Цифровой спецназ Мишустина: чего ждать стране от премьера и его команды?

Цифровой спецназ Мишустина: чего ждать стране от премьера и его команды?

Председатель Правительства Михаил Мишустин продолжает оправдывать свой статус исполнительного оцифровщика всея Руси.

Собственно, правительственные чиновники и не думают особо скрывать источник жестко насаждаемых сверху масштабных цифровых реформ. Чтобы стало окончательно понятно, в каком болоте увязла наша страна, «Катюша» разбирает речь Мишустина на встрече с заместителями глав федеральных органов исполнительной власти, ответственных за цифровую трансформацию. Событие имело место еще 12 марта, однако не потеряло актуальности и до сих пор не известно большинству граждан России.

Небольшая предыстория – в июле 2018 г. экс-премьер Дмитрий Медведев назначил в восемь министерств первых замов по цифровой трансформации. Экс-министр связи Константин Носков тогда уточнил, что новые должности учреждены для «агентов изменений цифровой экономики во всех ключевых министерствах». Их появление активно лоббировал Центр стратегических разработок – НКО, учредителем которого является Высшая школа экономики и которое в разные годы возглавляли банкстер-трансгуманист Герман Греф и любимый финансист Запада, ныне – глава Счетной палаты Алексей Кудрин.

И вот в феврале 2020 г. Мишустин решил реанимировать эту идею, назначив зама по цифровой трансформации в каждое министерство. Минкомсвязи подготовило методические рекомендации для тестирования управленческих навыков назначенцев. При этом личностные и профессиональные требования к кандидатам были сформулированы на основе некой «модели компетенций команды цифровой трансформации», разработанной РАНХиГС (еще одна кузница кадров либерал-глобалистов и вотчины Гайдаровского форума ликвидаторов России) – внимание! – с учетом международного и российского опыта.

Очевидно, что собственно российский опыт у наших оцифровщиков пока небольшой, так что рекомендации во многом основывались на методичках тех же глобальных структур, которые и сформулировали понятия «цифровая экономика» и «цифровая трансформация», и ныне насаждают его всем государствам планеты. Какие же требования предъявляются к цифровым замам министров? Они полностью соответствуют новому подходу к образованию рыночных глобалистов, в соответствии с которым они и уничтожают сегодня нашу русскую школу. Вместо реальных знаний вводится модель компетенций – личные и профессиональные компетенции.

К личным компетенциям относятся особенности характера и психики кандидатов: нацеленность на результат, клиентоцентричность, коммуникативность, эмоциональный интеллект, креативность, критичность. Профессиональные компетенции – все, что относится к «использованию методов и инструментов управления процессами, проектами и т.п. в цифровой среде». Как видим, даже профессиональные требования здесь предельно размыты – к примеру, не обязательно иметь техническое профильное образование в сфере IT, достаточно просто иметь отношение к работе в «цифровой среде». При этом акцент в тестировании делается на уровне развития личностных компетенций - 70%, а профессиональные компетенции (т.е. реальный опыт и знания по «цифровой трансформации») влияют на конечный результат кандидата лишь на 30%. Все это очень похоже не на отбор специалистов, а на гадание на кофейной гуще, причем из прочитанного невозможно толком понять, чем же будут заниматься эти неофиты «цифровых евангелистов».

Цифра действительно превращается в новую религию, и это не просто какие-то игры инноваторов-технократов. В РАНХиГС действует Центр подготовки руководителей цифровой трансформации. И успешно прошедшие тестирование его ученики должны будут внедрять во все ведомства новую цифровую этику. Которая, заметим, не имеет ничего общего с традиционными духовно-нравственными ценностями России. Как и не имеет она ничего общего со светским гуманизмом, либерализмом и любым классическим мировоззрением, ставящем во главу угла человеческую личность. В других материалах мы еще обязательно вернемся к этой теме. А пока – приведем выдержки из программной напутственной речи Мишустина к полусотне кандидатов в «смотрящие» по цифровой трансформации. Эта речь проясняет очень многое в отношении гражданина Мишустина.

«…В нашем обществе есть запрос на понятные и доступные услуги, особенно запрос у молодежи. Сегодня молодежь все больше воспринимает мир посредством специальных электронных приложений, телефонов, гаджетов. Люди с удовольствием решают свои проблемы в эффективно функционирующих многофункциональных центрах (МФЦ) или через личные кабинеты, посредством госуслуг. Чем дальше развиваются технологии, тем все очевиднее становится, что упрощение процедур взаимодействия с человеком посредством простых электронных сервисов – это и есть тот тренд, который сегодня надо поддержать, и в первую очередь поддержать государству.

Особое значение имеет цифровая трансформация федеральных органов исполнительной власти, вообще всей государственной власти, на всех уровнях. / …. / Это так называемые прорывные технологии: блокчейн, роботизация, искусственный интеллект. Но также и то, о чем иногда не говорят, но что является основным фактором создания добавленной стоимости уже много лет для тех компаний, которые лидируют в списках самых, скажем так, дорогих компаний мира. Это цифровые платформы. Именно цифровые платформы сегодня соединяют заказчика технологий, услуг, товаров, с тем, кто их производит, минуя регулятора…»


Это в общем-то все, что рассказал Мишустин о задачах загадочных цифровых трансформаторов. Есть запрос на понятные и доступные услуги, и все процедуры взаимодействия (государства) с человеком надо упрощать «посредством простых электронных сервисов» а – для этого в «элитном» правительственном вузе специально готовятся по заокенским лекалам «цифровые трансформаторы» и в количестве полсотни человек сажаются в каждое министерство на серьезную зарплату для срочных изменений облика власти? Постойте, Мишустин еще рассказал про цифровую платформу. Это основная продвигаемая глобалистами тема – превращение государства в платформу, которая взаимодействует и управляет населением в «проактивном» режиме, без регуляторов! То есть, собственно говоря, без чиновников-контролеров, на основе решений нейросетей (анонимно запрограммированных на определенные алгоритмы «искусственного интеллекта»). Живое общение рядового гражданина и представителя власти в этом случае исключается, как и живое обращение за конкретной «госууслугой» в конкретный орган власти. Этот процесс уже отлажен в МФЦ, правда, там пока еще сидят живые люди – операторы этих самых услуг, но вскоре и эта «проблема» будет решена.

Переходим к самой важной части напутствия Мишустина неофитам (мы выделили несколько ключевых слов в его речи):

«…Чтобы решать такого масштаба задачи, которые стоят перед ВСЕМ МИРОМ (это вопросы ГЛОБАЛЬНОЙ повестки дня), в самое короткое время нам в нашей стране нужно выйти на конкретные результаты. И нам нужны для этого ОСОБЫЕ люди, с ОСОБЫМИ навыками и ОСОБЫМ опытом – если хотите, цифровой спецназ Правительства. Поэтому требования к вам тоже особые. Вы не просто будете исполнять свои обязанности с учетом особенностей той или иной отрасли. Ваша команда будет на федеральном уровне внедрять НОВЫЕ МЕТОДЫ и формы работы, ДАЖЕ ЕСЛИ ОНИ НЕ ПРИВЫЧНЫ для исполнителей, на деле доказывать преимущества цифровых технологий своим руководителям, коллегам, а главное – ГРАЖДАНАМ НАШЕЙ СТРАНЫ. Большинство из вас уже прошли через довольно ЖЕСТКИЙ ОТБОР. Вас ТЕСТИРОВАЛИ. Во всяком случае, я знаю, что все вы профессионалы с большой буквы, люди, которые прошли через большое количество проектов в области цифровизации. И мы связываем с вашей будущей работой большие ожидания. У вас будут полномочия по изменению или по РЕИНЖИНИРИНГУ ВСЕХ РАБОЧИХ ПРОЦЕССОВ внутри министерств и ведомств, включая ПЕРЕВОД ИХ В ОНЛАЙН-УСЛУГИ для населения и переход к УПРАВЛЕНИЮ ДАННЫМИ, которые на сегодня поступают в реальном времени. А данные сегодня, если хотите – это НОВАЯ НЕФТЬ, золото, платина XXI века. Только есть разница: ресурсы исчерпаемы, а данные неисчерпаемы. Чем БОЛЬШЕ У ВАС ДАННЫХ, ТЕМ БОЛЬШЕ ДОБАВЛЕННОЙ СТОИМОСТИ. Это удивительное свойство данных – рождать новую стоимость при их структуризации и обработке, в том числе с использованием искусственного интеллекта», – подытожил Мишустин (полностью его речь можно посмотреть здесь ).

Ну как, вы поняли, для чего нашей стране необходимо «в самое короткое время выйти на конкретные результаты» и что это за результаты? Вроде бы ни о каких достижениях в науке, в социально-экономической сфере, которые резко выведут нас в мировые лидеры и облагодетельствуют весь многострадальный российский народ, в этих целях и задачах Мишустин не упоминает. Зато он прямым текстом заявляет, что нам надо решить вопрос некой «глобальной повестки дня». И для этого нужны некие «особые люди» - цифровой спецназ. И эти люди должны внедрять на всех уровнях власти перевод всех данных в цифру, управление всеми госсистемами ИИ в режиме онлайн и вдобавок убеждать простых граждан, в том числе самых «неубеждаемых», что им надо поскорее оцифровываться. Все это очень интересно. Вообще-то цифровой спецназ – это чисто военное понятие. Спецназ нужен для конкретной силовой операции, в условиях ВОЙНЫ. С кем это ведут цифровую войну неофиты под руководством Мишустина? Очевидно, они ЗАХВАТЫВАЮТ, в буквальном смысле должны НАВОДНИТЬ определенными идеями органы власти и народ. Они прошли соответствующие тесты и теперь обязаны без лишней рефлексии выполнить это спецзадание.

Но вот когда Мишустин говорит об управлении данными, он вольно или невольно искажает фразу, изреченную экс-министром обороны, ныне – председателем совета директоров «Ростелекома» Сергея Иванова: «Люди – новая нефть». Именно люди, а не данные. И не надо глубоко рефлексировать, чтобы понять: управление персональными данными – это и есть управление людьми. По сути, управление «цифровыми личностями» и торговля ими в режиме реального времени и не только. Как рассказывал в давнем интервью «Аргументам и фактам» гендиректор НИИ искусственного интеллекта Александр Нариньяни, «человек как бы раздвоится: его виртуальная копия будет в оцифрованном виде храниться в базе данных, а его физическая оболочка, внешнее человекообразие – это больше для пиара». Давайте вспомним еще одно любимое словечко из лексикона цифровизаторов – «человеческий капитал». В форсайт-проекте «Образование-2030», который мы подробно разбирали, было конкретное определение – «людиардеры – держатели портфелей человеческого капитала». Это и есть те самые хозяева «новой нефти», внедряющие систему электронного учета и контроля по всей планете.

«Цифровая трансформация» -это не про наше с вами удобство, это про возможность постоянно контролировать и управлять персональными данными людей и зарабатывать на сборе их «цифрового следа», на их «цифровых личностях». Т.е. на нас с вами – на живых людях, детях, семьях… Да еще и в режиме онлайн и БЕЗ РЕГУЛЯТОРА, функции которого всегда выполняло государство.

Мы подходим к главной мысли, которую, по сути, немного другими словами и в иной форме уже раскрыл режиссер Никита Михалков в своем ролике «У кого в кармане государство?» Чье же глобальное задание на самом деле выполняет этот «цифровой спецназ» без какого-либо согласования с народом России? Вы легко ответите сами на этот вопрос, если узнаете, как официально именуется новая должность замминистра по цифровой трансформации – Chief Digital Transformation Officer (СDTO ). Да, в русском языке даже нет аналога для точного перевода, на самом деле это нечто вроде старшего офицера по ЦТ – должность реально военная, так она и позиционируется глобалистами и премьером РФ. Эта команда, очевидно, была спущена с колес из единого центра – того же самого, который «мягко попросил» глав стран G20 в японской Осаке в прошлом году подписать единую цифровую декларацию о намерениях. Так что на сегодня не может быть никаких сомнений в том, кто нами правит и почему у нас ТАК принимаются ТАКИЕ законы и подзаконные акты.

Цифровики отменяют государство в таком виде в каком мы привыкли его видеть, и подменяют его некой цифровой платформой, которая «в кармане» у Грефа, Гейтса, Чубайса, Кудрина, Мишустина и т.п.. Это и есть цифровое рабство, о котором консервативная и православно-патриотическая общественность России давно предупреждала. Причем рабство невиданных масштабов, не имеющее аналогов в истории человечества – с полным расчеловечиванием и уничтожением национального суверенитета.

 

Источник

Последние новости
Данная компиляция составлена из материалов конца 1990-х / начала 2000-х (статей, репортажей, эссе…
В предложенном на 2021 год бюджете Белый дом призывает выделить $28,9 миллиардов на…
Не видеть расизм и не бороться с ним - это тяжкое преступление. Преступление,…