8 25084

Реформация через администрацию. Выпуск IV

Реформация через администрацию. Выпуск IV

Если наблюдать деятельность Реформации внутри РПЦ с привлечением анализа, то уясняется взаимная согласованность отдельных ее положений, крайне бедственных для Православия. Можно сказать, что отдельные положения Реформации РПЦ образуют единую программу – ПРОГРАММУ РЕФОРМАЦИИ РПЦ


При взаимной согласованности таких различных пунктов этой Программы необходимо предполагать, что все они в совокупности имеют некоторый центр и объединяющий импульс. Найти его непросто потому, что мы имеем дело с духовной враждой на Православие, а с позиций «мира сего» враг не видим: черта за хвост не ухватишь – «змей поражается в голову» (см. Быт. 3:15). 

Никакой анализ современного кризиса не достаточен без уяснения богословских основ. Необходимо привлекать к совместной работе современных богословов и внимательно их выслушивать. Вот пример такого несуетного подхода к рассмотрению большого исторического явления – Реформация Православия через администрацию. Его предлагает нам православный греческий богослов, архимандрит Василий (Гондикакис), игумен Иверской обители на Афоне (Архим. Василий. Входное. 2007).

Он проводит свое рассуждение в форме условного предложения: «если... то...».

«Если мы предположим, что в Церкви существует некий центр, который никогда не ошибается»... Таким на наших глазах стали Московская Патриархия и Московский Патриархат с их преизбытком авторитетности. Московская Патриархия это техническая администрация, совокупность подразделений, которые подчиняются лично Патриарху. Главные административные подразделения, его политуправление, состоят при Московском Патриархате (например, одиозный ОВЦС). Реформацию в РПЦ производит администрация Московского Патриархата. С 2000 г. Московский патриархат сделали другим официальным названием РПЦ, то есть именем РПЦ прикрыли деятельность Московского Патриархата. Такую игру имен нельзя принимать всерьез: РПЦ и МП – это совершенно разные вещи: первое – святое, второе – от мира сего.

Итак, рассуждает греческий богослов, «если мы предположим, что в Церкви существует некий центр, который никогда не ошибается, то церковная действительность изменится коренным образом:

– она станет существованием по мирским обычаям;
– она начинает жить механически, регулироваться извне;
– происходит возврат к проклятию закона;
– искажается вся структура Церкви, утвержденная Апостолами» (речь идет об искажении церковного Предания);
– «естественным образом уменьшается или исчезает совсем ответственность церковного народа;
богословие становится индивидуальным интеллектуальным занятием».

Так говорит архимандрит Василий (Гондикакис), игумен Иверской обители на Афоне (Архим. Василий. Входное. 2007).

Монах с Афона видит взаимную связь тех же явлений, которые обнаруживает анализ (см. Выпуск 1), но он указывает, что все пагубное движение – исходит из центра, когда ему никто не противостоит.

Жесткая централизация – обмирщение в нравах – администрирование – тяга к католической структуре управления – открытость иудаизму с его понятием о «законе» – подавление инициативы церковного народа – превращение священства в отдельное сословие – трансформация богословия в теологию. Вот картина современной церковной жизни. Но чьей кисти эта картина? Чья рука держит кисть?

Не называем имен... 

Центр разрушительных тенденций – в Московском Патриархате.   

И. Петров

 

В Четвертом выпуске «Реформация через администрацию» материалы представлены в следующем порядке: 

1. УКРАИНА
2. МАЙДАН: ОБРАЩЕНИЕ ПАТРИАРХА КИРИЛЛА ОТ 21 ФЕВРАЛЯ (22:30)
3. ПРАВОСЛАВНЫЕ! ПРЕДАЛИ ВАС И МОСКВА, И КИЕВ
4. КРЫМ: ПАТРИАРХ НЕ С НАРОДОМ
5. «ВСЕ» ПАТРИАРХИ – ГНОЙНИК ЭКУМЕНИЗМА СОЗРЕЛ
6. ВСЕПРАВОСЛАВНОГО СОБОРА 2016 Г. НЕ БУДЕТ
7. ВОСТОЧНЫМ ЕПИСКОПАМ. ОБРАЩЕНИЕ ОТ ОБЩЕСТВА ИЕЗУИТОВ 
8. СОВЕТЫ ИЕЗУИТОВ, КАК ОТВЕЧАТЬ НА АНКЕТУ МП 
9. ДОГМАТИЧЕСКОЕ НЕДОМЫСЛИЕ НАШЕЙ ИЕРАРХИИ 
10. БЛАГОЕ НЕПОСЛУШАНИЕ ИЛИ ХУДОЕ ПОСЛУШАНИЕ? 
  

УКРАИНА

Сошлись две силы – отсутствие политики и воинственный католицизм.

Наш олигархический капитализм – «государство» не более, чем совокупный баланс интересов крупных собственников. Временщиков. Такое «государство» – не государство.

А где еще католики так воинственны?

Что объединило эти две силы?

Духовная болезнь «суверенного» украинского народа.

Наша тяга к богатству – больше, чем обычная жадность. Наша тяга на Запад – это не настроение. Это – воля, «зараженный дух».

А «волю» никакими «разъяснениями» – даже, что нам это «невыгодно» – не пересилить. И когда люди станут хуже жить и беднее, не вразумятся.

И то, что делается сейчас в Болгарии, Румынии, Боснии и Герцеговине, наши «не видят». Потому что «не хотят». 

Когда-то Сталин в своей «шутливой» манере наставлял членов Политбюро: «Как вы будете после меня народом управлять?.. Нужно... бить их по пузу». Эффективно. Но если с голода не мрут – это не эффективный прием.

Бедность и безработица – будут не к разуму, но к эмиграции. Так происходит везде, где духовный центр потерян. Нации расточаются.

Сейчас – на глазах – происходит перерождение этносов. «Иудеи в мировом процессе глобализации сохраняют свою идентичность, а христианские народы исчезают один за другим... Утрата живой связи со Христом рано или поздно приводит к утрате суверенного существования христианского народа» [Выпуск 3]. На глазах «суверенный» народ Украины утрачивает суверенитет.   

-----

Достоевский, может быть, один высказал, что по существу происходит сейчас с нами на Украине (хотя он имел перед глазами другую историческую проблему). Он назвал это «ошибка сердца»:

«Ошибки и недоумения ума исчезают скорее и бесследнее, чем ошибки сердца… Ошибки сердца есть вещь страшно важная: это есть уже зараженный дух иногда даже во всей нации, несущий с собою весьма часто такую степень слепоты, которая не излечивается даже ни перед какими фактами… причем, происходит даже так, что скорее умрет вся нация, сознательно, то есть даже поняв слепоту свою, но не желая уже излечиваться» («Дневник писателя», январь 1877 г., гл. 1).  

-----

О «славянских племенах» в отношении к России Достоевский сказал пророческое слово:

«По внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому, – не будет у России, и никогда ещё не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена – чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобождёнными! И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет, – у них характер в этом смысле, как у всех, — а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут.

Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают. Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшей благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия поглотила бы их тотчас же, «имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени».

Может быть, целое столетие, или ещё более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на неё и интриговать против неё. О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значило, и значит и будет значить Россия для них всегда. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению.

Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия – страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.

У них, конечно, явятся с самого начала конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в (…страну по вкусу...) и составилось новое, из либерального большинства и что какой-нибудь из них (… фамилию по вкусу...) согласился наконец принять портфель президента Совета министров. России надо серьёзно приготовиться к тому, что все эти освобождённые славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своём особом славянском призвании в среде человечества.

Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать. Разумеется, в минуту какой-нибудь серьёзной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя её в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит — Россия, которая неодолимо притягивает их всех к себе и тем сдерживает их целость и единство» («Дневник писателя», сентябрь-октябрь 1877 г.).

--------

Из всех «славянских племен», зараженных ненавистью к России, самой беспрецедентной и острой сегодня является нацистская идеология Галиции. Обратимся к статье Армена Асрияна на эту тему:

«Вообще судьба Галиции – трагедия, не имеющая исторических аналогов... Сегодняшняя Галичина сформирована межвоенной Польшей и нацистской Германией. И это – именно Антироссия. Во всех войнах и локальных конфликтах 90-х годов принимали участие отряды УНА-УНСО: Карабах, Приднестровье, Абхазия, Югославия, Чечня…

Никаких государственных интересов Украины ни в одном из этих конфликтов не было и быть не могло. Как и не существовало у «украинцев» никаких исторических связей ни с азербайджанцами, ни с грузинами, ни с чеченцами, ни с хорватами, ни с мусульманами Боснии и Герцеговины. У галичан был только один мотив к участию во всех перечисленных войнах: на противоположной стороне воевали русские добровольцы.

Желание воевать против русских в любой точке земного шара – единственная задача, прошитая в программе сегодняшнего галичанина. Да, знание истории позволяет понимать, что это не столько их вина, сколько их беда. Но бешенство – тоже не вина, а беда зараженных животных. Это не отменяет необходимости защищаться от опасности.

Галичане в сегодняшнем изводе – смертники. Единственная осознаваемая ими задача невыполнима по причине несоизмеримости сил. Но отказаться от нее и попытаться выработать позитивную программу самостоятельного созидательного существования без постоянного поиска возможности нового конфликта с Россией они и не пытаются. Не хотят или принципиально неспособны – пока сказать трудно…

Здесь не идет речь о добре и зле. Речь идет только о жизни и смерти. Люди, не имеющие позитивных ценностей, не могущие сформулировать смысл своего существования и существования своего государства без упоминания имени “врага”, не просто хотят убивать, но и сами не хотят жить. У них нет программы для жизни. Они служат смерти в самом прямом смысле слова.

Однако последние 23 года галичане существуют в границах мертворожденного “украинского государства”, пользуясь правами привилегированного меньшинства.

Надо понимать очень важную деталь происходящих на Украине процессов. В этническом отношении сегодняшняя Украина не двух-, а трехчастна. Первая часть – галичане и волыняне (различия между ними обе стороны до поры игнорируют). Вторая – малороссы Центра и Северо-Запада. И третья – русские Новороссии [Новороссия, чтобы не углубляться в историю, – это Кировоград (Елисаветград), Днепропетровск (Екатеринослав), Крым, Одесса, Херсон, Николаев, Юг Запорожской области].

 

Двадцатилетний языковой и образовательный террор против Новороссии – это не просто блажь русофобствующих “украинцев”, а единственный действенный механизм украинского этногенеза. Только объединившись против “граждан третьего сорта” – русских Новороссии, галичане и волыняне вместе с малороссами сплавляются в “украинцев”.

Если завтра “Украина” потеряет Новороссию – лопнет пружина этногенеза. Без “третьесортных” русских галичанам не останется ничего, как со всем пылом взяться за полную украинизацию “второсортных” малороссов.

Достаточно вспомнить, что и завершающийся – но все еще незавершенный – грузинский этногенез остановился после потери Абхазии. Только в процессе колонизации Абхазии менгрелы и сваны – последние не до конца интегрированные в единый этнос племена – становились просто “грузинами”. Сейчас процесс прерван, и будет ли он продолжен в обозримом будущем, сказать трудно.

“Украинизаторы” все это прекрасно понимают. Именно этим, а отнюдь не “безумной нерассуждающей русофобией”, объясняется террор против Новороссии. И именно этим объясняется категорическое нежелание отпустить Новороссию, несмотря на все кажущиеся издержки пребывания под одной государственной крышей столь разнородных частей. И стоять насмерть против попыток федерализации их заставляют те же соображения.

Русские Новороссии и исторической Украины не были мобилизованы. Они видели в людях, осуществлявших языковой (тогда еще – только языковой!) террор, не врагов, а сограждан, которых надо понять, в чем-то согласиться, с чем-то спорить, искать компромисс… А искать компромисс с бескомпромиссным врагом – значит заранее обречь себя на поражение».

------

На каком пестром и жестоком историческом фоне разыгрались и будут, может быть, на наших глазах доиграны события, которые покрываются словами «ошибка сердца» – «скорее умрет вся нация, сознательно, то есть даже поняв слепоту свою, но не желая уже излечиваться».



МАЙДАН – ОБРАЩЕНИЕ ПАТРИАРХА КИРИЛЛА ОТ 21 ФЕВРАЛЯ (22:30)

В пятницу 21 февраля в 22:30 по Московскому времени Патриарх Кирилл высказался по поводу последних событий на Украине. Гóлоса Патриарха никто не услышал, во-первых, потому, что не было этого «голоса» – обращение было опубликовано на официальном сайте Московской Патриархии. Во-вторых, «слушать» было нéчего, ибо что сказал Патриарх?

«С волнением, болью и тревогой... Церковь горячо молится о мире... оплакивая умерших... помолимся о упокоении». Это практически все. То есть ничего. В тот же день Мисс Вселенная 2013 года высказалась в пользу «гражданского мира» в Венесуэле. Чего такие слова стоят?

 В самой Украине обращения Патриарха очень ждали. В УПЦ МП отметили, что «после жесткой эскалации конфликта в Киеве к украинскому народу уже обратились и Римский Папа, и Константинопольский Патриарх, предстоятель Американской Православной Церкви, Грузинская Патриархия». Но ждали-то не Римского, а Русского! Не дождались.

«Патриарх Кирилл, из уст которого за последние пять лет постоянно слышались слова о том, что Украина – это сфера его “канонической ответственности [читай: управления], украинскому народу не сказал ничего. Уже стали звучать слова открытого недоумения в среде духовенства УПЦ... Патриарх Кирилл ищет возможности усилить свое влияние на УПЦ. Похоже, что все остальное сейчас его мало интересует... Проповеднические дарования Патриарха Кирилла заканчиваются там, где начинается “украинский вопрос”. Похоже, в Украине Патриарх предпочитает оставаться больше политиком, чем  пастырем» (портал «Религия в Украине»).

На этом анализ ситуации нашими украинскими православными закончился. Он остановился на той точке, где нужно сделать решающий шаг. Почему 21 февраля в 22:30 Патриарх сделал свое заявление? А потому что прямо – вот именно к этому часу все было решено. Политики и Майдан подписали соглашение. Стало ясно, что дальше последует стабилизация – полная сдача под напором националистов и католиков.

Когда все закончено, можно сказать слово... Кто себя так ведет? Конечно, политик. Кризис на Украине, соглашение с Майданом – это важные, но «текущие» события. Все это проходит. Не проходит только очевидный «факт»: если «пастырь душу полагает за овцы своя», или хотя бы готов чем-то рискнуть, войти в поле неопределенности, – то наш предстоятель не таков.

Обмирщение в церковной иерархии имеет свой естественный предел, который давно указан нам историей католичества: предстоятель церкви стал целиком политик.

Католики-то ладно... Они давно устроились. Но как страшно, когда православный Патриарх – человек «от мира сего».

На этом хотелось бы остановиться, наконец. Но нельзя. Потому что уже 21 февраля в 22:30 было ясно, что перед нами не завершающее событие, но только его промежуточный результат – деталь общей картины. А «общая картина» мировых событий – только одна: это – геополитика.

Наш патриарх не просто человек «от мира сего» и политик, он – по-настоящему занимается геополитикой. Только в геополитике находит властный человек отраду «сердцу».

И чем нам ценны события на Украине в их хронологии и логике? – Не было в истории Православной Церкви (и Поместных Церквей) такого, чтобы церковное руководство официально проводило свою внешнюю политику, враждебную государственным интересам. Такое возможно только при мощной поддержке внешних сил.

 

ПРАВОСЛАВНЫЕ! ПРЕДАЛИ ВАС И МОСКВА, И КИЕВ…

Совершенный в Киеве вооруженный нацистский переворот – одно из ключевых звеньев в войне, которую Запад ведет против России. Вспомним З. Бжезинского: «Новый мировой порядок при гегемонии США создается против России и на обломках России. Украина для нас – форпост Запада против восстановления Советского Союза». «После разрушения коммунизма единственным врагом Америки осталось русское православие».    

Переворот готовили давно и очень тщательно. Иудейский олигархат вложил деньги (Коломойский, Шифрин, Шнайдер и пр.), американский и немецкий спецназ на территории Польши и Литвы подготовили боевиков, мировые и местные СМИ обеспечили информационную поддержку. Но главное – это идеология майдана.

Стержень этой идеологии – «украинство», сущность которого выражается одним словом – «Антироссия», а задача –  дерусификация Украины. Под лозунгом интеграции  в Евросоюз Украину  встраивают в западную цивилизацию, для которой «украинский нацизм» является своим, родным, поскольку является калькой немецкого нацизма, который сам лишь калька англосаксонского расизма, выросшего из талмудического иудаизма. Поэтому так рьяно поддержала Европа украинских нацистов, в поддержку которых единым фронтом выступили  все «церкви» Украины: греко-католики, католики, раскольники-филаретовцы, автокефалисты, протестанты, иудеи и оккультисты.

«Патриарх» УПЦ КП Филарет и глава УГКЦ Святослав 
на встрече с вице-президентом США Дж. Байденом
«Патриарх» УПЦ КП Филарет и глава УГКЦ Святослав на встрече с вице-президентом США Дж. БайденомЦементирующим идейным ядром, мобилизовавшим людей на свержение власти, стали УГКЦ, УПЦ КП и протестанты. По признанию УГКЦ, до половины присутствующих на майдане были верующие их церкви. Храмы греко-католиков и раскольников-филаретовцев были превращены в базы боевиков. Из уст униатских священников звучали открытые призывы к насилию и убийствам. Активность  лидеров УГКЦ и УПЦ КП была обусловлена гарантированной поддержкой со стороны Ватикана и Вашингтона, куда они прибыли 5 февраля (День Украины в США) для участия в Национальном молитвенном завтраке с президентом Обамой и во встречах с американскими конгрессменами, сенаторами и сотрудниками Госдепартамерта.

Показательно, что в преддверии кровавых событий в Киеве 14 февраля с.г. папа римский объявил о создании Крымского экзархата УГКЦ, призванного укрепить позиции униатов и других антирусских сил в регионе. Паписты открыто участвовали в путче. Известно, что на майдане присутствовали члены католических орденов «Опус Деи» и Мальтийского ордена.

Такое единодушие и единомыслие религиозных лидеров и политиков означало, что речь идет не о политическом выборе, а о выборе цивилизационном. Водораздел проходит не по линии  левый-правый, нацист-либерал, католик-иудей, а по линии Запад-Православный русский мир. Запад и майдан показали, что внутри них нет идейно-религиозного разделения в представлении о будущем, а будущее это мыслится ими «против России и на обломках России».

Речь идет о судьбе Православия на Украине.  

Оказавшись перед лицом объединившего свои силы врага, православные ждали голоса правды от своих пастырей. Но руководство УПЦ МП молчало либо призывало к миру. Позицию свою оно объяснило устами главы Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ протоиерея Георгия Коваленко: «Украинская Православная Церковь не благословляла и не благословляет никаких “крестных ходов” под политическими лозунгами. “Политическое православие” осуждено нашей Церковью в 2007 г.».

Но молчала и Московская Патриархия. Молчал Отдел внешних церковных связей РПЦ МП.  

С 18 по 21 февраля, в разгар трагических событий, ставших апогеем революционного насилия, развязанного «Правым сектором», когда православный народ ждал того слова, которое может стать делом, чем занимались Московская Патриархия и ОВЦС? Вот что сообщал официальный сайт Московской Патриархии:

19 февраля:
…в издательстве Парижской православной семинарии вышел французский перевод книги Святейшего Патриарха Кирилла «Тайна покаяния»; вышел в свет третий том Собрания трудов Святейшего Патриарха Кирилла; Святейший Патриарх Кирилл утвердил годовой план православных выставок-ярмарок на территории г. Москвы; в Российском православном университете пройдет конференция «Скульптурные образы в контексте современной церковной культуры»;

20 февраля:
…в издательстве Сретенского монастыря вышел новый «Ирмологий»; в Киево-Печерской лавре совершена панихида по погибшим во время силового противостояния на Украине; Председатель ОВЦС МП встретился с иерархом Ассирийской Церкви Востока;

21 февраля:
…Состоялось первое заседание коллегии Координационного центра по развитию богословской науки в Русской Православной Церкви; состоялась встреча председателя ОВЦС с послом Ливана в России; Святейший Патриарх Кирилл встретился с главой Республики Дагестан; состоялась встреча Святейшего Патриарха Кирилла с главой Чеченской Республики.

И только в 22.30 патриарх Кирилл, наконец, выступил с сообщением по поводу событий на Украине.

------

После вооруженного переворота ситуация стала развиваться по сценарию «управляемого хаоса», в условиях которого хунта перешла к политическим репрессиям и моральному террору. Нагнетая антироссийскую и антирусскую истерию, путчисты стали подвергать преследованию всех, кто отказывается  признать легитимность их режима и заявляет о своей приверженности историческим связям с Россией. Уже первые шаги «власти» продемонстрировали ее глубоко антирусский  характер: 23 февраля Верховная Рада Украины отменила закон, вводивший для русского языка статус регионального языка.

Особо изощренные формы антирусская истерия приняла после объявления Россией о готовности оказать военную помощь Крыму. Россия была объявлена агрессором, и образ ее стали демонизировать. Принцип территориальной целостности Украины был возведен в абсолютную ценность, в жертву которой приносятся жизнь и безопасность тех, кто не принимает новый нацистский порядок. Всех пророссийски настроенных граждан переводят в разряд «врагов украинского народа». То есть русского человека ставят перед выбором – либо ты украинец и свой, либо ты с Россией и чужой. Так малороссов и великороссов превращают в два враждебных сообщества.

В этих условиях под ударом оказалась Православная церковь на Украине, которую нацистская хунта сделала заложницей своих интересов.

Уже 22 февраля, сразу после переворота, раскольники-филаретовцы выдвинули призыв-ультиматум о необходимости «преодоления разделения» Православной Церкви на Украине и объединения в единую церковь. И поторопились признаться: «Существующее разделение имеет внешнеполитическую причину – действия Кремля. Но учитывая, что сейчас влияние России на Украину резко ослабло, объединение может состояться... То, с чем мы не согласимся ни при каких условиях, – это наше вхождение в состав Московского Патриархата. Входить под власть Московского Патриарха мы не будем, что бы он нам ни обещал. А обещал он уже и раньше немало – нашему Патриарху Филарету несколько раз предлагали вернуть все звания и должности в РПЦ, если он согласится вернуться в Московский Патриархат. Он категорически отказался». 

Проводником этой линии внутри УПЦ МП является антироссийское автокефальное крыло. Под сильнейшим прессингом этой группировки 24 февраля Священный Синод УПЦ МП после избрания местоблюстителем Киевской митрополичьей кафедры митрополита Онуфрия  признал новую самозваную власть в Киеве легитимной и заявил о «готовности к продолжению диалога» с УПЦ КП и УАПЦ, для чего и создал специальную «комиссию для диалога».  Действительно, в условиях политического террора и угроз со стороны новых властей, когда враждебное чувство к России стало использоваться как консолидирующий фактор, раскольники и униаты оказались как никогда близки к своей цели – поглощению УПЦ МП и созданию единой украинской церкви, которая должна стать духовной скрепой, обеспечивающей социальную базу нацистского режима.

Дальше – больше. Священноначалие УПЦ МП, не позволявшее себе до переворота никаких  политических высказываний, на этот раз активно стало втягивать свою паству в преступное политическое противостояние. Вслед за главой УГКЦ Святославом Шевчуком и раскольниками-филаретовцами, обвинившими Россию в провоцировании гражданской войны на Украине и в агрессии против Крыма, иерархи УПЦ МП активно подключились к антироссийской информационной кампании, целью которой является  создать из России образ врага, агрессора и оккупанта.

Возглавив Всеукраинский Совет Церквей и религиозных организаций Украины (объединяющий 18  организаций, включая мусульман и иудеев),  Митрополит Онуфрий в качестве его председателя 26 февраля в специальном заявлении выразил новой власти свою поддержку и осудил любые дискуссии относительно возможного разделения Украины и любые попытки сепаратизма.  

Если бы Москва сказала слово, а в Киеве на время воздержались от слов! Но нет, Патриарх молчал, а в Киеве поспешили высказаться. Так пастыри по обе стороны границы отреклись от паствы.

Вот что сказал митр. Онуфрий православным русским людям, с надеждой взиравшим на Россию, от которой ждали помощи. 

«Территориальная целостность Украины, независимость которой дана нам Богом, является ценностью для нашего народа, а потому допустить ее разделения мы не имеем права, потому что это грех перед Богом и будущими поколениями нашего народа».

«Призываем всех граждан нашего государства добросовестно выполнять свои служебные и общественные обязанности, придерживаясь действующего законодательства и отвергнуть избыточную эмоциональность или страх перед изменениями, которые могут быть только к лучшему будущему. Мы за этим внимательно следим и, при необходимости, будем задействовать весь наш авторитет и потенциал».

Так территориальной целостности Украины был придан сакральный характер, а обращение за помощью к России стало небогоугодным делом.

2 марта митрополит Онуфрий в качестве главы Всеукраинского Совета церквей  делает еще одно заявление, ставшее формой морального давления теперь уже и на руководство России в целях изменения ее внешнеполитического курса. В нем говорилось: «Мы призываем власти России отказаться от военного и иного, не предусмотренного международным правом и двусторонними соглашениями вмешательства во внутренние  дела Украины... Мы обращаемся к международному сообществу с просьбой сделать все возможное для сохранения мира в Украине и сохранения территориальной целостности, суверенитета и неприкосновенности границ Украинского государства».  

Не ограничившись заявлением, местоблюститель УПЦ МП посылает личное обращение к президенту России, в котором наделение его правом использовать Вооруженные силы России на территории Украины представлено как шаг к сползанию в бездну. Тем самым именно на политику России возлагается  ответственность за распад украинского государства.

Митрополит Онуфрий и и.о. пр-та Турчинов        Русоненавистник еп.Львовский и Галицкий Филарет









Именно этого сигнала ждали националисты из УПЦ МП. Один за другим  появляются написанные под копирку обращения и заявления иерархов, призванные оправдать преступления власти и опорочить Россию. «Ни одного политического заявления патриарха Кирилла мы не воспримем, если он одобрит агрессию России», – заявил в эфире  пресс-секретарь  предстоятеля УПЦ МП протоиерей Георгий Коваленко. Та же мысль о России как угрозе для украинского народа прозвучала в обращении к президенту России епископа Львовского и Галицкого Филарета, призвавшего к «стремительному выводу войск с территории Украины».  

Русоненавистник митрополит Августин с натовскими капелланами

Как это напоминает повадки немецких нацистов, заставлявших русских солдат в окопах слушать записанную на пластинку мольбу русской женщины: «Иван! Не стреляй!».

Особенно же показательна позиция митрополита Августина (Маркевича), председателя Синодального отдела УПЦ МП по взаимодействию с Вооруженными Силами, заявившего, что он  благословляет украинское войско на защиту Родины, то есть на войну с Россией. Его речь – образец того, как священство должно обосновывать духовную правоту украинского воина, который будет выполнять приказ путчистов воевать с православными русскими. «В этих условиях украинский солдат чувствует себя в духовном плане правым. А вот каково российским солдатам и офицерам исполнять приказ командования? Еще больше не завидую священникам с той стороны, нашим братьям по вере, с которыми я наверняка знаком и общался».

Русоненавистник митрополит Софроний

Отличился и митрополит Черкасский и Каневский Софроний (Дмитрук),  обратившийся к представителям российской власти, являющимся выходцам с Украины – Валентине Матвиенко и Владимиру Мединскому: «Мне  стыдно за вас... как же смогли так подло поступить по отношению к своему народу, призывая бандита Путина (его нельзя иначе назвать) посылать сюда, на ваших земляков, войска?.. Если вы такие умные и ваш мозг работает больше, чем на четыре процента, то опомнитесь. Исправьте свои страшные и преступные ошибки против своего народа, потому что Бог вам этого не простит!».

Если так разговаривает с людьми известными митрополит, то как говорят с народом приходские священники?

Брошенные своими пастырями в условиях террора нацистской хунты православные на Украине ждали слова Московского Патриарха. Шла первая седмица Великого Поста. Был самый острый момент, когда решалась судьба русского Крыма, когда международная напряженность достигла крайней степени, когда на Украину стали прибывать американские наемники и к границам России пошла военная техника. Что сделал  Патриарх Московский и всея Руси? - Патриарх Московский и всея Руси поехал в Стамбул.

И о чем говорил Патриарх в Стамбуле? О том, как важно защитить христиан Ближнего Востока.

А слово правды русские православные люди услышали от иеросхимонаха Рафаила (Берестова):

«...На Украине западные спецслужбы спровоцировали смуту, разделение и вражду между украинцами и русскими. Враги пытаются разжечь междоусобную войну.     

...На днях произошло трагическое событие: местоблюститель Киевской митрополичьей кафедры, митрополит Онуфрий, попал в великую беду – попал под влияние бандеровских политиков. Во-первых, он возглавил экуменическое сборище, так называемый "Всеукраинской Совет Церквей и религиозных организаций", в которую вошли: раскольник Денисенко, униаты, паписты, иудеи, мусульмане, разные сектанты и нехристи.

Таким образом, он приравнял Православную Церковь с врагами Христа, тем самым нарушив догмат о Церкви. Но не может быть никакого общения у Христа с велиаром! Во-вторых, это нечестивое сборище признало бандеровский переворот на Украине, а это великий соблазн для всей православной паствы УПЦ-МП. Истинное объединение может быть только во Христе.

Оставайтесь верными чадами Матери Церкви – Московской Патриархии, и не поддавайтесь искушениям, не следуйте ложным человеческим решениям. Самого владыку Онуфрия я люблю и очень скорблю о случившемся, молюсь, чтобы он покаялся в этом».

  

КРЫМ: ПАТРИАХ НЕ С НАРОДОМ

18 марта стал днем великой победы – Крым присоединился к России. Верующих и неверующих русских людей объединило одно – чувство глубинной общности и братства. Впервые за 25 лет русские почувствовали, что время национального унижения заканчивается. Многие, осознав это, удивились, обнаружив в глубине души необыкновенную радость: мы – русский мир, способный собирать свои земли; наше государство способно сказать «нет»  Западу.

Говорит житель Крыма, который состоит в оппозиции и к Путину, и к Киеву, русский, сочувствовал Майдану первых недель. «При всей моей нелюбви к Путину и его политике, у меня стоял ком в горле во время этого исторического обращения. И не только у меня – вполне адекватные, рассудительные, современные люди, среди которых много моих знакомых и друзей, испытали совершенно не иллюзорный прилив патриотических чувств, за которые нам, к сожалению, рефлекторно становится немного стыдно и неловко. Многие просто плакали. Поверьте, это были самые настоящие, самые искренние и сильные чувства, которые на моей памяти вызывало обращение руководителя уже нашего государства... Вчера мы слышали СВОИ мысли и СВОИ слова от главы НАШЕГО государства – это очень дорого стоит... Вчерашнее выступление скальпелем разрезало старый пульсирующий гнойник – и мгновенно наступило облегчение. Случилось то, о чем мы давно даже перестали задумываться, переведя такие фантазии в один разряд с мифами и легендами древней Греции... Просто в какой–то момент, мне кажется, мы вспомнили, что у нас есть родина. Настоящая Родина. «Наша страна» – это Россия, «наша команда», «наша сборная», «наши люди» — они российские, и всегда ими были на протяжении 23 лет. И Путин одним выступлением позволил выйти всем этим подавленным чувствам».

18 марта стал праздником всей страны. В этот день состоялось подписание договора о присоединении Крыма к Российской Федерации. Президент произнес ключевые слова – «русский мир» и «собирание земель». Многие хотели бы в этот день быть в Георгиевском зале Кремлевского дворца.

Но не было на этом празднике Патриарха Московского и вся Руси. Этот шаг был осмысленным и демонстративным. Патриарх не пожелал ни явиться, ни объясниться. «На  послании Владимира Путина патриарх отсутствовал. Это все, что я могу вам сообщить», – заявил ответственный чиновник МП Всеволод Чаплин. Когда его спросили об отношении РПЦ к присоединению Крыма, о. Всеволод отвечать отказался, и не потому что не смог, а потому что МП не пожелал свое отношение высказать. Более того, есть сведения, что в МП запретили подконтрольным СМИ касаться украинской проблемы!

Демонстративное поведение означает, что смысл его может быть истолкован. Что хотел сказать патриарх, когда не явился на торжество сам и не прислал своего министра иностранных дел Илариона?

«Я не с вами. Мы проводим свою политику. У нас есть на то силы. Их достаточно, чтобы вашим, “народным” мнением пренебречь. Мы заставим вас с нами считаться».

Если перевести демонстративные поведение в слова, то в этих словах – ветерок Майдана и глупое желание досадить москалям, даже действуя себе во вред. В этих словах – полное тождество с позицией наших «либералов», которые неистово выли от боли, что Россия оживает (см. статью: «Иларион – либерал!» // Выпуск 3). 

Может быть, мы ошибаемся, когда так истолковываем демонстративное поведение патриарха? Достаточно рассмотреть поступок в контексте событий: что было до и что после – смысл станет понятен.

До присоединения Крыма произошло отступничество церковного начальства от православных русских Украины с обеих сторон границы: и глава МП, и иерархи МП на Украине действовали совершенно в унисон: первый – молчанием, вторые – решительными высказываниями (см. третью статью данного Выпуска).

Был ли сговор между сторонами – не так важно, важно, что было единомыслие. Прозападное антирусское крыло УПЦ МП мыслит точно так же, как глава МП. «Западненцев» тащит на Запад, что тут поделаешь? «Влеченье сердца, род недуга».

18 марта сайт Московского Патриархата передавал следующие новости: митрополит Иларион встретился с национальным координатором России в Шанхайской организации сотрудничества; председатель ОВЦС встретился с послами Кувейта и Финляндии; митрополит Иларион возглавил заседание рабочей подруппы по выработке общецерковного образовательного стандарта; на Кипре состоялись переговоры о сотрудничестве между РПЦ и университетом «Неаполис».

Можно сказать, что своим поведением патриарх Кирилл и его министр Иларион передали «свое послание» Президенту Российской Федерации.

Итак, 18 марта патриарх «блистал своим отсутствием». 19 марта высказался Священный Синод УПЦ МП в связи с ситуацией на Украине. Его основные положения таковы:

– внимание всего православного мира приковано к трагическим событиям, происходящим на земле Украины, в Киеве пролилась кровь, и беспорядки происходят по всей стране. Читай: насилие – вот горе, это главное; про Крым ни слова.

– некоторые пекутся о максимальной интеграции в политические структуры, созданные западноевропейскими государствами. Другие, напротив, стремятся к развитию отношений с народами исторической Руси, к сохранению своей самобытной культуры. Противоположные общественные тенденции, попеременно берущие верх одна над другой, поляризуют украинское общество. Церковь, возвышаясь над этими разногласиями, не может отождествлять себя с одной из упомянутых точек зрения. Читай: уж мы не с москалями точно; Крым москали отобрали – горе!

И ни слова в поддержку русских, или о позиции Российского государства, или, наконец, о присоединении Крыма. – Исторический документ антирусской направленности.

В момент  консолидации русского народа перед лицом объединенного Запада Московский Патриархат оставил свой народ. Мы бы никогда не догадались, что делается в душе у патриарха, если бы не такой острый кризис на Украине и не его собственная глупость. Теперь, когда мы это узнали, забывать нельзя: не любит он нас, он нам не отец, а фанатик, готовый «сдать» православных Ватикану.

У Московского Патриархата и его католического штаба, ОВЦС – собственная политика, собственный внешнеполитический курс, не согласующийся с курсом Российского государства. Потому что Московский Патриархат тяготеет к властному полюсу, который пребывает вне России. 

 

«ВСЕ» ПАТРИАРХИ – ГНОЙНИК ЭКУМЕНИЗМА СОЗРЕЛ

5 марта 2014 г., когда все внимание русских людей было приковано к Украине в связи с угрозой  со стороны бандеровских властей применения военной силы на юго-востоке страны, в Стамбуле начало свою работу Всеправославное совещание предстоятелей и представителей 13 Поместных Православных Церквей, на которое прибыл и патриарх Кирилл в сопровождении митрополита Илариона. События на Украине не изменили их планов.

Совещание собралось в резиденции Константинопольского патриарха Варфоломея для обсуждения обозначенных им тем: преследование христиан в различных частях мира, особенно на Ближнем Востоке, вытеснение Церкви на периферию общественной жизни, следствия процессов глобализации, экономический кризис, укрепление внутреннего единства Православия и подготовка Всеправославного Собора. Кризис на Украине не внес корректировку в повестку дня. Другими словами, о положении православных на Украине молчали «все» – представители «всех» Поместных Православных Церквей

Главной темой совещания стала подготовка Всеправославного Собора. Собора, который многие православные богословы рассматривают как тот самый отступнический «восьмой собор», о котором предупреждали наши святые отцы. Среди них был и преподобный Кукша Одесский (†1964): «Последние времена наступают. Скоро будет экуменический собор под названием «Святой». Но тот будет тот самый «восьмой собор», который будет сборищем безбожных. На нем все веры соединятся в одну. Затем будут упразднены все посты, монашество будет полностью уничтожено, епископы будут женаты. Новостильный календарь будет введен во Вселенской Церкви. Будьте бдительны. Старайтесь посещать Божии храмы, пока они еще наши. Скоро нельзя будет ходить туда, все изменится... Людей будут заставлять ходить в церковь, но мы не должны будем ходить туда ни в коем случае. Молю вас, стойте в православной вере до конца ваших дней и спасайтесь!».

1. Предыстория.

У любого православного человека встает вопрос – зачем нужен этот собор, если 7 вселенских соборов сформулировали догматы Церкви и оформили ее канонический корпус? Организаторы не отвечают на этот вопрос, прикрываясь чисто бюрократическими формулировками: «речь идет о возобновлении соборных механизмов на всеправославном уровне, призванном отвечать на актуальные вопросы жизни православия».

Зато ответ дает сама история предсоборной «эпопеи», которая была делом рук Константинопольского патриархата и которая, по словам архимандрита Иустина Поповича, «завела православные души и совести многих во все новые лабиринты чьих-то амбиций». Впервые вопрос о соборе был поставлен при жизни патриарха Константинопольского Мелетия, известного модерниста и реформатора, создателя раскола в Православии на его так называемом «Всеправославном Конгрессе» в Константинополе в 1923 г. Его дело продолжил ревностный экуменист, масон патриарх Афинагор, подписавший беспрецедентный документ о снятии с католиков анафемы 1054 г. В 1961 г. он собрал первую Родосскую конференцию, на которой было принято решение о подготовке к собору. За ней последовали другие «Всеправославные Конференции» на территории Константинопольской патриархии, в которых активное участие приняли никодимовцы из ОВЦС РПЦ МП. Собор стремились провести как можно скорее, но  серьезной темы для созыва не было, поэтому тематика и проблематика его постоянно менялись.       

2. Тема Собора.

Иустин Попович пишет: «В истории и жизни Православной Церкви ни один Собор, а тем более столь исключительно благодатное и духовное явление, каким является Вселенский Собор, не вызывался искусственно, придумывая темы для работы заседаний; никогда так нарочито не созывались «конференции», «конгрессы», «просиноды» и разные искусственные собрания, неизвестные и чуждые православной соборной традиции, перенятые на самом деле от западных организаций, чуждых  Церкви Христовой.

Историческая реальность очевидна: святые и Богом созванные Соборы святых Отцов всегда имели перед собой один или, самое большее, два-три вопроса, остро поставленных им великими ересями и расколами, извращавшими православную веру, раздиравшими Церковь и серьезно грозившими опасностью для спасения человеческих душ... Поэтому Вселенские Соборы всегда имели христологический, сотериологический, экклесиологический характер, т.е. их центральной темой – единственной темой и главным благовестием – всегда был Богочеловек Иисус Христос и наше спасение в Нем, наше обожение в Нем... Одна только она может быть предметом и возможного будущего Вселенского собора Православной Церкви, а не схоластически-протестантский «каталог тем», который не имеет никакой существенной связи с духовным опытом и духовной жизнью векового апостольского Православия, а является рядом сухих гуманистических теорем».

3. Представительство.

Однако не только тема, но и сам принцип «представительства» церквей на этих собраниях, выдвинутый Константинопольским патриархатом и принятый другими  православными, противоречит соборному преданию Православия. Как пишет Иустин Попович, Православная Церковь по своей природе епископальна и епископоцентрична, ибо епископ и собрания верных вокруг него являются выражением и проявлением Церкви. «Остальные, исторически более поздние и непостоянные формы церковной организации Православной Церкви: митрополия, архиепископия, патриархия, пентархия, автокефалия, автономия и другие, сколько бы их ни было и ни будет, не могут иметь решающего голоса в соборной системе Православной Церкви. Более того, они могут быть помехой для правильного функционирования соборности, если они маскируют собой и ущемляют епископальный характер и структуру Церкви и Церквей. В этом, несомненно, главная разница между православной и католической (папской) экклесиологией».

Фанар (резиденция Константинопольского патриархата) добился, чтобы Поместные Церкви посылали на встречи не епископов, а свои «делегации». Этот порядок крайне важен для Фанара, в силу малочисленности его приходов в Турции (3 тыс. человек). Главная его паства за рубежом. Но на встречи он посылает представителей из Турции. Иустин Попович отмечал по этому поводу: «Константинопольская иерархия почти на всех всеправославных собраниях состоит, главным образом, из титулярных митрополитов и епископов; из пастырей без паствы и без конкретной пастырской ответственности перед Богом и перед своей живой паствой... В последнее время Константинопольская патриархия произвела множество епископов и митрополитов, главным образом все титулярных и фиктивных. Это, вероятно, подготовка к тому, чтобы на будущем «Вселенском Соборе» множеством титулов обеспечить большинство голосов для неопапистских амбиций Константинопольской патриархии... Где тут соборность Православия?».

4. Цель собора – реформы.

По настоянию Константинопольского патриарха было определено 10 тем для обсуждения на соборе, касающихся канонических вопросов.  Сам список этих тем свидетельствует о том, что собор  должен носить реформаторский характер

1. Православная диаспора. Определение юрисдикции православных объединений за пределами национальных границ. 2. Процедура признания статуса церковных автокефалий. 3. Процедура признания статуса церковной автономии. 4Диптих (иерархия православных Церквей). Правила взаимного канонического признания Православных Церквей. 5. Установление общего календаря праздников. 6. Правила и препятствия для совершения таинства брака. 7. Вопрос поста в современном мире. 8. Связь с другими христианскими конфессиями. 9. Экуменическое движение.

10. Вклад Православия в утверждение христианских идеалов мира, братства и свободы.

Совершенно очевидно, что, прикрываясь покровом соборности, Константинополь стремится реализовать собственную программу действий. Список тем будущего собора делится на две группы: с 1 по 4 и с 5 по 10.

Пункты с 5 по 10 имеет целью добиться такой секуляризации и либерализации церковной жизни, которая приведет к разрушению канонического строя Православной церкви – речь идет об утверждении экуменизма, введении нового календаря, сокращении и ослаблении постов и пр. Такая секуляризация должна стать инструментом для достижения «единства» православных церквей: «мир сей» уравняет всех.

Темы с 1 по 4 имеют целью добиться новых властных полномочий для Константинопольского патриарха. Диаспоры, то есть православные общины за пределами национальных границ должны все подчиняться Константинополю (для него это принципиально важно, так как его община в Турции крайне малочисленна). Вопросы об автокефалии, автономии и диптихе см. ниже. 

5. Вопрос о лидерстве и власти в Православии.

Вопрос о власти – центральный для Фанара. При этом сам Фанар подчинен другому центру власти – епископу Рима.

Когда в декабре 1964 г. в Риме и Фанаре была подписана декларация об отмене  анафемы 1054 г., Константинопольский патриарх Афинагор не только объявил Католическую церковь «сестринской», но и внес имя папы в диптих Константинопольского патриархата: папа стал «первым епископом Христианства», а патриарх – «вторым по очереди братом его». Таким образом, Константинопольский патриархат признал православие за еретиками, и, избежав формального признания папского примата, фактически признал первенство «римского епископа».

Такое средство «единения» – более эффективное, чем формальная уния. А Фанар тут играет ключевую роль: он должен утвердить в Православии заимствованную у папизма идею о Константинопольском патриархе как видимом главе Православной церкви с особыми властными прерогативами, чтобы, объединив всех под своим началом, поставить под контроль понтифика, главенство которого он готов признать и формально.

Вот что сказал кардинал Кох, глава папского совета по содействию христианскому единству, 1 марта с.г., накануне встречи в Стамбуле: «Православные Церкви могут научиться тому, что первенство, в том числе и во вселенском масштабе Церкви, не только возможно и теологически допустимо, но и необходимо, и что сама напряженность в межправославных отношениях указывает на уместность размышлений о служении единства на вселенском уровне».

«Единство с еретиками на вселенском уровне» – суть экуменизма. Такого единства уже достиг патриарх Константинопольский. К этому единству ведет нас грядущий Всеправославный Собор. А на этот собор ведет нас Московский Патриархат.

Для нынешнего Костантинопольского патриарха Варфоломея совместные молитвы с папой римским являются нормой. А в октябре 2009 г. он посетил синагогу Парк Ист в Нью-Йорке, показав, что и это для него норма (это посещение осталось без комментариев в православном мире). Он  поддерживает тесные отношения с руководством США, в которых еще в 1998 г. был принят закон о защите Константинопольского патриархата; за счет покровительства США Варфоломею удается сохранить свою резиденцию в инославном окружении.

С патриархом Варфоломеем связана активизация попыток установления контроля над Украиной. Это тоже часть украинской стратегии Ватикана, главная цель которого – добиться интеграции православных и греко-католиков в единую церковь для последующего «воссоединения» ее с Римом. Для этого необходимо отделить УПЦ от Московского Патриархата, над чем и работал все эти годы патриарх Варфоломей.

Варфоломей неоднократно заявлял, что его цель – преодоление раскола на Украине, но тактика его очень гибкая. Призывая раскольников к присоединению к канонической Православной Церкви, Варфоломей не уточняет, какую именно церковь он имеет в виду, однако он не раз говорил, что  материнской церковью для украинского православия является Константинополь.

С именем Варфоломея, позволяющего называть себя «Первопрестольным Православия», связана резкая активизация претензий на лидерство в Православном мире. В Константинополе было разработано учение, которое исходит из своеобразной трактовки понятия первенства. 

Дело в том, что на уровне Вселенской Церкви как сообщества автокефальных Поместных Церквей первенство определяется в соответствии с традицией священных диптихов и является первенством чести. Эта традиция восходит к правилам Вселенских соборов и подтверждается на протяжении церковной истории в деяниях Соборов отдельных Поместных Церквей. Порядок диптихов исторически менялся: в течение первого тысячелетия первенство чести принадлежало Римской кафедре, но после разрыва евхаристического общения  между Римом и Константинополем в середине ХI века, первенство перешло к Константинополю как «первому среди равных». Источником первенства чести является каноническое предание Церкви, зафиксированное в священных диптихах и признаваемое всеми Поместными Церквами. Что же касается его содержания, то на вселенском уровне оно не определено канонами Вселенских и Поместных соборов. Однако те канонические правила, на которые опираются священные диптихи, не наделяют первенствующего какими-либо властными полномочиями в общецерковном масштабе.

Концепция Фанара исходит из наличия особых властных прерогатив у Константинопольского патриархата. Первенство этой кафедры, понимаемое как  специфический церковный институт со специфическими полномочиями, воплощается в личности каждого конкретного Константинопольского патриарха. То есть источником первенства является личность первоиерарха, и осуществляется это первенство в определенном месте, поместной церкви, то есть географическом регионе, над которым первоиерарх главенствует.

Всякий, кто знает, что такое «папа римский» в католической церкви, без труда увидит, что папа уже давно превратил первенство чести в единоличную власть. Как бы ни изворачивались греческие ученые, но они для Константинопольского патриарха предлагают ту же – католическую – модель. Отстаивающий эту идею архимандрит Е. Ламбриниадис дошел даже до утверждения, что «отказ признать примат в Православной Церкви, который может быть только лишь воплощен первенствующим – это не менее чем ересь».

Он подчеркнул, что первенство  Константинопольского патриарха  переходит в конкретные привилегии, такие как право предоставлять или отнимать автокефалию, и что это «привилегия, которой Вселенский патриарх пользовался даже в случае решений, не подтвержденных решениями Вселенских Соборов. Примат архиепископа Константинопольского, – настаивает Ламбриниадис, – не имеет ничего общего с диптихами... Если мы будем говорить об источнике первенства, то источником первенства является тот самый человек, архиепископ Константинопольский, который именно как епископ является “первым среди равных”, но как архиепископ Константинопольский является первым иерархом без равных (primus sine paribus)».

Замечательно, что Ламбриниадис изложил платформу Константинопольского патриархата за несколько дней до того, как  патриарх Варфоломей призвал предстоятелей всех Православных Церквей собраться в марте с.г. в Стамбуле. Знали патриархи и предстоятели, куда они едут и к человеку с какими претензиями.

Особенно это относится к патриарху Кириллу: когда «на высшем уровне» зайдет речь о православии на Украине, тогда мы, ох, как вспомним привилегию Константинопольского патриарха – «первого без равных» – предоставлять или отнимать автокефалию.

Константинопольский патриарх провел весь стамбульский сговор под свою диктовку. Он назначил, когда и где всем надлежит собраться. Он назначил порядок представительства. Он назначил порядок принятия решения консенсусом (см. ниже). И он же обозначил весь объем своих властных полномочий. Откуда же у Константинопольского патриарха такая сила? Источник ее только один.

Константинополь служит Ватикану и благодаря этому стал властно распоряжаться в православном мире.

Патриарх Кирилл во всем подчинился еретику – Патриарху Константинопольскому. Общая схема действий его устраивает.

--------

Итак, во время первой седмицы Великого поста, патриарх Кирилл, несмотря на строгую дисциплину, предписывающую ему быть в это время со своей паствой, прибыл в Стамбул, чтобы способствовать сохранению «единства Православной Церкви».

Каковы же итоги совещания?

Как нам объявили, главным итогом совещания стало всеобщее согласие о проведении Всеправославного Собора в 2016 г. под председательством Константинопольского патриарха и о том, что решения на Соборе будут приниматься не голосованием, а консенсусом (единогласным волеизъявлением). При этом каждая делегация будет иметь один голос и выражать общее мнение всего ее епископата, духовенства и верующего народа. Как заявил патриарх Кирилл, это важно для того, чтобы «не было столкновения, не было ничего, что могло бы подтолкнуть людей к разделению. Собор должен всех нас объединить... и примирить тех, кто еще не в полной мере примирен». Поэтому регламент и повестка дня Собора, принципы его формирования, протокол его богослужений и заседаний, проекты основных соборных документов должны быть предварительно согласованы всеми Поместными Церквами. То есть, на Собор делегация (один голос) должна прибыть для того, чтобы утвердить  решения, с которыми уже все согласны, поскольку примирены.

Решения, принимаемые голосованием, заранее неизвестны; решения, принимаемые консенсусом, заранее известны. Голосование – это процедура для людей, консенсус – подобен загону, куда согнали бычков.

Сконцентрировав наше внимание на технических, процедурных вопросах, нам не рассказали, вокруг чего, кого и с кем будут примирять. Однако что-то становится ясно из выступления патриарха Варфоломея.

Последний указал на огромный опыт экуменической – «всеправославной» деятельности последних 50 лет. Начало «Всеправославным конференциям» положил предшественник Варфоломея – Вселенский Патриарх Афинагор. Благодаря институту Всеправославных конференций «созрели решения, принятые всеми Православными, по вопросу отношений с неправославными. Для всех Православных Церквей сии постановления рассматривались как обязательные, которые должны воплощаться в жизнь как «внутреннее право» каждой из них».

Далее он выказал недовольство, что автокефальные Церкви ведут себя часто как самодостаточные Церкви – вырабатывая свою собственную позицию относительно неправославных. Принятые «всеправославно» постановления, то есть канонические нормы,  некоторыми Церквами не соблюдались, несмотря на то, что они их сами подписали. Такие Церкви действуют самочинно, вырабатывая свою собственную позицию в отношении неправославных, допуская «противозаконную критику» установленных постановлений. «Лишь Вселенским Соборам подобает оспаривать сии постановления. В некоторых Церквах церковные власти с терпением относятся к таковым явлениям... Но, соборные постановления должны быть признаны всеми, ибо только таким образом хранится единство Церкви».

Варфоломей заключает: «Все сие выявляет необходимость в некоем [регулирующем] органе, учрежденном официально или неофициально, который решал бы все возникающие расхождения и проблемы во избежание разделений и распрей... Мы должны развить сознание единства Православной Церкви, и сие возможно достичь только через синодальность... Пришло время отдать предпочтение проблеме единства: как внутри каждой Церкви, так и между Церквами».

Итак, грядет новая наднациональная синодальность! Это будет новый регулирующий орган, который возвысит засидевшиеся на своих местах Поместные церкви до совершенного единства! Это будет Всеправославный Собор! Первый в 2016 г., за ним будут и другие. Как сказал патриарх Кирилл: «если какие-то вопросы не сумеем согласовать, не надо бояться отложить их на рассмотрение следующих Соборов».

50 лет наши экуменисты-ротовцы ездили на Всеправославные конференции и что-то на них подписывали. Сегодня папист Варфоломей объявил всему миру, что это были «соборные постановления» и подписанные документы носят обязывающий характер. Это – закон. Закон нужно исполнять, сделав его «внутренним правом» каждой из православных церквей. Изменить такое, созревшее за полвека «право» может только Вселенский Собор, каковой, кстати сказать, Константинополю и не нужен. Нужен именно «Всеправославный Собор» (или, по выражению Варфоломея, «Святой и Великий Собор»), который окончательно зафиксирует всякое экуменическое новшество в виде закона.

Кто бы мог подумать, что этот 
таран должен сокрушить Православие?
Таким образом, возражения против экуменизма станут преступлением. Преступлением против единства Церкви. Вот к какой «точке» ведет православных Московский Патриархат во главе с Кириллом.

Как чувствует себя человек, которого «приперли к стенке»? Он либо попытается освободиться, либо он подчинится. Такой выбор есть и у нас. Либо мы проявим «смирение» – «на все воля Божья» (как будто есть воля Божья на грех) и примем еретическую – экуменическую деятельность нашей иерархии. Либо мы заранее объявим, что решения грядущего «Святого и Великого и Всеправославного Собора» не примем.

Итак, нынешнее высшее руководство Православной Церкви встало на путь настоятельной и целенаправленной измены Православию, ее Преданию, святоотеческому духу и строю. И такая предательская линия объявляется  главным средством сохранения единства Церкви.

Это и есть главный итог Стамбульского сговора. А цель Собора – узаконить ересь экуменизма. Не случайно верный папист митр. Илларион в своём выступлении от 22 марта определил этот собор как "проект, который существует уже более 50 лет".

Поэтому сигнал паписта Варфоломея был принят верным папистом митрополитом Илларионом. И по возвращении из Стамбула в Москву в своей проповеди он заявил: «Сейчас в церковной и околоцерковной среде распространяется разного рода литература, в которой говорится о том, что готовится Восьмой Вселенский Собор, но это будет антихристов собор, поскольку на нем православные подпишут унию с католиками, откажутся от старого календаря, отменят посты, священникам разрешат вступать в брак во второй раз и так далее. Если вам попадется в руки такая литература, не используйте ее даже в хозяйственных или гигиенических целях – уничтожайте эти издания».

Так представитель современной «иерархии» разговаривает с «народом»: объяснять мы вам ничего не будем, а книжечки «про это» сожгите.

Кстати, у нас к митр. Илариону есть вопрос. Вы в своем выступлении от 22 марта заявили, что «у диалога между УПЦ МП и неканонической УПЦ есть перспектива» и что не случайно, что в такие трудные дни УПЦ МП выступила с инициативой начать диалог (которого до этого не было). Разве Вы не знаете настроений против Московского Патриархата в среде раскольников или Вы такую позицию как раз приветствуете? Пусть, дескать, УПЦ МП и раскольники УПЦ дрейфуют в сторону создания автокефальной украинской церкви под бдительным оком Константинопольского еретика, который обеспечит нужную резолюцию на Всеправославном соборе? 

 

ВСЕПРАВОСЛАВНОГО СОБОРА 2016 Г. НЕ БУДЕТ

Хотя бы потому, что не будет на нем патриарха Иерусалимского Иринея, незаконно свергнутого 6 мая 2005 г. И «забудьте», что это «забудут». Наоборот, только сейчас и «вспомнят», и «вспомнят» в деталях. Особенно – ту роль, которую играл патриарх Константинопольский в свержении законного Патриарха Иерусалимского. Патриарх Ириней – жив, свидетели все живы, документы – в наличности.

Важнее другое. Без «нас» – мы говорим о православных России – затеваете вы, патриархи, Всеправославный собор. Вы ставите нас «перед фактом», что вопрос решен. Еще ничего не начиналось.

Вы отдаленно не можете себе представить, какой стыд может испытывать человек за свою иерархию... Это крайне мучительное чувство унижения и беспомощности... Нечто подобное испытала вся страна, когда ее предали партийные бонзы в конце 80-х, в проклятые годы Перестройки. Этот стыд за свою страну не растворился и никуда не ушел. И ни в какой «раскол» мы не пойдем: пусть ваши имена звучат на Божественной литургии...

Стыд за вас – это сила против вас.

 

ВОСТОЧНЫМ ЕПИСКОПАМ. ОБРАЩЕНИЕ ОТ ОБЩЕСТВА ИЕЗУИТОВ

Предварим чтение уникального документа, который был послан иезуитами в адрес нашего епископата, постановкой вопроса, который волнует многих.

Почему достойные священники подвергаются гонениям, и чем дальше, тем больше?

Подобные гонения удостоверены как факт; о них приходится слышать со всех сторон. Глубокое недоумение по этому вопросу возникает оттого, что неявно предполагается, что гонители – того же духа, что ими гонимые. А если нет?

Что если правящий архиерей и его «окружение» – иного духа, чем достойное священство?

Имеет смысл послушать мнение «со стороны» – как самый дисциплинированный из монашеских орденов католичества организует гонения на своих неугодных. Есть единственная – и соответственно, отдельная ото всех – иерархия в христианском мире, которая довела принцип послушания (повиновения) до совершенства, когда от «христианства» уже ничего, кроме формы, не остается. Католичество в целом, особенно же орден иезуитов, предлагает нам извращенную экклесиологическую модель, которая построена на еретических учениях.

Орг. практика нашего современного церковного управления неуклонно движется к этой извращенной экклесиологической модели. На православной почве иезуитские штуки выглядят как чистое церковное хулиганство. Но, что любопытно, активисты-иезуиты идут навстречу нашим архипастырям и их окружению в том, чтобы помочь им утвердиться на почве лицемерия и властолюбия. Примером может послужить брошюра «Опыт церковного самоуправления», адресованная нашим иерархам.  

 

Публикуем выдержку из брошюры «Опыт церковного самоуправления» (СПб., 2001), изданной, согласно выходным данным, в количестве 150 экз. Заглавие брошюры, напечатанное на обложке, лживо демагогическое. Подзаголовок, спрятанный под обложку (Восточным епископам. Обращение от общества иезуитов), точно передает смысл брошюры. Авторы цитируют документ «Тайные наставления Общества Иисуса» (его полный текст можно найти в: Т. Гризингер. Иезуиты. Полная история их явных и тайных деяний от основания ордена до наших дней. Минск. 2004. С. 544-569). Если данный Выпуск 4 нашей серии вызовет достаточный интерес у читателей, полный текст «Тайных наставлений Общества Иисуса» в ближайшее время будет опубликован в интернете. 

------

Возлюбленные о Господе Иисусе, братья наши во Христе.

Когда мы обращаемся к вам как к «восточным», то в духе братской любви не желаем противопоставлять «западных» и «восточных» христиан, тем более что за последние десятилетия прежние различия между нами неуклонно уменьшаются и на практике церковного общения и духовного образования скоро будут мало заметны.

Мы не обращаемся ни к какому предстоятелю Церкви, ни к епископату в целом. Речь идет скорее о «епископстве» – о самом стиле жизни и управления церковного священноначалия. В вашей среде он начал складываться лишь в самое последнее время и еще не обнаруживает достаточной зрелости и систематичности. Многие методы вы используете хаотично, опираясь на недостаточно проверенных клириков. Можно сказать, что в отношении стиля управления вы еще – «как дети», и мы с благими намерениями готовы поделиться с вами некоторыми правилами нашей жизни, которые в свое время наши наставники озаботились записать для членов нашего общества.

Восточный стиль управления церковной жизнью, сравнительно с западным, серьезно осложнен тем обстоятельством, что ваше монашество не знает монашеских орденов. Если мы имеем возможность всецело распоряжаться жизнью членов нашего «общества», то «окружение», которое создает вокруг себя восточный епископ, является более аморфной и подвижной структурой с постоянной ротацией членов и перераспределением ролей.

Тем важнее, как мы убеждены, держаться некоторых неизменных ориентиров в управлении своим «окружением» и в целом паствой. Мы приведем лишь некоторые примеры того, каким может быть эффективное управление в сложных случаях или кризисных ситуациях, и не сомневаемся, что вы сможете из отдельных примеров воссоздать систему, более применимую к вашей ситуации.

 

------

«Следует под каким бы то ни было предлогом удалять как врага общества всякого, какого бы звания и возраста он ни был, кто переманивает человека богатого и расположенного к обществу на свою сторону...

Но дабы подобные люди не жаловались на причину своего удаления, их не следует отсылать немедленно; во-первых, [следует] удалить их от выслушивания исповедей [речь идет о священниках, которые могут через исповеди получать ценную информацию], затем приводить в изнеможение и утомлять, приставляя к самым низким обязанностям; делать им публичные выговоры в капитулах и на заседаниях; не допускать к отдохновению и к отношениям с посторонними; [из содержания] оставлять им лишь самое необходимое, дабы возбудить через это в них ропот и нетерпение и потом уже уволить их как людей неукротимых и могущих служить  дурным примером для других; если родственниками или прелатами будет сделан запрос о причинах их удаления, наш ответ должен состоять в том, что они не имели духа нашего общества.

Еще следует удалять тех, кто будет порицать [наше] общество за стремление приобретать собственность, но – под предлогом, что они слишком пристрастны к собственному суждению. Если они выразят желание объяснить причину своих действий перед провинциалами, их следует не слушать, а напомнить им правило, которым предписывается слепое послушание» (из главы X).

«Те, кто были удалены, могут знать некоторые из тайн общества; люди эти часто вредят ему... Начальники должны иметь список их дурных наклонностей, их недостатков и пороков, которые ими самими, для облегчения совести, были открыты по заведенному порядку.

Все коллегии немедленно должны быть извещены об увольнении этих лиц; при этом общие причины удаления, как то: неукротимость их духа, непослушание, самоуверенность и прочее – должны быть преувеличены. Затем предупреждать всех наших, дабы они не вступали с ними в переписку и, говоря с посторонними, относились к ним одинаково и всюду распространяли бы, что общество исключает из среды своей лишь по причинам весьма важным, подобно морю, извергающему из пучины своей разложившиеся трупы. При этом не лишним будет с ловкостью внушить, что причины эти суть именно свойства, которые навлекают на нас ненависть...

Не следует упускать удаленных членов общества из виду, необходимо наблюдать за их жизнью и нравами, проникать даже в их намерения... Открыв в их поведении что-либо достойное осуждения и огласки, следует распространять его через людей низшего сорта. Следует тонкими намеками и двусмысленными рассказами подвергать сомнению их хваленые добродетели и действия, ибо обществу нет никакого дела до того, что люди, уволенные им, будут совершенно уничтожены.

Следует немедленно разглашать о несчастьях и ужасных происшествиях, случившихся с ними, и просить молиться за них людей благочестивых, дабы не подумали, что мы действуем под влиянием страсти. В наших же домах несчастья эти должны быть преувеличены в назидание оставшимся» (из главы XI).

------

Брошюра иезуитов достойна того, чтобы прочесть ее целиком. Но более всего она поучительна в одном отношении. Лучше всего пояснить это на примере из современной жизни. Один из наших «новых» – новоставленных епископов приступил к собиранию своего «окружения». Потянулись к этому центру горячие головы с голодными ртами... Во всей этой перетряске под удар попали все, кого можно было заподозрить в хозяйственной самостоятельности, или в наличии «своих» спонсоров,  или в том, что они особо уважаемы в своих общинах, или кого митрополит-центровик не взлюбил, или о ком можно было думать, что они не до конца понимают, что такое «послушание епископу»...

Короче, всякий, кто еще не понял, что церковная иерархия теперь – новая, совсем никогда не бывшая, с дуру «еретическая», личность не уважающая, тринитарному мышлению не навыкшая, епископству не обученная – дикая!.. Чего только такой епископ (в переводе с греческого – увы! – в уничижительном смысле «надзиратель») ни натворит... – Короче, всякий, кто еще не понял, что церковная иерархия – теперь такова, тот сам на себя пеняй.

«Послушание выше поста и молитвы» – и баста. Если бы только так... Рано или поздно попадал под подозрение всякий, кто не высказывал свое послушание «с упреждением».  

На наших глазах что было? – Хулиганские действия епископа и сплотившегося «окружения». Обиды свои батюшки терпели, вздыхали и помалкивали. Только один священник – по характеру «простец» – вполне понял, что происходит, и тихо произнес: «Ничего-ничего, пройдет год-другой и... и владыка забудет, что он был священник».

 

СОВЕТЫ ИЕЗУИТОВ, КАК ОТВЕЧАТЬ НА АНКЕТУ МП

Всякому, кто хочет быть рукоположен в сан в Русской Православной Церкви, предлагается анкета в форме личного обращения к Патриарху Кириллу. Зачем в официальном движении бумаг был сделан такой странный ход, объясняется в первых строках. От лица заявителя пишется: «Прежде, чем ответить на вопросы, хочу уверить Ваше Святейшество, что в случае принятия мною сана я до конца своих дней сохраню верность Вам и возглавляемой Вами Матери-Церкви».

Сперва – верность «Восточному папе», затем – возглавляемой Им Церкви.

Этот прием не Патриарх Кирилл изобрел, но – его учитель митр. Никодим (Ротов). Тем, кому он хотел предложить епископство, митр. Никодим «ставил условия, что, когда придет время, все епископы, которых ставил на кафедры он сам, перейдут вместе с ним в католичество. Он просил кандидата на хиротонию дать клятву, что он, если станет епископом, также примет католичество» (см. Выпуск 2 Церковной Аналитики).

Митрополиту (Никодиму) было достаточно устной клятвы по единственному вопросу. Патриарх (Кирилл) уже может требовать себе письменных обещаний верности – «до конца дней» заверителя и по любому вопросу. В этом «прогресс».

Далее в анкете следовало изложить:

1) «отношение к современным расколам с раскрытием их сути... что является причиной раскола». Любой из «расколов» внутри современного русского Православия имеет свою «причину». Если кандидат в священство вполне понимает, что это за «причина», то такой – не благонадежен. Ему предлагают либо солгать, либо написать донос на себя самого. 

2) «отношение к экуменическим контактам». Обращаясь к одному из лидеров мирового экуменического движения (патриарху Кириллу) за разрешением принять сан, нужно быть искренним экуменистом либо сознательно лгать.

3) «отношение к политическим партиям и движениям». Политическая ориентация МП известна. Поэтому кандидат в священничество должен быть либо лоялен носителю государственной власти, либо опять-таки солгать.

Вспоминается пушкинское: «как утеснительно сана законы быстро приняла»... Это было сказано о Татьяне Лариной с похвалой. А мы с сочувствием к будущим нашим диаконам и иереям скажем: вот каковы теперь «законы утеснительного сана» – жуть.

Как все-таки отвечать на вопросы анкеты, если в самой их постановке чувствуется подвох? И если совсем не хочется давать клятву верности («пока смерть не разлучит нас») никакому лицу в церковной иерархии? Может быть, воспользоваться опытом духовенства иной конфессии, внутри которой сложился весьма своеобразный стиль церковной дипломатии?

– – –

Наше церковное устроение все больше извращается под влиянием ложной экклесиологии, которая господствует в католицизме.

Предела извращения церковное строительство в католическом мире достигло внутри замкнутой касты и отдельной иерархии – в ордене иезуитов.

Одна из задач иезуитов была борьба против протестантизма. Эта борьба была во многом успешной благодаря ясной стратегии, которой придерживался орден. У протестантов был заимствован принцип «Чья власть, того и вера»: кто заручится поддержкой светской власти, тот и будет доминировать в религиозной политике. Иезуиты поставили перед собой задачу завоевать полное доверие высших классов, проникнуть в королевские и княжеские дворы и занять там место советников, проводя и отстаивая с помощью дипломатии и интриг интересы папства.

Самый простой путь к этой главной цели при тех исторических условиях была исповедь. Иезуиты были духовниками-исповедниками некоторых английских, французских, баварских, швейцарских, португальских монархов.

Поскольку таинство исповеди стало средством преуспеяния не того, кто кается, а того, кто исповедует, иезуиты ввели практику так называемой щадящей исповеди. Для привлечения и установления контроля за совестью кающегося они проявляли крайнюю снисходительность к грехам и приобрели славу покладистых духовников. Вот характерные высказывания на эту тему.

«Если духовник наложил тяжелую эпитемью и, несмотря на просьбы кающегося, не захочет изменить её, последний вправе уйти без отпущения и приискать себе более снисходительного духовника». «Епитемьи трудные, возбуждая досаду в кающихся, заставили бы их возненавидеть исповедь или обратиться к неспособным духовникам, не смыслящим духовного врачевания». «Кающиеся почти вламываются к нам в двери... Благодаря нашей благочестивой религиозной находчивости... ныне едва успеет человек запятнать себя грехом, как уж мы его омоем и очистим».

Снисходительность подобного рода требовала нравственного и научного оправдания. Именно этому служили своеобразные нравственные правила, известные как мораль иезуитов.

Применив схоластический метод доказательств «за и против», они создали положение, применяясь к которому всякий порок можно было признать нравственно-невменяемым. Это была так называемая «теория оправдания» (или пробабилизма; от лат. probabilis – вероятный, правдоподобный). В соответствии с этой теорией:

– всякое действие может быть совершено и не будет противно нравственным законам, если в оправдание его можно представить мнение какого-либо авторитетного богослова;

– при этом заранее было известно, что при сопоставлении различных мнений обнаружатся их разногласия и противоречия. Согласно теории оправдания (правдоподобия), из двух представленных взглядов ни один не может считаться несомненно достоверным, но является лишь правдоподобным;

– при разногласии авторитетов о дозволенности или недозволенности какого-либо поступка можно избирать любое их мнение и руководствоваться только им;

– в одних случаях допустимо основываться на одном из противоречивых мнений, в других же – на любом ином, даже если оно во всем противоречит первому. В зависимости от разных соображений, приспосабливаясь к обстоятельствам, священник может спокойно простить самый тяжелый проступок одному прихожанину и наложить свирепое церковное наказание на другого, поступившего точно так же.

Вот два примера, как работала теория оправдания. «Правдоподобно учение  разрешает судье при постановлении приговора руководствоваться мнением менее правдоподобным». «Когда обе стороны приводят в свою пользу основания, одинаково правдоподобные, судья может взять деньги от одного из тяжущихся, чтобы произнести приговор в его пользу».

В конечном своем результате пробабилизм упразднял всякий внутренний голос совести и веления нравственности, заменяя их суждениями признанных авторитетов, в качестве которых выступали иезуитские богословы. Нравственные принципы христианства не только перестали быть для них руководящей нормой, но они сами их и творили, исходя из принятых среди них нравов и обычаев. Иезуиты называли свою систему нравственного богословия приспособительной теологией, давая понять, что она приноравливается к воззрениям и нравам людей известного времени и места.

Например, как богачу внутренне оправдать себя, если он уклоняется от того, чтобы подавать милостыню? «Нищим, хотя бы их нагота и болезненное состояние являли признаки крайней нужды, редко кто силою заповеди бывает обязан помогать даже от избытка своего: во-первых, потому что они часто преувеличивают свою крайность, а во-вторых, потому что можно предполагать, что им помогут другие».

Ростовщика, желавшего избавиться от наказания за грех лихоимства, иезуит оправдывал, утверждая, что греха нет, если считать проценты выражением сердечной благодарности должника или следствием дружбы, приобретаемой ростовщиком за любезное предоставление ссуды.

Если дворянский сын ждёт смерти отца, который оставит ему наследство, это тоже не считалось грехом: «Позволительно сыну отвлеченным помыслом желать отцу своему смерти, – конечно не как зла для отца, но как добра для себя ради ожидаемого значительного наследства».

Если великосветский человек соблазняет девушку из небогатой семьи, он не совершает грех и не обязан на ней жениться, если такое обещание было дано лишь притворно: «Ибо большая разница в положении и богатстве есть достаточное основание для сомнения в действительности обещания; и если девушка, несмотря на это, не усомнилась в обещании жениться, она и виновата».

Нарушает ли человек, согрешивший с замужней женщиной, заповедь, запрещающую прелюбодеяние? «Кто наслаждается преступной связью с замужней женщиной, но не как с замужней, а просто как с красавицей, абстрагируясь от обстоятельства замужества, тот грешит не прелюбодеянием, а простым блудом».«Кто насилием или соблазном повредил девушке, по совести, не обязан возмещать ей ущерб, если последний остался тайным».

Излюбленным приёмом иезуитов было аналитическое разложение цельных понятий или недозволенных поступков на множество мельчайших действий, каждое из которых само по себе невинно, чтобы доказать их безгрешность. Так, дуэль всегда запрещалась церковью, и дуэлянты ставили своих духовников в затруднительное положение. В связи с этим один из иезуитских моралистов нашёл следующее оправдание исповедующемуся: «Человек выходит рано утром из дому при шпаге. Что же, разве это грех? Он направляет шаги к определенному месту – тоже не грех! Прохаживается взад и вперёд, гуляет – всё это совершенно невинно. Вдруг на него нападает противник; естественно, по праву самозащиты он выхватывает шпагу и обороняется; что бы затем ни случилось, неужели осудить его?»

Там, где теория пробабилизма оказывалась неприменимой, выдвигалась другая: доказывалось, что допустимо совершение всякого безнравственного поступка, если таковой не составляет главной цели. Это положение, известное как «цель оправдывает средства», стало одним из главных руководящих принципов иезуитов. 

Для оправдания грехов и исключения даже необходимости покаяния иезуиты прибегали к так называемой «мысленной оговорке» (reservation mentalis) или «очистительной оговорке». Например, нельзя желать греховного и нельзя говорить «с каким бы удовольствием я убил бы этого человека», но если к этим словам прибавить хотя бы мысленно «если бы Бог это позволил» или «если бы это не было грешно», то греха в этом нет.  

На вопрос, предложенный убийце, он ли убил такого-то? – совершивший убийство может смело отвечать: нет, подразумевая про себя, что он не посягал на жизнь убитого им человека «до его рождения».

Если муж спросит прелюбодейку, не нарушила ли она брака, она смело может сказать: «Не нарушила», потому что брак продолжает ещё существовать.

А если муж всё ещё продолжает питать подозрения, она может успокоить его, заявив: «Я не совершила прелюбодеяния», думая при этом: «Прелюбодеяния, в котором я должна была бы тебе сознаться».

Если человек обещает что-то в двусмысленных выражениях, то впоследствии он может без греха настаивать, что обещано было то, а не это. От показаний, данных под присягой, можно отречься, если слова присяги произносились механически, без внутреннего убеждения. На основании этого дозволялось давать ложные клятвы и обещания, если при этом держится в уме ограничение или отрицание этой клятвы.

Таким образом, именно в системе морали иезуитов, воспитавших целые поколения представителей европейской элиты, можно найти истоки той «двойной морали», которая стала одним из ключевых принципов западной дипломатии и удобным оружием отстаивания интересов западных правящих кругов в мировой политике. 

------

Итак, из недр Московской Патриархии вышла бумага: кандидату на рукоположение предлагают заполнить анкету... Умная голова решила: загодя на подходе отсечь тех, кто не до конца впредь для режима лояльны. И сама анкета так составлена, что где-то нужно подклониться, слукавить, прилгнуть... И как-то это «по-иезуитски» получилось... А если по-иезуитски, то что?

Родоначальником и вдохновителем того направления в нашем церковном строительстве, которому прилежны Святейший Патриарх Кирилл и митрополит Иларион, был митрополит Никодим (Ротов), у которого отношения с иезуитами были самые предпочтительные, самые задушевные – отношения духовной близости.

Владыка Никодим допускал к причастию католиков, например, отца-иезуита М. Арранца во время его преподавательской деятельности в Ленинградской духовной академии. М. Арранц стал первым иезуитом, преподававшим в православном учебном заведении в Советском Союзе. Владыка Никодим служил в коллегии «Руссикум» (иезуитский центр для миссионеров «восточного обряда») на «драгоценном антиминсе». Этот антиминс был прислан в 20-х или 30-х годах иезуиту епископу д’Эрбиньи, который работал над установлением «конкордата» с большевистской властью, беспощадно уничтожавшей в то время православное духовенство и верующих. Владыка Никодим открыто поддерживал «общество Иисуса», со многими членами которого он имел самые дружеские связи. Митрополит Никодим перевел на русский язык текст «духовных упражнений» Игнатия Лойолы (основателя ордена иезуитов) и очень высоко оценивал эти «упражнения».

Сейчас два первых лица в нашей церковной иерархии настроены решительно в пользу контактов с господствующим в Ватикане иезуитским трендом.

Митр. Иларион неутомимо настаивает на встрече патриарха с папой-иезуитом. До недавнего времени за «диалог» Ватикана с православными отвечал иезуит М. Жуст, который высказал принципиальную установку: «Для нас важно, чтобы принятие совместных документов или возможная будущая встреча Папы и Патриарха не вызывали серьезных протестов». Именно над этим и работают иезуиты вместе с нашим главой ОВЦС. Они готовят «общественное мнение», чтобы не было никакого «общественного мнения» по поводу встречи папы с патриархом.

Но ведь и патриарх Руси должен быть готов, чтобы встретиться с папой-иезуитом. О том, что он в совершенстве готов, и до патриаршества был готов, сообщает тот же иезуит М. Жуст: «Меня представили митрополиту Кириллу. Наша встреча длилась всего минуту, это было простое знакомство, но я сразу почувствовал открытость, теплоту и сердечность митрополита Кирилла по отношению ко мне. А также почувствовал, что с этим человеком можно сотрудничать, что с ним можно работать честно и открыто».

Когда высокопоставленный иезуит говорит о честности и открытости, это означает только то, что он в своем собеседнике видит полного невежду.

М. Жуст говорит и о другой встрече с митрополитом: «Митрополит Кирилл вспоминал, что, если не ошибаюсь, его отец [Гундяев Михаил Васильевич (1907-1974), в 1947 г. был рукоположен в иереи, служил в Ленинградской епархии] однажды встречался с главным настоятелем нашего ордена (я являюсь членом Ордена иезуитов) отцом Педро Аррупе, и увидел в нем по-настоящему духовного человека. Владыка Кирилл также  немного рассказал об отношениях своего отца с католиками, а я поделился с митрополитом о своей работе над докторской диссертацией в парижской православном Свято-Сергиевском богословском институте и о своей дружбе с православными студентами и профессорами. Это был хороший теплый разговор». Оказывается, не только духовный отец патриарха Кирилла (м. Никодим), но и его родной отец чувствовали сердечную связь с иезуитами.

Третья реплика М. Жуста естественно связана с избранием нового Патриарха: «Когда я узнал, что митрополит Кирилл избран Патриархом Московским и всея Руси, то еще более обрадовался – ведь Предстоятелем Русской Церкви стал человек, которого мы уже давно знаем».

Особенно же тесные контакты с иезуитами поддерживает митрополит Иларион (Алфеев). В 2007 г. он посетил Джорджтаунский университет, являющийся старейшим иезуитским учебным заведением, одним из крупнейших ВУЗов США. Здесь присутствовало все руководство университета и профессора, также – директор Библиотеки Конгресса д-р Дж. Биллингтон, представители Государственного департамента США, администрации вице-президента США Д. Чейни и представители католической Епископской Конференции. Ясно, что не «в гости» к иезуитам приехал человек из России.

Мало кто знает, но сам генерал ордена иезуитов («черный папа») Адольфо Николас посетил Москву в 2010 г. и имел переговоры с зам. главы ОВЦС.

Крайнее течение в католичестве – иезуиты. Иезуиты – это уже такая крайность, которая перешла в противоположность. Это уже «Ватикан» как религия не христианская. И именно с иезуитами у наших сверхвластных иерархов – давнишняя и нерушимая дружба.

------

Для того, чтобы высказаться об иезуитах, мы выбрали предлог в виде анкеты – бюрократической процедуры Московской Патриархии. Больше, чем история Ордена иезуитов, их сущность помогает понять вопрос из сферы простых нравственных отношений.

Абсолютная безнравственность в соединении с административным принуждением до полной подчиненности – суть иезуитизма. Веры в Бога там нет.

Вполне в иезуитском стиле будущим нашим священникам предлагают на письме «побеседовать» с начальством. Иезуиты хотят от вас откровенности? Разве? Носители «двойной морали» хотят от нас однозначно честных ответов?

Их главный напор на личность – солги. Приобщись. Почему не дать того, что просят по праву – отдать лукавому его же лукавство? Кесарю кесарево, а иезуиту-бюрократу – его дань? Тот, кто сеет ложь, тот и пожнет ложь... Почему нет? Кто с ложью к нам пришел, от лжи и погибнет...  Солги нам.

Вот тебе и задачка, будущий пастырь: уподобляться иезуитам никак нельзя; и говорить с ними как с честными людьми – никак нельзя. Посмотри, как весь мир восхищается «искренностью» иезуита (круглый квадрат!) – папы Франциска, и не ходи вслед этих глупцов. И сам, если входишь в «иерархию», не будь глуп.

 

P.S. Печальные вести пришли из Московской Духовной Семинарии и Академии. Сказанное студентами на исповеди становится достоянием начальства. Для того, чтобы разгласить тайну исповеди (тяжелейший грех для священника), не обязательно называть имя исповедовавшегося: достаточно «употребить характерное выражение», которое точно указывает на нужное лицо. 

Также можно – не называя имени – принять на основании исповеди «нужное административное решение». И в том, и в другом случае тайна исповеди, считают «духовники» студентов, не будет считаться нарушенной – чисто иезуитский прием. Особенно печально сознавать, что такие «новости»  пришли из стен Свято-Троице-Сергиевой Лавры – оплота православия.

Если дух окатоличивания проник в систему церковной бюрократии, то метастазы пойдут по всему телу без специальных усилий на местах.

Студент, не будь глупым «по жизни».

«Близко, при дверях» – это иезуит у порога.

 

ДОГМАТИЧЕСКОЕ НЕДОМЫСЛИЕ НАШЕЙ ИЕРАРХИИ

Обложка книги «Благое непослушание или худое послушание» (см. следующий материал данного Выпуска). 

Голова несчастного человека с обложки книги – принадлежит тому, кто твердит:

«Послушание выше поста и молитвы».

Это – человек, который уклонился от Предания Православной Церкви. Точно так же отступил от Св. Предания и наш митрополит Иларион, который заявил:

«Церковь – это иерархическая структура, где все построено на принципе послушания».

Это – не просто очень серьезная экклесиологическая ошибка: это установка – враждебная духу Православия.

Уклонение от Предания, неправильное понимание послушания – основная причина многих и страшных неустройств в Православных церквях. Такова главная мысль книги протоиерея Феодора Зисиса «Благое непослушание или худое послушание».

Неверное понимание того, как устроена «иерархическая структура» Церкви, может быть следствием не только утраты непосредственной связи с Преданием Православной Церкви (о чем пишет о. Ф. Зисис), но также – следствием серьезного повреждения в сфере догматического мышления, о чем пишет митр. Иоанн Зизиулас (Общение и инаковость. М., 2012).

«Слово “иерархия” в наше время приобрело отрицательный оттенок. Это связано с угнетением и подавлением свободы... Иерархия становится злом, когда “больший” не дает “меньшему” быть в полной мере иным – в полной мере “им” или “ею”» (митр. Иоанн, указ. соч., с. 184). Обычно «подавление свободы» трактуется как нравственная проблема: когда – по своей ответственности и достоинству – подчиненный поставляется нравственно ниже начальствующего.

Однако корни проблемы «подавления свободы» в иерархии залегают глубже –в сфере проблем онтологии и догматического мышления. Согласно православному вероисповеданию, Бог «Отец – “причина(aition) божественной личностности, причина Сына и Духа» (там же, с. 180). Бытие Бога в Троице являет нам подлинную личностность. Человеческая «личность – это всегда дар» (там же, с. 182). Человек как «образ Божий» призван к свободе и личностному бытию.  

Давно замечено, что «на Западе все началось с учения о единстве Бога, а затем продолжилось разработкой учения о Троице, тогда как на Востоке все разворачивалось в обратном направлении» (митр. Иоанн, указ. соч., с. 202).

В Православии уважение к личности поддерживалось самим стилем догматического подхода – тринитарным богословием, «трóическим поклонением».

Уяснение догмата Троицы дает возможность понять, насколько священна личностность и свобода человека. «Подавление свободы» в поврежденной церковной иерархии может стать причиной того, что сама поврежденная иерархия станет основанием зол.

В наше время «армейская» дисциплина, «партийная» дисциплина, «бюрократическая» дисциплина, «иезуитская» дисциплина стали образцом ложно понимаемого послушания в рамках церковной иерархии.

«Великая добродетель послушания, к большому сожалению, многими понимается неправильно. Из-за этого верующие теряют свою свободу во Христе, свой внутренний, духовный потенциал и всякую способность к борьбе и подвигу. И в руках некоторых, на вид благочестивых, “духовников” часто они превращаются в безвольные и несвободные создания, в этаких бессловесных и безропотных рабов» (о. Феодор Зисис).

«Человек есть “образ Бога”. Человек не Бог по природе, поскольку он тварен... “Образ Бога” в человеке имеет отношение не к природе – человек никогда не сможет быть Богом по своей природе, – но к личностности» (митр. Иоанн, указ. соч., с. 213).

«Нет ничего более священного, чем личность, поскольку она составляет “способ бытия” Самого Бога. Личность нельзя принести в жертву или подчинить какому бы то ни было идеальному, какому бы то ни было нравственному или естественному порядку, какому бы то ни было интересу или цели, даже самой священной» (там же, с. 214).

-----

Сопоставим сказанное греческими православными богословами с тем, что «Послушание выше поста и молитвы». Подобного рода сентенции называют иногда «народным благочестием», но тем только оскорбляют народ благочестивый.

Когда же мы от церковного иерарха слышим, что «Церковь – это иерархическая структура, где все построено на принципе послушания», то должны зафиксировать, что данное лицо в сфере своего мышления не имеет контакта с догматическими истинами Православия.

Представим, что человек нечувствителен к Преданию и ему недоступно догматическое мышление, а он уже митрополит и без пяти минут Патриарх.

Подлинно, под рукой такого деятеля «иерархия становится злом». «Примат “единого” над “многим”... над личностностью превращает иерархию в средство не порождения и охранения инаковости... но в средство принуждения к единству. Судебные и правовые понятия становятся частью экклесиологии и вследствие этого церковь, подобно любому законному учреждению» – то есть целиком превратившись в мирское учреждение – «пользуется силой принуждения в целях поддержания единства» (митр. Иоанн, указ. соч.. с. 187).

Как происходит Реформация в РПЦ? Через администрацию. Церковная бюрократия уже по существу внедрила такой тип иерархии, который «подобен любому законному учреждению» – мира сего.

-----

Процессы Перестройки в СССР и Реформации в РПЦ – во многом аналогичны, и по времени оба процесса начались одновременно. Задним умом понимаешь, что они как будто запитывались друг от друга...

Главное дело жизни Горбачева – демонтаж СССР, для чего было необходимо отстранить от власти КПСС. У Горбачева был ближайший советник – А.Н. Яковлев, заметим, бывший зав. Отдела агитации и пропаганды (Агитпропа) ЦК КПСС. При такой высокой должности Яковлев был по убеждениям ярым либералом и западником, что он скрывал, то есть до Перестройки он был из породы «крипто» – крипто-либерал и крипто-западник.

Яковлев подал Горбачеву ценный совет: «Для того, чтобы распустить КПСС, нужно использовать дисциплину внутри партии». Распоряжения из центра в КПСС исполнялись неукоснительно. Под руководством Горбачева компартия в прежнем виде и прежней роли быстро перестала существовать.

Реформация в РПЦ имела целью конечно не демонтаж всей структуры, но изменение ее сущности – замещение духа Православия. Для Реформации РПЦ необходимо было задействовать церковную иерархию.  

И стальная «партийная дисциплина», и советская «церковная иерархия» были призваны на службу деструкции – начались Перестройка и Реформация. Советы крипто-либерала (Яковлева) и крипто-католика (Ротова) возобладали. Горбачев предал все, что можно, и сам полетел. В двухтысячелетней церковной организации дела так быстро не делаются.

С началом Перестройки в церкви начали еще больше «укреплять» иерархию, изолируя ее, с одной стороны, от деятельности «приходской общины», с другой стороны, от – возможного влияния Поместного собора. Что легко проследить по документам церковного Устава 1988 г, приходского Устава 1999 г. и церковного Устава 2000 г. (см. Выпуск 1). Зачем нужно было «укреплять» то, что и без того было крепко?

Для того, чтобы достичь абсолютного качества. Сегодня ни «община», ни «Собор» больше не угрожают епископской власти.

Такова теперь наша «иерархия» – снизу обрезали, сверху обрезали – получили чушку, которая все тараном пробьет, и внутрь себя никого не пустит.

В результате власть епископа над епархиальной жизнью не имеет никакого внутреннего – нравственного – самоограничения и, с этой своей стороны, является безнравственной.

Таково общее направление Реформации РПЦ – заместить дух Православия и  перестроить иерархию на началах непроницаемой административной вертикали.

Те, кто помнит Церковь гонимую и притесняемую, ясно ощущают, что действиями «новой иерархии абсолютного послушания» происходит разрыв с Преданием и догматическим мышлением Православной Церкви.

Мы, современники Перестройки, будем невольно вспоминать нашу церковную жизнь вместе с «куполами и колоколами» и особенным «светом» конца 80-х. Но пройдут два-три поколения, и историк Православия в России отчетливо увидит, что от Перестройки начались «темные десятилетия» в нашей Церкви – более страшные, чем гонения и притеснения.

 

БЛАГОЕ НЕПОСЛУШАНИЕ ИЛИ ХУДОЕ ПОСЛУШАНИЕ?

Продолжение ( начало в Выпуске 3).

«Благое непослушание или худое послушание». Так называется замечательная брошюра протоиерея Феодора Зисиса, профессора богословского факультета Фессалоникского университета имени Аристотеля (Москва: Святая Гора, 2009).

NB: Книга запрещена к распространению Московским Патриархатом.

 

СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ О ПОСЛУШАНИИ

Писание делает чёткое различие между добрыми пастырями и злыми наёмниками; истинными и подлинными служителями Божиими, учителями, пророками – с одной стороны, и лжесвященниками, лжеучителями и лжепророками – с другой.

Приведём цитаты из книги святого пророка Иеремии, которые использует и святитель Григорий Палама применительно к современным ему лжепастырям-еретиками:

«Изумительное и ужасное совершается в сей земле: пророки пророчествуют ложь, и священники господствуют при посредстве их» (Иер. 5, 30-31). 

«Пастыри сделались бессмысленными и не искали Господа, а потому они и поступали безрассудно, и всё стадо их рассеяно» (Иер. 10, 21). 

«Множество пастухов испортили Мой виноградник, истоптали ногами участок Мой; любимый участок Мой сделали пустою степью; сделали его пустынею» (Иер. 12, 10-11).

Сам Христос чётко разделяет пастырей на добрых и злых, побуждая слушаться только хороших, а отнюдь не плохих – наёмников, которых интересует лишь собственная выгода и которые отнюдь не намерены жертвовать собой ради овец, оставляя их беззащитными при нападении волков (Ин. 10, 11-12).

Если овцы, то есть верующие, по какой-либо причине всё же последуют за худым пастырем, то ответственность за этот шаг будут нести они сами. Об этом ясно сказано в Апостольских постановлениях: «Надобно бегать пастырей-губителей».

Апостол Павел предупреждает пресвитеров Эфеса о том, что вскоре появятся пастыри – волки в овечьих шкурах... Из среды самих пресвитеров выйдут те, кто, извратят Евангелие: «Я знаю, что, по отшествии моём, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада» (Деян. 20, 29).

И последнее: апостол языков предупреждает верных, что в вопросах веры и послушания необходимо проявлять такую осторожность и рассудительность, что даже если бы он сам или же ангел начали учить чему-то иному, неведомому прежде, то не следовало бы их слушаться (Гал. 1, 8).

 

СВЯТЫЕ ОТЦЫ О ПОСЛУШАНИИ

Многие святые отцы, основываясь на Священном Писании, прямо и откровенно говорили о злых пастырях, решительно высказываясь в пользу изгнания таковых из Церкви, особенно когда те своим поведением соблазняют народ Божий.

Ныне же, искажая и упраздняя Евангелие, опровергая и ниспровергая святых отцов, подобные лжепастыри не только не выдворяются вон, дабы наступил столь желанный и долгожданный катарсис, но, напротив, они удостаиваются ещё и беспрекословного послушания. 

16р.jpg1) Святитель Афанасий Великий

«Если епископ или священник, будучи очами Церкви, имеют недоброе поведение и соблазняют народ, то следует их изгонять. Лучше без них собираться в доме молитвы, чем вместе с ними, как с Анной и Каиафой, быть вверженными в геенну огненную».

Лицемерие искони подтачивает христианскую мораль, в том числе и среди монашествующих. Святитель Афанасий о подобных двуличных лжепастырях пишет так: «Если чрево ему – бог, гортань – ад, если он падок на деньги и торгашествует благочестием, оставь его – он не мудрый пастырь, но хищный волк... Ты должен распознавать христопродавцев по делам их, так как они, нося личину благоговения, имеют дьявольскую душу». 

Никто из (нынешних) иерархов-экуменистов никогда не выступил в поддержку защитников Предания, объяснив, что происходящее уклонение от чистоты церковного учения допускается ими лишь на краткое время и только ради икономии, дабы кого-нибудь из заблудших и еретиков – католиков, протестантов и монофизитов – привести к Православию. Напротив, нам навязывается мнение, что к Церкви принадлежат все и вся, и никто не пребывает вне её границ. Вследствие чего сами понятия ересь и заблуждение ушли в небытие.

Итак, согласно мнению святителя Афанасия Великого, существует праведное, непредосудительное неповиновение – святое божественное непослушание, которое допустимо и даже необходимо в тех случаях, когда церковное священноначалие неверно преподаёт слово Христовой истины. 

17р.jpg2) Святитель Василий Великий

«Только не обманывайтесь ложным словом тех, кто возвещает истинность веры. Ведь они христопродавцы, а не христиане, всегда предпочитающие жить с выгодой для себя, а не по истине. Когда они решили завладеть сей пустой властью, то присоединились к врагам Христовым, а когда увидели, что народ негодует, то снова притворились истинно верующими. Я не считаю епископом и не причисляю к иереям Христовым того, кто нечистыми руками выдвинут на предстоятельское место для разрушения веры».

Святой Василий обращается к клиру другой епархии, не дожидаясь какого-то одобрения или дозволения со стороны вышестоящей церковной власти – патриарха или синода. (Нам же зачастую советуют брать благословение и извещать священноначалие обо всём, что бы мы ни собирались предпринять – но ведь и мы не делаем ничего предосудительного, когда вместе с другими священнослужителями и монашествующими высказываемся по ряду серьёзных церковных и богословских проблем.) 

3) Святители Григорий Богослов и Иоанн Златоуст

Святитель Григорий, претерпевший многие гонения и ссылки от плохих иерархов, пишет, что он не страшится ничего: ни нападок со стороны людей, ни нападений диких зверей. Единственное, чего он боится и желал бы избежать, так это злых епископов: «Одного избавь меня, злых епископов». Ибо архипастыри, поставленные быть учителями, вместо этого стали делателями всяческих злодеяний и многоразличного порока: «Стыдно говорить, как есть, но я скажу: поставленные быть учителями благого, мы есть источник всех зол».

Подобную же мысль мы встречаем и у святого Иоанна Златоуста: «Никого я так не боюсь, как епископов, – исключая немногих».

Как святитель Григорий, рассуждая о мире и войне, говорит, что «брань лучше мира, разлучающего с Богом», так и мы дерзнём утверждать, что непослушание бывает лучше послушания, разлучающего нас с Господом. 


18р.jpg4) Преподобный Максим Исповедник

В те времена повсюду царила ересь монофелитства (ныне же везде, к сожалению, господствует наихудшая из ересей – экуменизм) и весь епископат могущественной Константинопольской Церкви покорился императору и патриарху, поддерживающим еретиков. Непокорным был только один инок - преподобный Максим. (Наверняка, он тоже слыл бунтарём и непослушливым, как и сегодня противников экуменизма обвиняют в том, что своим словом они будоражат и смущают паству.)

Святой Максим прекрасно понимал: чтобы противостоять еретикам, недостаточно церковного сана, – необходимы богословские знания и богатый опыт. (Ныне же некоторые полагают, что после епископской хиротонии они становятся искусными богословами и поэтому требуют абсолютного послушания себе).

Еретик, епископ Кессарийский Феодосий, предпринял ещё одну попытку убедить святого, заявив, что с ним они полностью согласны и что вероучения они нисколько не изменяют, но действуют так исключительно из соображений икономии. «Появившееся ради икономии не следует принимать как истинный догмат, так же как и ныне предлагаемый нам типос появился под предлогом икономии, а не в соответствии с догматами».

На это преподобный Максим ответил, что в вопросах веры нет места икономии и компромиссу, и те, кто пытаются своё уклонение от чистоты православного учения оправдать икономией, суть лжецы. (А сегодня еретичествующие иерархи в погоне за человеческой славой, совершенно забыв о Боге и своей совести, призывают нас к беспрекословному послушанию, принуждая покориться экуменизму.)

В конце концов, единственным из патриархов, верным Православию, остался лишь святитель Софроний Иерусалимский, вокруг которого и смогли сплотиться православные, клирики и миряне: «Вокруг него собирается всё священство и православный народ». (Дай-то Бог, чтобы и в наши дни Господь явил миру хотя бы одного патриарха или двух-трёх епископов, незапятнанных позором экуменизма, дабы возле них смогли бы объединиться «священство и православный народ»). 

19р.jpg5) Преподобный Феодор Студит

Преподобному Феодору Студиту пришлось отстаивать истину в двух важных и серьёзных церковных и богословских вопросах того времени, тогда как официальная Церковь в лице патриарха и синода в разрешении этих проблем шла на компромисс и уступки... Первая проблема возникла в связи со вторым браком автократора Константина VI, а вторая – вследствие иконоборческой политики императоров Льва V и Михаила II.

Лев V возобновил иконоборческие споры и воздвиг новые гонения против иноков, прежде всего против главного «зачинщика» – студийского игумена Феодора. К сожалению, сразу нашлись некоторые епископы, согласные с царём-еретиком, а другие, не выдержав давления, вынуждены были ему подчиниться.

На заседании собора царь изложил свою точку зрения, называя почитание и поклонение святым иконам идолопоклонством. В ответ на это иконолюбивые отцы высказали православную позицию: «Великим благом для нас, слышащих, что вы таковы, было бы даже прекратить совещания с вами. Ведь божественный Давид с нами согласится, говоря, что не должно ни сидеть в суетном собрании, ни входить вместе с беззаконными, ни собираться в церкви лукавых».

После такой именно святой Феодор, простой иеромонах, взялся полностью опровергнуть доводы царя: «Он выступил первым из собравшихся из-за величия речи и добродетели». (Ведь отнюдь не хиротония сама по себе делает епископа искусным богословом.)

Назвав еретиков человекоподобными зверями, а их слова и поведение погибельными, он советовал, насколько это возможно, отстраняться от них и даже не встречаться с ними вовсе, ибо с еретиками «разговаривать не только излишне, но и просто вредно».

Общая позиция отцов-иконопочитателей имеет для нас огромную важность, поскольку ясно свидетельствует о бесполезности и бесплодности продолжения сегодняшних богословских диалогов с так называемыми инославными, как ныне почтительно принято именовать еретиков.

Эти диалоги представляют для нас исключительный интерес, поскольку отвечают на вопрос: «Кто же на самом деле отлучают себя от Церкви: те, кто не слушаются еретиков и еретичествующих архипастырей и правителей, или же те, кто отделяют себя от истины Евангелия и догматов веры?»

В отношении же вопроса, следует ли говорить и клеймить позором зло или же лучше молчать, пребывая в послушании архиереям и иереям, святой Феодор категоричен: «Заповедь Господа – не молчать в то время, когда в опасности вера. “Говори, - сказал Он, - и не умолкай” (Деян. 18, 9). “А если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя (Евр. 10, 38). И ещё: “Если они умолкнут, то камни возопиют (Лк. 19, 40). Итак, когда дело касается веры, то не следует говорить: “Кто я такой?”».

Если одно только молчание есть уже отчасти знак согласия, то письменное одобрение еретических мнений перед лицом всей Церкви – это уже измена Православию. К сожалению, сегодня мы стали невольными свидетелями такого предательства – посредством принятых документов и письменных решений в наши дни происходит распространение и засилье ереси из ересей – нечестия экуменизма.

Итак, еретическая синагога не есть Церковь; еретики и находящиеся с ними в общении никоим образом не могут составлять Церковь.

Самое прискорбное, что большинство насельников, безбедно живущих в щедро финансируемых государством и Евросоюзом обителях, а также на пожертвования верующих, успокаивают себя тем, что они, дескать, молятся, исполняют свой духовный долг, – а в это время вера православная ниспровергается, экуменизм же и сопутствующие ему вседозволенность и распущенность укрепляют свои позиции.

Незыблемое стояние за истину сохраняло в первозданной чистоте веру нашу вплоть до XIX века. В дальнейшем, к сожалению, повсеместно утвердилось господство модернистского духа, детища западного Просвещения. А затем, с начала XX века, постепенно получила распространение всеересь экуменизма, которая сегодня почти полностью одержала верх, завладев умами представителей официальной Церкви и получив неограниченный доступ в церковные учебные заведения. 

20р.jpg6) Преподобный Симеон Новый Богослов и святитель Марк Ефесский

Обращаясь к будущим монахам, преподобный Симеон советует им быть очень внимательными и осторожными в выборе старца-учителя, у которого они будут находиться в послушании.

Со слезами и многими мольбами следует просить Господа послать нам бесстрастного и святого духовного руководителя. Но даже найдя такого, как нам кажется, человека (что весьма нелегко), каждому из нас надо внимательно исследовать Священное Писание и творения святых отцов, дабы, взяв их за основание, судить о том, чему учит и что делает духовник, как поступает в тех или иных случаях.

Ранее подобное наставление давал послушникам преподобный Иоанн Лествичник, дабы избежать им опасности послушания худому старцу.

Итак, святые едины во мнении, что послушание должно быть не безрассудным, но рассудительным.

Святитель Марк Ефесский вошёл в историю как бесстрашный исповедник, борец за чистоту православного учения и яростный противник католичества, как антипапа (так его именует в своей одноимённой книге преподобный Афанасий Парийский). Он, единственный из всего константинопольского епископата, не послушался решений Ферраро-Флорентийского униатского co6opa и сохранил истину Православия, несмотря на все унижения и оскорбления со стороны католиков и латинствующих православных (которые суть не что иное, как подобия нынешних экуменистов).

Во время долгих заседаний собора святитель Марк убедился в том, что католики, несмотря на множество приведённых им богословских аргументов, совершенно закоснели в ереси и упорствуют в своих заблуждениях; увидел, что всюду безраздельно царят эгоизм, самодовольство и надменность; удостоверился в светском образе мыслей латинян, их мирском умонастроении и властолюбии. И после этого святой, невзирая на то, что работа собора ещё продолжалась, решительно заявил православной делегации, «что латиняне не только раскольники, но и еретики. И об этом Церковь наша умолчала, вследствие того, что их племя велико и сильнее нашего».

Итак, католицизм есть ересь – вот единодушная оценка святых отцов и учителей Церкви со времён святителя Фотия. Посему продолжению и неизменности сей единогласной святоотеческой позиции – так называемому согласию отцов (consensus Patrum) – наносят большой урон и приносят немалый вред те нынешние иерархи (причём даже и самые высокопоставленные), которые утверждают, что католичество вовсе не ересь, а сама католическая церковь не просто церковь, но ещё и «сестра». (Происходит это либо по неведению, которое, впрочем, врачуется знанием, либо по убеждению и вследствие латиномудрия – и тогда это состояние совершенно безнадёжное и ничем непоправимое.)

Этим они уничижают Единую Святую Кафолическую и Апостольскую Церковь, ибо ставится под сомнение тот неоспоримый факт, что только она одна является Церковью Христовой, в которой возможно спасение верующих, а также упраздняются пределы вечные, которые положили отцы наши.

По возвращении делегации из Флоренции и восторженной встречи святителя Марка верующими Константинополя, латинствующие православные (прообразы нынешних экуменистов) отправили его в ссылку на остров Лемнос (1440-1441), чтобы не иметь в лице святого преграду для проведения в жизнь решений униатского разбойничьего собора и чтобы слово его не звучало открыто.

Что же сделал в этой ситуации святой Марк? Может, он подчинился латиномудрствующему патриарху Митрофану и его преемнику Григорию и продолжил поминать их за богослужением? 

Напротив, премудрый в божественном и непоколебимый в убеждениях архипастырь не только прервал церковное общение с латинствующими, но и незадолго до своей блаженной кончины, уже на смертном одре, завещал, чтобы никого из еретичествующих епископов или клириков и находящихся с ними в общении не было на его погребении, панихидах и заупокойных литиях.

«Скажу же о патриархе... я говорю и свидетельствую пред многими находящимися здесь и достойными мужами, что я совершенно и никоим образом не хочу и не принимаю общения с ним или находящимися с ним ни в этой моей жизни, ни после смерти, как не принимаю ни бывшей унии, ни латинских догматов... Я совершенно уверен, что насколько дальше я стою от него и подобных, настолько бываю ближе к Богу и всем святым». 

 

ИМЕЕМ ЛИ МЫ ПРАВО ГОВОРИТЬ?

В настоящее время, к сожалению, положение дел в Церкви таково: священноначалие заставляет молчать тех, кто твёрдо придерживается церковного Предания и православных традиций – для того чтобы полностью восторжествовали доводы экуменистов и обновленцев; чтобы народ оставался непросвещенным, без какого бы то ни было руководства; чтобы не существовало подлинного диалога, обмена мнениями и аргументами, благодаря которым сразу бы открылась истина.

Церковные власти не приемлют даже конференций, организуемых нами в университетской среде; они полагают, что и их нельзя проводить без благословения, поскольку втайне желают, чтобы мы, проявив послушание, перестали проповедовать и свидетельствовать слово истины, которое во все времена раздражало и до сих пор продолжает раздражать тех, кто не хочет ему следовать.

Но если руководствоваться подобной логикой, то, наверное, и Христу, чтобы говорить с народом, надлежало иметь дозволение Анны и Каиафы, книжников и фарисеев?.. Ведь архиереи запрещали апостолам проповедовать Христа, как и сегодня многим возбраняют говорить о святом Православии: «Приказали им отнюдь не говорить и не учить о имени Иисуса» (Деян. 4, 18).

В истории Церкви еретичествующие патриархи и иерархи не раз отправляли в темницы и ссылки исповедников веры, дабы господствовало только их «богословское» мнение.

Так, святитель Григорий Богослов вынужден был служить в небольшой домовой церкви святой Анастасии, в то время как остальные храмы Константинополя были в руках ариан – епископов и духовенства, которые проповедовали в них нечестие. Что же, и святому Григорию следовало брать разрешение на произнесение своих замечательных богословских слов и на то, чтобы вернуть православное учение в захваченный арианами Царьград?

Не кажется ли вам, что и в наши дни Церковь заполонили лжеучители и во всю здесь хозяйничают? Что и сегодня в храмах редко услышишь православное слово – подлинное, без каких-либо примесей и привношений извне? Что в Церкви ныне орудуют еретики-экуменисты, и получается, что у них мы должны брать разрешение или благословение на то, чтобы освободить Церковь от экуменического пленения?

Тем, кто пытается уничтожить, предать забвению, запретить православное учение, мы хотим адресовать слова, с которыми в своё время святые апостолы обратились к иудейским архиереям, как видно, продолжающим существовать и в наши дни, однако в несколько ином обличии:  «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5, 29).

 

РЕФОРМАЦИЯ ЧЕРЕЗ АДМИНИСТРАЦИЮ. ВЫПУСК 5.

  • 0

Комментарии

http://communitarian.ru/publikacii/tserkovnaya_analitika/reformatsiya_cherez_administratsiyu/

А провокатор здесь пока один - это Вы

Весь мой интерес состоит только в том,чтобы узнать фамилии авторов данных статей и род их занятий,кто они такие?,что я пытаюсь сделать уже на протяжении 3 дней.Но так,как эта информация читателю не предоставляется,сделаю для себя вывод,что эти люди обыкновенные провокаторы.

Благодарю Вас за конструктивный диалог:)

Понятно, что очень хочется проблемы предательства в РПЦ перевести на "инсинуации жидвы и инферналов", между тем, конкретной аргументации Вы, Колян, так и не привели. 

Спасибо,что Вы хоть как-то поддерживаете диалог.А то больше никого нет)



Структура автора ? А что это за структура и кто этот таинственный автор? Я конечно понимаю,что столь редкая русская фамилия одного из подписавшихся-- И.Рабинович,Ой!,извиняюсь,И.Петров и редакция ИВК слишком занята написанием  цикла статей,длинной в километр каждая,чтобы отвлекаться на столь незначительную,в современной мировой истории,личность,как я.И всё же,хотелось бы узнать,кто эти люди,прилагающие столь много усилий? Я,конечно,дико извиняюсь,но...почему столь огромный "труд" болтается одиноко в "проруби"? :)  "Труд" есть,"запах" идёт,а хозяина нет...Не хорошо получается и совершенно не кошерно:)




Если Вы будете интересны автору, его структура Вас сама найдет)

Вы имеете ввиду И.Петров? А кто это?Где об этом человеке можно прочитать?

Фамилия автора - см. наверху, в предисловии

Старинный приём,под автором статьи подписываться коллективом. Фамилии авторов данной статьи в студию!

Добавить комментарий