0 10689

Реформа образования или война на уничтожение?

Реформа образования или война на уничтожение?

Выступление Владимира Петровича Семенко на съезде Общественного движения «Российское родительское сопротивление»

9 февраля 2013 г. в Москве прошёл учредительный съезд движения "Всероссийское родительское сопротивление".  Предлагаем вниманию читателей выступление замечательного православного писателя и публициста, главного редактора Информационно-аналитического портала о религии "Аминь" (amin.su) Владимира Петровича Семенко  1. Не следует думать, что цель вот уже два десятилетия проводимых в стране образовательных реформ заключается в том, чтобы в действительности как-то реформировать образование, улучшить положение в нем. Реальная цель реформ, помимо продажи академической и вузовской собственности – ликвидация, разрушение еще сохранившихся остатков советской системы образования, окончательное избавление от остатков советского образовательного наследства.
2. Программа этого разрушения, как ни банально это прозвучит, прямо привнесена с Запада и носит глубоко продуманный, последовательный, системный характер.
Сейчас уже известно, что в основе всех проводимых в стране т.н. образовательных реформ лежат идеи, изложенные в аналитической записке, которая была выполнена группой российских и зарубежных авторов по заказу Всемирного банка«Система управления в секторе высшего образования: сравнительный анализ и возможные варианты стратегии для Российской Федерации» от января 2004 года. Это в полной мере относится и к так называемой «Концепции модернизации российского образования», и к новому Федеральному Закону об образовании.
3. В ходе обсуждения данного закона было сформулировано немало экспертиз. Высказывалась целостная, всесторонняя, системная критика. Министерство пыталось всеми правдами  и неправдами преодолеть этот критический вал. Например, официальное обсуждение проекта закона проводить в период летних отпусков, когда большинство специалистов в разъезде.  Однако, при всех приемах подобного рода шквал критики со стороны научной и педагогической общественности нарастал. 
Тогда, при доработке закона, разработчики пошли на новую хитрость, хорошо понятную лишь тем, кто профессионально работает с подобного рода документами.  После шквала критических замечаний из законопроекта были убраны многие принципиальные положения, в результате чего он приобрел обтекаемо-гладкий и, как, по-видимому, представляется разработчикам, неуязвимый характер. Теперь многие принципиальные моменты, которые ранее были неотъемлемой частью самого федерального закона, будут регулироваться всевозможными подзаконными актами, издавать которые будет правительство или само министерство, не прибегая к посредству законодателя. То же касается, кстати, и образовательных стандартов, на которые обязаны опираться все, кто осуществляет образовательный процесс – их утверждает не законодательная власть, а само правительство, то есть в конечном счете – все то же министерство. Вышеупомянутая «особенность» нового закона, его расплывчатость и неопределенность до известной степени может погасить вал критики, но при этом обеспечивает большой простор для произвола чиновников от образования.
Взять, например, так волнующий всех вопрос о бесплатном образовании. В конечном счете вполне может статься так, что не сами субъекты образовательного процесса (то есть школы и вузы), но ведомство Ливанова и его нижестоящие клоны будут решать, какие предметы и до какой степени, в какой конкретной форме сделать платными, при этом формально ничуть не противореча закону и Конституции. Необходимо специально отметить, что новый законопроект направлен на дальнейшую усиленную коммерциализацию образования. Логика всей проводимой ныне образовательной реформы в конечном счете приводит к тому, что субъекты образовательного процесса начинают мыслиться не как учреждения, несущие знания учащимся, не как такие места, где, наряду с обучением, происходит воспитание будущих граждан, а как своего рода предприятия, которые должны приносить доход своим хозяевам. Поэтому сейчас происходит стремительное (и целенаправленное, сознательное!)  вымывание реальных специалистов, тех, кто хорошо ориентируется и разбирается в содержательной стороне образования, которые заменяются пресловутыми менеджерами, хорошо умеющими лишь одно: считать деньги «предприятия» и оптимальным образом выбивать их из «клиента».
Именно им и будет принадлежать ведущая роль в новой образовательной системе, создаваемой командой освистанных реформаторов.  Зарплаты ректоров ведущих вузов ныне более, чем в сто раз превышают оклады даже ведущих профессоров, составляя 5 млн. руб. и более. Аналогичная история имеет место и в школах. Достаточно сказать, что все замы Исаака Иосифовича Калины – главы департамента образования Москвы – пришли из бизнеса. А ведь именно Москва служит, что не секрет, главной экспериментальной площадкой для «обкатки» моделей реформаторского беспредела.
4. В свете всего вышеизложенного совершенно понятно, что из нового закона были по возможности максимально убраны принципиальные стратегические положения, определяющие высшие цели образовательного процесса. В нем до крайности выхолощены те нормы и положения, которые устанавливают ценностные основания и конкретные механизмы гражданско-патриотического, правового и духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. Сейчас окончательно закрепляется образовательная практика, направленная не на всестороннее развитие личности учащихся, а на подготовку роботов для механической, нетворческой работы, превращение нашей молодежи в беспомощный элемент глобального миропроекта, продвигаемого Западом.
5. Видя, какое сопротивление вызывает проводимая политика в профессиональной среде, ведомство освистанных реформаторов продолжает и усиливает давно начатую атаку на ректорский корпус. Совсем несведущий человек, послушав функционеров Минобраза, может порой подумать, что вузовская среда является наиболее коррумпированной в современной России, хотя, наряду, с, так сказать, силовым удалением слишком активно сопротивляющихся ректоров (ср. недавнюю историю с изгнанием из РГТУ яркого человека и патриотического политика Сергея Бабурина),  министерство само, как следует из приведенных выше цифр, проводит политику фактически узаконенного подкупа высшего вузовского менеджемента. Но те, кто сопротивляется, должны быть заменены, насчет этого не должно быть никаких иллюзий. Зомбированные гомункулы, призванные заменить все еще стоящих во главе многих вузов заслуженных российских ученых, в достаточном количестве выращиваются в кадровых лабораториях главной цитадели «реформ» – пресловутой Высшей Школы экономики, возглавляемой одним из основных идеологов всего безобразия Ярославом Кузьминовым.
5. Особо следует остановиться на изучении русской литературы и русского языка на всех уровнях современного российского образования. Фактическое отсутствие в новом законе каких-либо существенных гарантий культуросообразности образования, соответствия его культурным традициям нашей страны и народа особенно ярко проявляется  в подчеркнуто факультативном и все сокращаемом изучении русского языка и литературы, без чего невозможно решить задачу, поставленную Президентом перед нацией – духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. В  связи с этим в недавно нашумевшем Открытом письме членов ученого совета филфака МГУ прямо говорится: «Несколько лет подряд отдельные представители гуманитарного сообщества предупреждали о возможности катастрофы как в школьном образовании вообще, так и в его гуманитарном сегменте в частности. Ситуация изменилась качественно: катастрофа произошла, и русская классическая литература более не выполняет роль культурного регулятора образовательного процесса».  
Лжереформаторы не только навязывают нам ложную, выхолощенную картину российской истории, излагаемую в учебниках, издающихся на западные гранты, на деньги всевозможных НКО с иностранным участием, они не только все более сокращают часы гуманитарных дисциплин в школе и вузовский набор на основные гуманитарные специальности, прежде всего на такие, как филология и история, но в последнее время просто уже переходят к неприкрытому глумлению над сокровищами национального духа, стремясь изгнать само русское миропонимание и самоощущение из умов и сердец наших детей. Никак иначе невозможно расценить недавнюю попытку особо продвинутых реформаторов из РАО (кстати, вообще непонятно, какими рациональными соображениями можно защитить само существование этой более чем странной структуры) заменить изучение признанных классиков русской литературы в школьной программе Пелевиным, Улицкой, Асаром Эппелем и иже с ними. Великий народ, давший миру Пушкина и Толстого, Гоголя и Достоевского, должен пробавляться разглядыванием русофобских комиксов, удовлетворяясь откровенным примитивом, плевками по адресу «этой страны» и пошлятиной. Великую страну с ее уникальной культурой пытаются подсадить на иглу самобичевания и столь свойственного «малому народу», ничтожной и морально обанкротившейся либеральной секте оплевывания России, ее истории, культуры, религии, государственно-политической традиции, самого жизненного уклада??!
6. Все вышеизложенное заставляет  спросить: что же все-таки реально означает, в чем выражается присутствие в новом законе положения о «государственно-общественном характере управления образованием»? Разве мы обладаем реальными рычагами влияния на кипучую разрушительную деятельность Кузьминова, Калины, Болотова, Кондакова и других гайдаро-чубайсов от образования? Необходимо реально дать в руки гражданского общества, как родителей, так и педагогической общественности правовые механизмы влияния на управление образовательным процессом. 
Сейчас речь идет уже не о поправках к уже принятому закону. В патриотической среде давно стали расхожими рассуждения об «оккупационном режиме» и проч. Не пора ли от этой заунывной песни Ярославны перейти к реальному делу? Когда в сравнительно недавнем прошлом враг совершил попытку реальной оккупации нашей страны, то сопротивлялся каждый дом, каждая улица, каждый камень и дерево. Пусть лжереформаторы, наконец, отвыкнут от безнаказанности, реально почувствуют на себе, каково это: быть оккупантами в абсолютно чужой стране. Да вселится в нас несгибаемый дух наших великих предков, дух победителей при Полтаве, Бородине, Сталинграде и Курской дуге. Пора избавить само русское имя, саму принадлежность к великому народу-победителю от безнадежного духа депрессухи и пораженчества. Да здравствует Великая Россия! Русские, вперед!
  • 0

Добавить комментарий