0 12389

Недетская «болезнь левизны в коммунизме». Ч.IV Выход из тупика «невозможного» - «Невозможное Случается»

Недетская «болезнь левизны в коммунизме». Ч.IV Выход из тупика «невозможного» - «Невозможное Случается»

Общество покупается «абсолютной свободой» - от любых видов секса, до полетов в космос. Вопрос лишь в деньгах - «чем их больше, тем ты свободнее». Только откажись от коллективных действий («тоталитаризм»), не говори о социальном государстве («не эффективно»), не будь антиглобалистом («угроза северокорейского чучхе»). Как выйти из этой матрицы


«Какие искривленные, глухие, узкие, непроходимые, заносящие далеко в сторону дороги избирало человечество, стремясь достигнуть вечной истины, тогда как перед ним весь был открыт прямой путь...» 
Н.В. Гоголь 


(часть III) 

Сегодня нет недостатка в антикапиталистах, скорее наблюдается даже переизбыток критики капиталистических ужасов: как грибы множатся репортажи о коррупции, злоупотреблениях и катастрофическом падении морали. Но целью всей этой критики, явной или подразумеваемой, остается регуляция капитализма - за счет давления прессы, парламентских расследований, «более жестких законов» или честных правоохранителей. Но только не институциональных либерально-демократических механизмов буржуазного государства, у которого главная цель - гарантировать бесперебойное функционирование капиталистического воспроизводства (Славой Жижек).  

Сегодня в либерал-капиталистической системе обработка общественного коллективного сознания осуществляется путем внедрения двухкомпонентной концепции.  

Первая компонента  говорит о том, что в виртуальной сфере личных свобод «нет ничего невозможного» - от любых видов секса, до полетов в космос. Вопрос лишь в количество золотых – «чем их больше, тем ты свободнее». Т.е. подкуп Буратино и его «де-морализация» осуществляется за его же собственные деньги.  

Вторая компонента накладывает жесткие ограничения реальности в области капиталистических социально-экономических отношений:

- ты не можешь ввязываться в масштабные коллективные действия, поскольку это неизбежно приведет к «тоталитарному террору»;
- не можешь говорить о социальном государстве, поскольку это противоречит священной формуле «снижение расходов – повышение эффективности»;
- не можешь изолироваться от глобального рынка, что бы не стать жертвой призрака северокорейского чучхе.  

Господствующее идеологическое поле карабас-барабасов заставляет буратин признать «невозможность» реального уничтожения капитализма и изменения демократии, заключенной в коррумпированной игре вокруг выборов. Общество загнано в «тупик невозможного». 

Сегодня нам следует ставить вопрос о свободе, но не только в политической сфере, как это предполагается глобальными финансовыми институтами, спрашивающих: свободные ли в стране выборы, независимы ли судьи, свободна ли пресса, соблюдаются ли права человека. Имя сегодняшнего главного врага – это т.н. «демократия» либерально-буржуазного толка. Возникшая в условиях рабовладения и после всех попытках трансформировать общество к справедливости она так и осталась роскошь, которую можно позволить себе только путем организации оптимального способа обогащения одних за счет других. Так «государство всеобщего благостояния» не протянуло и 30 лет. Убило его нежелание господствующей капиталистической верхушки продолжать социализацию, поскольку лишало их базы существования. Соответственно все современные капиталистические демократии зависит от наличия колоний, ресурсов, географии и т.д. Россия не может позволить себе такую роскошь сомнительного качества - у нее нет колоний,  суровый климат и полагаться страна может только на себя. При этом на входе в мировую капиталистическую систему распределения труда, стране изначально была определена роль сырьевой колонии. Пришедшие к власти в России после буржуазно-демократической революции 1991 года «либералы-цивилисты» и «патриоты-силовики» обозначают просто полюса одной и той же машины управления, у руля которой находится «космополитическая гипербужуазия». 

Нужно осознать, что даже поменяв существующую «политическую надстройку», принципиальных изменений добиться не удастся, поскольку базис системы останется прежним. Мы не можем голосовать за изменение отношений между работниками и менеджментом, за способ начисления процентов по ипотеке, за способы ведение бизнеса корпорациями и т.д. Ключ к действительной свободе лежит в сети социальных отношений, покрывающих и рынок, и трансформации общественных и производственных отношений. 
 

Новое переселение народов 

Как мы говорили, капитализм невозможен без периферии (низкооплачиваемая рабочая сила, сырье, рынки сбыта), население которой стремительно растет. Капитализм на своей периферии «выращивает» «внешний пролетариат» (А. Тойнби) и полупролетариат так же, как Древний Рим «выращивал» варваров, которые позднее Рим и раздавили…

«Демографический взрыв» XX века - результат экспансии капитала, который, однако, не может включить все население в производственные процессы. Результат - огромное количество «экономически избыточного населения». Быстрорастущая деревня Юга, не способная прокормить себя, сбивается в города и мигрирует в города Севера (города поглотили 2/3 населения после 1950 г.). Согласно докладу ООН (2003 г.) «Вызов трущоб», из 6 млрд нынешнего населения планеты 1 млрд - это трущобные люди (slum people). 1 млрд - это мировое население той поры, когда Энгельс изучал положение рабочего класса в Манчестере.  «Трущобный миллиард» - это 1/3 мирового городского населения или 80% городского населения наименее развитых стран. Он ничего не производит и почти ничего не потребляет. «Slumland» раскинулся от предгорий Анд и берегов Амазонки до предгорий Гималаев и устья Меконга. Эти люди исключены из жизни (А. Фурсов). Глобализация - это и есть исключение всего «нерентабельного» населения из «точек роста». Глобализация - это сеть из двух сотен связанных только между собой точек, в которой запутался весь мир.

К 2020 г. численность трущобников составит 2 млрд при прогнозируемых 8 млрд населения планеты. Экологически и психологически трущобы не выдержат такой пресс. По прогнозам демографов, к 2025 г. от 30% до 50% населения крупнейших городов Севера будут выходцами с Юга. Чтобы увидеть это будущее, достаточно взглянуть на Нью-Йорк, Лос-Анджелес с трущобами в центре города, Париж и, конечно же, Марсель, арабская половина которого, по сути, не управляется французскими властями. Афро-арабский и турецкий сегменты в Европе живут своей жизнью, активно не принимая ценности общества, в которое мигрировали. По арабским и турецким каналам кабельного телевидения в Европе идут антиамериканские и антиизраильские фильмы. В  старой Европе зреют «грозди гнева». Теперь здесь есть еще и  мощный албанский сегмент, мусульманский и криминальный одновременно. Спасибо США.

Половина «трущобных людей» - лица моложе 20 лет. Согласно заключению Д.Голдстоуна (работа легла в основу клиодинамики), как только доля молодежи (15-25 лет) в популяции превышает 20%, происходит революция (проверенной немецкой Реформацией XVI века, Французской революцией XVIII века, русской революцией XX века и событиями 1968 года в Париже). Слишком большое количество молодежи общество просто не успевает социализировать и интегрировать.


Сегодня в мегаполисах одновременно сконцентрированы эксплуатируемые и те, кого даже не берут в эксплуатацию – «избыточное человечество». Капиталистическая верхушка переезжает в укрепленные загородные виллы, как это делала римская знать в конце империи, бросая Рим, форум которого зарос травой, где паслись свиньи. Переезд сытых пожилых изнеженных римлян в охраняемые виллы не помог, как не помогли и «limes» - их смели варварская волна и восставшие собственные низы. Ныне мы находимся на пороге нового Великого переселения народов (Ж.-К. Рюфэн , «Империя и новые варвары» (L'empire et les nouveaux barbares)).

Выигрывая в краткосрочном и отчасти среднесрочном плане от ослабления и устранения среднего класса, финансовая олигархия в долгосрочном плане заложила динамит под самих себя. Спровоцировав кризис, они открыли врата ада и наружу вырвались многие демоны. Например, кризис старой индустриальной модели развития. 
 

Сегодня мир оказался не только на пороге болезненного перехода на новые валютно-денежные отношения, но и на материальные технологии следующей эпохи, которые приведут к закрытию целых отраслей нынешней промышленности. Мы приближаемся к точке «технологической сингулярности» - на сцену выходят нано- и биотехнологии, генная инженерия. «Экономически избыточными» оказываются не только рабочие, но и «белые воротнички» - менеджеры среднего звена, рядовые финансисты. Глобализация дробит некогда богатые страны на острова процветающих «глобалов», остатки умирающего индустриализма и зоны дикой нищеты. Третий мир оказался в недрах первого. Все это сопровождается управленческим кризисом: прежние структуры власти - институты парламентаризма и демократии, унаследованные от индустриальной эпохи, - слишком медлительны и неадекватны в современном мире «бешенных скоростей дромократии». При этом падение качества образования и оглупление граждан некогда развитых стран и выход вперед стран Юго-Восточной Азии приводит к потере белыми научно-технического лидерства... 

В результате на самом Севере мы получили «социальный динамит», замешанный из противостояния четырех противоречий: богатые, белые, христиане, пожилые - против бедных, небелых, в основном мусульман, молодых. 
 

Система уравнений с множеством неизвестных 

Исход борьбы за то, кто станет новым системообразующим субъектом - верхи или средние классы, кого из них поддержат низы, то есть как «внутренний», так и «внешний» люмпен-пролетариат,  пока неясен. Но очевидно другое - по отношению к протестантско-иудейской «железной пяте» впервые в истории в положении марксистов начала XX в. оказываются представители других политических идеологий, а в положении рабочего класса первой трети ХХ в. - средние классы. Всем им описанный выше «глобалистский проект», призванный обосновать лишь одно - отсечение от «общественного пирога» 80% мирового населения, не оставляет никаких шансов. 

Поднять протестное, революционное движение сегодня - это задача не только левого, но также консервативного и (в существенно меньшей степени) либерального сознания. Дело в том, что победивший в конце ХХ в. в «англосаксонско-иудейском» (англо-американском) ядре капсистемы идейно-политический тип, подающий себя в качестве неолиберализма, но на самом деле являющийся крайне правым радикализмом, логически стремится к уничтожению любой субъектности ради интересов узкой социальной группы «космополитической супербуржуазии».  

Самую серьезную критику капсистемы дали в ХХ в. именно марксисты и консерваторы. Поэтому идейными гвоздями для гроба глобального капитала станет именно марксистско-консервативный синтез, осуществленный не механически и за пределами как марксизма, так и консерватизма, а потому означающему выход за рамки обоих и их положительное преодоление. «Вместе с преодолением геокультуры Просвещения» (А.Фурсов). 


Выигрывая в краткосрочном и отчасти среднесрочном плане от ослабления и устранения среднего класса, финансовая олигархия в долгосрочном плане заложила динамит под самих себя. Спровоцировав кризис, они открыли врата ада и наружу вырвались многие демоны. Например, кризис старой индустриальной модели развития. 
 

Сегодня мир оказался не только на пороге болезненного перехода на новые валютно-денежные отношения, но и на материальные технологии следующей эпохи, которые приведут к закрытию целых отраслей нынешней промышленности. Мы приближаемся к точке «технологической сингулярности» - на сцену выходят нано- и биотехнологии, генная инженерия. «Экономически избыточными» оказываются не только рабочие, но и «белые воротнички» - менеджеры среднего звена, рядовые финансисты. Глобализация дробит некогда богатые страны на острова процветающих «глобалов», остатки умирающего индустриализма и зоны дикой нищеты. Третий мир оказался в недрах первого. Все это сопровождается управленческим кризисом: прежние структуры власти - институты парламентаризма и демократии, унаследованные от индустриальной эпохи, - слишком медлительны и неадекватны в современном мире «бешенных скоростей дромократии». При этом падение качества образования и оглупление граждан некогда развитых стран и выход вперед стран Юго-Восточной Азии приводит к потере белыми научно-технического лидерства... 

В результате на самом Севере мы получили «социальный динамит», замешанный из противостояния четырех противоречий: богатые, белые, христиане, пожилые - против бедных, небелых, в основном мусульман, молодых. 
 

Решением проблемы является Четвертая Политическая Теория (коммунитаризма), в которой -  

Формулой преодоления «идеологической невозможности» и навязываемой социальной апатии должен стать постулат – «невозможное случается». 

Упор необходимо делать на восстании наций и народов против попыток загнать их в дискомфортный миропорядок на условиях «второго сорта».  

При этом общая схема предполагает: 

Во-первых, четкое противопоставление «мировым нормам» - правилам игры, определившимся в капиталистической мирсистеме - ценностей данного народа и его цивилизации, т.е. ставка на свои неотъемлемые, не экспроприируемые миропорядком «кровь и почву» - исконные культурные начала данной нации, где антропология черпает прообразы политического восстания в противовес диктуемым ей извне, но при этом уважительное отношение к правилам и правам других наций.  

Во-вторых, техника власти смешанная -  демократическая и меритократическая – как собрание лучших сил народа, снимающие противопоставление общества и государства, разрыва между элитой и массами, население связывается во всеобщность. 

В-третьих, необходима морально-политическая нейтрализация, в которых нация снимает себя классовые противоречия, нейтрализуя конфликт экономических «верхов» и «низов» нации через ликвидацию базы бесконечного накопления и повышение распределительных функций социального государства. При этом не происходит экспроприации и физического истребления социально активных типов хозяйствования,  которые консолидируются с низами своей нации на основе морального единства, своих исконных первоначал и экономических интересов. Такие принципы являются основой, во имя которых «нация» объединяет вокруг себя другие нации, которые не устраивают правила навязанные внешним «либеральным управлением». 

В-четвертых, насилие совершается над виртуальной абстракций – кредитными деньгами, но не над «классом» или соседними нациями.  

Так же очевидно, что –
 

Сегодня  необходимо сконцентрироваться на аспектах, которые угрожают космополитической супербуржуазии 

Мы уже разбирали, что за время существования человечества было изобретено только три вида управления обществом - силой, религией (идеологией) и с помощью денег.  Завышение роли денег выдвинуло специфичную социальную группу  капиталократи, которая изменила идеологию (держа при себе силу). 

Поэтому, если говорить о «программе преодоления невозможности» чуть подробнее, то нужно указать точки нейтрализации влияния «супербуржуазии» (Денни Дюкло). 

В первую очередь, это глобальная денежная система, выстроенная практически под единую мировую валюту, эмитируемую частными банками. Под жесткую привязку к этой валюте осуществляется денежная эмиссия большинства «независимых» национальных ЦБ. При этом местные частные банки фактически становятся агентами глобальной системы (форма подкупа), поскольку в условиях существующей регуляции банковской сферы имеют возможность осуществлять собственную эмиссию счетных денег (через механизм «денежной мультипликации»). При сохранении означенных условий избрание того или иного кандидата на национальных выборах, практически не имеет значения. 

Во вторую очередь, это сама суть капиталистической денежной системы, позволяющей делать «деньги из денег». Эти проблемы во многом решит переход на принципиально другие денежные отношения (что, кстати, уже анонсировала Япония и о чем задумались в Европе). Главный вопрос в том,  кто будет эмитентом новых денег - частные банки или государственные, представляющие интересы общества. 

В-третьих, это прерывание бесконечного экономического роста – что связано со многими параметрами – начиная с изменения системы оценки экономики и общества, лишения денег  функции накопления (через введение демерреджа) и заканчивая разделением пучка правомочий на собственность на средства производства и объекты крупной недвижимости (работы А.Оноре, Д.Норта, О.Вильямсона и пр.).  

Современная наука о праве считает возможным разделять права собственности на т.н. «пучок правомочий». Полный «пучок прав» включает в себя одиннадцать правомочий: право владения - исключительного физического контроля над благами;  право пользования - применение полезных свойств для себя; право управления - решать, кто и как будет обеспечивать использование благ; право на доход - обладать результатами от использования благ; право суверена - отчуждение, потребление, изменение или уничтожение блага; право на безопасность -  защита от экспроприации благ и от вреда со стороны внешней среды; право на передачу благ в наследство; право на бессрочность обладания благом; запрет на использование способом, наносящим вред внешней среде; право на ответственность в виде взыскания, то есть возможность взыскания блага в уплату долга; право на остаточный характер, то есть право на существование процедур и институтов, обеспечивающих восстановление нарушенных правомочий. 

Такая система достаточно гибка для того, чтобы регулировать ограничения прав собственности без их коренного пересмотра или перераспределения, позволяющее сохранить в обществе баланс интересов. Мы будем говорить о выделении «права на передачу благ в наследство»
 

Что это значит: 

Мы не стремимся к национализации крупных средств производства (избегая создания социальной напряженности), но мы говорим о том, что права наследования на них принадлежат государству/обществу (муниципалитету, общине)[1].  

Сегодня как никогда следует помнить о том, что коммунизм начинается с эгалитарной универсальности мысли. В отличие от времен военного коммунизма, мы не хотим загонять всех в бараки, наша цель – достойнейший уровень жизни. Более того, мы за то, чтобы дать возможность каждому реализовывать себя в качестве талантливого предпринимателя («активного хозяйствующего субъекта») и получать за это достойное вознаграждение в виде честно заработанных средств,  для себя и своей семьи. В том числе обеспечивая детям достойное образование - пусть это будет лучшее образования (т.е. предоставляя детям прекрасные стартовые возможности).  При этом каждый может и передавать своим детям имущество – достойные квартиры, дома и т.д. Пусть эта норма будет на уровне «вышесреднего» относительно Европы. Но мы говорим о домах, а не «дворцах и замках». Равно мы говорим и о том, что передав детям по наследству отчий дом, никто не может предать им по наследству и свою должность «хозяин корпорации» и саму корпорацию. Пусть зарабатывают сами. Мы против создания капиталистических династий. Мы за создание династий профессионалов и поддержание «социально-активного типа хозяйствования». Это и есть соблюдение баланса экономической активности и социальной справедливости. Соцопросы показывают, что общество к этому готово. И не только в России. 

В-четвертых, это система образования - тот же «Болонский процесс», целью которого объявлена «гармонизация архитектуры системы высшего образования»,  - в действительности является хорошо срежиссированной атакой против публичного использования разума. Сведение высшего образования к задаче производства экспертного знания грозит, не только появлением «прикормленной экспертократии», ограниченной догматическими предпосылками (помним тезисы доклада Трехсторонней комиссии), но и связывает систему образования с процессом отхода от общего достояния знаний, к частному присвоению общего интеллекта.  

Поток информации сейчас необычайно полон, но элита желает положить себе в карман ключи для декодирования этого потока. Оболваненным населением легче управлять, но по закону обратной связи это возвращается бумерангом к верхушке и их детям. Если посмотреть на современных политических лидеров – то сегодня мы наблюдаем явную неадекватность человеческого материала текущему моменту. Решения с глобальными последствиями принимают люди местечкового уровня. Ацефалы с кризисом не справятся, более того, стремясь избежать его, еще более приблизят, как это сделали, например, неадекватный Николай II и еще менее адекватный М.Горбачев. 

В-пятых, необходимо демистифицировать тему насилия. К азам марксистского понимания классовой борьбы относится тезис, утверждающий, что «мирная» общественная жизнь сама по себе является выражением (временной) победы одного - правящего - класса. В коммунизме ХХ века неправильным было не само применение насилия (захват государственной власти), а более масштабный модус функционирования, благодаря которому насилие стало легитимированным. Насилие над классом вполне можно заменить насилием над абстракцией – ссудным процентом -через применение денег с демерреджем. При этом не стоит забывать, что в своей записке в ЦРУ Генри Киссинджер, советуя, как подорвать правительство Альенде, был краток: «Пусть экономика взвоет» («Make the economy scream»), а бывший госсекретарь США Лоуренс Иглбергер на Fox News говорил об экономике Венесуэлы: «Начать нам стоит с одного оружия, которое надо использовать, то есть с экономических инструментов, при помощи которых можно попробовать еще больше ухудшить экономическое положение, чтобы он (Чавес) перестал быть таким привлекательным для страны и региона». Будем помнить, что нужно уметь защищаться.  

Нужно понимать, что мы имеем дело не со слепыми рыночными процессами, а с высокоорганизованными стратегическими интервенциями государств и финансовых институтов, которые устанавливают в глобальном мире свои правила, постоянно их нарушая. В подобных условиях оборонительные контрмеры становятся обязательными.

В-шестых, необходима десакрализация экономики, которая стала претендовать на роль экономического гегемона, начиная с 68-года – периода последней стадии капитализма, когда мы оказались в условиях радикальное изменение идеологического механизма. Отсюда и закат политики, предполагавшей реальных субъектов, и триумф экономики (чистой управленческой активности), которая нацелена только на собственное воспроизводство. Под прикрытием священной формулы «снижение расходов - повышение эффективности» в нее все больше проникают различные формы «публично-приватных партнерств». Под прикрытием все той же формулы «повышения эффективности» могут приватизироваться функции, ранее принадлежавшие исключительно юрисдикции государства - та  же армия все больше начинает составляться из наемников, в частные руки готовы отдавать и тюрьмы. Да и государственная бюрократия напрямую отправляется ярыми буржуа, которые открыто и жестоко эксплуатирует ее как средство защиты своих собственных интересов. При этом нужно понимать, что нынешний уровень социальной поляризации в России является одним из тормозов не только социального, но и экономического развития. 

Общей целью является создание гармоничного общества социальной справедливости, где системообразующими понятиями становятся два – «человек» и «сообщества», как устойчивые объединения людей, связанных общими традициями, историей и моралью. Необходимо признать, что развитие отдельного человека бессмысленно рассматривать в отрыве от развития социальной среды. Декларация прав человека и гражданина, должна быть также декларацией его обязанностей. Индивидуальные «естественные» человека и социальных групп не должны нарушать или оскорблять интересы окружающих, общества, в котором они живут. Понятие «толерантность» (с его вседозволенностью) должно смениться на «терпимость». 

Основной мировой концепцией должна являться система многополярного мира, признание возможности сосуществования разных цивилизаций и необходимости культурной диверсификации, отказ от европоцентризма, признание равной ценностью каждой из цивилизаций -  европейско -христианской, исламской, славянско -христианской, дальневосточно - азиатской и т.п.), с построением между ними диалектической системы отношений, в которой различные культуры должны находиться в диалоге друг с другом и для каждого народа должны оставаться возможность следовать собственной истории. 

В экономике необходимо выдвижение концепции «общества совладельцев», которая рассматривает современную корпорацию не как машину исключительно для производства прибыли акционерам, а как социальный институт, защищающий гармонизированные интересы акционеров, менеджмента и персонала. Моральные нормы должны превалировать над экономической рациональностью, социальная значимость ценностно-рационального поведения - над целе-рациональным. Экономическая система должна сохранять свою рыночность и свободу, но не абсолютную беспринципную для  получения прибыли; втягивание менее развитых экономик в общий рынок на условии полной открытости недопустимо, таким рынкам необходимо применять принципы автаркии. Принимая абсолютно легитимным стремление к получению прибыли, благополучию и достатку, признать, что экономический рост не является бесконечным, поскольку мы живем в конечном мире. 

За два года до смерти, когда стало ясно, что процессы развиваются не так, как представлялось марксистам, Ленин написал: «Что если полная безвыходность положения, удесятеряя тем силы… открывала нам возможность иного перехода к созданию основных посылок цивилизации, чем во всех остальных западноевропейских государствах?» 

 Ответом ему должны стать постулаты Коммунитаризма – Четвертой политической теории.   


(Окончание см. в Коммунитарном манифесте)

_______________________________________
[1]  Нужно отметить, что это, как ни странно, в поддерживают и Потанин (объявивший о передаче своего имущества в наследство не детям, а в некий фонд), и Дерипаска (заявивший, что «готов отдать все государству»). Нужно дать им возможность исполнить свои обещания.  

использовались материалы: 1917.com exlibris.ng.ru lebed.com pravaya.ru content.mail.ru  azbyka.ru liberty.ru 
  • 0

Добавить комментарий