Война чужими руками. Современная стратегия великих держав

Война чужими руками. Современная стратегия великих держав

В современных вооруженных конфликтах США и Россия предпочитают загребать жар чужими руками.

Чтобы избежать прямого столкновения держав, Вашингтон и Москва используют свои возможности по координации действий подконтрольных правительств и сил. Это имеет место в Сирии, на Украине, в Йемене, Ливии и многих других странах мира, и это стало определяющей тенденцией в новой фазе глобального соперничества.

Как державы стали воевать чужими руками

Вторая мировая война была настоящей катастрофой для человечества. После ее окончания и, особенно, после появления у нескольких ведущих держав ядерного оружия, самые сильные страны мира стали воздерживаться от прямого боестолкновения. Но это не означает, что соперничество между ними перестало принимать формы вооруженного конфликта. Напротив, вся вторая половина ХХ века была ознаменована множеством войн, которые Запад и социалистический блок вели друг с другом на территории стран третьего мира.

Но тогда и США, и Советский Союз, хотя и избегали прямого контакта, но вводили свои войска в те страны, где имели интересы. Американская армия воевала в Индокитае, советские войска – в Афганистане, а военные инструкторы и специалисты обоих великих держав находились при армиях и партизанских движениях практически везде, где шли войны – в Африке, Юго-Восточной Азии, на Ближнем и Среднем Востоке. И американские, и советские военные погибали в далеких странах, сражаясь за геополитические интересы своих государств. Многие военные операции до сих пор остаются секретными, поскольку признаться в них означает навлечь на себя волну общественного негодования и испортить и без того шаткие отношения конкурирующих держав.

В современном мире ситуация изменилась. Огромные потери, которые США понесли во время войны во Вьетнаме заставили американское руководство постепенно отказаться от практики крупномасштабных войн в других частях света. И, хотя в Ираке, Афганистане, Сомали американские солдаты еще воевали «по старинке», в Сирии и, тем более, в Йемене уже заметны изменения в стратегии великой державы.

Что касается Китая, то он еще раньше начал использовать маоистские повстанческие группировки для утверждения собственных интересов в соседних странах Южной и Юго-Восточной Азии, прежде всего – в Индии, Непале, Бутане, Мьянме, в свое время также на Филиппинах, в Малайзии, Камбодже, Таиланде, Индонезии, Бангладеш.

Сирия, Йемен, Ливия и другие «горячие точки»

В Сирии США сделали главную ставку на религиозно-экстремистские группировки, которые выступили основной силой антиасадовского сопротивления на начальном этапе боевых действий. В Пентагоне рассчитывали, что радикальные группировки смогут свергнуть Башара Асада, воспользовавшись поддержкой значительной части арабо-суннитского населения Сирии. Как оказалось – не смогли. В том числе и потому, что Россия пришла на помощь Дамаску, направив в Сирию свои воздушно-космические силы, военную полицию и подразделения специального назначения.

Но не только российское участие в сирийской войне стало главным фактором фиаско радикалов. Против них выступили многочисленные курды, пользующиеся сочувствием европейского сообщества. И тогда американцы быстро «переобулись» и стали поддерживать уже курдское сопротивление, которое воевало и против правительственных войск Башара Асада, и против исламских радикалов.

Именно при прямой помощи США были перевооружены и модернизированы курдские Отряды народной самообороны в провинции Рожава. Это, кстати, вызвало резкое недовольство властей соседней Турции – давнего военно-политического союзника США по блоку НАТО. Но для Вашингтона сирийская игра оказалась даже важнее сохранения приемлемых отношений с Анкарой, поэтому американские власти продолжают оказывать военную помощь курдскому сопротивлению.

В Йемене мы видим «лайт-вариант» Сирии, только вместо США здесь действуют Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, а вместо России – Иран. У Тегерана в Йемене – свои интересы, связанные с поддержкой родственных персидским шиитам в религиозном отношении хуситов. Но, в первую очередь, иранское руководство заинтересовано в ослаблении позиций Саудовской Аравии и ОАЭ на Ближнем Востоке, а Йемен – одна из тех стран, где Иран может легко опереться на местных шиитов, негативно настроенных в отношении Эр-Рияда.

Одновременно Иран воздерживается от прямого участия в йеменском конфликте. Хотя, наверное, в Йемене присутствуют иранские военные советники и инструкторы, формально иранских войск в этой стране нет. И против коалиции во главе с Эр-Риядом воюют формирования хуситов.

Но и арабские страны антихуситской коалиции предпочитают действовать, в первую очередь, руками бойцов Южного переходного совета, которому оказывают всестороннюю поддержку. Конечно, в Йемене воюют и войска коалиции, но основной удар хуситов держат йеменские же вооруженные формирования.

Правда, они получают финансирование и вооружение от своих покровителей в Дубае и Эр-Рияде, пользуются информационной поддержкой контролируемых саудитами ресурсов. Это, кстати, тоже очень важный фактор, учитывая, что Саудовская Аравия и ОАЭ контролируют весьма популярные каналы вещания на арабском языке и могут влиять на общие настроения народных масс во всех странах мира, где население говорит по-арабски.

Кроме того, Саудовская Аравия и ОАЭ активно используют в Йемене военную помощь менее богатых арабских стран, например – Судана, который направляет для борьбы с хуситами свои войсковые формирования. Это и неудивительно, учитывая крайнюю ограниченность собственного военного потенциала ОАЭ и Саудовской Аравии. У Судана же есть довольно большая армия, которую Хартум задействует в интересах Саудовской Аравии, в свою очередь, получая гарантии поддержки военного режима от Эр-Рияда.

Ни США, ни Россия в конфликт в Йемене ввязываться не хотят, а свои интересы они защищают там, используя даже не прямое, а двойное посредничество – Саудовская Аравия и Иран на первом уровне, страны арабской коалиции, просаудовские группировки и хуситы – на втором, базовом уровне.

В Ливии мы видим противостояние основных ливийских кланов, за которыми также стоят страны Запада, Россия, Турция, Саудовская Аравия. Но в ливийский конфликт, в отличие от сирийского, великие державы также предпочитают прямо не вмешиваться, хотя американские и европейские военные на территории Ливии все же находятся.

Здесь и США, и Россия действуют, поддерживая те или иные стороны ливийского конфликта. Периодически представители ливийских группировок встречаются с российскими, европейскими, американскими политиками и чиновниками, пытаясь выбить для себя все новую финансовую или военную помощь и другие гарантии поддержки со стороны держав.

Такую же картину мы видим и в Судане, где США недвусмысленно поддерживают суданскую оппозицию, а Россия явно благоволит военному режиму в Хартуме. Конечно, слухи о присутствии в Судане российских наемников из частной военной компании сложно подтвердить фактами, но уже сам их вброс в мировое информационное пространство свидетельствует об общей тенденции: и Россия, и ее противники изыскивают возможности, чтобы воевать за пределами своих стран чужими руками.

Кибервойна тоже ведется чужими руками

Помимо вооруженных конфликтов, великие державы погружены и в идеологическое и информационное противостояние. Только здесь в качестве «посредников» используются многочисленные «бойцы информационного фронта» — хакеры, программисты, наемные тролли, подконтрольные информационные ресурсы. Такими средствами сегодня располагают практически все страны, претендующие на статус мировых или региональных держав.

Не зря американская политическая элита постоянно говорит о вмешательстве России в президентские выборы в США. Даже если никто в избирательную кампанию не вмешивался, американское общество в сам факт вмешательства охотно верит, в том числе и потому, что сам Вашингтон активно использует методы информационной войны для утверждения своего политического влияния в других странах. Например, печально известная Арабская весна 2011 года во многом стала реальностью благодаря социальным сетям. В интернет-пространстве консолидировались основные силы протеста, координировались их действия.

Точно такие же расклады мы увидели и в 2013-2014 гг. на Украине, где благодаря информационному воздействию на украинское общество удалось мобилизовать тысячи людей выйти на Майдан в Киеве и свергнуть легитимного президента страны Виктора Януковича. Конечно, без поддержки прозападных чиновников и депутатов, а также покупки лояльности силовиков такой вариант развития событий не представлялся бы возможным, но и информационная война сделала очень много для трансформации политического режима на Украине.

После начала вооруженного конфликта на Донбассе в противостояние прозападных и пророссийских сил включились украинские и российские информационные ресурсы – часть ресурсов. особенно с российской стороны, держалась весьма умеренно, но другая часть полностью сосредоточилась на пропаганде, посвящая большинство сюжетов и публикаций тенденциозному освещению войны на Донбассе. Что поделать – в современном мире информация давно превратилась в оружие, а работники СМИ – в солдат информационного фронта, которые, пусть и не задействованы на передовой, но вносят ощутимый вклад в противостояние сторон.

Оправдана ли стратегия использования «посредников»?

Швейцарский журналист Фреди Гштайгер в одной из своих статей пишет, что использование «посредников» в современном мире обходится державам значительно дешевле, чем участие в конфликтах собственными силами. Тем более, если в Сирии или Йемене гибнут исламские радикалы, курдские ополченцы, хуситы или бойцы антихуситской коалиции, добровольцы со всех концов света и даже наемники частных военных компаний, общественное недовольство в державах не возникает. Державы не несут ответственности ни за действия, ни за жизни воюющих боевиков или наемников.

С другой стороны, существуют и очевидные риски, особенно когда «пешки» в игре держав перестают быть пешками и начинают играть самостоятельно. Исламский радикализм, кстати, был вскормлен Соединенными Штатами Америки во время противостояния Советскому Союзу в Афганистане, да и на Ближнем Востоке в целом.

Американцы и англичане поддерживали религиозно-экстремистские круги как альтернативу просоветским арабским националистическим режимам в Египте, Сирии, Ираке, Алжире и многих других странах. В Афганистане американцы прямо финансировали моджахедов, снабжали их оружием. Это уже потом Усама бен Ладен превратился в злейшего врага Соединенных Штатов и «террориста № 1», каким его изображала американская пропаганда.

Поэтому, работая с «посредниками», державам все же приходится быть очень аккуратными, но даже сейчас не исключаются многочисленные эксцессы. Например, в Сирии радикалы и курдские ополченцы давно воюют друг с другом, хотя изначально США поддерживали в борьбе против Асада и тех, и других. Наконец, действия «посредников» могут поссорить державы с их союзниками или соседями, что мы видим на примере отношений США и Турции в Сирии.

 

Илья Полонский

 

 

Источник

Последние новости
Деньги на «будущее» Чубайс будет тратить на блокчейн, искусственный интеллект, компоненты робототехники и…
Я не говорю ничего нового: антифашизм – это не антигерманизм, напротив, это спасение…
Идея служить «светом для народов» была частью ДНК США с момента основания в…