0 9194

Обвал инвестиционного импорта и упадок в наукоёмкой промышленности

Обвал инвестиционного импорта и упадок в наукоёмкой промышленности

Некоторые итоги первых месяцев 2014г: остатки наукоёмкой промышленности вошли в состояние глубокого кризиса, импортозамещение захлебнулось, так и не успев начаться, импорт инвестиционных товаров коллапсирует, а внешняя торговля деградирует


Насколько можно судить, ситуация в российской экономике ухудшается даже не по кварталам и тем более годам, а по месяцам и неделям – каждый свежий отчёт Росстата, Минфина и Центрального Банка России даёт всё новые поводы для опасений относительно судьбы российской низкопередельной экономики. Тоннель, в который отечественную экономику завели идеологи вульгарного либерализма, всё больше напоминает чёрную дыру, выбраться из которой в рамках проводимой финансово-экономической политики просто невозможно. Это напоминает медленное, но от того ещё более болезненное и неприятное погружение в бездну – чиновники никак не хотят понять, что российская экономика вошла в состояние рецессии и в ближайшее время масштабы спада будут только нарастать и усугубляться хаотичными, непродуманными и ошибочными действиями Правительства.

На протяжении последних месяцев в СМИ весьма активно и тенденциозно муссировалась тема перспектив модернизации, инноваций, новой индустриализации и даже некогда табуированного и запрещённом к упоминанию всуе импортозамещения. Безусловно, сам по себе факт того, что в лексиконе российских бюрократов появились новые (а точнее, давно забытые) слова, а словарный запас расширился за рамки гайдаровско-чубайсовских перлов и заезженных клише («приватизация», «коммерциализация», «макроэкономическая стабилизация», «иностранные инвестиций», «дерегулирование» и т.д.), уже внушает определённый оптимизм. Это явный сдвиг в правильном направлении. Стали появляться хоть какие-то, пускай и весьма призрачные, проблески надежды. Однако дальше слов, в область реальной макроэкономической политики и принятия решений, к сожалению, дело пока так и не заходит.

Именно об этом с кристальной ясностью свидетельствуют статистические сводки. Официальные данные Росстата вполне однозначно дают понять, что всё ограничивается правильными по форме и содержанию, хоть и половинчато-урезанными предвыборными статьями и обещаниями. Процессы деградации экономики, примитивизации производства и архаизации экономических отношений идут полным ходом, накладываясь на экономический спад и дефолт ресурсно-сырьевой модели роста без развития.

Напомним, что в середине апреля 2014. Росстат отчитался о положении дел в производственном секторе отечественной экономики и подвёл предварительные итоги социально-экономического развития в первом квартале текущего года. Хотя, как и следовало ожидать, гораздо уместней говорить не столько о развитии, которого в России толком не наблюдается на протяжении всей последней четверти века псевдорыночных «шоковых реформ», а о полноценной, масштабной и при этом ускоряющейся деградации народного хозяйства.

Надо сказать, этот очередной отчёт Росстата даже при беглом просмотре поверг в шок самых оптимистично настроенных экспертов и проправительственных пропагандистов. А его детальное изучение позволяет говорить о том, что Россия погружается в состояние глубокой комы – экономический кризис и промышленный спад из категории теоретической плавно перерастают в категорию объективной реальности.

Да, действительно, с формальной точки зрения, у высокопоставленных правительственных чиновников даже есть поводы для оптимизма, пускай и надуманного: в первом квартале 2014г. объём физического производства в промышленности увеличился на 1,1%. Что позволило некоторым особенно впечатлительным сотрудникам кабинета министров Медведева на полном серьёзе заговорить об оживлении российской экономики и даже росте вопреки американским и европейским санкциям.

Однако никто в Правительстве умышленно или по неразумению не говорит о том, что в аналогичном периоде 2013г. фиксировался спад промышленного производства на ещё более существенные 1,2%. Другими словами, в настоящий момент наблюдается пресловутый восстановительный рост после прошлогоднего спада – это в чистом виде конъюнктурное оживление и отскок, обусловленный статистическим эффектом низкой базы сопоставлений и не более того.

Ни о каком преодолении кризисных тенденций в промышленности говорить пока не приходится – имеют место колебания в районе нулевой отметки и, что хуже всего, игра с отрицательным результатом при одновременном усугублении структурно-технологической деградации народного хозяйства. И уж тем более глупо утверждать, что именно некая мифическая субстанция под названием «антикризисная политика Правительства» позволила оживить российскую сырьевую экономику и едва сводящий концы с концами реальный сектор.

Не на много больше оптимизма вызывает отраслевой срез промышленного производства. Лишь в наиболее рентабельной и при этом низкопередельной добывающей промышленности, продолжающей эксплуатировать советский запас прочности и природно-сырьевую ренту, наблюдается рост выпуска продукции на 0,8%. Что выглядит лишь немногим лучше спада на 0,3%, имевшего место в аналогичном периоде 2013г. Даже добывающая промышленность, ставшая основным бенефициаром от тотальной дезинтеграции, децентрализации, оффшоризации и деиндустриализации отечественной экономики, едва балансирует на грани. Экстенсивное проедание оборотного и основного капитала, размывание амортизационных фондов, вывоз прибылей и активов в оффшорные юрисдикции и нежелание псевдоэффективных частных собственников заниматься реальным развитием производства наложились на удушающую макроэкономическую политику «кудринизма» и «валютного правления» и обернулись снижением конкурентоспособности отечественной добывающей индустрии. Даже она сегодня не в силах демонстрировать позитивную динамику.

В системе естественных монополий, спрос на продукцию которых является опережающим индикаторам производственной и инвестиционной активности в индустриальном комплексе, Росстат фиксирует откровенный упадок. Причём такой по своим масштабам, что он вполне может сравниться со спадом в первые месяцы 2009г. Так, производство и распределение электроэнергии, газа, воды и тепла обвалилось аж на 3,7% в первом квартале 2014г.! При этом ни о каком статистическом эффекте высокой базы сопоставлений не может быть и речи – годом ранее, в январе-марте 2013г., наблюдался не менее воодушевляющий спад на 2,8%.

Итого обвал в системе естественных монополий составил более 6,4% с учётом сложных процентов! Ни о каком минимально необходимом оживлении в промышленности и тем более устойчивом росте производства в подобного рода ситуации быть не может – российская экономика отнюдь не стала более энергоэффективной и производительно и менее ресурсоёмкой, чтобы на 6,4% сократить потребление газа, электроэнергии, воды и отопления и при этом умудриться нарастить выпуск товаров.

Хуже всего то, что наиболее глубокий спад фиксируется именно в обрабатывающих производствах. С бухгалтерской точки зрения, Правительству не о чем тревожиться и беспокоиться – в январе-марте рост производства на 2,4% после спада на 1,4% годом ранее. Вроде бы, пускай и едва заметный, близкий к нулевой отметке и почти неотличимый от статистической погрешности, но рост производства в обрабатывающей промышленности наблюдается. Однако не всё так просто, как может показаться на первый взгляд.

Стоит напомнить, что по факту сегодня мы имеем беспрецедентный с 2009г. обвал в несырьевой обрабатывающей промышленности и наукоемких производствах высоких переделов: в первом квартале 2014г. в машиностроении и станкостроении фиксируется спад выпуска на 13,5% в годовом выражении, а в производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования спад достигает не менее удручающих 8,3%. Хвастаться особенно и нечем - во внутренней политике вместо победоносного Крыма маленькая Югославия и Ливия - экономика погружается в депрессивно-кризисное состояние, а в наукоемкой промышленности, не поддерживаемой дорогой нефтью, полноценный обвал.

Об этом вслух лучше не говорить во время общения с россиянами - либо придется признать категорическую нереализуемость «майских указов» и срыв предвыборных обещаний, либо поднимать кадровый вопрос, наказывать виновных в кабинете министров и менять состав Правительства. Делать этого президенту, видимо, пока не хочется.

По ряду направлений наукоемкой промышленности даже органы официальной статистически и вовсе фиксируют откровенный провал: по итогам первых трех месяцев 2014г. производство газовых турбин упало на 49%, шариковых и роликовых подшипников - на 25,9%, элеваторов и конвейеров - на 33%, генераторов - на 32,3%, тракторов для с/х - на 6,9%, дисковых борон - на 7,4%, культиваторов доя обработки почв - на 43,8%, сеялок - на 17,8%, машин доя внесения удобрений - на 76,5%, металлорежущих станков - на 13,7%, кузнечно-прессовых машин - на 27%, сталеплавильного оборудования и литейных машин - на 24,7%, буровых установок - на 34%, гусеничных тракторов - на 58,4%, а выпуск прокатного оборудования и вовсе коллапсировал на 87,3% на фоне кризисного и преддефолтного состояния отечественной металлургии, перегруженной долгами, неэффективным менеджментом, изношенными мощностями и устаревшими технологиями!

Кроме того, критическая ситуация складывается в электронной промышленности - производство электродвигателей упало на 15,1%, электрических трансформаторов - на 36,4%, электрических конденсаторов - на 31,5%, плат - на 18%, обмоточных проводов - на 19,8%, вакуумных электронных приборов - на 9,9%. Однако еще больше опасений вызывает спад в транспортном машиностроении - производство легковых автомобилей упало на 3,9%, пассажирских вагонов - на 5,1%, грузовых автомобилей - на 25,7%, автобусов - на 28,9%, а выпуск троллейбусов продемонстрировал глубочайший с 2009г. обвал на 56,4%!

Упадок реального сектора экономики и высокотехнологичных производств лучше любой критики демонстрирует реальную цену пропагандистким лозунгам и предвыборным обещаниям властей. Насколько можно судить, нынешний состав кабинета министров даже теоретически не способен обеспечить не то что новую индустриализацию, возрождение отечественной несырьевой индустрии и стратегическую вертикальную интеграцию производительного капитала, труда и собственности, но даже обеспечить элементарную социальную стабильность и не допустить скатывание сырьевой экономики в состояние перманентного кризиса в условиях стабильно высоких цен на нефть.

 

КАЧЕСТВЕННАЯ ДЕГРАДАЦИЯ СТРУКТУРЫ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ – СЫРЬЕВАЯ АРХАИКА ОБОСТРЯЕТСЯ, А ИМПОРТ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ТОВАРОВ ОБВАЛИЛСЯ ДО МИНИМУМА

Мало того, что наиболее высокотехнологичные отрасли промышленности демонстрируют спад, вполне сопоставимый с обвалом 2009г., тем самым ставя жирный крест на всех прожектах модернизации и инноваций, так ещё и радикально ухудшилась и деградировала структура внешней торговли. Напомним, что наряду с трёхкратным обвалом иностранных инвестиций в российскую двухсекторную экономику приблизительно на 6,5% сократился объём внешнеторгового оборота России с другими странами по итогам первых двух месяцев 2014г. Что выглядит тем более слабым результатом на фоне едва заметного роста на 0,6% в январе-феврале 2013г. и на 0,4% по итогам всего года.

При всём при этом в январе-феврале 2014г. экспорт упал на 5,8%, а импорт сжался на 7,5%, что на фоне спада экспорта на 4,4% и роста импорта на 10,3% в аналогичном периоде 2013г. свидетельствует об усилении зависимости отечественной экономики, потребительского рынка и промышленности от импортных товаров, сырья, полуфабрикатов, компонентов и технологий.

Однако больше всего опасений вызывает примитивизация структуры импорта, отражающая и усугубляющая общую деградацию структуры отечественной экономики и архаизацию производства. Всё большую роль в российском импорте начинают играть готовые товары потребительского, а не инвестиционного назначения, никоим образом не связанные с техническим перевооружением производств, преодолением технологической отсталости, модернизацией инфраструктуры, а также развитием научно-технического и производственного потенциала.

Так, согласно официальным данным Росстата, в первые два месяца 2014г. импорт машин, станков, оборудования, транспортных средств и прочей продукции инвестиционного назначения, которая жизненно необходима для обновления основных фондов и повышения производительности труда в отечественной промышленности в условиях целенаправленного подавления производства средств производства внутри России, нет просто сократился на несколько процентов, а обвалился на 11,3%! Объём закупки иностранной продукции инвестиционного машиностроения отечественными хозяйствующими субъектами продемонстрировал самое глубокое падением аж за период с кризисного 2009г.

Ничего хорошего российской экономике это не сулит – процесс деградации производственного потенциала, проедания доставшейся в наследство от Советской эпохи материально-технической базы и роста аварийного состояния основных фондов лишь ускоряется. Средний уровень износа производственных мощностей в российской экономике, даже по официальным данным Росстата, не только не снизился за последние 13 лет «тучных нулевых», но даже вырос – с 35,4% в 1991г. до 39,3% в 2000г. и 47,7% в 2012г. Если верить официозу, что в инфраструктурных отраслях  и ЖКХ износ достигает 60-65%, а если считать по-честному и без приписок, то свыше 80% основных фондов можно списывать в силу аварийного состояния и сверхнормативного износа.

Не менее существенный спад закупок произошёл в ещё одной товарной группе – объём импорта продукции химической промышленности и каучуков упал на 11,2% в годовом выражении. Тогда как импорт продовольствия и сельскохозяйственного сырья сократился всего лишь на 1,2%. Другими словами, на фоне усугубления кризисных тенденций в экономике, разрастания спада в реальном секторе и беспрецедентного за последние пять лет обвала инвестиций и скачкообразного роста масштабов бегства капитала происходит усиление зависимости потребительского рынка от импортных товаров.

Ситуация становится близкой к критической – как уже отмечалось ранее, в России фиксируется беспрецедентный за долгие спад в производстве продукции инвестиционного машиностроения, станкостроения, приборостроения, транспортного машиностроения и в электронной промышленности. И при всём при этом более чем на 10% обвалился импорт всё тех же самых станков и оборудования. По некоторым товарным группам падение импорта составило 20-25%!

Это лишний раз говорит о том, что инвестиционный процесс в России окончательно умер – страна погружается в состояние инвестиционного кризиса. Неудивительно, что по итога первого квартала 2014г. объём капитальных вложений в экономику упал на 4,8% после едва отличимого от статистической погрешности роста на 0,1% годом ранее. При этом в целом ряде отраслей обрабатывающей промышленности объём капиталообразующих инвестиций сжался на 15-20 и даже 30%!

Однако есть целый ряд товарных статей импорта, рост в которых вызывает недоумение. Так, за первые два месяца текущего года практически на 19,3% вырос импорт сливочного масла, на 34,1% - капусты, а закупка иностранного картофеля подскочила аж на 91,1%! Аналогичный скачок наблюдается в импорте лука и чеснока – более чем на 94,4%! Закупка сахара за рубежом выросла в 2,1 раза. Притом что даже в начале 2013г. фиксировался рост импорта сливочного масла на 30,7%, капусты – на 33,9%, а лука и чеснока аж на 44,5%!

Возникает устойчивое ощущение, что в России усилиями Минфина и Центрального Банка России окончательно подавлены почти точки роста – удушающая политика «кудринизма», обескровливание экономики через пресловутое бюджетное правило, изъятие денег из реального сектора экономики и недофинансирование производства и инфраструктуры, политика поддержания завышенного обменного курса рубля и процентных ставок, произвол монополий, безудержный рост тарифов, повышение налогов на реальный сектор экономики вкупе с присоединением России к ВТО на кабальных условиях привели к тому, что в России тало нерентабельно не только производить станки, машины и оборудование, но даже элементарно выращивать картофель, морковь и чеснок!

Это приговор той макроэкономической политике неоколонизации России, которая проводится учениками и идейными последователями Гайдара в кабинете министров Медведева – вульгарный либерализм и давно отмершие на Западе лженаучные догмы Вашингтонского консенсуса завели Россию в тупик и поставили на грань социально-экономической катастрофы.

Не меньше опасений вызывает скачкообразный рост импорта растительных жиров крайне сомнительного качества – покупка кокосового и копрового масла, пальмоядрового масла и масла бабассу, а также фракций из них увеличилась на 52,5%! В условиях де-факто разрушенной системы контроля за качеством производимой и импортируемой продукции и демонтированной в период «тучных нулевых» системы ГОСТов российская пищевая промышленность, поставленная на грань рентабельности, спешно и в массовом порядке переходит на откровенно вредные и даже опасные заменители животных жиров, всё активней применяя кокосовое масло и его аналоги. Получается, что здоровье россиян и их право на нормальную жизнь становятся платой за ультралиберальный фетишизм части правящего российского истеблишмента

 

ДЕГРАДАЦИЯ ЭКСПОРТА ИДЁТ ПОЛНЫМ ХОДОМ

К слову сказать, не наблюдается никаких качественных изменений и в структуре товарного экспорта России – он по-прежнему остаётся преимущественно сырьевым, низкопередельным, непроизводительным и весьма отсталым с точки зрения создаваемой добавленной стоимости на единицу сырья. Так, на долю продукции топливно-энергетического комплекса пришлось свыше 72,9% всего экспорта России ($55,1 из $75,5 млрд.). Из этой суммы 32,9% ($24,8 млрд.) стоимостного экспорта составил вывоз нефти, а 16,5% ($12,4 млрд.) пришлось на природный газ. Безусловно, это блестящий и даже феноменальный показатель для страны, в которой на самом высоком государственном уровне всеми первыми лицами объявлена доктрина модернизации, инноваций и построения светлого постиндустриального будущего.

Видимо, по замыслу архитекторов данного прожекта, это самое постиндустриальное будущее должно быть достигнуто ценой тотальной и повсеместной деиндустриализации и разрушения научно-технического и индустриального потенциала страны и превращения России в сырьевую колонию и бананово-углеводородную республику третьего мира. Это не тот путь, по которому прошли США, Германия, Япония, Великобритания, Южная Корея и даже Китай со Швейцарией, где именно мощная и конкурентоспособная обрабатывающая промышленность и наукоёмкие производства стали фундаментом для перехода к обществу потребления и пресловутой «экономике знаний».

Справедливости ради нужно отметить, что это несколько ниже 73,6%, имевших место годом ранее. Однако никакого отношения к действиям Правительства это снижение не имеет - по итогам 2013г. среднегодовая цена российской экспортной нефтяной смеси Urals снизилась на 2,4% и составила весьма приемлемые $107,88 за баррель. Неудивительно, что объём экспорта продукции ТЭК в стоимостном выражении упал на 8,2% в первые 2 месяца текущего года после снижение на 3,1% годом ранее.

Более того, даже указанное ранее едва заметное и практически не отличимое без микроскопа снижение нефтегазовой зависимости российского экспорта было с лихвой компенсировано ростом сырьевой зависимости по другим направлениям добывающей промышленности и низкопередельных производств. Так, удельный вес чёрных металлов и продукции из них вырос с 4,3% в январе-феврале 2013г. до 4,5% в аналогичном периоде 2014г., даже несмотря на спад экспорта на 5,4% в текущем году после обвала на 10,4% годом ранее.

Удельный вес цветных металлов практически не изменился – снижение составило крайне несущественные 0,1 процентных пунктов (с 2,8 до 2,7%). Хотя и здесь наблюдается разрастание откровенно кризисных тенденций – объём экспорта цветных металлов упал на 8,5% после спада на 28,2% годом ранее. Заметно увеличилась доля древесины и целлюлозно-бумажных изделий – с 1,8 до 2,3%, достигнув $1,73 млрд. Однако и здесь львиная доля приходится на так называемый необработанный «кругляк» и низкие переделы. Именно они обеспечили рост экспортных поставок на 16,2% в январе-феврале 2014г. после едва заметного прироста на 1,4% в первые два месяца 2013г.

Удельный вес продукции химической промышленности и каучука также сжался с 5,8 до 5,4% за рассматриваемый период вслед за снижением цен на сырьё и сокращением спроса на внешних рынках. Неудивительно, что вывоз химической продукции на внешние рынки упал на 14,8% после роста на 3,9% годом ранее. Несколько улучшилась ситуация в экспортом российских продовольственных товаров и, прежде всего, злаков – после спада на 7,1% в январе-феврале 2013г. в текущем году фиксируется рост на 21,8%, а сам экспорт составил $2,26 млрд. Удельный вес продовольственной продукции в стоимостном экспорте России вырос с 2,3 до 3% за рассматриваемый период, вернувшись на средние отметки последних 3 лет после прошлогоднего провала.

Однако больше всего разочарований вызывает плачевная ситуация с экспортом продукции российского машиностроения, которая лучше любой критики демонстрирует то, как далеко зашла Россия в деле новой индустриализации и подъёма с колен отечественной наукоёмкой промышленности. Мало того, что в первом квартале текущего года Росстат зафиксировал спад импорта продукции инвестиционного назначения и беспрецедентный с кризисного 2009г. обвал производства в станкостроении, приборостроении, инвестиционном и тяжёлом машиностроении, авиакосмической отрасли и прочих отраслях высоких переделов, так ещё к тому же фиксирует сокращение экспорта российских станков и оборудования. Так, в январе-феврале 2014г. вывоз продукции российского машиностроения упал на 18,7% до $3 млрд., а его удельный вес сжался с 4,6 до 4%.

В целом же, на долю сырьевых товаров и продукцию низких переделов пришлось свыше 91% экспорта России. В 2013г. эта доля также не опускалась ниже 90%. Насколько можно судить, ни каких позитивных изменений в структуре российской внешней торговли не происходит – Россия крайне однобоко, ущербно и примитивно интегрирована в мировую экономику и продолжается оставаться поставщиком сырья, финансовым резервуаром и рынком сбыта для продукции крупнейших международных корпораций. По сути дела, в полном объёме реализуется неоколониальная политика «нефть в обмен на продовольствие» - из России выкачивается невосполнимое минеральное сырьё в обмен на неограниченно эмитируемые в США и ЕС резервные валюты (именуемые нефтедолларами), а Россия закупает на полученную экспортную валютную выручку китайский ширпотреб, вьетнамские носки, турецкие куртки, литовский творог, немецкие автомобили и японские гаджеты.

Также необходимо отметить крайне негативные тенденции в географической структуре внешней торговли – возникает такое ощущение, что санкции против России ввели или обещают ввести не США и ЕС, а коллеги России по проекту реинтеграции на постсоветском пространстве.

Так при общем сокращении товарооборота России на 8,3% в январе-феврале 2014г. товарооборот со странами дальнего зарубежья упал на 6,4% (до $101,7 млрд.), а со странами ближнего зарубежья без малого на 18,8% (до $14,5 млрд.)! Удельный вес стран СНГ во внешней торговле России сжался с и без того крайне незначительных 14,1% до 12,5%. Хуже того, во внешней торговле в рамках стран ЕврАзЭс и вовсе фиксируется беспрецедентный обвал оборота на 27,8% (до $7,5 млрд.). В том числе со странами Таможенного союза спад превысил 28,1 (до $7,1 млрд.)!

Притом что годом ранее фиксировался рост на 8,3% с ЕврАзЭс и на 6,4% со странами-членами Таможенного союза. Общее охлаждение экономической активности, разрастание кризисных тенденций в низкопередельной экономике России, завершение глобального супербычьего тренда на мировых товарно-сырьевых биржах, коррекция цен на сырьевые товары (кроме нефти) и сохраняющаяся крайне высокая зависимость от экспорта сырья крупнейших экономик региона (за исключением Белоруссии) привели к спаду во взаимной торговле участников Таможенного союза.

С той же самой Беларусью объём внешней торговли упал на 23,2% (до $7,1 млрд.) после спада на 7,5% годом ранее. С Казахстаном спад составил 34,6% после роста на 33,2% годом ранее. С Киргизией спад на 28,5% после роста на 97,5% в январе-феврале 2013г. С Украиной внешнеторговый оборот упал на 11,3% после обвала на 20,9% годом ранее. И лишь во внешней торговле с Таджикистаном у России фиксируется рост товарооборота на скромный 1% после спада на 4,2% в начале 2013г., что не может изменить общей деградационно-упаднической картины в целом. Неудивительно, что удельный вес Беларуси во внешней торговле России сжался с 4,5 до 3,7%, Казахстана – с 3,3 до 2,4%, а Украины – с 4,7 до 4,5%.

Не в пример лучше складывается ситуация во внешней торговле со странами «демократичного» Запада и Азиатским регионом. Так внешнеторговый оборот России со странами Европейского союза сжался на весьма скромные (по меркам обвала внешней торговле со странами СНГ и Таможенного союза) 7,1% после роста на 1,2% годом ранее. Оборот составил $58,2 млрд., а удельный вес ЕС во внешней торговле России не только не сжался, но даже вырос с 49,5 до 50,1%. С той же самой Бельгией фиксируется рост торговли на 5,3%, с Германией – на 2,4%, с крайне русофобски настроенной Латвией – на 12,7%, а с Чехией – на 8,8%. Да, фиксируется спад оборота с Францией (на 15,4%), Финляндией (на 9%), Польшей (на 4%), Нидерландами (на 13,6%), Италией (на 10,7%), Испанией (на 9,1%). Однако либо имеет место статистический эффект высокой базы, либо спад начался ещё в 2013г. и не имеет никакого отношения к обострению геополитической обстановки в связи с присоединением Крыма к территории РФ.

Заметно лучше обстоят дела в регионе АТЭС – спад внешнеторгового оборота со странами этого региона составил едва заметные 1,3%, что компенсируется ростом на 2% в начале 2013г. Показательно, что удельный вес стран АТЭС в весьма примитивных и сырьевых по своей сути внешнеторговых связях России вырос с 23,7 до 25,6%. Для сравнения, объём торговли с Китаем увеличился на 4,1% (до $13,9 млрд.) после роста на 1,1% годом ранее. А доля КНР в внешнеторговом балансе России подросла с 10,5 до 12%. С Южной Кореей товарооборот вырос аж на 17,1% после роста на 4,5% в начале 2013г., в результате чего её вес в торговле с Россией увеличился с 2,7 до 3,5%. Спад во внешней торговле фиксируется также с США (на 4%), Японией (на 21,2%), Турцией (на 6,3%) и даже Швейцарией (на 31,9%).

По-прежнему сегодня Россия несёт ежегодные чистые убытки в размере $200-230 млрд. от участия в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена на правах сырьевой колонии и финансового резервуара, оплачивая законное и незаконное бегство капитала; фиктивный импорт товаров и услуг; закупку продукции, которую некогда производили самостоятельно; платежи по процентам и дивидендам иностранным кредиторам и оффшорным акционерам; денежные переводы мигрантов и т.д. Этот канал обескровливания российской экономики продолжает работать на полную мощность, несмотря на призывы властей к самим себе и представителям олигархического капитала заняться возрождением отечественной промышленности и бороться с оффшоризацией. Вполне ожидаемо, что пространные рассуждения Правительства об инновациях и модернизациях нисколько не помогают преодолеть эту неоколониальную зависимость от системы нефтедоллара. 

  • 0

Добавить комментарий