0 6155

Правительство Медведева сделало наукоёмкие производства и промышленность убыточными

Правительство Медведева сделало наукоёмкие производства и промышленность убыточными

Судя по тому, как удручающе развиваются события в российской экономике и, прежде всего, реальном секторе и обрабатывающих производствах, возникает устойчивое ощущение, что заниматься хоть какой-то созидательной и производительной деятельностью в России на благо страны и общества становится все более затратно и практически нецелесообразно. Если и не с патриотической точки зрения, то уж с коммерческой и финансовой точек зрения почти наверняка


Именно на такие мысли наталкивают последние отчеты Росстата, характеризующие финансовое положение российских хозяйствующих субъектов.

Как и следовало ожидать, отчёты за первые месяцы 2014г. крайне неудовлетворительными и повергли в шок даже чиновников в Правительстве – столь глубокого спада прибылей, роста удельного веса убыточных организаций и примитивизации структуры распределения доходов в России не наблюдалось аж с 2008г. По ряду качественных показателей кабинету министров Медведева удалось превзойти даже кризисный период пятилетней давности – не помоги ни стабильно высокие цен на нефть, ни формальное оживление погрязшей в долгах экономики Еврозоны, ни призывы к новой индустриализации и импортозамещению.

Во-первых, в глаза бросается практически вертикальный обвал рентабельности отечественной сырьевой экспортноориентированной экономики трубы. Так, если в январе чистый сальдированный финансовый результат демонстрировать спад на 10,6%, то по итогам января-февраля он умудрился обвалиться аж на 31,5% до 769,4 млрд. рублей! Тогда как годом ранее, в январе-феврале 2013г., чистая операционный прибыль нефинансовых организаций превышала 1,12 трлн. рублей. А в аналогичном периоде 2012г. и вовсе составляла 1,44 трлн. рублей!

менопауза.JPGЗа неполных 2 года размер прибылей отечественных нефинансовых (прежде всего, промышленных) предприятий умудрился отвадиться практически в 2 (!) раза, что нисколько не смущает российских «модернизаторов» и «инноваторов» в Правительстве, которые запутались в терминах и никак не могут собраться с мыслями, что же происходит с российской экономикой: то ли имеет место стагнация, то ли стагфляция, то ли рецессия, то ли пресловутая пауза экономического роста.

Еще меньше их волнует тот факт, что из словесные пертурбации и фразеологические изыски сопровождаются отмиранием отечественной промышленности и деградацией производственного и научно-технического потенциала – вся (!) обрабатывающая промышленности как укрупнённая отрасль народного хозяйства стала нерентабельной. Пока в кабинете министров Медведева ученики Гайдара разберутся с терминологией и сойдутся на том, что отечественная деиндустриализированная, дезинтегрированная, десуверенизированная и оффшоризованная экономика погрузилась в кризисное состояние, велики риски того, что даже от остатков несырьевой промышленности и наукоёмких производств не останется и следа.

Более того, в отдельно взятом феврале 2014г. размер операционных прибылей в российской экономике и вовсе упал в 2,2 раза! Столь масштабного падения рентабельности отечественной экономики в России не наблюдалось даже осенью 2008г. - накануне острой фазы глобального финансово-экономического кризиса.

Во-вторых, особенно серьезные и вполне оправданные опасения вызывает не сам по себе обвал и без того крайне низких прибылей в реальном секторе экономики - несырьевой промышленности, наукоемких производствах, сельском хозяйстве, сельхозмашиностроении, станкостроении, приборостроении и т.д. Безусловно, это удручающий результат в ситуации, когда нефть стоит стабильно больше 107 долл. за баррель, государство захлебывается от притока нефтедолларов, нефтегазовая кубышка пухнет под грузом "гробовой заначки", а высокопоставленные чиновники в правительственных кабинетах пространно рассуждают о благах модернизации, инноваций, новой индустриализации и даже о давно забытом и до недавнего времени табуированном импортозамещении. 

Хуже всего то, что лавинообразный спад прибылей в российской экономике идет отнюдь не первый год, и наблюдаемый сегодня обвал рентабельности не получается списать на статистический эффект высокой базы предыдущего года. Это отнюдь не коррекционный спад после бурного роста в годом ранее. В январе-феврале 2013г. Росстат зафиксировал не менее удручающий обвал операционной прибыли российских нефинансовых организаций на 21,2%! 

Итого, только по итогам первых 2-х месяцев 2013 и 2014гг. с учетом сложных процентов размер прибылей, извлекаемых хозяйствующими субъектами в отечественной экономике, упал на 46,1%! Это поистине потрясающий результат, который лучше любых слов и критики демонстрирует степень эффективности Правительства Медведева - разговоры о поддержке малого и среднего бизнеса и возрождению отечественной промышленности обернулись без малого 2-кратным падением рентабельности хозяйствующих субъектов! 

Хуже всего то, что обвал и без сравнительно низкой нормы рентабельности как всей экономики в целом, так и несырьевых обрабатывающих производств происходит на фоне перманентного роста производственных издержек – начиная от цен на ГСМ, газ, воду, отопление, грузовые перевозки и заканчивая стоимостью кредитных ресурсов. При всём при этом спад рентабельности обрабатывающей промышленности происходит на фоне ужесточения не только налогово-бюджетной политики и отказа государства от поддержки реального сектора, но также ужесточения монетарной политики со стороны Центрального Банка России, умудрившегося уже во второй раз в 2014г поднять ключевую процентную ставку по недельным аукционным операциям РЕПО (до 7,5% годовых).

Уже сегодня ставка реального рефинансирования экономики оказывается выше средней нормы рентабельности российской экономики, которая демонстрирует снижение третий год подряд и уже успела опуститься до 7-7,5%. Притом что реальная стоимость кредитных ресурсов для субъектов малого и среднего бизнеса за пределами добывающей промышленности, естественных монополий и финансовых услуг в 2,5-3 раза превышает норму рентабельности в сельском хозяйстве, обрабатывающих и наукоёмких производствах – от станкостроения и приборостроения до транспортного машиностроения и авиационной промышленности. Это не на словах, а на деле подрывает все призывы властей к новой индустриализации и закрепляет за Россией статус сырьевой колонии, финансового резервуара и рынка сбыта для США, ЕС, Японии и азиатских стран.

В-третьих, при росте операционной прибыли субъектов экономики на 3,3% (до 1,47 трлн. рублей) размер убытков под скосил без малого в 2,3 раза (до 703 млрд. рублей). Столь драматичного скачка убытков в российской экономике не наблюдалось с кризисного 2009г. - безудержный рост тарифов естественных монополий, перманентное удорожание ГСМ, рост стоимости кредитных ресурсов в результате повышения ключевой процентной ставки со стороны ЦБ РФ и распродажи госдолга иностранными инвесторами, высокая степень монополизированности и криминализированности экономики, коррупционные поборы, наплыв импортных товаров и отказ государства от протекционистской поддержки российской промышленности в рамках кабальных условий ВТО обрушили рентабельность хозяйствующих субъектов.

Как результат, удельный вес убыточных и нерентабельных организаций подскочил с 34,3 до 35,7%! Среди предприятий добывающей промышленности доля убыточных организаций выросла до 46,1%, в системе транспорта и связи до 46,6%, в деятельности сухопутного транспорта - до 61,5%, в обрабатывающей промышленности до 38,8%, в строительстве до 34%, в производстве и распределении электроэнергии, газа, воды и тепла (т.е. в системе естественных монополий) аж до 44,2%! Лишь в оптово-розничной торговле (27,6%), монополизированном железнодорожном транспорте (27,1%), трубопроводной системе (15,2%), сельском хозяйстве (25,8%) и рынке недвижимости (33,5%) наблюдается сравнительно приемлемый уровень убыточных организаций!

Показательно, что словесная забота о предпринимателях и промышленниках оборачивается исчезновением и банкротством этих самых предпринимателей и промышленников. Не стоит удивляться тому, что только в 2013г. после пробного двукратного повышения размера страховых взносов для малого бизнеса свыше 650 тыс. индивидуальных предпринимателей снялись с учета в ФНС, уйдя в тень или просто-напросто обанкротившись. 

В-четвёртых, и это, пожалуй, самое главное - российская обрабатывающая промышленность усилиями удушающей политики Минфина, Минэкономики и Центрального Банка России оказалась абсолютно нерентабельной и убыточной! Это нонсенс - в январе-феврале 2014г. Росстат отчитался о том, что обрабатывающие производства впервые с начала 2009г. и во второй раз с конца 1998г. получили чистый операционный убыток от своей деятельности! По итогам первых двух месяцев 2014г. в предприятиях отечественной обрабатывающей промышленности зафиксирован чистый убыток в размере 75,4 млрд. рублей! При этом размер убытков нерентабельных и убыточных российских промышленников, которых становится все больше, подскочил аж в 3,7 раза (до 314,6 млрд. рублей), тогда как размер прибылей рентабельных предприятий упал на 24,3%!

Это самый худший и откровенно удручающий результат за последние 5 лет с кризисного 2009г., который лучше любых слов демонстрирует реальную значимость и суть обещаний Правительства заняться возрождением наукоемкой промышленности, отраслевой диверсификацией экономики, слезть с углеводородной иглы, преодолеть сырьевое проклятие и приступить к импортозамещению.

Политика кабинета министров в области беспрецедентного с 1998г. секвестра бюджета, урезания расходов на поддержку экономики, инфраструктуры и человеческого капитала, повышения ключевой процентной ставки до 7,5% в условиях обострения дефицита рублёвой ликвидности и фактического закрытия внешних рынков капитала для российских компаний и банков, а также нежелание на деле ограничить аппетиты монополистов и пересмотреть тарифы на услуги естественных монополий на корню душат остатки любой созидательной деятельности в России.

Совершенно не понятно, кто, каким образом и за счёт каких ресурсов собирается заниматься реализацией пресловутых «майских указов» президента, создавать 25 млн. инновационно активных и высокопроизводительных рабочих мест, увеличивать норму накопления капитала с сегодняшних 22 до 28% ВВП, ускорять темпы роста экономики до 5,5%, повышать доходы бюджетников и наращивать уровень производительности труда в ситуации, когда обрабатывающая промышленность превращается в откровенно убыточный и нерентабельный сектор экономики. Ещё ни в одной стране мира не удавалось осуществить неоиндустриальный разворот и вертикальную интеграцию производительного труда, капитала и собственности, реанимировав наукоёмкие производства и возродив вертикально интегрированные производственно-технологические цепочки создания добавленной стоимости, в ситуации, когда обрабатывающие производства становятся перманентно нерентабельными.

В-пятых, ненамного лучше обстоят дела в подавляющем большинстве секторов российской экономики – за пределами добывающих производств, естественных монополий и торгово-посреднической деятельности фиксируется лавинообразный обвал прибылей хозяйствующих субъектов. Так, в сельском хозяйстве размер прибылей упал на 25,9% при одновременном скачке убытков убыточных предприятий на 38,6%; в рыболовстве и рыбоводстве размер прибылей рухнул на 46,3% при скачке убытков в 2,4 раза; в строительном комплексе размер положительного сальдированного финансового результата упал на 37,8% при росте убытков на 15,7%; в системе транспорта и связи суммарный размер операционных прибылей сжался на 61,4% при двукратном росте убытков и т.д.

И лишь в наиболее монополизированных, криминализированных, коррумпированных, непрозрачных с финансовой точки зрения и притом низкопередельных секторах экономики наблюдается более-менее позитивная динамика финансового результата. Так, в добывающей промышленности фиксируется не просто стабилизация, но даже весьма заметный по меркам скатывающейся в кризисное состояние отечественной сырьевой экономики полуторных переделов рост прибылей на 36,2%! При этом в системе топливно-энергетического комплекса прирост операционных доходов и вовсе составил 43,5%! Весьма неплохо обстоят дела в системе естественных монополий, блестяще освоивших искусство бесконтрольного и безудержного повышения тарифов на свои услуги под видом необходимости финансирования модернизации основных фондов и при полном попустительстве и халатности властей. Так, в сфере производства и распределения электроэнергии, газа, тепла и воды прибыли выросли на 2,7%.

Тогда как в операциях на рынке недвижимости и в прочей сфере услуг фиксируется хоть и крайне незначительный, но всё же рост операционной прибыли на 0,4%. На фоне первого за последние 5 лет и второго с кризисного 1998г. чистого убытка в секторе обрабатывающих производств и 30-50% обвала рентабельности в сельском хозяйстве, рыболовстве и строительстве даже этот едва отличимый без микроскопа от статистической погрешности рост прибылей является более чем позитивным результатом.

Ситуация в гораздо большей степени напоминает пир во время чумы – практически вся сфера материального производства (начиная от сельского хозяйства и рыбной промышленности и заканчивая металлургией, машиностроением, станкостроением, приборостроением, производством транспортных средств и электронного оборудования и т.д.) либо демонстрирует лавинообразный и беспрецедентный с подзабытого чиновниками кризисного 2009г. и балансирует на грани точки безубыточности, либо уже сегодня является нерентабельной и генерирует отрицательный денежный поток.

Мало того, что такого рода ситуация лишь усугубляет структурные перекосы и дисбалансы, консервирует сырьевую зависимость экономики и обостряет процесс деиндустриализации, так ещё и ставит жирный крест на всех предвыборных «прожектах» модернизации, инноваций, новой индустриализации и тем более импортозамещения в «новых Васюках». Никто из представителей частного сектора, ни один предприниматель не будет вкладывать свои средства в те отрасли промышленности и секторы экономики, в которых наблюдается обвал прибылей, спад производства, деградация научно-технического и производственного потенциала, аварийное состояние основного капитала и обострение конкуренции с продукцией иностранного производства, хлынувшей на российской рынок в том числе и в связи с либерализацией внешней торговли в рамках кабальных условий ВТО.

Неудивительно, что только в первом квартале 2014г. частным сектором из России было вывезено свыше $60 млрд., а за период 2008-2014гг. отечественная недоинвестированная экономика, которой в Правительстве уже третье десятилетие подряд обещают золотой дождь иностранных инвестиций (из серии заграница нам поможет), лишилась свыше $420 млрд., которые компании и банки вывезли за пределы российской юрисдикции. Абсолютно не имеет никакого смысла вкладывать средства в развитие производства и модернизацию инфраструктуры в стране, где в угоду неоколониально-компрадорским догмам Вашингтонского консенсуса гайдаровские ученики в Правительстве осознанно подавляют точки роста, душат остатки несырьевой промышленности «бюджетным правилом», тотальным секвестром бюджета и фискальным фетишизмом, а Центральный Банк России в условиях дефицита денег и закрытия внешних рынков капитала затевают суицидально-параноидальную кампанию по борьбе с ростом цен на импортные носки, трусы, куртки, магнитофоны, молоко, хлеб, картофель, морковку и капусту резким повышением ключевой процентной ставки, удорожанием кредитных ресурсов, сжатием темпов роста денежной массы и уничтожением хоть какой-то производственной и инвестиционной деятельности.

В-шестых, и это не менее важно, чем обвал рентабельности отечественной экономики и хроническая убыточность обрабатывающей промышленности и наукоемких производств, - буквально на глазах деградирует и архаизирует структура распределения прибылей в отечественной экономике, тем самым обостряя процесс дезинтеграции, деиндустриализации и примитивизации экономики. 

Так, по итогам первых двух месяцев 2014г. свыше 54,1% совокупных прибылей, полученных российскими нефинансовыми организациями, осело в весьма низкопередельной добывающей промышленности (416,8 из 769,4 млрд. рублей). Которую при всем желании и уважении к научно-техническому прогресса в области инженерии и технологий извлечения труднодоступных залежей сырья (глубоководное бурение, горизонтальное бурение, гидроразрыв пластов и т.д.) никак не получается отнести к передовым наукоемким производствам, отраслям высоких переделов и направлению формирования новейшего шестого технологического уклада. Причем 388,7 млрд. рублей прибылей сконцентрированы и локализованы в рамках ТЭК - все того же нефтегазового комплекса (в меньшей степени угольной промышленности), ставшего дойной коровой и национальным достоянием не только для российской экономики, но и для узкой группы высокопоставленных чиновников и околокремлевских бизнесменов.

Хуже того, еще порядка 27% суммарных прибылей хозяйствующих субъектов осело на счетах оптово-розничной торговли (207,6 млрд. рублей), которую при всем уважении к лозунгу «торговля - двигатель прогресса» крайне сложно обвинить в развитии научно-технического и инновационного потенциала, повышении глубины переработки сырья, создании реальной добавленной стоимости, возрождении отечественной высокотехнологичной промышленности, развитии НИОКР, капиталообразующих инвестициях, модернизации и техническом перевооружении производств, обеспечении расширенного воспроизводства и т.д.

Итого получается, что по итогам первых двух месяцев 2014г. не менее 71% совокупных прибылей всей отечественной экономики (за исключением финансовых организаций) осели в карманах всего лишь двух далеко не самых инновационных и наукоёмких отраслей – в добывающей промышленности, занятой интенсивной распродажей невосполнимого минерального сырья и эксплуатацией прирордно-сырьевой ренты, а также в оптово-розничной торговле, обеспечивающей кругооборот нефтедолларов в российской экономике и их обмен на импортные товары и услуги.

Таким образом, без малого ¾ всех прибылей генерируются в рамках тех секторов экономики, которые толком ничего не создают и не приумножают национальное богатство, а лишь обеспечивают проедание минерального сырья, перераспределение экспортной валютной выручки в пользу главным образом иностранных товаропроизводителей и извлечение спекулятивных прибылей в сфере торгово-посреднических операций.

Более того, если учесть тот факт, что на долю естественных и псевдоестественных монополий, легализовавших незаконные поборы с населения и промышленности, приходится аж 16,1% (свыше 124,4 млрд. рублей) суммарных прибылей российской экономики в январе-феврале текущего года, а на трубопроводный транспорт ещё 5,9% (45,8 млрд. рублей) то окажется, что на долю отраслей низких переделов и откровенных спекуляций приходится аж 93% суммарных доходов отечественных нефинансовых организаций!

Дальше деградировать, разлагаться и примитивизировать уже некуда – реальный сектор экономики и обрабатывающие производства вместе с АПК посажены на сухой паёк и постепенно вымирают, тогда как добыча сырья, торговля и монополисты захлёбываются от притока нефтедолларов и иностранных кредитов и замыкают на себя критически значимую часть финансовых потоков. С такой архаичной и примитивной структурой распределения доходов (и национального богатства тоже) России светит исключительно статус сырьевой колонии, «дойной коровы», вечного должника, «кудринского» финансового резервуара и рынка сбыта для продукции транснациональных корпораций. Это прямая дорога сначала в валютно-финансовый и производственный, а затем и структурный кризис транзитом через разрушение остатков отечественной обрабатывающей промышленности и упадка высоких технологий в гражданском секторе. 

  • 0

Добавить комментарий