0 60716

Налоговые рекорды России - бедные платят за богатых

Налоговые рекорды России - бедные платят за богатых

По совокупной налоговой нагрузке на бизнес Россия обошла практически все крупные экономически развитые страны и сумела выйти на первое место в Европе. При этом сохраняется абсурдная ситуация, при которой 70% бедного населения России оплачивают безбедное существование олигархов, коррупционеров и прочих паразитов

Согласно опубликованному отчёту аудиторско-консалтинговой компании PWC, по совокупной налоговой нагрузке на бизнес Россия обошла практически все крупные экономически развитые страны и сумела выйти на первое место в Европе. Согласно оценкам экспертов компании, приводимым в докладе «Paying Taxes 2013», совокупная средняя эффективная налоговая ставка на бизнес в России составляет более 54,1%, что значительно превышает уровень налогового бремени в странах Европейского Союза (42,6%) и в целом в мировой экономике (44,7%).

Итоговую оценку по России эксперты PWC получили за счёт суммирования сразу трёх эффективных ставок налогообложения – по налогу на прибыль (7,1%), налогам на труд или заработную плату (41,2%) и по «прочим налогам» (5,8%). При этом нужно отметить, что в расчётах экспертов не был учтён целый ряд весьма значимых по совокупной нагрузке на бизнес прочих налоговых платежей и сборов в бюджет – прежде всего, НДПИ и целый ряд акцизов и пошлин. С учётом этих сборов реальная эффективная ставка на отечественную экономику достигает 65-70%.

Для сравнения, средняя налоговая ставка в крупных экономически развитых странах с высоким уровнем жизни населения, входящих в состав группы ОЭСР, не превышает 42,7%. И это при условии наличия пускай и далёкой от совершенства, но, тем не менее, весьма действенной системы социальной поддержки населения. В странах Латинской Америки и Карибском бассейне фискальная нагрузка составляет менее 47,2%, в странах Восточной Европы и Центральной Азии, до недавнего времени составлявших с Россией единый финансово-экономический и производственно-технологический центр в рамках СССР, совокупная налоговая нагрузка на частный сектор составляет менее 40,5%.

Более того, в динамично развивающихся странах Южной Азии налоговое бремя на корпорации не превышает 40,2%, а в «азиатских тиграх» Юго-Восточной Азии и Тихоокеанского региона, которые благодаря реализации продуманной научно-технической, денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики сумели вырваться из средневековой нищеты в мировые лидеры наукоёмких производств, фискальный пресс практически на треть ниже российского показателя и составляет менее 34,5%. На Ближнем Востоке и в Северной Африке, которые вплоть до того момента, пока США и НАТО не перешли к политике «управляемого хаоса» и не окунули регион в кровавую бойню также демонстрировали весьма высокие темпы роста экономики и развитие социальной сферы, совокупная налоговая нагрузка на частный сектор составляет менее 32,3%.

Стоит отметить, что совокупная налоговая нагрузка в России практически в 2 раза превышает налоговую нагрузку в таких динамично развивающихся странах с развитой наукоёмкой промышленностью и несырьевыми производствами высоких переделов, как Республика Корея (29,8%), Израиль (30,5%), Сингапур (27,6%), Тайвань (34,8%), Канада (26,9%), Малайзия (24,5%), Гонконг (23,0%). Сложно обвинить руководство указанных выше стран в недееспособности, профнепригодности и саботаже – в отличие от своих коллег, они прекрасно понимают, что невозможно осуществить модернизацию экономики и выстроить контур наукоёмких производств при том налоговом прессе, который имеется в России.

Другими словами, в тех странах, чьё руководство не на словах и не в предвыборных речёвках, а на деле занимается модернизацией экономики, развитием научно-технического потенциала, стимулированием НИОКР и перевооружением производства на базе современного и новейшего технологических укладов, налоговая нагрузка в 2-2,5 раза ниже, чем в России. Не стоит удивляться тому, что объёмы выпуска наукоёмкой продукции в России за последние 20 лет сократились в 3-10 раз, капитальные вложения в высоко технологичные производства в 3-5 раз ниже отметок 1990г., а износ основных фондов и базовой технологической инфраструктуры достигает 80%.

Если удивляться весьма низкой налоговой нагрузке на Кипре (23,0%) и в Люксембурге (21%) не имеет смысла (т.к. именно статус налогового рая и оффшорной гавани помогает им привлекать крупные потоки иностранного капитала, в том числе российских сырьевых олигархов, коррумпированных чиновников и криминала), то предельно низкая, стимулирующая производство налоговая ставка в Грузии в размере 16,5% вызывает неподдельный интерес. При всей степени неадекватности уже бывшего политического руководства Грузии и откровенно навязчивых русофобских настроениях местных элит, «ставленникам Пентагона» и «птенцам» Кондолизы Райс всё-таки удалось в разы повысить эффективность и прозрачность системы государственного управления, снизить масштабы коррупции и дать стимул развитию частной инициативе.

Также существенно ниже фискальный пресс и в других бывших республиках СССР – в Армении не превышает 38,8%, в Казахстане – 28,6%, в Молдавии -31,2%, в Азербайджане – 40%. Отдельного внимания заслуживает тот факт, что в расположенных на аравийском полуострове странах-экспортёрах нефти, чья экономика и бюджетная система, как и в России, находится в критической зависимости от динамики цен на углеводородное сырьё, совокупная налоговая нагрузка на экономику в 3-5 раз ниже, чем в российской деиндустриализированной «экономике трубы». Так, эффективная ставка налогообложения в ОАЭ составляет менее 14,9%, в Саудовской Аравии -14,5%, в Бахрейне - 13,9%, в Катаре - 11,3%, а в Кувейте едва достигает 10,7%, что более чем в 5 раз ниже налоговой нагрузки в России.

Да, безусловно, теплый и даже засушливый климат вкупе с сравнительно легко извлекаемыми залежами минерального сырья и низкой численностью населения позволяют арабским монархиям, захлёбывающимся от притока нефтедолларов, держать налоговые ставки на столь низких уровнях.

Однако опыт «азиатских тигров», на глазах превращающихся в новые индустриальные страны с развитой наукоёмкой промышленностью и высокотехнологичными производствами современного технологического уклада, а также скандинавских стран с многократно более эффективной системой социальной защиты населения чем в России, наглядно свидетельствует о том, что при наличии желания властей заниматься модернизацией экономики, ограничивать коррупционные поборы и произвол монополий, уже сегодня можно было добиться снижения налогового бремени на экономику России как минимум в 1,5, а то и 2 раза. Что автоматически дало бы сильнейший импульс процессу импортозамещения, подъёму отечественных несырьевых производств и наращиванию капитальных вложений в модернизацию промышленной базы.

Да, можно сослаться на тот факт, что в других странах, по недоразумению относимых вместе с Россией к Группе БРИК, налоговая нагрузка на экономику не только не ниже, чем в России, но даже существенно выше. Для сравнения, при эффективной ставке налогообложения в 54,1% в России 69,3% в Бразилии, 61,8% в Индии и 63,7% в Китае с первого взгляда выглядят откровенным преступлением против национальной экономики.

Однако существенно более высокий налоговый пресс на производственный сектор с лихвой компенсируется гораздо более продуманной и взвешенной макроэкономической политикой – активной стимулирующей денежно-кредитной, налогово-бюджетной, научно-технической и структурной политикой. И это не говоря о существенно более низких ставках по кредитам для малого и среднего бизнеса в производственном секторе экономике (5-8% против 18-25% в России), а также существенно более высокой степени государственной поддержки национальной экономики (10-13% ВВП против 7% в России).

Более того, в том же Китае по итогам 18-го Съезда Компартии руководство Поднебесной не просто официально признало риски системной коррупции, но активно борется с произволом чиновников, резонно видя в нём основную угрозу общественной стабильности и экономическому росту. До сих пор в Китае продолжается чистка высшего руководящего состава на федеральном, региональном и муниципальном уровне – высокопоставленные чиновники и мэры крупнейших городов (в том числе Шанхая) были приговорены к высшей мере наказания за хищение смехотворной по меркам российского воровства суммы в 10 млн. долл.

Ежегодно в России разворовывается свыше 35% федерального бюджета, 3 года подряд срываются гособоронзаказы, а дальше «отставок по собственному желанию» дело не идёт. Авторы доклада указывают, что свои выводы они сделали на основании подготовленного Всемирным Банком доклада «Doing Business», в котором по статье «Уплата налогов» Россия продемонстрировала отличные результаты, переместившись сразу на 51 место - с 105 на 64-ое место.

В целом же, в рамках рейтинга «Doing Business» Россия поднялась сразу на 6 позиций, заняв «почётное» 112-ое место. Российские чиновники в лучших традициях «либерального угара» первой половины 1990-х годов неустанно продолжают заявлять о «необходимости жить по средствам», «затянуть потуже пояса», «секвестировать непроцентные расходы» и «повысить эффективность бюджетной системы» (т.е. переложить бремя социальных расходов с государства на и без того бедное в подавляющем большинстве своём население). Притом что предпочитают не озвучивать вслух предельно низкое качество работы самой бюджетной системы – собираемость налогов в России не превышает 70%, тогда как в странах ЕС она составляет более 85%, а в Скандинавских государствах достигает 90-92%.

За счёт повышении собираемости налогов хотя бы до уровня стран Восточной Европы российский бюджет получит свыше 1,2-1,5 трлн. рублей. Это превышает суммарные расходы правительства на науку, образование, медицину, спорт, культуру, охрану окружающей среды и находящееся в аварийном состоянии ЖКХ. Вместо ограничения коррупции и масштабов разворовывания бюджетных средств, а также повышения качества администрирования налогов (способно дать свыше от 1,5 до 2 трлн. рублей) чиновники повышают нагрузку на законопослушные слои населения и бизнес, которые из своего кармана вынуждены финансировать коррупционный беспредел бюрократов и неуплату налогов олигархами и криминалом.

Следует радикальным образом повысить налогообложение сырьевых компаний, не связанных с добычей нефти. Российские металлурги, производители цветных и драгоценных металлов, производители минеральных удобрений, лесные компании наряду с нефтегазовыми гигантами изымают природно-сырьевую ренту и извлекают сверхприбыли. Имеет смысл ограничить возможность изъятия ренты частными компаниями за счёт повышения экспортных пошлин и снижения налогообложения при реализации сырья отечественным товаропроизводителям. Помимо изъятия природной ренты в доход бюджета (от 450 до 800 млрд. рублей) это даст сильнейший стимул для развития отечественной обрабатывающей промышленности и углубленной переработки сырья.

Также руководство страны ни слова не говорит о колоссальных недоплатах в бюджеты всех уровне со стороны естественных монополий и, прежде всего, Газпрома, который превратился во внутренний карман и «чёрную кассу» российских коррумпированных чиновников и своих руководителей. В расчёте на единицу нефтяного эквивалента платежи Газпрома в бюджет по экспортной пошлине в 2,1 раза ниже, чем у нефтяных компаний, а по НДПИ – в 2,3 раза. Это позволит изыскать дополнительно свыше 550 млрд. рублей, что позволит удвоить расходы на науку и образование.

Крайне остро стоит вопрос о существенном повышении качества администрирования налоговых сборов. По оценкам Счётной Палаты только в 2011г. объём задолженности субъектов экономики по уплате налогов в федеральный бюджет превысили 1,1 трлн. рублей или 10,4% доходной части бюджета. Заставляя население и несырьевые секторы экономики «затянуть пояса» и урезая расходы на стимулирование развития научно-технического потенциала, Минфин и правительство закрывают глаза на колоссальные недоимки в бюджет.

По вполне понятным причинам ни слова не говорится и необходимости радикальным образом повысить налогообложение сырьевых компаний, не связанных с добычей нефти. Российские металлурги, производители цветных и драгоценных металлов, производители минеральных удобрений, лесные компании наряду с нефтегазовыми гигантами изымают природно-сырьевую ренту и извлекают сверхприбыли. Имеет смысл ограничить возможность изъятия ренты частными компаниями за счёт повышения экспортных пошлин и снижения налогообложения при реализации сырья отечественным товаропроизводителям. Помимо изъятия природной ренты в доход бюджета (от 450 до 800 млрд. рублей) это даст сильнейший стимул для развития отечественной обрабатывающей промышленности и углубленной переработки сырья.


ЛЮДОЕДСКАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА 

Одновременно с этим в России по-прежнему продолжает реализовываться откровенно людоедская и противоречащая планам модернизации экономики налоговая политика, в рамках которой 60% бедного населения Россия оплачивает безбедное существование 15-20% наиболее обеспеченных граждан, удачно встроившихся в паразитическую модель «экономики трубы» и проедания нефтедолларов. Под руководством нынешних властей в угоду коррумпированным чиновникам и компрадорской олигархии Россия стала, пожалуй, единственной крупной экономикой в мире, претендующей на звание социально ответственного государства и самостоятельную роль на мировой арене, в которой де-факто действует регрессивная шкала налогообложения граждан.

В рамках существующей налоговой системы фискальная нагрузка на бедные слои населения в разы превышает нагрузку на наиболее богатую часть общества, что лишь провоцирует дальнейшее обнищание россиян, расширение имущественной пропасти и рост социальной напряжённости.

Современная Россия стала страной, в которой 85% населения России, которых накануне больших государственных праздников именуют «народом» и чьи доходы не дотягивают до средней заработной платы по России (26,5 тыс. рублей), оплачивают роскошную жизнь и демонстративное потребление абрамовичей, дерипасок, усмановых, а также прочих олигархов, коррупционеров и обслуживающего их персонала. Для 60% населения России, которые Институт социологии РАН относит к бедным и нищим слоям населения с официальными доходами менее 15 тыс. рублей в месяц, средняя нагрузка на фонд оплаты труда превышает 43%.

Из которых 13% приходится на подоходный налог (НДФЛ), а ещё 30% составляет льготная ставка по социальным взносам, установленная на период до конца 2012г. В 2013г. размер социальных взносов с высокой долей вероятности будет повышен до 33%, что лишь увеличит налоговую нагрузку на львиную долю и без того бедного населения России, искусственно удерживаемое коррумпированными чиновниками в нищете и «предбаннике» общества потребления.

При этом надо особо отметить тот факт, что реальная налоговая нагрузка на фонд оплаты труда 10% наиболее обеспеченных граждан России с доходами свыше 45 тыс. рублей в месяц (а в особенности 5% наиболее состоятельных граждан, владеющих 90% всей крупной собственности в российской экономике) не превышает 10-15%. В случае же, если речь идёт о крупных российских сырьевых олигархах, руководителях инфраструктурных монополий и коррумпированных чиновниках, то благодаря активному использованию оффшорных юрисдикций, дивидендных схем и создания подставных юридических лиц их налоговое бремя может вообще не превышать 5-7%.

Таким образом, под неутихающие разговоры о «социальной справедливости», «развитии человеческого капитала» и «повышении перераспредилительной функции бюджета» имеет место ситуация, при которой бедные платят за богатых, а социально незащищённые слои населения де-факто обеспечивают демонстративное потребление 5-10% наиболее богатой части населения России.

Самое удивительное состоит в том, что находящиеся у руля финансово-экономическим блоком идейные последователи «рыночных фундаменталистов» чуть ли не ежемесячно объясняют столь вопиющую социальную несправедливость наличием каких-то мифических высоких государственных интересов. По мнению отечественных чиновников, превративших госслужбу в инструмент гарантированно безнаказанного обогащения и перекачивания нефтедолларов в оффшорные банки, недопустим уход от сегодняшней людоедской плоской (на самом деле регрессивной) шкалы налогообложения к принятой во всём мире прогрессивной шкале. Объясняется это тем, что повышение налогового бремени на привыкших жить в тепличных условиях олигархов и обслуживающих их интересы чиновников, создавших на территории России налоговый рай для компрадорского бизнеса, спровоцирует резкое падения уровня собираемости налогов и поступлений в бюджет.

Однако отечественные бюрократы, перераспределяющие в свои карманы, а также в карманы аффилированных с ними бизнесменов и олигархов от 30 до 60% бюджетных расходов России, ни слова не говорят о том, зачем в принципе они нужны обществу.
Чиновники тактично забывают указать на тот факт, что контроль за собираемостью налогов, борьба с сокрытием доходов и предотвращение ухода капитала в тень входят в состав конституционных обязанностей самих чиновников. Ни в одной крупной экономически развитой стране мира (начиная от США и Канады и заканчивая Германией, Францией и Великобританией) невозможно представить себе ситуацию, при которой чиновник открыто снимает с себя ответственность за уклонение от уплаты налогов и своей собственной преступной халатностью (либо профессиональной непригодностью и злым умыслом) объясняет невозможность отказа от системы, при которой бедные оплачивают красивую жизнь богатых.

Прикрываясь пространными рассуждениями о налоговой кривой Лаффера и рисках массового ухода в тень и сокрытия доходов в случае введения цивилизованной системы повышенного налогообложения наиболее обеспеченных граждан, коррумпированные чиновники, насколько можно судить, просто-напросто занимаются защитой шкурных интересов наиболее состоятельной части общества (прежде всего, сырьевых олигархов, монополий и финансовых спекулянтов). По какому-то удивительному стечению обстоятельств в США, Германии, Франции, Великобритании, Скандинавских странах и прочих экономически развитых государствах, повышающих налоговую нагрузку на наиболее состоятельную часть общества, прогрессивная шкала налогообложения не мешает чиновникам исполнять свои служебные обязанности: собирать налоги бороться с сокрытием доходов.

Беда российских чиновников состоит в том, что они настолько тесно и плотно срослись коммерческими и даже семейными узами с крупным компрадорским олигархическим капиталом, монополистами всех мастей и криминалом, что исполнение служебных обязанностей и повышение уровня жизни 80% населения России вступает в непреодолимые противоречия с их шкурными коррупционными интересами и интересами контролирующего их капитала. Насколько можно судить, российские чиновники, критически значимая часть которых рассматривает государственную службу как инструмент безнаказанного личного обогащения, а коррупцию из общественно порицаемого недуга возвела в статус основы нынешнего государственного строя, искусственно удерживает в состоянии бедности российских граждан.

Безусловно, это не та беспробудная нищета, которая имела место в период «либерального угара» и псевдо-рыночных преобразований, приведших к 11-кратному скачку бедности, 2-кратному падению ВВП, 5-кратному обвалу наукоёмких производств, многократному скачку социально обусловленных заболеваний и разрушению всей системы социальной защиты граждан. Напомним, что в результате проведения политики целенаправленного геноцида коренных народов России в разгар «рыночного погрома» 1990-х годов, разграбления государственного имущества и хищнической эксплуатации природных недр за период 1991-2011гг. численность населения России сократилась на 6,4 млн. человек – с 148,3 до 141,9 млн. человек.

Однако с учётом колоссального незаконного наплыва иммигрантов, компенсировавшего скрытое многомиллионное вымирание и выезд коренного населения за рубеж, а также социально маргинализированных, люмпенизировавших и народившихся россиян страна потеряла от 25 до 35 млн. человек.


НАЛОГИ ДУШАТ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЙ БИЗНЕС И ОСТАТКИ НЕСЫРЬЕВОЙ ОБРАБАТЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

В России сложилась уникальная ситуация, при которой наряду с по сути дела регрессивной шкалой налогообложения доходов населения ставка налогообложения доходов с капитала (9% по дивидендам) существенно ниже, чем ставка налогообложения трудовых доходов (13%). Это оказывает угнетающее воздействие на развитие наукоёмких производств и провоцирует подавляющую часть предприятий малого и среднего бизнеса прибегать к незаконным («серым») схемам оплаты труда.

По-прежнему крайне высокой остаётся ставка НДС (18%), величина которой не зависит от характера экономической деятельности предприятия и не дифференцирована в зависимости от мультипликатора добавленной стоимости и глубины переработки сырья. Как следствие, нынешняя ставка НДС является одинаковой как для добывающих секторов экономики и промышленности низких переделов, паразитирующих на распродаже невосполнимого минерального сырья и прокручивании поступающих в страну нефтедолларов, так и для наукоёмких производств, ответственных за развитие научно-технического потенциала и давно обещанную модернизацию экономики.

Нынешняя плоская шкала НДС больнее всего бьёт именно по наукоёмким отраслям обрабатывающей промышленности, связанным с производством высокотехнологичной продукции с высокой долей добавленной стоимости. Отсутствие налоговых стимулов для высокотехнологичных производств (станкостроение, приборостроение, ракетно-космическая и авиационная промышленность, атомная промышленность, био- и нанотехнологии, производство полупроводников и композитных материалов) делает нецелесообразной и нерентабельной любую созидательную деятельность и усиливает загнивание несырьевой промышленности высоких переделов.

В такой ситуации не стоит удивляться тому факту, что капитал устремляется в добывающие производства, извлекающие природно-сырьевую ренту из под носа населения, а также финансовые спекуляции и торгово-посредническую деятельность, связанную с перераспределением нефтедолларов и легализацией преступных доходов коррумпированных чиновников.

Именно по этой причине, согласно официальным данным Росстата, практически 50% совокупных прибылей доведённой до состояния разрухи экономики России оседает в карманах сырьевых олигархов и перекупщиков. На долю добывающего сектора приходится 23% (1,409 трлн. рублей в январе-сентябре 2012г.), а на оптово-розничную торговлю - 25,2% (1,544 трлн. рублей). А ещё 3,7% и 12,7% оседает в сфере операций с недвижимостью, а также транспортном секторе и системе связи соответственно. Притом что как минимум 54,4% ВВП приходится на добывающие производства (10,6%), оптово-розничную торговлю (19,0%), услуги транспорта и связи (8,9%), финансовые спекуляции (4,2%), а также имеющие слабое отношение к платёжеспособному спросу и удовлетворению потребностей 85% населения России с доходами менее средней заработной платы по России операции с недвижимым имуществом и прочие услуги (11,7%).

Не лучше обстоят дела со структурой капитальных вложений в основные фонды, львиная доля которых (71,4%) приходится на инвестиции в добывающие производства (22,3%), нефтепереработку (3,8%), химическое производство (2,2%), металлургию (3,3%), естественные монополии (11%), рынок недвижимости (6,9%), а также крайне коррумпированную и непрозрачную с финансовой точки зрения транспортную систему (21,9%).

Вместо того, чтобы не на словах и не в предвыборных лозунгах, а на деле начать создавать реальные налоговые стимулы и преференции для развития малого и среднего бизнеса в реальном, производственном секторе экономики, способном обеспечить развитие остатков научно-технического потенциала и наращивание промышленного производства, российские чиновники создают все условия для сворачивания такого рода созидательной деятельности. Вместо этого российские доморощенные либералы, искренне считающие, что государство призвано служить интересам глобального бизнеса и своему карману, создают налоговый оффшор на территории картофельного поля в Сколково, где, насколько можно судить, вообще не действует российское налоговое, миграционное и таможенное законодательство.

И это не говоря о колоссальном по своему объёму криминальном бизнесе по возврату НДС в рамках фиктивной внешнеэкономической деятельности, которую выстроили коррумпированные чиновники на обломках отечественной промышленности и аффилированные с ними предприниматели. Только по самым скромным экспертным оценкам, оборот рынка незаконного возврата НДС исчисляется в 350-500 млрд. рублей (порядка 10-15% всех сборов НДС в России в 2011г.). А всего объём теневого секторе экономики варьируется от 15% ВВП по официальным оценкам Росстата, до 35-50% по оценкам академиков С.Глазьева, Н.Петракова, а также экономистов В.Катасонова, М.Делягина и Ю.Болдырева
  • 0

Добавить комментарий