0 8933

ЭБОЛА КАК СОБЫТИЕ 2014 ГОДА (ЧАСТЬ II)

ЭБОЛА КАК СОБЫТИЕ 2014 ГОДА (ЧАСТЬ II)

В 2009 году Национальный Институт Здравоохранения (National Institute of Health) выделил исследователям пятилетний грант в размере $7.073.538 на разработку препаратов для обнаружения геморрагической вирусной лихорадки Ласса, которая велась совместно с упомянутым «US Army Medical Research Institute of Infectious Diseases» (USAMRIID)


Официальные релизы Тулейнского университета информировали, что «в рамках контракта со Всемирной Организацией Здравоохранения Тулейнский университет проводит исследовательскую программу в странах Союза реки Мано (Сьерра-Леоне, Либерия и Гвинея) с целью развития национальной и региональной борьбы с лихорадкой и стратегии контролирования распространения лихорадки Ласса и других опасных местных заболеваний…». Корпорация «Corgenix Medical» анонсировала новые диагностические препараты: «Эти комплекты, разработанные за $3,8 миллиона от Национального Института Здравоохранения, были созданы в результате усилий корпорации Corgenix Medical, Тулейнского университета, Армейского Медицинского Исследовательского Института Инфекционных Заболеваний США, корпораций BioFactura и Autoimmune Technologies».

По итогам работы глава «Corgenix Medical» Дуглас Симпсон (Douglass Simpson) выступил с заявлением: «Мы намерены расширить эту программу, обратившись к другим опасным возбудителям инфекции – с точки зрения клинической медицины и угроз биотеррористических атак, например к вирусу Эбола».

О том, чем занимаются корпорации подобные возглавляемой Симпсоном «Corgenix Medical» опять же высказался Фрэнсис Бойл, пояснив, что всегда существует прикрытие для тех задач, которые решают бактериологические лаборатории. Согласно его пояснению, сначала они говорят им нужна вакцина, но вместо этого разрабатывают непосредственно бактериологический возбудитель, потом говорят, что для получения вакцины им нужен биологический возбудитель, но разрабатывают саму вакцину к ранее разработанному возбудителю.

Очень похоже, что примерно так события и развивались, во-первых, Центр по контролю и профилактике заболеваний США оформил патент на один из типов вируса Эбола «EboBun» в 2010 году № CA 2741523 A1 «Human ebola virus species and compositions and methods thereof», оформленный на Джонатана Тауэра, подавшего заявку еще 26 октября 2009 года, правами также защищено выделение антител разновидности вируса. Во-вторых, ряд фармакологических концернов работали над проблемой до вспышки, к примеру, канадская компания «Tekmira», получившая для этого от Министерства обороны США $140 млн. Первые испытания вакцины прошли в Кенема, в Сьерра-Леоне, в месте одного из очагов заражения. Единственным агентством, анонсировавшим это было ЦТАК Корейской Народно-демократической Республики, причем речь в анонсе изначально шла об использовании Западной Африки в качестве "испытательного полигона". Самым неожиданным было то, что в январе 2014 года «Tekmira» получила также заказ от сельскохозяйственного гиганта «Monsanto» в области сельскохозяйственных разработок на общую сумму $86,2 млн. 

Агентство RT анонсировало циничное заявление крупнейших фармацевтических гигантов «GlaxoSmithKline», «Sanofi», «Merck» и «Pfizer» о том, что они не будут разрабатывать вакцину от вируса Эбола по причине того, что маркетологи корпораций не видят окупаемости такого проекта. Во-первых, корпорации не совсем абстрагировались от проблемы, компания «Pfizer», видимо, чтобы держать руку на пульсе, выразила готовность выступить техническим экспертом. Во-вторых, это странное заявление, потому что над вакциной работает как никому неизвестная фирма «Bavarian Nordic», так и знаменитая «Johnson & Johnson», готовая потратить на это $200 млн., чтобы произвести миллион доз в 2015 году. Первые 250 000 доз руководитель исследовательских программ Пол Стоффелс пообещал подготовить к маю этого года, а у этой компании свои маркетологи в штате точно есть.

Более того есть и уже готовая вакцина, к примеру компания «Merck» приобрела такую у разработчика «NewLink Genetics Corp», но её исследования были приостановлены «Geneval University Hospital» из-за обнаружения побочных эффектов. Помимо «Tekmira» существует еще вакцина «ZMapp» (Kentucky BioProcessing). Этот продукт является совместной разработкой компаний «Mapp Biopharmaceutical Inc», «LeafBio» и «DefyrusInc», а также правительства США и Министерства Здравоохранения Канады (Public Health Agency of Canada). Вакцина была признана в качестве подходящего кандидата уже в январе 2014 года, то есть практически одновременно со вспышкой заболевания и никто не потрудился объяснить когда же её успели разработать.

В духе описываемых Фрэнсисом Бойлом манипуляций можно предположить, что вакцины уже разработаны, и при необходимости права на них будут перекуплены, в целом же возврат средств произойдет за счёт поборов с населения и «мирового сообщества». Не зря генсек ООН Пан Ги Мун раскритиковал лидеров мировых держав, которые перечислили только $100 тысяч из запланированного миллиарда на борьбу с заболеванием, и в том числе на разработку вакцины, которая как выясняется уже разработана. Американский врач корейского происхождения и в настоящее время Президент Всемирного Банка (World Bank) Джим Ён Ким (Jim Yong Kim) был «особенно я вдохновлён отзывчивостью США и Великобритании» на вспышку эпидемии, от имени банка предлагается создать фонд, размером в миллионы или миллиарды долларов. Всемирный банк уже высказался о готовности внести $200 млн., а ВОЗ приняла план помощи в размере $750 млн.

Глава миссии ООН по Эболе Энтони Банбари поторопил, сообщив, что «эта эпидемия самая опасная катастрофа, которую он когда-либо видел» и, что «чем дольше вирус гуляет по Западной Африке, тем выше шансы его мутаций». К PR-компании подключилась и Маргарет Чен, директор ВОЗ, которая в 2009 году объявила Глобальную Пандемию «свиного гриппа», что способствовало лоббировать масштабную вакцинацию населения. На пресс конференции 13 сентября Маргарет Чен заявила, что эпидемия лихорадки Эбола в Западной Африке вышла из-под контроля: «В трех наиболее пострадавших странах, в Гвинеи, Либерии и Сьерра-Леоне, число новых больных растет гораздо быстрее, чем от способности излечивать их». Непонятно на основании чего строились такие прогнозы, так как геморрагические лихорадки сложны в распознавании вследствие полиморфизма клинических симптомов, что признаёт официальный бюллетень ВОЗ от 2014 года. При этом в «Washington Post» говорилось о том, что 69% всех случаев лихорадки Эбола в Либерии, зарегистрированных ВОЗ, не были лабораторно подтверждены через анализы крови.

Марк Цукерберг из «Facebook» пожертвовал $25 млн. и разместил в системе «Facebook» ссылку для пожертвований. С докладом, назвавшим вспышку «глобальной угрозой», которая потребует «глобальных ответных мер» выступил Обама. Дэвид Кэмерон пытался повлиять на страны G20, включив обращение к странам-участницам, с целью заставить их участвовать в решении проблемы Эбола, его коллега, министр международного развития Жюстин Грининг отметила, что мировое сообщество придется «разбудить», чтобы оно включилось в работу над проблемой вируса Эбола и выделило деньги. Ей подыграли эксперты Всемирной организации здравоохранения в статье «The New England Journal of Medicine»: «…мы находимся в третьей, взрывной фазе эпидемии, налицо экспоненциальный рост - сотни случаев в неделю превращаются в тысячи, и если мы в кратчайшие сроки не остановим эту эпидемию, то тогда она превратится из чрезвычайной ситуации в катастрофу», и американский Центр по Контролю Заболеваний (CDC): «…к 20 января 2015 ожидается до 1.4 миллиона заболевших с учетом скрытых случаев, незафиксированных официально». 

По меткому замечанию, главным распространителем вируса стали NBC и ABC и, в частности её новостной обозреватель Ричард Бессер (Dr. Richard Besser), с места событий сообщивший, что «более экстремальной ситуации, чем вспышка лихорадки Эбола в Западной Африке он никогда не наблюдал». Западные таблоиды писали: «Риск распространения вируса во Франции к 24 октября составляет 75 %», «Вероятно, что Эбола поразит также Бельгию, Испанию и Швейцарию», «Учёные предсказали скорое распространение Эболы в Европе».

Подобная обеспокоенность сбором денег граничила со странной халатностью официальных структур в США, еще в 2008 году американская Организация по контролю и профилактике заболеваний обратилась к Вашингтону с просьбой создать региональные центры диагностики заболевания, но этого не произошло. Кроме того, когда прилетевшему этой осенью из Западной Африки Томасу Эрику Дункану был доставлен диагноз Эбола, а впоследствии ухаживавшая за ним медсестра обратилась в больницу с аналогичными симптомами, то её отправили домой лечиться от простуды. Позднее разразился скандал, но до этого она совершила авиаперелёт, пассажиры рейса были лишь опрошены, на предмет самочувствия, хотя инкубационный период вируса составляет от 20 до 40 дней.

В упомянутом интервью А. Фурсов также напомнил, что «нужно вспомнить другой Боинг, который исчез 8 марта, тоже малазийский Боинг 777, который так и не нашли и который предположительно был посажен на базу Диего-Гарсиа…. И вот что роднит обе ситуации …. На Боинге который исчез в марте там везли какой-то биоматериал, вплоть до того что китайское руководство, китайцы сказали нет, у нас это сажать не нужно... Кроме того там летели … два или три десятка довольно видных таких исследователей… здесь тоже летел целый ряд исследователей в Австралию по такой проблематике как Эбола...». То, что в самолёте летел и разбился представитель ВОЗ Гленн Томас (Glenn Thomas), пытавшийся снять ажиотаж, нагнетаемый вокруг вспышки лихорадки и ведущей к введению военного положения, добавляет загадочности к крушению самолета. 

На фоне этих событий были проанонсированы показательные исцеления американского врача некоммерческой организации «Кошелек самаритянина» (Samaritan’s Purse) Кента Брентли (Kent Brantly), заразившегося в августе 2014 года, и работавшей с ним медсестры Нэнси Райтбол (Nancy Writebol). Доктор, получив ту самую вакцину Zmapp, выздоровел за считанные часы, через месяц выписавшись из госпиталя. Это похоже на то, как если бы военный департамент и международные организации «играли в четыре руки». Военные вложили деньги в разработку вируса и вакцины, запустили вспышку, международные организации «разогревают» общественность, склоняя её побыстрее собрать миллиард на разработку вакцины.

Поначалу во время вспышки населению в Либерии вообще не оказывалась медицинская помощь. В столице страны просто отгородили часть гетто, а в тех, кто из 75 тысяч жителей пытался выбраться из «мертвой зоны» стреляли военные патрули, охранявшие периметр. Однако и теперь, когда вакцины уже появились, население само не торопиться ими пользоваться. Министерство здравоохранения и санитарии Сьерра-Леоне попросило: «Тулейнский университет должен прекратить опыты с вирусом Эбола на время нынешней вспышки лихорадки». Многие считают, что армейские подразделения вводятся для физической защиты «медиков» и «добровольцев» из Красного Креста. В гвинейском городе Масента толпа разгромила исследовательский центр движения «Врачи без границ», а в одной из деревень в 40 км от города Нзерекоре по этой же причине были убиты врачи, священник и трое журналистов, местные жители считают, что под видом вакцины «белые доктора» вкапывают им наоборот средство с вирусом.

Их подозрения не так далеки от действительности, вакцина, разработанная «GlaxoSmithKline» и Американским национальным институтом заболеваний (US National Institute of Allergy and Infectious Diseases) основана на протеине (ChAd3) ДНК-содержащего вируса Эбола, привитого шимпанзе, и испытывается в США, Мали и Великобритании, чья королевская семья оказывает протекцию «GlaxoSmithKline», также занимавшуюся в Африке проблемой Эбола. Кстати, когда в 1976 году вирус Эбола был первоначально идентифицирован, сначала его доставили в Портон Даун (Porton Down) британский аналог американского Форт Детрика (Fort Detrick), и вирус вполне подходящий вариант для английского принца Филиппа, мечтающего «вернуться в этот мир смертельным вирусом, чтобы внести хоть какой то вклад в решение проблемы перенаселения». Нужно обратить внимание на то, что войска Великобритании также разворачиваются на территории Сьерра-Леоне, премьер-министр Великобритании, Дэвид Кэмерон документ о выделении $100 млн.  для медицинского оборудования и развертывании контингента на 750 военнослужащих.

Во время нагнетаемого ажиотажа вокруг вспышки Эбола секретарь Американского министерства здравоохранения (US Department of Health and Human Services) Сильвия Бювел (Sylvia Burwell) предложила юридически защищать разработчиков вакцины, а также склонить к такой же позиции другие страны. Речь может идти о снятии юридической ответственности при возникновении побочных эффектов, тем более что к испытаниям прототипов вакцины на людях уже приступили компании «Sarepta» и «Tekmira», чей анти-Эбола состав был разработан совместно с Американским министерством систем Медицинской био-защиты и лечения (U.S. Department of Defense’s Medical Countermeasure Systems BioDefense Therapeutics). Также к клиническим испытаниям вакцины, разработанной как раз «GlaxoSmithKline» и Американским Национальным Институтом здоровья (US National Institutes of Health) приступил Оксфордский Университет (Oxford University). Исполнительный директор «GlaxoSmithKline» Эндрю Уитти (Andrew Witty) поддержал идею защиты фармакологических компаний, так как ВОЗ отводил на их разработку месяцы, а не годы.

вакцины, гейтс.jpgВ середине декабря «GlaxoSmithKline» подала запрос на полевые испытания в трёх странах Западной Африки, предполагается, что препарат этой компании будет предложен Либерии в январе как «новое революционное лекарство». Изготовление вакцин будет проинвестировано, в том числе фондом Билла и Мелинды Гейтс (Bill and Melinda Gates Foundation), основатели которого являются одновременно и сторонниками сокращения населения и распространения вакцинации. Приверженцем сокращения населения с помощью вируса Эбола в 2006 году выступал профессор биологии Университета Техаса (University of Texas) Эрик Пьянка (Dr. Erik Pianka). Возможно, что именно Эбола был выбран профессором из-за одной особенности, которая делает его, несмотря на низкую заражаемость и способность к распространению уникальным кандидатом для сокращения населения в богатой природными ресурсами Африке и в частности Либерии, одной из лидирующих по приросту населения стран. Дело в том, что у переболевшего мужчины вирус долго сохраняется в сперме, а у заболевших женщин геморрагическая лихорадка провоцирует выкидыш.

Подобные эксперименты со стерилизующими вакцинами уже были предметом обсуждения, когда подобный эффект был обнаружен у противостолбнячных вакцин, применённых в Никарагуа, Мексике и на Филиппинах еще в середине 90-х. Теперь полигоном для испытаний стала Африка. На фоне этого остается только рассчитывать на вакцину собственного производства, созданную российскими медиками в НИИ гриппа в Санкт-Петербурге и в настоящее время проходящие испытания на генетическую стабильность.

Но у этих экспериментов есть и еще одна фантастическая сторона: агентство RT со ссылкой на африканские СМИ сообщило, что две жертвы лихорадки Эбола из либерийского города Ганта в день похорон неожиданно очнулись. Насколько бы неожиданно это не звучало, но ещё в 2012 году профессор Остин факультета генетики Университета Глазго говорил о потенциальной научной возможности феномена зомби, но это тема другого года.


http://zavtra.ru/content/view/ebola/

  • 0

Добавить комментарий