2 2911581

«Англичанка гадит» (наркобароны на службе Её Величества)

«Англичанка гадит» (наркобароны на службе Её Величества)

Богатство Британской империи создано за счёт ограбления Китая - самой большой экономики начала 19 века. В результате принудительной «свободной торговли» опиумом население страны сократилось с 416 до 369 млн. человек, из который 120 млн. стали наркоманами. HSBC - главный банк наркоторгового картеля клана Ротшильдов-Кезвиков - процветает и сегодня...



«Англичанка гадит»
- выражение, изначально приписываемое молвой А.В. Суворову, обозначающее суть дипломатических, экономических, шпионских и пропагандистских действий Великобритании. Наиболее широкое распространение получило в XIX веке, когда под «англичанкой» стала пониматься не просто Англия, но и королева Виктория лично.  

«нет такой низости и такого преступления, на которое 
не пошел бы капитал за прибыль в 300 процентов»
К. Маркс  

Угадайте, на что пойдет капитал ради 1000 %? 
 

ПРИБЫЛЬ, ПРИБЫЛЬ UBER ALLES…   

Не так давно столь любимый нашей пролиберальной общественностью американский гражданин с гебраисткими корнями, учащий нас жить на российском телевидении со времен «perestrojka», заявил: «я думаю, что одна из величайших трагедий для России – принятие православия... Если оттолкнуться от таких определений, как «демократия», «качество жизни», «уровень жизни», и распределить страны именно по этим показателям, то на первом месте будут именно протестантские страны (все). Потом – католические. И лишь потом – православные» (В. Познер, «Искусство жить»). Что же, - 
 

«УЧИСЬ, ПРАВОСЛАВНЫЙ ЛАПОТНИК, КАК ДОСТИЧЬ ДЕМОКРАТИИ И КАЧЕСТВА ЖИЗНИ» 

«…процветание — это вознаграждение за добродетель, и, следовательно,
неудачники не достойны лучшей участи…»

Мы уже говорили о том, как в иудейско-протестантский период ростовщичества английский капитал вырос на пиратстве и работорговле, перехватив эту позорную пальму первенства у Голландии, при этом владельцы Вест-Индской торговой компании переходят под крыло Британии. Сегодня вспомним период, когда звезда оплота «прагматичного капитализма» стояла в зените – эпоху, которую принято называть «викторианской». Своего могущества Британия достигла не банальным ограблением колоний, а самой масштабной в мировой истории наркоторговле, начисто выпотрошившей Китай, экономика которого до 18 века занимала первое место, достигая 1/3 от общемировой.

Постоянные отношения Европы с Китаем начались с 1520 года, когда испанцы впервые основали свои фактории в Нинг-фо. Вместе с установлением торговых сношений с Европой, в Китай стали проникать миссионеры, преимущественно иезуиты. Западные путешественники поражались стране, где все, от князя до простолюдина, едят, «не прикасаясь руками к пище, поднося ко рту каждый кусок тонкими палочками». Жители же древней цивилизации привыкли считать ее центром мира, взирая на другие народы как на варваров, от которых лучше отгородиться Великой стеной. В 1522 году для организации внешней торговли португальцам было разрешено использовать территорию Макао, за которую они вносили плату, где действовали китайские законы и взимались таможенные пошлины

Но право страны на ведение торговли по своим правилам «гебро-протестантами» было посчитано  «архаичными» и «нецивилизованными», поэтому в 1624 голу голландцы оккупируют Тайвань. После уничтожения голландского военного флота к 1784 году, конфискацией имущества VOC и окончательным перетоком гебраистко-протестантского капитала (М.Вебер) в Англию, Британская Ост-индская компания становится самой грозной торгово-милитаристской силой Юго-Восточной Азии. 
 

КАПИТАЛИЗМ ПРОТИВ ТОРГОВЫХ БАРЬЕРОВ 

С середины XVIII века Поднебесная, управляемая императорами династии Цин, подвергалась беспрецедентному коммерческому давлению со стороны Британии, всеми правдами и неправдами навязывающей ей торговые отношения. Китайской цивилизации,  пребывающей в состоянии абсолютной самодостаточности, веками довольствуясь внутренней торговлей между своими обширными и отдаленными друг от друга провинциями, «открываться перед иноземными варварами» не было ни нужды, ни желания.  

Британия, вожделавшая китайские шелк, чай и фарфор, не могла предложить взамен ничего, кроме серебра, поскольку ни индийский хлопок, ни английское сукно китайцев не привлекали. Спросом пользовались лишь русские меха и итальянское стекло. Иностранным торговым судам был открыт только один порт, а самим торговцам было не только запрещено покидать его территорию, но и учить китайский язык. Со стороны Китая торговля с европейцами была разрешена лишь гильдии 12 торговцев.  

Интенсивная торговля по такой схеме вела к истощению британской казны, ставя под угрозу благополучие Банка Англии, ведшему свои расчеты в основном в серебре. Все попытки задобрить китайских императоров подарками не увенчивались успехом. Ситуацию хорошо резюмируют слова императора Цяньлун, сказанные им в 1793 году лорду Маккартни, послу Георга III: «Нам никто не нужен. Возвращайтесь к себе. Забирайте свои подарки!». 

Поиск альтернативного обмена занимал лучшие умы Туманного Альбиона. Методом проб и ошибок уникальный товар, способный заинтересовать китайцев всерьез и надолго, был найден. Таковым стал опиум, который изначально вырабатывался для медицинских целей (в качестве болеутоляющего средства), которому нашли альтернативное применение, поскольку тот обладал способностью вводить людей в состояние наркотического блаженства.  

На первых порах китайские власти спокойно взирали на ввоз опиума в страну, не догадываясь об опасности, таящейся в вытяжке из макового сока - с медицинской субстанцией китайские врачи познакомились еще в VIII веке, когда в Поднебесную опиум завезли арабские купцы. Но никому и в голову не приходило, что лекарство можно курить. Изысканному занятию китайцев обучили «просвещенные голландцы» во время оккупации острова Формоза (Тайвань).  

Начиная с 1773 года Британская Ост-Индская компания, используя опыт «голландских товарищей», разрабатывает «Великую китайскую торговую схему» ставшей основным источником обогащения империи. Получив монополию на торговлю Бенгальским опиумом, компания в 1775 году нелегально, но очень выгодно для себя продаёт в Китае 1,4 тонны наркотика. Новомодное увлечение в Китае быстро обретает форму патологической эпидемии, поэтому опиумная торговля запрещается императорскими указами в 1796 году, повторно в 1800-м.  

Опиум Англия продолжает продавать через своих посредников, получавших специальные патенты, которые подпольно доставляли товар к китайскому побережью. Здесь наркотики складировали в плавучих пакгаузах и реализовывали через китайских контрабандистов в обмен на серебро, которое затем использовали для легальных закупок шелка, чая и фарфора.  
 

НАРКОМАСОНЫ, КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОДПИТКА ВОИНСТВУЮЩЕГО ЛИБЕРАЛИЗМА     

Шотландия, завоеванная Англией в 1707, оказалась разделенной по культурному и религиозному принципам. Протестанты-победители прагматично заняли равнины, вытеснив в горы кельтов, исповедующих католицизм, вместе с их духовным и военно-клановым мироустройством. При этом нужно помнить, что в  Шотландии в 14 веке нашли убежище остатки французских и английских тамплиеров[1]. После поднятия ряда восстаний и поддержки шотландцами Якова II - последнего короля-католика (1668г), к 1746 г последовало их окончательное поражение и насильственные выселения с гор. 

Стремление к выживанию в отчаянной бедности дали толчок шотландскому Возрождению. Напитавшись протестантизмом они породили воинствующий либерализм, со странной примесью масонерства (философы Фрэнсис Хатчесон и Дэвид Юм, экономист Адам Смит, писатели и поэты Вальтер Скотт и Роберт Бернс, изобретатели Александр Белл, Джеймс Уатт, Кельвин  и др.). Бедность и дух авантюризма и торгашества выталкивали их на поиски счастья. 18-летний выпускник медицинской школы Эдинбургского университета с французской фамилией - Уильям Джардин, - в 1802 году поступает на службу в Британскую Ост-индскую компанию и на борту «Брансвика» отправляется к берегам Индии. Но привязывать восставших сипаев к пушкам и выстреливать, что бы те никогда не попали в рай[2], ему не пришлось. Его цивилизационная миссия была несколько другая. 

На корабле юный хирург получает от компании несколько чемоданов для переправки опиума частным грузом - по хитроумной традиции, британский монополист дозволял своим сотрудникам реализовывать в личных интересах до 40 килограммов товара. Другое дело, что этим пользовались не все. Прагматичный юноша, оценив перспективы, задействовал и чемоданы своих попутчиков. Так соблюдая официальные запреты Китая, была централизованно организована контрабандная переправа наркотиков, став основой процветания как «колыбели либерализма», так и «наркомасонерии». При этом Британия, продемонстрировав нормы двойной морали (характерные как для иудаизма, так и для протестантизма[3]) благоразумно налагает строжайший запрет на продажу опиума в Англию, Шотландию и Ирландию.  

Следующие 15 лет жизни Уильяма Джардина прошли в кропотливом сбережении наркокапиталов, опыта общения с аборигенами, и связей, наработанных в роли представителя влиятельнейшей организации первой половины XIX века. К 1817 году Уильям Джардин открывает собственный бизнес, оставив Ост-индскую компанию и открыв агентство в Бомбее. Поскольку Британская Ост-индская компания законодательно являлась абсолютным монополистом, наделенным хартией Парламента на ведение торговых сношений на всех территориях империи, он мог претендовать на роль посредника. К тому моменту все необходимые связи у наркомасона уже были в избытке.  

В 1823 году предприниматель перебирается из Бомбея в Кантон (Гуанчжоу), где сосредотачивается на «Великой китайской торговой схеме», обогатившей его род на столетия вперед. К 1830 году объём продаж опиума составит уже 1500 тонн. Невзирая на абсолютную нелегальность этой торговли, она получает полную поддержку Британского правительства, чья цель — положительный торговый баланс с Китаем — была достигнута к 1833 году. 
 

ЖЕЛЕЗНОГОЛОВЫЙ ТАЙПАН     

Получив в первой половине 30-х годов XIX века патент на посредничество в наркоцепочке между Ост-индской компанией и китайскими контрабандистами, партнеры по компании «Magniac & Co»  Джардин («крутой переговорщик» и «великодушный стратег») вместе со своим шотландским подельником Джеймсом Николасом Сазерлендом Матесоном («благочестивым организатором», «инноватором» и специалистом по финансам), на клипере «Геркулес» первыми доставляли дурман к берегам Китая. Их склады, скрытые от глаз китайских таможенников на необитаемом и труднодоступном острове Гонконг, обеспечивали надежное промежуточное хранение дурмана. Личные связи наркоторговцев в коррумпированной среде китайских чиновников гарантировали от непредсказуемых рейдов и конфискаций. Аналогичные связи в среде британских, французских, американских, португальских и голландских коллег позволяли улаживать все конфликты, не доводя их до междоусобного кровопролития и рэкетирства. 

Уильям Джардин стал признанным авторитетом – соотечественники именовали его «Тайпаном»  («Торговым Головой»). Аборигены так же уважали его за крепкую голову – которой было нипочем после чудовищного удара деревянной битой по черепу во время ссоры на торговой верфи - за что шотландец получил  прозвище Железноголовая Старая Крыса (Iron-Headed Old Rat). Его могущество было безгранично как в колониях, так и в метрополии. Признанного авторитета, обеспечившего процветание не только Ост-индской компании, но и королевской казны, с восхищением и признательностью сжимали в объятиях депутаты Парламента, члены правительства и небожители из Палаты лордов. Английские биографы просто рассыпаются в дифирамбах этим уважаемым джентльменам, ставших наиболее богатыми и могущественными подданными Велико-Британии. 

Окончательно объединившись в 1832 г в торговый дом («хонг») «Jardine, Matheson and Company, Ltd.» к 1833 году наркоторговцам, создавшим торговую палату (куда входят Dent’s, Russell&Co) во главе с Матесоном, удалось отобрать монополию на торговлю с Китаем у ослабевшей  Ост-Индской компании, что приводит к новому буму продажи опиума. В 1835 году опиум составляет 3/4 всего импорта Китая, к 1838 году объём продажи опиума составил 2000 тонн, миллионы китайцев всех слоёв и сословий были вовлечены в потребление наркотика. Характерно, что компания Джардина и Матесона на китайском носила символичное название «Yee-Wo» (怡和)  - «Счастливая гармония», которая и принесла - 
 

РАЗОРЕНИЕ КИТАЯ 

Поставки опиума стали столь велики, что с 1833 г дисбаланс внешней торговле вымыл из оборота  практически все  серебряные монеты на рынке страны. При этом китайцам стало невозможно платить налоги, поскольку они взимались именно в серебре. Медные деньги обесценились, зато наркотик вошел в повседневный обиход столь широко, что одурманенные жители деревень полностью забрасывали работу, а многие высшие чиновники проводили время в опиокурильнях. 

Несмотря на императорские запреты и наказания количество наркоманов увеличивалось с каждым днем. Новый император Даогуан, назначивший официальное расследование, был в ярости, узнав, что в наркоторговле участвуют многие чиновники и командиры военных гарнизонов. Порядка 200 судов наркоторговцев бороздили прибрежные воды Гуандун, продавая опиум по бросовым ценам, что только увеличивало его популярность. В приморских провинциях миллионы наркоманов, заброшенные деревни и тотальная коррупция.  

Безоблачному процветанию британских наркобаронов приходит конец, когда в начале 1839 года в Гуанчжоу прибыл Линь Цсэсюй, уполномоченный императором положить конец опиумному беспределу. Неподкупный и кристально чистый чиновник изъял запасы опиума из курительных заведений, арестовав несколько сот китайских торговцев и перекупщиков, захватив у них 70 тысяч тюков опиума. Затем потребовал от англичан передать ему все их запасы опиума, обещав все компенсировать чаем. Наркобароны ответили отказом, тогда Линь заблокировал все торговлю в порту, выставив охрану вокруг складов. Через шесть недель китайской стороне было передано более миллиона килограмм опиума на 10 миллионов лянов (379 тонн серебра), который пятьсот китайцев в течение 22 дней, смешав его с солью и лимонным соком, смывали в море. Наивный Линь Цсэсюй даже отправил письмо королеве Виктории, в котором обращал внимание просвещенной монархини на нравственную недопустимость опиумной торговли в Китае при одновременном запрете таковой в метрополии.  

Когда «оскорблённые» наркобороны переселились в Макао, Линь Цзэсюй разрешил торговать только тем, кто давал подписку об отказе провозить опиум. Поскольку англичане демонстративно игнорировали китайские законы, упрямством британских конкурентов воспользовались американцы для расширения своей коммерции в ущерб английской. Чарльз Эллиот, «представитель колониальной администрации» (офицер ВМФ, сотрудник МИДа – Old School, позднее поименованная MI6), попытался  организовать нападения британских кораблей на китайские джонки, но получили отпор.  

При том, что экономика Китая составляла 1/3 от мировой, страна, подарившая миру порох, компас, бумагу и книгопечатание, в военных технологиях сильно отстала от западных стран. Ее войска были вооружены мечами и копьями. Лишь небольшая часть солдат имели на вооружении мушкеты с фитильным замком, куда нужно было насыпать порох вручную. У Китая, являвшегося центром торговли по всей Восточной и Южной Азии, отсутствовал военный флот с современными пушками. Все это не могли не заметить военная разведка и «авторитетные предприниматели». Наркоторговцы давно требовали от правительства взломать «изоляцию» Китая и захватить острова у побережья, для создания оплота «свободной торговли». В результате еще в 1832 году экспедицией под управлением суперкарго Линдсея проводится картографическая и военная разведка побережья и портов Китая.
 

«Слова британского гимна никогда не были утверждены официально. Существовало 
ВВС, общественная британская вещательная корпорация  

К вопросу о «коллективном бессознательном» британцев – как мы видим - гимн страны, как ее девиз, подходит Британии блестяще. Ну а в новую редакцию гимна, чтобы точно и политкорректно передать состояние протестантско-гебраистского менталитета страны и национальную историю за последние 500 лет, все же стоит внести слова «Прибыль, прибыль uber alles…».   


 ЛИБЕРАЛИЗАЦИОННАЯ МИССИЯ  

«Ответить за беспредел» Китаю пришлось по полной программе. Авторитетный предприниматель Джардин лично разрабатывают детальный план боевых действий – «Jardine Paper». После чего глава наркоторговцев отбыт в Лондон, где встретившись с лордом Палмерстоном пролоббировал отправку в Китай двадцати боевых кораблей, оснащенных более чем сотней самых современных палубных орудий. С лета 1840 года эскадра британских цивилизаторов под управлением адмирала Дж.Эллиота (брата агента Ч.Эллиота) методично стирали с лица земли все прибрежные селения своих «равноправных торговых партнеров», в конце концов заблокировали порт Дагу, за которым открывался доступ к Пекину. Все что могли противопоставить китайцы – послать плоты-брандеры, чтобы поджечь корабли противника, но борта британской армады были окованы металлом. Техническое и тактическое превосходство англичан было подавляющим. Десятки китайских чиновников покончили жизнь самоубийством, не перенеся позора в том, что не сумели остановить англичан. Перепуганный император запросил перемирия, уволил Линь Цсэсюя и безоговорочно принял условия «Нанкинского соглашения»: 

денежную компенсацию уничтоженного опиума (оцененного «за моральный ущерб» уже в 15 миллионов лянов – 580 тонн серебра); покрытие военных расходов англичан (еще 140 тонн); снятие госмонополии на международную торговлю; открытие для иностранной торговли еще четырех портов — Амой, Фучжоу, Нинбо и Шанхай — с правом постоянного пребывания в них британских подданных; установление пошлин не выше 5% на импорт британских товаров; передачу победителям в бессрочное пользование острова Гонконг - форпоста британской контрабанды и принес извинения агенту Ч.Эллиоту.  

Так британскими цивилизаторами была проведена либерализация торговли... 

 Первая опиумная война стала началом длительного периода ослабления Китая и гражданской войны, что привело к закабалению страны со стороны европейских держав и долговременной депопуляции.  

Для англичан были установлены права экстерриториальности – они получили неприкосновенность перед китайским законодательством, какое бы преступление они не совершили, и статус «нации с наибольшим благоприятствованием для торговли». В 1844 г. под угрозой применения военной силы подобные же договоры были подписаны с Францией и США, которые получили все аналогичные привилегии кроме территориальных уступок. Впрочем,  Франция дополнительно выбила из Поднебесной право на строительство католических храмов. В Шанхае, Кантоне, Тяньцзине появились иностранные поселения, где англичане, французы, немцы, японцы были неподсудны местным законам. В напоминание о тех временах шанхайцы доныне сохранили оскорбительную надпись у входа в сквер на набережную: «Китайцам и собакам вход воспрещен». 

Так в результате Первой опиумной войны начался раздел Китая. И как следствие – стремительный рост китайского национализма и ненависти к иностранцам, которые на деле боялись выходить за пределы порта, охраняемого английским флотом. В Фошане британцев избили и вытолкали за переделы города. Попытка противостоять «либерализации», выталкивающую нацию на положение людей второго сорта, вылилось в протест гражданской войны. Так образовалось Тайпинское государство, с которым китайское правительство вело изнурительную борьбу, повлекшее гибель десятков миллионов. Сложная смесь из национализма и специфического «коммунизма», была направлена против центральной власти[4].  

 Великобритания, Франция и США использовали Гражданскую войну (тем более, что тайпины запретили употребление наркотиков), предъявив императору требование  права неограниченной торговли на всей территории Китая, допущения своих постоянных послов в Пекин, официального права торговать опиумом. Китайское правительство отклонило эти требования, но к военному конфликту тогда это не привело, поскольку военные силы Британии в это время были связаны в войнах с Россией, Ираном и Индией. Но как только Британия и Франция освободили свои силы после Крымской войны, они нашли повод, которым стало задержание китайскими властями английского судна «Эрроу», занимавшегося контрабандой («Вторую опиумную» войну называют еще «Войной Эрроу»). 11 тыс. британских и 67 французских солдат двинулись на столицу, полностью разграбив сокровища, которые собирались столетиями. В качестве посредника при переговорах выступил посол России Николай Игнатьев[5], который уговорил императора принять условия иностранных держав. «Вторая опиумная» война закончилась. 

Картинка 16 из 1346По договорам «Пекинского протокола» Китай утрачивал право на политическую самостоятельность в торговле и внешних отношениях. Полуостров Цзюлун (ныне часть Гонконга) отходил к англичанам, французы получали возможность «покупать или арендовать землю и строить на ней все, что они захотят», а военные компенсации составили очередные 600 тонн серебра (по 300 тонн каждой стороне). Запад мог вывозить дешевую и старательную рабочую силу китайцев (кули) в колониях Великобритании и Франции, используя их вместо негритянских рабов.  

Два военных конфлита, вошедшие в историю как «опиумные войны», привели к страшному национальному позору Китая и расчленению страны на зоны влияния между иностранными державами и деградации населения. 

Зато поражение Китая еще в Первой опиумной войне полностью развязало руки «Джардин Матесон» сотоварищи, которые с удесятеренной энергией принялись шпиговать наркотиками население Китая. Если в 1842 г. население Китая составляло 416 118 200 человек, из них 2 млн. — наркоманов, в 1881 — 369 183 000 человек, из них 120 млн. — наркоманов. Деградация нации была чудовищной. При этом политика наркоторговли активно поддерживается государственными структурами Великобритании, вплоть до свержения династии Цинь в 1911 году.
 

 ДЕНЬГИ НЕ ПАХНУТ 

Понятно, что денежные потоки от крупнейшего в истории наркотрафика не могли остаться без внимания мирового ростовщичества. По «удивительному совпадению» организатором финансовых потоков стал выходец из кланов Сазерленда, родственных  Дж. Н. Сазерленду Матесону[6] суперинтендант компании The Peninsular and Oriental Steam Navigation Company (известной каждому по аббревиатуре P&O) Томас Сазерленд, потомок «обнищавшего, но прославленного шотландского клана», члены которого входили в масонские Canongate Kilwinning и Великую Материнскую Ложу Шотландии, «старомасонского»  Древнего шотландского обряда

Именно через него проходили основные потоки товарооборота - оружие и амуниция английским войскам и чай, шелк и фарфор английским торговцам в Европе. За этими перевозками скрывался гигантский оборот наркотиков из Индии (Бенгалии) откуда тысячами тонн вывозили опиум к китайскому побережью, складировали в плавучих пакгаузах, а затем тайно реализовывали через китайских контрабандистов в обмен на серебро, которое частично использовалось для легальных закупок шелка, чая и фарфора. Сазерленд был в доле, являясь соучредителем крупнейшего дока в Гонконге — Hong Kong and Whampoa Dock, на котором все это добро как раз и складировалось.  

Серебро шло не только на закупку товаров, но и просто аккумулировались в колоссальных объемах. При этом хранились они в «кубышках», поскольку никаких банков в округе не наблюдалось. Желание создать местный банк было огромным, однако внутренние противоречия и подозрительность, разделявшие британскую троицу «хонгов» и других наркодилеров (американцев из Augustine Heard & Co, голландцев, немцев), не позволяли добиться желаемого результата. Каждому казалось, что любая исходящая от конкурента инициатива закончится тем, что будущий банк станет обслуживать в первую очередь его собственные интересы.  

Томас Сазерленд, тесно общавшийся со всеми наркоторговцами как перевозчик и кладовщик, стал связующим звеном и координатором, пользуясь их всеобщим доверием и своей репутацией. Поэтому ему не составило труда примирить враждующие кланы и создать первый местный банк, в совет учредителей которого вошли представители всех крупнейших торговых домов Гонконга и Шанхая.  

Красивая официальная легенда гласит, что Сазерленд при организации банка на несколько дней опередил Нила Портера, эмиссара другого английского «Полномочного Банка Индии, Австралии и Китая» из Бомбея собравшегося в Гонконг для учреждения местного филиала. Сазерленд апеллировал к наркобаронам, мол, неужели те хотят, что бы «нашими деньгами распоряжались дельцы из Индии»? Акции стоимость 5 млн фунтов стерлингов были раскуплены за пару дней, «как горячи пирожки». 

Так в Гонконге в 1865 году был создан банк HSBC - The Hongkong and Shanghai Banking Corporation (Гонконгско-Шанхайская банковская Корпорация) на «шотландские принципах», якобы подчерпнутых Сазерлендом в старом журнале: «осторожность, бережливость, осмотрительность, а также приоритет безопасности акционеров и учредителей над прибылью» («thrift, hard-work and a canny eye for business and investment»). Что же, задача выживания в опиумном бизнесе действительно гораздо важнее лишней горсти монет. Но о красивой истории хочется сказать -  
 

ОХ, УЖ ЭТИ СКАЗОЧКИ… 

- о том, как молодой человек, который предпочел торговлю карьере священника и создал крупнейший английский банк специализирующийся на переводе денег от наркотрафика за шесть дней, могут рассказывать друг другу сироты в приюте. 

Поскольку еще в 1859 году на основании королевского указа опять таки шотландцем Джейсом Вилсоном в Гонконге уже было открыто отделение «Полномочного Банка Индии, Австралии и Китая». Главная проблема этого проекта заключалась в том, что он был «слишком консервативен» и в нем не участвовали Ротшильды, взявшие контроль над Банком Англии еще в 1814 году, а в новом проекте уже участвовали как одни из основных акционеров[7], войдя в договоренности с потомками Джардина и Матесона. Отметим, что Л.Н. Ротшильд становится МР Англии еще в 1858 году («совершив либеральный переворот» - присягнув не на Библии, а на Торе), где общался в течение 10 лет с Дж. Матесоном – одним из двух «отцов-основателей». И им удалось договориться о продвижении совместных корпоративных. «Бнай Брит» и Шотландские ложи закрепили союз. 

Роль Сазерленда сводилась к деятельности публичного координатора, которому бы доверяли потенциальные клиенты местного банка, предназначенного для обслуги наркотрафика. Поэтому, совсем не случайно, что Томас Сазерленд сразу отказался от руководства «созданного им» банка, сначала выбрав для себя должность вице-президента, а вскоре оставил и ее, предпочтя работу в головном офисе P&O в Лондоне. Дополнительным бонусом за проделанную им организаторскую работу стало его избрание в 1884 г. членом Парламента. 

С переводом Сазерленда на вторые роли Ротшильды занялись своим любимым делом – начав выпускать местные банкноты в Гонконге и Шанхае, получив в 1866 г на это специальное разрешение от Британского Казначейства. При этом порядка 70% в оборотах банка HSBC продолжали составлять доходы от наркоторговли.  

 Ну, а «местный банк», созданный крупнейшими ростовщиками и наркобаронами в интересах крупнейшего местного наркобизнеса, до сих пор гордится своим девизом  - «The World’s Local Bank» («Мировой местный банк»), до недавнего времени благоразумно предпочитая держаться в тени. 
 

НАШИ ДНИ 

HSBC стал крупнейшей глобальной банковской корпорацией с 10 тысяч офисов в 86 странах мира, 210 тысяч акционеров, 330 тысяч сотрудников, 128 миллионов клиентов. На фоне кризиса, когда все крупнейшие мировые банки балансировали на грани банкротства, HSBC демонстрировал 2,35 трлн долларов активов, 88 млрд дохода, 9,3 млрд долларов прибыли и (по словам гендиректора еще и тенденцию к устойчивому росту, активизируя свою деятельность в странах CIVETS  (Майк Гейган), и, кстати, ставя перспективы России на последнее место. Тому есть множество причин. 

Поднялся HSBC отнюдь не в кризис, еще до кризиса на его фоне Citigroup смотрелся карликом. Между тем HSBC не столь широко известен. Главная причина подобной застенчивости в его генеалогии и географической ориентации бизнеса. Львиная доля операций осуществляется в странах Третьего мира — от Южной Америки до Юго-Восточной Азии (на эти регионы приходится более трех четвертей прибыли HSBC). Вопреки тому, что банк — британский, все его операционные центры находятся за пределами Туманного Альбиона и даже Европы.  

Центр обработки данных, обслуживанию клиентов и разработки программного обеспечения (software engeneering) находятся в индийских Хайдерабаде, китайском Гуанджоу и бразильском Куритибе. Подразделения, ведающие клиентским обслуживанием (group service centers), квартируют в различных городах Индии, Китая, Малайзии, Шри-Ланки и на Филиппинах. Перенося операционные центры в страны Третьего мира, банк радикально снижает свои расходы. Планируя экспансию на французском рынке розничных банковских услуг, HSBC готовит к открытию операционный центре во Вьетнаме, где прекрасно говорят по-французски.

Платой за столь расчетливую экономическую политику служит подозрительность и ревность, с которой к HSBC относятся на родине. Стоило банку заявить о сокращении доходности, как финтусовка заговорила о грядущем крахе, сокращении ликвидности и страшных потерях, которые HSBC «придется придать огласке». Но банк уберегся от нынешней финансовой катастрофы. Так еще в 2002 году купив Household International, крупнейшего в Америке торговца «мусорными кредитами», загруженного абсолютным неликвидом в виде долговой ипотеки клиентов, с репутацией кредитора-хищника, на которого были поданы тысячи исков с обвинениями в обмане клиентов, первым делом HSBC добился прекращения судебных разбирательств, уплатив всем обиженным отступные в размере 484 млн. долларов. Сняв сливки на пике доходности в 2006 году, HSBC начал планомерно сворачивать этот бизнес, очистив активы от всех «хитроумных форм» кредитования и «нью-йоркской ереси» в виде производных MBS, CDO и CDS, которые в 2008 году переломили хребет Citigroup, Bank of America, Wachovia и Lehman Brothers. Закрыв 1 400 филиалов Household International HSBC даже в условиях кризиса сохранил доходность в 9,3 млрд. долларов.  

При этом банк решается провести дополнительную эмиссии собственных долговых обязательств на сумму в 17 млрд. долларов. Но не по той причине, которую им навесила британская и американская пресса. Деньги нужны для тотальной экспансии и поглощений привлекательных финансовых учреждений. Это обстоятельство лишний раз демонстрирует если не рукотворность, то избирательность самого кризиса, который в своих расчетах использует конкретная финансовая группа для поглощения привлекательных активов. 
 

 ЧТО СТАЛОСЬ С НАРКОБАРОНАМИ 

Торговый дом наркоимператоров отметил свое 178-летие. Учрежденный 1 июля 1832 года бизнес не только прекрасно сохранился, но и укрепил статус торгового форпоста западной цивилизации в Азии, поглотив при этом и бизнес других нарко-хонгов. Управление компанией осуществляется  родом  Кезвиков - потомков отцов-основателей шотландских масонов Уильяма Джардина и Джеймса Матесона. Формально владея лишь 4,9% акций компании, они полностью контролируют бизнес, благодаря секретному трастовому фонду, созданному в 1947 году,  поставляют кадры на все руководящие посты «Джардин Матесон», определяя финансовую стратегию, направления развития, поглощения новых бизнесов и ликвидацию подразделений.  

Jardine Matheson Holdings — публичная компания, штаб-квартира в Гонконге, за первое полугодие 2010 г – оборот 22.8 миллиарда долларов (+50% к 2009), чистая прибыль— 664 млн (+70% к 2009), число сотрудников — 239 тысяч. В активы входит: 

Jardine Strategic  — холдинговая компания, контролирующая 53% всех деловых инициатив конгломерата, представленных на бирже (listed businesses), включая минимум 20% пакет в Rothschilds Continuation Holdings AG (RCH) – держателя Rothschild banking group и учредителя NM Rothschild & Sons Limited;
Jardine Lloyd Thompson  — одно из крупнейших страховых агентств Великобритании;
Hongkong Land  (крупнейший риэлтор Гонконга);
Dairy Farm (гигант розничной торговли, владеющий 5200 супермаркетов, гипермаркетами, хозяйственными магазинами и ресторанами от Японии до Австралии);
Mandarin Oriental (международная сеть отелей, насчитывающая 34 заведения высшей категории (Париж, Гуанчжоу, Нью-Йорк, Тайпэй и т. п.); 
Jardine Cycle & Carriage (холдинговая компания, контролирующая половину всего автомобильного бизнеса конгломерата в Юго-Восточной Азии);
Astra International  (крупнейший в Индонезии автомобильный и финансовый концерн),
Jardine Pacific (холдинговая компания, контролирующая транспортные, инженерные, строительные и информационные предприятия конгломерата в Азии, не представленные на бирже т. н. non-listed businesses);
Jardine Motors Group занимается дистрибуцией, продажами и обслуживанием автомобилей в Гонконге, Макао, Великобритании и континентальном Китае;
The Jardine Engineering Corporation, Ltd., Jardines company silver marks,  Ewo Cold Storage Company, Ewo Cotton Mills, Ltd,  Ewo Press Packing Company, Ewo Breweries, Limited, чай, шелк и еще сотни тысяч продуктов в 50 странах мира. 

«Почтенный торговый дом», сколотив гигантское состояние на наркоторговле; разорил и колонизировал Китай, ввергнув его в две войны и оторвав от него Гонконг; превратил прибрежный остров в центр опиумной торговли и пиратский пакгауз; пережил мировые войны и крушение Британской империи; переход Гонконга под юрисдикцию коммунистического Китая, войдя в состав мировой финолигархии - Jardine Lloyd Thompson и Rothschilds Continuation. Они активно участвуют в становлении Нового мирового порядка.
 

 ПОДВЕДЁМ ИТОГИ 

Субъектом богатств финансового капитала группы Ротшильдов-Кезвиков (Джардинов-Матесонов) выступает масонский орден «Бнай Брит», Шотландская и Английская объединенные лож. Главные ячейки сети находятся в Лондоне, Эдинбурге и Гонконге. Эта группа преимущественно ставит на контроль над обменными курсами любых трех учетных единиц стоимостей (напр. золото - серебро - медь; или английский фунт - японская иена - американский доллар), мировыми запасами благородных металлов и драгоценных камней, финансовыми пирамидами, а также «резервной ликвидностью» в виде наркотиков. При этом группа осознает «ересь неограниченного и необеспеченного ссудного процента» и сейчас находится в положении наступающего, ориентируясь на внезапный государственный дефолт США по доллару, обнуление учетных записей как виртуальных богатств, так и долгов, и переоценку стоимостей в унциях золота. Группа  выступает как «корпорация Zero» (обнуления), перекупая активы к предстоящему дефолту.  

Азию они рассматривают как относительно благополучную зону. Китай с их помощью стремительно наращивает запас банковского золота. В 2008-м году в Китае была собрана специальная экспертная группа, которая рекомендовала увеличить китайский золотой запас до 6 000 тонн в ближайшие 3-5 лет и, возможно, до 10 000 тонн через 8-10 лет. При этом Китай тщательно скрывает свои золотые запасы. Оценочно, с учетом собственной ежегодной  добычи в 314 тонн, рост золотого запаса Китая идет в следующих количествах -  в 2007 + 600 тонн; в 2008 + 700 тонн, в 2010 г. + 1300 тонн (прогноз) скупая, в том числе, запасы МФВ. При этом публично подтвержден лишь итог 2009г  + 454 тонны - по другой информации это была история с вольфрамовыми подделками.  

К моменту переоценки долларовых активов в привязанные к весу золота новые учетные единицы, фингруппа Ротшильдов-Кезвиков готовится стать основным выгодополучателем  от краха бумажного доллара. Противодействие со стороны финкорпорации США существует – именно так можно оценивать историю с продажей поддельных слитков Китаю. При этом в 2012 году КНР рассчитывает обойти США по совокупной мощи экономики, армии, дипломатии, разведки и  «перенести стратегические границы страны за пределы национальной территории». На это ставят Ротшильды, которые перенесли свои операционные базы в Азию «на вотчину Кезвиков», имеющую независимый от Запада громадный внутренний рынок в три миллиарда едоков-потребителей.  

Опиумные войны стали страшным национальным унижением для Китая, заплативший чудовищную цену за «инновационный урок». «Отныне китайский народ поднялся с колен и распрямил плечи» - эти слова, сказанные Мао Цзэдуном в день провозглашения КНР, в душах жителей Поднебесной затронули самые заветные струны. Но резонно возникает
 

ОТДЕЛЬНЫЙ ВОПРОС       

- оставили ли потомки Джардина-Матесона, HSBC и P&O свой изначальный сверхприбыльный бизнес? Насколько в их политике остается замаскированной прежняя общеазиатская структура опиумной торговли, которой покровительствовали британские монархи, в настоящее время — Ее Величество королева Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Елизавета II

Передача Гонконга Китаю была и сдачей старой перевалочной базы наркотиков. Но со времени утраты западом контроля за «Золотым треугольником», откуда на мировой рынок поставлялась основная часть тяжёлых наркотиков, эта роль предоставлена Афганистану, откуда заливают героином Россию и Европу. Китай, обжегшись на опиуме, давно уже не верит в «добрые сказки» от английской королевы и дядюшки Сэма. Он ничего не забыл из той давней опиумной войны на уничтожение китайского народа. А мы, похоже, теперь оказались в роли Китая XIX века. 

Когда нам объявляют, что в этом году задержано 4 или 10 тонн наркотиков, перевозившихся через нашу страну, то стоит сравнить эти цифрами с годовым производством в Афганистане — не менее  6900 тонн опия-сырца (рост в 44 раза после входа в страну войск альянса) а на складах в качестве «стратегического запаса» хранится свыше тысячи тонн чистого героина. Перехватывают мелочь, сбивающую цены монополистам и пускают дымовую завесу для общественности. Отсюда вывод о вовлеченности глобальных политэлит в наркотранзит. 

Стоит еще раз оценить сообщение о том, что НАТО решительно отклонило призыв России уничтожать поля опийного мака в Афганистане. «Мы не можем допустить того, чтобы люди одной из беднейших стран мира остались без средств к существованию и не получили ничего взамен», - заявил Джеймс Аппатурай, пресс-атташе альянса... 

HSBC открывает представительства в России, Р&О по прежнему возит миллионы контейнеров по всему свету. А виртуальные деньги сегодня не имеют ценности, главное это ресурсы. Не случайно масонерские клубы стали расцветать после появления пресловутой теории Мальтуса. Бильдербергские, Римские и прочие парамасонерские клубы ставят на сокращение численности «лишнего населения», совершенно не стесняясь это афишировать. И для этого у них есть давно отработанный инструмент – наркотики.   
 

______________________________
[1] Сложно сказать однозначно, когда возникла эта поначалу закрытая организации. Легенда указывает, что масонство происходит от ордена тамлиеров, который  был разгромлен французским королем Филиппом IV и Папой Климентом V. Нужно отметить, что история о «сотнях костров по всей Европе» и тотальном истреблении храмовников не соответствует действительности. Во Франции были казнены лишь руководители Ордена, а из тюрем выпущены рядовые члены. В Португалии, например, Орден просто был переименован в орден Христа, сохранившийся до 16 века (корабли Ордена, включая корабль Васко да Гама, плавали под восьмиконечными тамплиерскими крестами). Шотландия предоставила убежища тамплиерам Англии и Франции. Здесь же  найдена самая ранняя запись от 8 июня 1600 г. когда Ложа союза каменщиков Эдинбурга принимала в своих стенах не-каменщика Джона Босуэлла, помещика Очинлекского из Шотландии. Видимо именно союзы каменщиков, организованные по профессиональному, а не национальному признаку и обладавшие свободой передвижения, необходимой при строительстве средневековых соборов и были избраны бывшими тамплиерами для проникновения. 

При этом впервые термин масонство ( вольные каменщики)  встречается в стихотворении «Хэллиуэльский манускрипт» (или «Региус»), названном по имени Джеймса Хэллиуэла, который обнаружил его в Британском Музее и опубликовал в 1840 г. Специалисты относят его к 1390 г. Известно, что в 1705 год герцог Филипп Орлеанский собирает потомков тамплиерских родов и в день сожжения Жака де Моле создается общество «Малое воскресение тамплиеров». Вскоре появляются списки Великих Магистров ордена от де Моле до герцога Орлеанского. Подчеркивается неразрывность тамплиерских традиций, пронесенных в тайне и в веках. Исследователь истории «вольных каменщиков» Г.Вернадский писал, что среди рукописей масона Ланского есть обрывок серой бумаги, на котором записано: «Императоръ Петр I и Лефортъ были в Голландiи приняты въ Темплiеры». Согласно другой версии, Петра посвятил Великий Мастер британского масонства Кристофор Рен (арх.соб. Св.Павла) . Состоялось это за два десятилетия до срока, который официально считается датой создания английских лож. 24 июня 1717 года Лондонская Великая Ложа Вольных Каменщиков начала открытую деятельность. Эту дату называют многие исторические исследования в качестве времени основания движения. 

Между тем, масонский сборник «Символы и емблемата», составленный Даниэлем де ла Феем  в конце XVII века, был издан на русском языке в Амстердаме в 1705 году. Что, вместе с посещением Петра I Англии в 1698 году и его контактами с англиканскими епископами, которое приставили к нему богословов-консультантов, общение с Вильгельмом Оранским, четко соотносятся со временем возникновения Банка Англии – финансовой организации созданной иудейскими и протестантскими работорговцами, перенесшими свои капиталы из Банка Амстердама. Как бы то ни было, но энциклопедия масонства, издания 1906-й года, писала:  «Каждая ложа есть символ иудейского храма,  так же как и всякий мастер стула есть представитель иудейского царя, а каждый франкмасон -  олицетворяет иудейского работника» 

[2] «Дьявольский ветер» (англ. Devil wind, или Blowing from guns — «Развеивание пушками») — название типа смертной казни, заключавшегося в привязывании приговорённого к жерлу пушки и последующем выстреле из неё сквозь тело жертвы. Вид казни активно использовался по отношению к мятежникам как вид дополнительного морального давления - разрывая тело жертвы на куски, лишал умерщвляемого надежды на вечную жизнь — в соответствии с индуистской традицией, загробная жизнь была возможна только в случае, если тело умершего было кремировано целиком 

[3] Кальвинизм, как наиболее агрессивная часть протестантизма, стал идеологией «самой смелой части тогдашней буржуазии» (Ф.Энгельс). Кальвинизм дал в руки поднимающегося класса буржуазии такие религиозно-философские и политические идеи, которые стали идеологией самой беспринципной части буржуазии мануфактурного периода. Под знаменем кальвинизма совершилась Нидерландская буржуазная революция XVI в. – вторая буржуазная революция, после протестантизма. Кальвин все свои симпатии отдавал аристократической форме правления (по существу олигархии). Опыт Лютера ему показал, сколь опасно взывать к Евангелию и идеям раннего христианства, свой упор он сделал на Ветхом завете. Он истреблял католиков и всех политических соперников, оправдал взимание процента и ростовщичество, считал закономерным существование рабства в колониях – «Бог не щадит целые народы; он велит до основания разрушать города и уничтожать следы их; мало того, он приказывает ставить трофеи победы в знак проклятья, чтобы зараза не охватила остальной земли».  

[4] В соответствии с принципами утопического «крестьянского коммунизма» тайпины провозгласили полное уравнение всех членов китайского общества в сфере производства и потребления. При нетерпимом отношении к традиционным религиям уничтожались даосские и буддистские книги. Тайпины хотели отменить товарно-денежные отношения, но понимая, что без торговли, хотя бы с иностранными державами, пока не обойтись, они учредили специальную должность уполномоченного по торговым делам — «Небесного компрадора». Трудовая повинность объявлялась обязательной для всех жителей. Государство носило военизированный характер. Высшей организацией являлась армия, в которую входило более 13000 семей, каждая из которых должна была выделить одного человека в армию. При этом все командиры взводов избирались народом, женщины были уравнены в правах с мужчинами, запрещался древний обычай бинтования ног у девочек. В городах тайпины разрушали все связанное с роскошью – уничтожив императорские шёлковые мануфактуры и печи для обжига «дворцового» фарфора 

[5] В мае 1858 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Муравьев-Амурский в момент атаки англо-французских войск на Тяньцзинь от имени России заключил Айгуньский договор о разграничении территории по Уссури и хребту Хинган, вернув, таким образом, России несколько сот тысяч квадратных километров, отторгнутых Цинским правительством по Нерчинскому договору 1689. В 1864 г. между Россией и Китаем был подписан Чугучакский протокол, по которому регулировались территориальный отношения в районе озера Балхаш и Центральной Азии

[6] Любопытная деталь. В 1844 году купил остров Льюис, куда между 1851и 1855 перевез 1,771 человек, являющихся «христианскими шабадниками» (версия секты Адвентистов Седьмого дня). Умер во Франции в Ментоне – по одной из версий на родине его предков тамлиеров из катаров 

[7] В другой раз «Лицензированного Банка Индии, Австралии и Китая» столкнулся с группой Ротшильда при поглощении The Royal Bank of Scotland Group  в результате таки вошедший в  ротшильдовскую Интер-Альфа группу, как и другие 11 банков (подробнее). Кстати, внести деньги в кассу Ротшильдов можно и Москве
 

дополнительно использовались материалы Бутаков А.М., Тизенгаузен А.Е. Опиумные войны: Обзор...oko-planet.su, business-magazine.ruoffline.business-magazine.ru

  • 0

Комментарии

"Любая кухарка должна знать хотя бы куда ведут её таинственные незнакомцы (- а если она думает, что: "У правителей (- духовных, светских, учёных)… - головы большие пусть сами думают!..." - то святое дело привести её туда куда ей не надо, чтобы думать научилась!!..)!!.."...

«… не мечите бисер перед свиньями (- ленивыми и неблагодарными), и не давайте святыни псам (- злым эгоистам)…» - Его же)…»

Добавить комментарий