0 32141

«Сравнительная история зверств» (Часть 2) Члены британской королевской семьи употребляли в пищу человеческую плоть в «медицинских целях» и мародерствовали

«Сравнительная история зверств» (Часть 2) Члены британской королевской семьи употребляли в пищу человеческую плоть в «медицинских целях» и мародерствовали

На протяжении почти всей истории человеческая жизнь стоила в Западной Европе ничтожно мало. Мы уже проводили специальное исследование «Сравнительной истории зверств», без которого было бы трудно представить себе истоки западноевропейской традиции жестокосердия во всей её мрачности


(часть 1)

Так английская «королева-девственница» Елизавета I отрубила голову не только Марии Стюарт, она казнила ещё 89 тысяч своих подданных. В отличие от своего современника Ивана Грозного, называвшего её «пошлой девицей», Елизавета (чья мать, Анна Болейн, кстати, тоже была обезглавлена) не каялась в содеянном ни прилюдно, ни келейно, убиенных в «Синодики» не записывала, денег на вечное поминовение в монастыри не посылала (как это делал Иван «Грозный», на чьей совести было до 4 тыс. человек). Европейские же монархи таких привычек вообще сроду не имели.

При этом и Тридцатилетняя война в XVII веке унесла половину населения Германии и то ли 60, то ли 80% — историки спорят — населения её южной части. Папа Римский даже временно разрешил многожёнство, дабы восстановить «народное поголовье». При этом, пустующие территории стали наполняться и всякой швалью. Достаточно сказать, что именно после этих событий и появились такие персонажи, как Майеры-«Ротшильды» и пр.

Что касается России, она на своей территории почти 7 веков, между Батыем и Лениным, подобных кровопусканий не знала и с такой необузданной свирепостью нравов знакома не была. Как раз до тех пор, пока «мировое цивилизованное» в виде «западных теорий» не проскользнуло на нашу территорию, будучи распространяемым усилиями «лиц либеральной национальности».

Как оказалось, часть исторических реалий ускользнула от нашего внимания. Поэтому мы постараемся её восполнить во второй части статьи.

Королевская семья «Великобритании» кичится своим происхождением и манерами. При этом члены высшей британской аристократии разрекламировали свои вкусы и любовь к пышным банкетам и изысканным рецептам. Между тем, в вышедшей пару лет назад книге доктора Ричарда Сагга из Университета Дурхэма, «Мумии, каннибалы и вампиры. История европейской трупной медицины от Ренессанса до Викторианской эпохи»[1], исследующей самую мрачную сторону человеческих заблуждений, - а именно практику «употребления человеческой плоти в лечебных целях», - сказано, что ещё в конце XVIII века члены королевской семьи Британии употребляли части человеческих тел.

Автор книги отмечает, что подобная практика являлась не только привилегией монархов, но и была широко распространена в высших и наиболее обеспеченных кругах Европы.

 

Медицинский каннибализм: находясь на смертном одре, королева Мэри II[2] в 1698 году и её дядя король Карл II (Чарльз II) в 1685-м, оба употребляли возгонку из настоя на человеческих черепах

Даже тогда, когда британские монархи публично осуждали каннибалов Нового света, в то же время они использовали, пили или носили прах египетских мумий, человеческий жир, плоть, кости, кровь, мозги и кожу. Так опухоли, извлечённые из мозгов  убитых солдат, использовали в качестве лекарства от кровотечения из  носа. Как пишет Сагг, части человеческого тела, например мясо, кровь или кости, широко использовались в качестве терапевтических средств в самых распространённых методах лечения».

В результате, случаи каннибализма встречались не только среди «туземцев Нового света», как принято считать, но и в Европе. То, о чём пока ещё редко рассказывают в школах, зафиксировано в художественных и литературных текстах прошлого: среди такие фактов стоит упомянуть, что, к примеру, хотя Яков I (Джеймс I) запретил использование трупов в медицинских целях; Чарльз II разработал собственные лекарства, добываемые из трупов, и Карл I (Чарльз I) также занимался использованием трупов для создания лекарств.

Наряду с Чарльзом II, список известных ныне «лекарей» и пользователей «рецептов трупной медицины», включает Франциска I, хирурга Елизаветы I Джона Банистера, графиню кентскую Элизабет Грей, Роберта Бойля, Томаса Уиллиса, Вильгельм III Оранский и его «супругу» - королеву Мэри».

 

«Новый свет»: По описаниям Ханса Штадена 1557 года так выглядел каннибализм в бразильском племени Тапинамба (Tupinamba). Но европейцы в то время также потребляли человеческую плоть. 

Доктор Сагг утверждает, что история медицинского каннибализма поднимает ряд важных социальных вопросов. По его словам, «Фармакологический каннибализм являлся мощным пластом европейской науки, был широко представлен в издаваемых рецептах, был предметом торговли и образовательной науки. Хотя трупная медицина иногда представляется средневековым пережитком, свой расцвет она переживала во время общественных и научных революций, происходивших в ранней современной Великобритании.

Эти традиции дожили до XVIII века, и в среде бедняков он задержались вплоть до эпохи королевы Виктории.

Не говоря уже о каннибализме, даже использование частей человеческого тела сейчас кажется нам совершенно невозможным. Между тем, в период расцвета фармакологического каннибализма обычным делом было извлечение органов или костей из захоронений в египетских гробницах или на европейских кладбищах. Более того, в XVIII веке крупнейшим импортом из Ирландии в Великобританию был импорт человеческих черепов. И сложно сказать, было ли всё это намного хуже современного чёрного рынка человеческих органов».

Впрочем, д-р Сагг не упоминает, что «крупнейшему импорту черепов из Ирландии», предшествовало её усмирение генералом Кромвелем, которое стоило жизни 5/6 ирландцам. От последствий этого геноцида Ирландия уже не оправилась никогда.

В книге приведены многочисленные яркие, даже пугающие примеры практики, начиная от виселиц Германии и Скандинавии, через суды и лаборатории Италии, Франции и Британии, до полей сражений Голландии и Ирландии и племён людоедов Северной и Южной Америки.

 

На картине 1649 года, изображающей казнь Чарльза I видно как люди собирают кровь короля носовыми платками. 

Доктор Сагг рассказывает: 

«Этот процесс обычно называли «зло короля» – недуг чаще всего лечили прикосновением живого монарха.
В континентальной Европе, где топор часто снимал с плеч головы преступников, кровь была распространённым лекарством для эпилептиков. В Дании, молодой Ганс Христиан Андерсен стал свидетелем того, как родители поили своего больного ребёнка кровью, стекавшей с эшафота.
Подобное лечение было настолько популярным, что палачам часто приходилось нанимать ассистентов, чтобы те собирали в чашки кровь, лившуюся из горла убитых преступников.
Иногда пациенты стремились сократить путь лечения. Во время одной казни в Германии начала XVI века «бродяга схватил обезглавленное тело» перед тем, как оно упало, и выпил из него кровь…».

Последний зарегистрированный случай подобной практики в Германии датирован 1865 годом.

В то время как Джеймс I отказался употреблять внутренности человеческого черепа, его внуку Чарльзу II настолько понравилась эта идея, что он купил рецепт. Заплатив за него огромную по тем временам сумму - около 6000 фунтов, - он часто сам вынимал внутренности из черепов в своей личной лаборатории.

д-р Ричард Сагг

По словам доктора Сагга, «ставшее в скором времени известным под названием «королевские капли», это лекарство использовалась для лечения эпилепсии, судорог, головных болей и часто в качестве неотложной помощи умирающим.
Внутренности черепа – вот что было первым, чего потребовал Чарльз второго февраля 1685 года, в начале своей последней болезни. Кроме него на смертном одре это лекарство принимала и королева Мэри в 1698».

Характерно, что Роберт Сагг остановился на Вильгельме III и Мэри II. В своем морганическом браке это парочка не оставила детей. После них правила сестра Мэри – королева Анна, на которой династия Стюартов прервалась и на престол взошла Ганноверская династия, от которой уже и фактически и идут современные «Виндзоры». А вот правящую фамилию д-р Сагг не решился трогать.

Между тем, и у них «хватает своих тараканов в голове». Как мы уже говорили, сайт «Cahiers de Geopolitique biblique», рассматривающий «актуальные геополитические новости в свете Библии», отмечает, что королева Виктория, правившая с 1837 года по 1901 год, была убеждена, что британские монархи являются «потомками царя Давида». Согласно желанию королевы, ее четырем сыновьям (всего у королевы было 9 детей), в том числе и будущему королю Эдуарду VII, было сделано обрезание.

 

ИСТОКИ ОККУЛЬТИЗМА В НАУКЕ И МЕДИЦИНЕ

В принципе, склонность к оккультизму у британской аристократии неудивительна. Помимо «египетско-иудейских корней» правящей династии, придворных магов, вроде Джона Ди, необходимо вспомнить и о чуть более позних оргиях «Клуба Адского пламени», возникшего в конце XVII век.

В протестантской Англии при правлении родоначальника правящей семьи Виндзоров - Георга I (1714-1727 гг.) – были легализованы секретные общества, наподобие «Клуба Адского Пламени» (Hellfire club). Их легализации предшествовала публикация в 1714 году «Басни Пчел» Бернарда Мандевиля, - «проживающего в Лондоне голландского экономиста». Мандевиль утверждал, что интересы государства — не более чем интересы максимального удовлетворения гедонистических потребностей его индивидуумов: больше частных пороков — больше общественного блага. Американский историк Х. Грэхэм Лоури отметил[3], что начиная с 1721 года «Клубы Адского Пламени» не только размножились — они стали «внутренним святилищем дегенерирующей британской элиты». Самый крупный из них, основанный в 1720 лордом Уортоном, включал в обеденное меню следующие блюда: «Пунш адского пламени», «Чертовы чресла», «Груди Венеры» и т.д.

В свете того, о чем написал в своей книге д-р Роберт Сагг, названия этих явств выглядет уже не столько «комично». Достаточно вспомнить, как развлекалась и чем голосовала «европеизированная аристократия» во «Всешутейшем и всепьянейшем соборе», созданном Петром I по некоему подобию Hellfire club. Инициаторов продвижения подобных сборищ Х.Г.Лоури называет «венецианцами», этим термином он обозначает сектантов социан из выкрестов и масонов.  

 

Что касается истоков современной науки вообще и медицины в частности, - в целом требуется  отдельное исследование, в какой момент они стали скатываться из человеческого и божественного в «оккультное и сатанинское».

Так в энциклопедическом сочинении конца IX в. «Канон врачебной науки» персидского ученого Авиценны (Абу Сины), мы видим, как предписания античных медиков осмыслены и переработаны так, что мы до сих пор пользуемся его рекомендациями: он первый обратил внимание на заразность оспы, четко определил различие между холерой и чумой, описал проказу, изучил ряд других заболеваний; описал лекарственное сырьё, лекарственных средств, способы их изготовления и употребления. Из 2600 лекарственных средств, описанных в «Каноне», 1400 имеют растительное происхождение.

В то же время, каббалисты, вроде «орла синагоги» Моше бен Маймонида («сын Маймона», раввина и судьи) в XI веке не только духовно наставляли своих соплеменников: «Приказывается убивать и бросать в ров погибели всех изменников Израилю, подобно Иисусу из Назарета, и его последователей» (Jad. Chaz., hilch. Adora Zara, Perek 10); «Когда у иудея большие силы, грешно оставлять среди нас гоя» (Гильхот Акум, 10, 1–7); «лучшего из язычников убей» (Aboda Zara, folio 26, b; Masech. Sopharim, Perek 15); и т.д., но и советовали: «Разрешается испытывать лекарства на язычниках, если это может приносить пользу (евреям)», а так же предлагали в качестве лекарства пить кровь - «рудометная кровь для лечения считается чистою». Поэтому не нужно удивляться и отрицать еврейские ритуалы по добыче христианской крови. 

В том числе и по совету «константинопольского князя евреев Юсуфа» иудеи стали «врачевать гоев» «из мести», поэтому большинство врачей к XVII веку имели специфичные этнико-религиозные корни. Вероятно, именно это во многом определяет всю дикость «трупной медицины». Сомнительный коктейль из истины и лжи, собираемый «людьми книги», торговавшими самыми безумными рецептами, оформленными в виде «тайного учения кабалы», породили «трупную медицину», алхимию, каббалистику общество розенкрейцеров и др. «тайные общества», которые неминуемо скатывались в оккультизм. Так что современная наука имеет весьма своеобразные, оккультные корни гносиза. Что сегодня наиболее четко проявилось и в т.н. «трансгуманизме»…   

 Возвращаясь  к «британским цивилизаторам», нужно вспомнить, что верхушка этой страны не только убивала и грабила целые страны, уничтожая миллионы людей – в Америке, Индии или, к примеру, в Китае, первой экономики начала XIX в., где уже через 40 лет в результате насильно навязанной иудо-протестантами наркоторговли, вымерло более 50 млн. человек, а 120 стало наркоманами. Вывезенное из Китая серебро до сих пор заполняет антикварные рынки Британии.

                                                                                                               При этом - 

Украшения Марии Павловны достались Елизавете II

БРИТАНСКИЕ МОНАРХИ ДО СИХ ПОР НЕ СТЕСНЯЮТСЯ ДЕМОНСТРИРОВАТЬ ПЛОДЫ СВОЕГО МАРОДЁРСТВА

 - обворовывая своих родственников, убитых не без их помощи.

Представленное на фотографии украшние - «Владимирская тиара» - относится к личной коллекции ювелирных украшений Елизаветы II. Она получила ее в наследство от своей бабушки королевы Марии, после ее смерти в 1953 году (королева-консорт Великобритании Мэри, урожденная принцесса Текская, супруга короля Джорджа V, мать королей Эдуарда VIII и Джорджа VI, бабушка королевы Елизаветы II).

Тиара получила свое название от великой княгини Марии Павловны, жены великого князя Владимира Александровича, третьего сына царя Александра II и брата царя Александра III (Марию Павловну по-английский именовали титулом и именем мужа - Тhe Grand Duchess Vladimir of Russia). Мария Павловна поручила ювелирам, работающим при российском дворе, сделать дизайн и изготовить эту изысканную тиару в 1890 году. Этот изящный предмет ювелирного искусства был задуман и выполнен в традициях конца XIX века и представляет собой комбинацию из бриллиантов и жемчуга. После революции 1917 Мария Павловна бежала со своей семьей на  Кавказ, где и оставалась, пока 13 февраля 1920 г. не бежала на итальянском судне в Венецию, а затем и во Францию.

Здесь она поучила семейные реликвии, включая «Владимирскую Тиару», которые оставила спрятанными в секретном сейфе Владимирского дворца в Санкт-Петербурге. Оттуда в ноябре 1918 года их выкрал доверенное лицо княгини, профессор живописи Ричард Берггольц. В двух наволочках он доставил драгоценности в шведскую миссию в Петрограде. Во Франции, получив часть драгоценностей[4] весной 1920 года, Мария Павловна разделила их между своими детьми. И умерла уже к августу 1920 года.

Уже в начале 1921 года королева Мэри за символичную цену получила «Владимирскую тиару» у дочери Марии Павловны - принцессы Елены Владимировны, супруги Николая Греческого.

Впрочем, история этого приобретения, как и сама королева Мэри, требуют дополнительного разъяснения.

 В украденной тиаре

КОРОЛЕВА-КЛЕПТОМАНКА

В Англии есть поговорка – «love people and use things» (Люби людей и используй вещи). Бабуля Елизаветы II - королева Мэри – использовала эту поговорку с точностью до наоборот: страстно любила красивые вещи и использовала людей. У нее всегда появлялось воодушевление при виде красивой вещи. При том, что Мэри не скрывала свою страсть ко всему «прекрасному и дорогому», говоря: «… они (красивые вещи) всегда ласкают мне взгляд», она была и необыкновенно скупа. Королева постоянно пополняла королевскую коллекцию красивыми украшениями, мебелью, предметами от фирмы Фаберже, дорогими часами, шкатулками. Причем платить за эти многочисленные преметы роскоши королева не всегда была готова: иногда все начиналось с настойчивой просьбы, затем могло перейти к вымогательству. А могло доходить и до воровства (что, конечно же, тщательно скрывалось). Неудивительно, что королева Мэри ко всем прочему очень любила посещать Индию. Здесь махараджи дарили ей по-настоящему роскошные украшения.

При этом королева Мэри часто посещала и европейских антикваров и ювелиров. Они ее по-настоящему боялись  и старательно прятали свои лучшие вещи. Если какая-то вещь ей особенно нравилась, она настойчиво намекала, что хотела бы получить ее в подарок. Естественно, у ее хозяина не оставалось другого выхода, и он дарил эту вещь королеве. А верный шофер отвозил очередное «приобретение» Мэри в королевский Даймлер. 

Известен случай, когда королева все встретила сопротивление. Однажды она заехала на чай к старой леди Хадсон. Королеве особенно понравились стулья старой леди: они были обтянуты шелком, который был вручную разрисован Анжеликой Кауффман. Королева Мэри намекнула, что эти стулья подошли бы к столу, который был в ее коллекции. Без тени сомнения леди Хадсон улыбнулась и продолжила разговор, не предложив стулья королеве. Время шло. Королева продолжала пить чай, солнце уже село. Но королева не подавала ни малейших признаков того, что собирается уезжать. И только когда часы пробили 9 (!) часов вечера леди Хадсон сдалась. Так стулья Кауффман попали в королевскую коллекцию[5]. 

Достоверно неизвестно, но ходили слухи, что если королева не получала понравившуюся ей вещь, то она просто ее крала.

Мать принцессы Мэри - герцогиня Текская  или "Толстая Мэри"

Мэри родилась в семье герцога и герцогини Текских. Семья была не особо богатой, и жили за счет помощи королевы Виктории, занимая одну из квартир в Кенсингтонском дворце. Впрочем, жили не по средствам. Когда семья Текских была признана банкротом, это привело королеву Викторию в бешенство. Во избежание скандала Текские покинули Лондон. Свое образование Мэри Текская закончила в Италии. Прошли годы, Мэри приобрела формы, и семья вернулась в Лондон.

Выйдя удачно замуж за своего троюродного брата и наследника престола, Мэри считала своим долгом затмевать всех современных ей королев. Она настолько старалась быть настолько безупречной, что современники отмечали, что постепенно она стала терять человечность. Каждый вечер на ужин она обязательно надевала тиару и драгоценности, даже если ужинала исключительно с супругом.

Украшения она любила настолько страстно, что была похожа, как говорят, на рождественскую ель. По этому поводу в свое время даже ходил анекдот. На свадьбе лорда Харевуд близорукий мистер Фостер поклонился высокому и с избытком украшенному торту, приняв его за королеву Мэри.

Известен случай, когда став вдовствующей королева Александра не захотела отдавать в пользование Мэри украшения короны. Вмешался сын и муж, Джордж V, и Мэри получила украшения. Её же невестке, королеве Елизавете, будучи королевой-консортом, так и не удалось полностью получить в свое распоряжение украшения - даже после коронации Джорджа VI они остались в пользовании королевы Мэри.

Ее скупость проявилась даже в том, что фактически в то время, когда была королевой-консортом, был практически отменен статус фрейлины при королевском дворе Великобритании. Было это сделано, чтобы сэкономить на приданном для девушек, которое они должны были получить от королевского двора[6].

Со старшими сыновьями - будущими королями, Джорджем VI и Эдуардом VIII

Мэри была настолько поглощена своим достоинством, что практически не уделяла внимания своим детям. Заботу о них она получила многочисленным слугам и гувернанткам. Она не целовала и не обнимала своих детей, считая это проявлением слабости, которое умаляет ее достоинство. Особенно от этого страдал младший ребенок принц Джон, рожденный инвалидом и эпилептиком. По воспоминаниям его гувернантки, он особенно тянулся к матери, но был разлучен с семьей и умер в 14 лет. 

Она была настолько далека от детей, что когда она умерла, ее старший сын, бывший король Эдуард VIII, герцог Виндзорский, заметил: «Я так или иначе чувствую, что жидкость в ее венах, должно быть, всегда была также холодна, как и теперь, когда она мертва»[7].

Так что, каким образом клептоманка Мэри выцыганила «Владимирскую тиару», сомневаться не приходится… 

Впрочем, о чём мы говорим, когда еще недавно, «британские каиниты» употребляли и сами трупы. 

 

_______________

[1] Dr Richard Sugg, «Mummies, Cannibals and Vampires. History of European corpse medicine from the Renaissance to the Victorians», Routledge, 384 стр.

[2] последняя из правителей династии Стюартов, вероятно отравленная соправительница своего мужа голландского протестанта Вильгельма Оранского, возведенного на трон в результате «Славной революции» иудо-протестантов, перенесших из Амстердама в Сити «банковские технологии», и создавшие «Банк Англии»

[3] Х. Грэхэм Лоури, «Лейбниц и Свифт против венецианцев», Шиллеровский институт, бюллетень №4; Характерно, что Лоури среди членов клуба отмечает и Бенджамина Франклина – первого президента США (Lowry, H. Graham, «Who was Benjamen Franklin?», The American Patriot, (2008), стр.49, 51, 54, 56-59) 

[4] как оказалось позже, часть драгоценностей «рачительное министерство ювелирных дел Швеции» оставило у себя, но в 2009 году выставило их на торги Sotheby`s

[5] Piers Brendon, Phillip Whitehead, «The Windsors: A Dynasty Revealed» Random House UK, 2000, 290 стр.

[6] Kitty Kelley, «The Royals», NY, Warner Books, 1997, 548 стр.

[7] J. Bryan III,  Charles J.V. Murphy, «The Windsor Story», NY: Morrow, 1979

  • 0

Добавить комментарий