0 8422

Украина: failed state, fake revolution

Украина: failed state, fake revolution

Год спустя после государственного переворота. Пока Украина, точнее то, что от нее осталось, пребывает в агонии передела собственности и демонтажа остатков суверенности с помощью западных партнеров и транснациональных корпораций, можно подвести некий итог, связанный с государственностью этого образования и политических реформах последних 10 лет


 Мы намеренно абстрагируемся от тем русского мира и общего культурно-исторического пространства, территориальных  преференций, которые Украина получила от советской власти при Ленине, Сталине и Хрущеве, и прочих всем известных  геополитических банальностей.

Давайте рассмотрим последние события на Украине с позиции американской политологической школы, ведь нынешний  официальный Киев так любит постоянно повторять о своей любви и уважении к Вашингтону. Американские политологи и эксперты в свое время ввели понятие неудавшегося государства - failed state. Кстати, с  английского языка этот термин еще можно перевести как ошибочное государство. И чтобы проверить, насколько Украина  соответствует этой концепции, давайте посмотрим что же произошло после 1991 г. на постсоветском пространстве. Все  республики объявили о своей независимости и суверенитете, хотя в нескольких местах вспыхнули конфликты. В своих  территориальных административных границах тест на прочность не выдержали Молдова, по причине отпадения Приднестровья, Грузия по причине начала этнических чисток и репрессий в Южной Осетии и Абхазии, Армения и Азербайджан по причине территориальных споров. Несмотря на гражданскую войну Таджикистан смог выстоять. Россия тоже смогла сохранить целостность, несмотря на чеченский кризис и проявления сепаратизма. 
Украина, как и Беларусь, оказались в наиболее выгодных позициях, однако ситуации развивались в совершенно разных направлениях. После прихода к власти Александра Лукашенко Беларусь пошла по пути укрепления суверенитета и всячески поддерживала курс на  независимую политику, хотя и с разумными интеграционными процессами. Украина же попыталась вести двойную игру. С одной стороны это и блок ГУУАМ, призванный обеспечить санитарный кордон вокруг России, но оказавшийся  мертворожденным проектом, и сотрудничество с НАТО, и заявление на европейскую интеграцию в будущем. С другой  стороны, хотелось так же продолжать получать дешевые энергоносители из России и тратить запасы, накопленные еще в Советскую эпоху. Естественно, что это не могло продолжаться вечно, и с подачи Запада на Украине началась интенсивное строительство так называемого гражданского общества. В помощь для этого были брошены ресурсы западных  фондов и в качестве легитимной крыши создан проект Восточного партнерства, где роль тарана была отведена Польше и  Швеции. Казалось, все должно быть хорошо, - на Украине работают тысячи инструкторов и агентов, национализм крепчает, показатели демократизации растут. Но как только начался внутренний конфликт - запас прочности куда-то тут же исчез.  Очевидно, что если в семье дети сами уходят от родителей, значит в доме что-то неблагополучно и этот вопрос нужно решать с помощью третьей стороны. Кстати, в странах Западной Европы государство очень пристально смотрит за семейным воспитанием и в случае необходимости передает детей в приют или приемным родителям. Но если семья крепкая  и дружная, даже несмотря на бедственное положение подобные мысли о бегстве вряд ли придут в голову ребенку и он до своего совершеннолетия будет находиться рядом с родителями. Эту аналогию можно провести и с Крымом. Вряд ли подавляющее большинство граждан полуострова, какая бы там ни проводилась пропаганда и какие бы экономические  преференции не были обещаны, проголосовали бы за независимость от Украины и воссоединение с Россией. То же самое  можно сказать и в отношении Донбасса. Есть еще регионы, где "дети" хотели бы побыстрее сбежать, да присмотр за ними  ведется очень сильный и угроза наказания вполне реальна. Поэтому пока помалкивают и стойко выносят "побои и  оскорбления". Категорию failed state приписывают многим странам, например, Афганистану. Тем не менее, даже Афганистан, который  продолжает раздираться внутренними конфликтами и переживший американскую военную оккупацию, остается единым. Украине больше подходит статус Сомали, но только в центре Европы, - остается только понять что было ошибкой - объявление независимости в 1991 г. или системные ошибки на протяжении последнего периода украинской истории - то ли  с времени правления Кучмы, то ли с оранжевого фанатизма Ющенко. Кстати, американский неоконсерватор Ирвинг Кристол делал интересное замечание насчет разницы между демократией и  республикой. Он говорит, что при демократии могут иногда править народные страсти, но в республике таковые считаются недостойными и принимаются меры, чтобы эти страсти были в подчинении. Если подобные эмоции, которые  переросли в насилие, стали допустимы на Украине, вероятно, что по классификации Кристола это не республика, хотя  формально значится таковой. Стоит вспомнить слова историка Николая Ульянова об охлократии, т.е. власти толпы. Если Ульянов анализировал структуру гетьманщины и перманентные перевороты казацких верхушек на Украине, то теперь эта  формула вполне подходит и для нынешней ситуации. С поправкой на то, что теперь элиты связаны с внешними силами и владеют крупными капиталами, а в качестве живого щита и пушечного мяса используют молодых и здоровых представителей  украинского народа. А их со своей стороны используют упомянутые внешние силы для своих интересов - геополитических  и экономических. Конечно, можно сказать, что демократия так просто не дается, особенно в государствах переходного типа. Но у любой  демократии есть свои сложности. Они были в Древней Греции, они есть в США, Швеции, Сингапуре и других промышленно  развитых странах. И это не вопрос экономического благосостояния и технического развития, хотя эти показатели могут  иметь отношение к демократии.

Английский философ и культуролог Мэтью Арнольд говорил, что "трудность демократии заключается в том, чтобы найти и  хранить высокие идеалы... Причем деятельность индивидуумов, составляющих нацию, и которых много числом, поставлена  на службу идеалу, более возвышенному, чем простой человек". Но разве доморощенные украинские патриоты смогли  сформулировать хоть один идеал? Неужели безвизовые поездки в Европу, уличные нападения на политических  оппозиционеров и прыжки под речевку  "хто не скаче, той москаль" являются высокими идеалами? Теперь что касается последних радикальных реформ, проходивших под лейбом революций. Приведем мнение уважаемой всеми  либералами американского политического философа Ханны Арендт. Она пишет, что революция - это политическое явление, воплощение философских идей, которое требует очень взвешенных целей и средств, внимательности и осторожности. Успешная революция не может руководиться настроениями черни. Чернь и маргиналы всегда будут присутствовать в революции, но чтобы революция не трансформировалась в социальный бунт нужно удерживать чернь на периферии. Насилие является перверсией революции и до тех пор, пока оно играет доминирующую роль в революциях, они будут  антиполитическими и происходить за пределами политической сферы.

Есть еще один метод свержения власти. Это Мятеж. Мятежом Арендт называет страстное отрицание статус кво - в форме  институтов и образа жизни, связанного с этими институтами. Однако, разве были разрушены существующие институты на  Украины? Просто в чиновничьи кресла сели другие лица - в основном без надлежащего опыта и знаний, что повлекло новый цикл проблем в самых разных сферах и даже поиски менеджеров на должность министров за рубежом. А разрушили только памятники советской эпохи и гражданскую инфраструктуру на Донбассе, если говорить о реальных фактах. Следовательно, даже мятеж оказался каким-то недоделанным, хотя в его спазмах погибли тысячи граждан - в Одессе, на  Донбассе, застенках СБУ и на улицах различных городов от рук криминальных элементов, ряженых в политическую  символику. Значит эта так называемая революция была фейковой, из-за своего характера значительно ускорившей распад украинской  государственности. А нынешнее состояние украинских граждан можно назвать не иначе как социальным эскапизмом, в то  время как узурпаторы власти, плюнув на законы геополитики вместе с зарубежными партнерами активно осваивают остатки активов, сохранившихся с советской эпохи.
  • 0

Добавить комментарий