08:37 Сб, 27 Август
RSS Добавить в избранное

Духовный кризис РПЦ, как составляющая кризиса на Украине и не только. Часть I. «Смерть приходов»

Духовный кризис РПЦ, как составляющая кризиса на Украине и не только. Часть I. «Смерть приходов»

Среди догматов Символа Веры имеется догмат о Церкви. Его определяют четыре неизменных признака: единая, святая, соборная и апостольская Церковь. Упразднив один из признаков, мы разрушаем догмат. Нельзя упразднить соборность «в доме Божием, который есть Церковь Бога живого, столп и утверждение истины» (1 Тим. 3,15). Без соборности религиозная организация не будет «Церковью, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего всё во всём», и потеряет «богатство славного наследия Его для святых»


«Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне» (Матф 6:24)


Ранее мы говорили, что следование «эталону демократии», где выборы в орган власти происходят от партий, - что стало следствием копирования англосаксонской системы, - привело не только к системной коррупции, но к тому, что образовалось и зафиксировалось «два народа».

Собственно, это сам народ, и т.н. «элита» - которая окуклилась и, при практически полном отсутствии социальных лифтов и легитимного механизма смены высшей власти, превратилась в ловушку негативного отбора, в которой выживает лишь тот, кто наиболее полно соответствует собственным, «местечковым» представлениям и интересам данной социальной группы (в качестве примера – тот же «клан питерских»).

Суть системы такова, что партии (от слова «часть», «разделять») начинают обслуживать прежде всего самих себя и своих спонсоров. Выходом из этой ситуации может служить только переход на «осовременный» принцип общин – Советов, кантонов, если угодно. Только вовлечение всех членов общества в систему самоуправления, позволит наиболее полно учитывать интересы каждого – работая на все общество в целом (см. подробнее К.Мямлин, «…Партия Высокого Коммунитаризма – создать, чтобы ликвидировать»).

В противном случае, любая замкнутая система рано или поздно начинает обслуживать собственные интересы. Так КГБ СССР, созданный для сохранения государственного строя, без должного контроля со стороны общества, превратился в парамасонерскую структуру, которая вместе с партийной номенклатурой активно участвовала в разрушении государства и разграблении общенародных ценностей.

К сожалению, тоже самое происходит и в системах, в основе которых лежат не только «законы плаща и кинжала», как их не называй, но и самые высокоморальные принципы. Замыкаясь в себе, любое общество через тот или иной период времени, вольно ли невольно начинает обслуживать прежде всего свои интересы.

Так произошло и с иерархами в Русской Православной Церкви.

Для начала вспомним, кто в «перестроечном» 1988 году выступал на четвертом Поместном Соборе русской православной церкви. Проводимом не только в связи с 1000-летием Руси и канонизацией ряда Святых, но и для принятия нового Устава Русской Православной Церкви:

- 7 июня на утреннем заседании с докладом «Жизнь и деятельность Православной Церкви», содержащим обзор основных событий в жизни церкви со времени предыдущего поместного собора в 1971 году, выступил митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (Сабодан).
- На вечернем заседании выступил митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Ридигер) – с докладом об аспектах экуменической деятельности Церкви в 1970—80-е годы.
- 8 июня утром митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Денисенко) сообщил Собору о вручении ему накануне в Киеве документа Совета министров Украинской ССР о передаче Русской Православной Церкви части Киево-Печерской Лавры.
- главным событием вечернего заседания стало обсуждение и принятие нового Устава Русской Православной Церкви, разработанный и представленный Собору архиепископом Смоленским и Вяземским Кириллом (Гундяевым)...

Все эти иерархи связаны и во многом ответственны за то, что происходит сегодня – как в духовной   жизни в России, так и на пытающей Украине. Об этом мы расскажем во второй части этой статьи, а пока приведем материалы священника Павла Адельгейма, которые ясно показывают, как церковные иерархи зафиксировали своё «исключительное положение» - став «вторым» или «избранным народом», оторванным от мирян и от  Матери-церкви. По сути, в самом Православии мы сталкиваемся с возникновением Синедриона – не братьев во Христе, и не духовными отцами, а новыми жидовинами...

Все раннехристианские общины возникали назывались «экклесиями» (κκλησία) – дословно «общины», «собрания», где вопросы взаимоотношений решались общими решениями исходя из постулатов христианства. Переведённое на латынь, слово ecclesia превратилась в «около» -circa (лат.). Поскольку многие церковные книги на Руси после Раскола были вторично переведены католиками, во вторичном переводе с латыни на русский, слово «circa» переведено по смыслу не было, а лишь обозначено в кириллической транскрипции в виде «сакрального заграничного термина ‘церковь’» - приобретя значение «возвышенного института», но при этом (частично) утеряв свое изначальное значение «община», понятное каждому ее члену.   

При этом, когда первые христианские общины переживали трудности (голод, бедствия гонений и т.д.), другие экклесии приходили им на помощь, собирая пожертвования (Деян, 11:27-30; 12:25; 1Кор, 16:1-4). Оказание же финансовой помощи местным бедным делалось без лишних разговоров и напрямую (Мтф, 6:1-4, 19-21; Еф, 4:28). Также, экклесии составляли «список» местных вдов для оказания помощи (1Тим, 5: 3, 9, 16) (подробнее см. Мямлин, «Православные основы Высокого Коммунитаризма», ИВК). 

В 1991 году у РПЦ были все возможности стать подлинными духовными лидерами, предложив общинный, приходской способ формирования самоуправления общества. Но иерархи предпочли заняться освоением «материальных благ», предпочтя храмы земные Церкви Небесной.

В результате церковные приход – христианские общины не только не стали основой посткоммунистического общества, но в результате манипуляций клириков, решивших «навсегда» закрепить свою власть, превратились в «симулякр христианства». Так Русская Православная Церковь вошла в свой третий (считая от Раскола и переворота 1917 года) - вероятно, наиболее страшный кризис – отражением которого стало происходящее на Украине.

«Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе… ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Матф 6:19-21)

Итак, слово о. П.Адельгейму, трагически погибшему в прошлом году от руки некоего психически неуравновешенного человека… Насколько это было «трагической случайностью» - судите сами:  

 

Светлой памяти отца Павла Адельгейма

 

«СМЕРТЬ ПРИХОДАМ»

- так церковный народ назвал Устав Прихода (далее УП), принятый 10. 10 2009 г. Священным Синодом без церковного обсуждения и рецепции. Его нельзя признать каноническим документом Православной Церкви. Устав противоречит Догмату о церкви и Федеральному Закону № 125 «О свободе совести и о религиозных объединениях». Учредительный документ устранил клир и народ от самоуправления, разрушил соборность общины и закрепил диктатуру епархиального архиерея. Декларируя верность церковному вероучению и законам РФ, Устав нарушает догматы, каноны и гражданские законы. Рассмотрим конкретные нарушения. 


ЧАСТЬ I. КАНОНИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ

В основе христианского богословия лежит догматический документ, принятый двумя Вселенскими Соборами в 325 и 381 г. Этот документ называют Символом Веры. Он излагает важнейшие догматы христианской веры.

Среди догматов Символа Веры имеется догмат о Церкви. Его определяют четыре неизменных признака: единая, святая, соборная и апостольская Церковь.

Упразднив один из признаков, мы разрушаем догмат. Нельзя упразднить соборность «в доме Божием, который есть Церковь Бога живого, столп и утверждение истины» (1 Тим. 3,15). Без соборности религиозная организация не будет «Церковью, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего всё во всём», и потеряет «богатство славного наследия Его для святых» (Еф.1,18-23).

Как невозможно устранить соборность из Символа Веры, так невозможно выбросить принцип соборности из уклада церковной жизни и взамен соборности выстроить дисциплинарную вертикаль авторитарной власти. Церковная жизнь не сводится к административным функциям архиерея. Управление, построенное на принципе иерархической диктатуры, не будет церковным. Поэтому христианская совесть с тревогой воспринимает изменения, вносимые церковной властью в уставы, меняющие традиционное устройство церковной жизни в угоду архиерейскому комфорту. Апостол указывает, «каким должен быть епископ, и как должно поступать в доме Божием» (1 Тим.3. 2,15), чтобы церковный Приход не превратился в политическую или коммерческую организацию, прикрытую именем Иисуса Христа.


1. Устав без корней

Устав РПЦ 2011 принимает за основу Писание, Предание, Вселенские соборы и законы РФ, но не прошёл государственную регистрацию и остался внутренним документом. 

УП представляет часть Устава РПЦ, а именно 11-ю главу. Исключив Писание, Предание и каноны из принятых основ (ст.1.4), УП выпал из апостольской традиции. УП признаёт только установления РПЦ, принятые за последние 10 лет. Выделенная в обособленный документ, 11-я глава Устава существует под названием «Устав Прихода», проходит государственную регистрацию и наделяет приход правом собственности и юридического лица. 

Вторым недостатком устава является нежизнеспособность. Это мёртвый документ, не соответствующий канонам Церкви и сложившемуся устройству прихода. УП не применяется в практике и не влияет на жизнь прихода. 


2. «Приход»

Всё содержание УП оторвано от христианских корней, как и его основы: «Приход является добровольным объединением совершеннолетних граждан РФ, в целях совместного исповедания и распространения православной веры» (УП, ст.1.1). Каноническое определение прихода даёт Священный Собор 1918 г: «общество православных христиан, состоящее из клира и мирян, объединённых на определённой местности при храме под каноническим управлением архиерея под руководством поставленного им священника-настоятеля» (Приходской Устав 1918г. 1,1). 

Исключив «клир и мирян, составляющих Евхаристическое собрание христиан», УП определил задачу приходской жизни, как «реализацию прав граждан» (ст. 3.1). Богослужение и Таинства представлены средством осуществления правовой задачи. Христианская община из клира и мирян подменена объединением граждан, исповедующих православие в качестве признака национальной самоидентификации. Отмена евхаристической общины ведёт к увяданию литургической жизни.

Народ Божий лишён, во-первых, екклезиологического статуса «христиан», основанного на таинстве Крещения. Во-вторых, литургического статуса «клириков» и «мирян». «Царственное священство» (1 Петр.2,9) заменило понятие «граждан РФ», лишённое церковного смысла. Границы церкви разрушены, народ Божий удалён из канонического пространства и растворён в гражданском обществе. 

Народ безмолвствует, но дышит. Как избавиться от лишнего балласта? Это и есть болевая точка РПЦ. Народ лишён имени христиан, права и места в храмовой жизни, отстранён от участия в самоуправлении. Верующие стали «чужими» в церкви, «мертвыми членами прихода». Исключённый de jure из прихода, народ безучастно уходит из жизни Церкви.


3. «Прихожане»

Важным противоречием приходской жизни РПЦ МП является антиканоническое ограничение числа членов Приходского собрания 10 лицами. Тем самым, УП разделил верующих и расколол приход - сотни верующих не признаны членами Прихода, необоснованно лишены канонического статуса и прав.

Приходской Устав 1917 гласит: «Право участия в Приходском собрании с решающим голосом имеют все члены причта и прихожане обоего пола, достигшие 25-летнего возраста и занесённые в приходскую книгу» (Гл. 4, ст. 44).
Устав 10.10.2009 г. ограничивает Приходское собрание десятью членами: «В состав Приходского собрания входят штатные священнослужители Прихода… а также совершеннолетние граждане. Общее количество членов Приходского собрания не может быть менее десяти» (ст.7,1).

При этом, ранее по церковной традиции все прихожане заносились в Приходскую книгу и участвовали в Приходском собрании. Вписываясь в Приходскую книгу, христианин получал статус «прихожанина», упразднённый Уставом.
Сейчас приходы РПЦ не фиксируют прихожан. Устав предлагает гражданам приносить пожертвования и содержать храм, не признавая их членами прихода. Смысл «Приходского собрания» искажён: он означает не общину, а «орган управления». 

Этот лукавый минимум во всех приходах РПЦ МП по сути ограничивает максимум Приходского собрания и создаёт раскол прихода: десяток членов Приходского собрания противостоит сотням и тысячам бесправных прихожан, лишённых статуса и голоса. Таким образом, часть прихожан лишь имитирует общину, составив фиксированное «объединение граждан РФ» из 10 человек. Получается, что только они, создавшие неканонические образование, допущены к самоуправлению и называются «Приходским собранием».

Более того, члены собрания принимаются и увольняются по личному заявлению или решением епископа (УП, 7,3). Если раньше сохранялась добровольность, что сейчас состав объединения определяет воля постороннего лица. 

Каждый христианин обязан принадлежать конкретному Приходу. Исключение верующих из членов Прихода является актом извержения из Церкви. Пребывание в храме, участие в молитвах и таинствах противоречит неканоническому положению членов Церкви, необоснованно лишённых статуса и голоса в Приходе. Устав Прихода РПЦ МП формирует бесправие всей массы верующих граждан РФ.


4. Епархиальный епископ.

УП 2009 года лишил Приходское собрание статуса «высшего органа управления прихода» и постановил: «Епархиальный архиерей является высшим органом управления Прихода» (ст.5.1). Власть архиерея не оспаривается. Различается епархиальная и приходская власть. Архиерей непосредственно возглавляет епархию, а приходом управляет опосредованно, через «поставленного им настоятеля» (Устав РПЦ 11,1). Церковь не признаёт «прямую» власть архиерея в качестве «непосредственной» власти в приходе. 

По определению Устава РПЦ, «епархии — местные церкви, возглавляемые архиереем» (Устав РПЦ, 10.1). Приход признаётся самостоятельным хозяйствующим субъектом под управлением Приходского Собрания и настоятеля. Назначение епископа «высшим органом управления Прихода» нарушает Предание. Непосредственным начальником для прихода является настоятель: «чтобы епископ всем распоряжался по своей власти, и требующим подавал через пресвитеров и диаконов со страхом Божиим» (Ап. 41). 

Прежде пирамида приходской власти росла снизу вверх: «Высшим органом управления прихода является Приходское собрание, возглавляемое настоятелем» (УП 1988 г., ст.22- 23). 
УП 2009 перевернул пирамиду власти сверху вниз: «Епархиальный архиерей является высшим органом управления Прихода» (УП, ст. 4,1; ст.5,1). Архиерей назначен главой, собственником и распорядителем хозяйства и финансов, владельцем имущества. Полнота его прав не уравновешена обязанностями и ответственностью. Харизматический дар управления формализован в бюрократический. «Распоряжение» и «благословение» отождествились. 

Архиерей не входит в причт и Приходское собрание, не приобрёл канонический статус в приходе. «Высший орган управления приходом» остаётся за пределами прихода, не является его членом, не исполняет обязанности, не отчитывается и не отвечает за свои поступки. А перед кем? Такая практика запрещена Вселенскими канонами: «Да не будет позволено поставлять епископа, в какое-либо село или в малый город, для коего достаточно одного пресвитера» (Сард.6 и Лаод.57). 



5. Легитимный произвол

Церковь допускает перемещение епископов и клириков по личному прошению и по суду. Поместный Собор 1918 г. определил: «Члены причта могут быть перемещаемы и увольняемы от своих мест только по суду или по собственному желанию» (Приходской Устав, гл.3, ст.16). 

В 1927г. началась волна перемещений епископов и клириков. Устав РПЦ 1988 г впервые закрепил порочную практику: «Члены причта могут быть перемещаемы и увольняемы от своих мест епархиальным архиереем по прошению, по суду или по церковной целесообразности» (Устав РПЦ 1988г. 8, ст.16). 

Принцип «целесообразности» повторяют все последующие Уставы РПЦ, маскируя произвол и не каноничную мотивацию. Апостольские правила, Антиох.21 и 1 Вселенский собор запрещают такую практику: «По причине многих церковных смятений и происходящих неустройств, решено совершенно прекратить обычай, вопреки апостольскому правилу обретшийся в некоторых местах: дабы из града во град не переходили ни епископ, ни пресвитер, ни диакон. Аще же кто по сем определении святого и великого собора, таковое что либо предпримет, или допустит сделать с собой таковое дело: распоряжение да будет совершенно недействительно, и перешедший да будет возвращён в церковь, к которой рукоположен в епископа, пресвитера или диакона» (Перв.15). 

Перемещение и увольнение «по целесообразности» закабаляет клириков крепостной зависимостью от епископа. Служение священника оставлено вне закона, трудовые права не защищены. Приём на службу не оформлен. Размер оплаты и условия труда не определены.  



6. Аморальная статья

Устав ввёл коллективную ответственность, чуждую Православной традиции и Евангельской морали: «Если член Приходского собрания не исполняет хотя бы одну из обязанностей, предусмотренных пунктом 7.4 настоящего Устава, Епархиальный архиерей единоличным решением вправе исключить всех (часть) членов из состава Приходского собрания и включить в его состав новых членов по собственному усмотрению» (УП, ст. 7.3). 

Обязанности ст. 7,4 сформулированы в общих словах и допускают вольное толкование: 
«соблюдать канонические правила… присутствовать на заседаниях …выполнять… решения архиерея, настоятеля…». Такие требования допускают злоупотребление (вопреки Карф.16). Коллективная ответственность и круговая порука вызывают печальные ассоциации с заложниками и чрезвычайным положением военного времени. Епископу предоставлено право наказывать не виновных, провоцируя в приходе подозрительность и доносы.

Каких «новых членов» включит архиерей в состав Приходского собрания на место изгнанных? Откуда призовут этих лиц и как совместить их «назначение» епископом с «решением Приходского собрания», обещанного в том же пункте Устава строчкой выше?

Возникает главный вопрос: почему Синод принимает Устав, не интересуясь мнением Прихода, которому придётся жить по этому Уставу. Устав на собрании Приходского совета не обсуждается, замечания верующих не принимаются во внимание.

 

ЧАСТЬ II. НАРУШЕНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ЗАКОНОВ

Получив государственную регистрацию, юридическое лицо и право собственности, приход обязан действовать на основании Устава, который утверждается учредителями и должен отвечать требованиям гражданского законодательства РФ (ФЗ-125, 10.1). 



1. Добровольное объединение

УП признаёт местную религиозную организацию «добровольным объединением граждан РФ» (ст.1.1), в соответствии с Конституцией РФ, ст.30 и ФЗ-125, ст. 6.1; ст.8.1; ст.8.6. 

При этом УП предоставляет епископу право «единоличным решением принимать и исключать членов Приходского собрания, частично или полностью заменять его состав по собственному усмотрению» вплоть до полной «ликвидации прихода» (Устав Прихода ст.5.1; ст.7.3; ст.12.3). Такое право упраздняет добровольность объединения и вводит дискриминацию граждан. Объединяться вправе только те граждане, которым разрешит архиерей? Право, предоставленное епископу (УП ст.7.3) противоречит законодательству РФ и ущемляет права граждан. 



2. Принцип учредительства

Закон «О свободе совести и религиозных объединениях» вводит принцип учредительства для:

А. Возникновения религиозной организации (ФЗ-125, ст.8.3; ст.9.1),
Б. Утверждения устава и подачи документов на регистрацию (ФЗ-125, ст.10.1; ст.11.5; ст.12.1).
В. Ликвидации религиозной организации (ст.14.1).

Признавая, что «Приход учреждается гражданами» (УП, ст.2.2), УП упразднил понятие и функции «учредителей» из текста, а учредителей вывел из Приходского собрания (УП, 7.2), передав функции учредителей епископу, который:

А. Утверждает Устав, состав и протоколы Приходского собрания (УП, 5.1) 
Б. Изменяет состав прихода и вправе его ликвидировать (УП, 7.3; 12.3).

Вопреки закону, УП произвёл фактическую замену учредителей прихода с группы граждан на централизованную организацию РПЦ МП в лице епископа, который приобретает права, предоставленные законом учредителям с вытекающими последствиями для прав и обязанностей членов Приходского собрания. УП нарушает нормы закона ФЗ – 125 и ущемляет права граждан.


3. Право собственности. 

Закон наделяет местную религиозную организацию правом юридического лица и правом собственности (ФЗ-125, ст.8.1-2; ст. 21,1-5). 

УП признаёт право собственности, предоставленное приходу: «Приход является юридическим лицом, обладает на праве собственности, безвозмездного пользования или на ином имущественном праве обособленным имуществом. Приход несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам» (УП, ст.11.1- 11; Ст.1.5).
Из следующей статьи Устава мы узнаём, что собственность принадлежит не приходу, а РПЦ: «имущество, принадлежащее Приходу на праве собственности или ином имущественном праве, является имуществом РПЦ» (УП, ст.11.7). У одной собственности не может быть два владельца. 

РПЦ «устанавливает единый порядок владения, пользования и распоряжения недвижимым и особо ценным движимым имуществом Прихода, а также критерии отнесения…к особо ценному имуществу» (УП, ст.11.8).
Право прихода пользоваться и распоряжаться имуществом, принадлежащим приходу на правах собственности, ограничено «предварительным письменным разрешением Епархиального архиерея». Приходу запрещено совершать сделки (УП, ст.11.8 – 11.9).

Если приход уходит из юрисдикции РПЦ, его ликвидируют решением архиерея (УП, ст. 12.3), движимое и недвижимое имущество «переходит в собственность Епархии (УП, ст.11.12-13). Приходское собрание не может заявлять никаких прав на приходское имущество и средства» (Устав РПЦ гл.11,ст.7).

Все субъекты права признают право собственности: владение, пользование и распоряжение имуществом. Нельзя лишать собственности без согласия владельца или санкции закона (в случае конфискации). Судебные приставы лишают собственности на основании судебного решения, а не автоматически, как записано в УП. 

Устав лишает собственности без судебного акта и ограничивает собственника во владении и управлении собственностью «письменным разрешением архиерея», который не является собственником приходского имущества. Такое лишение прав не имеет законной силы. 

Все формы собственности защищаются равным образом (Конституции РФ, ст.8 ч.2). Если РПЦ МП может лишать приход собственности, приход либо не имеет собственности, а нёс лишь бремя содержания имущества за обязанное лицо - Патриархию, либо право собственности прихода не защищено от посягательства, вопреки Конституции. 



4. Запрет обжалования

«Клирики и миряне не могут обращаться в органы государственной власти и гражданский суд по вопросам, относящимся к внутрицерковной жизни, включая каноническое управление, церковное устройство, богослужебную и пастырскую деятельность» ( Устав РПЦ, 1.9). 

Юридический смысл запрета ничтожен, поскольку противоречит Конституции РФ: «Никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела» (Ст.47, 1). «Все равны перед законом и судом» (Ст.19,1-3).

Взамен правовой защиты, Устав РПЦ гл.7 вводит «Церковный суд», не получивший юридического статуса. «Единая судебная система РПЦ» (Устав РПЦ, гл.7 ст. 1-3) осуществляет «судебную власть» вопреки Конституции РФ (Ст.118, п. 2,3) и Федеральному закону «О судебной системе РФ» (Ст.1 и 4, п.1). 

Перед этим карательным органом даже не поставлена задача правосудия! (См. «Положение о церковном суде» ст.2: «Предназначение церковных судов»). «Положение о церковном суде» наделяет судей властью: «Полнота судебной власти в епархиях принадлежит епархиальным архиереям» (ст.3, п.2), но не защищает права подсудимых. Клирики и миряне РПЦ не получили прав в суде и лишены правовой защиты. Суд идеологизирован, и не может принимать беспристрастные решения (вопреки, Карф.16). 



5. Смысл принятых изменений

Устав должен описать каноническим языком «как должно поступать в доме Божием, который есть Церковь Бога живого, столп и утверждение истины» (1Тим.3.15). Язык церковных канонов хранит многовековое предание, каждый раз по-новому раскрывая образ Церкви в конкретных исторических условиях. Приход имеет литургическую природу и являет, подобно иконе, богочеловеческую сущность Церкви. Канонический идеал прихода выражает евхаристическая община христиан, состоящая из клира и мирян под управлением епископа. Евхаристическое собрание рождается из екклезиологического лона для осуществления сотериологической задачи: «Я пришёл не судить мир, но спасти мир» (Ин.12,47). 

Верую…во единую, святую, соборную и апостольскую Церковь. Из апостольства Церкви, согретое Духом Святым, вырастает соборное единство, основанное на любви и свободе. 

«Огонь пришёл Я воврещи на землю, и как хотел бы, чтобы он возгорелся»! Огонь преображённой жизни во Христе гасит бюрократическая структура, стирая личное начало и замешивая, как зёрна, в общую кашу. 

Закон ФЗ -125 сформировал условия, допускающие создание литургической общины, но в горниле РПЦ МП выплавилась структура, не отражающая канонический уклад. Какие основания считать этот Устав христианским? Устав не знает слов: «Бог» и «человек»; «христианин» и «спасение»; «благодать» и «свобода»; «любовь» и «личность»… Этих слов нет в документе, изложившим канцелярским языком задачи, не имеющие богословского и канонического смысла. 
Из «добровольного объединения граждан» УП организовал новую форму прихода на неканонической основе. Такой приход имитирует общину, лишённую прав, голоса и собственности, управляемую вертикалью власти на принципах насилия, корысти и страха. Евхаристическая община не живёт на таких принципах. УП описывает безличную структуру, в которой человека заменили функции и должности.

Добровольное объединение отменено. Епископ объединяет своей волей... кого захочет. Учредительство местной религиозной организации передано епископу. Самоуправление прихода заменено непосредственным правлением епископа. Имущество прихода отдано в собственность РПЦ и управление епископу. 

Формально приход сохраняет юридическое лицо, но лишён прав юридического лица. Обжалование архиерейских злоупотреблений запрещено Уставом и практически невозможно.

Возглавление прихода архиереем направляет все денежные потоки в одно епархиальное русло. Распределение благ сосредоточено в руках епископа. УП воплотил идеи Рэя Бредбери из книги «451 по Фаренгейту».

«Добровольное объединение граждан», подменено насилием над личной свободой и никого не объединяет. Община расколота, её члены разъединены. В парализованном теле прихода жизнь теплится не благодаря, а вопреки наручникам устава, сковавшим приход. Паралич прихода ещё не смерть. Это путь к смерти.

Принятие такого Устава Прихода разрушает догмат о Церкви и ведёт к церковным катаклизмам, которые не заставят себя долго ждать. Устав разрушает не только догмат о Церкви. Принцип архиерейского произвола и насилия, положенный в основу Устава, отвергает общение с народом Божиим, построенное на евангельской любви. Созидая Приход на чуждых Евангелию принципах, Устав разрушает Церковь. «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф.12,30). Созидание, в котором не участвует Бог, не состоится: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его» (Пс. 126,1). «Дом упал, и было падение его великое» (Мф. 7,27). 

о. Павел Адельгейм, 13.11.2011

пК чему всё это привело - читайте в продолжении статьи здесь


Рекомендуем прочесть также:

Всего 0 комментариевПоказать все

Самые популярные сюжеты
Главные новости
Почему Российское еврейство не любит нового министра образовании - Ольгу Васильеву
Обзор прав человека в США показывает всю глубину плачевного состояния гражданских прав в Америке
Об этом заявила сама журналистка Юлия Латынина в радиоэфире "Эхо Москвы"
Представитель Сирии в ООН: «Сирийские дети становятся жертвами при налетах американской авиации».
Представитель Сирии в ООН: «Сирийские дети становятся жертвами при налетах американской авиации».
Доктор исторических наук Ольга Васильева должна персонально "отчитаться" перед Барухом Гор...
Виктор Пинчук – крупнейший иностранный донор фонда семьи Клинтонов.
Полицейский застрелил глухонемого водителя в американском штате Северная Каролина,
Продолжается процесс поставки оружия в Саудовскую Аравию из западных стран, претендующих на гуманизм
Бывший совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин добился исключения своего имени из базы данных Интерпола
Опрос

Как вы думаете, что будет написано о Путине в энциклопедии через 100 лет?

Интервью с личностями
Момент истины. Время сейчас благодатное, но болезненное: идет разделение на овец и козлищ...
11408
14
Властолюбие есть великое зло в человеке и начало всякого зла. Для духовно слабого человека «медные трубы» порой становятся самым тяжким испытанием. Мы многократно публиковали материалы, в т.ч. и видео, с участием известного профессора В.Ю.Катасонова, который практически в каждой своей беседе на тему экономики или политики касался православия и его истин. Не возникало сомнений, что он не просто человек верующий, но, что он прекрасно понимает, что сегодня происходит в мире, и кто за всеми этими апокалиптическими процессами стоит.
Литературный коллайдер
В.В. Крестовский (Часть II) Тамара Бендавид
908
0
Вторая часть трилогии известного писателя судьба героини и сюжетные перипетии позволили автору предложить читателю и исторические экскурсы: показать Берлинский конгресс 1878 г. как вора плодов победы Русского оружия, определить причины войны России за братьев славян и вскрыть движущие пружины глобального еврейского заговора в революционном движении
В астрале веков. Книга вторая
2015
0
Lik-tv.ru и Институт Высокого коммунитаризма представляют: Во второй части знаменитого романа «В астрале веков» герои совершают  путешествие в далекую и загадочную страну древности Арктиду (Гиперборею). Теперь о ней сохранились лишь предания, но именно она была предтечей Русской цивилизации.
В.В. КРЕСТОВСКИЙ. «ТЬМА ЕГИПЕТСКАЯ»
6756
0
Первая часть трилогии известного писателя В.В.Крестовкого, который, пожалуй, оказался единственным из русских беллетристов второй половины XIX в, для которых духовная тьма надвигалась не только из-за видимой иудейской экспансии. Общество оказалось не готово к критическому восприятию самого себя, в результате это талантливое произведение не получило