. семью. Тех, кто совершает подобные нападения (депутаты ГД, лоббисты чиновники, идеологи законопроектов)  необходимо считать преступниками и предателями своей Родины и народа. Они должны караться по всей строгости российского закона, который, при желании, может сработать. Организаторами выступают представители «национальных меньшинств», а так называемые русские, при них, выполняют роль Иуды.

В статье «Ювенальной юстицией» в Москве заправляют «нацмены», Петросяны, Дзугаевы и пр., сообщается, что в столице вводится институт «социального патроната», который дает соответствующим службам право бессудно изымать детей из любой семьи, вмешиваться в жизнь любой семьи, причем в инициативном порядке, без каких-либо заявлений, жалоб или сигналов неблагополучия со стороны самих детей, школы, врачей или соседей.

Вдохновителем и исполнителем этого закона является Алла Дзугаева сотоварищи. «Таким образом, - говорится в статье, - если на Западе институт "ювенальной юстиции" служит укреплению тотального контроля государства за гражданами, то в России, похоже, его собираются превратить в инструмент террора и геноцида против русского большинства. И дело тут не в том, что данные конкретные "Петросяны" и "Дзугаевы" лично плохие люди, а в том, что, будучи членами диаспоры, они будут работать на диаспору, делать то, что укажет им диаспора, и покрывать любые преступления членов диаспоры».

Одна из главных «фишек» этой системы: «изъятых детей будут отдавать в специальные «профессиональные приемные семьи, которые будут получать и зарплату, и выплаты на содержание ребенка». Зарплата планируется в размере 20 тысяч в месяц за ребенка, - это не считая собственно «выплат» на содержание ребенка, других бонусов и льгот. То есть, если такая семья возьмет 5 детей, это уже 100 тысяч. А с «выплатами» эту сумму можно смело удвоить. Хороший способ «пристроить к делу» родных человечков из диаспоры! Что при этом будет происходить с детьми, будут ли до них доходить все выплаты или будут жить в проголодь – сказать сложно.

Зато любые жалобы ребенка можно отметать при помощи собственных «компетентных экспертов». И попутно шантажировать родителей («возвратим или перестанем истязать ребенка в обмен на квартиру» и т.п.). Кстати, родители, у которых отберут детей, будут еще и платить алименты, что дает чиновникам дополнительный стимул оставить в покое нищих алкашей и развернуть охоту на благополучные и зажиточные семьи. 

Этот бизнес можно сделать и более эффективным: «никто не мешает "ювенальщикам из диаспоры" надергать из семей девочек 12-14 возраста и организовать на базе "приемной семьи" педофильский мини-бордель».

На тот случай, если люди будут жаловаться, педофильское лобби в Госдуме на днях продавило закон, фактически запрещающий СМИ и социальным сетям распространять информацию о случаях педофилии.

1 мая ювенальщик из числа «темпераментных гостей с юга» заявится к вам домой (имеет право, если у вас есть дети!), заберет вашу дочь (просто по собвенному усмотрению), поместит ее в свой притон, об этом нельзя написать даже в блоге. СМИ и блоггеры, которые захотят привлечь внимание к вашей трагедии, будут оштрафованы на колоссальные суммы, а вся информация будет внесена в реестр запрещенных страниц и удалена. Ради сохранения репутации какого-нибудь высокопоставленного извращенца.

Можно продолжить, но остановимся.

Интересно, откуда возникла и как делалась «успешная карьера» и бизнес на русских детях  г. Дзугаевой?

Газета «Коммерсантъ», №45 (513), 15.03.1994 опубликовала статью об агенстве «Права ребёнка», которое доказывало законность платного усыновления. 

«Руководитель "Права  ребенка " Людмила Фимина заявила на пресс-конференции, что прокуратура "целенаправленно нагнетает обстановку, способствуя развитию `черного рынка` торговли  детьми, который нам удавалось сдерживать". По ее словам, у сотрудников агентства нет материальной заинтересованности в продаже детей  за доллары — они получают только фиксированную зарплату (какую — сообщено не было). А помощник г-жи Фиминой Алла Дзугаева заметила в беседе с корреспондентом Ъ, что работала в агентстве бесплатно….     

По мнению Аллы Дзугаевой, плата за устройство в семьи сирот давно вошла в международную практику (иностранные фирмы берут за такие услуги от $12 тыс. до $15 тыс.). Нет запрета на межгосударственное усыновление  и  в российском законодательстве, а потому претензии прокуратуры "необоснованны"… Прокуратура попытается убедить членов комиссии, что вопросами межгосударственного усыновления должен заниматься вневедомственный орган, причем без взимания платы с усыновителей. "Право ребенка" будет добиваться ратификации Гаагской конвенции по защите детей, допускающей подобную плату. О решении правительственной комиссии Ъ сообщит после его вынесения».

О той же А. Дзугаевой продолжается тема уже в 1999 г. на сайте информагенства «Славянский мир» «Дети на продажу»:

«Заниматься нашими усыновителями, как записано в уставе «Права ребёнка», некогда. Да и невыгодно. Подбор одного ребенка стоил в этом предприятии под министерской крышей тысячу долларов. Скажешь - поднимут шум. Впрочем, на всякий случай предприниматели держали в загашнике отговорки: "от россиян заявок нет", "дети счастливы там, где им лучше", "мы не торгуем сиротами, средства за консультации и услуги используются в интересах дела". 

Деньги потекли рекой. Понадобилось расширить "ассортимент" (базу данных о сиротах, детях, оставшихся без опеки родителей). Делалось это элементарно: на места спускалась бумага, и ретивые чиновники (как же, приказ на министерском бланке!) сходу выдавали списки. Активисты поощрялись. 

В качестве кассира подрядилась некая Е.Фарберова. Доставляла в управления образования денежные вознаграждения, подписывала новые "трудовые соглашения". Размер поощрений зависел от числа детей, взятых иностранцами. Одаривались нужные люди в префектурах, органах здравоохранения, даже из "Ассоциации летного состава России" - за помощь в доставке сирот заказчикам. Представители усыновителей напрямую выходили на высоких министерских начальников. Звонок и, пожалуйста, - любой детский дом к услугам. Но вскоре местной чиновничьей братии надоело кормиться с барского стола. Захотелось простора. Ездили в далекие страны, гостили в семьях, предлагали наших ребятишек, принимали с удовольствием подарки. Если казалось мало, сами подсказывали, чего желают. Терпение у некоторых новых родителей лопнуло. Факты вымогательства просочились в прессу…

Начались проверки, кого-то посадили. Московские "защитники сирот" отделались выговорами. "Права ребенка" акционировалось в общество закрытого типа. Название, функции, пайщики сохранили. Им перешло имущество, оборудование, а главное - банк данных о детях-сиротах. Услуги не афишировались. Разговоры поутихли. Директриса тем временем перебралась в Канаду. Процесс, однако, пошел». 

Фейсбук «о лисе в курятнике» так описывает ситуацию с профилактикой детского сиротства: « Если пройти по этой ссылке «забытая» публикация 1997 г. в «Коммерсанте» о чиновниках, развернувших в России торговлю детьми - многоприбыльный бизнес международного усыновления. Среди упомянутых лиц - работник Минобразования Алла Дзугаева. Тогда этими делами заинтересовалась прокуратура. Но все сошло «на тормозах», хотя некоторые ответственные чиновники все же лишились мест. Однако А. Дзугавева с недавних пор благополучно занимает пост заместителя руководителя Департамента социальной защиты населения в Правительстве Москвы. И выступает в роли одного из наиболее ярых лоббистов западной модели службы «защиты детства», которую у нас в народе обычно называют «ювенальной юстицией» (ЮЮ).  

Под красивыми фразами о «профилактике сиротства» и «снижении случаев лишения родительских прав», А. Дзугаева и др. лоббисты ЮЮ, с одной стороны, собираются установить в Москве, в рамках пилотного проекта «соцпатроната» - тотальный контроль социальных служб над семьями с детьми. При этом отсутствует механизм контроля над самими этими службами. А с другой стороны - эта программа направлена на слом всей системы детских домов и интернатов в Москве. Их собираются заменить западной моделью так называемых «патронатных семей» (мини-приютов с наемными "социальными" родителями).  

Зато эта программа открывает доступ в семьи армии разного рода «психологам», которые должны будут проводить «профилактическую работу» с семьей, попавшей в "группу риска". Причем критерии «неблагополучия» настолько размытые, что в группу риска может попасть практически любая семья. К тому же, в России нет четкого разделения научной и псевдонаучной психологии. Уже сейчас, например, в «школы приемных родителей» проникают «альтернативные психологи», распространяющие разного рода лженаучные оккультные концепции и практики (например, метод «расстановок по Хеллингеру» или псевдонаучную «Attachment Therapy», опасную для жизни и здоровья детей). Вовлечение семей в подобного рода ньюэйджевские практики опасно с точки зрения психического и физического здоровья взрослых и детей, и социального благополучия взрослых и детей. Тем не менее, московским ювеналам уже удалось заполучить из казны 650 млн. руб на продвижение «соцпатроната», что несомненно послужит кормушкой для всей этой армии соцработников и психологов. 

Подробнее см: http://icmos.ru/press/14105-press-konferentsiya-ally-dzugaevoy
http://mospravda.ru/home/article/sirotstvo_tam_gde_net_lubvi;
http://usrussiasocialexpertise.org/node/140; МОСКВА ВВОДИТ СОЦИАЛЬНЫЙ ПАТРОНАТ С 1 МАЯ

Но не напоминает ли это все русскую пословицу «пустить козла в огород» или аналогичную английскую пословицу о «лисе в курятник»? Особенно, если вспомнить о бурной деятельности А. Дзугаевой на ниве "сиротпрома" международного усыновления (об этом см. приведенную ссылку)».

Кто бы сомневался, что бизнес на детях будет сопротивляться, слишком уж он прибыльный, поэтому и мимикрирует. Что же в таком случае можно предпринять?

Прежде всего, тем русским, кто причастен к продаже наших детей за границу, искоренить в себе Иуд. Если же говорить о национально - патриотических силах, которые обеспокоены целостностью России и её суверенитетом, необходимо не только грамотно решить национальный вопрос, но сделать всё возможное уже сейчас, внутри страны для защиты нашего будущего – детей. Преступники должны находиться там, где их место, а государственные посты должны занимать люди умеющие любить своих детей, свой народ, свою страну.

Последние новости
Раздвоение России продолжается. Несмотря на сотни заявлений о "приверженности традиционным ценностям" либеральное книжное…
Гибридная мировая война продолжает разрастаться и теперь США, возможно, придется открыть второй фронн,…
Присутствие крайне экстремистских и расистских элементов в новом составе сионистского правительства, заступившего "на…