23:01 Пн, 26 Сентябрь
RSS Добавить в избранное

Системное ростовщичество. Часть III. Иудо-протестанский период: Банк Амстердама - Центробанк работорговли

Системное ростовщичество. Часть III. Иудо-протестанский период: Банк Амстердама - Центробанк работорговли

Голландия, как приют европейских изгоев - протестантов и иудеев - стала республикой торговцев, прежде всего обогатившихся на работорговле. Банк Амстердама стал первым прообразом современных центробанков, в котором был созданы первые ценные бумаги и где раздут и первый финансовый пузырь тюльпаномании.

Менялы и ростовщики известны с давних времен, но это была совсем не престижная профессия. В Древнем Риме, например, ростовщичеством занимались не римские граждане, а жители итальянских городов - латины. На них, не пользовавшихся правами гражданства, не распространялись и обязанности граждан. Они не подлежали наказаниям, определенным законом за ростовщичество (между тем, одной из причин убийства Юлия Цезаря считается его запрет чеканки монет менялами).  

Христианство изначально отрицало ростовщичество. Между тем, в католической Европе в средние века наиболее известными менялами уже были:  

Италийские (ломбардские и венецианские) менялы  - приобрели силу с XII века. Генуя и Венеция, получили преимущества от восстановившейся средиземноморской торговли по «дороге пряностей» с началом крестовых походов - итальянцы покупали товары у арабских купцов в Александрии и перепродавали их по всей  Европе. Расцвет Флоренции и Сиены был в основном связан и с банковским делом. Помимо того, что золото, полученное при разграблении православного Константинополя, закладывает основу главных банков, еще и папа римский поручает ростовщикам из этих городов собирать церковную десятину, с которой (при очередном нарушении церковных догматов), им было разрешено получать свой процент. Таким образом, в руках италийских банкиров оказались огромные капиталы, а по их векселям можно было получить деньги у ростовщиков в других городах и странах. 

При этом и само слово «банк» происходит от итальянского «banca» - стол, на котором средневековые итальянские менялы раскладывали свои монеты. «Bancherii» - так назывались уже в XII веке менялы в Генуе. Здесь же кроется и происхождение слова банкрот - когда меняла злоупотреблял чьим-либо доверием, происходило «banco rotto» (переворачивание стола).  

Тамплиеры – первые «глобальные» ростовщики средневековья, перед разгромом в 1307 году Ордена «финансовых олигархов» успевают вывести значительные средства организации в Италию и Испанию. 

Еврейские менялы – «вечные ростовщики» - никогда не были обременены ограничительными христианскими догмами, кроме того, в свое время они фактически слились с кланом жрецов, а затем, после разрушения Иерусалимского храма, распространились по всему миру. При этом в иудаизме ростовщичество стало не просто частью религиозной составляющей, но и финансовым оружием, направленным против последователей конкурирующих религии, в первую очередь христианства.  
 

Финансовый кризис средневековья  

и последовавшая за ним эпидемия чумы прошли на убыль, существенно расчистив и экономическое пространство для новых выгодополучателей. При этом в Европе не было ни единого, пускай даже самого мелкого государства, которое бы не претендовало на монету собственной чеканки для целей внутреннего обращения. Вольные города Германии, итальянские города, принципаты-области в составе Империи или западных королевств имели собственные монетарные системы[1], что значительно усложняло торговые отношения.  

Власти неоднократно предпринимали попытки стандартизировать денежное обращение, выпуская постановления, определявшие обменные курсы и законную ценность монет. При этом не всем монетам придавали законный статус – незаконными объявлялись подрезанные или изношенные, а также монеты с пониженным содержанием металла, однако они продолжали обращаться наряду с полноценными деньгами - монетные дворы были заинтересованы в том, чтобы снизить качество монет, поскольку кредиты могли погашаться неполноценными деньгами по курсу, предписанному постановлением. Легковесные копии местных монет создавались и намеренно.  

Поэтому не удивительно, что для торговых центров возникла необходимость в урегулировании расчетов и изолирования экономики города и ее платежной системы от издержек мультимонетной денежной системы. Так в европейских городах стали появляться обменные банки. 
 

Муниципальные банки «ренессанса» 

Прочтя вышеизложенное, не возникает особых вопросов, почему первые муниципальные банки были образованы сначала в Испании (где сефарды при королевском дворе традиционно занимали посты казначеев и арендаторов налогов[4])  - в Барселоне в 1401 г., а спустя несколько лет в Валенсии. Чуть позже (уже продолжателями «славных традиций» италийских ростовщиков), в 1407 г. основан банк Генуи[2], в 1472 муниципальный банк Сиены, а в 1587 г. - в Венеции.  

Наученные крахом флорентийских банковских домов и вооруженные системой учета, разработанной тамплиерами, новые расчетные банки имели стопроцентные резервы в форме монет и слитков драгоценных металлов. Коммерческие обязательства урегулировались путем трансферта депозита со счета одного клиента банка на счет другого без какого-либо финансового риска. 

Нужно отметить, что уже в то время расчеты по большинству крупных и внешнеторговых сделок проводились не в монетах, а в частных обязательствах. В Европе того времени существовало два типа частных обязательств: «внутренние деньги» менял и векселя. Деньги менял (частных банков) представляли собой обязательства сети менял (в основном связанных между собой родственными связями), которые принимали на хранение депозиты. Менялы работали в крупных международных торговых центрах, таких как Венеция или Амстердам. Помимо операций по размену иностранных монет, менялы предлагали и разнообразные платежные услуги, включая прототипы чеков на предъявителя и денежные переводы. Они также выступали посредниками между кредитором и заемщиком. Должник мог освободиться от обязательств, оплатив свой долг через менялу. 

Международные платежи и большая часть коммерческого кредитования формально осуществлялись без посредничества менял. Расчеты по ним проводились с помощью второго типа внутренних денег — векселей. Они представляли собой обращающиеся долговые обязательства, приемлемые для обеих сторон сделки. Если вексель был выписан в отдаленном регионе, его погашали через менялу в крупном торговом центре. Меняла всегда имел выбор — платить в полновесных или легковесных монетах. Снижение качества монет в экономическом плане представляло собой форму их наживы (отсюда и заинтересованность в производстве «легковесных монет»). 

За это же время произошло важное событие, резко оживившее экономическую жизнь Старого Света - с открытием нового континента Колумбом[3], в Европу хлынул поток драгоценных металлов. Так Запад, за счет ограбления Америки, получил мощный финансовый толчок. Второй, после ограбления православного Константинополя. 

Но мощный внешний приток золота не пошел Испании, погрязшей в роскоши, на пользу, а лишь взвинтил цены и отвратил людей от повседневного труда. Золото, тем временем, перетекало в Европу. Вместе с ним в Европу перетекли и местные «финансисты»[4] - испанские евреи «сефарды». Они же и во многом и поспособствовали выводу капиталов из страны.  
 

Еврейство в Нидерландах  

Неизвестно, когда евреи впервые появились на территории современных Нидерландов. Первые документальные сообщение о еврейских ростовщиках относятся к 1146 г.  Более подробные сведения начинаются с 13 в. После провозглашения независимости Нидерландов от Испании (Утрехтская уния, 1579 г, предоставила право каждой провинции (штату) самостоятельно решать многие вопросы, в том числе вероисповедания), население страны, в первую очередь Амстердама, существенно пополнилось за счет протестантов (из Франции, Фландрии и Вестфалии) и крещеных евреев (марранов)- из Португалии и Испании (от еврейского названия которой - Сфарад - и произошло слово «сефарды»[2]).  

Последующий захват Антверпена (1585) испанцами в ходе Восьмидесятилетней войны, приводит к массовой миграции в Амстердам антверпенских торговцев, ремесленников и огромного

количества евреев, которые принесли с собой технику огранки алмазов.  

2 октября 1596 г. в доме марокканского посланника в Соединенных Штатах Нидерландов амстердамские евреи организовали центр по обращению в иудаизм португальских марранов, переселившихся в Голландию. Первые раввины были приглашены из Германии, которые читали проповеди по-немецки, а переводчик доводил сказанное по-португальски.  Большая часть религиозной литературы для них печаталась в Амстердаме на португальском и испанском.  

Евреи, за счет вывезенного из Испании золота, очень быстро восстановили свой финансовый статус,  в 1602 г. была организована Ост-Индская торговая компания, а в 1608 г. в Амстердаме была отстроена первая синагога. Еврейская община настояла на широкой автономии, включавшей право суда над членами общины, а также право на цензуру печатных изданий, отказавшись при этом от большинства прав и обязанностей граждан Амстердама. Финансовая мощь и численность амстердамской общины евреев в первой половине 17 в. постоянно возрастала, но многие «новообращенные» отвергли «ценности иудаизма». За это в 1624 г. был предан «херему» - отлучению от синагоги  (а в последствие и убит) философ Габриэль Дакоста (Уриель Акоста)[5], а в 1656 г. – философ Барух (Бенедикт) Спиноза[6]. 
 

Во главе работорговли 

Во всех энциклопедиях скромно пишут, что Нидерланды стали торговым и финансовым центром Северной Европы, а 17 век называют «Золотым Веком» Нидерландов». Но чем же таким интересным торговала «свободная Нидерландская Республика», образованная «европейскими изгоями» – протестантами и евреями (последователей религиозных течений, ставящих богатство в ранг религиозных добродетелей), - что позволило им так быстро обогатиться?  

Торговцы из Нидерландов продавали специи из Индии и Индонезии, основали колонии в Бразилии, Северной Америке, Южн. Африке и Карибском регионе, но, в первую очередь, богатство Нидерландов увеличивалось посредством работорговли. С 1619 они начали перевозку рабов между Африкой и Америкой, для повышения доходности и централизации работорговли в 1621 г. организована Вест-Индская торговая компания с совместным еврейско-протестантским капиталом. «Вест-индская компания, которой принадлежало право на ввоз рабов из Африки, продавала их на аукционах только за наличный расчет, а наличные деньги в то время были в руках у евреев. Покупатели, которые появлялись на аукционах, также являлись евреями и из-за отсутствия конкурентов скупали рабов по низким ценам. С другой стороны, не существовало конкуренции также и при продаже рабов плантаторам и другим покупателям. Большинство плантаторов покупали в кредит, надеясь на хороший урожай сахара в следующем году. Доходы превышали 300% ставку на живой товар. Если случалось так, что дата аукциона совпадала с еврейским праздником, аукцион откладывался» [7]. Так началось формирование «новой системы международных экономических отношений на кредитно-финансовой основе».  

В 1626 году «новые голландцы» основывают колонию Новый Амстердам (переименованный позже в  Нью-Йорк[8]).  

Вывоз рабов из Африки, их продажа в Южной Америке[9], покупка на вырученные деньги сахара и других товаров, с целью их торгового обмена на ром и прочие товары, производимые в колониях Северной Америки, затем их окончательная перевозка в Европу оказалось очень прибыльным делом. Такая схема была названа «Торговлей по золотому треугольнику». Цена любого товара (будь то рабы, ром или сахар) на каждом звене этой торговой цепи после перевозки возрастала в несколько десятков раз, обеспечивая дельцам быстрое обогащение. При этом многочисленные документы и свидетельствуют о том, что  наиболее влиятельными работорговцами в европейском обществе были евреи, которые сосредоточили в своих руках торговлю рабами не только на территории американских колоний, но на территории всего Нового Света[10].  

Ограбление Африки - третье ограбление, совершенное Европой – баснословно обогатило голландских (иудо-протестанских) работорговцев. 

К 1650 «свободные Нидерланды» становятся главной работоргующей страной в Европе (к 1700 это звание перешло к Британии вместе самими торговцами рабами). Порт Амстердама стал европейской столицей работорговли – его использовали до 12 тысяч кораблей, большая часть которых перевозила рабов и для многих соседних европейских стран. За счет работорговли «страна изгоев» - протестантов и евреев - переживала экономический и культурный расцвет. При этом Нидерланды были республикой, ей правил не король, а аристократия торговцев, называемых регентами.  

Кстати, именно этот путь «европейской модернизации» позже воспринял и молодой Петр I, прошедший «свои университеты» в наиболее «передовой европейской державе» – окончательное превращение крестьян и ремесленников в рабов произошло в результате его реформ.  

После войны с Испанией (1648) в Амстердаме переселилось еще большое число бывших марранов, перевезших с собой много золота, вывезенного Испанией из Америки. Еврейские предприниматели активно занимаются биржевыми операциями, табачной торговлей. Целиком в их руки переходит обработка алмазов. Но основным источником дохода продолжает оставаться торговля по «Золотому треугольнику». 

Именно в эту пору быстро стало возрастать участие евреев и в крупном бизнесе. Во второй половине 17 в. увеличились банковские вклады евреев, вскоре появились крупные банкиры-евреи, дававшие ссуды правителям Нидерландов (о чем чуть подробнее мы расскажем ниже). 
 

Банк Амстердама - Первый Центробанк или инструмент капитала работорговли 

Перехватив у Испании первенство в области драгоценных металлов, при этом баснословно обогащаясь на работорговле, в Нидерландах в изобилии получили хождение куски золота и серебра самой разной чеканки. При этом главной денежной единицей Голландии считался флорин («да, тот самый флорин») получивший местное название «гульден». Им измерялась ценность иностранных монет и финансовых обязательств, но всего в стране насчитывалось более сорока монетных дворов, которые были мало заинтересованы в устойчивых деньгах (что соотвествовало и интересам менял). К 1600 г. муниципальные власти Амстердама наплодили мало поддающийся учету массив регулирующих постановлений, охватывающий почти 800  монет. 

С целью преодоления объективных трудностей в 1609 г. городской совет Амстердама решает создать муниципальный расчетный банк - Банк Амстердама (Amsterdamsche Wisselbank). Если первые расчетные банки были призваны обезопасить местную экономику от неплатежей контор частных менял, то целью Wisselbank стало и воспрепятствование обращению монет низкого качества. Так монополизации обменного рынка состоялась всего лишь через год после открытия первой синагоги. 

Банк принимал минимальный депозит в 300 флоринов, гарантированные городом работорговцев - Амстердамом, в полновесных монетах и слитках, вкладчики получали записи по кредиту в учетных реестрах. Клиенты банка не имели законной возможности изымать депозиты из банка. Сначала на счета записывали средства в тех монетах, в которых был осуществлен вклад за вычетом комиссии за ведение счета в размере 0,25 или 0,5% - раз в полгода. Впоследствии учет по всем счетам стали вести в условном «банковском» флорине. Открытие счета само по себе влекло взимание комиссии в 10 флоринов, эта комиссия сохранялась даже в случае возобновления некогда открытого счета. Ценность обязательств Wisselbank поддерживалась за счет торговли депозитными расписками на рынках золота и серебра. Банк мог размещать по собственному усмотрению средства в срочные операции по вкладам, которые также имели свою срочность.  

Банк стал монополистом в Амстердаме (монополия на размен обеспечила проведение через него  всех платежей в Амстердам; через него платились местные налоги; плюс монополия на плату всех векселей с номиналом свыше 600 флоринов) и единственным расчетным банком Северной Европы 17-18 вв. Он же поддерживал серебряное содержание голландских монет до 1650-х годов. Депозитная база, сформированной за счет всех крупнейших торговцев Западной Европы (более 2000 лицевых счетов), не принимая ничего, кроме металлических денег, позволила Банку стать наиболее крупным оператором на рынке драгоценных металлов – так банк стать продавать европейским монетным дворам и слитки. Стараясь подорвать «слитковый меркантилизм» Испании и Франции, управляющие Банка обеспечили максимально свободный экспорт слитков металлов (стратегия, примененная столетием позже Банком Англии и приписываемая Исааку Ньютону). Иностранные держатели капитала, будучи уверенными в том, что в любой момент смогут распоряжаться частью вложенных средств, стали отдавать предпочтение Банку Амстердама, повышая объем резервов и ликвидность. Они охотно соглашались на уплату всех комиссий, довольствуясь весьма низким процентом по депозиту. Масштаб клиентской базы позволил Банку исполнять функции расчетной конторы. Банк осуществлял, сначала бесплатно (с 1683 г. с уплатой комиссии), расчеты и платежи.  

Банк управлялся 4 избираемыми ежегодно магистрами (схема, скопированная с генуэзского банка Сан-Джоджио). При введении в должность магистров, бургомистры сверяли данные по счетам за истекший год и проводили инвентаризацию касс. При этом банк в году приостанавливал деятельность дважды - в январе и июле, чтобы провести инвентаризацию, подсчитать комиссию по счетам и подвести баланс.
 

Банк Амстердама и первый биржевой пузырь «тюльпаномании» 

Именно в Амстердаме, который превратился в крупнейший финансовый рынок благодаря Банку (перетоку золота из Испании и притоку баснословных барышей от работорговли), была изобретена и  форма собственности на капитал - акция (actie). Без сомнения, уже столетия существовали финансовые общества, но их доли были неликвидными и не торговались. Активные голландские нувориши создали компании путем размещения акций, которые можно было свободно продавать на Бирже. Игра на алчности вскоре позволила увеличить число таких компаний в различных отраслях – «Индийские» (импортные и работорговческие) компании, страховые компании, бумажные производства, компании по рафинированию сахара.  

Каждодневные изменения стоимости акций, дотоле невиданное явление, проявлялись в основном вследствие азарта игроков, нежели воздействия экономических факторов. Биржевые сделки больше напоминали игру, доступную всем классам общества. Страну, пресыщенную бешеным притоком капиталов, охватила спекулятивная лихорадка.  

Она вылилось в весьма своеобразную форму торговли тюльпанами («лохотрон», не затрагивающий «стратегическую» работорговлю, огранку алмазов и т.д.), сконцентрированную вокруг Хаарлема. Раскрутка пирамиды основывалась на том, что луковицы, импортированные с востока и усовершенствованные селекцией, были весьма редким предметом, а еврейские и протестантские капиталы объединялись в настоящие синдикаты, ищущие возможности захватить с все возможные способы заработка. Они кредитовали производство луковиц тюльпанов, организовали срочный рынок этого товара и систему брокерских операций. Там заключали срочные сделки купли-продажи луковиц и, дабы погасить торговые разницы, закладывали дома, ткани, скот, посуду. Что же, технологию финансовой пирамиды обкатали успешно - пузырь «тюльпаномании» лопнул в феврале 1637 г, осталась масса обманутых, но и те, кто успешно снял с мероприятия все «сливки» (господа, учите историю, иначе ей и вами будут пользоваться другие).

Между тем, эта авантюра не только ввела в Голландии в обиход использование биржевых операций и познакомила публику с акциями и компаниями с акционерным капиталом.  Во Франции, а затем Англии в подражание голландцам образовывались крупные компании с акционерным капиталом, открывались фондовые биржи, позволявшие вести спекулятивные биржевые игры. Под давлением «деловых кругов», власти других европейских стран начали учреждать и банки. Пример Wisselbank вдохновил на создание государственных банков в городах Северной Европы — Дельфте, Гамбурге, Миддельбурге, Нюрнберге, Роттердаме и Стокгольме.  

Тем временем, со второй половины XVII века отдельные состоятельные клиенты получили право изымать депозиты из Банка Амстердама. Заключительным шагом в развитии Wisselbank стало введение в 1683 г. системы депозитных расписок. Клиент мог принести в банк слиток или монеты и получить взамен расписку на депозит, а также кредит от банка под небольшой процент.

Депозитные расписки обращались на рынке как самостоятельный денежный инструмент или квазиденьги. Неразменные депозиты в банке могли использоваться для расчетов по векселям, а расписки — нет. Тем не менее, и неразменные депозиты, и депозитные расписки свободно продавались на рынке. Оперируя со своими обязательствами, Wisselbank мог контролировать их рыночный курс обмена на золото и серебро, а также валютный курс флорина. 
 

Ашкеназы vs сефарды – противостояние в пользу Банку Англии 

До второй половины 17 в. иммиграция евреев в Амстердам шла в основном из Германии (помимо испанских и португальских марранов) – беглецами от бед Тридцатилетней войны (1618–48). Но в 1648 году Голландия уже стала прибежищем и ашкеназов (восточных иудеев, потомков хазар) – эмигрантов из Польши и Украины, где они, с 1210 года, приравненные а правах с дворянством (шляхтой), изначально заведовали королевским монетным двором  (доходило до того, что надписи на польских монетах были полностью на иврите). При этом иудейский торговый капитал, породнившийся с шляхтой и королем, достиг такого могущества (Совет Всепольского кагала, ярмарка в Люблине), что способствовал объединению Польши с соседней Литвой – «Жечь Посполитая» (Люблинская Уния, 1569). Финансовый капитал объединился с политической элитой. Но на пользу центральной власти это не пошло – уже через три года король стал чисто выборной фигурой - политической властью заправляла разнузданная «шляхтская демократия». При этом иудеям было передано и управление многими шляхтскими поместьями. Это период был назван «Золотым веком еврейства». Эксплуатация местного населения, особенно на «неполноценной» православной Украине (в совокупности с «традиционно еврейским» шинкарством и ростовщичеством), достиг такого уровня, что к 1648 году все вылилось в восстание Богдана Хмельницкого против шляхтского беспредела и полностью вымело иудеев из Малороссии. В еврейских хрониках это называется «потопом». Православная Украина присоединилась к своим братьям по крови и вере в 1654 году (причем при этом произошла не русификация малороссов, а скорее украинизация Московии). Сложно сказать, кто конкретно уже через год (1665) надоумил шведов начать войну с Польшей, но возврату евреев это уже никак не помогло. Массовая эмиграция привела их в Амстердам, где единоверцы-сефарды  жили весьма не дурно (Россия же с той поры в еврейской литературе обозначается как «антисемитское государство»).  

Ашкеназы быстро установили торговые отношения со странами Восточной Европы и Германией. Многие из них стали зарабатывать посреднической деятельностью при кредитных операциях голландских и немецких банков и на обмене валют, они же сумели вторгнуться и в святая святых сефардов – продажу бриллиантов. Но ниши уже были заняты, поэтому разбогатели далеко не все. Ашкеназы отличались от сефардов по языку, образованию, имущественному положению. Их основными занятиями были коробейничество, торговля скотом и служба в качестве прислуги в богатых сефардских домах.  

Неравенство в еврейской среде вылилось к 1696 в погромы - «пролетарии ашкенази» били «капиталистов сефардов». Сложно сказать, способствовало ли этот погром выводу сефардских капиталов в Англию, или сам протест был результатом вывода капитала, но всего за два года до этого события в Лондоне появляется Банк Англии (клон Банка Амстердам). Предшествующая этому история говорит об участии менял в приходе Вильгельма Оранского[11]. Так капиталы иудейских работорговцев слились с капиталами английской протестантской элиты и английских пиратов. Впрочем, не будем их теперь разделять, ведь торговля рабами стала привилегией Британской короны[12]. Вся эта история явно способствовала и оттоку сефардов - к 1780 г. в Нидерландах проживали лишь три тысячи сефардов против двадцать семь тысяч ашкеназов.  

К 1815 году, контроль над банком Англии  переходит семейству Ротшильдов, но это уже другая история. 
 

Закат Банка Амстердама 

Со временем Wisselbank отошел от концепции стопроцентных резервов, с 1720-х годов начав кредитовать Амстердам, голландские провинции и Вест-Индскую компанию. Финально банк стал неликвидным - в 1780-1784 гг., в ходе войны уже между Голландией и Великобританией (когда основная часть сефардов уже покинула Амстердам), банк продолжал активно кредитовать Вест-Индийскую компанию и власти Амстердама. В результате спровоцированной паники клиентов ценность обязательства банка на рынке упала на 10% (эту схему чуть позже учел и использовал Ротшильд в Англии).  

В 1795-1806 гг. произошел целый ряд важных событий. В 1795 г.страна была завоевана Наполеоном (известным своими связями с парижскими ростовщиками), провозгласившим страну «Батавской республикой». Ашкеназы были сторонниками Наполеона, сефарды оставались верными свергнутой Оранской династии. Сефарды выступили и  против предоставления евреям общих прав и обязанностей, видя в этом подрыв своей религиозной и экономической автономии. Этому воспротивились ашкеназы и в 1796 году евреи получили равные с другими гражданами права и обязанности[13].  

Роспуск республики и присоединение к Франции повлекли пересмотр отношения новых властей к банку. В 1802 году кредиты, дополнявшие депозитные расписки, были запрещены. В 1806 г. при Наполеоне Бонапарте было образовано Королевство Нидерландов, а в 1814 г. учрежден De Nederlandsche Bank — национальный Центральный Банк, а Wisselbank  был ликвидирован в 1820 – «за ненадобностью».  

Но еврейско-протестанский период ростовщичества еще только начинался, найдя свою опору сначала в Банке Англии, позднее в ФРС США. Этот период продолжается и до наших дней, хотя, в существующей глобальной финансовой схеме наблюдается явный системный кризис.   

При этом с достаточной степенью уверенности можно предположить, что системный кризис закончится отказом от ссудных денег. К чему это приведет – к глобальной победе частных менял-сектантов, исповедующих культ «золотого тельца» или победой идеологии коммунитаризма, предполагающей переход контроля за денежной системой к обществу – зависит, прежде всего, от нас самих.  
 

_______________________ 
[1] так, например, в «просвещенной» Франции локальная наличность, чеканившаяся параллельно с королевской, стала исчезать лишь только с 1715 г., чтобы освободить место единой валюте.  

[2] Banco di San Giorgio учреждён объединением менял Генуи, размещался в палаццо Сан-Джорджо. Банком управляло четыре выборных консула (схема, повторенная позже в Банке Нидерландов). После падения Константинополя банк осуществлял непосредственное управление генуэзскими владениями. В пору своего расцвета банк выдавал ссуды Риму и Карлу V.  

[3] Колумбу в основном помогал Мартин Алонсо Пинсон. Один из кораблей, — «Пинта» — был его собственный, и снарядил он его за свой счёт; денег на второй корабль он дал Христофору в долг, чтобы Колумб мог сделать свой формальный вклад по договору. На третье судно деньги выдали местные марраны (крещёные евреи) в зачёт своих платежей в бюджет –

[4] при испанском дворе деньгами распоряжались трое марранов: Луис де Сантагель, арендатор королевских налогов, королевский казначей Габриэль Санхец и королевский камергер Жуан Кабреро. Именно под влиянием их рассказов о бедственном положении казны и неимоверных богатствах Индии, королева Изабелла предложила отдать свои драгоценности в заклад для получения средств на снаряжение экспедиции. Сантагель, арендатор королевских налогов, быстро «нашел» эти деньги. 

Любопытно, что Колумб вышел в открытое море 3-го августа 1492 года – на следующий день после того, как более 300.000 евреев, за отказ принятия христианства, были изгнаны из Испании. При этом вместе с Колумбом отправились в путь по меньшей мере пять евреев: переводчик Луис де Торрес (первым высадился на берег и поселился на Кубе, впоследствии стал «отцом» господствующего еврейского влияния в табачной торговле), фельдшер Марко, врач Берналь, Алонзо де ла Калле и Габриэль Санхец. Луис де Сантагель и Габриэль Санхец получили за свое участие в деле большие преимущества; сам же Колумб был изначально заключен в тюрьму, сделавшись жертвой козней корабельного врача Берналя. 

[5] Габриэль Да Коста рожден и вырос в Португалии,  занимал пост казначея одной из церквей в родном городе Порто. Перебравшись в Голландию в 1617 году он занялся финансовыми делами, примкнув к влиятельному еврейскому банковскому дому Амстердама. После принятия иудаизма, сменив имя на Уриэля Акосту. По его собственному признанию, ему  хватило всего нескольких дней, чтобы постичь глубину падения «иудейских мудрецов» и фарисействующих раввинов, за что был отлучен от иудаизма в 1618 г. После чего началась его травля, вынудившая его уехать из Амстердама в Гамбург, где его брат был совладельцем сефардского банка. Но травля продолжалась и там. После попытки примирения, когда ему было предложено пройти унизительное покаяние, Акоста по официальной версии застрелился. По другой информации он был убит 

[6] Барух Спиноза пошел на развенчание мифа об «уникальности» евреев», в 1660 г. принял христианское имя Бенедикт и посвятил себя созданию пантеизма «спиносизма»  

[7] Wiznitzer, A. (1960). «Jews in Colonial Brazil» .p. 72-3. (Арнольд Аарон Вицницер, родился в Австрии 20 декабря 1899, доктор философии Венского университета, доктор иудаистики Еврейского Религиозного Семинара Америки, профессор Университета Иудаизма Лос- Анжелеса, публикуется в ряде научных журналов США и Бразилии, включая Journal of Jewish Social Studies и American Jewish Historical Society. Являлся президентом Бразильско-Еврейского Института Исторических Исследований) 

[8] Переселение евреев в Южную Америку (особенно в Бразилию) скоро приняло большие размеры. Евреи стали инициаторами захвата Бразилии Голландией в 1624 году, когда оккупанты были разбиты и изгнаны в 1654 году, они бежали в голландскую колонию Нью-Амстердам (Нью-Йорк). Когда их высадку пытался не допустить губернатор Питер Штувесант, его к этому понудила Голландская Вест-Индская Торговая Компания, где евреи владели крупными долями.  

Когда же в новой колонии по многим причинам им было воспрещено занимать розничной, они занялись чисто оптовой и экспортной торговлей, в которой быстро стали монополистами. Они создали морское страхование и занялись продажей того, что сегодня называется second hand, особой их любовью пользовалась  меховая торговля. Но основной доход им принесла именно торговля по «Золотому треугольнику» 

[9] Нью-Йорк сделался центральным пунктом еврейства. Хотя во время американской революции большинство евреев бежало в Филадельфию, но при первой возможности возвратилось обратно. Город «стал местом, где весь американский ввоз и вывоз облагается пошлиной, местом, где продуктивная работа всей Америки платит дань хозяевам денег. Городская территория целиком находится в еврейских руках и в списке домовладельцев лишь изредка можно встретить не еврейское имя.. Неудивительно, что еврейские писатели…  вдохновенно провозглашают, что Соединенные Штаты являются обетованной землей, возвещенной Пророками, а Нью-Йорк новым Иерусалимом…  В течении 50 лет еврейское население Соединенных Штатов с 50.000 возросло приблизительно до 3.000.000. Между тем, во всей Британской Империи 300.000…  Численное отношение еврейского народонаселения в Великобритании и Соединенных Штатах показывает, что громадная сила, которой пользуются международные еврейские финансисты, не является последствием их числа… евреи всегда сохраняли свои особенности, не занимались обычными промыслами или сельским хозяйством и никогда не придавали значения производству предметов потребления, но всегда торговали только готовыми» (Г.Форд). Сегодня только в Нью-Йорке живет около 2 млн. евреев 

[10] «Еврейские купцы играли важную роль в работорговле. Практически во всех американских колониях, были ли они французскими, британскими или голландскими часто господствовали еврейские купцы... Исаак Да Коста из Чарльстона в 1750-х, Дэвид Франке из Филадельфии в 1760-х и Аарон Лопес из Ньюпорта в конце 1760-х и начале 1770-х годов лидировали в еврейском работорговчевском бизнесе на американском континенте» (Raphael, Marc. (1983). Jews and Judaism in the United Slates; A Documentary History. New York: Behrman House. Inc. Vol. 14. Марк Рафаэль являлся редактором журнала Истории Американских евреев, Американо-Еврейского Исторического общества Университета Брандиса, Массачучетс). 

«В Северной Америке самым крупным работорговческим центром был Ньюпорт в Род Айленде. Ньюпорт образовывал осевую точку трехгранной торговли рабами, ромом и черной патокой. Здесь, в центре работорговли, находится самая старая синагога в Америке и крупнейшая еврейская община в американских колониях. Аарон Лопез, еврей португальского происхождения и житель Ньюпорта, был одним из наиболее могущественных работорговцев Южной и Северной Америк. Ему принадлежала дюжина кораблей, на которых тысячи негров импортировались в восточное полушарие. В результате только двух путешествий его корабля «Клеопатра» погибло около 250 негров» (Platt, Virginia B. (1975). And Don't Forget the Guinea Voyage: The Slave Trade of Aaron Lopez of Newport. William and Mary Quarterly. Vol. 32, # 4). 

Сведения об уровне смертности работорговли Аарона Лопеза не поражают Якоба Маркуса, известного еврейского историка: «Что еще можно сказать об этой выдающейся фигуре?» (Marcus, J. (1970). The Colonial American Jew: 1492-1776. Detroit, Michigan: Wayne State University Press). «Хотя Лопез и обогатился именно за счет колоний, он нарушал антибританское соглашение на ввоз товаров из-за рубежа в период революции, поддерживая интересы скорее Британии, чем колоний» (Marcus, J. (1974). The Jew and the American Revolution. Cincinnati, American Jewish Archives. 3/3)

[11] распространяя ее не только на территорию американских колоний, но и на территории всего Нового Света: «Они приплыли на кораблях, на которых были африканцы, предназначавшиеся для продажи. Торговля рабами являлась королевской монополией, и евреи в большинстве случаев выполняли роль агентов по продаже. Они заправляли этим бизнесом в Карибском регионе. Не только владельцы кораблей были евреями, но также члены команды и капитаны» (Liebman S. B. (1982). New World Jewry 1493-1825: Requiem/or the Forgotten. KTAV, New York, p.170, 183. [Liebman is an attorney; LL.B., St. Lawrence University, 1929; M.A. (Latin American history), Mexico City College, 1963; Florida chapter American Jewish Historical Society, 1956-58; Friends of Hebrew University, 1958-59; American Historical Society Contributor to scholarly journals on Jewish history). 

«На Севере, начиная с XVIII века и вплоть до XIX-го, евреи владели черными слугами, на Юге же всего лишь несколько плантаторов держали рабов для обработки земли. В 1820 году 75% еврейских семей в Чарльстоне, Ричмонде и Саванне принадлежали рабы, которых держали в качестве домашних слуг» (Marcus, J. (1989 United States Jewry). 1776-1985. Detroit: Wayne State University Press, p.586). Нужно учесть факт, что в среднем в США рабов держали меньше 10% колонистов. 

[12] Контроль над деньгами был не единственной причиной Английской революции - религиозные противоречия также добавили масла в огонь - деньги стали первопричиной. С помощью денежной подпитки менял Оливеру Кромвелю удалось сбросить с престола короля Чарльза, распустить Парламент и казнить самодержца. Менялам сразу же было позволено консолидировать свою власть. В результате в течение последующих 50 лет они ввергли Великобританию в череду серьезных и дорогостоящих войн. Они захватили квадратную милю недвижимости в центре Лондона, известную как Сити. Этот район до сих пор является одним из 3 основных мировых финансовых центров. Конфликт с династией Стюартов привел к тому, что английские менялы вместе с менялами из Нидерландов финансировали вторжение в Англию Вильгельма Оранского, который сбросил Стюартов с трона в 1688 году и захватил английский трон. Уже через шесть лет финансами в королевстве заправлял частный Банк Англии, а Ост-Индсткая торговая компания стала британской 

[13] с 1849 по 1899 годы евреи составляли уже 10-13 % населения Амстердама. Но противостояние сефардов и ашкеназов продолжалось, идеи «нового мирового порядка» - социализма стали распространяться в такой специфичной области, как  алмазообрабатывающая, где в 1895 г. был создан первый в Нидерландах профсоюз

A. Dauphin-Meunier, «Histoire de la Banque». - 4eme edition. Presses Universitaires, Генри Форд, «Международное еврейство», eleven.co.il, gazeta.rjews.net, spekulant.ru, sem40.ru  


Рекомендуем прочесть также:

Всего 0 комментариевПоказать все

Самые популярные сюжеты
Главные новости
Народ Америки не имеет никакого выбора, кроме между демократами и республиканцами
Представитель Ирана в МАГАТЭ назвал ядерное оружие “сиона” самой большой угрозой для человечества.
Фейсбук заблокировала огромное количество пропалестинских страниц в том числе, связанные с ХАМАС
Палестинский подросток ранен палачами “сиона” якобы при попытке осуществления акции возмездия
“Израиль” нарушил все нормы международного гуманитарного права, говорится в докладе правозащитников
Глава “Церкви сатаны” выразил благодарность за понимание интересов американских  сатанисто...
«Израиль» фактически уже получает около 3,8 млрд. долларов
Евреи, недовольные сионистским режимом, провели акцию протеста у здания штаб-квартиры ООН в Нью-Йорк...
«Госдума: какие выборы, такой и её глава». На словах правящий режим стоит за «традиционное общество»...
Как выяснилось в ходе последних выборов, жители Адыгеи очень любят и уважают талантливого еврейского...
Опрос

Как вы думаете, что будет написано о Путине в энциклопедии через 100 лет?

Интервью с личностями
Момент истины. Время сейчас благодатное, но болезненное: идет разделение на овец и козлищ...
12608
14
Властолюбие есть великое зло в человеке и начало всякого зла. Для духовно слабого человека «медные трубы» порой становятся самым тяжким испытанием. Мы многократно публиковали материалы, в т.ч. и видео, с участием известного профессора В.Ю.Катасонова, который практически в каждой своей беседе на тему экономики или политики касался православия и его истин. Не возникало сомнений, что он не просто человек верующий, но, что он прекрасно понимает, что сегодня происходит в мире, и кто за всеми этими апокалиптическими процессами стоит.
Литературный коллайдер
В.В. Крестовский (Часть II) Тамара Бендавид
2997
0
Вторая часть трилогии известного писателя судьба героини и сюжетные перипетии позволили автору предложить читателю и исторические экскурсы: показать Берлинский конгресс 1878 г. как вора плодов победы Русского оружия, определить причины войны России за братьев славян и вскрыть движущие пружины глобального еврейского заговора в революционном движении
В астрале веков. Книга вторая
2983
0
Lik-tv.ru и Институт Высокого коммунитаризма представляют: Во второй части знаменитого романа «В астрале веков» герои совершают  путешествие в далекую и загадочную страну древности Арктиду (Гиперборею). Теперь о ней сохранились лишь предания, но именно она была предтечей Русской цивилизации.
В.В. КРЕСТОВСКИЙ. «ТЬМА ЕГИПЕТСКАЯ»
10381
0
Первая часть трилогии известного писателя В.В.Крестовкого, который, пожалуй, оказался единственным из русских беллетристов второй половины XIX в, для которых духовная тьма надвигалась не только из-за видимой иудейской экспансии. Общество оказалось не готово к критическому восприятию самого себя, в результате это талантливое произведение не получило