0 3488

КАРТИНЫ МОДЕРНИЗАЦИИ. КУБАНСКИЙ АЛЬБОМ.

КАРТИНЫ МОДЕРНИЗАЦИИ. КУБАНСКИЙ АЛЬБОМ.

«Против овец я молодец, а против молодца я сам овца».

Автор. Р.С. Горденко. Инженер-эколог
О том, что губернатором Александром Ткачевым готовится системная модернизация краевой власти, в частности, предусмотрено 20% сокращение аппарата госслужащих, сообщалось в передовице «НР» (№73 (24282) от 18.04.12). Заголовок и цитаты, приводимые в статье «Время требует новых идей и новых людей», побудили поставить себя на место тех многих чиновников, судьбы которых, оказались в зависимости от единоличного решения губернатора, принимаемого им индивидуально по каждой кандидатуре. Сам собой вспомнился избирательный слоган одного из недавних новобранцев в городскую думу – «Даёшь молодежь». Не хочу спорить, но в возгласах, скажем, «Ура» или «Ой» улавливается больше смысла. Почему то стало стыдно за симпатичного выдвиженца, легко избравшего лохотронный подход к важнейшей демократической процедуре. Вот и теперь заявление краевой важности резануло слух абстрактным языком, отсутствием внятных условий и целей модернизации, процедур подготовки судьбоносных решений. Позже, 25 апреля, на своей инаугурации, Александр Ткачев произнес программную речь, но и она не внесла ожидаемой ясности. Напротив, настроила на размышления. Что ж, воспользуемся плодами суверенной демократии и обсудим с читателем наболевшее. Начнем с осмысления фразы, вынесенной в название упомянутой передовицы «НР».     Ну почему «Время требует…»? На чью руку надеты эти «требовательные» часы? Вот мы требуем, пытаемся достучаться во все властные двери. Нас не хотят слышать, нам не отвечают по существу! Мы  получаем бессмысленные отписки, для авторов которых важнее всего отражение бюрократических действий: «ваше обращение приобщено к материалам дела», «спасибо, уже (ещё) не надо», «ваше предложение направлено по принадлежности для принятия мер или решения» (следов которых впоследствии обнаружить не удается).     А в чем, собственно, суть «новых идей»? Во времена СССР, бывало, жизнь представлялась недостаточно эмоциональной (застой!), счастливая обыденность ощущалась пресной. Нет, нет, да и тянуло (молодые были!) поискать какую-нибудь новую (но, скорее, свежую) идею, частенько, западного розлива. В практическом плане новых (свежих) идей желали тогда, когда упорно не решалась в пределах известных подходов какая-либо особо «неподдающаяся» проблема, возникшая по незнанию, из-за неосмотрительности или в наивном предположении, что её решение не составит труда. Как правило, ответственность и скромность инициаторов удерживали их от провозглашения выдвинутой идеи «новой». Всегда было понимание того, что «новизна» приобретает цену только в ситуационном контексте, благодаря раскрытию сути преодолеваемой «строптивости», учету профессионального реноме выдвинувшего её автора, позитивной оценке экспертным сообществом.     Нелепым, обидным и тревожным воспринимается желание привлечь к управлению «новых людей»! В самом деле, когда на вопрос «Кто это?» слышишь в ответ «Какие-то новые люди», то понимаешь, что речь идет о незнакомых нам «пришельцах» с неясными помыслами, культурой общения, иными словами, о людях (если они люди!) потенциально опасных. В действительности же, нам нужны (возможно, здесь обнаружится расхождение с тем, что имел в виду губернатор) знающие, целеустремленные и нравственно совершенные личности, способные воспринимать цели и задачи государственного строительства, обнажать и защищать в своей области объективную правду-истину, люди,  выросшие среди нас и нам хорошо известные, не склонные к предательству тех, чью часть они составляют и кому в явной или неявной форме обязались служить. Характеризуя таких людей можно сказать и так: их нравственные качества и профессионализм обладают пропорциями «золотого сечения». Вот почему их главенство в руководстве общественным жизнеустройством явилось бы достаточным условием такого бытия, о котором квалифицированное большинство граждан говорило бы не иначе, как о счастливых временах или чем-то подобным, разумеется, с оглядкой на сложившиеся внешние условия.      Рассматривая кадровую политику нельзя не обратить внимания на этическую сторону дела. Расхожей в СССР была загадка «Что растет, а не видно?» с разгадкой «Благосостояние!». Вот её свежий вариант: «Какой дух царит повсеместно, но нигде им не пахнет?» Правильно! «Демократический!» А ведь демократические ценности наши политики «берегут» пуще золотовалютных резервов! Увы, не испускает обещанного духа и пущенная бывшим президентом телеволна всенародного избрания губернаторов, поскольку гасится обратной волной с умело сдвинутой фазой, несущей переназначения на новый срок. Этот сдвиг дезаэрирует страну. Тщетно вынюхивать демоценнности в нашей политической атмосфере. То и дело в нос шибает амбре типа «Я решил!». Между тем, будучи тонко организованным и уверенным в себе политиком, губернатор мог бы пойти на смелый эксперимент и подтвердить, что в основе его авторитета не только поддержка центра, но и доверие подчиненных. Ему достаточно было предпослать программе формирования новой структуры власти добровольную коллегиальную оценку собственной профессиональной пригодности. Процедура, поверьте на слово, вполне реализуема, хотя, возможно, некоторые детали потребовали бы аккуратной проработки. Если бы тестирование (хороший пример для других высших должностных лиц) дало результат ниже границы «квалифицированного доверия», то в этом случае губернатору предпочтительнее было бы обратился к ЗСК с предложением сформировать группу экспертов (под эгидой РАН) по выработке концепции развития региона и ориентированной на неё программы перестройки системы краевой исполнительной власти. В противном случае, т.е. получив поддержку квалифицированного большинства, он оставил бы за собой руководство всем ходом модернизации. При принятии масштабных кадровых решений важно опираться на научные основы администрирования. В частности, наука признает за губернатором право произвести переназначения только тех лиц, которые являются его непосредственными подчиненными. При этом он должен будет исходить из объективного анализа соблюдения им в отношении таких лиц всех существенных принципов управления, среди которых разделение труда, полномочия и ответственность, дисциплина, единство действий, подчиненность интересов,  порядок, справедливость и ряд других. Переназначив лиц из ближайшего окружения, он делегировал бы им право произвести переназначения на следующей ступени с соблюдением тех же принципов. И так далее, вниз по скалярной цепочке.     Обескураживает точное вычисление объема персонала, подлежащего сокращению (20%). Указание Господа Бога? Тривиальный подсчет веса финансовых обещаний повысить госслужащим зарплату, так что нужную сумму, за отсутствием других источников, приходится покрывать из зарплат сокращаемых? А как согласуются сокращение и «бешенный темп» управленческой деятельности? Научный диагноз «бешенства» - неправильное разделение труда, которое лечится, прежде всего, сменой модели управления, перераспределением полномочий, но для ампутации требуются веские основания. Наконец, если функционирование органов управления сопровождается систематическими переработками и чрезмерным нервным напряжением персонала (к слову – ахиллесова пята главы  новороссийской администрации В.И. Синяговского), лечение недуга дополняется увеличением штатного расписания. От упора первого лица на единоличные кадровые решения страдает и корпоративный дух администрации, суть которого в гармонии личных и служебных интересов управленцев. Попутно следует отметить, что динамичное развитие экономики, да ещё и в бешеном темпе, кажется, не сопровождается пропорциональным ростом благосостояния кубанцев, принадлежащих им «брутто-долей» владения средствами производства и присутствия на рынке труда. Не исключено, что под видом иностранных инвестиций в край закачиваются отмытые за рубежом российские деньги, которые обслуживают «новые люди» (неужели те самые?) при посредничестве западноевропейских дипломат-коммерсантов.     Поскольку предыдущие составы краевой администрации формировались лично губернатором и никем, кроме него, следовало бы разобраться с альтернативами причин многих громких упущений (где гарантия, что «новые» люди», напичканные «новыми» идеями добьются лучших результатов? Скорее, просто других!). То ли не удается подобрать способных людей, профессионально пригодных к решению тех или иных задач административного управления, то ли сами эти задачи такого свойства или поставлены так, что среди кубанцев не находится людей, способных или согласных их решать. Что касается упоминаемых в передовице «требований граждан действовать максимально эффективно», следует заметить, что они не могут требовать даже просто эффективности, поскольку это понятие уже предполагает знания о минимаксных оценках, невыполнимых извне системы. Вносятся предложения по порядку управления и его эргономическим параметрам, не более. А вот потребные для этого ресурсы и организационные формы - головная боль администрации. Известно и лекарство – коллективное целеполагание, научное планирование, делегирование полномочий носителям компетенций, их защита от политического и коммерческого нажима. Думается, помочь лидеру Кубани обрести главную «фишку» подлинных популярности и уважения к нему кубанцев, смогут не всезнающие политтехнологи, не сопутствующий ему блеск казачьих символов и даже не тайные наставления мудрецов царям и повелителям вселенной, но слова из недавно очень популярной песни: «Ты такой же, как я, человек, а не Бог! Я такой же, как ты, человек, а не лох!». Ведь на пути самоизоляции, утверждения своего мнения, вопреки объективным законами и опыту, не обрести ни высокого служения, ни личного счастья.     Обратимся к некоторым выдержкам из программной речи. Нельзя не посвятить нескольких слов описанию той обстановки, в которой она звучала и которая не могла не повлиять на её восприятие. Не стремясь исключить роль личной оценки цитируемых эпизодов инаугурации, склоняюсь к констатации: присутствующие в зале были скованы своими креслами, их лица при переходе от одного программного тезиса к другому не озарялись блеском деловой энергии и энтузиазма, что характерно для соавторов излагаемой концепции. Бросалась в глаза неестественная напряженность  подавляющего числа людей, говорящая об их неуверенности в будущем. Ряды заполненного зала представлялись плотными шеренгами «пленников», каждому из которых предстояло сделать роковой выбор: или принять жесткие условия пленившей их силы, или погибнуть. Трибуна, с которой произносилась программная речь, была высока, но это была трибуна для объявлений, а не для дискуссий. Впору говорить о стокгольмском синдроме, заставившем спикера ЗСК при гробовом молчании зала заверять титулованного инаугуранта в «понимании» всеми ключевыми работниками органов управления допустимости и необходимости их превентивного «пленения» т.е. заблаговременного выведения за штат. А как бы укрепила корпоративный дух администрации и завоевала губернатору симпатии всего населения та же процедура, будь данная программа не только изложена, но и всесторонне обсуждена с действующим руководящим активом, до и в обоснование президентского переназначения и инаугурации, а не после?!     Учреждение надпартийного («именно Кубань наша самая главная партия!») движения «За Веру, Кубань и Отечество» при одновременном предвидении ухудшения политической обстановки в связи с изменением статей Закона о политических партиях (о чем публично рассуждали и другие высшие руководители государства) также вызвало тревогу. Сама идея надпартийности противоречит, по крайней мере, духу государственного политического устройства, а предложенное название представляется неудачным не только в силу исторических параллелей («За Веру, Царя и Отечество»). Замена Царя Кубанью, а в перспективе, Кубани губернатором, в совокупности с общей идеей реорганизации, наводят на мысль об ориентации высшей власти на конфедерацию, с выраженными признаками возрождающегося из пепла неофеодализма. Полноценным гражданам Российской Федерации на эмоционально-ритуальном уровне предлагается проектировать всё Отечество на плоскость края, а там, глядишь, и на ось своего избирательного участка. С Верой тоже не здорово, поскольку Кубань принципиально многоконфессиональна. Нескромно смотрятся на дорогах и в горах православные кресты, покровительственно указующие на территорию веры. Думается, что ничто так не окрашивает ею землю, как сами верующие и их богоугодные дела. В определенном смысле смущает методология модернизации. В ней царит эклектика. В программной речи отсутствовали ключевые (интегро-дифференциальные) статистические данные, дающие представление о структуре экономики края: какая доля предприятий, действующих полностью или своей частью на территории края, находится в собственности субъектов и коренного населения края, какая – в собственности субъектов и прочего населения Российской Федерации, что принадлежит  иностранным владельцам? То же в отношении недвижимости, земельного фонда, природных ресурсов. Как именно «экономическая мощь» коренного населения Кубани разлагается по сословному признаку, национальным диаспорам, в частности, каков вклад в экономику Кубани казачества, символы которого осеняли инаугурацию и были свидетелями губернаторской клятвы? Особенно пронзительно прозвучала в программной речи кредитно-ипотечная идея. В вертолетном измерении предполагается сотни тысяч домов Кубани подписать на снос, влезть в неоплатные долги (как же, весь мир живет в долг и тем управляется) и немедленно приступить к массовому строительству новых домов по новым проектам и с применением новых технологий и материалов (ну чем не пример навязывания строительных и банковских услуг с использованием авторитета и инструментов государственного управления). Сегодня невозможно сказать, из каких гарантированных доходов кубанцы смогли бы вернуть банкам ипотечные долги. Попытка реализовать (и спешно!) данную программу таит в себе высокий риск массового дефолта, следствием чего станет приобретение этих самых домов и земель собственниками из числа «новых людей». Сопутствующая проблема - строительные отходы (современных технологий), которые и сегодня не ясно куда девать: как известно, земля Кубанская или золотая, или сплошь заповедная, а о мощностях по их полновесному рециклингу не было сказано ни слова. Спора нет, многое на Кубани поизносилось, места достаточно и строительным и инженерно-экологическим новациям. Важно заблаговременно и исчерпывающе ответить на вопрос: – «Как, кто, когда и с какими энергетическими затратами завершит полный жизненный цикл того, что предполагается снести и построить?». «Умная экономика», один из козырей бывшего президента, далеко не всегда оказывается здравой, отдает жульничеством и носит классовый характер. Инициировать совершенствование законодательства, защитить интересы экономически слабых слоёв населения Кубани, опираясь на опыт последних лет – это ли не программная задача её лидера, обладающего авторитетом главы одного из наиболее успешных регионов России. К сожалению, в звеньях государственного управления невозможно обнаружить гласных обратных связей (губернатор президенту или премьеру), которые могли бы рассматриваться гражданами как проявления их собственного опосредованного (через местную и краевую власть) участия в управлении, как воплощение конституционных гарантий. Ресурс огромный, поскольку даже крох политической воли достаточно, чтобы сдвинуть с мертвой точки многие наболевшие проблемы. В сменявших друг друга абзацах программной речи так и не были затронуты вопросы о том, как, например, повысить нравственность экономики, отдав приоритет бизнесу, зарабатывающему деньги, а не получающему их благодаря законодательно-коррупционному давлению на потребителя, как сделать осмысленными тендеры, добиться внятной политики в сфере занятости и регулирования коридора заработной платы на основе рыночной, а не релятивистской экономики. Как обуздать зарвавшихся игроков на материальном и финансовых рынках, выковать национально ориентированный и в целом морально адекватный бизнес, поскольку сегодня его социальная ответственность трактуется, преимущественно, как комплиментарное партнерство с властью. Решения иных «проблем» настолько очевидны, что, осознав это, теряешь чувство конституционной защищенности. Вот, скажем, «критерии» тендеров – очевидная бессмыслица. А ведь ситуация может быть улучшена коренным образом, если в качестве критерия использовать жесткую структуру себестоимости (что требует от организаторов торгов компетентности), где через материалы, заработную плату и квалификационные требования возможно надежно и полно запланировать суть и качество результата. Специалистам по торговле и потребительскому рынку в органах госуправления должно быть по силам (при современном то уровне информационных технологий) сосредоточить в специализированных секторах рынка массовые продажи однотипных объектов, требующих сложной инженерной, инженерно-строительной и юридической экспертизы (многоквартирные дома, квартиры, коттеджи, офисные и гостиничные здания, автомотехника, авиатехника и пр.), где к реализации конечным потребителям допускается только полностью готовая и паспортизованная продукция, прошедшая ответственную (риски на стороне экспертной организации и продавца) приемку и имеющая законодательно установленные гарантийные сроки. Любителям и заказчикам административно-законодательных двусмысленностей (в духе максимальной редукции роли государства в процессах контроля и регулирования) следует знать и на будущее учесть: всякий здравый гражданин видит опасную манипуляцию в том, что «административными барьерами», которые - суть искусственно создаваемые чиновниками процессуальные или нормативные препятствия, питающие паразитный процесс торговли значимыми функциями государства, называют акты разрешительно-регулирующего и контрольного характера, совершаемые от его имени, которые - суть механизмы обеспечения государством конституционных гарантий, и на этом основании их неосновательно упрощают и сокращают. Заметим попутно, что ни электронный документооборот, ни электронное правительство принципиально не способны  изъять из оборота подобные «гостовары», но только изменить характер «препятствий» или уровень и место их актуализации, цену за их преодоление. Всё равно, как, например, внедрение на Кубани цифрового телевидения не способно обезопасить культуру и нравственность её населения, предупредить манипулирование сознанием и управление поведением граждан, развеять миф о «плюрализме» СМИ. Эдаким административно-экономическим шаманством отдавали рассуждения губернатора о динамике заработной платы. Ни о какой эконометрической модели, лежащей в основе прогнозирования её уровня, не упоминалось. Регламент тут не помеха, поскольку других выступающих и прений не было. Традиционно назывались размеры заработных плат учителей и работников здравоохранения (текущий уровень 20-21 тыс. руб./мес.), которые, как мы знаем, централизовано регулируются и по которым имеется министерская статистика. Планируется «довести её до 1500 долл. США/мес.». Однако, какова здесь роль экономики края, почему доллары заменили рубли, к какому сроку будет реализован этот план и каков будет тогда курс валют, наконец, на какое экономическое чудо будет опираться это повышение, иными словами, какова общая динамика краевых объемов продукции, затрат труда, основного капитала, какими ресурсами будет обеспечиваться развитие – не пояснялось. Между тем не составляет принципиальных затруднений учесть для граждан, зарегистрированных на Кубани и имеющих работу, их заработок, найти его среднюю по годам величину и составить соответствующий прогноз. Привлекая данные пенсионного фонда и Минсоцразвития, несложно оценить динамику легальных доходов на каждого жителя Кубани, доли их вклада в общий объем экономического роста. Растет ли эта доля? Может быть, в крае существует параллельная экономика, которую обслуживает рабочая сила, не имеющая кубанского статуса и выводящая свои накопления за его пределы? Но что в этой связи кажется совершенно необходимым и срочным, так это сделать предметно четкой, юридически понятной практику всех видов трудовых договоров. Законодательно запретить вариации заработной платы в 2-5 и более кратно изменяемых пределах путем введения различного рода надбавок, специальных доплат и иных выплат, не сопровождающихся однозначно сформулированными пунктами письменных трудовых соглашений, в которых финансовые риски собственника (работодателя) по умолчанию перекладываются на плечи работников. Будет честнее, если должностные обязанности составят неотъемлемую часть трудового договора и будут рассматриваться как исчерпывающие условия трудовой и профессиональной адекватности, а их исполнение будет достаточным для безусловной выплаты вознаграждения в установленных размере и в сроки. Имея в виду глобальный характер экономики, следует ввести жесткий контроль всего краевого рынка труда, закрепить законодательно такой принцип регулирования базового уровня заработной платы, при котором цена равноценного труда в Российской Федерации и в Евросоюзе (или в группе стран с экономиками его уровня) должны соотноситься в той же мере, в какой, например, соотносятся средневзвешенные цены на энергоносители. И вообще, противоестественно ждать социальных милостей от бизнеса. Необходимо сделать их важнейшим условием его существования как способа производства, в том числе, и в интересах самого бизнеса, ибо стабильность и творческая ёмкость  справедливого общества окупаются как в текущем, так и в будущем периодах. Заметим, что именно справедливость во всех её проявлениях является главнейшей социальной заботой власти любого уровня: взращенная, выпестованная и трудоустроенная в справедливом обществе трудоспособная часть населения за свой счет сможет обустраивать семейную жизнь, растить детей и  заботится о старших. Особое значение для края имеет деятельность на его территории крупнейших российских или транснациональных компаний, последствия которой для окружающей среды, прежде всего, флоры, фауны и человека, составляют значительную долю предельно допустимой техносферной ёмкости территории. Техногенное «давление» вне ведущих промплощадок края нарастает существенно быстрее, чем происходят ввод в действие и (или) адекватная адаптация имеющихся защитных механизмов. Эта проблема, без сомнения, заслуживает того, чтобы быть отраженной в программе его развития. Например, в Новороссийске этот разрыв стал столь большим, что пришлось приостановить техническое оснащение и предельно пассивировать муниципальную службу экологической безопасности и распустить городской экологический совет, которые обязаны были реагировать и реагировали, как могли, на экологическую нервозность населения, на его требования обеспечить конституционные и иные законодательные гарантии безопасной жизнедеятельности, в частности, в связи с развитием предприятий НМТП и городским строительством. Практика показывает, что краевое законодательство в этой сфере находится в неудовлетворительном состоянии, не находит должного практического воплощения даже в минимально доступном объеме. Можно предположить, что для преодоления системных трудностей в данной сфере окажется полезной «идея», суть которой в  переносе центра тяжести регулирования техносферы с нормативно-законодательного на экономико-статистический. В общих чертах это означает систематизацию и ведение прямого учета тех издержек населения и хозяйствующих субъектов края, которые обусловлены спецификой рисков, связанных с тем или иным парциальным «техногенным давлением», производимым соответствующим бизнес-гигантом. Сумма адресных компенсаций, регулярно определяемая аудиторами, будет слагаться из величин падения цен на недвижимость, доходов от туризма и санаторно-курортного обслуживания, прироста ставок различных видов медицинского страхования, сумм, выплачиваемых за вредность, и ряда других выплат, и взыскиваться с хозяйствующих субъектов, ответственных за эти изменения, пропорционально их долевому вкладу.     В качестве полезной «идеи» можно предложить осуществлять проработку сбалансированного плана развития края с применением современных алгоритмов динамического программирования. Потребуются государственное мышление, понимание нашего максимально правдоподобного желаемого будущего (чем не повод официально дать отвод «Гарвардскому проекту»?), расчет допустимых границ техносферы с учетом характера и опасности будущих минимаксных воздействий, погружение на глубину горизонта планирования в диапазоне 25-35 лет. Не обойтись без приглашения к сотрудничеству лучших экспертных школ, РАН (на основе грантов), выбора ориентиров развития, оценки темпов ведущих процессов во всех значимых сферах (транспортная инфраструктура, в том числе трубопроводный транспорт, сельскохозяйственные, курортно-санаторные и туристические кластеры, легкая промышленность, кластеры в сфере жилищного и промышленного строительства и т.п.). Зато станет возможным создать единый генплан развития края, зафиксировать в нем многомерные границы различных сечений техносферы, резервных и охранных зон. Статус генплана как документа, регулирующего развитие региона, может стать своего рода техносферной «конституцией», если он «полистно» будет утвержден референдумами муниципальных образований (в объеме местного тома), а затем ЗСК в целом. Только в этом случае с его положениями вынужден будет считаться бизнес любых масштабов и правовых форм. К сожалению, авторитарный стиль руководства, обусловленный, как думается, не столько личными качествами  наших «первых» лиц, сколько финансовой асфиксией механизмов взаимодействия компетенций, вырождением самих экспертных сообществ, если они руководствовались научной, а не товарной методологией, оставались независимыми и не уклонялись от ответственности, препятствует свободной циркуляции идей и работе социальных лифтов. Программную речь эмоционально окрашивали констатации любви к кубанской земле, заботы о её населении, об укреплении единства граждан, основ культуры и традиций. Но в предшествующие периоды мы были свидетелями событий, когда вопреки действующему законодательству, обходя его требования особым порядком (что нельзя признать допустимым) в отношении отдельных территорий и объектов, не взирая на протесты граждан, были, например, введены в действие балкерный терминал «Еврохима» в г. Туапсе, Мазутный терминал в г. Новороссийске. Также, без какого-либо изучения мнения кубанской общественности и научного сообщества, запланировано ( с участием Китая, ОАЭ, Индии, Южной Кореи, Великобритании) строительство сверхмощного завода по производству метанола (до 30 тыс. т/сутки), оборот которого может достигать 8-10% оборота всего Новороссийского морского торгового порта. При этом концентрация производства (на 72 га) предполагает (байесовское) взаимодействие рисков, итог которого остается неизвестным. И по мере того, как эти события разворачиваются, растет их острота, не услышано ничего, исходящего от губернатора, что можно было бы расценить, как его попытку защитить интересы этих территорий и их населения, воспрепятствовать проектно-строительному авантюризму, а то и открытому беззаконию. Дошло до того, что грубо нарушаются даже прилюдно, на уровне оферты, закрепленные договоренности между жителями ул. Жуковского (Новороссийск) и руководством НМТ о гарантированном переселении. Выборы позади, инаугурации тоже. Выходит, наступило время, когда можно забыть обо всём обещанном, приструнить недовольных и продолжить генеральную линию лжедемократического розлива? А у порога новая беда. Бывший премьер В.В. Путин подписал 22 февраля 2012 года распоряжение № 229-р, утвердившее право ООО «НПП «Кротон» на добычу 20 млн. тонн песка на шельфе Черного моря напротив г-к Анапа. Причем, что интересно, директор указанной компании Сергей Курьянов, оказывается, и знать то не знает, что его фирма подавала заявку на аукцион с этим видом работ. Какие уж тут общественные слушания, анализы пригодности песка для заявленных целей, изучение вопросов контроля объема добычи и мониторинга её негативных последствий. На уровне администрации Анапы имеет место слабое сопротивление, инициированное АРКА, но надежды на государственную экологическую экспертизу, как показал опыт, ничтожны – только на заранее и сверху запланированное чудо! Сейчас вокруг этой проблемы заклубилась политическая пыль, поднятая партийцами «Яблока». Скорее всего, чтобы своевременно заглушить процесс самоорганизации в сфере обиженного курортного бизнеса, а заодно дать возможность стойкому аутсайдеру поднабрать очков, предупреждающих его полное растворение в грядущей политической каше.  Это ли не повод взять ситуацию на губернаторский контроль, не дожидаясь всех видов адресаций «на высочайшее имя» организовать компетентное рассмотрение вопроса, возможно, вступить в контакт с «заказчиками песка», более детально изучить обстоятельства рождения новой ресурсной «идеи»? Не сделать этого – значит своим поведением дать повод людям так выразить своё отношение к краевой власти: - «Против овец я молодец, а против молодца я сам овца».    г. Новороссийск. 05.06.2012 года.
  • 0

Добавить комментарий