0 6215

Русский социализм. Что делать и как делать?

Русский социализм. Что делать и как делать?

На традиционные для мыслящей части российского общества вопросы «кто виноват?» и «что делать?» мы в партии даем следующие ответы, выражающие наше политическое мировоззрение. В дополнение к традиционному вопрошанию мы также пытаемся предложить ответ на вопрос «как делать?», с которым к нам часто обращаются единомышленники.



КТО ВИНОВАТ?

Возникшая в России после распада СССР формация является весьма специфической. От классического капитализма она отличается тем, что заводы, фабрики и прочая техническая инфраструктура, относящаяся к основным средствам производства, не были созданы их нынешними владельцами, а были ими украдены у государства вместе с природными ресурсами. По этой причине социальная группа, обладающая основной собственностью и политической властью в Российской Федерации, представляет собой сообщество жуликов, политкорректно называемое социальной группой чиновников-олигархов, а по-простому шайкой.

Узурпировав и хищнически разворовывая национальное богатство, новая правящая «элита» легализует свое политическое господство способом, который в соответствующих кругах известен как «кидок на доверии» и имеет форму периодической имитации демократических выборов. Такая «элита» генетически неспособна к созидательной деятельности и живет воровством. Отсюда и все нынешние российские беды – от порочности сложившихся отношений власти и собственности.

Понимание того, «кто виноват», в обществе уже имеется – за четверть века жизнь все расставила по местам, и после первоначального «демократического» опьянения в массах наступило отрезвление, хотя похмельный синдром все еще дает о себе знать в виде надежд на «доброго царя», который вот-вот накажет «злых бояр». Как бы там ни было, страна готова к переменам. 


ЧТО ДЕЛАТЬ?

Все известные письменной истории формации в социально-экономическом и общественно-политическом отношениях имеют схожую структуру в том смысле, что основные средства производства, а с ними и государственная власть принадлежат одной социальной группе (классу), а другие части социума находятся у нее в подчинении и подвергаются эксплуатации. В рабовладельческом обществе власть была у крупнейших рабовладельцев; в феодальном обществе – у крупнейших землевладельцев; в капиталистическом обществе – поначалу у владельцев крупнейших промышленных предприятий, а сейчас, когда деньги оторвались от реальной экономики и стали сами себя воспроизводить за счет спекуляций ценными бумагами, у транснациональных финансовых воротил.

Советское общество в этом отношении не исключение, поскольку средствами производства и всей полнотой власти в СССР реально (не формально) тоже обладала ограниченная социальная группа высокопоставленной партийно-государственной бюрократии, тогда как остальной народ был лишен собственности и политических прав. Такую структуру отношений власти и собственности совершенно напрасно называют социалистической на том основании, что средства производства в Союзе де юре принадлежали государству, то есть якобы всему народу. Ведь государство суть абстракция, воплощаемая в реальную действительность отнюдь не всем народом, а отдельными людьми из плоти и крови – теми самыми партийно-чиновными бонзами. Эта социальная группа и правила страной семь десятилетий, пока постепенно нараставший антагонизм между ней и народом не привел к крушению советского строя и развалу державы.

Cоветский социализм, таким образом, был социализмом лишь на словах, а на самом деле представлял собой классовое общество, в котором «верхи» угнетали «низы», что никак не соответствует идеалу бесклассового общества социальной справедливости. Подлинный социализм, концепцию которого мы разрабатываем в партии, предполагает реальное, а не декларативное, как в СССР, участие в отношениях собственности на средства производства (а значит, и в политической власти) каждого гражданина страны без каких либо исключений.

Все системообразующие предприятия, занимающиеся эксплуатацией природных ресурсов, согласно предлагаемой нами концепции, акционируются в равных долях по числу граждан РФ, включая несовершеннолетних. Каждый становится обладателем одинакового для всех пакета акций, но, во избежание перераспределения а-ля Чубайс, без права распоряжаться ими (продавать, передавать по наследству, отдавать в залог и т.п.). Гражданин лишь владеет своей долей природного богатства и пожизненно, с момента рождения до последнего вздоха получает дивиденды от ее экономического использования. Это справедливо, потому что такое богатство – от Бога и должно принадлежать всем, а не какой-то одной социальной группе.

Другой частью народного хозяйства, подлежащей акционированию по данной формуле, является крупная промышленность, созданная трудом всего народа в советский период. Это тоже общенациональное достояние по своему происхождению и тоже должно быть поделено по справедливости, то есть равномерно между всеми гражданами.

Средние и малые государственные предприятия, приватизированные после крушения СССР, целесообразно оставить нынешним их владельцам. Конечно, сама приватизация была откровенно жульнической, и далеко не всегда сохранение статус кво можно назвать справедливым, но в масштабе национальной экономики это капля в море, не имеющая политического значения. Заниматься ловлей блох, разбираясь с каждым конкретным случаем (за исключением, конечно, самых вопиющих), значит отвлекать силы и время от решения стратегических задач развития.

Создание таким способом института общенациональной (потому что участвуют действительно все граждане поголовно) частной (потому что каждый участвует как физическое лицо, то есть как частник) собственности на основные средства производства означает построение социально-экономического базиса принципиально новой формации, по-настоящему социалистической.

Общественно-политическая надстройка на таком фундаменте неизбежно будет народовластием, согласно железному закону политэкономии, связывающему собственность на средства производства с политической властью – кто владеет основными средствами производства, у того и власть. Коли национальное достояние принадлежит народу, значит, и власть в государстве такая же, народная, иначе не бывает.

Форма государственного управления при этом определяющей роли не играет. Да никогда и не играла – капиталистическую формацию, например, которой по ее природе присуща политическая форма буржуазной демократии (власть денег, покупаемая за деньги ради денег), во Франции упорядочил и консолидировал диктатор, а затем император Наполеон Бонапарт, хотя диктатура и монархия более свойственны предыдущим формациям, рабовладельческой и феодальной. Так и в нынешней России – поначалу, видимо, потребуется диктатура для слома старого строя и построения нового, а затем, вероятно, настанет время демократии, но уже, на новом базисе, не буржуазной, а всенародной.

Совместно базис и производная от него надстройка образуют новую формацию, которую корректно будет называть национальным социализмом (в противопоставление советскому партийно-бюрократическому псевдосоциализму). А поскольку в России львиная доля собственности при пропорциональном ее распределении между гражданами и симметричное участие собственников в политической власти приходятся на этнических русских, национальный социализм в нашей стране следует называть русским. Это нужно и для того, чтобы дифференцировать его от так называемого германского национал-социализма, который на самом деле ничего общего с социализмом не имел.

Таким образом, «что делать» ясно. Делать нужно русский социализм. По нашему убеждению, только эта формация соответствует национально-демографическим и историческим реалиям России, а также удовлетворяет потребность в справедливости, которая, по оценке Достоевского, у русского народа сильнее даже религиозного чувства. Все остальные известные варианты нового обустройства России императиву справедливости не соответствуют, а потому будут эфемерными, неустойчивыми и временными. 


КАК ДЕЛАТЬ?

Для построения русского социализма требуется сначала заложить фундамент - 
изъять основные средства производства из собственности «элиты» и распределить их в равных долях среди граждан, то есть реформировать базис на национально-социалистический манер. Затем на новом базисе нужно возвести народовластную политическую надстройку.

Переход России в новую формацию, будучи революцией по сути, по форме не должен быть травматичным, в отличие от предыдущих революций. В самом деле, нужно лишь поменять собственников основных компаний – отнять собственность у чиновников-олигархов и отдать ее людям по национально-социалистическому принципу. Поскольку число нынешних владельцев статистически незначимо по сравнению с общим количеством граждан страны, серьезного сопротивления экспроприации они оказать физически не смогут. Нужно также учитывать отсутствие у «элиты» какой-либо политической опоры в массах – мало кто захочет защищать право вора владеть украденным имуществом вместо того, чтобы самому получить долю этого имущества при возвращении краденого народного достояния законному владельцу, то есть народу.

Политическая задача сводится к тому, чтобы поменять собственника, тогда как с реформами управления торопиться не стоит во избежание сбоев в существующих народнохозяйственных связях. Если нынешние наемные управляющие предприятиями работают успешно, пусть работают и дальше, но уже на нового хозяина, не на чиновника-олигарха, а на весь народ. В переходный период важнее всего стабильность (там, где это возможно без ущерба политическим преобразованиям), позволяющая избежать революционного хаоса и разрухи.

Естественно, правящая «элита» не отдаст власть и собственность без сопротивления, для преодоления которого на первом этапе национально-социалистической революции, вероятно, потребуется диктатура. Но здесь существует обратная политическая зависимость силы такого сопротивления от полноты 
овладения идеи народными массами. Овладев массой в полной мере, национально-социалистическая идея станет материальной силой, противостоять которой кучка чиновников-олигархов не сумеет, а может, даже пытаться не станет из чувства самосохранения, если только эти люди не захотят рискнуть собственной головой.

Таким образом, нам все ясно – и «кто виноват», и «что делать», и «как делать». Причем главное – «что» и «как». «Виноватят» режим все, кому не лень, тут мы не оригинальны, а вот предлагаемые другими альтернативы сводятся либо к порабощению России транснациональным финансовым капиталом, за которое выступают либералы, либо к реставрации в той или иной форме советских порядков, по которым ностальгируют коммунисты. То и другое для нас неприемлемо, поскольку ведет нацию к гибели.

Единственный выход из нынешнего цивилизационного тупика – русский социализм. И единственно реальный способ построить новую формацию заключается в распространении национально-социалистической идеи в массах, чем мы с соратниками и занимаемся.



Александр Никитин
Секретарь ЦПС ПЗРК «РУСЬ»
  • 0

Добавить комментарий