0 15380

Вопросы глобализации. Часть II. Геополитический дарвинизм элит

Вопросы глобализации. Часть II. Геополитический дарвинизм элит

Чем элиты «философии суши» (теллурократия) отличаются от элиты «философии моря» (талассократии)

Структура элит прошла естественный отбор и сформировалась во многом под воздействием геополитических факторов. Факторов, описанных еще в 19 веке американским адмиралом Мэхеном  в военной стратегии «Морское могущество» («Sea Power»), где говорится о «великой войне континентов», где цивилизация «моря» стремится захватить пространство Евразии «кольцом анаконды», предотвратить выход соперника к «теплым морям» и через контроль над береговыми зонами (увеличивая их к центру континента) удушить его во внутренней стагнации. Практически этими же установками руководствовалась в период «Большой Игры» и Великобритания, ограничивающая Российскую империю вплоть до 20-х годов ХХ века. Стратегии  «кольца анаконды» «элита моря» придерживается до сих пор. В связи с этим будет интересно рассмотреть, как формировались и чем руководствуются элиты, представляющие «философию суши» и «философию моря». 
 

Элиты «философии суши» (теллурократия)

В континентальной части с большими просторами исторически наибольшего успеха достигали те, кто мог добиться наибольших мобилизационных возможностей и концентрации усилий. Поэтому система государственного управления, распределения ресурсов, политической ответственности и военные доктрины традиционно опирались на иерархическую структуру с личностью, стоящую на вершине иерархии. Такая система наиболее эффективна, когда ясны базовые понятия «свой-чужой», «друг-враг», очевидна «линия фронта» и необходима наибольшая концентрация ресурсов - тогда подобная система обеспечивает быстрое принятие эффективных решений, позволяющих достичь решающего успеха. Последовательное расширения границ становится естественным следствием такой стратегии, а путь «экстернационализма» по надежному вовлечению местных лидеров в общегосударственный административный слой представляет собой единственно возможным вариантом получения их лояльности не силовым путем. Таким образом обеспечивалось создание единой общности «соучаствующих народов» в стратегии долгосрочного взаимо-действия и со-существования на территории «философии суши».  


С метафизической точки зрения расширение границ имеет и глубинную эсхатологическую, мессианскую направленность, отвечающую религиозным запросам русской души о приближении золотого века справедливости, равенства и счастья.  


Недостатком такой системы в практике является то, что многое замыкается на личность на вершине иерархии, а элита фокусируется на отправлении власти. Отсюда вытекает высокая степень закрытости система управления и конкуренции внутри элиты, для которой не характерны открытые дискуссии. Соответственно у государственных структур снижается возможность учиться на успехах и ошибках других. Закрытая иерархическая структура зачастую оказывается состоящей из конкурирующих организаций защищающих ведомственные интересы, с частично перекрывающимися функциями. Конкуренция, борьба идей и идеологий в обществе переносятся внутрь государственной машины, становясь ее важнейшими элементами, когда не политик, но государственное лицо становится главным, а в идеале единственным актором, формирующим тенденции развития общества. 

Полнота власти, а соответственно и устойчивость такой системы во многом ложит на первом лице, и в том случае, если наверху иерархии по разным на то причинам оказывается слабая фигура, вся система может начать выходить из своего равновесия, приходя к упадку. Так после Феодора Иоанновича пришло «смутное время», правление Николая II закончилось 1917 годом, итогом деятельности Горбачева стал 1991. После чего на вершину иерархии протискивались деятели авантюристического свойства, облегчающие проникновение философии другой элиты и являющиеся проводниками другой системы взаимоотношений. Но здесь в обществе обычно включался механизм противодействия, который сметал чужеродные взгляды через выдвижение  харизматических сверхлидеров и вождей, пытающихся личной энергией компенсировать возникшую до них институциональную неадекватность. При этом нельзя сказать, что появление «сверхлидеров» является только мерой социальной и системной слабости господствующих элит, их несформированности , классово идеологически, структурно или функционально.  

Подобные фигуры выдвигает не элита, а народ. Но это не тот «народ», с которым оперируют либерально-демократические концепции, как механически образованный математический конгломерат «нарциссических субъектов» и «атомарных индивидуумов» совершенно чуждых естественной истории народов, государств, этносов и наций. А народ, как общность, как братство, его «коллективное бессознательное», делегирующий сверхлидерам свое право на выживание. По словам Ивана Солоневича, «национальное сознание — это та качественная категория, которая вступает в дело в тот момент, когда дело доходит до реального «соучастия» народа в решении своей собственной судьбы, в переломный момент истории, в момент ответа на напряженный вызов, брошенный нации временем и пространством». 

Так в период «смутного времени» таким «сверхлидером» стал сам русский народ, поднявшийся  и определивший вершину государственной иерархии. Которую сам же и скинул, когда беспомощная элита оказалась неспособной отвечать на брошенные временем вызовы. В период безвластия 1917 года управление страной легко перехватила спонсируемая из-за рубежа «элитой философии моря» небольшая кучка авантюристов из «БУНДа и окрестностей», обладающая «зловещим интеллектуальным превосходством» и сумевшая сформулировать на словах идеалистический проект «всеобщей свободы, равенства и братства» с экономической подоплекой «землю - крестьянам, фабрики – рабочим», обернувшимся на деле не только жестокими формами радикализма военного коммунизма, продразверстки и т. д., практиковавшиеся при Ленине и основном генераторе экстремизма Л. Бронштейне-Троцком (помимо всего прочего, состоявшим в родстве Якобом Шиффом - финэлитой «моря», одним из основателей ФРС США, награжденного за свою поддержку Японии во время Русско-Японской войны 1905 года японским орденом Священного сокровища, а в 1907 орденом Восходящего солнца за организацию финансирования ВПК Японии и «революции 1905 года» в  России, создателя Американского еврейского распределительного комитета («Джойнт»)),  но и фактическим развалом Великой Страны.  

Когда  размах деятельности «пламенных революционеров-интернационалистов» стал уже угрожать самому существованию Государства Российского, они были уничтожены Сталиным в 30-е годы. При этом нельзя сказать, что Сталин был выдвинут Элитой, на свои действия он получил молчаливый мандат от народа, принявший курс на восстановление национальных интересов. Космополитическая элита троцкистско-ленинского призыва пожала то зло, которое она сеяла на протяжении всех лет своего правления. 

Их потомки в 1990-е годы, исповедующие чужие идеи, с такой же маниакальностью, как и их предшественники - большевики, проводили в России так называемые «демократические реформы», основывающиеся на пресловутых либеральных «общечеловеческих ценностях», которые, в действительности, являются отражением философии «элиты моря». А либерал-большевики гайдаровско-чубайсовского образца, и по методам проведения реформ, и по национальному составу «реформаторов», не сильно отличались от «пламенных революционеров ленинского типа». Возникшая в России новая номенклатура, имеющая явный компрадорский характер, с удовольствием стала исповедовать идеологию потребления и естественным образом стремиться туда, где это потребление находится на высшем уровне, стараясь при этом разрушить и национальное самосознание собственного народа, превращая его в безликую массу «нарциссических потребителей». И несмотря на то, что часть элиты понимает необходимость отстаивания национальных интересов,  но до тех пор, пока эти попытки происходят в рамках либеральной идеологии и не будет сформулирован собственный идеалистический проект, все попытки «модернизации» останутся лишь благими намерениями, которые устилают дорогу в бантустан.  

Но у истории есть свои законы развития… 

Возвращаясь к основной теме, нужно отметить, что в такой системе вожди несут на себе отпечаток того класса, который их выдвинул и являются носителями тех слабостей, которые он должен компенсировать своим появлением. И чем ярче лидер, тем резче и четче видны недостатки, и тем более масштабными становятся его ошибки и их последствия. Страна, общество оказываются уязвимыми и незащищенными от такого рода ошибок, которые отчасти исключается в странах, опирающихся на систему и элиту. Но страны, где Элита создала Систему имеют свои собственные крайне серьезные проблемы.
 

Элиты «философии моря» (талассократия)
«Выдавить христианство по капле» 

44 Как для мужчины, так и для женщины — рабов твоих, которых ты можешь иметь: ты
можешь купить и мужчину и женщину — раба из любого народа, окружающего тебя...
46 Ты можешь завещать их твоему сыну после тебя, наследовать вечное владение;
ты можешь сделать рабами их, но среди братьев своих людей Израиля
ты не должен править, один над другими, с жестокостью
(Левит 25:44) 

Одной из первопричин возникновения современной элиты «философии моря» было решение короля Англии Генриха VIII отделиться от католической церкви, что привело к усилению в стране различных «нетрадиционных религиозных толкований», среди которых наибольшую силу получил протестантизм – течение, которое нанесло наиболее  тяжкий удар по библейскому «соучастному» восприятию мира, резко индивидуализировав духовное начало и возведя принцип личного обогащения в религиозную добродетель (основываясь на этой «добродетели» в Англии было повешено более 72 тысяч человек, которых посчитали нищими, не считая физического уничтожения множества католиков). Кстати, одной из идей основоположника протестантизма Мартина Лютера была попытка обратить иудеев в христианство. Эта попытка привела к противоположному эффекту - многие понятия протестантизма стали смешиваться с иудаизмом. 

Протестанты в Англии окончательно закрепили свою идеологию, возведя на престол Вильгельма III, принадлежавшего к влиятельной в Нидерландской республике протестантской династии принцев Оранских. Этот период стал вершиной международного и морского могущества Нидерландов. 

Работорговля. Что из себя представляла «Нидерландская республика»? 17 век называют «Золотым Веком» Нидерландов, когда они стали основным торговым центром Северной Европы. Торговцы из Нидерландов продавали специи из Индии и Индонезии, основали колонии в Бразилии, Северной Америке, Южной Африке и Карибском регионе. Но, в первую очередь, богатство Нидерландов увеличивалось посредством работорговли. С 1619 голландцы начали перевозку рабов между Африкой и Америкой, к 1650 став главной работоргующей страной в Европе (около 1700 это звание перешло к Британии, переманив туда и самих торговцев). Порт Амстердама стал европейской столицей работорговли. Порт использовали до 10 тысяч кораблей, перевозивших рабов и для многих соседних европейских стран. Новая нация переживала экономический и культурный расцвет, Нидерланды были республикой, ей правил не король, а аристократия торговцев, называемых регентами. Кем они были? 

Вывоз рабов из Африки, их продажа в Южной Америке, покупка на вырученные деньги сахара и других товаров, с целью их торгового обмена на ром и прочие товары, производимые в колониях Северной Америки, затем их окончательная перевозка в Европу оказалось очень прибыльным делом. Такая схема была названа «Торговлей по золотому треугольнику». Цена любого товара (будь то рабы, ром или сахар) на каждом звене этой торговой цепи после перевозки возрастала в несколько десятков раз, не только покрывая торговые издержки, но и обеспечивая обогащение торговым дельцам. При этом многочисленные документы и свидетельствуют о том, что  наиболее влиятельными работорговцами в европейском обществе были евреи, которые сосредоточили в своих руках торговлю рабами не только на территории американских колоний, но на территории всего Нового Света[1]. В то время и Нью-Йорк назывался Нью-Амстердамом. А основными торговцами Нидерландов являлись мы уже знаем кто… 

Но слишком сконцентрировавшись на спекулятивных и ростовщических операциях, морская Голландия финально потерпела крах (как пример – известная спекуляция тюльпанами, приведшая к обвалу на бирже в 1637 году – один из первых финансовых «пузырей»). Что-то это все напоминает… 
 

Эра финансового влияния на государства и империи 

Между тем, именно в период правления Вильгельма III произошло слияние английской элиты (промышлявшей пиратством) и финансового профсоюза элиты исповедующей иудаизм, получившей свои деньги на ростовщичестве и работорговле. Отдав своих дочерей замуж за сэров и пэров, тем самым технологично сделав их потомство одновременно и правомочными членами Профсоюза и правомочными аристократами, они достигли определённого веса в обществе, что позволило организовать частное предприятие по кредитованию обанкротившихся политиков - «Банк Англии», - вопреки названию никогда не бывшим государственным. Это проект был законным образом зарегистрирован в 1694 г. и начал свою деятельность с выдачи процентных кредитов в размерах, в несколько раз превышающих сумму, которую он, как предполагалось, имел в резервах. Взамен новый банк ссужал английским политикам столько денег, сколько им хотелось, при условии обеспечения долга прямым налогообложением британских граждан. Тем самым было положено начало новой эре финансового влияния на государства и империи. Именно после победы «протестантизма» в Англии началось ее превращение в торгашеское, талассократическое государство.  

Последовала «эпоха Просвещения» (имеющая другое название «эпохи религиозного упадка»), одновременно с ней, под влиянием жестких этических ограничений протестантской «аскезы», получает преимущественное распространение  «производительный тип капитализма». Но «english hebraism» (по определению Макса Вебера – «приближенный даже не Ветхому завету, а к его формалистическим трактовкам Торы»,  зарожденных в период с I века нашей эры и «досформировавшихся» в Польском каганате) и дух наживы полностью убивают идеалистическую составляющую. Культ  Золотого Тельца - идеологии ростовщичества крепнущей элиты - становится определяющим. Совершается символическое убийство Бога Ницше, происходит трансформация перехода европейского менталитета. Фактически начинается борьба с христианской традицией, что не удивительно, поскольку религия, призывающая к «бессребренничеству» и состраданию становилась угрозой аморальному бизнесу. Прямыми последствиями этой борьбы стали дальнейшее распространение работорговли, колониальные захваты, геноцид индейцев и, в конце концов, привело к созданию талассократической империи зла, которая носит название U.S.A, сегодня втягивающую в себя подобно гигантской воронке большую часть мирового продукта.  

Естественным продолжением борьбы с христианской традицией (да  и традициями вообще) стала идеология либерализма, которая, с одной стороны, объявляет священной частную собственность, с другой – убирает все препятствия на пути движения капитала и получения прибыли, необлагаемой поборами. Точно также либерализм начал бороться не только с традициями, как препятствием движения капиталов, но и с семейными отношениями. Так «Планетарный Билль о  правах и обязанностях» в ультимативной форме требуют: «Родителям не  следует навязывать детям собственные религиозные представления или моральные ценности, стремиться внушить им определенные взгляды». Почему? Потому, что традиция является переносчиком «заразы» коллективного бессознательного народа, когда нужна безликая механическая масса потребителей. Melting Pot. Такой массой проще управлять с помощью «мозаичной картинки», создаваемой СМИ (контролируемых той же элитой). Что характерно, такая система не обладает способностью к сопротивлению сомнительным этническим образованиям (сплоченным другой  идеологией/религией/экономикой/ «зловещим интеллектуальным превосходством», т.е. другой моралью), при прочих равных правах на управление способных захватить власть. Что, собственно, и произошло… 

Отсюда вполне логичной выглядит и еще одна странная, на первый взгляд, если не  маниакальная привычка создавать парамасонерские (т.е. построенные по образцу масонских лож, сохраняющие свойственную настоящим масонам, секретность, протекционизм, интернациональность)  общества. Но учитывая роль подобных структур в создании самих США можно считать, что подобный метод является «коллективным бессознательным» талассократических элит. Или «коллективным сознательным»?  Поскольку исповедующие другую идеологию сплоченные образования в создаваемых условиях глобализации вполне способны создать и Мировое правительство. Что, собственно, потихоньку и происходит. 

Возвращаясь к теме формирования «элиты моря».  В условиях геополитической реальности когда решения должны приниматься на уровне многочисленных «десантных операций» проводимых одновременно против нескольких менее технически оснащенных народов, с отсутствием «единой линии фронта» и  необходимости контроля над множеством территорий и товаров, перевозимых из различных частей  света, в этих условиях «философия моря» сформировала особый тип управления и политической элиты, имевшей, как мы помним, специфичный background. Постоянный обмен опытом и информацией стало условием для выживания и получения максимальной прибыли, создается множество сетей взаимодействия и шпионажа, в которых циркулируют и распределяются информация, что облегчает условия для выработки и принятия решений. Отлаживается финансовая система, облегчающая перевод капиталов по миру.

При этом морское окружение обеспечивает высокий уровень безопасности центру «философии моря», несмотря на частые войны по захвату ресурсов на колонизируемых территориях, не только получить ценный военный опыт, но и постоянно пополнять свою казну за счет колоний, при этом не подвергаясь вторжению со стороны врагов на протяжении более полутысячи лет. Когда же угроза существования становилась реальной, с помощью  отработанных политические механизмов и ряда удачных интриг элите «моря» удавалось стравливать своих геополитических противников. При этом подобные целенаправленные действия велись и ведутся против геополитических противников в перманентом режиме и на их территории 

К несомненным достижениям относится конституционное оформление возникающей конкурентности элиты, ставшее источником устойчивости государственной системы. Происходит большее разделение ответственности и власти внутри государственного аппарата, что дает принимающему решение уверенность в поддержке принимаемого решения и дополнительные полномочия для предпринимаемых действий. В этой ситуации проявляется возможность выработки долгосрочных стратегий, поскольку их реализация не ложиться грузом ответственности на плечи одного, пусть и харизматичного, лидера.  

Залогом успеха является существование мощной политико-экономической машины, в основе которой лежит не только военно-экономическое могущество, но и хорошо организованная элита, управляющая обществом не только через механизмы политического, экономического принуждения, но и через многочисленные механизмы «выпуска пара» из котлов  общественной напряженности. К таким механизмам относилось и поощряемое элитой изменение статуса человека «из низов», когда он, попав на колонизируемые территории  начинал ощущать себя «хозяином туземцев» имеющего практически неограниченную власть, что завышало его самооценку. Не случайно, что именно «элита моря» стала основоположницей как расизма, так и фашизма. Таково «бремя белого человека» - WASPa . 

К механизмам «выпуска пара» относятся и выборы, которые позволяют «массам» получать некие видимые компромиссы,  оставляя влияние «элиты моря» практически неизменными (при этом нужно заметить, что сам процесс «выборов» становится все более и более похожим на шоу). Такая элита является мощным оружием морских держав на мировой арене. Ее существование делает некритичным существование харизматических лидеров. Она побеждает организацией и «повседневной» активностью. Сильные лидеры выдвигаются в критические моменты, когда общество оказывается в опасности, и элита готова терпеть некоторое время их присутствие, пока не наступит стабилизация. Примерами такого лидерства и лидеров могут служить Черчилль и Рузвельт. При этом была создана грамотная система (структура экспертных сообществ), «канализирующая» политическую элиту, оставшуюся на время в стороне от госучреждений до следующих выборов. 

Такая система элит проще обеспечивает себе пресловутое «зловещее интеллектуальное превосходство» (по Карлу Поланьи) и являются  причиной устойчивости (как уже отмечалось в более ранних статьях) существующей государственной системы. 
 

Что происходит сейчас

В настоящий момент, оставшись практически без конкуренции со стороны «элиты суши», «элиты моря» продолжают развивать проект Мирового Правительства, основой для этого служат кризисные явления, ведущие к максимальным концентрациям капитала и рукотворные страхи «международного терроризма», искусственной пандемии, «глобального потепления» и т.д. 

При этом современные принципы глобализации основываются на расистских законах, созданных элитами «моря» на  основании западноцентричного мировозрения, когда достижения западной культуры в области права, морали и политической культуры рассматриваются как «вершина гуманитарного развития» вообще. Реализованные на Западе в готовом виде, эти принципы насаждаются в качестве эталона для форсированного развития других культур и народов, втом числе и в мировой «демократической миссии на штыках», несущая в себе отголоски темных сторон варварского сознания со своеобразным подтекстом ( «Система С» Эриха Фрома ), вполне достойным теории Фрейда. 

Все описываемые выше дилеммы имеют в себе и другую точку опоры в геополитическом пространстве. По странной, но неумолимой логике Истории народы, населяющие различные регионы планеты постепенно сгруппировались не только в государственные, расовые, континентальные блоки, но и расположились в строгом порядке по своим «психологическим качествам». Эту закономерность этно-географической психологии народов подмечали уже древние греки, распределявшие народы и территории их обитания по «климатическим поясам» с соответствующими психологическими отличиями. В наше время этим вопросом особенно пристально занимались представители геополитической школы — Рудольф Челлен, Хелфорд  Макиндер (введший понятие Heartland), Карл Хаусхофер и т.д. Эти авторы показали, что на евразийском континенте и в непосредственно прилегающих к нему ареалах общая этнопсихология народов варьируется с довольно четкой последовательностью по линии Запад — Восток. Ту же саму особенность, но уже с другой, чисто традиционалистской, точки зрения отмечал и Рене Генон. Запад и соответственно «народы Запада», его «демос», тяготеют к индивидуалистической, рационалистической психологии, к дробности, дискретности и атомарности. Эта тенденция получила свое предельное выражение в той цивилизации, которая построена на современном, индустриальном Западе. Восток, напротив, отличается созерцательной отвлеченностью от индивидуума, метафизичностью, коллективизмом, общинностью, «антропологическим пессимизмом» и т.д. Иногда эта разница определяется как противоречие между западным «активизмом» и восточным «фатализмом».  

О разнице в подходах к дальнейшему развитию экономики и «факторе демоса» в процессе глобализации поговорим в следующих частях.  

____________________________
использовались материалы arctogaia.com evrazia.org noravank.am noravank.am
  • 0

Добавить комментарий