11:32 Сб, 02 Июль
RSS Добавить в избранное

Бнай Брит и «Проект Интернационал». Ч. III. «Искусство стричь купоны с «русского» бунта, «бессмысленного» и беспощадного». Поезд Троцкого

Бнай Брит и «Проект Интернационал». Ч. III. «Искусство стричь купоны с «русского» бунта, «бессмысленного» и беспощадного». Поезд Троцкого

«И предали заклятию все, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов, и ослов, все истребили мечом… А город и все, что в нем, сожгли огнем; только серебро и золото и сосуды медные и железные отдали, в сокровищницу дома Господня...» (Тора /«Ветхий Завет»/, Иисус Навин, 6:20, 23)

Л.Троцкий-Бронштейн

1 мая 1919 года на Красной площади В.Ленин заявил: «Большинство присутствующих… не переступивших 30-35-летнего возраста, увидят расцвет коммунизма…». Кто же был в это время на площади, кто собирался при своей жизни увидеть расцвет коммунизма? - Об «интернационалистах», которые олицетворяли собой 1) силу и 2) идеологию/религию - две из трех форм управления обществом – т.е. «избранных» Учителей, взявших на себя нелегкое, но благородное бремя освобождения России очистительным пламенем, мы уже говорили. Осталось упомянуть тех, кто взялся показать высокий пилотаж в третьей форме управления Новым Порядком -  
 

Деньги 

«…в местах, где есть сберегательные кассы, в которых у евреев есть паи (акции), а другие евреи берут оттуда в долг под проценты — хотя директорами там являются неевреи, это полностью запрещено. И поэтому запрещено вкладывать туда деньги, поскольку есть опасение, что их может взять под проценты еврей, не слушающийся запрета мудрецов. И поэтому же запрещено брать оттуда в долг: ведь, возможно, еврей, не послушавшийся запрета мудрецов, вложил туда деньги…»
Шульхан Арух  

 

Юрий Ларин(Иехиэл-Михаэл Залманович Лурье)  

Л.Троцкий-Бронштейн 

Лурье - один из пассажиров парохода, на котором тов. Бронштейн прибыл из Америки «ставить Россию на колени», персонаж, в прошлом очень близкий к Парвусу (Гельфанду), неприметный тесть Бухарина, доверенное лицо Ленина, член президиума ВСНХ, один из создателей и член президиума Госплана, имел в этой среде репутацию «экономического гения».  

Давать оценку деятельности «гения Лурье» можно в очень широком диапазоне – от вопиющей безграмотности до прямого вредительства. Даже его соплеменник и ярый русофоб американский историк Р.Пайпс, отмечал, что «другу Ленина, парализованному инвалиду Ларину-Лурье принадлежит рекорд: за 30 месяцев он разрушил экономику сверхдержавы». Именно он разрабатывал и внедрял через Ленина схемы «военного коммунизма»: запрет торговли и замена ее «продуктообменом», продразверстка, всеобщая трудовая повинность с бесплатной работой за хлебную карточку, принудительную «коммунизацию» крестьян.  

Лурье, совместно с председателем финкомиссии СНК Е.Преображенским (участником расстрела царской семьи, одним из лидеров Левой оппозиции Троцкого, впоследствии участника подпольной организации Смирнова), стал и главным теоретиком инфляционного уничтожения денег. Правительство большевиков пыталось полностью ликвидировать деньги, поставив эксперимент над всем населением. 

При этом унаследованная от старого режима инфляция считалась «союзницей диктатуры пролетариата» в деле экспроприации неподверженных контролю денежных накоплений непролетарских слоев населения и средством «устранения капиталистических товарно-денежных способов хозяйствования». Предполагалось, что эмиссионное финансирование государственных расходов приведет к абсолютному обесценению денег, их самоликвидации и переходу к социалистическому безденежному хозяйству.  

Лурье с начала 1918 г неоднократно пытался провести соответствующий декрет, допуская, что «государству в один прекрасный момент придется, быть может, придушить умирающее денежное обращение»[50]. В целом была поставлена задача выработать у народа крайнее недоверие к обесценивающимся деньгам. Характерно предложение Ленина к Преображенскому при проведении деноминации рубля (ноябрь 1921) использовать для изготовления новых денег плохую бумагу, чтобы ускорить их самоликвидацию. 

Поэтому эмиссия и рост цен (за исключением короткого периода 1918 г., когда наркомом финансов был Исидор Гуковский[51]), не сдерживались, а поощрялись властью. В 1916 г. уровень инфляции составил 93,5%, в 1917 г. - 683,3, в 1918 г. - 597,5, в 1919 г. - 1375,6%. В 1922 г. цены выросли на 7300%[52].  

Теоретические споры о судьбе денег, стремление устранить их из жизни советского общества отразилось на наименовании новых денежных знаков, выпущенных правительством РСФСР в марте 1919 г. и в июле 1921 г. Они получили название «Расчетные знаки РСФСР», прилагательного «денежный» не было в тексте, напечатанном на купюрах.  

«Безудержная инфляция требовала все большего и большего количества денежных знаков, увеличения их номинала. В мае 1919 г. Совет народных комиссаров (СНК) вообще отменил все ограничения на эмиссию. В период с июля 1918 по январь 1921 гг. Народным банком России было напечатано 2,5 трлн рублей, обеспеченных не золотом, а  всем «достоянием республики». Выпуск бумажных денег производился в «пределах действительной потребности народного хозяйства в денежных знаках». В 1921 г. был выпущен аналог ГКО -  «Обязательства РСФСР» в 100 тыс., 500 тыс., 1 млн., 5 млн., и 10 млн. рублей, что значительно увеличило в обращении  количество бумажных денег. К 1922 г. ценность купюры достоинством 100 тыс руб. составляла 1 довоенную копейку. Основной денежной единицей стали миллион и миллиард рублей, которые в народе называли «лимонами» и «лимардами»» (В.Андрианов). 

В период Гражданской войны на территории бывшей Российской империи обращалось свыше 2000 разновидностей денежных знаков. В качестве платежного средства использовались не только царские деньги, дензнаки Временного правительства («думские» и «керенки»), многотысячные и миллионные «совзнаки», но и различные денежные суррогаты (чеки, боны, облигации государственных займов, обязательства казначейства, почтовые знаки). В Якутии вместо денег принимали даже винные этикетки. Этикетка Мадеры служила эквивалентом 1 рубля, водки – 3-х рублей и коньяка – 25-ти рублей. 

Однако самоликвидации денег произошло, поскольку товарооборот нуждался в универсальном средстве обмена. Убедившись в беспочвенности надежд на самоликвидацию денег, правительство большевиков пришло к выводу о необходимости изменения экономической политики и поворота к  реальному оздоровлению денежного обращения на основе золотого обеспечения. 

Поэтому основным достижением Иехиэл-Михаиэл Лурье стало создание ОЗЕТ (Общества землеустройства еврейских трудящихся), сопредседателем которого он и стал. Проект на 70-80% финансировался зарубежными фондами - Джойнт («Американское общество помощи еврейской колонизации» Ротшильды-Шифф-Барух-Варбурги-Мильнер и пр.), «Французское еврейское общество» и т.д. В 1924 году Лурье подписывает с «Джойнтом» договор о создании корпорации «Агро-Джойнт» (American Jewish Joint Agricultural Corporation), которая взялась за «аграризацию евреев». КомЗЕТ (Государственный комитет по земельному устройству еврейских трудящихся при Президиуме Совнациональностей ЦИК СССР) выделял для них землю, а финансовые олигархи обеспечивали их материальную базу, в том числе с помощью Еврейского колонизационного общества. Колонизация самых плодородных земель юга России шла полным ходом до 1928 года, пока в 1930 Сталину не удалось продвинуть проект создания ЕАО в Биробиджане.

Все эти эксперименты по созданию «светлого будущего» привели к голоду, разрухе. И к масштабному разжиганию гражданской войны. «Помощь» становилась отличным предлогом для наращивания интервенции и дальнейшего расчленения страны. Причем и в этом случае «интернационалисты»  в большевистском правительстве играли явно нечисто. 
 

«Отмыв-Интернационал» 

Газета «В Москву», октябрь 1919 года 

Мы уже говорили о том, что в 1912 года под патронажем М.Варбурга в Стокгольме создается «Nya Banken» (Новый банк) под управлением Олофа Ашберга, через который позже пойдут деньги большевикам, но не только деньги от немецкого правительства и американских банкиров. К этому времени Абрам Животовский - крупнейший банкир России, а по совместительству дядя (и свекр!) «интернационалиста» Троцкого, он же компаньон чиновника минфина (и родственника заводчика) А.Путилова и акционер «Русско-Азиатского банка», входит в тесный контакт с управляющим «отмывочного» «Ниа-банка» Ашбергом и создает с ним «Шведско-Русско-Азиатскую компанию». Через этот же отмывочный банк «интернационала», от имени министра финансов РИ П.Л.Барка в 1916 году пойдут и официальные закупки оружия в США для российской армии, на что моргановский Guaranty Trust выделяет 50 млн кредита. В том же 1916 году Ашберг в Петрограде уже вместе с представителями Guaranty Trust и National City Bank занимается организацией займов в рублях для консорциума Моргана – Рокфеллера, собрав им… 150 млн. рублей.  Т.е. финолигархия получает деньги от процентов за кредит, взамен обеспечивая себе гарантию его возврата. До конца войны через Nia Banken прошло около 800 военных контрактов на сумму $500 млн. При этом часть денег (более 8 млн. руб.), выделенных из русских фондов, оседает на счете М.Козловского – адвоката РСДРП(б).   

В январе 1918 года Олоф Ашберг приезжает в Петроград, получает разрешение на экспорт сотен тысяч галлонов нефти, открывает в гостинице «Европейская» штаб-квартиру (где он примет немецких дипломатов Мирбаха и Кайзерлинга), 1 февраля заключит с Госбанком контракт на покупку рублей наличными и на открытие иностранного кредита для правительства «интернационалистов», затем возвращается в Стокгольм. 

В совете директоров банка входят: 

- Яков Ганецкий-Фюрстенберг  - будущий член коллегии наркомфина Совнаркома, доверенное лицо Ленина, через которого Германия финансировала большевистскую партию. В 1915–1917 годах он вместе с Парвусом возглавлял подставную фирму, через которую Германия финансировала партию большевиков, а летом — осенью 1917 года вместе с Лениным, Троцким и др. проходил по делу о «большевиках — агентах германского Генерального штаба» - дело вел следователь Павел Александров, позднее расстрелянный НКВД;
- Лев Красин - по совместительству матерый немецкий агент, поставлявший оружие через представительство Siеmens;
- пресловутый Парвус-Гельфанд, русофоб, агент немецкой разведки и организатор возвращения Ленина из эмиграции через территорию Германии.  

В компании с ними: 

- Михаил (Моше) Грузенберг – официальный главный агент «интернационалистов» в Скандинавии, кузен(?) интернационалиста С.Зорина (Александра Гомберга) - главы ревтрибунала, «министра иностранных дел», бывшего литературного агента Троцкого в Нью-Йорке, а затем переводчика «гаитянской армии» миссии Красного Креста. Он же являлся доверенным советником банка «Чейз Нэшнл Бэнк» в Нью-Йорке, позже становится организатором Гоминьдана в Китае. О его двойной игре знали все, его история – показательна для «истории болезни интернационализма»;
- «Митька» Рубинштейн, - масон, банкир-аферист, крутившийся вокруг Распутина, арестованный в 1916 за государственную измену (сотрудничество с немцами) и финансовые махинации, после залпа «Авроры» освобожденный «интернационалистами» из тюрьмы и направленный в Швецию в качестве финансового агента;
- Абрам Животовский (все тот же дядюшка Троцкого) - уютно обосновывается в Стокгольме[31], где вместе с Ашбергом занимается реализацией награбленных режимом «племянникозятем» ценностей. В 1923 Животовский оказывается в Париже, где проворачивает аферу с одним из банков, пытаясь получить концессию на Криворожские заводы. Это была попытка подмять под себя еще один европейский банк, «для каковой цели большевики согласились ассигновать 25 млн. франков. Инициаторами этого дела в Париже были евреи: Высоцкий, Златопольский, Добрый, Цейтлин, братья Животовские, Лесин и другие...»  

После того, как в 1918 г. вскрывается история с финансированием большевиков со стороны Германии и скандала с документами Сиссона, «Nya Banken» заносится в черные списки банков США и Антанты, поэтому он реструктуризируется в Svenska Economibolage. 18 августа 1922 года при содействии советского правительства «большевистский банкир» Ашберг создает и возглавляет «Российский коммерческий банк». Учредителем числится Svenska Economibolaget, директором иностранного отдела становится президент моргановского Guaranty Trust Макс Мэй, лондонским агентом - Эрл Грей, бывший коллега Сесила Родса. Ныне банк нам известен как «Внешэкономбанк»… 

Но мы будем говорить не в создании карманных банков, через которых идет целевое финансирование «новой интернациональной элиты» врагами России, и не размещении там их родственников и соплеменников-аферистов. Негативные оценки по этому поводу уже были высказаны в предыдущих частях статьи. Обратим внимание на то, сколько государственного золота «интернационалисты» вывезли через этот банк и сколько при этом украли. 
 

«Юрьевский оффшор», как «окно в Европу»  

По результатам Брест-Литовского мира, помимо территориальных уступок, «интернационалисты» отправляют в Рейсхбанк 95,535 тонн золота, доставшихся им в наследство от «кровавого царского режима» (должны были отправить 245,564 тонн, но Германия к тому моменту подписала акт о капитуляции перед странами Антантой).  

Далее через шведские «Ниа-банк» (и «Н.П.Шелль и Ко») началась операция «интернационал-большевиков» по распродаже золотых запасов страны по цене на 20-25 % ниже рыночной, с последующей переплавкой и продажей на биржах по цене на 12-16% ниже оной…  

Вывоз золота осуществлялся через «новые» Прибалтийские страны, для чего большевики в конце 1919 подписывают серию договоров. Особое значение Москва придавала подписанному 2 февраля 1920 года в городе Юрьеве (Тарту) мирному договору с Эстонией, так как Ревель (Таллин) был намечен в качестве основного пункта по вывозу золота и ввозу товаров. Это договор Эстония до сих пор считает своей победой в «Освободительной Войне» и не случайно - «интернационалисты» спокойно отдали им 15 тонн золота и часть территории России[53].

Полномочными представителями РСФСР назначаются Исидор Гуковский и Яков Ганецкий -Фюрстенберг. Торговым представителем в Ревеле стал давний друг Красина - Георгий Соломон (Исецкий), который позднее писал: «Назначив меня в Ревель, советское правительство возложило на меня обязанность снабжать актуальной валютой все наши заграничные организации, а также и многочисленные тайные отделения Коминтерна, пожиравшие массу денег... Задача эта была нелегкая. Я имел возможность продавать золото только в Стокгольме. Конечно, стокгольмская биржа была лишь промежуточным этапом для нашего золота и, в свою очередь, перепродавала его на крупных биржах — например, берлинской. Для обезличивания нашего золота в целях сокрытия его происхождения его переплавляли в золотые слитки («свинки»). Разумеется, мы теряли от этой перепродажи, но с этим ничего в то время нельзя было поделать». 

Уже в марте-апреле 1920 года из Нижнего Новгорода (где хранилась часть золотого запаса России) в Ревель и Вильно было отправлено восемь «золотых посылок» из 2200 ящиков с золотой монетой царской чеканки и 665 слитками чистого золота.    
 

Так заработал балтийский оффшор  

Используя американские связи, Олоф Ашберг наладил сбыт советского золота в Нью-Йорке. Через балтийской окно было оплачено и американское военное обмундирование, оставшиеся от Первой Мировой на гигантских военных складах во Франции и Бельгии. Закупки осуществлялись через все тот же нью-Йоркский банковский консорциум. Покупателями обмундирования стали Лев Троцкий, его брат и их парижский родственник. Для прикрытия М.М.Литвинов (Меер Валлах– второй прототип «Штирлица», кроме Блюмкина) в Осло создает подставную «Норвежско-русскую торговую компанию». Вся оплата происходит золотом через банки Ревеля. Интенсивность потоков золота и драгоценностей через страны Балтии была такой, что к лету 1922 года кладовые нижегородского банка — одного из трех мест хранения золотого запаса РСФСР — были опустошены. Следом очистили «золотые кладовые» Казани (куда в мае 1920 года доставили «золотой эшелон» адмирала Колчака) и Перми. 

Злостной контрабандой занимались даже мелкие функционеры советского режима. 19 сентября 1920 г. агентство Русбюро сообщило: «Советская профсоюзная делегация, пытавшаяся проехать в Западную Европу, была остановлена на границе Норвегии, так как у делегатов было обнаружено в багаже в большом количестве русское золото. Два делегата были возвращены обратно в Христианию. Остальным норвежское правительство разрешило провезти не более 25 000 тысяч рублей золотом или 18,6 кг на человека, ввиду того, что доказано, что это золото было привезено советской делегацией из России на собственном пароходе «Субботник»». 

Но вывозилось не только золото. В октябре 1920 года в США был задержан груз, приплывший из Риги в адрес бюро совпредставителя в Нью-Йорке Л.Мартенса — 14 ящиков с драгоценностями, принадлежавшими русской императорской фамилии. Газеты сообщали: «На их ввоз американское таможенное управление наложило запрет. Ящики были доставлены на скандинавскую пристань. Только в одном из них находилось сто крупных бриллиантов».  

Перевозками, в т.ч. занимались Михаил Грузенберг и моргановский агент-журналист Джон Рид, автор книги «Десять дней, которые потрясли мир». Последний был арестован в марте 1920 года в Турку с контрабандным грузом бриллиантов на 100 тыс. За незаконный ввоз ценностей он провел 3 месяца в финской тюрьмы. Его спасло вмешательство Ленина, пригрозившего расстрелять попавших в ВЧК финских профессоров, и давление со стороны посольства США. 

Бриллиантовые курьеры Л. Троцкого не раз арестовывались в Антверпене и Амстердаме. В начале марта 1922 г. в Ковно (Каунасе) был задержан крупный петроградский купец Шпигельглас (родственник?), в багаже которого было найдены драгоценности на сумму в несколько десятков миллионов рублей. Купец сознался, что эти «скромные сбережения» принадлежат Г.Зиновьеву, который поручил ему вывезти их на сохранение за границу. В декабре 1919 года латышские власти арестовали в Риге советского курьера с шестьюдесятью бриллиантами в полых каблуках ботинок и письмом в редакцию левого американского журнала Новый мир (братья Вайнштейны, у которых работал редактором Троцкий, Бухарин и пр.). Адресат груза: Нью-Йорк, Бюро Мартенса. Была поймана дюжина бриллиантовых курьеров, шедших по тому же адресу.  

Письмо от нью-йоркского банка «Нэшнл Сити» в Министерство финансов США сообщает, что документы, полученные банком от Мартенса, были «заверены д-ром Юлиусом Хаммером как исполняющим обязанности начальника финансового отдела» Советского бюро (месячная арендная плата служб Советского бюро в США составляла 300 долларов, а заработная плата сотрудников доходила до 4000 долларов). Семейство Хаммеров имело тесные связи с Россией и советским режимом с 1917 года. Арманд Хаммер был способен получить самый выгодный из советских контрактов. Его дед – Яков, как и Юлиус Хаммер родились в России и были земляками Лейбы Бронштейна-Троцкого[54].  

Контроль за деятельностью оффшора был слабым, и там пышным цветом расцвел криминал. Очевидец и участник событий Арманд Хаммер потом вспоминал: «В то время Ревель был одним из перевалочных пунктов в торговле с Россией, но большая часть поступавших в него из России товаров представляла собой контрабанду: произведения искусства, бриллианты, платина и бог знает что еще. Все это нелегально отправлялось через границу».  

Советское постпредство в Ревеле превратилось в осиное гнездо криминала, где строгому учету подвергалось лишь золото, а изъятые из оправы драгоценные камни привозились в опечатанных мешках, часто без описи, на вес или в штуках. Камни оценивал парижский ювелир Абрагам, а затем их оптом скупал агент лондонских ювелирных фирм Кон. Они отбирали все лучшее, а остальное поступало в распоряжение Гуковского и его друзей, погрязших в пьянстве и воровстве[55]. Позднее Сталин расстрелял всех членов «кремлевской мафии». 

Итог работы «балтийского окна» был впечатляющим. По подсчетам царского финансиста В. Новицкого, только через эстонскую границу в 1920-22 годах большевики вывезли 350 тонн золота на сумму в 451 миллион золотых рублей. Всего же через страны Балтии в указанный период было вывезено не менее 500 тонн золота на гигантскую сумму около 700 миллионов золотых рублей (сегодня $22,7 трлн.). И это не считая драгоценных камней, антиквариата и прочих ценностей, чью стоимость определить невозможно. «Балтийское окно» (не единственное, но главное) работало до середины 1930-х годов.


«Миссия Революция» выполнена 

«Постой, паровоз, не стучите колеса…»
песня тюремного фольклора 

Паровозная афера  

В самом начале 1922 г. В.Ленину прислали для ознакомления первый номер журнала «Экономист»[56]. После чего Ленин тут же предлагает Ф.Дзержинскому  журнал немедленно закрыть, заявив об авторах: «Все это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей молодежи. Надо поставить дело так, чтобы этих «военных шпионов» изловить и излавливать постоянно и систематически и высылать за границу»[57].

Принято считать, что Ильичу не понравилась статья выдающего социолога Питирима Сорокина. Именно ее безуспешно он попытался раскритиковать. Между тем подлинной причиной гнева «вождя мирового пролетариата» стал другой материал из этого журнала, написанный экономистом А.Н.Фроловым, с экономическим анализом т.н. «паровозного заказа за границей». Общий вывод таков: заказ, в лучшем случае, является большой технико-хозяйственной ошибкой. В статье четко доказывалось, что стоимость сделки по закупке паровозов за рубежом в 1920-21 не только губительна для внутреннего производства, но выше стандартной европейской цены почти в 2 раза (не говоря уже о стоимости комплектующих – зачастую превышенной в 10 раз)[74]. 

Речь шла о закупках в Швеции, которые, якобы, не могли произвести в России. Парадокс состоял в том, что аванс выплачивался золотом за 1000 паровозов заводу «Нидквист и Хольм», который в год выпускал не более 40 ед. техники. Получается, что Россия была готова ждать несколько лет, которые должны были уйти на расширение завода, постройку заводских корпусов и т.д., в то время, как простаивали много более мощные заводы в Петрограде, Харькове, Сормове, Коломне и т.д. При этом много более экономный вариант ремонта существующего подвижного состава даже не рассматривался. Более того, отказались и от поставок других паровозов, которые предлагали с отсрочкой платежа на пять лет.

Стоимость контракта составляла 200 млн зл. рублей. Что бы понять, что из себя представляли эти деньги, озвучим статистику тех лет: в 1920  объем ВВП России составлял 517,6 млн. зл. руб., объем всего машиностроения в стране составлял 48,5 млн. руб. При этом заказ «интернационалистами» производился за счет - 
 

Золотых запасов Госбанка 

В начале Первой Мировой золотой запас России был самым крупным в мире и составлял 1,695 млн. зл. рублей. В 1914 году в Лондон было отправлено 75 млн рублей золотом. В пути корабли (крейсер Drake и транспорт Mantois) получили повреждения на минах и путь был признан опасным. В 1915—1916 375 млн рублей золотом было отправлено по ж/д во Владивосток, а затем на японских военных кораблях перевезено в Канаду (часть Британской имп.) и помещено в хранилища Банка Англии в Оттаве. В феврале 1917 тем же путем было отправлено ещё 187 млн рублей. Эти суммы стали гарантией английских кредитов на военные закупки России. Итого, с учетом золота, добытого во время войны, к моменту захвата банков страны большевиками 8 ноября 1917 золотой запас России составлял 1101 млн. рублей[58].  

Из них часть золота на 657 млн. руб. (510 т) была эвакуирована в Казань, где эти деньги попали к Колчаку[59], после разгрома которого Москва вернула только 409 млн.[60]. 

На закупку вооружения и обмундирования для армии Верховный Правитель потратил 68 млн рублей. 128 млн были размещены им в зарубежных банках, их дальнейшая судьба остается неясной. Часть была украдена чехами[77]. 35 млн из золотого запаса пропало уже после передачи его большевикам, при перевозке из Иркутска в Казань.  

Наркомфин РСФСР в июне 1921 года составил справку, из которой следует, что за период правления адмирала Колчака золотой запас России сократился на 235,6 млн рублей (182 т).  

По результатам Брест-Литовского мира «интернационалисты» отправляют в Рейсхбанк 95,535 тонн золота (они должны были отправить 245,564 т, но Германия к тому моменту подписала акт о капитуляции перед странами Антантой). «Порабощенным странам Прибалтики»  отстёгивают еще 15 т золота – исключительно за возможность вывозить еще золото из хранилищ Госбанка…   Поучаем, что финально после переворота в России  большевикам от Золотого запаса Госбанка России достается 860 млн. зл. рублей, из них 142,5 млн отдают Германии и прибалтам  (планировали 336,2 млн) – стоимость 1 тонны золота считаем равной 1,29 млн зл. рублей. В 1920—1921 годах 5 млн рублей выделяется «в помощь Турции» (еще 30 млн рублей по Рижскому мирному договору 1921 года д.б. отдать Польше, но из-за нарушений поляками условий договора, им не платят). 

Итого, в Госбанке у большевиков оставалось 712,5 млн. рублей или 509 т золота. 

Т.е. 200 млн. золотых рублей «на паровозы» составляли чуть менее половины ВВП страны и почти треть всех ее золотых запасов. При этом закупка паровозов началась в то время, когда в стране начался чудовищный голод[73]. 

Золота вывезли на сумму куда большую, чем ввезли паровозов. Сделку осуществляли всё через того же  Народного комиссара профессора Ю.В. Ломоносова. Это темная личность, был крупным чиновником царского правительства в чине статского советника, ранге замминистра награжденного царскими орденами («до Владимира»). Ломоносов имел огромные заслуги перед силами, пришедшими к власти в результате Февральской революции: задержал движение царского поезда и не допустил прибытия по железной дороге в Петроград верных Николаю II частей 1 - 2 марта 1917 г. За что у масонов Временного правительства получил всё тот же пост замминистра, сохранил его он и у большевиков. Был лично подчинен Ленину. Сместить Ломоносова не удалось ни Красину, ни  Дзержинскому (почему? – расскажем отдельно, как готовили «миссию Троцкого»).

Ломоносов участвовал и в размещении заказов и в 1917, при этом поставка началась через Владивосток, который большевики не контролировали. Сколько паровозов пришло – никто так точно и не установил. При этом Ломоносов вел шикарный образ жизни: «Много говорят о его шикарном образе жизни в Москве, и еще больше - роскошном за границей»[61]. В анкете, составленной в июне 1921 г., он указал, что жена живет в Стокгольме, сын учится в Англии, замужняя дочь живет в Берлине. Что, в отличии от сегодняшнегог времени, было совсем не характерно для большевиков. Но для него сделали исключение. 

В 1920 г. в Швеции большая часть предприятий были загружены всего на 25 %, и только 23,6 % всех предприятий работали в полную силу. Всем страшно был нужен хоть кусочек от жирного пирога русских заказов, дающих хорошие прибыли. Выполнением советского заказа к началу 1923 г. в Швеции было занято 69 заводов, поэтому есть все основания утверждать, что Швеция фактически  жила этим заказом. При этом заказы шведским заводам давались не напрямую, а через созданный для этой цели некий «консорциум». В отчете проверяющих, сохранившимся в архиве, (подпись на копии отсутствует) от 16 июня 1921 г. говорилось: «Консорциум абсолютно не задается какими-либо положительными задачами, могущими содействовать развитию торговых отношений между Швецией и Советской Россией; единственной же целью образования этого сообщества является взимание комиссионных с каждого выданного Советской Россией шведским фирмам заказа. Должен сказать, что более циничного документа я не видал за все время пребывания за границей»[62]. Штрафные санкции за задержку и гарантийное обслуживание были не предусмотрены вообще. 

Кроме паровозов, было заказано 500 цистерн в Канаде, 1 000 - в Англии и Канаде, 200 паровозных котлов в Англии. Цены завышены на все почти в два раза. Золото текло рекой. Куда пошла разница? 

1 марта 1922 г. в заключении Главной бухгалтерии НКПС «Об отчетах Российской железнодорожной миссии за границей» говорилось: 

«Представленные Миссией отчеты по 1 декабря 1921 г. являются неудовлетворительными ввиду следующих дефектов:
1) В балансе не имеется счета предметов закупок…
2) Счет поставщиков в отчетах не развивается, что лишает возможности видеть ход выполнения заказов поставщиками, а также судить о целесообразности расчетов с ними.
3) Нет подробной выписки по счету Российской Казны, а посему нет возможности произвести сверку со счетами Миссии по книгам Фин. Счетн. управления.
4)…Нет указаний об условиях, на которых открыты в банках счета, о размере начисленных процентов
…»[63].  

Дзержинский начинает собирать на Ломоносова материалы. Но все бесполезно. Его плотно прикрывает В.Ленин. 
 

«Шлите апельсины бочками» 

К 1 сентября 1921 г. Ломоносову было уже выделено по меньшей мере 30 т золота тремя партиями - для продажи в Швеции и Германии, а также для оплаты заказов на паровозы[64]. Летом 1921 г. ему же было поручено организовать переплавку российского золота в Швеции с тем, чтобы после переплавки на слитках стояли штемпели Шведского Монетного двора: такое золото, без удостоверения о его происхождении, принимали повсюду. Например, в Соединенных Штатах[65].  Т.е. участвует все тот же отмывочный «Ниа-банк» и Ашберг, Животинский, Грузенберг и пр. 

Если паровозы покупались по ценам выше рыночных, то золото продавалось по ценам ниже рыночных. Из телеграммы Наркомата внешней торговли от 22 июля 1921 г.: «…Вами продано золото в слитках по цене 636 долларов за килограмм… Просим вас при продажах золота предварительно сноситься с нами для согласования курса, цену слитков мы ныне держим 650 дол…»[66]. 

Телеграмма М.М.Литвинова (Макса Валлаха) 15 сентября 1921 г.: «Мне удобнее послать вам золото русское или иностранное, если можете реализовать не ниже ревельских цен… К сожалению, Вы до сих пор, реализуя золото, не сообразовывались с ревельскими ценами»[67].  Далее, пусть золото и продано по ценам ниже рыночных, но остается непонятным, где вырученная валюта. К 09 июля 1921 г. Литвинов неоднократно запрашивал о том, какова чистая выручка от продажи партии золота в Америке, обращая внимание на то, что это уже не первый запрос, но, судя по двум предыдущим ответам, Ломоносов «очевидно, не понял вопроса», так как его ответы были явно несуразными[68]. 

Но и это не все – в договоре возврат платежей не предусмотрен, только штрафные санкции. Нарком внешней торговли Красин 23 ноября 1920, шифром, секретная телеграмма из Лондона  Москву: «Никакой самой снисходительной критики не выдерживают договоры, заключенные Ломоносовым со Шведским Банком, это какой-то золотой ужас. Они портят на много месяцев реализацию нашего золота на всех рынках, фактически аннулируют договор со Шведским концерном, без нужды отказываясь кредитоваться на 75 миллионов крон. Уже сказываются последствия этой колоссальной ошибки: шведское правительство отказывается обеспечить вывозную лицензию на золото, которое, следовательно, очутилось в Швеции, как в мышеловке…»[69].

Общая сумма расходов, проведенных через железнодорожную миссию, не установлена и поныне. 

Хотя бы потому, что коллегия НКПС зафиксировала: когда «тов. Ломоносов» отчитывался по отпущенным кредитам, то сказал, что «были еще два кредита, не подлежащих открытому отчету»[70]. Наверное, их было не два, но и два кредита могли быть на сумму в десятки и сотни золотых рублей.

Хотя бы потому, что коллегия НКПС зафиксировала: когда «тов. Ломоносов» отчитывался по отпущенным кредитам, то сказал, что «были еще два кредита, не подлежащих открытому отчету»[70]. Наверное, их было не два, но и два кредита могли быть на сумму в десятки и сотни золотых рублей.
По открытым в начале 1920-х гг. отчетам считалось, что 100 млн. золотых рублей заплатили за немецкие паровозы, 140 млн. руб. получили шведские производители (пост. Совнаркома от 5 октября 1920 г). Кроме того израсходовано 12,535 млн руб. на запчасти и материалы (пост. Совнаркома 27 июня и 5 октября 1920), 10,950 млн. руб. на покупку цистерн, запасных и сливных частей, 5 млн. руб. на паровозные котлы, 4,464 млн. на перевозку паровозов, 3 млн. руб. на запчасти по постановлению СТО от 12 июня 1921 г. и еще некоторые суммы. 
 

Документ из Российского государственного архива экономики:
«Отпущено по 18 октября 1920 г.
Золота:
Соломону (Ревель) - 75 000 000 рублей + 30 000 000 руб. + 7004 кило,
Гуковскому - 80 715 509 р. 93 к.,
Красину - 3 пуда в слитках,
Ганецкому - 3 пуда в слитках,
Аксельроду - 1 000 000 руб.,
Шейману - 1 000 000 руб.,
Копну - 2 000 000 руб. депозит в обеспечение кредита на 30 000 000 марок,
Бибикову (Баку) – 1 333 р. 50 коп. русской золотой монетой и 129,5 турецк. зол. лир,
Туркестан - 24 000 соверенов золотых.
Драгоценные камни:

Красину - на 51 866 000 р.
Соломону - на 10 000 000 руб.,
Копну - на 2 439 900 руб.,
Гуковскому - на 149 885 франков довоенной оценки
»[71]. 

На какие такие цели отпущены золото и драгоценные камни - ничего не говорится. Можно строить только гипотезы. 
 

И здесь может быть несколько вариантов:  

1. Payback - возврат денег спонсорам большевиков – банковской и «железнодорожной мафии» (об этом расскажем в других частях);
2. Финансирование «мировой революции» в европейских странах, в первую очередь в Германии. Эта версия подтверждается частично – воспоминаниями Соломона. А вот историю с Ломоносовым не объясняет – поскольку Ленин ничего не говорил ни Красину, ни Дзержинскому. Но если задуматься, то эта версия оказывается связанной с первой – если обратите внимание, революции прошлись везде по «отсталым империям» - минув Англию (и США) – поскольку там уже была «парламентская демократия», облегчавшая эксплуатацию страны финкапиталом;
3. Намеренные действия по ослаблению государства (к этому явно и целенаправленно шли  Троцкий, Свердлов и прочая «интернационал-шушера»);
4. Намеренные действия по «уничтожению денег». Отчасти версия проходит – с учетом инициатив «экономического гения» Лурье, его подельника Преображенского и идей «вождя мировой революции Ульянова-Ленина». Если не считать их извращенцами ослабляющими государство – типа Троцкого-Бронштейна, попутно отмывавшего золото через своих родственников . Впрочем, одно другого не отметает.
5. Все сразу 

Согласно справке Народного комиссариата по внешней торговле, к 18 октября 1920 года в Эстонию было отправлено 105 миллионов рублей золотом, плюс 7 тысяч килограмм золота в слитках. По оценкам царского экономиста В.Новицкого, до середины 1920-х «через эстонскую границу большевики вывезли золота на продажу на гигантскую сумму в 451 млн. золотых рублей (1 млрд. 202 млн. 660 тыс. золотых франков)» или 350 т золота. При этом с 1920 до конца 1922 года Эстония оставалась монополистом по продаже русского золота и транзиту грузов в Россию. Всего же через страны Балтии в указанный период было вывезено не менее 500 т золота на гигантскую сумму около 700 млн зл рублей. И это не считая драгоценных камней, антиквариата и прочих ценностей, чью стоимость определить невозможно.  

И, если мы вспомним цифры в начале, то становится понятно, что Россия фактически полностью лишилась своего золотого запаса. И не важно, что он частично пополнялся (не за счет добычи, которая в 1920 составила 150 кг, а за счет ограбления населения и церквей). 

Таким образом, т.н. Октябрьская Революция исполнила свою изначальную миссию – страраниями «интернационал-большевиков» государственная казна Российской Империи была полностью обчищена. 

Ломоносов не вернулся из берлинской командировки в 1927 г, в 1938 принял британское подданство, советского гражданства был лишен только в 1945 г. Умер он своей смертью в Канаде в 1952 г. Странно представить, что ему просто так позволили уйти и абсолютно уверенно можно утверждать: никто не позволил бы одному человеку украсть четверть золотого запаса страны. Понятно, что к рукам Ломоносова что-то прилипло, но лишь потому, что дело было слишком деликатное, и никакого контроля за ним доверить почему-то было нельзя ни Красину, ни даже Дзержинскому со всей его ВЧК[75]. Ломоносов выполнял прямые директивы Ленина.  
 

Спросите «в чем дело?»  

Из биографии Ломоносова. 

Учился в 1-м московском кадетском корпусе. В 1893 поступил в Петербургский институт путей сообщения. В 1897 женился. В 1899 начал преподавать в Варшавском политехническом институте. Очевидно, что в этот период через математика И.А. Вышнеградского он знакомится с жел/дор магнатами Рафаловичами и нашим старым знакомцем Блиохом. И именно у него служил учителем детей математик Вышнеградский. Именно Блиох начинает двигать карьеру «обойму своих чиновников», куда вошли Вышнеградский, Витте (учил детей Рафаловичей) и, «пристяжной» Ломоносов (Рафаловичи и Блиох были завязаны с семьей Ротшильдов). Вышнеградский становится министром финансов РИ, Витте его заместителем. В это же время Министерство путей сообщения утверждает Ломоносова в должности инспектора Российских государственных и частных железных дорог. В 1900 принимает участие в Международной выставке локомотивов в Париже. 

С 1902 года — как профессор Киевского Политехинститута исследует состояние КВЖД (т.е. в контакте с Витте). Его карьера идет в гору, его вводят в «высшую касту» - в ноябре 1902 участвует в работе Международного конгресса в Вене (там, где чуть позже Л.Троцкий играет в шахматы с Ротшильдом), объезжает всю Европу.  

В апреле 1905 защищает диссертацию, одновременно начав работу в подпольных организациях РСДРП, состоя в Военно-технической организации Красина занимавшейся подготовкой вооруженных восстаний. В 1907 расстается с супругой и женится на своей секретарше Р.Н.Розен. В 1907 назначен руководителем отдела Екатерининской ж/д. К началу Первой Мировой занимает должность замминистра МПС. 

Февральская революция. Ночью 28 февраля Комиссар временного комитета госдумы «гражданин А.А. Бубликов» с отрядом уголовников, выдававших себя за офицеров и набранных на улице солдат, захватил Министерство Путей Сообщения, устранив прежнее руководство министерством, вызвал к себе Ломоносова в качестве помощника. В интервью New York Times 17 февраля 1918 Бубликов вспоминал: «Все служащие перешли в моё распоряжение. Один из них попытался оспорить моё право на захват управления и сделал заявление по этому поводу. В середине речи его лицо изменилось и упрямство исчезло, так как он посмотрел вниз и увидел револьвер Ломоносова, упёртый ему в живот. В один миг он понял обстановку. "Прошу прощения" сказал он, и инцидент был исчерпан». 

По воспоминаниям самого Ломоносова, именно они с Бубликовым, овладев управлением железными дорогами, не дали поезду Николая II вернуться в Царское село из Ставки и он отправился в Псков, где и отрекся от престола. Кроме того, «когда Гучков прибыл в Петербург с бумагой об отречении Николая II, его задержали на вокзале рабочие, и Ломоносов и его доверенный человек Лебедев спасли бумагу об отречении. После этого Ломоносов руководил печатью акта об отречении и об отказе Михаила Александровича от престола»[72]. 

Не сложно понять, что Ломоносов занимал важное место в иерархии переворота, далее исполняя роль посредника между лидерами «интернационалистов» и их спонсорами,  т.е. был «эмиссаром банковской закулисы», которая через него получила СВОЮ долю. При этом мы помним, что клан Ротшильдов до сих пор специализируется именно на мировой торговле банковским золотом.

Когда в тему вошел Лейба Бронштейн сегодня очевидно. Сложнее сказать, когда Ильич достиг «такого уровня посвящения» (когда ему объяснили - кому он должен отдать причитающееся)… Эти тайны «вождь мирового пролетариата» унес в мавзолей (и «Институт Мозга», где из него стали лепить миф о «сверхчеловеке»). Ну, а до этого явный приоритет был у «иудушки Троцкого» - он и оставался вплоть до того момента, пока его не лишили рычагов власти и выставили из страны. За что сегодня, проанализировав все материалы, нужно сказать большое и искренне спасибо тов. Сталину и его команде... 

В результате «вычищения еврейского влияния» ушло не только космополитическое «первородство», но и первоначальная идея «всемирной революции» под руководством Учителей с корнями из «реформистского» иудаизма, где России отводилась роль стартовой площадки и «стройматериала». При этом Сталину пришлось даже оправдываться. В январе 1931 в «Нью-Йорк Таймс» появилось его внезапное заявление Еврейскому Телеграф.Агентству: «Коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма. В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление, глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью»[76]. 

Очевидно, что в канун октября 1917 аргументы Л. Бронштейна были весьма существенны с материальной точки зрения, когда он, с репутацией «иудушки», вместе с большинством пассажиров своего парохода, дружно вступили в партию «большевиков». Чтобы стать King of The World 

О том, что Троцкий любил жить на широкую ногу, было понятно изначально. Нужно отметить, что после октябрьского переворота верхушка «пламенных большевиков» для своего проживания не стеснялась в выборе жилья, реквизированного у «буржуев».  Но тов. Троцкий, пожалуй, переплюнул их всех, в качестве скромных апартаментов для проживания избрав не много, ни мало, усадьбу Архангельское – ранее принадлежавших роду Юсуповых – самых состоятельных людей Российской Империи. «Королем мира» Лейба Бронштейн чувствовал себя и на работе по «защите революции» - в своем личном поезде в качестве «председателя Реввоенсовета». В качестве небольшого отступления привожу такой текст -
 

поезд троцкого2.jpgТроцкий и его поезд 

Л.Троцкий-Бронштейн 

В первоначальном виде эта крепость на колесах состояла из 12 вагонов. Обслуживали поезд 232 военнослужащих, в основном, латыши. Для них были сшиты специальные костюмы из черной кожи, на рукавах они носили металлические эмблемы, изготовленные на Монетном дворе. Помимо охраны в поезде имелась многочисленная обслуга: врачи, шофера, связисты и большое количество стенографисток (подбор девушек поражал контрастностью: яркие блондинки и брюнетки, таков был вкус диктатора). 

поезд троцкого.jpg30 хорошо подобранных музыкантов составляли личный оркестр председателя РВС. При персоне военного «министра» постоянно состояли два комиссара: П. Смидович и С. Гусев-Драбкин (предок нынешнего главного редактора «Московского комсомольца»). 

При поезде имелись ревтрибунал и расстрельная команда (тоже из латышей). Экипаж поезда получал гигантскую зарплату, в четыре раза больше обыкновенной. Походный гараж диктатора насчитывал 12 автомобилей хороших заграничных марок. Впоследствии поезд пополнился еще и двумя самолетами. 

Прежде чем отправиться в первую поездку, Троцкий сформировал свой Полевой штаб. Он разместил его в Серпухове. Этот подмосковный городок стал подлинной вотчиной Эфроима Склянского, заместителя Троцкого. Бывший ротный фельдшер, Склянский во всем копировал своего начальника. Он носил такое же пенсне, отпустил бородку и щеголял в начищенных сапогах с необыкновенно высокими каблуками. На его столе, заваленном сводками с фронтов, постоянно стояло небольшое зеркальце. Отчаянный щеголь, он любил полюбоваться самим собой. Постоянно пребывая в Серпухове, Склянский сносился от имени Троцкого со всеми важными московскими учреждениями, а также оформлял в виде приказов Полевого штаба указания своего патрона. 

поезд троцкого1.jpgВ своей «боевой» деятельности Троцкий намеревался применять не только кнут, но и пряник. Поэтому в кладовых поезда имелось громадное количество изделий из золота: часы, перстни, цепочки с кулонами. Кроме того был сделан запас хороших шоколадных конфет: более 180 пудов. 

«Тронувшись с Казанского вокзала, личный поезд председателя Реввоенсовета по «зеленой улице» примчался на Восточный фронт и остановился на правом берегу Волги, в г. Свияжске. Напротив, на левом берегу, лежала Казань, недавно занятая белогвардейцами. Падение Казани и заставило Троцкого уехать из Москвы. Сначала вдоль перрона с мягким стуком проползла громадина бронепоезда. Не останавливаясь, он вышел за семафор и, сбавляя ход, дал продолжительный гудок. Показался поезд Троцкого. Замелькали старорежимные нарядные вагоны с занавесками на окнах. Оркестр торжественно заиграл «Интернационал». 

поезд троцкого3.jpgВ шинели до пят, в зеленой фуражке, надвинутой на самые глаза, Троцкий спустился на перрон. Его встречало все местное начальство. Военные застыли с руками под козырек. Не обратив на них внимания, Троцкий медленно направился к пыхтевшему паровозу. Там он энергично пожал руку машинисту: «Революционное спасибо, товарищ!» После этого грозно глянул сквозь пенсне на встречавших и, мотнув головой, пригласил всех в штабной вагон. Приказ его был страшен. В 4-м Латышском полку были расстреляны все члены полкового комитета. В Петроградском пролетарском полку Троцкий, начитавшись Цезаря, применил децимацию — расстрелял каждого десятого красноармейца. Особенно жестокая кара постигла полки из мобилизованных казанских татар: из пулеметов там расстреливали всех подряд». 

Никчемный руководитель, не умеющий даже читать обыкновенной штабной карты, Троцкий признавал единственное средство военного руководства — страх. Лариса Рейснер, журналистка, его тогдашняя любовница, приехавшая с ним под Казань, с упоением писала: «Мы убивали их, как собак!». 

Массовые расстрелы породили панику и ужас. Местное командование оцепенело. Красная Армия теряла маневренность, дерзость, инициативу. Наездов Троцкого стали бояться сильнее, нежели наступления белогвардейских генералов. 

памятник иуде.jpgРуководящее присутствие председателя Реввоенсовета в Свияжске завершилось торжественным открытием памятника Иуде Искариоту. Митинг начал председатель местного Совета, долговязый рыжий еврей с жиденькой бородкой. Отчаянно картавя, он произнес речь о Каине и Люцифере, об их страданиях от человеческой несправедливости. Иисуса Христа он назвал «падалью, зарытой в куче нечистот». Иуда первым обличил его и отдал в руки правосудия. За этот свой поступок он в течение 20 веков преследовался и презирался человечеством. Ныне наступило время справедливости. Предтеча мировой революции, Иуда Искариот сбрасывает гнет презрения и ненависти и становится настоящим маяком на дороге к светлому будущему. 

Комиссар бронепоезда Долли, шансонетка из Ревеля, разрезала ленту. Упало покрывало и глазам собравшихся открылась угловатая фигура совершенно нагого человека, изваянного из буро-красного гипса. Человек мучительно тянулся к небу и разрывал на шее затянутую веревочную петлю.  Оркестр грянул марш, и мимо изваяния, чеканя шаг, прошли два полка. 

Жестокость, беспощадность стали основой «полководческой стратегии» Троцкого. Фронтовые командиры бледнели при одном слухе о налете поезда председателя Реввоенсовета. Особенное возмущение бойцов вызывали скорые и безжалостные расправы особых отделов. Если попал туда — пиши пропало! Повальные расстрелы объяснялись борьбой за дисциплину. 

Троцкий, словно доказывая свою иноземность, с особенным старанием формировал полки интернационалистов. Состояли они из австрийцев, мадьяр, китайцев, латышей и калмыков. Эти части были незаменимы при карательных экспедициях и ничего не стоили в боях. Иноземный сброд стремился только грабить и убивать, но никак не умирать на чужой земле за чужое счастье».
 
(цитирую с небольшими сокращениями по источнику, ссылки в тексте расставил сам, фотографию статьи помогла найти журналист Мирослава Бердник).


Дети и внуки этих сатанистов сегодня требуют «десталинизации»…

Вспомним еще два момента из жизни «перманентного революционера».

«…у Троцкого было оружие, куда более серьезное, чем пушки. Мощная радиостанция, позволявшая связываться даже со станциями Франции и Англии. Интересно, что все его "достижения" на фронтах Гражданской войны связаны именно с предательством Белого движения войсками Антанты - которые отходили именно тогда, когда к фронтам приближался поезд Троцкого, и «гений-полководец» точно указывал место для наступления Красной Армии - точно туда, где еще недавно стояли «войска союзников»». При этом мы помним, что в качестве спецпорученца, помимо адъютанта Склянского, при Троцком состоял и его личный палач Симха-Янкев Гершевич Блюмкин-«Исаев» (возможный «прототип Штирлица»), отличившийся при убийстве немецкого посла Миербаха (стало сигналом к восстанию «левых эсеров») – аккурат раз после заключения Брестского мира (был расстрелян в 1929, последние слова - «Да здравствует товарищ Троцкий!»). 

И еще, 30 августа 1918 года на Ленина, как всем известно, было совершено покушение, но «в литературе как-то упускается из виду один факт... Свердлов телеграммой срочно вызвал в Москву с Восточного фронта Троцкого. 2 сентября ВЦИК объявил страну на положении военного лагеря. Чуть позже он же по предложению Свердлова утвердил наркомвоенмора Троцкого председателем Реввоенсовета (РВС) Республики, - пост гораздо более емкий, чем у председателя Совнаркома, которым был Ленин. Эти расхождения Ленин устранит потом в ноябре 1918 года созданием Совета Труда и Обороны (СТО) республики, в который введет РВС, подчинив его СТО» (Васецкий Н. Взгляд со стороны. - В кн.: Вождь. Ленин, которого мы не знали. - Саратов, 1992. с.279). И если учитывать роль Свердлова в покушении на «вождя мирового пролетариата», то картина складывается очень интересная – Свердлов целенаправленно выстраивал фронду вместе с Троцким. Но кто в ней играл заглавную скрипку – практик Свердлов, склонный к мистике, или главный «агент мировой закулисы», теоретик, прагматик и большой позер Троцкий, начавший «раскручивать себя по всем правилам шоу-биза», – остается под вопросом…  

О том, как создавался «проект Троцкий» и кто его поддерживал внутри страны, мы и поговорим...


(продолжение следует)

_________________________
[50] Бухарин Н., Преображенский Е. «Азбука коммунизма: популярное объяснение программы Российской Коммунистической партии (большевиков)». М.; 1920. С. 285 

[51] Гуковский, бывший сотрудник Нобеля, был переведен полпредом в Эстонию, где в период функционирования печально знаменитого «Юрьевского оффшора» занялся таким безудержным воровством, переправляя соплеменникам и родственникам за границу бесчисленное количество драгоценностей, что точная сумма не установлена до сих пор 

[52] Атлас З.В. «Деньги и кредит (при капитализме и в СССР)». М., 1930., стр. 81. Финансовая энциклопедия. 2-е изд. М., 1927., стр. 452 

[53] «В принципе Эстонии есть чем гордиться. Юрьевский договор не только утвердил суверенитет Эстонии и расширил ее границы далее этнографических (Ивангород и Печора, населенных русскими); выплаты более 10 тонн золота на сумму 15 млн золотых рублей (Литва получает золота на 3 млн, Латвия - 4 млн рублей и русские территории вокруг Двинска (Даугавпилса) и часть Псковской губернии — область Пыталово)., Эстония также получила лесную концессию в миллион десятин на территории России. Кроме того, Эстония освобождалась от всех долгов Российской Империи, а также получала обратно все ценные бумаги, вывезенные Россией за ее пределы. Наконец, Россия отказывалась от передачи и возмещения движимого и недвижимого имущества российской казны, в том числе портов, военных и гражданских судов. При этом в договоре указывается, что если при заключении следующих международных договоров РСФСР с другими странами им будут предоставлены какие-либо преференции, которых нет в договоре с Эстонией, то эти преференции автоматически будут распространяться и на Эстонию.
Если постатейно вчитываться в условия мира, то создается ощущение, что представители коммунистической России подписывали этот договор на грани победы Эстонии над РСФСР и собственной капитуляции, поскольку в документе речь идет явно об аннексии и контрибуции. 
Однако реальная боевая картина на конец 1919 - начало 1920 годов была несколько иной. Белые войска Юденича, только что разбитые под Петроградом, откатились к границе Эстонии. По оценкам самих белогвардейцев, к середине декабря боеспособными можно было считать около 9.000 человек. Эту цифру нельзя назвать исчерпывающей, поскольку в интересах интендантов было завышать численность для получения дополнительных продуктов и обмундирования. При этом численность армии стремительно сокращалась от тифа, голода и холода. Так, только в одну из ночей в ноябре 1919 года замерзло 115 человек личного состава Северо-Западной армии»
(А.В. Смолин. «Белое движение на Северо-Западе России», СПб., 1999) 

[54] Иванова И.И. «Лев Троцкий и его земляки» // Альманах «Из глубины времен», 1995. № 4 

[55] Из воспоминаний И.Соломона: «У Гуковского в кабинете шла деловая жизнь. Вертелись темные поставщики, шли темные разговоры. Гуковский тут же лично производил размен валюты. Ящики его письменного стола были наполнены сваленными в беспорядочные кучи денежными знаками всевозможных валют. Он обменивал одну валюту на другую по какому-то произвольному курсу. Никаких записей он не вел и сам не имел ни малейшего представления о величине своего разменного фонда. Такая «деловая» жизнь вертелась до вечера. А вечером все — и сотрудники, и поставщики, и сам Гуковский — начинали развлекаться. Вся эта компания кочевала по ресторанам, кафешантанам, сбивалась в тесные, интимные группы. Начинался кутеж, шло пьянство, появлялись женщины. Кутеж переходил в оргию».    
Однажды Гуковский получил очередной мешок с драгоценностями, обернутыми в бумагу. Небрежно порывшись в них, он бросил обертки в мусорное ведро. Когда Абрагам стал рыться в нем, то обнаружил в одной обертке что-то тяжелое. Развернул — и узрел изумительной красоты бриллиантово-жемчужную диадему, в которой узнал любимую вещь расстрелянной в Екатеринбурге императрицы Александры Федоровны.  
Как-то раз, вернувшись под утро с очередного кутежа в постпредство, Гуковский увидел Соломона. «А-а! — заплетающимся языком промычал он. — Соломон?.. По ночам работает... хи-хи-хи... спасает народное достояние... А мы его пр-р-апиваем... День, да наш! — И вдруг бешеным голосом заорал: — Сиди!.. хи-хи-хи!.. Старайся! (непечатная брань )... Уж я не я, а будешь ты в Чеке... Фьюить!.. В Чеку!.. В Чеку!.. К стенке!» 

Но в ЧК оказался сам Гуковский — после того как в мае 1921 года были обнаружены крупные хищения в Государственном хранилище ценностей в Москве (дело Якова Шелехеса), следы от которых вели в Ревель, а также в Кремль, к ближайшему окружению Ленина. Осенью 1921 года Гуковский был арестован и вскоре умер в тюрьме на Лубянке «от туберкулёза».

[55] Ленин В.И. ПСС. T. 45. С. 31

[56] Фролов А.Н. «Современное состояние и ближайшие перспективы железнодорожного транспорта» // Экономист. 1922. № 1. С. 176 

[57] Архив Русской революции. М., 1991. Т. 5-6. С. 103 

[58] J. D. Smele Europe-Asia Studies, Vol. 46, No. 8, Soviet and East European History. (1994), с. 1317—1347 

[59] «Каппель и каппелевцы». 2-е изд., испр. и доп. М.: НП „Посев“, 2007 ISBN 978-5-85824-174-4, с.139 

[60] U.S. State Dept. Decimal File, 861.00/4878, July 21, 1919  

[61] РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 76. Л. 23 

[62] РГАЭ. Ф. 413. Оп. 4. Д. 307. Л. 146 

[63] РГАЭ. Ф. 4038. Оп. 1. Д. 18а. Л.8 

[64] РГАЭ. Ф. 4038. Оп. 1. Д. 65. Л. 229

[65] там же Л. 125 

[66] там же  Л. 173 

[67] там же  Л. 274

[68] там же  Л. 156 

[69] РГАЭ. Ф. 413. Оп. 4. Д. 307. Л. 178 

[70] Шмуккер М.М., Очерки финансов и экономики железнодорожного транспорта России за 1913 - 1922 годы, М., 1923.С. 293. 

[71] РГАЭ. Ф. 413. Оп. 4. Д. 307. Л. 4.

[72] Воспоминания о Мартовской революции 1917 г. // Станкевич В.Б. Воспоминания. 1914-1919. Ломоносов Ю.В. Воспоминания о Мартовской революции 1917 г. / Сост., вступ. ст., примеч. А.С. Сенина. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 1994.  

[73] Начало 1922 г. - это время голода, причем об угрозе засухи в 1921 г. говорили уже на VIII Всероссийском съезде Советов в декабре 1920 г.; тогда же об этом писал журнал «Народное хозяйство». Но вот голод пришел - нужен хлеб, если в стране есть золото: его можно было обменять на мировом рынка на хлеб. Но импорт паровозов в 1921/22 г. по стоимости был больше, чем импорт зерна, даже по официальной статистике.  

[74] В апреле 1923 г. А.Г. Шляпников издал в Москве брошюру, в которой обвинял ряд советских лидеров (их список открывал нарком Ю.В. Ломоносов, о котором речь впереди) в том, что они расхитили громадные казенные деньги и поместили их за границей с помощью Ашберга, названного «частным банкиром советских лидеров». Информация об этом попала во французские и шведские газеты (в частности, в «Свенска Даг бладет» от 17 марта 1923 г.). В СССР брошюра Шляпникова была немедленно конфискована. 

[75] Интересна реакция Сокольникова (Гирши Бриллианта), который в 1925 г. вдруг заявил на Пленуме правлений железных дорог: «Паровозные заказы…, которые должны были спасти транспорт, а вместе с тем и всю страну, оказались для транспорта ненужными»; и потом его слова были опубликованы. А Троцкий еще на XI съезде РКП(б) весной 1922 г. неожиданно заявил, что «можно бы делать паровозы у нас, а заграничные заказы были не нужны». Потом, когда «Паровозное дело» будет расследовать Дзержинский и Троцкому как лицу, исполнявшему обязанности наркома путей сообщения, придется давать письменные объяснения, он будет доказывать: он тут ни при чем.  
По данным официальной статистики, опубликованным в 1923 г., в 1920 г. в Россию было импортировано паровозов на 120 тыс. золотых руб., в 1921 г. - на 3 552 тыс. руб., в первой половине 1922 г. - на 17 656 тыс. руб., во второй половине 1922 г. - на 19 499 тыс. руб., в первой четверти 1923 г. - на 902 тыс. руб. (использовалась формула «в тысячах рублей по ценам 1913 г.»).Итого - на 41 729 тыс. руб. Более поздние публикации начнут уходить от «золотых рублей», давая все в условных и несводимых к золотым рублям единицам, но в 1923 г. спрятать концы в воду не успели. 

[76] New York Times, 1931, 15 Jan., p. 9.// И.В. Сталин. Сочинения: В 13 т. М.: Госполитиздат, 1946-1951. Т. 13, с. 28

[77] вернувшиеся на родину легионеры основали собственный банк — Легиабанк, ставший одним из крупнейших банков Чехословакии. После захвата Чехии фашистами, это золото было продано через Банк Англии и Банк международных расчетов в Базеле 


Рекомендуем прочесть также:

Всего 1 комментариевПоказать все
image description
 
Владимир Шутов 17:27 24.11.2015   
Ссылка
Голая правда как евреи грабили Русь
Сегодня грабят ещё больше из недр России.
Власть не слова про это не говорит, поскольку является грабителем.
Спасибо ребятам, профессионально работающих с доказательствами преступлений.
Время близко когда это понадобится. 


Самые популярные сюжеты
Главные новости
"Христиане всего мира и Римско-католическая церковь должны "попросить прощения у педерасто...
Госдума в последний момент решила поправить норму о лишении гражданства террористов с двойным гражда...
«Парнас» – член кагала, избираемый общиной для заботы о ее материальных нуждах и для представительст...
Кому соорудили капище на стене военного училища глава администрации президента и министр культуры...
К 12 годам колонии строгого режима Мосгорсуд приговорил бывшего офицера ФСБ и сотрудника Московской ...
Данные статистики весьма противоречивы: доходы РПЦ растут, увеличивается количество храмов. При этом...
Сумма, выделенная на пенсионеров составляет 5.4 млрд рублей. При этом нам сказали, что пенсионеров 1...
Израильско-палестинский конфликт является одним из крупнейших в мире источников нестабильности.
DARPA разработало самонаводящуюся пулю
Учёные из Майнцского университета сделали шаг на пути к созданию универсальной вакцины против рака.
Опрос

Как вы думаете, что будет написано о Путине в энциклопедии через 100 лет?

Интервью с личностями
Момент истины. Время сейчас благодатное, но болезненное: идет разделение на овец и козлищ...
9420
13
Властолюбие есть великое зло в человеке и начало всякого зла. Для духовно слабого человека «медные трубы» порой становятся самым тяжким испытанием. Мы многократно публиковали материалы, в т.ч. и видео, с участием известного профессора В.Ю.Катасонова, который практически в каждой своей беседе на тему экономики или политики касался православия и его истин. Не возникало сомнений, что он не просто человек верующий, но, что он прекрасно понимает, что сегодня происходит в мире, и кто за всеми этими апокалиптическими процессами стоит.
Литературный коллайдер
В астрале веков. Книга вторая
278
0
Lik-tv.ru и Институт Высокого коммунитаризма представляют: Во второй части знаменитого романа «В астрале веков» герои совершают  путешествие в далекую и загадочную страну древности Арктиду (Гиперборею). Теперь о ней сохранились лишь предания, но именно она была предтечей Русской цивилизации.
В.В. КРЕСТОВСКИЙ. «ТЬМА ЕГИПЕТСКАЯ»
1929
0
Первая часть трилогии известного писателя В.В.Крестовкого, который, пожалуй, оказался единственным из русских беллетристов второй половины XIX в, для которых духовная тьма надвигалась не только из-за видимой иудейской экспансии. Общество оказалось не готово к критическому восприятию самого себя, в результате это талантливое произведение не получило
Всегда важен мотив
1824
0
Четвёртая книга из серии «Частный детектив Кирилл Мелентьев». Расследуя убийство топ-модели, детектив Кирилл Мелентьев попадает в капризно-изменчивый мир «высокой моды». Изнеженные «юноши-модели», решительные девушки, утонченные дамы туманно отвечают на его вопросы. Их алиби, будто сотканы из тончайшего флера, в котором, словно в паутине, запутывается детектив