Другой «русский мир» Петра Щедровицкого: методология как инструмент демонтажа Российского государства

Другой «русский мир» Петра Щедровицкого: методология как инструмент демонтажа Российского государства

В конце июня в Латвии состоялась интересная беседа, зафиксированная латвийскими СМИ и не только, однако не попавшая в центр внимания российских изданий.

Один из собеседников – иноагент и содомит Михаил Зыгарь, экс-главред инагента «Дождя», сбежавший из России в Берлин после начала СВО. Этот персонаж нам не интересен от слова «совсем», а вот интервьюируемое им лицо – председатель наблюдательного совета фонда «Институт развития им. Г.П. Щедровицкого» Петр Щедровицкий – представляет интерес. Его пути с участниками Московского методологического кружка и организационно-деятельностных игр, закрепившимися в российской элите и на вершине власти, серьезно разошлись политически, но незримые идейные связи вряд ли разорваны. При этом Щедровицкий-младший остается «ортодоксальным» методологом, открыто продолжающим путь своего отца на разрушение, постоянный демонтаж Российского государства и его преобразование по либерал-глобалистским лекалам. Надо расставить точки над i в определении «Русского мира», потому что в изначальных работах Щедровицкого оно содержало совсем не те смыслы, которыми наполнено сегодня. И это методолога очень расстраивает, а нас – наоборот, не может не радовать.

В качестве небольшого вступления отметим, что Петр Щедровицкий до 24 февраля 2022 г. оставался довольно влиятельным в России политконсультантом, но зенитом его карьеры стало сотрудничество с нынешним замглавы АП Сергеем Кириенко во время работы последнего в Приволжском федеральном округе, а затем – во главе Росатома. С момента прихода Кириенко в АП в 2016 г. их общение с Щедровицким-младшим, по-видимому, ограничивалось просьбами помочь создать ту или иную стратегию/получить консультацию, а вскоре и вовсе сошло на нет. Тем не менее, как признается в интервью сам методолог, ММК и ОДИ стали самой массовой школой управленцев для позднего СССР и России начала 90-х прошлого века. Не скрывает Щедровицкий и вектор применения своих «средств и методов» организации процессов и мышления – он целиком прозападный, абсолютно либерал-глобалистский.

Последние годы, до февраля 2022 г., Щедровицкий зарабатывал на жизнь лекциями по всей стране, которые выглядят глубоко вторичными для всех, кто владеет английским и хоть раз заходил на страницы Всемирного экономического форума, Всемирного банка, ОЭСР и т.д. Он стал типичным «шейпером»-форсайтщиком, воспевающим «цифровую трансформацию», четвертую промышленную революцию по лекалам Клауса Шваба и Ко, в образовании – педологов-вариаторов, последователей Выготского… Поэтому мы и характеризовали его как типичного «либерал-глобалиста», для которого этика и мораль, как и сам человек, не являются мерой всех вещей – а жизнь людей должны выстраивать мертвые машинные алгоритмы. Когда в расцвете сил был его отец, Георгий Щедровицкий, трансгуманизм был еще не так популярен, новоязом из серии «экосистем», «стейкхолдеров», «зеленой повестки» и прочих ЦУР ООН еще не так увлекались – просто потому, что эти идеи не были ясно сформулированы. Но методология всегда играла именно на этом поле – поэтому не удивительно, что ее главные идеологи восприняли в штыки отчаянную попытку России вырваться из выстраиваемого ими и прочими сектантами и язычниками миропорядка.

Приведем наиболее интересные, на наш взгляд, моменты из беседы инагента Зыгаря с Щедровицким. Петр рассказал, что начинал околополитическую карьеру с написания доктрины космополитичного и регионоцентричного «русского мира» для «Союза правых сил» Кириенко, Немцова и Хакамады.

«Так как Москва всегда поддерживала более либеральные силы, она рассматривалась как тягловая сила внутри проекта «СПС». Второй проект был связан с Приволжским ФО, куда я пригласил большой круг экспертов, с которым сотрудничал до этого многие годы, чтобы насытить эту пустую форму (территориальное отделение АП) содержанием. Я до сих пор считаю, что высказанные тогда нами идеи имеют право на существование, и они являются очень большой инновацией с т.з. госуправления и социалки», - рассказал Щедровицкий, назвав и третий свой ключевой проект – работу по налаживанию международного сотрудничества в Росатоме.

«Все наше сотрудничество формально завершилось в апреле 2011 г., я какое-то время вел международные проекты Росатома, но постепенно вышел из него, и с тех пор мы не взаимодействуем. Какое влияние они оказывали на Кириенко – точно сказать не могу. Первоначально ряд идей были для него и его окружения достаточно продуктивными, но потом интерес к ним стал снижаться, в середине 2000-х годов он пропал. С тех пор наше взаимодействие носило формально-институциональный характер», - сообщил Щедровицкий, добавив, что он уже тогда понял, что «его «Русский мир» расходится с кремлевским миром».

И вот этот момент надо четко прояснить, потому что различные прозападные ресурсы (вроде рижского СМИ-иноагента «Медузы» и не только) пользуются идейной близостью в прошлом Щедровицкого с Кириенко и Ко, лукаво заявляя, что концепт «Русского мира», проявленный в нынешних событиях, а также при Русской весне-2014 г., якобы создали методологи. Это полная ложь, и сам главный методолог подтверждает это во всех интервью и своих работах. Все потому, что работы о «русском мире» Щедровицкого-младшего, которые писались еще во второй половине 90-х годов, мало кто брал в руки.

А видение «идеального русского будущего» у Щедровицкого-мл. до боли знакомое – это космополитичное, инновационное, предельно регионизированное государство с размытой национальной составляющей, где на местах правят свои феодалы, нет сильной центральной власти (методологи вообще как огня боятся сильных политиков-лидеров стран), а всеми процессами рулят «искусственный интеллект» и цифровые алгоритмы. Не в такой ли мир нас продолжают затаскивать «цифровые евангелисты» из нашей власти?

«Придется признать факт 20 века – образования русского архипелага, и признания опасности, что далее будет проходить фрагментация. С начала еврейских погромов в Одессе русский мир начал исход из Российской Империи и продолжает его уже сто с лишним лет.

Единственным ресурсом остается культура – работа с культурой, просвещение людей и так далее… Про государство, которое соответствовало бы типу русской культуры, я написал – это было бы такое космополитическое, инновационное, регионализированное государство. Я вел в России борьбу за продвижение этих идей в течение 10 лет – и борьба завершилась поражением», - честно рассказывает Щедровицкий.

Самым страшным для методологов являются попытки России вырваться из единого глобального плана, любые попытки противостояния колониальной политике они называют «идеологией войны»:

«Несет ли школа ответственность за своих учеников? Как так получилось, что многие выходцы из Московского методологического кружка сейчас оказались в первых рядах «идеологии войны»? Кто такой методолог? Это тот, кто концентрируется на средствах, на методах, которые использует тот или иной коллектив, рабочая группа и т.д., когда ставит задачу достигнуть определенной цели. Мыслитель, занимающийся средствами, не может нести ответственность за то, кто и как будет в дальнейшем использовать эти средства. Вот Витгенштейн и Гитлер учились в одном классе… школа несет ответственность за то, кто кем в итоге стал? И если да – за кого именно из них?», - пытается оправдаться Щедровицкий за нежданные всходы своей философии.

Далее мы узнаем, что с точки зрения Щедровицкого-старшего холокост и сталинский террор показали возможность тотального диктата общества над отдельным индивидуумом. Он же хотел дать в руки каждого методы и средства, чтобы такого больше не повторилось. Мы имеем дело с классическим приемом либералов – любые чистки предателей внутри страны шельмуются как репрессии, сталинская эпоха приравнивается к гитлеровщине. И все ради того, чтобы в России больше не повторилось мощного государства с сильной суверенной властью, с защищающей народ внутренней цензурой, с суровыми наказаниями за расхищения национальных богатств, за госизмену и т.д.

При этом Петр Щедровицкий сделал еще одно интересное признание – только 24 февраля он вышел из созданного его единомышленниками и соратниками в 2000 году Фонда «ЦСР Северо-Запад». Одним из его учредителей является Центр стратегических разработок (Москва) – многолетняя стратегическая вотчина сислибов – Грефа (неслучайно педераст и топ-менеджер Сбера психолог Андрей Курпатов заведует в банке школой методологии), Кудрина и Ко, писавшая стратегии социально-экономического развития России.

Далее методолог рассказал, что видел своей основной задачей направление России по антиреваншистскому пути. Оказывается, методом глубокого системного анализа он уже в 1995 предвидел то, что Россия возродится (не согласится со статусом сырьевой колонии Запада), и всячески пытался этого не допустить, написав для нее мягкий «альтернативный», но все тот же колониальный путь развития. Фактически это план продолжения демонтажа и расчленения русского государства – теперь уже в границах РФ, со ставкой на космополитов «русского мира» за границей и полной интеграцией с Западом.

А затем последовала столь любимая бандеровцами, западными СМИ и политиками параллель между современной Россией и нацистской Германией.

«Мы по косточкам разобрали немецкий сюжет. Некоторые говорят, что наша ошибка была в том, что не стали разбирать сталинский сюжет… Но никаких выводов не было сделано – не из первого, не из второго. Я всегда говорю: страна, которая не провела мыслительную рефлексию 20 в., будет вынуждена прожить этот 20 в. еще раз. Совершенно реально, не в мышлении. К 2085 г. у нас есть шанс вернуться… к тому же, сегодня многие исторические процессы пошли быстрее», - сообщает нам Щедровицкий-мл.

Еще один расхожий штамп. На самом деле нынешняя Россия не имеет с гитлеровской Германией ничего общего – она просто борется за свое существование, когда враг уже буквально стоит у ворот. Да, мы проиграли долгую Холодную войну, в США торжественно наградили всех соучастников своей победы, но при этом у новой российской власти всегда было предельно лояльное, «партнерское» отношение к Западу – мы пустили англо-саксонские корпорации даже в аудит Правительства, не говоря о различных НКО, АНО, университетах и прочих консультативных органах внутри России. Но нам совершенно четко дали понять, что полной лояльности финансовых властей Вашингтонскому консенсусу, попыток строить у себя рыночную экономику с акцентом на западные инвестиции, приватизации, демократизации выборов и муниципальной власти – всего этого, как и прочих системных реформ от либерал-глобалистов, им мало. Главное, что наш ценностно-культурный код никак не вписывается в их расчеловеченный новый миропорядок – и столкновение было неизбежно.

И тут подходим к еще одному лукавому тезису Щедровицкого. Оказывается, все проблемы технологической отсталости от Запада еще с советских времен кроются в нашем непомерно раздутом ВПК.

«В СССР ВПК был центром промышленного производства, в него входили все предприятия. Наиболее талантливые мозги просто пылесосом высасывали и перенаправляли в ВПК, где они создавали то, что не имеет никакой ценности. Главная проблема, что ВПК встал в центр промышленной политики, что и привело страну к катастрофе...», - вещает Щедровицкий.

Тот факт, что у тех же Штатов ВПК составляет самую огромную статью трат бюджета на планете, что именно ВПК Америки создал интернет и все корпорации Кремниевой долины создавались и развивались на деньги Пентагона и ЦРУ – это Щедровицкого никак не смущает. То есть нашей стране надо сворачивать оборонку, заниматься примерно тем, что делали в закрытом, к счастью, Роснано, или пока еще работающем Сколково – «инновационным бизнесом» – и будет полный порядок у нас, по методологам… Помните любимую мантру Кудрина, Силуанова и прочих сислибов? Жестко урезать все расходы на оборонку! Теперь понятно, откуда в ЦСР возникали вот такие стратегии.

После всего услышанного в интервью Зыгарю становится понятно, почему главным антагонистом школы своего отца Щедровицкий-мл. считает русского философа Александра Зиновьева. Последний начиная с 90-х годов прошлого века прошел полный этап эволюции от высланного из страны антисоветчика-западника до противника глобального западного человейника. И распознал он, кстати, эту всемирную химеру, в которую перерождается «капиталистическая демократия» со своими наднациональными институтами, очень давно и ясно – здесь методологам еще учиться и учиться.

Нам же остается только порадоваться, что пути Щедровицких и «кремлевских» разошлись. Надеемся, что полностью и навсегда, но пока не очень в это верится, потому что «партия переговоров и позорного мира», как видим, по-прежнему сильна даже в нынешней битве за существование России.

 

Источник

Последние новости
Чем дольше идет война, чем больше мы отступаем, тем сильней у Запада появляется…
Пока мы заняты войной, борьбой с содомией и мыслями, куда идти дальше, "Новый…
В Испании  компания, производящая оружие для оснащения им неонацистского Зе-режима, получила по почте…