0 27872

Утопия хаоса

Утопия хаоса

Чтобы бороться с мировым злом нужно победить пороки внутри себя. LiK-TV. ru и Институт Высокого Коммунитаризма представляют новый супер-бестселлер Александра Владимирова "Утопия хаоса". Автор надеется, что его произведение станет одним из факторов объединения истинно русских людей (совпадения некоторых названий и имен - не имеют ничего общего с реальными структурами и людьми и являются плодом образного мышления автора)



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПРОБУЖДЕНИЕ

ГЛАВА I. СТРАННЫЕ ВСТРЕЧИ

До отправления поезда еще целый час. Кирилл мысленно отругал себя за то, что вышел из гостиницы так рано. Он опасался очередей, однако оказался единственным у окошка кассы. Просьба – один билет до Москвы, была тут же исполнена.

Но куда девать этот час? Недалеко от вокзала небольшой парк, здесь и скоротает время.

Как хорошо! Апрель. В Москве – сырость, слякоть, небольшие сугробы, как напоминание о безрадостном времени года – зиме. А здесь, в Белгородской области, уже предвкушение мая и наступающего за ним лета. Запах свежей сосны кружил голову. Зеленые листики деревьев едва колыхались от легкого дуновения ветерка. Кирилл шел по усыпанной гравием дорожке, полностью погрузившись в себя.

Он всегда забывался в минуты отдыха. Исчезали проблемы, заботы, друзья и враги. Оставался только он, Кирилл Мальцев – центр и основа Вселенной. Может, не так уж и не правы солипсисты (сторонники концепции, отрицающей объективность существующего мира. – прим. авт.): мир замыкается на одной-единственной личности, а рядом – ненужная, выдуманная этой же личностью шелуха?

Однако «объективная реальность» быстро напомнила о себе. Кто-то стоял на пересечении аллей и в упор смотрел на него. Задумчивость Кирилла мигом улетучилась; кто этот наглец?

Приблизившись к незнакомцу, Кирилл увидел, что тот, вроде бы молодой, но, переживший немало – о чем говорили перерезающие переносицу морщины и глаза умудренного опытом «старца». Волосы странно переливались: то казались льняными, то – едва ли не темными. («Нет, скорее, он блондин»). Черты лица правильные, такие мужчины нравятся прекрасному полу. Но что-то в нем отталкивало.

Его хищный орлиный нос? Острые глаза? Или ноздри, которые постоянно раздувались, будто их обладатель принюхивался ко всему на свете? Неожиданный соглядатай вызвал в душе Кирилла неприятное чувство и даже… страх? Именно такие люди подавляют и размазывают тебя по стенке. Даже если говорят «приятные вещи». Он был как напоминание того, что мир безжалостен и зол.

На какое-то время горбоносый заслонил собой все, что доселе окружало Кирилла. «Что ему нужно?» Однако подойти и спросить Кирилл не решился.

Тяжелое неприятное молчание длилось некоторое время. Никаких враждебных намерений незнакомец не проявлял. Кирилл постарался успокоиться, отвернулся, вроде бы рассматривает парк. Но нервы не выдержали. Он снова глянул в сторону горбоносого и увидел, что тот… исчез.

Невдалеке прогуливались несколько человек, однако, никто даже смутно не напоминал недавнего соглядатая. Кирилл в изумлении протер глаза… Как же так?!

Некоторое время он размышлял о странном происшествии. Потом решил, что незнакомец ему просто привиделся.

Время. Кирилл поспешил на вокзал. А когда вошел в вагон, обычный мир вновь «засосал» его.

Он - в купе – комфортабельном, похожем на европейское. Конечно, он в тайне надеялся, что соседнее место не займут, и он в одиночестве доедет до самой Москвы. Миловидная проводница улыбнулась, Кирилл принял это как должное для тех, кто путешествует в СВ. Но она улыбнулась ему вторично, да так сладко…

«Я ей понравился? А могло быть по-другому?»

Поезд тронулся, Кирилл обрадовался: теперь вряд ли кто присоседится. Расстояние от Старого Оскола до Москвы небольшое. Люди, даже состоятельные, предпочтут перетерпеть несколько лишних часов в обычном вагоне. Нет, нет, он любил компании, любил высказать свои идеи. А как иначе мог вести себя крупный философ современности? И хотя последнее признавал только он сам да несколько друзей, Кирилл не унывал. Не так часто гениев почитают при жизни. Вот уйдет он, Кирилл Мальцев, в иной мир, и общество вздрогнет: кого потеряли!

Компании, слушатели – страсть Кирилла. Но не сейчас, когда он так устал. За несколько дней проделана колоссальная работа. С лихвой выполнено задуманное, заведены нужные контакты. Везде Кирилла встречали с распростертыми объятиями. Известный блогер, владелец одного из крупнейших порталов! И вот теперь можно спокойно вздохнуть и наблюдать за юной апрельской зеленью.

Заново проживая эффект деловых встреч, Кирилл не сразу услышал вопрос миловидной проводницы:

- Чай? Кофе?

«Как смотрит на меня! Ах, как смотрит…»

- Чай.

- Что-нибудь еще?

- А что предложите?

- Все, что угодно.

Проводница ответила таким тоном, словно предлагала себя.

- Шампанское есть?

- Любое, даже французское.

- А вы какое предпочитаете?

В глазах девушки вспыхнули лукавые зеленые огоньки, она улыбнулась:

- Мне не положено пить на работе.

- Мы это сделаем незаметно. Просто загляните ко мне на минутку…

- Разве что на минутку. Чуть позже.

- Жду, жду, жду!

- Так чай принести?

- Обязательно!

Кирилл откинулся на спинку дивана, попробовал сосредоточиться на делах, но не смог. Проводница держала его в плену. А ведь обычно женщины думали о нем.

Вот уже и чай на столе, и очередная улыбка красавицы. А скоро будет шампанское и к нему – лучшая «закуска» в мире. Однако время шло, а девушка не появлялась. Под стук колес Кирилл заснул.

Он и не заметил, как вагон, столик, окно куда-то уплыли; все накрыла темнота.

Он очнулся ото сна… Что-то необычное… Свет! Он стал приглушенным, а ведь только что было светло. Объяснение нашлось быстро: Кирилл проспал не менее двух часов, сейчас уже вечер - восемь. Но не это главное. Рыжеватая проводница сидела напротив. Ее взгляд из лукавого стал ироничным.

- Пригласили и - в кусты?

На столе красовались бутылка шампанского и фрукты. Кирилл воскликнул:

- Теперь поедем веселей.

Шампанское заискрилось в бокалах. Мальцев представился, в ответ прозвучало:

- А я Лариса.

- Прекрасно, Лариса! Лара! Ларочка!

- А чем вы занимаетесь, Кирилл?

- Руковожу порталом. Разве вы не слышали мое имя? Меня называют наследником Гегеля и Канта.

- А кто это? Актеры?

- Что вы!

- Работают в шоу-бизнесе?

- Нет, нет, они уже нигде не работают. Они умерли.

- Разборки?

- Почти. С властью. Много писали и говорили.

- Хорошо, что я далека от этого. А у вас выгодное дело?

- Относительно.

- Однако, далеко не все могут позволить себе вот так запросто путешествовать вагоном люкс.

- Пустяки! Главное здесь не материальный фактор, а возможность влиять на умы людей.

- И вы влияете?

- Еще как! Когда-нибудь по разработанным мной законам будет жить вся Россия.

- Боже, какой вы, должно быть, умный.

- Есть немного, - и Кирилл на всякий случай покрутил пальцем у виска. – Так выпьем за великих!

Девушка подняла бокал и кротко произнесла:

- Может просто за приятный вечер?

Она лишь пригубила искристый напиток в отличие от Кирилла, который залпом опустошил бокал. В голове возникло небольшое кружение, блеск глаз Ларисы показался ослепительным.

- О чем конкретно вы пишите?

- Обо всем понемногу. О политике, экономике, искусстве.

- А я читаю о сексуальной жизни звезд, - честно призналась Лариса. – Все остальное – до смерти скучно.

Кирилл думал возмутиться, но Лариса кокетливо отбросила со лба волос, и он простил ей очередной ляп. Похоже, девушка растаяла, как Снегурочка из сказки. Еще немного усилий – и баста!

За первым бокалом последовал второй. Усталость прошла, Кирилл был в ударе! Он поведал собеседнице о предательстве верхов и вынужденном безмолвии масс, о тех безвестных пока героях, чьи мысли скоро станут мыслями народа. Лариса силилась его понять, лишь иногда выбегая из купе («Что поделать – работа!»).

- Знаете, еще в институте я занялся бизнесом. А потом надоело быть барыгой. Нашу жизнь определяют философы, мыслители. Леонтьев стоит всех Ротшильдов вместе взятых.

- Какой Леонтьев? Валера?

От возмущения Мальцев чуть не задохнулся:

- Наш великий Константин Николаевич!

- Как все сложно.

- Ничуть. Я познакомлю вас со своим учением, и вы поймете: все гениальное просто. («Хорошо бы это сделать в постели. Любая теория так лучше воспринимается»).

- Почему вы замолчали?

- О чем я?.. Ах, да! Моя теория называется Высокий коммунитаризм (коммунитаризм - философская концепция противоположная либеральной, считает, что общины, общество формируют каждого человека. – прим. авт.). Вот так!

- Ой! К счастью я еще не родилась, когда у нас строили этот самый коммунизм, - и Лариса повела плечиком.

Кирилл откашлялся: не понят! Придется начинать сначала, объяснить главные отличительные особенности коммунитаризма и коммунизма. А еще лучше присесть к ней, да поцеловать в шейку, в губки… Тогда она поймет без объяснений. Да еще эта расползающаяся темнота. Так и усиливает желание… увы, не теоретических изысканий, а обычной близости.

- Еще по одной? – предложил Кирилл.

Проводница согласно кивнула. Пора переходить к решительным действиям.

- У меня предложение. Выпьем на брудершафт? («Интересно, знает ли она, что такое брудершафт?»)

- Так сразу? - захихикала Лариса. – Нельзя.

- Почему? – наивно поинтересовался Кирилл.

- Боюсь.

- Это не страшно. Это не стоять перед пытливыми взорами оппонентов, пытающихся очернить, обесславить тебя!

- Страшно! Еще влюблюсь.

- Не запрещено.

- Или подхвачу чего.

Кирилл аж поперхнулся и гневно воскликнул:

- Я чист, как вода Байкала.

- Все-таки воздержусь. Пока… У меня к вам просьба, - проводница скромно опустила глазки.

- Понимаю. Хотите чтобы я продолжил излагать свою концепцию.

- Ой, нет. Но давайте сперва допьем, не пропадать же добру.

- Божественный напиток! – согласился Кирилл.

-Так вот, о моей просьбе. Скоро Курск. Не возражаете, если я там подсажу к вам пассажира?

- Пассажира? – у Кирилла внутри все опустилось.

- …Так как?

Кирилла захлестнула обида. Вот почему Лариса заигрывала с ним. А он распинался, блистал красноречием, таскал имена гениев, тратил попусту силы, которых после командировки изрядно поубавилось.

Взгляд Ларисы стал требовательным, она не собиралась отступать.

- А стоит ли? – с недовольством в голосе произнес Кирилл. – Вдруг он экстремист?

- Он предприниматель! Я его знаю.

«Ах, барыга, барыга, хочешь сломать мне кайф! Ни за что! Не позволю!»

Лариса коснулась его руки, жалобно пропищала:

- Пожалуйста…

Кирилл вздохнул и согласился. Разве мог он ей отказать?

Он с сожалением наблюдал, как Лариса быстро убрала стол и исчезла. А еще через некоторое время поезд остановился, и в купе по-кошачьи проскользнул невысокий человек с бегающими глазками. Шмыгая длинным тонким носом, он растянул губы в едкой улыбке.

- Очень приятно.

- Мне тоже, - зевнул Кирилл.

- Меня зовут Мефодий.

Кирилл кивнул и скучно представился.

- Простите, что нарушил ваше одиночество.

Кирилл из вежливости мог сказать: «Я только рад!», но не стал лгать. Неожиданный спутник не вызывал симпатии. К тому же именно из-за него исчезла Лариса.

- Вот, для знакомства… - Мефодий расстегнул коричневый саквояж, вынул из него бутылку коньяка, икру, красную и белую рыбку. И, рассмеявшись, сказал. - Это компенсация.

- За что?

- За неудобства.

- Бросьте.

- Разве я не испортил вам малину? Я имею в виду эту девушку…

- С чего это вы?..

- Молодой человек, вас предательски выдают глаза. Вы так вожделенно смотрели на проводницу, что понял бы и дурак. А дальше выстраивается логическая цепочка: она пришла к вам выпить за ваш счет. Но ее целью было подселить неизвестного пассажира. Такой тип женщин мне хорошо знаком. Я не прав?

- Где-то, как-то.

- Скажу больше: она верная жена.

- Раз вы с ней знакомы…

- Даже меньше вас.

«И здесь она мне солгала!»

- …Но уж слишком быстро прочитывается. Такая не успеет и слов произнести, а ты уже знаешь, какое будет следующее.

Кирилл согласно кивнул, попутчик более не вызывал у него неприязни.

магритт

- Восполним вашу любовную неудачу хорошей выпивкой и закуской. Давайте, Кирилл, не стесняйтесь. А это не вы возглавляете один из известных порталов? Я ведь иногда позволяю себе полюбопытствовать материалами Интернета.

- Я, - галантно кивнул Мальцев.

- Да вы прелюбопытнейшая личность. Какой размах, какие мысли! Выпьем, выпьем!

Смешивать шампанское с коньяком – дело неблагодарное. Однако, Кирилл рискнул, и сразу в голове усилилось кружение.

- А вы где служите? – поинтересовался он у Мефодия.

- У меня работа неблагодарная.

- Любая работа на благо общества почетна. Лариса сказала, что вы предприниматель?

- Предприниматель? – Мефодий задумался и, после паузы, произнес. – Отчасти - да.

- Отчасти?

- Похоже, вы не жалуете людей бизнеса?.. Когда вы изволили произнести «предприниматель», в интонации проскользнули негативные нотки.

- Предприниматели бывают разные. Советские красные директора, например, вызывают у меня восхищение. Я написал об этом целый научный труд.

- Верно, разные! – и Мефодий снова наполнил рюмки. Однако пить Кирилл отказался.

- Зря! Отличный коньяк. Я предприниматель не в обычном смысле этого слова. Я не торгую, не произвожу товар, не участвую в бизнес-операциях, не создаю финансовых пирамид. Я управляю процессами в ноосфере.

- Так вы бог? – ехидно осведомился Кирилл. – Надо же, каких знакомых мне подкидывает судьба.

Ни один мускул не дрогнул на лице Мефодия. Как ни в чем не бывало, он продолжил:

- Вы тоже отчасти участвуете в управлении. Сфера человеческого разума, определяющая взаимосвязь общества и природы, слишком многогранна. Она, как накинутая на нас невидимая сеть, - результат мыслей каждого.

Кирилл не слишком принимал теорию ноосферы. Он думал было переключить разговор на более близкие ему темы, но…разве не занимательно послушать мысли другого, похоже, весьма разумного человека?

- …Или, Кирилл, вы настолько не интересны, что ваши идеи не витают в воздухе? Никто о вас не говорит, не обсуждает?

Это был удар ниже пояса. Он, Кирилл Мальцев, и вдруг никому не интересен?! Он и сам не понял, как опрокинул в себя ожидавшую его рюмку. Мефодий одобрительно крякнул:

- Вы ведь слышали одну довольно известную теорию: наши мысли, материализуясь, накапливаются, наполняют пространство, а потом начинают определять здесь человеческие поступки, вплоть до революций, других общественных катаклизмов; они создают героев-вершителей народных судеб?

- Слышал. И что?

- Так вот, все решают тончайшие информационные ниточки, по которым неведомые для вас змейки спускаются в людские сообщества, опутывают сознание, проецируют любые иллюзии, толкают к тем или иным конкретным действиям.

- Тоже мне - открытие Америки, - усмехнулся Кирилл. - Любой мальчишка сейчас знает, что спецслужбы ведущих стран, прежде всего США, готовят перевороты, «цветные революции»…

Он осекся, темные глаза Мефодия давали понять, что произнесена глупость.

- Вы правы на своем уровне знаний. Людям хочется думать, что это они управляют миром. Безграничная власть мирового правительства! Попробуйте сделать ту же «цветную революцию», если змейки не спустились и воздух не наполнен нужными идеями. Вроде бы и предпосылки для великого бунта есть, и сильное воздействие извне, а бунта нет, как нет. Есть другие примеры. Спокойное тихое общество, а в него вдруг ни с того, ни с сего проникают революционные идеи. Неужели людям так надоедает царящая стабильность? И они, по примеру гениального Шиллера, называют ее «кладбищенским покоем» (См. «Дон Карлос». – прим. авт.)? Круг небольшой группы «отморозков» расширяется, да они уже и не отморозки, а страдальцы за народное дело.

- Если послушать вас, - хмель все сильнее ударял Кириллу в голову, - то ноосфера – это некая субстанция, нет - поле, которое находится где-то вне нас и посылает определенные сигналы.

- Почти что так, - ответил Мефодий. – Только само слово «ноосфера» придумано людьми. Правильное название этого… как вы изволили выразиться, поля – Архипориус.

«Он решил меня разыграть?»

Непохоже, чтобы Мефодий шутил, его лицо, глаза были как никогда серьезны. Или он безумен? А с безумными лучше говорить по-хорошему. Подбросила ему спутника Лариса!

- Я не шучу и не безумен, - сказал Мефодий. И голос его вдруг стал жестким как металл. Загрохотал так, что все купе заполнилось им. У Кирилла даже хмель прошел.

- Я рассказал про Архипориус, - продолжал он, - только лишь потому, что именно вам придется напрямую с ним соприкоснуться.

- Конечно. – Кирилл не знал, как отделаться от навязчивого собеседника.

- И раньше, чем вы думаете. Готовьтесь.

- Уже приготовился. А теперь - спать. Поезд в Москву приходит рано.

- Рано, - согласился Мефодий. – А мне вставать еще раньше, в Туле выхожу. Прошмыгну как мышка.

Кирилл прилег, но теперь сон не шел, терзали естественные опасения: вдруг сумасшедший Мефодий чего-нибудь выкинет? Так он бесцельно проворочался некоторое время. Потом все-таки уснул.

Разбудила его Лариса. Сначала Кирилл отчаянно сопротивлялся. Однако девушка проявила профессиональную настойчивость:

- Через сорок минут Москва.

- Уже?

- Уже!

- Поздно уснул. Заговорил сосед.

- Сосед? – удивилась Лариса.

- Мужчина, которого вы подсадили ко мне.

- Я? – глаза проводницы округлились.

- Мефодия, такого невысокого, с кошачьими повадками.

- О чем вы?!

- Как о чем? Вы меня сами попросили. Мы с вами выпили шампанского и…

- Извините, но как только вы сели в Старом Осколе, так почти сразу уснули.

- Шутить изволите, любезная сеньора. А вот мне было не до шуток. Он малость не в себе. Опасался, что ночью меня пристукнет.

Проводница расхохоталась:

- Мы не пили. Вы действительно предложили угостить шампанским. А, когда я, несчастная, соблазнилась, пришла, мой соблазнитель крепко спал.

- Быть такого не может, - Кирилл все еще принимал ее слова за розыгрыш. – Чтобы я уснул в предвкушении встречи с очаровательной женщиной?

Он внимательно оглядел купе, надеясь обнаружить остатки былого пиршества. Столик был пуст, постель напротив нетронута.

- Пора! – нетерпеливо повторила проводница и вышла в коридор.

Кирилл поднялся, по-прежнему иронизируя над неудачной шуткой Ларисы. И тут он подумал: «А что если я и впрямь спал, и мне это только приснилось?»

Нет, он не мог не видеть Мефодия! Не слышать его рассказ об Архипориусе.

«Лариса лжет! Не хочет признаться в своем проступке. Только уж слишком искренним показалось ее удивление. Она такая замечательная актриса?..

Я еще не свихнулся! Он был в моем купе! Я помню каждое его движение, каждый жест, интонацию голоса! Он сидел напротив меня!

А если все-таки нет?..»

Кирилл не заметил, как поезд подошел к перрону, и проводница пригласила всех на выход. А на прощание почему-то… подмигнула. «Она смеется, издевается надо мной?»

«…Я рассказал про Архипориус только лишь потому, что именно вам придется напрямую с ним соприкоснуться», - неожиданно вспомнилась ему .

Кирилл шел, не обращая внимания на дождь, толкотню, бесконечные предложения носильщиков. Он не переставал думать о том, чему не находил логического объяснения.

Может быть, он хотел, чтобы все произошедшее действительно оказалось сном. А, может, и нет?..

Еще долго загадочные персонажи старооскольского вояжа продолжали преследовать Кирилла: наблюдавший за ним в парке жуткий горбоносый тип, внезапно появившийся и также внезапно исчезнувший и Мефодий, разглагольствующий о каком-то Архипориусе…

Что если эти люди вернутся?

Однако, прошло несколько месяцев, и удивительные встречи стали понемногу забываться. Кирилл успокоился. Но полностью вычеркнуть из памяти Мефодия и горбоносого типа в парке он так и не смог.


магритт.jpg

ГЛАВА II. ВОЛШЕБСТВО ЧАРОДЕЯ

Мальцеву позвонила старая приятельница Маша Андриевская. И, как всегда, с ходу затараторила:

- Слышал? Будешь там?

Бедная Маша! Она выдавала триста слов в минуту. И понять, что она имела в виду, было невозможно. О чем он должен был слышать?

- Давай по порядку,– попросил Кирилл.

- Великий философ не в курсе? Совсем рехнулся… прости, замкнулся на своем коммунитаризме.

- Он не только мой.

- Это уже второе.

- Нет, первое!

- Хорошо, - смирилась Маша, - понимая, что вступает на опасную тропу спора. – Сегодня у нашего друга Щепинского встреча с известным магом и прорицателем.

- Не верю в магию и предсказания.

- Это необычный маг! Чародей! Говорят, его пророчества обязательно сбывается. Ты знаешь Лешу Щепинского. Он, кого попало, не позовет.

- Не для меня это, - постарался закончить разговор Кирилл. Однако Андриевская не унималась:

- Маг приехал из Франции.

- Подумаешь Франция! Страна масонов.

- И там не изучают твой коммунитаризм, - съязвила Маша.

- Их проблемы. Кстати, твой чародей мог приехать не из Франции, а, скажем, из Бирюлево. Выучить несколько французских фраз – не проблема. На самом деле он такой же француз, как ты или я.

- Алексей пообещал, что все эти чудеса мы увидим. И еще он очень просил, чтобы был ты.

- Я? Почему?

- Вот уж не знаю. Но отказать самому Щепинскому…

- А что мне Щепинский. Я у Леши денег не клянчу.

- Кирилл, миленький, - заныла Маша. – Пожалуйста. Я обещала.

- А как ты могла обещать за меня?

- Обещала поговорить с тобой, - исправилась Андриевская.

- Вот и поговорила.

В трубке послышались всхлипывания. Кирилл смягчился:

- Как зовут чародея?

- Его имя держится в тайне. Алексей назвал его Таинственный Человек. Ты же ничего не теряешь, - продолжала ныть Маша.

«В самом деле».

- Я приду.

- Сегодня вечером, в восемь.

«Как она выслуживается перед спонсором. Наверное, ждет очередного транша».

- Хорошо.

Кирилл облазил весь Интернет, но никаких сведений о чародее по прозвищу «Таинственный Человек» там не оказалось. Внезапно любопытство так взыграло, что притупило остальные чувства. Кириллу не терпелось посетить дом Щепинского.

Алексей Анатольевич Щепинский проживал в центре Москвы на улице Малая Полянка, в трехэтажном доме. Вроде и не подумаешь, что тут обитает известный в Москве предприниматель и меценат. Так, обычная конторка. А забор с металлическими решетками, да дежурившая около дверей охрана лишь усугубляли иллюзию: какая-то частная охранная компания.

- Я к Алексею Анатольевичу, - сказал Кирилл. – Мое имя…

Но представиться ему не дали. Лысый охранник сказал: «Мы вас знаем» и тут же распахнул перед гостем дверь.

Внешняя невзрачность компенсировалась внутренней «сказкой». Комнаты были обставлены старинной дорогой мебелью, стены обиты шелком, везде царила своя цветовая гамма, так рождались красный, желтый, голубой залы. Винтовые лестницы, извиваясь как змеи, уводили на другие этажи дома. Первое, что увидел Кирилл, переступив порог – большое огненное колесо, рассыпающее повсюду красно-золотые россыпи. По ступенькам спускались дамы, с напускным равнодушием внимая восторженному щебетанию щеголей-кавалеров и скучно посматривающие на висевшие повсюду полотна – как известных мастеров, так и молодых, подающих надежды. Среди множества гостей Кирилл не сразу заметил Машу, которая уже устремилась ему навстречу, махая рукой. Невысокая, похожая на колобка, она накатилась на него:

- Хорошо, что пришел. Щепинский о тебе уже спрашивал. Узнаешь гостей? Вон та дама – молодая актриса, недавно снялась в новом сериале.

- С чем ее и поздравляю.

- Говорят, она далеко пойдет. А вон известный телеведущий.

- Плевать мне на телеведущего. Где твой чародей?

- Пока его нет. Я имею в виду: нет в этом зале. Но… - Она не закончила, итак было понятно: он здесь!

- Он здесь! – услышал Кирилл раскатистый бас.

К нему направлялся хозяин дома – высоченный бородатый мужчина лет сорока, его огромная ручища схватила руку гостя и чуть не раздавила ее в железной хватке. Кирилл несколько удивился такой неожиданной радости Щепинского, отношения у них считались хорошими, но близкими друзьями они никогда не были. А тут хозяин встречал его не по-барски, а как родного брата, с которым они не виделись долгие годы. И сразу повел Кирилла к столу с закусками. Маша бросилась было их сопровождать, однако хозяин ласково нахмурил брови:

- Как же господин Андерсен? Оставишь его скучать?

Маша быстро ретировалась. Кирилл понял: хозяин о чем-то хочет поговорить с ним лично.

Стол ломился от вин и снеди, Щепинский любил гулять с размахом. Человек широкой души, он, в то же время, был в общении с другими ироничным, обожал командовать и не терпел, когда ему не подчинялись. Может, поэтому Кирилл так и не сблизился с Алексеем.

В рюмках хозяина и гостя уже играло вино. Щепинский величаво осведомился:

- Как дела, Кирилл Александрович?

- Неплохо, Алексей Анатольевич.

- Голова по-прежнему полна идей, как у русского купца короба товарами?

- Моя голова - не короба с товарами, - вежливо отпарировал Кирилл. – Это, скорее, вихрь мыслей, идей, теорий.

- Конечно, конечно. А проблемы с порталом имеются?

- А где их сейчас нет? Но наше правило, Алексей Анатольевич, ни у кого ничего не просить.

- Правильно. Настоящие русские всегда сами помогут соплеменникам. – Он театрально выпятил грудь. И тут же, точно вспоминая о более насущных делах, добавил. - У нас сегодня необычный гость.

- Я слышал: какой-то маг, или чародей.

- Самый настоящий! Он творит такое! Его предсказания сбываются на все сто! В этом я убедился на собственной шкуре.

Однако, Кирилл рискнул усомниться:

- Почему же скрывается его имя? Только прозвище - Таинственный Человек.

- Разве так важно имя? – небрежно щелкнул пальцами Щепинский, и продолжил раскрывать истины своему оппоненту-несмышленышу: Часто имя, громкое имя, имеет настоящая бездарность. Создайте, например, фильм с откровенными эротическими сценами, красивыми женскими телами, да еще о нетрадиционной любви - и сразу получите все премии престижных кинофестивалей. А актрисы, даже если они бесталанны до одурения, станут кумирами толпы. По мне - так лучше уж под вечной черной маской… А чему вы улыбаетесь, Кирилл Александрович?

- Читал об одном маге, который однажды посещал Москву. В тридцатые годы он устроил грандиозный спектакль в театре Варьете. Воландом его звали.

- О, это не Воланд! Наш кудесник невинен, как дитя.

- Вы давно с ним знакомы? – полюбопытствовал Кирилл.

- Почти незнаком. Мы повстречались на вечеринке в Париже. О, Париж, Париж!.. Маг давал представление, и я узрел истинное чудо. Он поведал всю мою прежнюю жизнь…

- Ну, об этом мог бы рассказать и представитель спецорганов.

- Нет, там были детали… О них знали только самые близкие люди. Он пролистал меня, точно книгу. И это не все! Он предсказал будущее, предупредил о возможных проблемах, которые возникнут при ведении бизнеса, о предателях, что набиваются в друзья. Он мне по-настоящему помог! И, что самое поразительное: не взял с меня денег. Отказался от дорогих подарков.

- И вы не отблагодарили его? – удивился Кирилл.

- Я бы отблагодарил, - вздохнул Алексей. – Но он исчез! Испарился. Некоторое время от него – ни слуху, ни духу. И вдруг позвонил: мол, я в Москве, готов выступить перед публикой. Я тут же предложил помощь, а он: «Пригласите и вашего знакомого Кирилла Мальцева». Я пообещал. Спасибо Маше, помогла. Как ей удалось так быстро вас обработать?

- Меня и самого этот ваш кудесник заинтересовал, - не вдаваясь в подробности, ответил Кирилл.

И тут же осекся. Ему показалось, будто среди гостей промелькнуло лицо Мефодия. Кирилл даже на мгновение зажмурился и отчаянно замотал головой.

Когда открыл глаза, Мефодия не было. Зато вид у Щепинского стал озабоченный:

- Что с вами, милейший?

- Да так, показалось. Алексей Анатольевич, а среди приглашенных нет человека по имени Мефодий?

Щепинский задумался, развел руками:

- Таковой не имеется. Если пришел с кем…

- Наверное, я ошибся.

- Бывает. А ведь сказали неправду. Обманули хозяина.

- Обманул? – изумился Кирилл.

- Есть другая причина, почему вы пришли. Ну-ка, милейший, сознавайтесь. Вы знакомы с этим чародеем?

- Нет!

Щепинский покачал головой:

- Но он же попросил пригласить вас.

- У меня нет объяснения.

- Темните, милейший.

К Щепинскому подошел какой-то человек, с подобострастием попросил уделить ему время. Алексей небрежно кивнул и оставил Кирилла томиться в неизвестности.

Щепинский сказал, что «таковой не имеется». Но ведь имя «Мефодий» могло быть вымышленное.

Кирилл решил обойти весь дом. Или он отыщет Мефодия, или убедится, сколь беспочвенны страхи. Он не спеша шел по залу, вглядываясь в лицо каждого гостя. Молодые и старые, улыбчивые от сытой жизни и хмурые от множества проблем. Нет, ни один из гостей даже близко не походил на ехавшего с ним в поезде человека.

К нему опять подскочила Маша и затараторила:

- Ну, и о чем поговорили?.. Почему он так усиленно зазывал тебя?.. А выглядишь ты хорошо.

«Триста слов в минуту, - тоскливо подумал Кирилл. – За это время она спросит и расскажет обо всем на свете».

- Нашему Щепинскому скучно.

- Не стыдно врать?

- Я честнее самых честных!

Маша поняла, что ничего из Кирилла она не вытянет, и потихоньку ретировалась. Вскоре она уже терлась среди влиятельных особ в надежде выклянчить у них деньги на развитие своего издательства.

Кирилл невольно продолжал разглядывать гостей. «Если Мефодий находится здесь, зачем ему от меня прятаться?»

Этот аргумент его успокоил, Кирилл даже перестал ощущать одиночество среди этих чужих незнакомых людей. Но потом опять стал думать о странном желании мага пригласить его на представление. «Откуда он знает обо мне? Лично мы не встречались. Читал статьи на портале? Скорее всего.»

- …Кирилл?! Собственной персоной!

Нет, это не загадочный Мефодий, а всего лишь старый знакомый Виктор Долгов – руководитель телеканала «Научное познание», язвительный скептик, не жалующий никого, кроме спонсоров.

- И с какого же сбоку припеку вы приперлись сюда, сударь?

- С того самого, что и ты, - ответил Кирилл.

- Неправда, - тряхнув редеющей копной каштановых волос, сказал Виктор. - Мне по штату положено лицезреть различные научные аномалии, а потом разоблачать их как вопиющее шарлатанство. А то, что здесь пахнет шарлатанством, ясно, как божий день.

- Так уж и ясно?

- А то! Самый простой способ обогатиться – составлять гороскопы и предсказывать будущее. Как русская рулетка: угадаешь - хорошо.

- А не угадаешь?

- Здесь – существенное отличие от знаменитой игры. Не угадаешь – все равно прокатит. Мол, предсказания не всегда сбываются. Главное утвердить других в мысли, что ты – гениальный экстрасенс. И все пойдет как по маслу. Поверят любому, что ни ляпнешь. Даже по пьянке. А ошибешься - простят. Вон старуха Ванга плела, что ни попадя, а толпы наивных дурачков так и ломились к ней за советом.

- Но иногда она оказывалась права.

- Как хорошо ты сказал - иногда. Давай и я тебе чего-нибудь предскажу. Я человек начитанный, в политике и экономике разбираюсь. Про твой жизненный уровень расскажу: он у тебя в этом году точно понизится. Зато интеллект повысится. Но за него ведь не платят.

- Ах, ты наш Вольф Мессинг, Эрих Гануссен (немецкий астролог, друг Гитлера. – прим. авт.)!

Виктор мгновенно отреагировал:

- Все события, о которых рассказывал либо сам Вольф Мессинг, либо его адепты, документально не подтверждены. Это специально поддерживаемый миф о всемогущем ясновидящем. А теперь, что касается Эриха Гануссена. Когда ему «снился» поджог рейхстага, он выполнял политический заказ: подсказал Гитлеру как избавиться от конкурентов. Или его «предвидение» собственной смерти. Он одалживал деньги штурмовикам, то есть киллерам. И большой ошибкой было требовать их обратно.

- Гануссен предвидел и многое другое.

- Только не говори об его прогнозах насчет атомной бомбы, солнечных электростанций, или операций по пересадке сердца. Герберт Уэллс предсказал и не такое. Но у него хватало совести не считать себя прорицателем. Поэтому уж кого-кого, а меня он не проведет. Кстати, ты обещал выступить на нашем телеканале.

- Забыл. Дела! – Кирилл специально устало провел рукой по лбу, показывая, как его утомила работа.

Внезапно его внимание привлекла молодая женщина. Так же, как еще совсем недавно Кирилл, она томилась в одиночестве.

- Кто это? Вон та блондинка в кожаной куртке?

- О, священный вечер предсказаний превращается в вечер свиданий?

- Я от тебя устал. - Кирилл демонстративно покинул Виктора и приблизился к девушке:

- Простите, сударыня, что прерываю ваше одиночество.

Девушка подняла на него сияющие голубизной глаза. Это придало Кириллу уверенности.

- Вижу, вы скучаете. Давайте скучать вместе.

Девушка рассмеялась. А Кирилл продолжил лихую кавалерийскую атаку:

- О вас позабыли? Это самая великая несправедливость!

- Оригинальный способ знакомства.

- Не спорю, - скромно согласился Кирилл и вынул из кармана визитку.

- Мальцев Кирилл. – произнесла девушка ничего не выражающим голосом.

- Как? Вы не слышали? О моей теории Высокого коммунитаризма?!

- Серьезный пробел с моей стороны, - согласилась девушка. - Тоже ожидаете встречи с этим… колдуном?

- Мне нахваливали его.

- Когда же начнется представление?

- Думаю, скоро. А ваше имя?

- Ольга.

- Чем занимаетесь?

- Всем понемногу.

- Не слишком много информации.

- Часом не сотрудничаете с ФСБ? А вообще-то вам не повезло, Кирилл. Я занята.

- Дайте шанс! Отобью вас у любого кавалера.

- В данном случае вам не повезло. Вон мой кавалер.

Кирилл увидел богато одетую даму, с которой многие раскланивались. Он не сразу сообразил, что дама направляется к ним.

- Здравствуй, любимая, - дама поцеловала Ольгу в губы.

- Познакомься, это Кирилл. Мы с ним немного поскучали.

Дама бросила в сторону Кирилла холодный, неприязненный взгляд и, грубо взяв Ольгу под руку, быстро увела.

«М-да!» - вздохнул Мальцев. Однако, долго страдать ему не пришлось. Щепинский вышел на середину зала и торжественно объявил:

- Дамы и господа, прошу всех проследовать за мной в соседний зал.

- Так вот где состоится светопреставление, - усмехнулся опять оказавшийся рядом с Кириллом Долгов. – Не возражаешь, составлю компанию?

Зал тонул в голубых тонах. Пустая сцена словно застыла в ожидании невероятного представления. Гости стали рассаживаться. По левую руку от Мальцева примостился Виктор, справа плюхнулась Маша, как обычно без умолку трещавшая:

- Безумно интересно!

- Жди, - ухмыльнулся Виктор. – Может, дождешься конца света или олимпийского золота от наших хоккеистов.

Через два ряда от себя Кирилл заметил Ольгу. Виктор перехватил его взгляд.

- С такой красоткой сидеть более приятно. Ну потерпи уж мое общество.

Кирилл невесело усмехнулся, его рассеянный взгляд продолжал скользить по лицам гостей. И тут он содрогнулся: кто-то наблюдал за ним.

Опять чувство непонятной тревоги. Он вдруг подумал, что чародей не случайно просил пригласить его. Если, конечно, Щепинский это не сочинил. А зачем ему придумывать?

Алексей вышел на сцену, и, возвысив голос до нужной тональности, сказал:

- Дамы и господа, очень рад, что вы приняли мое приглашение. Обещаю, скучать не придется.

Он широко улыбнулся, увидев оживление, и продолжил:

- Сейчас любое подобное шоу - обман и надувательство. Но не у нас. Я представляю вам настоящего волшебника. Именно - волшебника! Я и сам не верил, однако… впрочем, вы сами в этом убедитесь. Прошу, маэстро!

Раздался взрыв, полыхнуло пламя. Кое-кто повскакивали с мест. Из пламени к ним шагнул человек в темном плаще. Сквозь прорези его маски был виден острый блеск глаз. Еще не отошедшая от шока публика не встретила его бурными аплодисментами. Пришлось подключаться хозяину.

- Задавайте нашему маэстро любые вопросы: о себе, своем настоящем и будущем, - галантно произнес Щепинский и покинул сцену.

Гости переглядывались. Таинственный Человек внушал им уважение и… некоторый страх.

- Многие из вас, увидев меня, подумали: уж не Воланд ли вновь появился в Москве? – раздался глухой голос. – Спешу успокоить - нет! Да и что такого он сделал? Раскрыл подноготную? Пожалуйста! Могу и я. Кто желает?

Из первого ряда поднялся страдающий одышкой мужчина и лукаво осведомился:

- Расскажите обо мне.

- Что конкретно?

- Все. Мое имя, фамилию.

Глаза чародея загорелись сильнее:

- Семен Игнатьевич Кротов.

- Правильно, - несколько ошарашено ответил мужчина.

- Вы владелец строительной компании.

- Спасибо. Я удовлетворен.

- Вы просили все, - возразил чародей. – Поэтому я продолжу. Помимо основной деятельности приторговываете наркотиками. Так, в небольших количествах.

- Хи-хи-хи! Вот шутник, пожалуйста, не надо.

- Какие шутки! Вы молодец, отказались от большой партии героина. Правда, товарищи вам этого не простят. На следующей неделе, в четверг некий Рустам (ведь вы его знаете!) пристрелит вас.

Мужчина тяжело задышал, чародей подсказал:

- В правом кармане у него таблетки. Пусть выпьет, и все пройдет.

Публика заволновалась, некоторые начали поглядывать в сторону выхода. По счастью, нашелся еще один смельчак – молодящаяся дамочка с большим декольте:

- Господин волшебник… Да ведь вы знаете, о чем я?

- Конечно. Ваш кавалер немного ветренный, но вполне надежный. Выходите за него замуж.

- Правда! – дамочка готова была вспорхнуть как птица.

- Пожалуйста, сюда, - пригласил ее чародей. – Вам хочется танцевать?

- Да. До упаду!

- Так танцуйте. А мы будем наслаждаться и угадывать мелодию.

- Старо, - тихонько выдохнул в ухо Кирилла Виктор. – Это – либо нанятые, либо он прямо на сцене получает соответствующую информацию. Такое организовать не сложно.

А дамочка, тем временем, начала выделывать коленца. Один танец сменял другой. Зрители кричали: «шейк!», «твист»», «брейк-данс!», «рок-н-ролл!». Пора бы остановиться, но, похоже, она не могла. После десятого танца она упала наземь. И не двигалась.

- Она умерла! - закричали сразу несколько человек. – Врача… Скорее врача!

Кто-то бросился к незадачливой танцовщице, но чародей взмахом руки остановил их.

- Успокойтесь. С ней все в порядке.

Действительно, молодящаяся дамочка открыла глаза, чародей участливо поинтересовался:

- Как вы?

Дамочка некоторое время не могла произнести ни слова. Затем с трудом поднялась.

- Ой-ой-ой! Что со мной?

- Плясать изволили. Но вам кажется лучше?

- Да. Только голова кружится и ноги болят.

- У нас остались еще позабытый ныне гопак, русская плясовая и…

- Не надо, - взмолилась несчастная.

- Однако, ваш будущий супруг заставит вас танцевать с ним каждый вечер.

- Как?

- Точно также-с, как сегодня.

- Я не выдержу!

- Безусловно. Но что самое любопытное: факт принуждения к танцу не карается законом.

- А он?..

- Он - профессиональный танцор. Для него это пустяки. И через месячишко спокойно вступит во владение вашим имуществом. Великолепная перспектива.

- Тогда я должна подумать… насчет замужества.

- Думать всегда полезно, - согласился чародей.

Дама с трудом добралась до места, а зал, затаив дыхание, ждал: что еще выкинет то ли злой, то ли добрый гость Щепинского.

А чародей тем временем нацелил огненный взгляд в толпу зрителей, точно выискивал кого-то. С разных сторон посыпались вопросы, на которые он отвечал чисто механически..

- Мне покупать акции компании «Капитал Проглотик»?

- Покупайте, если желаете, чтобы проглотили ваши деньги.

- Нам заводить ребенка?

- Путного из него не получится. Зато киллером он станет отменным. Но засыплется. Вам предстоит стать участником процесса века.

- Наши эстрадные звезды Виолетта Легковерная и Аксен Любовский наконец поженятся?

- Нет. Они больны СПИДОМ. Их игра в любовь – прикрытие болезни.

Внезапно чародей остановил свой взгляд на Викторе.

- Как чувствует себя господин скептик?

Долгов окончательно смутился, но быстро взял себя в руки:

- Думаю, вам каким-то образом передается информация.

- Итак, - медленно проговорил чародей. – Мне передается информация! Но не из тех источников, о которых изволите думать. Для меня эти источники – тьфу! Давайте-ка лучше вспомним вчерашний вечер…

При этих словах Долгов переменился в лице.

- Посмотрим интересное кино.

В зале появился человек. Он шел, ни на кого не обращая внимания. Виктор с удивлением узнал в нем себя.

- Но это же?.. Я?!

- Именно. А идете вы в одну миленькую структуру, договариваться о финансировании вашего телеканала?

- Довольно!

- Вот именно: довольно. Слишком уж миленькая структура. Ай-яй-яй! С кем связался человек, недавно называвший себя русским патриотом. Деньги не пахнут?

- Прекратите! – взвизгнул Долгов.

- Почему же? Нам интересно, - послышался гул голосов.

- На сей раз уважим желание клиента, - миролюбиво заметил чародей. – Поступим так: каждый из собравшихся здесь может побеседовать со мной. Одновременно. Начали!

Кирилл вздрогнул. Он оказался под прямым прицелом горящих глаз. О чем спросить? О перспективах портала? Нет, не то… А если: «Почему вы просили Щепинского пригласить меня»? Но все мысли перебили Мефодий и горбоносый из парка.

- Они существуют? – спросил Кирилл.

Огненный взгляд буквально пронзил его. Однако ответ оказался обескураживающим:

- Вам решать.

Голубой зал особняка Щепинского вдруг исчез. Кирилл видел огромное поле без малейших признаков жизни. То тут, то там лежали… трупы.

«Господи, спаси и помилуй!»

А что впереди? Одно только поле. Мир будто умер без малейшего намека на возрождение, даже не слышно ветра.

…Что-то зашевелилось внутри мертвой зоны. Из зияющего мрака появилась фигура, и Кирилл узнал… чародея.

- Именно этим и завершится ваше путешествие.

- Мое путешествие? Куда?

- Живите спокойно, размеренно. Ваше измерение так велико и неизведанно. А про Архипориус забудьте.

Это был удар ниже пояса. Никому и никогда Кирилл не называл это, случайно услышанное от Мефодия, слово.

- Откуда вы знаете?..

Кирилл не закончил, да и собеседник бы не ответил. Он исчез, как исчезло и мертвое поле.

Снова – голубой зал. И люди - то впадающие в транс, то прыгающие от восторга. А где же чародей?

Публика понемногу приходила в себя. Но никто не хлопал, не требовал возвращения необыкновенного «актера». Наоборот, по рядам пролетел вздох облегчения. Похоже, гости были рады и надеялись, что Таинственный Человек скорее всего не вернется. Правда - неизбежна, но лучше ее не знать.

Теперь слова Щепинского о настоящем волшебнике уже не казались гостям преувеличением. Каждый думал о своем. Что до Кирилла, то он в который раз спрашивал себя: «Почему незнакомец произнес слово «Архипориус»?»


магритт.jpg

ГЛАВА III. ПОСЛЕ ШОУ

Внизу гостей ждал фуршет. Все обменивались впечатлениями. Фразы в основном звучали восторженные, гости словно позабыли об испытаниях, которым подверг их беспощадный чародей. Осталась только ощущение от выступления – необычайное, потрясающее воображение.

Отовсюду слышалось: «Гениально!», «А куда, господин Щепинский, подевался волшебник?». Алексей лишь пожимал плечами: «Не знаю. На то он и волшебник». На вопрос: «Выйдет ли гость к столу?» - последовало неопределенное: «Разве возможно знать, что ему придет на ум?» - «Как вы с ним познакомились?» - допытывалась Маша. - «Случайно. На презентации продукции одной известной фирмы».

Но некоторым было не до улыбок. Например, Семену Игнатьевичу Кротову. Он извинился и, пошатываясь, направился к выходу. Никто не проронил ни слова, лишь сочувственные взгляды провожали обреченного.

Кирилл поинтересовался у Виктора:

- Твое первоначальное мнение о Таинственном Человеке не изменилось?

- Трудно сказать.

- А с кем это ты договаривался вчера?

- Ни с кем. Он все выдумал, - бросил Долгов. А сам в это время о чем-то лихорадочно размышлял.

- Так значит, он выдумщик? – хитро поглядывая, произнес Кирилл. – Чего же ты так испугался?

- Я не испугался. Просто соблюдаю интересы фирмы.

Их прервал Щепинский. Хозяин был весел сверх меры. Представление удалось на славу.

- Пресса и телевидение довольны?

- Да, Алексей Анатольевич, - хмуро произнес Долгов. – Представление организовано блестяще.

- Представление? – снисходительно хлопнул его по плечу Щепинский. - Нет, друзья, скорее реалии жизни.

- Я так и не понял, для чего ваш удивительный друг хотел видеть меня? – сказал Кирилл.

- Его мысли и желания мне неведомы.

- А он здесь больше не появится?

- В сотый раз слышу этот вопрос. Может, он и сейчас здесь. Стоит и слушает нас.

- Тогда его можно вычислить.

- Каким образом? Я, как и вы, видел его только в маске.

- Но ведь каждый гость в той или иной степени известен вам.

- Ошибаетесь. Многие приходят с родственниками, друзьями, знакомыми. Почти половину из собравшихся здесь вижу впервые.

«Вот и ответ насчет Мефодия», - подумал Кирилл.

Его взгляд остановился на Ольге, внимающей своей строгой подруге. Мальцев спросил у Щепинского:

- А вон та парочка? Их отношения кажутся… забавными.

- Мягко сказано, - подмигнул Алексей. – Эта дама не первой молодости – княгиня Домбровская. По крайней мере, так она утверждает. Она очень богата и владеет акциями нескольких крупных компаний.

- А та, что рядом с ней?

- Наверное, одна из ее пассий. По-моему, я ее где-то видел. Нет, не припомню.

Рядом оказалась вездесущая Маша:

- Алексей Анатольевич, все было просто чудесно! Восхитительно.

- Спасибо, Машенька.

- А насчет финансирования нашего нового проекта?.. Не забудете?

- Не забуду! – в голосе Щепинского послышалось раздражение. Своей активностью Маша стала ему надоедать. – Кстати, кто вон та светловолосая девушка в кожаной куртке?

На лице Маши возникло отвращение:

- Ее зовут Ольга. Фамилию не помню… Завсегдатай модных тусовок.

- А где она работает? – поинтересовался Кирилл.

- Работает? – прыснула Маша. - Она – подстилка для богатых мадам бальзаковского возраста. Недавно у нее была какая-то шведка, потом ее перекупила Домбровская.

- Откуда знаешь?

- Мне ли не знать! – ухмыльнулась Маша. – А ты никак потерял голову? Не надейся, подруга не для тебя.

Щепинский резко оборвал Машу, приказал ей идти развлекать гостей. Многие, впрочем, стали собираться домой. Виктор также изъявил желание последовать их примеру.

- Ты со мной? – спросил он Кирилла.

- Да. Сейчас, – ответил Кирилл и опять пробежался глазами по лицам гостей. Он все еще надеялся на чудо: вдруг все-таки появится Таинственный Человек. Но нет!

Они с Виктором покинули особняк. По дороге в основном молчали, каждый думал о необычном представлении. Или Таинственный Человек реально обладает необыкновенным даром, или здесь какая-то дьявольская шутка?

Кирилл подошел к своему дому. Был поздний вечер, половину окон заливал свет. Подул ветер, потянуло осенней прохладой, хотя еще август. А все началось в апреле. Поезд, встреча с Мефодием, которого (как его уверяла проводница) на самом деле не было. Что если Мефодий и чародей как-то связаны?

Ветер погнал людей домой, двор опустел. И вдруг впереди промелькнула чей-то силуэт. Неизвестный скрылся в подъезде. В том самом, где жил Кирилл.

Он не придал этому значения.

На лифте поднялся на восьмой этаж. Вставил ключ в замок. В последнюю секунду ему захотелось повернуть назад. Он бы и сам не смог объяснить этого странного желания.

Но Мальцев уже вошел в квартиру.

Более всего Виктор Долгов не желал расставаться с принципами материалистического понимания мира. Он не собирался верить, что на сегодняшнем вечере у Щепинского хоть как-то «замешано чудо». Таинственный Человек узнал о его переговорах с «не слишком патриотичной компанией» и устроил представление.

Как узнал?

Идти домой ему не хотелось. Виктор прогуливался по небольшой алее, размышлял. Ситуация – прескверная! Переговоры велись в строжайшей тайне и вдруг…

По усыпанной гравием дорожке он бесцельно бродил между деревьев. Долгов дословно помнил свой вчерашний разговор с руководителем компании. Его предложение о помощи телеканалу за пропаганду соответствующих идей: Крым должен быть возвращен «законным владельцам», из Новороссии следует уйти, мало того, согласиться принять у себя мигрантов с Ближнего Востока. Толерантность так уж до конца! Предложение, которое последовало - слишком «деликатное». Не стоило даже предупреждать о необходимости сохранять все в тайне.

И тут этот проклятый «фокусник» прилюдно сообщает о сделке. Единственное разумное объяснение здесь: разговоры самой компании прослушиваются.

В любом случае руководитель компании обязательно узнает о происшествии в доме Щепинского. Какова будет его реакция? В лучшем случае - порвет с Виктором и телеканалом все отношения. «Надо самому предупредить. Другого выхода нет».

Несколько гудков, затем – недовольный голос:

- Да?

Тон руководителя компании окончательно добил Виктора. Возникло дикое желание бросить трубку.

- Чего вы молчите, Виктор?

Долгова точно током ударило. Молчать дальше – значит усугублять свою вину, которой не было.

- Максим Альфредович, вы о нашем разговоре никому не говорили?

- О каком разговоре?

Руководитель компании сознательно уходил от ответа. И тут же последовало хлесткое:

- Продолжайте!

- У Щепинского… вы ведь его знаете… была встреча с фокусником.

- Каким еще фокусником?

- Он называет себя магом или чародеем. Так вот он публично объявил о наших делах.

Последовала тяжелая пауза. Затем металлический голос продолжил:

- Откуда он узнал?

- Не знаю! Но я никогда… никому… Не в моих интересах. Либеральные взгляды нынче не приветствуют.

- Мне неведомы ваши взгляды. Судя по тому, о чем вы нам напевали, вы – большой либерал.

- Но наши дела…

- У нас с вами нет больше дел.

- Максим Альфредович…

Возглас Виктора ушел в пустоту. Трубка молчала. Выгодная компания была навсегда потеряна для него.

Долгов бессильно опустился на скамейку, даже не заметив, что она мокрая от дождя. Он не верил ни в Бога, ни в дьявола, ни в магию, ни в потусторонние силы. Но он верил безмерной власти денег. Влиятельный человек, который смог бы помочь его несчастному каналу, был для Виктора выше, чем все мистические силы вместе взятые. Его власть реальна, ее можно ощутить. Воля бы Виктора, он создал бы храм Влиятельных Людей, куда приходили бы попрошайки.

Он снова клял на чем свет стоит таинственного гостя Щепинского, самого Алексея, посетителей этого отвратительного представления, правителей, международную обстановку и вообще весь окружающий мир!

Одинокая темная аллея убивала безысходностью. По ней словно проносилось:

- Неудачник! Неудачник! Неудачник!

Сначала Виктор решил, что это бушует его воспаленное сознание. Но слово: «Неудачник!» становилось громче и громче.

Однако материалист в нем дрался до конца. Виктор вскочил и закричал:

- Ничего этого нет!

Злобно шумевшая листва на мгновение притихла, а потом открылась картина, от которой у Долгова от изумления полезли на лоб глаза.

На темном небе как будто возник ярко-белый сгусток, который быстро увеличивался в размерах. Казалось, еще немного и он охватит, сожмет и раздавит все пространство, заодно и самого Виктора.

Долгов оцепенел, и не мог отвести взгляда от противоестественного явления природы.

Сгусток сверкал и переливался. Сначала он представлял бесформенную массу. Но затем Виктор заметил, как внутри него появляются контуры. Чем дольше он вглядывался, тем больше понимал, что это очертания городов, улиц, домов. Появились какие-то люди, они… звали Виктора к себе.

- Невероятно! – прошептал Долгов. - Люди существуют, они реальны!

Дикий ужас сковал Виктора. Ноги мгновенно подчинились приказу мозга: «Бежать! Бежать!»

Он мчался, не разбирая дороги. Налетал на деревья, содрал кожу о бочонок с мусором. И, как заведенный, повторял одно слово: «Скорей! Скорей!»

А сгусток продолжал расширяться. Вся аллея уже тонула в молочной белизне.

Долго наслаждаться одиночеством Кириллу не пришлось. В дверь его квартиры позвонили. Мальцев посмотрел в глазок, но никого не обнаружил…

- Кто?

Молчание.

- Кто?!! - Кирилл не выдержал, распахнул дверь и увидел, что коридор пустой.

Над ним решили пошутить?

Он постучал в квартиру напротив. Пожилая соседка Мария Антоновна глядела вопросительно и недовольно:

- Что случилось?

- Вы не звонили мне минуту назад?

- Нет.

- А вам никто не звонил?

- Нет, - повторила женщина и покачала головой. – Такое бывает. Нахулиганят – и в кусты.

- Да. Обычные хулиганы. Извините, Мария Антоновна.

- Ничего. Как твои дела?

- Нормально.

- Все пишешь?

- Пишу.

- Делом бы занялся. Ведь не мальчик.

- И Пушкин не занимался делом? – заговорило уязвленное самолюбие Мальцева.

- Ты не Пушкин, - махнула рукой Мария Антоновна. - Да и он сейчас был бы не при делах.

- А кто при делах?

- Вон мой племянник, адвокат. Купил себе виллу в Испании.

- И я не бедствую, Мария Антоновна.

- Но виллы в Испании нет, - ехидно проговорила соседка.

- Так ведь может статься, что и ему ее придется продать.

- Почему?

- Адвокатов у нас стало больше чем преступников.

Кирилл вернулся к себе и сразу почувствовал: что-то изменилось. Какой-то гул…

Это ветер! Окно распахнулось, и потоки прохладного ночного воздуха ворвались в квартиру. Мальцев быстро захлопнул его и тут заметил новую маленькую неприятность. Он не выключил компьютер.

Стоп! Экран должен быть черным, а он… горел.

Кирилл не помнил, чтобы включал компьютер. Но не мог же он включиться сам!

На белом экране мелькала надпись: Архипориус. Она была такой заманчивой, так звала щелкнуть по ней мышкой.

«Я снова сплю и вижу сон? Как тогда в поезде?»

Было уже за полночь, когда Алексей Щепинский проводил последнего гостя. Он отдал распоряжения прислуге, и отправился в свой кабинет. Спать не хотелось. Постоянно терзали воспоминания о сегодняшнем вечере. Появление его доброго знакомого – Таинственного Человека, произошло слишком необычно. Еще утром Щепинский приказал: как только чародей придет, тут же сообщить. Алексей хотел лично встретить его.

Но время шло, а Таинственного Человека не было. До представления оставалось совсем немного времени, Алексей с сожалением подумал, что придется его отменить. И тут – телефонный звонок.

- Друг мой, вы где? – вскричал Алексей. – Неужели что-то случилось?

- Случилось? – глухо переспросил чародей.

- Вы… появитесь у меня?

- Я же обещал.

- Но скоро начало.

- Еще час.

- Всего лишь час.

- Целый час! Не волнуйтесь, разве я вас подводил?

- О чем разговор! Фактически благодаря вам я спас состояние.

- Не преувеличивайте.

- Это правда! Я вас встречу!

- Не надо.

- Но как?..

- Чтобы ни случилось, представление начнется вовремя. Доверьтесь мне.

- Конечно, дорогой друг.

Твердое обещание Таинственного Человека вселило в Щепинского уверенность. Он вышел к гостям в приподнятом настроении, ни на мгновение не сомневаясь, что праздник удастся. И только когда до начала представления остались считанные минут, заволновался. Таинственного Человека нет, как нет! Телефон его не отвечал.

Алексей извинился перед гостями и направился в голубой зал, где и должно было состояться шоу. «Да что же это такое, выставляет меня, Алексея Щепинского, на посмешище!»

Свое раздражение он выместил на прислуге, хотя она-то здесь причем?! Со злостью топнул ногой и тут… неизвестно откуда возник Таинственный Человек.

- Вы?!

- Разве я не предупредил, что представление начнется вовремя?

- Как вы попали сюда?

- Это не сложно. Вы просто не заметили, как я вошел.

- М-да? – с сомнением произнес Щепинский. И подумал: «Неважно! Он здесь!», и поспешил к гостям.

…Вспоминая все события сегодняшнего дня, Щепинский не сразу услышал слова дворецкого:

- Алексей Анатольевич, если желаете отдохнуть, постель готова.

- Спасибо, Никитич.

Дворецкий поклонился и ушел. Алексей понимал, что ему пора на покой, но почему-то продолжал томиться в своем кабинете.

Он обернулся к книжному шкафу и заметил в углу комнаты чью-то фигуру.

- Кто здесь?! – крикнул Алексей.

Фигура сделала шаг вперед, превратившись в Таинственного Человека. Его лицо как обычно покрывала маска.

- Друг мой, вы?.. – вырвалось у Щепинского. Традиционная радость сменилась страхом. Он невольно отшатнулся. Глухой голос ночного гостя спросил:

- Да вы вроде бы и не рады видеть меня?

- Рад… - Алексей услышал стук собственных зубов.

Еще один шаг Таинственного Человека, Алексей ощутил, как его точно что-то придавило. От этой тяжести он не мог вздохнуть.

- Да что с вами? Совсем недавно вы говорили, что обязаны мне сохранением состояния. Человеческая память недолговечна?

- Да рад я, рад! – сорвался на крик Алексей. И осекся. Кого он пытается обмануть? Того, кто наверняка читает его мысли?

Чародей сел напротив хозяина. Его огненные глаза впивались в лоб Щепинского. Алексей не представлял, страшен его гость или, наоборот, безумно красив, с какими намерениями пришел?

- Почему вы все время в маске? – не выдержал Щепинский.

- Я же чародей. А чародеи до конца сохраняют свое инкогнито.

- Правильно, - сам не зная почему, брякнул Алексей.

Он старался задобрить гостя. Зачем? Тот не сделал ему ничего плохого. С другой стороны, и Кротов не сделал ничего плохого. А вон его как размазали!

- Вашему знакомому Кротову я не пытался навредить. Он просил предсказать будущее. Я и предсказал. Человек постоянно к чему-то стремится. А когда достигает цели, начинает задумываться: а во благо ли ему это?

«Он ловит мои мысли! Я беззащитен перед ним! Что мне делать?! Зачем я обратился к нему за помощью? Какую цену теперь придется заплатить?»

- Ай-ай-ай! Так друзья не поступают. Не выяснили, кто я, а наверняка думаете о цене, которую я попрошу за свои услуги. Как догадался? Сколько мне разных людей довелось повстречать, а все они оказываются на удивление однотипными.

Огненный взгляд незнакомца продолжал держать Щепинского под прицелом. Алексей почувствовал, что мысли его путаются, скачут как блохи. Еще немного – и сознание начнет затуманиваться. Он уже ощущал близость черной ямы, куда вот-вот провалиться.

Теперь Алексей не сомневался: перед ним – представитель темных сил, который пришел, чтобы забрать его душу. Долги придется оплачивать с огромными процентами.

Таинственный Человек заговорил. Но слова произносились таким тоном, что у Алексея волосы вставали дыбом. Потом он перестал вникать в смысл фраз, только чувствовал, как каждый вылетающий из гортани собеседника звук словно режет бритвой по горлу.

«Я умираю!»

- Ты не умрешь, - спокойно произнес Таинственный Человек. – По крайней мере, не сегодня.

Утром прислуга обнаружила хозяина в кабинете, в том же кресле. Постаревший, поседевший за одну ночь, он мало напоминал самоуверенного, вальяжного господина, властного в делах. Щепинский испуганно озирался, вопрошая: «Он ушел?.. Ушел?» А, когда прислуга попыталась что-то выяснить, еще сильнее впился пальцами в подлокотники кресла, повторяя одно и то же:

- Архипориус!... Туда нельзя… Архипориус…

Княгиня Домбровская вернулась с вечера рассерженной. Ее раздражало все! Стоило Ольге вставить слово, княгиня тут же одернула возлюбленную:

- Ты виновата!

- В чем, Катенька? – у Ольги округлились глаза.

- Еще скалишь зубы!

- Скалю? Зубы? Я же не зверь. Так чем я провинилась?

- Своими дурацкими улыбками. Целый вечер только и был рот до ушей.

- Мне надо было плакать? В следующий раз так и сделаю. Только чтобы обрадовать любимую.

Кровь сильнее закипала в жилах княгини. Она готова была растерзать подругу:

- Так и зыркала глазами!

- Фу! Что за выражение: «зыркала»?! Не для княгини, совсем не для княгини.

Ответом послужила оплеуха. Ольга привыкла к хамским выходкам Домбровской, воспитания – ни на грош. Может, когда-то ее предки и впрямь были дворянами (как сама Катя уверяет), однако основное «обучение» она прошла у своей мамаши – хозяйки нескольких пивных ларьков, и у папочки – известного в свое время рэкетира. Но чтобы бить Ольгу…

Последовал недоумевающий взгляд девушки, после чего она получила вторую пощечину. Глаза княгини метали молнии, брызгая слюной, она прорычала:

- Марш в ванную! Смоешь весь свой сегодняшний порок.

Ольга обалдело уставилась на Домбровскую. Можно, конечно, хлопнуть дверью, и никогда больше здесь не показываться. Но что дальше? Тяжелая нудная работа за гроши? Работать она не любила, не хотела, да и отвыкла. И жила только на содержании богатых женщин. Выбирала тех, которые платили ей много. Но эти деньги приходилось отрабатывать.

Только не так же!

- В ванную! – повторила Екатерина и первая туда направилась.

Ольга уже знала, что последует дальше. Домбровская обожала смотреть, как ее возлюбленная моется. Это было для нее высшим пиком экстаза. Некоторое время Ольга колебалась, а затем все-таки подчинилась.

- Раздевайся!

Катерина с жадностью наблюдала за медленным стриптизом. Наконец девушка осталась нагой.

магритт.jpg

Домбровская разглядывала ее, как произведение искусства, подошла вплотную, прижала к себе:

- Как же я тебя люблю.

Пальцы ощупывали грудь, живот Ольги, потом проникли между ее ног, погрузившись в горячей «лаве» прелестной норки. Язык заскользил по шее, щекам, губы впились в губы. Казалось, никто и ничто не сможет оторвать Домбровскую от объекта своего обожания.

На какое-то время Ольга, утонув в блаженстве, готова была простить Катерине все побои и унижения. Однако последующие слова госпожи вернули ее в реальность:

- Ты принадлежишь мне и только мне.

…Потом был секс, может, не столь извращенный как обычно. Домбровская делала Ольгу то рабыней, то госпожой. Она сама решала, кем станет ее возлюбленная, какую фантазию должна выполнить, какую похоть реализовать. Ольге вдруг все опротивело: ласки, поцелуи и покусывания, а, главное, чувствовать себя живой куклой, которую заставляют выполнять прихоти капризного порочного дитя.

- …Все было восхитительно, милая. У меня для тебя сюрприз.

Открыв шкаф, княгиня вытащила металлические браслеты и цепи.

- Это для тебя. Теперь у нас будет еще круче. Я буду тебя привязывать и хлестать, как последнюю стерву. Поверь, это приятно.

Ольга поняла, что безумие Домбровской прогрессирует. Надо бежать отсюда и как можно скорее.

Куда? В нищету?

В голове вдруг возникло странное слово Архипориус. Ольга никогда его не слышала. Однако оно притягивало, звало, казалось спасением от осточертевшей мучительницы. Где Ольга будет искать этот Архипориус? И вообще, почему она решила, будто именно в нем спасение?

Архипориус! Это может быть что угодно: птица, растение, скала.

Катерина, закрыв глаза, сопела Ольге в ухо, однако ее рука крепко прижимала к себе пленницу. Желание бегства сделалось необоримым, Ольга уже точно решила, что больше здесь не останется.

Архипориус!

При чем здесь «Архипориус»? Она готова убежать даже в ночлежку. Готова пахать на самой малопрестижной и низкооплачиваемой работе, но только бежать отсюда.

Ольга боялась пошевелиться. Ждала, когда Домбровская уже точно не проснется. Прошел час, или даже чуть больше. Пора!..

Девушка осторожно высвободилась из объятий, поднялась. В ту же секунду Катерина заворочалась… Сейчас она откроет глаза и спросит:

- Ты куда?

Конечно, Ольга соврет, но Домбровская станет ждать ее. Если отложить побег на завтра?

Нет, она должна это сделать сегодня. Завтра она может передумать, сломает страх перед неизвестностью. И никогда не увидит Архипориус.

«Чего я привязалась к неизвестности? Я бегу, потому что бегу!»

Ольга быстро оделась. С собой взяла только самое необходимое. «Да, еще что-то из наличности. Я отработала сполна». Однако после недолгих размышлений решила не брать ничего. Чтобы у Катерины не оставалось даже малейшего повода обвинить ее в воровстве.

Ольга бросила взгляд в сторону кровати. «Спит?.. Кажется! А Настя, горничная? Та дрыхнет еще крепче госпожи. Полковой оркестр не разбудит». Ольга двинулась в сторону двери и вдруг услышала:

- Любимая…

Даже во сне Домбровская боялась потерять свое сокровище и звала ее.

«Отвечать или смолчать?.. Лучше ответить!»

- Здесь я.

- Ты скоро?

- Подожди минуту.

Затаив дыхание, Ольга услышала, как Катерина снова засопела. Сейчас быстрота действий ведет к спасению.

Ольга неслышно спустилась со второго этажа квартиры на первый, осторожно открыла замки и бесшумно закрыла дверь. Лифт!.. К черту лифт! Пока он будет ползти, Катерина спохватиться. Так что – стрелой вниз по ступенькам.

Свежий воздух улицы слегка бодрил, положение уже не показалось безнадежным. Она выбиралась и не из таких ситуаций.

Однако уже через несколько минут эйфория прошла. Куда она пойдет?

В ушах продолжало звучать: «Архипориус, Архипориус». Причем здесь Архипориус»? Следует думать о выживании.


магритт.jpg

ГЛАВА IV. ВСТРЕЧА В НОЧИ

Кирилл почти дословно вспомнил свой разговор с Мефодием. Когда он спросил: «Ноосфера – это некая субстанция, нет - поле, которое находится где-то вне нас и посылает определенные сигналы?», собеседник ответил: «Почти что так. Только само слово «ноосфера» придумано людьми. Правильное название этого… как вы изволили выразиться, поля – Архипориус». И вот словно сама судьба предлагает Кириллу прикоснуться к удивительной тайне.

Но… грозное предостережение чародея. Не от поисков ли Ахипориуса? Может поэтому он и просил пригласить Кирилла? «А так поговорить со мной не мог?.. Нет, не видя его истинной силы и возможностей, я бы не поверил.

Так что мне делать? Рисковать или?..»

Сама рука, помимо воли, потянулась к мышке. Экран тот час засверкал, потом возникло большой белый шар. Чем больше Кирилл на него глядел, тем сильнее ощущал, как начинают болеть глаза.

«И это все?»

Постепенно внутри шара начали появляться какие-то символы… нет, линии. Линии двигались в разные стороны, затем исчезали.

Заинтригованный, Кирилл достал специальные очки, попробовал увеличить изображение. Не получилось, картина достигла своего максимума, дальше которого расширяться не хотела.

- Что за чудеса, - сказал себе Кирилл. – Шар, ты что, живой?

Шар вдруг на мгновение погас и тот час загорелся вновь. Мальцева пот прошиб: ему ответили?!

А линии, тем временем, стали видны более отчетливо. Возникли картины, правда, размытые. Но Кирилл уже мог различить, что это дома, улицы. Затем показались то ли возвышенности, то ли горы.

«Это Архипориус?»

Шар вспыхнул так ярко, что едва не ослепил. И… погас.

Взбешенный Кирилл снова зашел в поисковую систему, набрал «Архипориус». Однако, Интернет молчал. Вместо этого постоянно выскакивало «архивариус».

«Но я же все это видел

Он был твердо уверен, что картина не случайно открылась ему. Ведь Мефодий в поезде сказал: «Именно вам придется напрямую с ним соприкоснуться».

«Почему мне?»

Кирилла охватили новые сомнения: «На вечере у Щепинского мне показалось, будто я вижу Мефодия? Куда он спрятался? И зачем?

А если он не прятался? Если он все время был недалеко от меня?

Однако я внимательно рассматривал гостей. Никого даже близко похожего.

Впрочем, был один человек, лица которого я не смог разглядеть, потому что он был в маске!

Чародей это и есть Мефодий?»

Кирилл пробовал припомнить фигуру, голос Мефодия и сравнить с тем, кто был на сцене. Трудно сказать. Апрельские воспоминания сильно стерлись из памяти. Но, похоже, чародей выше ростом и мощнее.

«Чародей сказал, что я должен сам решить: реален ли Мефодий… Может, проводница и не лгала, она действительно не увидела моего спутника, потому что Архипориус для нее закрыт?»

А для него, Кирилла Мальцева, занавес слегка приоткрылся. Он увидел какие-то улицы, дома, но толком не смог разглядеть их. Таинственный мир не спешил раскрывать свои тайны.

И, все-таки, Кирилл ощутил странную близость с ним. Хотелось познать его больше и больше!

Но как?!

Первый попытку на сближение сделал сам Архипориус, только бы он не стал последним!

«Архипориус!» - точно в бреду несколько раз повторил Кирилл. Он уже представлял, как идет по неведомым улицам, встречается с новыми людьми.

Когда будет вторая?!

Он снова попробовал найти хоть какие-нибудь сведениями об Архипориусе. Увы…

В ярости Кирилл ударил по столу. Он готов был разнести его, заодно – шкаф, другую мебель, квартиру в целом. Существующий мир стал для него невыносим. Кирилл не представлял, как завтра опять окунется в стихию житейских распрей. Как думать о чем-либо, когда есть Архипориус! Что за невероятная тяга к нему?

Кратко звякнул телефон. Пришло сообщение. Плевать! И все-таки он взглянул на маленький экран. По нему бежало:

«Хотите узнать об Архипориусе? Это возможно».

Кирилл протер глаза. Розыгрыш? Кто будет разыгрывать его? Для этого нужно «взломать» его мозг. Ведь все его желания заперты внутри телесной оболочки.

Он вторично прочитал надпись… Об Архипориусе узнать возможно?

Кирилл решил опередить события, позвонил по телефону, с которого пришло сообщение. Однако услышал: «Абонент в сети не зарегистрирован».

Неистовый вихрь мыслей крутил и ломал Кирилла. Кто-то издевается над ним, доводит до сумасшествия.

Потом он решил: раз пришло одно сообщение, должно быть и второе. Если подобного не произойдет, то забыть обо всем и успокоиться.

Телефон звякнул вторично. Пришло новая информация:

«Вам скоро выходить. Ждите сообщение».

Кирилл вскочил, приготовился. Он так надеялся, что пришел его час. Ожидать пришлось недолго.

Третье сообщение оказалось еще более лаконичным:

« Выходите».

Правильно он поступает или нет? Куда, зачем идет?.. Он не думал о том, что, возможно, сует голову в петлю. Им владела только одна стихия – Архипориус. Не прошло и минуты, как он уже спускался на лифте.

Виктор продолжал нестись по улицам, все так же боясь, что сияющий сгусток преследует его. Несколько удивленных взглядов прохожих заставили его остановиться и обернуться. Небо казалось даже более темным, чем обычно в августовской Москве. Никаких сияющих сгустков!

Долгов попытался все проанализировать.

Почудиться такое не могло? Но… почему вокруг так спокойно? Сияющий сгусток наверняка заметили бы другие. Или его «власть» не распространяется дальше определенной территории?

И чего он так испугался?..

Еще бы не испугаться! Он находился в эпицентре чего-то страшного!

А вдруг нет? Если неведомая сила захотела бы похитить или уничтожить Виктора, то это бы уже случилось. Или какие-то пришельцы решили связаться с ним? Зачем? Возможно, как с руководителем научного канала. А он, лопух, отказался!

Еще недавно Виктор думал лишь о спасении собственной жизни, теперь – проклинал свою трусость. Какую сенсацию профукал! Его телеканал мог бы стать… Трудно даже представить, какие рейтинги были бы у его телеканала. Раньше Виктор разбивал все эти липовые сенсации, теперь сам бы оказался впереди любых «сторонников палеоконтактов». Спонсоров больше не пришлось бы искать. Сами бы к нему прибежали.

Выход один: вернуться обратно. Вдруг сгусток все еще там? Однако, увиденные внутри него лица по-прежнему вызывали панический ужас.

«Так что мне делать?»

Виктор примостился на ступеньках какого-то здания и сидел так некоторое время, несмотря на ветер и дождь. Холод каменных плит пронизывал внутренности. А он не двигался с места, продолжая прокручивать все «за» и «против».

Надо рискнуть! Ночь не только не пугала, наоборот, усиливала желание встретиться с неизвестностью. Виктор не шел, а снова бежал, теперь к той проклятой аллее. Он боялся опоздать. Белый сгусток не будет его ждать.

Однако чем ближе аллея, тем шаг его замедлялся. Забытый страх вернулся, свел внутренности, в голове болезненно застучало, кости заныли. Виктор начал убеждать себя, что идти туда не стоит, что все эти таинственные явления быстротечны. Мелькнут, поразят воображение – и нет их.

«Остановись!»

Однако вот она – аллея, пустынная, ни единой души. И, главное, на небе все как обычно. Виктор испытал облегчение. Теперь его совесть спокойна, он вернулся и честно выполнил долг исследователя.

Затем появилось чувство стыда. Упущен уникальный шанс! Его телеканал так и не выберется из числа аутсайдеров.

Виктор несколько раз протопал по дорожке. Ни звука, ни шороха, не говоря уже об огненных вспышках. Он уже думал возвращаться, как заметил, как на одной из скамеек примостилась женская фигура. Он подошел ближе:

- Простите, вы не видели?..

Он замолчал, потому что узнал ее. Эта девушка, которую он встретил на сегодняшнем вечере у Щепинского. Она вскружила голову Кириллу… Как же ее зовут?

- Вы не помните меня?

- Нет, - тихо ответила девушка.

- Мы недавно виделись у Алексея Анатольевича.

- Да, сегодня я была там.

«Ее зовут Ольга!»

- Я Виктор Долгов, руководитель телеканала «Научное познание».

- Поздравляю, - безо всякой интонации в голосе ответила Ольга.

- Вы одна? – в Викторе проснулся пытливый журналист.

- Одна.

- И давно?

- А в чем дело?

- Не заметили ничего необычного?

- Что я должна была заметить? Пьяную компанию? Влюбленную парочку, занимающуюся в кустах сексом?

- Я не об этом. На небе не было ничего необычного?

Ольга так посмотрела на Виктора, что в его душе пробудился знакомый скептицизм. «Не верь глазам своим» - фраза, за которую он хватался, как спасательный круг, помогла ему и на этот раз. Он решил, что сияющий сгусток ему… скажем, привиделся. Теперь видение закончилось.

С души свалился камень, с глаз спала пелена. Он нашел самое тривиальное объяснение невероятному событию.

Счастливый Виктор подсел к Ольге, но она сразу отодвинулась:

- Надеюсь, без глупостей?

- Не собираюсь я посягать на вашу драгоценную честь, - махнул рукой довольный Долгов. – Но спасибо. Вы мне очень помогли.

- Чем?

- Неважно. Помогли и все.

- Я рада… Кто-то идет.

Теперь и Виктор заметил, как по темной дорожке движется чья-то одинокая фигура.

И человек этот повернул к ним!

Едва Кирилл оказался на улице, он тут же получил новую sms. «Поймайте машину. Доедете до Южного Бутового. Там выходите». Кирилл уже не осознавал, для чего он все это делает. Просто исполнял приказания.

Он довольно быстро добрался до Южного Бутового. Новые sms указывали дальнейший путь. И вдруг оборвались. Ему сюда?

Какая-то темная алея. А дальше что?

Он бродил по дорожкам мимо тихо шелестящих деревьев, уснувшего пруда. Кирилл начал сомневаться в разумности своих поступков. Кто-то зло пошутил с ним! И продолжает унижать великого философа.

Он решил повернуть назад, но заметил людей на скамейке. Их двое: похоже, мужчина и женщина. В темноте мало что различишь.

Они сидели на расстоянии друг от друга и не напоминали влюбленных. Кажется, они даже смотрели в его сторону. И Кирилл решился подойти.

Однако, приблизившись, подумал: «Не слишком прилично тревожить незнакомцев».

И повернул было обратно, как услышал:

- Кирилл?!

- Виктор? – проговорил Мальцев.

Но еще более он поразился, когда узнал его соседку. Что здесь делает Ольга? Кирилла охватило чувство ревности. Долгов слишком рьяно иронизировал по поводу нее, а сам…

- Не смотри лютым зверем, - заявил Виктор. - Мы встретились случайно. Я искал тут кое-что, и вдруг вижу: сама фея Моргана. Подощед ближе – Ольга! Да ты садись.

Кирилл присел рядом с Ольгой и поинтересовался, как они оба оказались тут?

- Я поссорилась со своей приятельницей и ушла, - нехотя ответила Ольга. – Почему здесь? Сама не знаю.

Кирилл подумал о полученных им sms. Что если и Ольга их получила? Но ведь так не спросишь. Он решил сделать это дипломатичнее:

- Не было ощущения, будто кто-то тянул или зазывал вас сюда?

- Не знаю, - повторила Ольга. – Я была сама не своя.

- Твоя очередь, - сказал Кирилл Виктору.

Тот неохотно рассказал, как неожиданно увидел поразительное явление – сверкающий белый сгусток. «Мне показалось, будто внутри него контуры улиц, домов, потом – люди, они звали меня».

Кирилл слушал и думал о странном совпадении, он тоже видел подобное, только у себя на компьютере. А Виктор продолжал:

- Я не испугался, я не трус. Но… решил уйти. Затем вернулся. И понял, что, возможно, мне это показалось. Да, скорее всего.

«Боюсь, не показалось!»

Виктор в упор посмотрел на Кирилла:

- Теперь ты. Колись, великий философ.

- Долгая история.

- А мы не спешим. Как, Ольга?

- С удовольствием послушаю, - ответила девушка. - Мне уж точно торопиться некуда.

- Все началось четыре месяца назад, в поезде. Ко мне подсадили человека, представившегося Мефодием. И он рассказал мне об Арихипориусе…

-Что?! – поразилась Ольга. – Об Архипориусе?!

- А в чем дело?

- Видите ли… Это слово уже некоторое время терзает меня. Хотя я даже не представляю его значения.

- Но ты о нем что-то знаешь? - требовательно произнес Виктор.

- Немного.

Кирилл рассказал все, что он услышал от Мефодия. Воцарилось напряженное молчание.

- Получается, - наконец сказал Виктор, - Архипориус – это поле или территория, откуда посылаются сигналы для всего нашего мира?

- Так говорил Мефодий.

Червячок сомнения снова зашевелился в голове Виктора. Это выходит за пределы его представлений о мироустройстве.

- …Еще Мефодий предупреждал, что мне придется соприкоснуться с Архипориусом.

- Именно тебе? – усмехнулся Виктор. – Ну, да, ты у нас особенный.

- С тобой не сравнить! – горделиво ответил Кирилл и украдкой бросил взгляд в сторону Ольги. Она даже не повернула головы. Кирилл решил разжечь интригу, рассказал, как сначала предположил, что чародей на вечере у Щепинского и есть Мефодий.

- У любого предположения должна быть основа, - назидательно заметил Долгов.

- Видишь ли, - задумчиво произнес Кирилл. – Именно чародей просил Щепинского пригласить меня.

- Это Алексей сказал?

- Да.

- Ты ему веришь?

- Вполне.

- Видишь ли, дорогой гений, ему нужны были представители телеканалов, газет, крупных порталов. Иначе представление прошло бы не на должном уровне.

- Я уверен, что он не солгал.

- Да остановитесь же, - вмешалась Ольга. – Подумайте о другом: почему мы втроем оказались в одно время, в одном месте? Не странно ли?

Молодые люди переглянулись: вопрос не праздный.

- Случайность? - предположил Виктор.

- Верите в такую случайность?

- Вы правы, Ольга, - задумчиво произнес Кирилл. – Не случайно. Нас всех сюда пригласили, причем, самыми разными способами. И мы пришли, потому что хотим понять суть Архипориуса.

- Говори за себя, - сказал Виктор. – Лично я ни в какие Архипориусы не верю.

- Зачем тогда здесь?

- Я обязан быть в курсе любых событий.

- Хватит!- вновь прервала Ольга. – Лучше объясните: один из вас – крупный ученый, другой – босс на телевидение. Может, вы и нужны Архипориусу. Но на кой ему я?

- А если дело в вашей красоте? - промолвил Кирилл. – Архипориус зазывает не только ум, красоту тоже. Вспомните Аргентину конца 90-х прошлого века. Нужно было заселять пустующие территории, и они пригласили двадцать тысяч русских семей из Прибалтики…

- Столько красавиц вокруг! – возразила Ольга. –. Дело в другом. Только вот в чем?

И снова – молчание. Каждый анализировал ситуацию, однако высказываться не хотел.

Сколько они так просидели? Мелкий моросящий дождь переходил в крупный, ветер усиливался. Какое-то время всех согревало желание «увидеть чудо», но ничего не происходило, небо оставалось таким же темным, затянутым тучами.

Первым не выдержал Виктор:

- С меня довольно. Я чувствую, что заболеваю. Кхе-кхе! Никакой Архипориус не вернет здоровье.

Кирилл нахмурился. И правда: чего ждать? Его обманули? С какой целью? Однако он вознагражден тем, что повстречал Ольгу.

- Виктор прав, пора, - вздохнула девушка.

Она сказала и пожалела. Куда ей идти? Возвратиться к Домбровской? Упасть в ножки, молить о прощении?

- Ребята, я, пожалуй, останусь. Вдруг не зря?..

- Как знаете, - пожал плечами Виктор. – Каждый волен распоряжаться своей судьбой.

- Вы дрожите, - забеспокоился Кирилл. - Наденьте хотя бы мой плащ… Вот так.

- Спасибо.

- Может, пойдемте где-нибудь посидим. Я знаю одно место, оно работает до утра.

- Не стоит.

- Я не смогу бросить вас одну.

И вдруг он вспомнил, что она поссорилась с приятельницей.

- Может, вам некуда идти? Тогда приглашаю к себе. Благодарности не потребую.

Ольга вздохнула, слова молодого человека и его решительность сделали свое дело. Она согласилась.

Хлюпающие дорожки вели их к дороге. Но не успели они сделать нескольких шагов, как вдруг…

- Смотрите! – прошептала Ольга.

Словно изумительный художник пустил по сплошной черной стене белые искорки. Они прыгали, плясали и, увеличиваясь в размерах, образовали подобие круга. Круг быстро стал объемным, превратился в шар, представляя обзору то одну свою сторону, то другую. И вот уже внутри него стали заметны линии – контуры неведомого мира. Шар превратился в сплошное огненное око, которое будто пронзало пристальным взглядом.

Виктор в ужасе открыл рот, если первое появление невероятного сгустка до безумия напугало его, то второе - раздавило. Ольга вцепилась в плечо Кирилла, и, казалось, никакая сила уже бы не смогла оторвать ее. Дыхание сделалось частым-частым, глаза впились в страшное око. Кирилл все же прочитал молитву заплетающимся языком. В отличие от Виктора, он что-то соображал. Но спесь «великого философа» слетела мгновенно. Он воочию осознал, насколько мы беззащитны перед неведомыми силами.

Чего ждать дальше? Это последние мгновения в их жизни?

Шар будто читал мысли. Его вращение замедлилось, свет стал менее ярким. Исчезли контуры улиц, он понемногу распадался на маленькие огненные точки. Затем и они погасли.

Снова – свинцовое небо и черная аллея. Молодые люди постепенно приходили в себя.

- Что это было? – еле выдавил Виктор.

- Думаю, тот самый Архипориус, - сказал Кирилл.

- Но… это невозможно.

- Ты же видел.

- Что я видел?!

Кирилл посмотрел на него, как на сумасшедшего. Однако Долгов, закрыв лицо руками, бормотал:

- Такого быть не может. Галлюцинации! Обман зрения!

- Вы это видели! – возмутилась, отошедшая от шока, Ольга. – Как и все мы.

- Массовый гипноз и… я уж не знаю что!

Вечный скептик Виктор посмотрел на своих собеседников невидящим взором и пошел, не разбирая дороги. Ведь возвращаясь сюда, он надеялся, что никакого сгустка нет и никогда не было.

Долгову вдруг стало наплевать даже на то, что «чудо» принесло бы телеканалу невиданные рейтинги и деньги. Он бы согласился выдать за «неопознанное явление» обычную аферу. Но представить, что в реальном мире возникает нечто сверхъестественное, и его материалистическое кредо разрушится… Сто раз нет!

Кирилл что-то кричал ему, пытался удержать. Однако Виктор вырвался и пошел дальше.

Пошел в никуда?!

- Что с ним? – спросила Ольга.

Кирилл догадывался о душевных муках Виктора, но решил не говорить. И лишь кратко бросил:

- Потрясен!

- Да, не каждый день видишь такое. И что делать?

Кирилл немного подумал:

- Вряд ли шар появится вновь.

- Вы уверены?

- Разве можно быть в чем-то уверенным? Но мне кажется - первое свидание окончено. Архипориус показал, что он существует. Теперь следует ждать, когда он снова даст о себе знать. Возможно, это случится скоро.

- Может, все же подождем?

Кирилл бы согласился с ней, прождал бы целую ночь. Но он видел, как промокшая девушка дрожит от холода.

- Идем! – и он решительно взял ее под руку. Ольга не возражала.

Квартира у Кирилла - двухкомнатная и довольно уютная. С согласия хозяина Ольга тут же залезла в ванную и долго грелась. Кирилл приготовил пунш. Затем, удобно устроившись в кресле, девушка с улыбкой наблюдала за хлопотами хозяина. Ей было по-настоящему хорошо. Обстановка казалась домашней. Но девушка с содроганием вспоминала жестокую любовницу.

- Согрелась? – спросил Кирилл. Как-то незаметно они перешли на «ты».

Ольга кивнула, выпила еще пунша. Горькая влага побежала по телу. Вместе с расслаблением пришла усталость. Не хотелось думать ни о чем, даже о странном видении.

- Постелю в соседней комнате. Там диван.

- Спасибо.

- О чем-то хотела спросить?

- Да.

- Что-нибудь насчет Архипориуса?

- Все гораздо прозаичнее. Можно пожить у тебя несколько дней? Помогу по хозяйству. И еще - очень хорошо готовлю. Вести себя стану как мышка.

- Не возражаю.

- А сейчас, Кирилл, извини, засыпаю.

Она юркнула в постель и думала лишь об одном: как отблагодарить его? «Хорошо готовлю – тоже невидаль. Он без труда найдет себе классную повариху. Переспать с ним? Нет, он сразу почувствует мою холодность и фальшивый оргазм. Я только испорчу отношения».

Сон сильнее обволакивал Ольгу. Утром она что-нибудь придумает. А сейчас она полностью забылась…

Но ненадолго! Во сне она опять видела сверкающий шар. Он завис прямо над ней, от него побежала прозрачная, точно сотканная из лунного света, лестница. И по ней к Ольге стала спускаться… Катерина Домбровская.

Ольга в ужасе вскрикнула.


магритт.jpg

ГЛАВА V. СТРАННОЕ ПИСЬМО

Домбровская не случайно выбрала этот небольшой, не респектабельный ресторан. И оделась она скромно. Вряд ли кто обратит внимание на уже немолодую и непрезентабельную женщину.

Как и договаривались, примостилась за крайний столик, у официантки заказала чай и печенье. Все должно быть скромно, так, чтобы ее не запомнили.

Ждать пришлось не долго. В ресторане появился мужчина и направился прямо к ней. Ростом он был невысок, чуть прихрамывал, но мускулист. Кудрявые волосы едва прикрывали лоб с большими залысинами, взгляд - жесткий, волевой.

Он сел напротив, глаза, не мигая, уставились на собеседницу. Катерина даже слегка смутилась.

- Мне рекомендовали вас…

- Давайте к делу.

- Мне нужно вернуть женщину. Она моя… подруга.

- Я не соединяю сердца возлюбленных, - усмехнулся мужчина.

- Знаю. Но мне необходимо ее вернуть. И у меня есть сведения, где и у кого она сейчас.

Домбровская прервалась, каменное выражение на лице мужчины выводило ее из себя, он не задавал вопросов, просто слушал.

- Вернуть, - повторила Катерина. - А ее сожителя как следует проучить.

- Убить? – короткая фраза прозвучала обыденно, точно он говорил об обычной выпивке.

- Нет, убивать не надо. Проучить, как следует – да.

- Как скажете.

- По поводу оплаты…

- Вы уже оплатили заказ. Адрес этого человека.

- Вот, - протянула ему листок. А вот его фото.

Мужчина окинул взглядом представленную информацию:

- Мне нужно два дня.

- Хорошо, - отрывисто бросил собеседник и ушел.

Домбровская проклинала ту минуту, когда согласилась принять предложение Щепинского прийти на его вечер. Вопросов чародею она не задавала, и он ничего ей не сказал. Зачем знать свое будущее? Катерина жила по принципу: «Здесь и сейчас!»

Уже тогда поведение Ольги показалось подозрительным. Она так крутила головой. Мальцев понравился ей? Раньше у Ольги таких «отклонений» не наблюдалось. Но все когда-то бывает в первый раз.

Домбровская нервно закурила. Воспоминания той ночи оказались тяжелыми и мрачными. Она проснулась от того, что рука ощутила пустоту. Сначала Катерина не придала этому значения: Ольга вышла на кухню или в туалет. Потом позвала ее, однако ответа не получила. Именно тогда почувствовала неладное. Кричала, звала Ольгу. Начала жестокий допрос перепуганной служанки. Та клялась и божилась, что не в курсе планов юной госпожи, но это не спасло, хозяйка в кровь избила ее. Она должна была знать!

Итак, Ольга сбежала. И ведь ничего не взяла, сука! Дала понять, что, как пришла голая, так голой и уйдет. Надо бы смириться с потерей, поскорее забыть ее! Но это оказалось выше сил Катерины. Чем дальше, тем сильнее Домбровская понимала, как любит ее! Ольга мучила ее каждую секунду, ее образ – такой явственный, зовущий, являлся по ночам, дразнил, сбрасывая платье. Катерина вскакивала с постели, бросалась к ней, но ловила лишь воздух.

Вначале Катерина думала, что Ольга вернулась к своей Агнетте? Старая стерва решила расторгнуть с Домбровской договор (а ведь получила за Ольгу немалые деньги!), уговорила девчонку поехать в Стокгольм? Она созвонилась с Агнеттой, но та - давно в Канаде, у нее там своя семья. Значит, не Агнетта!

Вот тогда и всплыл этот молодой человек на вечере у Щепинского. Она отправилась к Алексею за разъяснениями. Тот оказался болен, сказали – нервный срыв. Однако выяснить, кто тот молодой человек для Домбровской труда не составило.

Еще не уверенная в своей правоте, она подъехала к его дому. И сразу увидела их выходящими из подъезда. Они смеялись и казались такими счастливыми!

Первым желанием Катерины было направить на Кирилла автомобиль. Но сдержалась. Она отомстит ему по-другому. И очень жестоко! Никому не позволено уводить чужих женщин.

План мести созрел быстро. Кирилл ответит за кражу, а Ольгу она запрет у себя в доме, задобрит подарками. В конце концов, девушка успокоится!

Но как невыносимо было думать об их счастье!

Катерина внутренне содрогнулась и не заметила появившуюся рядом официантку.

- Вам нехорошо?

- Все в порядке.

Катерина не сомневалась, что скоро вернет свое сокровище обратно.


Тем временем прихрамывающий собеседник Домбровской уже сделал один звонок и, получив информацию, отправился по нужному адресу. Позвонил в дверь, ее открыла миловидная блондинка с чуть вздернутым носиком. Мужчина понял: перед ним та самая Ольга, из-за которой весь этот сыр бор. «Красивая».

- Мосгаз, - сказал он, - проверяем газовые плиты.

- Сейчас скажу… Кирилл, тут насчет газовых плит?

- К нам уже приходили два дня назад, - послышался мужской голос.

- Ничего не попишешь, проверка плановая, вдруг утечка? – и посетитель ловко протиснулся в квартиру. Впрочем, никто не возражал.

Прежде всего, он быстро осмотрел прихожую, запомнив каждую мелочь. Вышел Кирилл, мужчина сразу понял, что справиться с ним будет несложно. Парень – явно не спортсмен: полноват, с небольшим пузцом, ленивыми, неуклюжими движениями. Длинные волосы собраны на затылке в пучок, лицо круглое и доброе, однако в глазах поблескивал огонек самоуверенности. «У него наверняка развито самомнение».

Кирилл не обратил на «газовщика» внимания. Тому это было как раз на руку. Он «ошибся» дверью, вместо кухни вошел в комнату и здесь быстро все «сфотографировал». И только потом оказался в «нужном» месте. Повертел камфорки, попросил расписаться. Его поблагодарили.

«Надо же, благодарят. Лучше сделайте это в следующий раз, когда я вернусь».

Он вышел из подъезда уверенный и спокойный.

А Кирилл и Ольга действительно ничего не заподозрили, им было не до этого. Особенно Кириллу, не оставляющему надежды на несколько иные отношения со своей подругой. Красивая женщина уже неделю живет у него в квартире, великолепно готовит, развлекает разговорами. Короче, все удовольствия, кроме главного.

Было и другое: об Архипориусе никаких известий. Сияющий шар поманил и исчез.

Каждую ночь сон у Кирилла традиционно делился на две части: сначала он видел, как в его комнату заходит Ольга, губы ее таинственно шевелятся, она их сексуально облизывает язычком. Потом она раздевается, остается в легкой ночной рубашке.

- Иди сюда! – шепчет Кирилл.

С каждым шагом сильнее разносится аромат духов. Он не видит обнаженных форм ее тела, но, кажется, что они полностью открыты перед ним.

Она – рядом, касается руки так, что тело пронзает электрический ток. Одно такое прикосновение стоит всех его научных концепций, статей и эссе. Какой тут коммунитаризм, даже самый высокий!

Он хочет говорить ей ласковые слова, но не в силах произнести их. Ольга ложится рядом и говорит:

- Поцелуй меня.

Губы обжигают, язык щекочет до умопомрачения. Рука тянется к ее груди, начинает мять соски. Потом он впивается в них зубами, впивается неудачно, она начинает стонать от боли. Кирилл извиняется, и следует дальше – вниз по телу, пока не добирается до царства грез. Ольга стонет, приподнимает его голову, их губы сливаются вновь.

И вдруг над ними вспыхивает яркий белый свет. Тот самый шар, только теперь он настолько близко, что какие-то люди, очевидно, жители Архипориуса, покатываются со смеху, глядя на них.


…Ольга пригласила его к столу. Вид у Кирилла был озабоченный:

- Я все думаю по поводу событий в Южном Бутово. Непонятные вещи творятся. Для чего нужно было устанавливать контакты и тут же их прерывать? Я не могу опубликовать все это на сайте, не поверят. Посчитают, что Кирилл Мальцев сошел с ума, вместо серьезных статей занимается черт-те чем! И потом…

Он думал добавить, что не в курсе главного: как к его болтовне отнесется сам Архипориус? Вдруг он не хочет этого?

«Почему замолчал?» - спросили глаза Ольги.

Кирилл неопределенно махнул рукой и продолжил:

- Таинственный Человек, который устроил нам представление на вечере Щепинского, что-то знает. Если бы выйти на него!

- Как?

- Не верю, что Алексей не связан с ним. Надо бы поговорить.

- Правильно, - согласилась Ольга.

- Однако и это сделать не так просто. Он болен, никого не принимает. Так мне, по крайней мере, сообщили. Выход один: навестить его. Надо ехать.

- Тебя все равно не пропустят.

- Кто посмеет отказать знаменитому философу?

Ольга улыбнулась, самодовольство Кирилла не знало границ. И тут же спохватилась:

- Что с господином Щепинским?

- Не представляю. Однако заболел он именно после того вечера.

- Странно. Хотя тут много чего странного. Я помню, как Архипориус завладел моим сознанием, заставил выбраться из постели и бежать неведомо куда.

- И меня тоже.

- А что случилось после представления в доме Щепинского? О чем-то Алексей и его гость наверняка говорили.

- Вот это нам и предстоит выяснить.

Кирилл допил кофе и поспешил к выходу:

- Если позвонит Виктор…

- Да, знаю, - грустно ответила Ольга. После происшествия в Южном Бутове Виктор почему-то решил прервать с ними отношения.

Кирилл внимательно посмотрел на нее:

- Что тебя беспокоит?

- Загостилась я.

- О чем ты?! – Кирилл едва сдержался, чтобы не прижать ее к себе. А, может, и нужно было?

Нет, ни в коем случае! Она не должна думать, будто он решил воспользоваться ее ситуацией.

- Живи, сколько хочешь!

- И еще… не знаю, как сказать?

- Прямо и честно.

- Когда выходила за покупками, мне показалось, будто в одной проезжающей мимо машине мелькнуло лицо Домбровской.

- И что? Ты же ушла от нее?

- Отпустит ли она? Или мне это только показалось?

- Машина ее?

- Машину можно поменять.

- Если и впрямь она: пусть завидует и бесится.

- Ты ее не знаешь.

- Конкретно ее – нет. Однако, мне известен подобный тип женщин. Властные, повернутые на чем-то старухи. Позлить их одно удовольствие.

- Будем надеяться, что я ошиблась, - тихо промолвила Ольга.

- Никакой Домбровской не бойся. Я всегда защищу тебя.

«Милый мальчик, - грустно сказала про себя Ольга. – Ты слишком самоуверен!»

- Итак, я отправляюсь к Щепинскому.

- Удачи.

Ольга проводила Кирилла, закрыла дверь. И опять подумала о женщине в машине. Если княгиня устроила за ней охоту, то сильно об этом пожалеет. Она считает Ольгу покладистым, забитым существом. Как бы ни так!

Воспоминания застучали в голове. Ее прошлое, такое чужое, было именно ее прошлым. Она старалась забыть – все это происходило с другой Ольгой, в каком-то ином мире. Увы, это была ее жизнь.

Ольга Серова родилась в неблагополучной семье, мать была женщиной легкого поведения, отца она не знала. Какой-то заезжий сделал свое «дело» и исчез. Ольга не пыталась разыскать его. Зачем посвящать время на поиски того, кто ей изначально неприятен?

Потом она связалась с одной подростковой группировкой, начали с воровства в супермаркетах, закончили разбойным нападением. Банду арестовали. Ольга, как несовершеннолетняя, получила два года. В колонии ее совратила сама начальница. Став ее наложницей, Ольга вышла по амнистии уже через год.

На некоторое время она поселилась у начальницы колонии, затем та продала ее в качестве любовницы одной высокопоставленной даме. Объяснение было коротким: «Нужны деньги, девочка. Увязла в долгах».

Высокопоставленная дама работала в министерстве иностранных дел. Она обучила Ольгу аристократическим манерам, купила ей диплом о высшем образовании. Все шло нормально, но однажды на банкете Ольга вскружила голову шведке Агнетте. Агнетта сказала, что у нее остров, обещала осыпать возлюбленную деньгами. Ольга соблазнилась.

Уже после выяснилось, что многое из того, что говорила Агнетта – полная брехня. Шведка богата, но не миллионерша. Начались скандалы. Чтобы сохранить душевное спокойствие, Агнетта уступила Ольгу Домбровской. Княгиня особо не церемонилась, сразу сказала: «Отныне я твоя хозяйка».

«Так все это было со мной, или с кем-то другим?»

Кто-то позвонил в дверь. Ольга посмотрела в глазок. Опять тот из Мосгаза. «Чего-то забыл?»

Она спокойно открыла, и лишь спустя мгновение поняла, какую ошибку совершила.

Мужчина, как пантера, прыгнул на нее, прижав к лицу девушки пропитанный хлороформом платок.

Ольга в секунду лишилась чувств.

Кирилл подошел к особняку Щепинского. Его насторожила странная атмосфера: над домом словно зависло темное облако, лицо охранника выглядело суровым. «Неужели Алексею стало хуже?»

- Мне бы повидать Алексея Анатольевича, - тем не менее, решился Кирилл. – Как он?

Охранник посмотрел на Кирилла, точно на сумасшедшего и резко отвернулся:

- Это невозможно.

- Я его старый друг, - Мальцев готов был пойти на обман. Если честно, он до конца не верил в болезнь Щепинского. Скорее всего, хозяин по каким-то причинам прячется от посторонних глаз. – Вдруг мой приход положительно скажется…

- Невозможно, - повторил охранник, - Алексея Анатольевича больше нет.

- Как?!!! Но ведь еще утром…

- Это утром. Ему стало хуже, приехала скорая. Но она опоздала.

Кирилл, молча, отступил. Что тут скажешь?

Он уже собирался уйти, но открылась дверь. На пороге возникла фигура дворецкого.

- Одну минуту, сударь. Вы ведь Кирилл Мальцев?

- Да.

- Алексей Анатольевич говорил о вас. Окажите любезность, войдите.

Кирилл вошел, вместе с дворецким они поднялись на второй этаж. Дворецкий толкнул дверь в какую-то комнату: на кровати с неподвижным белым лицом лежал Алексей. Вокруг горели свечи.

- Сейчас хозяина отвезут в морг. Инсульт. Отмучился, бедняга.

Слово «бедняга» мало подходило к здоровяку, каким был Щепинский. Что же произошло?

Дворецкий будто прочитал вопрос Мальцева и рассказал историю Щепинского последних дней.

- Все началось после того вечера, когда этот чародей выступал. Алексей Анатольевич до этого ни на что не жаловался, силен был! Железные прутья гнул так, ради удовольствия. И по жизни хоть и властным считался, но был добрый, щедрый, многим помогал. И веселился сверх меры. Да вы знаете это не хуже меня. Он и в тот вечер смеялся, а утром будто подменили человека. Постарел за одну ночь лет на десять, ото всех шарахается. И повторяет только одно слово… Как же его? Много раз ведь слышал!.. Архопорис?..

- Может, Архипориус?

- Точно! А что оно означает?

- Я так до конца и не понял, - сказал Кирилл, а сам подумал: «И он знал про Архипориус?»

- Угасал с каждым днем, каждым часом. Врачи ничего не могли изменить. Он из-за чего-то сильно переживал.

- Не говорил из-за чего?

- Ни малейшего намека.

Мальцев вглядывался в лицо умершего. Да, оно изменилось. Люди меняются после смерти, но не так же!

Лицо человека, который мучился и страдал. Но ведь все случилось за одну неделю. А что именно?

- Вот, - дворецкий протянул Кириллу конверт. – Вам. Алексей Анатольевич просил передать. Так и сказал: лично господину Мальцеву.

Кирилл взял, еще немного постоял около кровати Щепинского и покинул особняк.

Оказавшись на улице, он тут же разорвал конверт и прочитал.

«Уважаемый господин Мальцев!

Большая просьба после прочтения сжечь это письмо. Надеюсь, что вы, человек честный, порядочный, именно так и поступите.

Чтобы бы вам не говорили, гоните от себя все мысли, связанные с Архипориусом. Не стремитесь туда вернуться.

Иначе вас ждет непоправимая беда.

Алексей Щепинский».

Кирилл несколько раз перечитал письмо, запомнил все, до последнего слова, и сжег его, как и просил Алексей.

О чем говорит это письмо? Щепинский что-то узнал насчет Архипориуса? Или как-то был связан с ним?

«…что бы с вами не случилось». «Он предрекает мне испытания?»

Итак, Алексей не хотел, чтобы о письме узнали? Кого он боялся? И что послужило причиной его странной скоропостижной смерти? Если бы не было этого письма, можно выдвигать много версий. Но оно есть! А в нем - роковое слово «Архипориус».

Судя по тому, что говорил Мефодий, ничего в нем страшного нет. Да и тот сияющий шар не проявлял никакой агрессии. Так в чем же дело?!

Что-то еще в письме удивило и даже обескуражило Кирилла. «Думай!» – в который раз повторял он себе. Есть неувязка. Но какая?

Да вот же она: «… не стремитесь туда вернуться». Логичнее было бы написать: «Не стремитесь попасть в Архипориус». Почему вернуться? «Описка, или я там уже был?»

Кирилл рассмеялся от такой глупости. Он - в Архипориусе?

Он немного побродил по улицам Москвы, и все думал о последних событиях. Он не слишком горевал о Щепинском. Но исчезла единственная ниточка, связывающая его с таинственным чародеем.

Ольга ждет от него сообщений. Кирилл достал телефон и… Нет, не стоит по телефону. Раз Алексей просил сжечь письмо, дело нечисто.

Он вернулся домой, но не стал звонить, своими ключами открыл дверь. Это была его вторая ошибка.

- Ольга! – крикнул он с порога.

Молчание. Кирилл снова позвал ее. Тогда ему и в голову не могло прийти, будто с ней что-то случилось. Скорее всего, вышла в супермаркет, она собиралась.

Он направился в ванную и тут… ощутил удар по голове, перед глазами все поплыло.

Он очнулся. Что с ним? И что делает здесь этот человек? Где-то он его видел!.. А, газовщик!

Боль!.. Веревки так сильно впивались в запястья, что хотелось кричать. У Кирилла были связаны не только руки, но и ноги. И сам он привязан к стулу.

- Привет!– расхохотался незваный гость и с размаху ударил Кирилла по лицу. Ударил так, что брызнула кровь.

«Только бы не сломал мне нос».

Преступник вплотную приблизил к нему отвратительно ржущую рожу и добавил:

- Я отучу тебя соблазнять чужих женщин.

Ольга оказалась права: Домбровская выследила ее и прислала этого маньяка.

Злость распирала Кирилла. Что он в данной ситуации мог сделать? Только плюнуть в морду своему мучителю. Тот лишь рассмеялся и сказал:

- А я-то думал все решить по-хорошему. Отделать тебя. Теперь поступим по-другому. Ты у меня станешь кровью харкать. Сейчас я просто превращу тебя в отбивную котлету. И уйду. Но жди. Через небольшие промежутки времени буду возвращаться и лишать тебя какого-нибудь органа. Такого в моем контракте нет, но поработаю сверхурочно. А сейчас…

Удары посыпались один за другим. Кирилл снова потерял сознание.


магритт.jpg

ГЛАВА VI. ИГРЫ ЭКСТРЕМАЛОВ

Веселье, которое наблюдалось в телекомпании «Научное познание» в связи с отсутствием руководителя, сменилось унынием, потом – тоской и паникой. Так обычно бывает: когда начальства нет, первые 2-3 дня ощущаешь настоящий праздник. Никто не стоит над душой. Затем наступает небольшое отрезвление, начинаешь понимать: начальство не только приказывает, но и «направляет» вас указующим перстом. Оно - судия, но и ответчик. С ним тяжко, но и без него никуда. И когда все это осознают, опять начинается тоска по указующему персту.

Заместитель Долгова - Инесса Скоробогатова едва успевала отвечать на звонки и отбиваться от назойливых вопросов по поводу Долгова. «Надо бы записать на автоответчик: «Виктора Ивановича нет. Когда вернется, неизвестно»».

Оставалось одно: взять управление телеканалом в свои руки. Нельзя срывать программы, подводить заказчиков. Так дело дойдет до банкротства. А Виктор словно не желает этого замечать.

Когда Инесса побывала у него несколько дней назад, он был мертвецки пьян (никогда раньше подобного за ним не замечалось), на все вопросы отвечал бессмысленным бормотанием. Инесса не выдержала, напрямик поинтересовалась: «Что делать коллективу?», он, с трудом ворочая языком, ответил:

- Делайте, что хотите.

Это действительно нонсенс! Виктор Долгов, так трепетно относящийся к своей работе, живущий ею, и вдруг…

Инесса решила, это пройдет. И он вернется трезвым, как огурчик, таким же целеустремленным, как и прежде. Вероятно, нервный срыв!

Однако, приехав вторично, Инесса застала Виктора пусть трезвым, но абсолютно отрешенным. Он лежал на диване, задрав вверх ноги, вокруг впалых глаз просматривались синие круги.

- Ты еще долго собираешься хандрить?

Виктор не ответил, только отвернулся.

- Что случилось? – участливо спросила Инесса.

Долгов продолжал молчать, Инесса присела рядом и попросила:

- Расскажи.

Он лишь вздохнул, Инесса бросилась в наступление:

- Работа – лучшее лекарство против личных драм. Пора запускать новую программу, разоблачающую так называемую альтернативную историю. Уже договорились с экспертами, ведущими. Мы получили интереснейшие материалы…

- Зачем? – перебил ее Виктор.

- Как?!

Она что-то говорила, убеждала, требовала, только он, похоже, не слышал. Инесса прервалась:

- Тебе не следует обратиться к врачу?

- Зачем? – последовал тот же безразличный ответ.

- Но ведь телеканалу нужно выходить из тупика?

Молчание. Виктор – в полной прострации. И тогда она протянула ему документы на подпись.

- Витя, ты болен? Я поработаю вместо тебя.

Она буквально вставила ручку в безвольные пальцы Виктора. Он, не читая, подписал.

- Тебе необходимо в больницу, - повторила она, но уже не грустным, а торжествующим голосом.

Инесса вылетела окрыленная. Теперь она возглавляет (пусть временно) телекомпанию, значит, будет реализовывать свои собственные пректы.

Долгов ее больше не интересовал.

Виктор даже не осознал, что он подписал. Крушение идеалов было слишком болезненным, он выстроил модель, которая, как оказалось, никуда не годна. Надо все начинать сначала. Новая редакция, новый телеканал, новые идеи. Он закричит на всю вселенную, что невозможно втиснуть законы мироздания в традиционные рамки. Он расскажет про странный сияющий шар, который видел в тот вечер. Расскажет про чародея, объяснить «фокусы» которого не в состоянии ни одна академия наук.

Депрессию точно сняло рукой. Виктор вскочил, заметался по комнате. Все с самого начала!

Его взгляд упал в сторону окна. И тут… волосы на голове зашевелились. Ему показалось, будто он опять видит тот шар. Шар заглядывал в комнату, на нем четко были видны лица людей, тех самых, что махали Виктору. Сейчас каждый из них грозно прикладывал палец к губам, предупреждая молчать.

Страх сбил Долгова с ног, точно взбесившийся джип, за рулем которого пьяный водитель. Зажмурившись, обхватив голову, он катался по полу и кричал:

- Вас нет. Нет!!!

Когда он открыл глаза, то не увидел за окном ничего, кроме неба и зеленой листвы. Но Виктор знал: они его предупредили о молчании!

Что дальше? Продолжать врать о том, что никаких сверхъестественных вещей не существует или сказать правду, но жестоко поплатиться? А он обязательно поплатится!

Виктор не мог больше лгать, и без него армия лгунов велика. И не мог подвергать опасности собственную жизнь. Она ему еще пригодится!

И он выбрал третий вариант: исчезнуть. Не участвовать ни в обмане, ни в сопротивлении ему. Он обычный человек, хочет жить. Пусть дерутся другие.

Виктор схватил самое необходимое, нацепил куртку и выскочил вон.

Вон из Москвы!


Ольга попробовала встать, но не смогла: кто-то связал ее. Осмотревшись, она поняла, что находится в такой знакомой комнате. Рядом сидела Катерина, сочувственно смотревшая на возлюбленную:

- Как ты?

- Почему я опять здесь?

- А где ты должна быть? Это твой дом.

Ольга чуть не зарыдала. Домбровская насильно привезла ее сюда, чтобы заточить в прежней тюрьме. Катерина нарицательно произнесла:

- Ты - моя, девочка. Я выложила за тебя столь крупную сумму, что тебе и не снилось. Извини, я своей собственности не отдаю.

Ольга ощутила, как в ней растет ненависть. Она бы загрызла бывшую возлюбленную. Только бы освободиться от этих пут!

- Никто и никогда не заберет мою девочку. Из-за тебя я так намучилась, связалась с нехорошими людьми, выгнала служанку. Дай мне хотя бы маленькое вознаграждение: наблюдать за твоими муками.

- Тебе интересно меня мучить?

- Хочу отплатить той же монетой. Знаешь, как я страдала, когда ты исчезла? Не понимаю, чем тот мерзкий кобель привлек тебя?

- Тебе это не понять.

- Не понять?! – чуть не заорала Домбровская. – Где уж мне, зловредной твари, понять душу святой? Кем бы ты была? Лизала бы мокрые щели у старых баб, а они тебя передавали бы от одной к другой. И то, пока ты молода. А состаришься, тебя и за грош ломаный никто не возьмет. Ты должна боготворить свою княгиню! Молиться на меня! Исполнять любой каприз той, кто дала тебе кров, обеспечила такой уровень жизни, о котором не мечтают «честные работяги». И вдруг… какая подлость! Кого я пригрела? Змею, готовую укусить свою хозяйку.

- Так ты не отпустишь меня?

- Нет. Ради твоего же блага.

- Как ты обо мне печешься!

- Такая уж у меня добрая душа.

И тут Ольга подумала о судьбе Кирилла. Что ждет его?

- Парня не трогай, - грубо сказала она.

Брови Домбровской взметнулись. Она расхохоталась:

- Так вот чего ты боишься? Мальчика обидят. Нет, любимая, пусть не надеется на снисхождение.

- Сволочь! Гадина!

- Перестань орать!.. Не хочешь? Тогда заклею рот.

Однако сразу это сделать не получилось. Даже связанная, Ольга умудрилась прокусить Катерине руку. Та взвизгнула, но все-таки заклеила ей рот. Побежала в ванную и вернулась с перебинтованной рукой.

- Какая ты оказывается прыткая. Ничего, не таких обламывала. И твой норов укрощу. Побудешь тут некоторое время, а над дружком твоим поизмываются. Не хочешь? Тогда слушайся меня во всем.

Напоследок Катерина сказала:

- Скоро буду. Отдыхай пока. Вернусь, пообедаем. Специально для тебя приготовила такое блюдо!

И, победоносно вскинув голову, Домбровская вышла из комнаты.

Когда вернулась, ей показалось, будто глаза Ольги молят о пощаде. «Девчонка сломалась», - подумала Домбровская.

Она сдернула скотч со рта пленницы. Та вскрикнула и проговорила:

-Заключим сделку?

- Я не заключаю сделок, а диктую условия. Я могу сделать с тобой, что угодно. А что можешь ты?

- Отказать тебе в ласках. Если приятно целовать восковую куклу, то…

Катерина задумалась, Ольга поняла, удар пришелся точно в цель. Следовало продолжать игру.

- Ладно, - в раздумье сказала Катерина. – Чего ты хочешь?

- Чтобы Кирилла не трогали.

- Как ты им дорожишь!

- Не в этом дело. У меня с ним ничего не было. Мы просто друзья.

- Я не верю!

- Клянусь!

Домбровская посмотрела ей в глаза и почувствовала: девушка не врет. Да и не замечена она была раньше в связях с мужчинами. Вероятно, ей захотелось обычной воли. Вот и удрала. А парень раскатал губы.

- Развяжи меня.

- Допустим, я тебе поверила, - с сомнением произнесла Катерина. – Где гарантия, что ты опять не сбежишь?

- Некуда мне бежать.

- Вот здесь ты права: от сытой жизни просто так не отказываются. Побаловалась и довольно. Еще была бы настоящая любовь…

- Так ты меня развяжешь?

- Только дай слово.

- Какое слово?

- Что мне не придется больше рыскать за тобой по всему городу.

- Не придется.

Катерина нехотя ее развязала. Ольга стала разминать затекшие конечности. Катерина крепко сжала ее в объятиях.

- Я тебя здорово проучила. В следующий раз будет хуже. Изобью так…

- Ты обещала, - перебила Ольга.

- Что я обещала?

- С Кириллом ничего не случиться.

- Ах, дорогая, - театрально вскинула руки Домбровская. - Боюсь, мы опоздали.

- Как опоздали?

- Его не убьют. Изуродуют – точно.

- Что значит изуродуют?! Понимаешь, о чем говоришь?

- Я попытаюсь связаться с людьми. Если успею… Забудь о нем. Он же не твой возлюбленный.

Ольга вскочила и закричала:

- Отмени его истязание.

- Хорошо. Сейчас позвоню.

Она набрала номер, однако телефон молчал. Катерина пожала плечами.

- Мы должны остановить этих бандитов.

- Как?

- Не знаю, но должны! Думай, думай! Ты их наняла!

- Он был один.

- Один?

- Но такой стоит целой группы.

- Едем к Кириллу.

- Так нельзя. И у меня возникнут неприятности. А я этого не желаю.

- Останови ублюдка! – Ольга уже не кричала, а стонала. Она только представила, что именно в эту минуту… О, Господи, именно в эту минуту!..

- Ты любишь его? – нахмурилась Катерина.

- Заткнись, дура! Я хочу спасти невиновного!

Ольга бросилась к выходу, однако Катерина накинулась на нее сзади, повалила на пол:

- Не пущу! Никуда не пущу!

Ольга высвободилась из захвата и, как следует, врезала княгине. Та отлетела на несколько шагов. Но вскочила и вновь бросилась за ускользающей жертвой. Она рычала, царапалась. Ольга увернулась, ударила ее вторично, затем еще раз. И еще!

- Думала, я ягненок? Нет, милая, я такую школу прошла в колонии.

Катерина, размазывая по лицу кровь, продолжала тянуться к ней. И тогда Ольга так ударила ее ногой в челюсть, что противница обмякла.

Но там тот, кто стоит целой группы. Ольга вспомнила, где Домбровская прятала пистолет. В шкафу, в коробке, третья полка сверху.

Проверила оружие. Затем повернулась к Катерине, которая уже пришла в себя, и сквозь зубы процедила:

- Если с ним что-то не так… Я прикончу тебя.


Перед Кириллом опять стоял хромой мучитель. Он едко заметил:

- Вот и я. Соскучился? Ничего, сейчас наступит веселье. Спросишь: зачем мне все это? Я мог бы отпустить тебя, девка уже не вернется, ты запуган до смерти. Плюнул мне в лицо? Я могу плюнуть в ответ много раз. И забыть!

Но…скучаю. Скучаю по злу! Оно питает меня своей энергией. Представляешь, сколько пищи для размышлений, сколько всевозможных сюжетов дают писателям и сценаристам люди, подобные мне! Мы – избранные творцы антибожественного начала. Мы – уникумы порока. Мы – по одну сторону черты, а уж против нас – все остальные. В этом смысле я тоже гений.

Обрати внимание, дверь не заперта. Я сделал это специально. Будешь кричать, звать на помощь, только никто не придет. Почему? Потому что повсюду – промежуточное звено: их не волнует ничего, что не касается лично их. Они плывут по реке, как экскременты. И я остаюсь безнаказанным. Мало того, вхожу в их сознание, точно Джек Потрошитель. Мне посвящают фильмы, романы и прочее.

Он захохотал, с размаху ударил жертву по лицу. Удар пришелся прямо по глазу, Мучитель, не спеша, вытащил нож.

- Твое смазливое личико наверняка нравилось девушкам. Поработаем с ним, превратим тебя в Квазимодо. Затем, как и обещал, начну отрезать тебе один орган за другим. Без ушей, без носа… О, да ты станешь великолепным экземпляром для киностудий. Урод века! И это – мое великое творение.

Мучитель медленно провел ножом по щеке жертвы:

- Вспомни в последний раз, каким ты был. Больше таким ту уже не будешь.

Мальцев ощутил пробирающую тело дрожь. На какой-то момент захотелось умолять монстра отпустить его. Даже валяться у него в ногах. Но… не поможет! Вот так быстро, в самом расцвете лет, заканчивается его жизнь.

- Плачешь? – ухмыльнулся истязатель. – Правильно. Считай до пяти. И мы начнем. Ну, не желаешь?

- Мразота!

- …Тогда я сам. Раз… перед тяжелым испытанием вспоминаешь что-то хорошее. У тебя ведь были хорошие моменты в жизни? Например, когда ты засовывал член этой девке в ее милую дырочку. Два… с одной стороны ты отдаляешься от прежнего счастья и приближаешься к неизбежной камере пыток, с другой – еще есть время. Ведь только два! Теперь три… Опасное число! Половина пути пройдена. Но остаются еще «четыре» и «пять». Ах, нет, уже четыре! Крайняя точка, чтобы помолиться и приготовиться к пыткам.

- …Пять! – послышалось сзади.

Мучитель повернулся, увидел Ольгу с наведенным на него пистолетом. К удивлению девушки, он не испугался, лишь галантно поклонился:

- Мадам выбралась из западни и пришла сюда? Очень рад видеть.

- Отойди от него, подонок!

- А если не отойду? Что будешь делать? Стрелять? Давай! – он поднял вверх руки и выпятил грудь. – Все для твоего удобства. Когда-нибудь убивала? По глазам вижу, нет. Ничего. Все когда-то бывает в первый раз. Чего медлишь?

И он сделал шаг по направлению к ней. Ольга сильнее сжала оружие, с надрывом закричала:

- Стой! И убирайся отсюда!

- Нет. Я никуда не уйду. И ты не выстрелишь.

- Выстрелю! – простонала Ольга, с ужасом осознавая правоту его слов.

- Не выстрелишь! – повторил мучитель. – Ты – из другого теста.

Мучитель сделал еще один шаг, расстояние между ним и Ольгой стремительно сокращалось. Кирилла орал, требовал: «Стреляй! Стреляй!» Пистолет в руках девушки слегка задрожал.

- Ты сотни раз слышала, как нелегко убить человека. У тебя есть шанс. Давай!

- Ты не человек! – выкрикнула Ольга.

- Но даже моей жизнью ты не имеешь право распоряжаться. Ты не Бог, а всего лишь сопливая девчонка.

«Стреляй!» - буквально умолял Кирилл.

- Возьмешь на себя роль высшего судьи, девочка?

Он сделал третий шаг и резко бросился вперед. Но Ольга предупредила его движение. Страх затмил любые другие чувства, развеял по ветру все сомнения. Она выстрелила.

Мучитель скорее с удивлением посмотрел на расползающееся по груди кровавое пятно. В ту же секунду он почувствовал, что задыхается, в глазах темнеет. Он потянулся к ране, в безумной надежде остановить кровотечение, однако Ольга истолковала этот жест по-своему. Она решила, что в кармане пиджака у него оружие. И он готов вытащить его.

Еще один выстрел! Мучитель грохнулся и остался лежать.

Ольга бросилась к Кириллу, но поняла, что освободить его сможет только с помощью ножа. Подходящий нож она нашла на кухне.

- Успокойся, все в порядке. Меня тоже связывали. И рот скотчем заклеивали. Но теперь все позади.

- Нос? – спросил Кирилл.

- Что, дорогой?

- Нос не сломан?

- Нет, нет, просто синяки. Отделал он тебя здорово. Приложим компрессы и…

- Некогда, - сказал Кирилл. – Они могут вернуться?

- Кто «они»?

- Этот ублюдок наверняка действовал не один. Как, кстати, он?

Ольга подошла к неподвижному телу и тут окончательно поняла, что сделала…

- Мертв!

Ноги у нее подкосились, она чуть не упала.

- У тебя не было выхода.

- Но я…

- Или бы он тебя.

Дрожь Ольги слегка унялась. Кирилл повторил:

- Надо уходить.

- Ты прав. И Катерина скоро придет в себя. Только куда мы уйдем?

- Есть одно место…

- Там мы будем в безопасности?

- Надеюсь.

- А полиция?

- Мы можем столкнуться с людьми похуже полиции. Потом все объясним. Скажем, запаниковали.

- Не поверят.

- Точно также могут не поверить и сейчас.

- Ты прав.

Ольга посмотрела на Кирилла и покачала головой:

- Но твое лицо… Нужно сделать примочки.

- По дороге заглянем в аптеку, - ответил Кирилл с усилием растирая ноги и руки. - А сейчас я возьму шляпу и надвину ее пониже.

Они вышли из квартиры, по-счастью соседей по пути не встретили. Ольга поймала такси. Кирилл устроился позади и указывал дорогу. Затем они вышли, пересели в другую машину.

Ольга не спрашивала о конечном пути следования, она решила полностью довериться своему спутнику.

Виктор вошел в вагон электрички, забился в угол. Он выглядел, как затравленная охотниками заяц. Боялся посмотреть в окно: вдруг снова увидит шар со странными людьми, с опаской взирал на каждого входящего: что если это агент Архипориуса?

Электричка миновала Красногорск, Виктор вдруг подумал, что если он убегает зря? Можно спрятаться от человеческих глаз, но не от всевидящего ока шара, которое отыщет хоть на краю вселенной. С другой стороны, он дал понять, что не собирается больше кого-то ловить, о ком-то писать. Он сбежал, скрылся, исчез…

Тип напротив слишком внимательно посмотрел на Долгова. Виктор напрягся, по счастью тот отвернулся.

Наконец-то, станция Нахабино. Здесь он вышел, осторожно осматриваясь, пошел по платформе. И опять… сияющий шар будто завис над переходом. Как зачарованный Виктор глядел на это жуткое чудо, пока кто-то не налетел на него, не выругался:

- Чего мешаешь проходу?

В обычной ситуации Виктор ответил бы обидчику. Сейчас он был благодарен ему. Он понял, что никакого шара нет. А тогда, в квартире - ему не показалось?

Или вообще все ложь? Обман зрения? Зловещая игра без конца и начала? И в Южном Бутово ничего не было?

Но его видели Кирилл и Ольга. Сразу три человека!.. Или этих троих выбрал Архипориус для неведомого эксперимента?

Виктор стал подниматься по металлическим ступенькам перехода. Он решил: как бы ни сложилась ситуация, в Москву он не вернется. Пока не вернется! И это станет его специальным договором с Архипориусом.

«Меня нет!»

Пусть другие отвечают на гамлетовские вопросы, исследуют мир тайных знаний.

Он протиснулся в маршрутку, и удирал дальше и дальше. Никто не должен вспомнить о нем в убогом домишке убогой деревушки.

От волнения чуть не пропустил остановку, срывающимся голосом крикнул водителю: «Стой!» и вылез. Дорога вела в село Падиково. На всякий случай Виктор вновь внимательно осмотрелся. Никаких сияющих шаров! Это придало ему уверенности, он зашагал веселей.

Через некоторое время остановился возле нужного дома. Постучал в калитку. Никто не отозвался, но он рискнул, вошел.

Пустой двор. И вдруг он услышал:

- Вот так встреча!


магритт.jpg

ГЛАВА VII. ШУТКИ ДЕДА МАТВЕЯ

Фраза прозвучала из уст Ольги, которая вытаращила на Виктора глаза. Он спросил:

- А как ты здесь оказалась?

Он подумал, что и Кирилл, скорее всего, недалеко? И прямо спросил ее об этом. Во взгляде девушки промелькнуло подозрение.

- Он не со мной.

«Врет! – подумал Виктор. – Только зачем?»

- А где сам хозяин дома?

- Дед Матвей уехал на несколько дней.

- Ты одна?

- Да.

- И дед Матвей доверил тебе свое жилище?

- Кирилл написал ему письмо. Он меня временно приютил. А как ты тут оказался?

Виктор рассказал, что некоторое время назад они с Мальцевым неподалеку отсюда снимали репортаж. Потом Кирилл пригласил его к своему дяде – деду Матвею. Тот потчевал их ухой и блинами. Потом болтали до поздней ночи. Когда прощались, дед Матвей сказал Виктору:

- Приезжай даже без Кирилла. Живу один. Для меня живой человек – в радость.

- Приеду, - ради приличия пообещал Виктор, однако дед Матвей отнесся к его словам очень серьезно:

- Не обманешь?

- Да нет же, нет.

- Дай слово.

Только вытащив из Виктора слово, дед Матвей успокоился. И вот сейчас Виктор решил вернуть ему долг.

- Так я немного погощу? Отдохну от городской суеты, - при этом Долгов внимательно посмотрел на Ольгу. Девушка некоторое время колебалась, наконец, сказала:

- Мне бы не хотелось.

«Понятно, - подумал Виктор. – Причина ее нежелания – Кирилл. Думаю, он тут. Прячется. От кого? Как и я от Архипориуса? Да и у нее видок такой, что врагу не пожелаешь. Лицо осунувшееся, измученное, словно она пережила нечто ужасное».

Последние остатки страха улетучились, так как случилось что-то интересное. И он, Виктор Долгов, обязан узнать – что?

Глаза, мертвые в течение последних нескольких дней, зажглись озорным огоньком. Вернулись прежние язвительность и острословие.

- Сударыня, - воскликнул Виктор. – Вы водите своего бедного товарища за нос. Господин Мальцев здесь. Только почему-то не желает меня видеть? Передайте, нехорошо так поступать со старым товарищем.

- Нет!

- Ольга, - послышался голос Кирилла. – Ему можно довериться.

Он появился на пороге, и Виктор лишь всплеснул руками:

- Хоть на конкурс красоты. Кто тебя так?

- Нехорошие люди.

- То есть лучше не интересоваться?

- Правильно мыслишь.

- А я вот решил осуществить мечту деда Матвея. Погостить у него несколько дней. Как честный человек, держу слово.

- Если серьезно?

- Серьезнее не бывает. Вы скрываете свои секреты. Почему я должен открывать свои?

- То не мои секреты, - вздохнул Кирилл. – И они никоим образом не касаются нашего дела. А насчет Архипориуса расскажу следующее.

И он поведал про записку Алексея Щепинского. Виктор слушал очень внимательно

- Избили тебя за эту записку?

- Что за глупости!

- Значит, пассия Ольги натравила своих нукеров. Прав? Конечно! Об этом несложно догадаться даже менее проницательному человеку.

Кирилла так и подмывало рассказать обо всем старому приятелю. На Викторе можно проверить, насколько полиция поверит в правдоподобность истории. Но пока воздержался. А Долгов поведал о душевных муках и о новом видении в окне.

- Мне показалось, что те люди из шара предупреждали меня.

- Показалось или?..

- Я и сам ничего не могу понять, - сердито взъерошил волосы Виктор. – В конце концов дело закончится психушкой. Насчет письма. Жаль, что ты уничтожил его.

- Так просил Алексей.

- Какой ты честный и порядочный!

- Я пересказал его содержание дословно.

- Может, да, а может – нет. Ты правильно подумал насчет странного сочетания слов: «не стремитесь вернуться». Оно наводит на определенные мысли.

- Будто я когда-то побывал в Архипориусе?

- Только ли ты? Почему этот шар видим мы: ты, Ольга, я? Почему Архипориус не хочет, чтобы об этом узнали остальные? А если смерть Щепинского связана с тем, что он сболтнул лишнее?

- И мы опять втроем собрались здесь, – сказала Ольга. – Точно некая сила влекла нас сюда. У тебя, Виктор, не возникло такого ощущения?

- Кто его знает, - пробурчал Долгов. – Приехал и все.

И, после маленькой паузы, вдруг брякнул:

- Есть хочу.

- Есть? – удивилась Ольга.

- А что тут странного? Несколько дней не было аппетита. Зато теперь он у меня зверский!

Ольга открыла холодильник, достала консервы, сыр, немного картошки. Виктор покачал головой:

- Хочу чего-нибудь существеннее. Где магазин?

- За углом напротив.

- Схожу и сделаю нормальные запасы.

Похоже, Ольга обрадовалась: не придется светиться. Провожая Виктора до ворот, она вдруг сказала:

- Поразительная жизнь. Будто моя и не моя.

- Ты сама ее выбрала, - ответил Виктор и двинулся в сторону магазина.

Еще самое начало сентября, а уже чувствовалось приближение настоящей осени. Ветер выдувал бравурные марши, предвестники грозных перемен погоды. Вымокшая от дождя земля хлюпала под ногами. И холодно – словно уже октябрь. Виктор без проблем отыскал маленький магазинчик. Не Москва, конечно, но выбор неплохой. Он сделал заказ и опять подумал о последних словах Ольги… «Поразительная жизнь. Будто моя и не моя». Чем эта фраза так запомнилась ему? Не тем ли, что и самому Виктору иногда кажется, будто он проживает чужую жизнь? Что иногда он действует вопреки собственной логике и желаниям. Так действовал бы кто-то другой. Но не он!

« Что за чушь!»

А вдруг нет? Если вспомнить детство…»

Маленький драчливый мальчик. Он дрался только потому, что не отличался физической силой и боялся. Нападая первым, он самоутверждался.

Отметки получал плохие. Учителя махнули на Витю рукой: из этого толку не будет. Знали бы они, что уже в молодом возрасте он защитит кандидатскую и начнет писать докторскую.

Он любил девочку, а она его нет. Но однажды он насмелился и поцеловал ее. И она ответила.

Какой это был поцелуй! Словно все цвета радуги засияли вокруг них. Невероятная гамма чувств заиграла внутри Виктора.

«Помнишь эту гамму?»

- Нет!

«Как нет?

Может, забыл и другие свои ощущения: когда задирал одноклассников или дерзил старой седой учительнице?»

- Тоже не помню.

«Или это был не ты?»

- А кто?!!

(Вопросище!)

Запахи, ощущения прошлого проходили через его рассудок, но… не через сердце. Сердце не трепетало, не билось. Он словно сидел у телевизора, наблюдал бесконечный сериал – порой, забавный, порой – невероятно скучный. А героем являлся некто Виктор Долгов. Да, он радовался с ним, да страдал. Но все это было как бы со стороны. Друзья часто вспоминают заботливые увещевания матери, разговоры по душам с отцом. А для него это – далеко, далеко.

Потрясенный таким неожиданным открытием, Виктор невольно спросил себя:

- Если раньше я был только зритель, то, может, и имя у зрителя иное, чем у героя?

Было одно по-настоящему душевное потрясение: последние события, связанные с Архипориусом.

«Опять этот Архипориус! Каким образом мы с ним связаны?»

Виктор тяжело задышал, он едва держался на ногах. Он будто бы похоронил себя прежнего и народился заново…

Но кто тот злодей, подменивший ему жизнь?

- Верните мне самого себя, - прошептали его губы.

Мимо, весело посвистывая, проехал велосипедист – символ пребывания Виктора в чужой реальности.

Когда Виктор вернулся в хибарку деда Матвея, Ольга иронично заметила:

- Тебя только за смертью посылать. Наверное, облазил всю деревню вдоль и поперек?

Виктор, что так несвойственно для него, не стал отвечать колкостью, просто выложил покупки и откупорил бутылку. Ольга сделала бутерброды и пригласила друзей к столу.

Ели молча. Кириллу разговаривать не хотелось, он все еще вспоминал издевательства хромого. Виктор думал, как завести разговор о своем недавнем «открытии», но не решался. А мысли Ольги в сотый раз возвращались к совершенному убийству. «Я не собиралась его убивать. Он меня вынудил».

После застолья Ольга предложила мужчинам отдохнуть, хотя несколько раз бросала опасливые взгляды на дверь и окна.

Виктор все-таки посчитал, что пора обсудить волнующую его проблему. Начал несколько издалека, но, постепенно, дошел до сути. Ольга напряглась, огонек интереса появился и в заплывших от побоев глазах Кирилла.

- Так ты считаешь, что живешь не своей жизнью? – спросил он у Виктора.

- Пожалуй… - после некоторой паузы ответил тот. – И толчком к моим размышлениям послужили слова Ольги. Видимо, и она испытывает нечто похожее?

Ольга порывалась что-то сказать, потом передумала, полностью замкнулась в себе. Как бы Виктору хотелось узнать ее мысли.

- Вот что, други мои, - решительно заявил Долгов. – Я окончательно убедился, что мы, трое, оказались здесь не случайно. Есть нечто, объединяющее нас. Вот загадка, которую следует разрешить.

- Вижу, ты повернулся к материализму спиной, - невесело усмехнулся Кирилл.

- А ведь Виктор прав, - вступила Ольга. – И я будто играла роль некоей Ольги Серовой.

Но я никогда ею не была!

- Вот так-так! – воскликнул Кирилл. – Вы оба намекаете, будто и я влез в чужую шкуру знаменитого философа?

-Это неудивительно, дорогой гений, - заметил Виктор. – Великому Гофману (знаменитый немецкий писатель. – прим. авт.) часто казалось, что произведения создает не он, а кто-то другой. В этом он открыто признавался своим друзьям. А Ги де Мопассан просто видел со стороны пишущего человека. Только потом понимал, что человек этот – он сам.

- Интересно, а с Архипориусом они были связаны?

- Не успел взять у них интервью. А вот ты так и не сознался?

- Я не преступник, не нарушал закон. Сознаваться мне не в чем.

Виктор иронично улыбнулся, наблюдая, как Ольга снова заботливо обрабатывает лицо Кирилла. И сказал. - Хороший обед. А водочка нас расслабит.

- Скорее, ужин, - возразила Ольга.

- Ты права. Скоро стемнеет. Да, а дед Матвей, если вернется, не поднимет шум насчет такого количества незваных гостей?

- Не поднимет, - ответил Кирилл. – И ты противоречишь сам себе. Гость-то ведь званый.

- Я – да. Так ведь был бы я один, взял бы бутылочку побольше, лучше бы, не одну. За жизнь бы с ним поговорили. А то явились целым табором. Нет, слово «табор» мне не нравится, мы не цыгане. Бригада – дело другое. А что, поможем в хозяйстве деду Матвею?

Кирилл не захотел больше с ним разговаривать, отправился в соседнюю комнату, где лег на старую скрипучую кровать. Он не желал признаваться, что слова Виктора потрясли его больше чем любые иные события сегодняшнего дня.

Сначала он сказал себе, что выводы Долгова его не касаются, поскольку прекрасно помнит многие, порой, незначительные детали своей жизни. И тут же ему вспомнился военный фильм про разведчика, которому необходимо было перевоплотиться в другого человека. Он зазубривал легенду, изучал каждый нюанс его поведения. Получалось, что он уже тот, чью роль придется сыграть.

«Какое я имею отношение к тому разведчику? Я не зазубривал чужих ролей».

Однако Кирилл решил проанализировать и свое прошлое, и настоящее.

У него одна настоящая страсть – разработка научной теории Высокого коммунитаризма. «Что если в том мире я был философом?» И тут же чуть не поперхнулся: «В каком еще мире?!»

Он приказал себе не думать в опасном направлении - но человеческую мысль не остановить! Сомнения существуют вопреки самым жестким запретам.

Когда Кирилл писал свои исследования, ему постоянно казалось, что он пытается донести читателям какую-то мысль, которую уже знал раньше. Когда раньше? Когда он учился в институте, то мало интересовался философией. Нет, нет, он все это постигал еще раньше.

Не ребенком же!

Так когда?!

И кто-то рассказывал ему об этой теории.

«Нет, я сам перечел массу книг! Меня просветили философы!»

Окружающая действительность разделилась для Кирилла на две части: в одной (на своем портале!) он жил, в другой – вел себя как сторонний наблюдатель, механически отмечая то или иное событие. Но все эти события находились за пределами его интереса.

«Неправда! Я люблю женщин!»

«Так может в прошлой жизни ты был Дон Жуаном?»

Опять прошлая жизнь! Не было ее, никогда не было!

А как он любит женщин? Хотя бы из-за одной он страдал? Готов был принести себя в жертву? Исполнял дурацкие прихоти, понимая, как он смешон? Постоянно повторял имя возлюбленной?

Нет, он не строил храмов любви. Женщины являлись для него средством наслаждения… не то, не то! Он использовал их как средство удовлетворения естественных мужских потребностей.

Даже когда играешь чужую роль, естественные потребности не исчезают.

Взволнованный Кирилл поднялся, подошел к оконцу. Узкая деревенская дорога казалась безлюдной, лишь иногда по ней с бешеной скоростью пролетала какая-нибудь машина. Он мог бы так долго стоять, обуреваемый безумными фантазиями. И тут он заметил, как одна машина замедлила ход и остановилась у соседнего дома.

Сначала Кирилл не придал этому значения. Мало ли кто приехал в деревню к родственникам. Но отворились дверцы автомобиля, и из него вышли четверо крепких парней. Кирилл сразу насторожился, в душу прокрался страх. А парни осмотрелись и двинулись в сторону дома деда Матвея.

- Ольга, Виктор! – закричал Кирилл. – Они уже здесь!

Ему не надо было уточнять - кто». Как же быстро беглецов отыскали. Полиция на такое не способна.

- Заприте двери! – приказал Кирилл. - Сделаем вид, что никого нет.

- Так они и поверят! – воскликнула Ольга.

- Что нам делать? – Виктор вновь посмотрел на лицо своего товарища. Наверняка и самого Долгова так же отделают. Это в лучшем случае. А в худшем?..

- У меня есть пистолет, - прошептала девушка.

Кирилл возблагодарил Бога, что в свое время не отобрал его. Но одного пистолета мало.

- Ты куда? – спросил Виктор.

- В подполье. Там у деда Матвея ружье.

Кирилл нырнул в подполье, и почти тут же появился вновь. Он заряжал ружье.

- А стрелять?.. – спросил Виктор.

- Что «стрелять»?

- Умеешь?

- Немного.

Послышался долгий звонок. Потом его сменил настойчивый стук в дверь. Кирилл и его друзья притаились. В царящей тишине голоса во дворе были отчетливо слышны.

- Похоже, никого.

- Посмотри-ка сюда. Кто-то был здесь. И совсем недавно.

- Наверное, сам хозяин.

- И где он теперь?

- Шут его знает. Куда-то смотался.

- Не верю, что в доме – никого, - вступил третий. – Похоже, они нас заметили.

- Что предлагаешь?

- Войти и посмотреть. Только аккуратно, не привлекая внимания соседей.

Ольга сильнее сжала пистолет. Теперь она будет стрелять без раздумий! Но… неизвестно, как вооружены их противники.

- Разобьем окно? – поступило предложение одного из бандитов.

- Зачем? – голос третьего убивал спокойствием и самоуверенностью. – Сейчас вскроем дверь.

- Позвоним в полицию? – послышался срывающийся шепот Виктора.

- Не успеем, - так же тихо ответил Кирилл. – Они услышат наши переговоры. К тому же мы не знаем их связи с полицией.

- Тогда что?!

- По обстановке…

Кирилл не понимал, откуда у него в этот критический момент появилась такая уверенность? Но ведь кто-то должен взять инициативу в свои руки.

Слышно, как люди во дворе возятся с замком. Несколько секунд – и дверь открылась. Неизвестные вошли в дом.

- Они не пощадят, - слова Кирилла больно жгли Виктору ухо. – Мы убили их сообщника. Самооборона. Поэтому бейся, иначе…

- У меня даже оружия нет.

Мальцев сунул ему в руки кочергу: тоже оружие. Из соседней комнаты до них донеслось:

- Я же говорю, никого.

- А вон остатки еды. И из бутылки недавно пили.

- Хозяин с каким-нибудь друганом.

- Давай проверим в соседней комнате.

- Давай, но только время потеряем.

Сердца беглецов екнули. Смерть к каждому из них подошла так близко! Бандитам надо только дернуть дверь, чтобы обнаружить их.

Но, похоже, делать это они не собирались. Вновь послышались их голоса.

- Подождем старика в машине.

- Думаешь, он в курсе дел своего племянничка?

- Может – нет. Когда припрем его к стенке, все выложит.

- Мужики, я говорил о своей проблеме. Нужно съездить в автосервис. Он тут, недалеко. И сразу вернемся. Хозяин не заметит следы нашего пребывания.

- Давай. Кто-то останется в засаде?

- Зачем? Мы вернемся до его прихода.

Послышались удаляющиеся шаги. Хлопнула дверь. Беглецы не могли поверить своей удаче. Бандиты ушли?

Такое случается раз в жизни. И это случилось! Самоуверенность – частая беда профессионалов.

Теперь и беглецам необходимо уходить. Преследователи скоро вернутся.

Они постояли еще немного и рискнули выйти из дома. Но, сделав несколько шагов, наткнулись на четверку бандитов, каждый из которых навел на них свою «пушку».

- Опустите оружие, - сказал тот самый бандит с нотками самоуверенности в голосе. При свете висящей над крыльцом лампочки была его бритая голова и глазки - маленькие, глубоко посаженные, и кровавый рубец на подбородке. – Ну, же, исполняйте. Мы все равно вас опередим. А если кто-то из моих парней случайно получит ранение… Не завидую! Мы каждого из вас закопаем живым в землю.

Глазки зло сверкнули:

- Какие наивные! Думали провести.

- Что вам надо? – с трудом выдавил из себя Кирилл, по-прежнему не опуская ружье.

- Кто убил Вадика?

- Вадика?

- Того, что отделал тебя.

- Это вышло… случайно. Мы оборонялись.

- Я не спрашиваю о деталях. Кто конкретно прикончил моего названного брата?

- Я, - сказала Ольга.

- Вы, мадам? Не вас ли ему поручили избавить от навязчивого кавалера?

- Это сделал я, - выступил вперед Кирилл. – Ольга взяла на себя вину, надеясь, что женщину вы пожалеете.

- Какое благородство! Каждый готов повиниться. Придется убить обоих. И третьего за компанию. Ну, хватит болтать!

Но тут один из бандитов сказал:

- Димон, кто-то идет.

Скрипнула калитка, а затем послышались громкие шаги и озорная песенка:

«Мне бы бутылочку, мне бы подруженьку,

Ну и, кончено, побольше деньжат.

Не стало б на ручках мозолей натруженных,

Был бы счастливым, как наш депутат».

Дед Матвей не ведал, какой страшный сюрприз его ожидает.

- Деда не трогайте, - бросил Кирилл. – Он – совсем не причем.

- Собираешься диктовать условия? – взметнулись брови Димона. – Попал твой старичок. Надо знать, с кем из родственничков водить дружбу.

А дед Матвей, как ни в чем не бывало, продолжал:

«Скинуть примерно годков мне с десяточек,

Лучше, конечно, десяточка три.

Я бы сыграл с вами, девочки, в пряточки

И целовал от зари до зари».

- Любвеобильный дед! – ухмыльнулся Димон. – Ничего, сейчас я его поцелую. И поцелуй мой будет так де горяч, как у юной красавицы. Ну-ка, дедушка, сюда!

Деду Матвею было уже за шестьдесят. Но выглядел он моложавым, с большими, как у Буденного, усами. Он не испугался неизвестных с оружием, лишь радостно всплеснул руками:

- Гости дорогие пожаловали. Угощать нечем. Ну, да ладно, что-нибудь придумаем.

- Мы тебя, дедок, сами угостим, - кивнул Димон.

- Не положено. Раз я хозяин, мне и потчевать.

- Они не шутят, дед Матвей, - мрачно произнес Кирилл. – Это преступники.

- Как говоришь? Преступники? Не поверю!

- Придется поверить. Твой родственничек убил моего названного брата. Так вот и начнем с тебя.

- Ой, не надо! – взмолился дед Матвей. – А тебе за это кое-что расскажу. Вот ты жену свою подозреваешь в измене. И друга Тольку, что сейчас рядом с тобой, спрашиваешь: как бы любовника подловить. А любовник и есть Толька. Вон как занервничал, шельмец! Коленка ходуном заходила.

- Ты чего плетешь, старая сволочь?! – взревел Анатолий. - Да за такое…

- Ничего я не плету. И доказательство есть. У нее вчера красивое кольцо появилось. Так?

- Так, - нехотя признал Димон.

- Сказала, что купила в ювелирном магазине. Так?

- Ну? – нетерпеливо крикнул бандит.

- Он ей его и подарил. Но не покупал. Оно досталось ему от матери. Вот и решил любовнице сделать подарок. Так просто по дружбе столь дорогие подарки не дарят.

- А ведь я и тебя подозревал, сволочь! – повернулся Димон к напарнику. – И ты за это ответишь.

- Димон, ты чего? – воскликнул Анатолий, понимая, шутки закончились. – Старик этот врет. Света белого не видеть.

- Света белого не видеть? Это можно! – и пуля, которая предназначалась кому-то из пленников, прошила тело Анатолия. Но тот все понял и успел выстрелить в ответ. Теперь два трупа лежали рядом.

Еще один киллер решил разобраться с дедом. Но Кирилл разгадал его желание, и быстро прострелил ему голову.

Оставался еще один. Однако, находясь в окружении, он понимал: со всеми не справиться. Если кого-то прикончит он, то тут же прикончат его.

- Отпустите, я уйду, - попросил он.

К удивлению Кирилла и остальных, дед Матвей не только согласился, но и поторопил преступника.

- Конечно, милок, не задерживайся. Вдруг еще успеешь?

- Куда? – пролепетал бандит.

- Так ведь ты мучаешься болями в желудке. А к врачу не ходишь. Зря! Болен ты смертельно. И сгоришь ты за три месяца. Так что…

Бандит, не слушая его, выскочил на улицу, быстро сел в машину и помчал. Дед Матвей горько вздохнул:

- Не дослушал совета старика. Я ведь хотел посоветовать ему сильно не гнать. Теперь все! У моста разобьется. Но это лучше, чем мучиться болями. И даже мечтать об эвтаназии.

Ольга и остальные глядели на деда Матвея, широко открыв глаза. Язык не ворочался, чтобы спросить о невиданных чудесах. А старик, как ни в чем не бывало, продолжал:

- В дом и к столу! К столу! Надо отметить встречу. Самогоночки налью, такой не пили. И закусь неплохая.

- Дед Матвей, - не выдержал Кирилл. – Во-первых, мы недавно из-за стола. Во-вторых, у тебя во дворе трупы.

- Трупы – ерунда, - замахал на него хозяин. – Позже порублю их мелко на части и скормлю свиньям. Пусть животные полакомятся. А на счет того, чтобы почаевничать, так не извольте обижать.

- Извините, я не могу! – решительно отказалась Ольга.

- А чего так? – заботливо спросил странный дедушка.

- Я столько всего испытала за сегодняшний день.

- Испытания человека закаляют.

- Чего ты темнишь, дед Матвей, - сказал Кирилл. – Откуда узнал про такие детали из жизни тех бандитов?

- Мне многое ведомо. Только знаниями не козыряю.

- Да уберите же трупы! – простонала Ольга.

- Обязательно, девонька, обязательно. А ты пока ступай в дом, посиди там на диванчике, мягкий он

Точно в продолжающемся кошмарном сне Ольга зашла в избу, опустилась на диван. И тут же дед Матвей со своим то ли вином, то ли лекарством строго сказал:

- Пей!

Ольга безропотно выпила. А дальше?.. Кажется, она потеряла сознание.

Или от нервного стресса ей потребовалось некоторое время для сна.


магритт.jpg

ГЛАВА VIII. ОТКРОВЕНИЕ

Когда она открыла глаза, то увидела рядом Кирилла, который заботливо спросил:

- Как чувствуешь себя?

- Нормально.

- Конечно, нормально, - послышался из соседней комнаты голос деда Матвея. – Я ведь говорил: проснется девонька и будет свежее прежней.

- Идем к нам, - сказал Кирилл.

- А где?.. - она боялась произнести слово «трупы».

- Их нет, - успокоил Кирилл.

Ольга даже не спросила, куда подевались тела бандитов? Не смогла пересилить себя.

На столе гордо возвышался самовар. Виктор сидел подавленный, зато дед Матвей грыз пряник и, громко фыркая, попивал из блюдца чай.

- К нам, к нам, девонька! – закричал он. – Сейчас чайку горяченького.

Ольга безучастно глядела, как ей в большую чашку наливают дымящийся чай.

- Я все пытаю деда Матвея насчет его всезнайства, - сказал Кирилл. – А он молчит, точно партизан. Раньше я у него не замечал необычных талантов.

- Да не молчу я. Долго живу на свете, опыт накопил. А знания приходит с опытом, - прищурился старик и засунул в рот очередной пряник. – Талантом себя никогда не считал. Это не то, что ты у нас, Кирюша, крупный теоретик.

- Те бандиты продолжат нас преследовать?

- Обязательно. Группа у них сильная, хлопцы боевые.

- Утешил, дед Матвей!

- Так ты ведь ко мне не за утешением приехал.

- Правильно говоришь. Послушай, может, ты и Мефодия знаешь? Я как-то познакомился с ним в поезде. Еще в апреле.

- Как не знать, - лениво ответствовал дед Матвей. – Хороший товарищ. Только болтать любит.

- Подожди! Ты наверное другого Мефодия имеешь в виду? Мой – такой невысокий, движенья кошачьи…

- И нос тонкий и длинный, как у Буратино, - закончил дед Матвей.

«Точно, он!»

- Подожди-ка, - у Кирилла все более возрастало подозрение. – Мефодий и чародей на вечере у Щепинского не одно ли лицо?

Кирилл даже не стал объяснять, что такое вечер у Щепинского. И о нем дед Матвей наверняка осведомлен лучше, чем кто-либо.

- Ой, не знаю я никакого чародея. Но по твоим словам, понял: шустер, безобразник.

- А ты, случаем, не он? – вдруг спросил Кирилл.

- Ой-ой, что придумал! Я чудес не творю. Так, мужик-деревенщина.

Дед Матвей окунул бороду в чай и… задумался. Кириллу пришлось ждать, когда он снова заговорит. Но дед не спешил возвращаться к разговору. Пришлось опять – Кириллу. Старую тему он развивать не стал, перешел к следующему вопросу:

- Мефодий мне рассказывал про Архипориус…

- Да, про Архипориус, - дед Матвей проговорил это столь обыденно, словно речь шла о тарелке борща.

«Выходит, Архипориус не такая уж большая тайна?!»

Глаза всех трех беглецов вонзилась в хозяина дома. Он же продолжал размеренно попивать чаек.

- Продолжай, дед Матвей, продолжай!

- А что интересует-то вас?

- Мы видели шар в Южном Бутово. Он каким-то образом связан с Архипориусом?

Дед Матвей потянулся за новым пряником. Долго жевал его, вызывая раздражение жаждущих объяснения слушателей. Наконец, погладил себя по пузу:

- Шар – маленький аналог Архипориуса.

- Но он реален? – не выдержал Виктор.

- Как посмотреть, милый человек. В представлении материалиста он нереален, поскольку его нельзя потрогать, пощупать, тем более, съесть. И он реален, поскольку воскрешает ваши воспоминания.

- Наши воспоминания?! – воскликнула разом троица, поскольку поняла, что старик обращается сразу ко всем.

Мальцев окончательно убедился, сколь не прост дед Матвей. Он считает его своим дядей. А так ли это?

О родственных отношениях между ними он услыхал от самого деда Матвея, мол, он и отец Кирилла – двоюродные братья. Поскольку умершего отца он спросить не может, утверждения веселого старика стали аксиомой. Зачем деду Матвею обманывать?

А если они не родственники?!

Виктор тем временем стал допытываться:

- Какие воспоминания? Лично я никаких дел с Архипориусом не имел.

Старик внимательно посмотрел на него и спросил:

- Уверен, милый человек?

Виктор уже ни в чем не был уверен. Вмешалась Ольга, потребовала не перебивать хозяина, дослушать все до конца. Удивительный старик продолжил:

- Кстати, о шаре. Он, дорогие мои, дал вам понять, что пора возвращаться.

- Куда? – снова не выдержал Кирилл.

- В тот самый Архипориус. Каждый из вас недавно понял, что чужак здесь. За всем наблюдаете со стороны, как в кинофильме… Верно, Витенька? Хотя по мне так лучше посмотреть что-то более стоящее, чем вся эта повседневная ерундистика. Например, фильмы «Чапаев» или «Джентльмены удачи». И наплачешься и насмеешься.

- Подожди… Архипориус – наша родина? – перебил МАльцев. – Но мы ничего не знаем о нем. Я сужу по словам Мефодия. Архипориус - поле, которое, находится где-то над нами и управляет всеми процессами.

- Ох, уж этот Мефодий! Начнет и не закончит. В общих словах правильно. Но нужно сделать важное дополнение. Мир-то наш, дорогие мои, состоит из нескольких ипостасей. Вы ведь помните «Божественную комедию» Данте?

Слышать такое от деревенского мужика с постоянными шутками и прибаутками было очень уж непривычно. А веселый старичок лишь снова отхлебнул чайку:

- Сначала герой Данте путешествует по подземному царству, затем поднимается в чистилище. И уже оттуда – дорога в сияющее царство Света. А ведь Данте ничего не придумал. И не просто переписал Библию. Он, как человек с Архипориуса, показал в завуалированной форме устройство мира. Только не открыл главной тайны. Низший круг или круг зла – то, что каждодневно окружает вас.

- Многие в этом круге зла счастливы, - возразила Ольга.

- Да, называют жизнь счастьем, - согласился дед. – Только оно тут недолговечно. Его быстро сменяют войны и природные катаклизмы, голод и мор, истребление одними человечками других. Зло здесь свило себе гнездышко, потирает ручки, радуется.

- Вы хотите сказать, что мы тут находимся?.. – Ольга так и не закончила, за нее это сделал дед Матвей.

- В аду, девонька, в аду.

«Пожалуй, он прав», - подумала Ольга, вспоминая жуткие события последнего времени.

- Недаром это место и называется у нас Эдминит. Вслушайтесь: Эд-ми-нит. Тут вам и ад, и минные поля вокруг. И динамит.

- А Архипориус?

- Это – чистилище. По его дороженькам мы шествуем дальше, к другому миру, где обитает и властвует настоящая элита. Путь туда, детки, сложен и извилист. Но, если хотите узреть настоящий кусочек рая – туда, туда! В Долину богов!

И он вдруг тяжко вздохнул, каждый мог прочесть его невысказанные слова:

- Мне путь в Долину Богов закрыт!

Кирилл думал спросить: «Почему?», но его опередила Ольга:

- И какое отношение мы имеем к Архипориусу?

- Самое непосредственное, девонька.

- Объясните!

- Не проси, не положено. Скоро сама все поймешь.

- Как скоро?

- Раньше, чем думаешь. Погуляли, детки, и домой, под родительское крылышко.

А Кириллу вдруг припомнилось предупреждение Щепинского: не возвращаться в Архипориус. Почему он его об этом предупреждал?

Мальцев постарался остановить течение своих мыслей, здесь это опасно. Однако дед Матвей слишком уж внимательно посмотрел на него, густые брови нахмурились. Разрядку внес Виктор:

- Как попасть в Архипориус? По специальной лестнице подняться, что ли?

- Вот шутник, - расхохотался дед Матвей. – По лестнице! Так я поднимаюсь на чердак, где у меня голубятня. А в Архипориус ведут специальные невидимые простым людям тоннели. Тоннели появляются в определенных местах, в том числе и тут.

Внезапно сделалось темно. В доме пропало электричество. Кирилл выругался, дед Матвей заохал, мол, такое во всей деревне. Заковылял к окну и тут же позвал остальных:

- Милые мои, сюда! Сюда!

Кирилл и его товарищи пошли на голос и заметили, как в комнату начали проникать сначала слабые, затем постоянно усиливающиеся потоки света. Они выглянули в окно.

Знакомый сияющий шар висел прямо над домом деда Матвея. Он не просто светился, а искрился. Искры рассыпались по улице целыми пригоршнями, но не исчезали, а начинали волшебную пляску. Казалось, что они подожгут здесь все. Но ничего не загоралось, огненные искорки не собирались причинять вреда. Они лишь звали присоединиться к их безумной, непонятной игре.

Сам шар переливался и блистал как никогда. Красота его завораживала. Однако Виктор по привычке отшатнулся, Ольга съежилась, страшась неизвестности. А вот Кирилл среагировал на удивление спокойно. Ему показалось, что шар преобразил все вокруг. Невольно взглянув на деда Матвея, он от изумления раскрыл рот. Круглое, добродушное, чуть хитроватое лицо исчезло; старик, как опытный актер скинул маску по окончании спектакля. И теперь у него – иной облик: старого, безжалостного воина. «Кто ты?!» - мысленно спросил Кирилл. И получил мысленный ответ: «Представитель Архипориуса в империи зла».

Серебряные искры прекратили хаотичное падение и сложились в конфигурацию, напоминающую трубу, которая подобна мосту соединила шар с двором деда Матвея.

- Пора возвращаться! – повторил хозяин дома.

Первым не выдержал фантастического зрелища Виктор. Внутри его проснулась истинная сущность – человека с Архипориуса. И вот тот, кто еще недавно бежал от чудовищного явления, закричал:

- Я иду!

Через секунду он был во дворе, купался в струях света. Свет усилился, фигуру Виктора уже не было видно. Он растворился или же… переместился?

- Теперь вы, – сказал дед Матвей.

Ольга размышляла: сделать этот шаг было бы неразумным и опрометчивым. Она не представляла: куда идет? Как можно верить словам и бросаться в неизвестность? Как часто манят нас обещания, и как велико бывает разочарование!

Но что ждет ее здесь? Месть бандитов? Даже если спасется, жизнь ее вряд ли станет конфеткой.

«Что и говорить: территория зла!»

Обреченность пребывания здесь пугала больше неизвестности. Колебания были недолгими. Кирилл попытался остановить ее, но Ольга резко вывернулась, вышла из дома и приблизилась к трубе.

Однако в последний момент она оглянулась.

- Ольга! – протянул к ней руку Кирилл.

До световой трубы оставался один шаг. Кирилл начал потихоньку приближаться. И это стало для Ольги решающим фактором.

«Бедный мальчик! Похоже, ты влюбился в некий идеал, которого никогда не существовало. Через некоторое время ты проклянешь меня!».

И она перешла роковую черту!

Исчезновение Ольги стало для Кирилла настоящей трагедией. Возникло желание бежать за ней. Но в последнее мгновение он остановился. Ольга ушла добровольно и ее уже не вернуть. Она выбрала свой путь. Что делать ему?

Перед глазами – силуэт Щепинского; Алексей будто умоляет Кирилла не подходить к трубе. Почему он так волнуется? Они ведь с Кириллом и друзьями-то никогда не были.

- Отчего ты остановился? – спросил тот, кто скрывался под личиной деда Матвея.

От красоты падающих сверкающих искр Кирилла вдруг пробрала жуть.

- Иди туда, иди! – голос «деда Матвея» напоминал раскаты грома. – Ты рожден Архипориусом. Там твое место! Но ты должен прийти добровольно!

- Я вам не верю.

- Говоришь «не верю», а сам сомневаешься.

- Лукавство, лукавство… - бормотал Кирилл. – Вы хотите меня похитить. Не представляю с какой целью, но… Зачем-то существа с летающих тарелок похищают землян… Люди из соседних домов увидят эту трубу. Они обо всем расскажут.

- Никто не увидит ее, кроме нас. Архипориус открывается только своим. И если бы хотели тебя похитить, давно бы это сделали. Ведь мы не существа с летающих тарелок.

- Я не помню, чтобы когда-нибудь принадлежал Архипориусу.

- Там все вспомнишь.

- Я должен подумать, - Кирилл решил выиграть время, однако «деда Матвея» не проведешь.

- Уходи. Ты свободен. Только завтра тебя уже отыщут дружки тех самых бандитов.

Кирилл прекрасно понимал: «дед Матвей» не собирается просто попугать его. Почти бессознательно Мальцев сделал шаг и… попал под льющиеся, сверкающие струи.

Земля заходила ходуном, его закружило и куда-то потянуло.

Когда он открыл глаза, то увидел, что сидит в кресле. Вокруг суетились люди в пурпурных халатах. Один из них вплотную приблизился к Кириллу и сказал:

- С возвращением в Архипориус!

Вся прошлая жизнь Кирилла явственно восстановилась в его голове.


хаос

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

НООСФЕРИУМ

ГЛАВА IX. ПЕРВЫЙ ДЕНЬ В АРХИПОРИУСЕ

… Вслушайтесь: Эд-ми-нит. Тут вам и ад, и минные поля вокруг. И динамит. То ли дело Архипориус. В этом слове что-то возвышенное, духовное. Здесь иной мир – высокий и совершенный…

Длинными коридорами Кирилл вышел из здания и окинул взглядом открывшееся пространство. Он стоял на вершине зеленой горы, внизу протекала река, по извилистым берегам которой росли фруктовые деревья. Воздух чист и свеж, что так характерно для Архипориуса. Кирилл опустился на цветочную поляну и с удивлением подумал, что от некоторых видов цветов он отвык. Там, где он побывал, нет, например, бойерисов: очень крупных, с круглыми красными головками, равномерно вращающимися по часовой стрелке. И многих животных там нет. Вон промелькнул покрытый шерстью гуарм. На территории зла сказали бы, что он напоминает маленького шакала. Открытой схватки он избегает, но может подкрасться к спящему человеку, вцепиться в горло и загрызть.

Хотя чему удивляться? В Австралии есть такие животные, о которых в Европе раньше и не слыхивали. А сколько там различий между национальностями и расами. Не то, что в Архипориусе.

Чего он постоянно вспоминает о мире, который вряд ли когда-нибудь увидит еще? Радоваться надо, он – дома. Только почему-то щемит сердце. Кирилл вспомнил, как некоторое время назад его отправляли в параллельное пространство, на управляемую Архипориусом территорию зла.

Его выбрали не случайно. Кирилл работал во внешней разведке.

Руководил группой Юр (как хочется сказать «Юрий»!) – высокий, круглолицый, кудрявый человек, с маленьким, похожим на пятачок носом. Он пригласил Кирилла в кабинет и сказал:

- Тебе предстоит сложная операция, Кир. Доверить ее можно избранным из избранных.

Кирилл вспыхнул от самодовольства, а Юр продолжал:

- Чтобы держать Эдминит в узде, нужно знать его изнутри. Понять его чувства и настроения. Степень нашего контроля над ним не упала, но и не возросла. Ошибка была в том, что мы смотрели на жителей империи зла нашими глазами, а надо влезть в их шкуры.

- Сложно переломить себя, быть объективным, - важно согласился Кирилл. – Но надо пытаться.

- Нет, Кир, это не сложно, а практически невозможно. Поэтому тебе следует стать настоящим жителем Эдминита. Не по документам, а по своему менталитету. Ты ведь не мыслишь, как они.

- Конечно нет. Я человек Архипориуса!

- Поэтому мы закроем твою память. Ты забудешь прежнюю жизнь: кто ты, откуда родом. Забудешь вообще слово «Архипориус».

- Ну, это против правил. Кем же я стану?

- Как я сказал, твою память о прошлом заблокируют, но вместо нее внедрят чип с иной памятью – человека, постоянно проживающего в Эдмините. Ты полностью окунешься в стихию его настроений.

- Мне не слишком улыбается такая перспектива.

- Это ненадолго. Когда вернешься, память разблокируем. И снова станешь Киром. Чувства и мысли, которые появятся у тебя там, мы считаем. И узнаем многое. Это сильнее любого оружия. Все болевые точки – как на ладони. Важно не подчинить человека физически, при первой возможности он встанет и нанесет ответный удар. А вот подчинить его личностно… Чтобы он с покорной радостью воспринимал все, что мы скажем!

- А если ему наши слова не понравятся? И вместо стада покорного получим стадо взбунтовавшееся? Не лучше ли оставить все как есть?

- Опасные мысли, Кир. Эдминит – территория зла. Но при этом мы выступаем не тиранами, а мудрыми учителями.

- Но в результате мы не пытаемся сделать людей Эдминита равными себе. Мы их подчиняем.

- Да. Потому что они - низшие по своей сути. По любым критериям – умственным, моральным. Поэтому в их мире бардак и полная неразбериха. Агрессия бьет фонтаном. Нельзя примитивных созданий превратить в полноценных людей. Но если не остановить их, они уничтожат то, что называется земной цивилизацией. А поскольку все измерения земли связаны… сам понимаешь!

- Понимаю, - задумчиво произнес Кирилл.
- В чипе, который вживят тебе в голову, будет вся необходимая информация о твоей прошлой жизни в Эдмините.
- Я там не жил!
- Правильно, - улыбнулся Юр. - Мы придумали для тебя эту жизнь. Станешь помнить только ее. Отныне ты не Кир, а Кирилл Александрович Мальцев.
- Сразу и не выговоришь.
- Привыкай. Ты философ. Только их философия проста и примитивна. Таким Архипориус являлся разве что в момент своего возникновения. Нет, и тогда он был выше.

- Но я настоящий философ. Недавно написал целый труд. И мне учить каких-то недоразвитых созданий…

- Посмотри на это по-другому: ты покоришь всех их. В свое время два самых заурядных ума с Архипориуса отправились в Эдминит. И сразу сделались там бессмертными. Даже возвращаться не захотели, так вскружила им головы слава. Взяли местные имена: один, по-моему – Кант, другой – Гегель. Не повтори их ошибок. Территория зла может сначала поднять, но затем отвергнет.

- Я ведь не заурядный ум.

- Да, Кир, ты талантлив и велик.

- И что я стану там делать?

Юр дружески хлопнул его по плечу и сказал:

- Просто жить. Как они.

- Странное задание для опытного разведчика.

- Оно серьезнее, чем можешь себе представить. Великану предлагают поиграть роль карлика. Не каждая выдающаяся душа выдержит такое.

- О, да!

- Только… не влюбись в их мир.

- Разве можно влюбиться в пристанище низших?

- И к животным мы привязываемся.

- Они носители зла.

- Разве мы не восхищаемся ловкостью хищников?

Лишится памяти, пусть временно. Это было выше сил Кира. Память – самое дорогое, что у него есть. Он позабудет о друзьях, родственниках, о собственной значимости.

- Ты волен отказаться от миссии.

Говоря это, Юр лукавил. Кир не откажется. Иначе он потеряет статус разведчика со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но это второстепенное для него. Главное: он – участник миссии!

- Итак, разведчики иногда не возвращались, – сказал Кир. - Значит, есть в Эдмините что-то притягательное.

- Пороку часто поддаются и высшие силы. Они готовы променять мудрость на безумие, благоденствие на стихию.

- Я не из таких.

- Знаю. Потому и выбрал тебя.

- И долго я должен там пробыть?

- Довольно долго.

- А как пойму, что надо возвращаться обратно?

- Тебе сообщат. Такие же разведчики.

- Но я ничего не буду помнить про Архипориус? Я не пойму их, не поверю словам.

Юр снова улыбнулся. Есть много способов вернуть посланца Архипориуса обратно.

- И что ты решил, Кир?

- Я подумаю.

- Кир сомневается?!

Скорее для приличия, Кирилл немного помолчал, а потом дал согласие.

Сколько времени он пробыл в Эдмините? Какая разница? Время понятие относительное. Там пролетают года, в Архипориусе – месяцы.

«Почему же я не рад возвращению?» – снова спрашивал себя Кирилл. Может, он отвык от своей родины? От ее законов, принципов, темпа жизни?

Эдминит остался далеко. По идее нужно вспоминать его с ужасом, отвращением. Его там чуть не убили… Но почему-то он не в силах ненавидеть это странное и непонятное место?

Солнце здесь кажется не так ярким, как в Эдмините, погода устойчивая и спокойная. Иногда дуют ветра, но не сильные. Кирилл вспомнил, какой ветер однажды налетел на них в горах Памира. Они были с группой туристов и неожиданно – целый ураган. Вот-вот - и он собьет тебя с ног, поднимет, закрутит, унесет, точно пушинку, в неизвестном направлении.

А какая жара в пустыне Сахара! От солнца раскалывалась голова, кожа готова была сползти с тела. Дико мучила жажда, каждый глоток из фляги был величайшей драгоценностью на свете. Вот он ад, не хватало чертей, которые бы посадили тебя в котлы. Юр прав: только на территории зла могут быть такие проклятые места. И опять Кирилл вспоминает Сахару не со страхом, а с грустью. Он никогда туда больше не вернется!
Где еще он побывал в Эдмините? В разных местах, чего теперь об этом говорить!

Кирилл спустился с горы. Знакомый коридор уводил его в исследовательский центр. Он шел, пока не услышал:

- Кир, какая встреча!

Кирилл не сразу понял, что обращаются к нему, он привык к другому имени. А затем увидел знакомую по имени Лунд - высокую, статную, с копной русых волос. Она считалась очень перспективным ученым, занималась какими-то новыми, секретными разработками. Ее пурпурный плащ был украшен тремя черепами – признак высокого положения в научной структуре Организации.

- Привет, - сказала Лунд. – Как дела?

- Нормально.

- Судя по тому, как тебя разукрасили, подобного не скажешь. Это - в Эдмините?

- Да, - нехотя ответил Кирилл.

Красивое лицо Лунд перекосила язвительная усмешка. Она небрежно бросила:

- Что можно ожидать от скотов?

- Они разные.

- Но не для нас. Кто-то - чуть подобрее, кто-то – поумнее. Но все они грешники, низвергнутые в империю зла. Благодаря посылаемым импульсам, то есть - нашим указаниям они еще как-то существуют.

- А если не было бы указаний? – с любопытством спросил Кирилл.

- Перебили бы друг друга. А оставшиеся бы устроили грандиозный пир людоедов.

- Там, где мне пришлось побывать, людоедов не было.

- Повезло. Или ты просто не в курсе… да тебе они понравились?!

- Я такого не говорил. Но… есть очень милые люди.

- Не представляю милое существо из Эдминита.

- Послушай, Лунд, - задумчиво произнес Кирилл. – А ведь кто-то и нас считает скотом. Те же люди из Долины богов.

- Мы не скот, и… не трогай Долину богов.

Кирилл знал, что главная цель Лунд попасть именно туда. И для этого она сделает все. Как пантера станет взбираться по дереву на самую его вершину. Однажды она призналась, что готова растоптать свою гордость и быть там простой служанкой.

- Мне пора, Юр ждет.

- Не хочешь, Кир, куда-нибудь сходить?

- У меня еще карантин.

- Он скоро закончится.

- Тогда и поговорим.

Похоже, Кирилл нравился Лунд. Однажды Юр сказал:

- Счастливец! Такая девушка проявляет к тебе интерес. Она очень далеко пойдет. Не упускай шанс.

Лунд и красива, и талантлива. Но Кирилл не представлял их совместной жизни. Отталкивали и ее холодная красота, и осознание того, что всю жизнь придется подчиняться ей.

Он сразу вспомнил Ольгу. Как выяснилось, она тоже из Архипориуса. Что с ней? Где ее искать? У разведчиков не принято интересоваться судьбой коллег. Иначе - неприятности и подозрения начальства.

Юр ожидал его в кабинете, вид у него был приветливый:

- Привыкаешь к старой жизни?

- Привыкаю. Но теперь будто все здесь не мое.

Юр внимательно посмотрел на него:

- Слишком долго ты там был. Пора перестраиваться.

- Пора, - с оттенком грусти согласился Кирилл.

- Мы расшифровали записи. Вот они - твои мысли, ощущения, чувства. Очень любопытно.

- Не расскажешь?

- Мы близки к полному определению сущности человека Эдминита. Скоро у нас будет оружие, с помощью которого мы больше не станем с ними церемониться.

- Мы и так не церемонимся. Разве не мы изменяем их ноосферу? Запускаем разные сигналы, создаем определенную атмосферу для реализации наших целей. Если на какой-то территории людей становится слишком много, возникает проблема перенаселения, мы запускаем идею масштабной войны. Мы - экспериментаторы, они - подопытные. Наша заслуга в том, что мы не даем им исчезнуть до конца, направляем развитие в более или менее безопасное русло. Так было и так должно остаться. Зачем придумывать что-то новое?
- Ты хороший человек, Кир, - вздохнул Юр. - Но так до конца и не понял. Выступаешь против идей Организации, хотя сам участвовал в их активном продвижении.

"Я чего-то не понял?" - поразился Кирилл такому неожиданному принижению его заслуг. Внутренне надулся, однако стерпел оплеуху от начальства.
- Нет, нет, ты гениальный разведчик и аналитик, - тут же поправился Юр. – И для меня были закрыты некоторые вещи. Теперь они открылись. Раньше мы не могли полностью изменить их сознание, поломать волю. Теперь сможем.

- Зачем?

- Зло перестанет порождать зло. Ведомые господами, они хоть на чуть-чуть приблизятся к нашему пониманию сущности мироздания, нашей морали и правилам поведения.

- Зачем? – повторил Кирилл.

- Не пойму тебя?

- У них могут быть иные представления о добре и зле. Иные культы. Помочь им сориентироваться – да. На то мы и высшие. Мы, как мудрые родители, можем устроить им порку, жестко покарать за серьезный проступок. Однако чтобы полностью поменять их личности…

- Опасно стал мыслить, Кир. Очень опасно! Так ты станешь на их сторону.

- Я на стороне истины.

- А в чем истина? Величайшим из величайших она не всегда доступна. В Эдмините появились силы, очень мощные, они готовы бросить перчатку даже нам.

- Такого быть не может. Они и не в курсе существования Архипориуса.

- Есть и там посвященные. В том числе - из наших перебежчиков. Если Эдминит выйдет из-под контроля сейчас, он выйдет навсегда. Опасные разрушительные силы доберутся до Архипориуса. Не исключено, что поглотят и его. Тогда исчезнет Гармония мира. Агрессивное зло Эдминита поглотит здесь все! Потом оно доберется до Долины богов. И тогда мы все будем жить по законам империи зла. Как тебе такая перспектива?

- Не радует.

- Меня тоже. Поэтому Организация сделает все, чтобы этого не допустить. Мы привлекаем лучшие силы Архипориуса. Среди них и ты.

Кирилл слушал Юра и думал: насколько можно доверять ему? Что-то он слишком сладко поет! Слова, точно мед, так и льются из уст.

Юр внезапно переменил тему:

- Твой карантин закончился. Можешь хоть сегодня отправляться в город. Не забыл, как выглядят города в Архипориусе? Или ты по-прежнему там, в Эдмините?

- Я ничего не забываю, - гордо поднял голову Кирилл.

Новость об окончании карантина прозвучала для Кирилла счастливой песней. Покинуть наконец эти стены, вздохнуть воздухом свободы.

- Перед выходом, Кир, зайди к косметологу. Синяки стали меньше, но еще видно, что побывал в передряге. У нас новейшие методы лечения, завтра будешь как новенький. Кстати, почему бы не покинуть нас завтра?

Предложение Юра Кирилл посчитал разумным и направился к косметологу, которая оказалась молодой, симпатичной девушкой. Она поработала над лицом пациента, сделала маску.

- Когда прийти в следующий раз?

- Следующего раза не потребуется. У вас все быстро заживет. Пришли бы раньше, уже не осталось бы и следа.

«Странно, - подумал Кирилл. – Почему Юр не направил меня сюда сразу по возвращении?»

Внезапно он понял. Юр стремился показать коллегам, что агрессия в Эдмините хлещет через край. Вон что творят низшие!

В коридоре мелькнул силуэт женщины. Ольга?! Кирилл ускорил шаг, догнал ее. Нет, не Ольга.

Что с ней? И с Виктором? Проклятая инструкция, которая запрещает выходить с ними на связь! Предположим он «случайно» встретит их в одной из лабораторий Организации?.. Да, лишний день Кириллу не помешает.

Только где и как начинать поиски, не вызывая подозрений?

Заглядывать в каждую комнату, затем извиняться: мол, ошибся? Глупое решение. Тут не ошибаются. Да и добрая половина дверей закрыта.

Крути – не крути, никакие варианты не подходили.

Тут открылась дверь одной из лабораторий, и возникла… Лунд. Она усмехнулась:

- Мазь действует. Почему Юр не отправил тебя к косметологу раньше?

- Боится конкуренции, - отшутился Кирилл. – Уведу у него всех женщин Организации.

- Загляни ко мне.

Неожиданное предложение. Обычно сотрудники Организации не приглашали людей из других отделов. Свои дела держали в секрете.

Лунд усадила Кирилла в кресло напротив, предложила стакан бо-бу (самый популярный напиток в Архипориусе, по вкусу напоминает шоколадный коктейль. – прим. авт.), поинтересовалась самочувствием гостя. Холодные глаза загадочно заблестели.

- Путешествие в Эдминит пошло тебе на пользу. Ты еще больше похорошел.

«Никак влюбилась в меня?»

Кириллу всегда было жаль влюбляющихся в него девушек. Если всех их собрать, они не одну улицу запрудят.

- …Просто неотразим!

- Что ты?! Обычный человек.

- Неправда, ты особенный.

Сердце Кирилла дрогнуло, он понемногу уступал мощному напору. А Лунд продолжала:

- Как я завидую той, что станет твоей избранницей.

«Я и сам ей завидую, - подумал Кирилл. – Такого мужика отхватит!»

- Не будем о счастливице. Как тебя встретил Юр?

- Как обычно.

- Что значит обычно? Героев встречают по геройски. Он ничего тебе не рассказывал?

- ?!

- Он занимается каким-то важным экспериментом.

«Так вот причина ее «любви» ко мне. Она хочет выведать цели Юра!»

Больше всего Кирилла удивило, что Лунд вообще задала этот вопрос. В Организации прослушивается любое слово. И она рискует попасть в категорию «неблагонадежных». С другой стороны, Лунд спросила, как бы между прочим, «из женского любопытства». Нет, такой глупости служба безопасности не поверит. Или она действует по просьбе кого-то из руководства?

Каковы их отношения с Юра? Вроде бы Юр хорошего мнения о ней. Подталкивает к девушке самого Кирилла. Зачем? Может хочет через него выяснить о каких-то направлениях работы Лунд?

«А что если проверяют меня? Болтлив ли я? Насколько мне можно доверять? Но я доказал благонадежность своей работой. Неужели я должен доказывать ее до конца жизни?»

- Не знаю я ничего, - ответил Кирилл. – Юр держит меня на коротком поводке. Я получаю только минимум информации.

- Понятно, - кивнула Лунд. – Тогда расскажи мне об Эдмините.

И снова Кирилл насторожился. Не вызван ли этот интерес его неплохими отзывами об империи зла? Надо что-то отвечать. Но не менять свою позицию на 180 градусов. Не поверят. Найдут более изощренные формы для проверки лояльности. Поэтому при ответе он выбрал золотую середину.

- Там были любопытные, даже трогательные моменты. Но, конечно, их цивилизация стоит на значительно более низкой ступени.

- Они злы и жестоки. Когда дело касается личных амбиций, готовы взорвать мир. Это так?

- В Эдмините встречаются разные люди. Есть и такие. Почему-то именно они добираются до власти. И хотя они постоянно обманывают, им верят.

- Может потому, что выбирая их, "простодушные" реализуют дремлющие в них самих порочные инстинкты?
- Возможно, - Кирилл думал, как поскорее остановить опасный разговор. Однако от Лунд просто так не отвертишься.

- Ты ведь был в той части Эдминита, которая называется Россией?

- Даже это известно.

- Подумаешь, тайна за семью печатями. Кроме того, настанет время, когда рассказы о путешествиях великого Кира станут бестселлерами в Архипориусе.

Волна славословий вновь заставила Кирилла гордо поднять голову, на какой-то момент потерять бдительность, столь необходимую в разговоре с этой коварной женщиной, и блеснуть красноречием:

- Россия в Эдмините является частью так называемого Белого Мира. Самая талантливая часть Эдминита, которая, по логике вещей, могла бы стать его духовной и интеллектуальной основой. Но именно ее бьют со всех сторон.

Лунд вдруг засмеялась и, на удивленный взгляд Кирилла, ответила:

- В свое время один из агентов Архипориуса сложил для жителей Эдминита легенду о Пандоре. Девушка из запретного ящика выпускает человеческие пороки. И что сразу происходит с миром. Люди прочитали, но не вняли и открыли этот ящик.

Кирилл не стал отвечать, поднялся, двинулся к выходу. Лунд напомнила:

- Когда будешь в городе, свяжись со мной. Вот номер моего мыслепередатчика.

- Обязательно, - ответил Кирилл.

Нет, он не станет в стенах Организации разыскивать Ольгу и Виктора. Несколько часов отдыха – и поскорее выйдет отсюда.

Он пришел к себе, упал на кровать. Засыпал спокойно, надеясь, что страшные события остались позади. Эдминита больше нет.

Кто бы тогда ему сказал, что настоящие испытания в его жизни только начинаются.

Кирилл никогда бы не догадался, что происходило в лаборатории Лунд после его ухода. Стена раздвинулась, в небольшой комнате находилась… Ольга. Лунд протянула ей стакан бо-бу:

- Ты рада. Увидела его. С ним все в порядке.

- Да, я рада.

- Уж не влюбилась ли, подруга?

- Опять ты за свое! Он помог мне.

- И ты ему тоже помогла.

- Правда! – вздохнула Ольга.

- Я же говорю, влюбилась! – с нескрываемой злостью бросила Лунд. – Оставь все эти чувства. Иначе проведу их стерилизацию.

- Зачем?

- Ты должна знать, Олер, что принадлежишь мне.

- Я уже слышала это в Эдмините от одной стервы. Только тогда меня звали Ольгой.

- Мне плевать, как тебя звали там. Здесь ты - Олер, моя возлюбленная.

- А как же нравственные принципы? Те, о которых только что говорила Киру?

- Мало ли что я говорила.

- Ты же ненавидишь порок.

- Я обожаю его. Он так сладок. Как твоя грудь, глаза, волосы.

- Чем ты отличаешься от жителей Эдминита?

- Не сравнивай меня с этими скотами. Я – представительница Высших Сил.

Ольга с некоторой насмешкой в голосе спросила:

- Не боишься, что Организация узнает о твоих слабостях?

- Она знает.

- И не возражает?

- Я слишком нужна ей, - засмеялась Лунд, прижимаясь к возлюбленной. Ольга отвечала на ее ласки, но… думала о Кирилле.

Работа была главным и единственным делом в жизни Юра, смыслом всего сущего. Он засиживался в лаборатории допоздна, даже ночевал тут. А куда идти? Одинокий человек, которого никто не ждет.

Ему выделили небольшую комнату, где кроме Юра проживал кот Миур, единственный друг на свете. Коты в Архипориусе несколько отличались от котов Эдминита. Они – несколько крупнее, глаза разноцветные, точно радуга и такая же разноцветная шерсть. У Миура поочередно шли белая, красная, желтая и голубая полосы.

- Миур! – Юр ласково погладил своего питомца. – Конечно, ты проголодался. У меня для тебя кое-что есть.

Он достал пакет молока, разлил содержимое на две части: одну – в блюдце Миуру, другую – себе в стакан. И уже собирался выпить, как замелькал видеотелефон. На экране возникли объемные лицо и фигура Виктора Долгова.

- Что случилось, Вир? – поморщился Юр. – Мы же договорились: я сам свяжусь с тобой.

- Я только хотел узнать: когда у меня с ним встреча?

- Завтра. И еще… Есть серьезные основания для беспокойства. Насчет того, о чем мы говорили…

- Понимаю.

- Жди от меня информации.

Виктор отключился, в стенах Организации лучше помалкивать. А где в Архипориусе можно говорить спокойно? Любая точка прослушивается.

Юр повернулся к любимому коту и вдруг увидел, что Миур не двигается. Хозяин бросился к нему.

- Дружочек, что с тобой?

Кот распластался возле блюдца, из которого только что выпил. Не оставалось сомнений, что явилось причиной его смерти. Молоко отравлено!

Главной целью был Юр. Кто стоит за преступлением?! Конечно тот, кто собирается украсть его уникальные исследования.

- Миур! –рыдал Юр, - прости меня! Я виноват. Это из-за меня…

Мертвые глаза животного безразлично глядели на хозяина. Юра показалось, кот простил его.

Что теперь делать самому Юра? Сообщить руководству Организации? Но спасет ли он себе жизнь? Конкретный исполнитель преступления может быть рядом! Или… за попыткой устранить Юра стоит сама Организация?

Решение прошло мгновенно. Он открыл аптечку, достал шприц, сделал себе укол. Сел в кресло и ждал.

Сильный удар в голове. Еще один. Точно кто-то безжалостный уничтожал его мозг. Еще немного – и Юр не выдержит. Свет начинал меркнуть, Юр погружался в страшный черный сон.

«Я не выдержу! Не выдержу!»

Даже в такую минуту он не сожалел о содеянном. Его все равно бы убили. Безжалостно и подло!

Боль отступила. Через некоторое время Юр снова стал нормально соображать. Встал с кресла. Теперь уже мог точно сказать: он жив, и дело сделано!

Следующий шаг Юра: его электронный архив, который он уничтожил мысленным приказом. Теперь вся информация – в его голове. Без его согласия, вытащить ее невозможно. Даже применяя специальный аппарат подавления воли. Тут же сработает принцип самоуничтожения. Мозг вспыхнет, голова разлетится.

Не будет Юра, не будет информации.

- Теперь все во мне! – заорал Юр. – Плевал я на вас!

И он вновь зарыдал над трупом дорогого существа.


магритт

ГЛАВА X. СКРОМНЫЕ ШАЛОСТИ ИЗБРАННИКОВ

Кирилл думал отдохнуть час или два. Однако проспал до самого утра. И утром покинул здание Организации. На прощание зашел к Юра. Тот выглядел плохо, в лице - ни кровинки, руки тряслись. С Кириллом поговорил сухо, поинтересовался: не забыл ли он собственный адрес? Пожелал успеха.

- Когда мы встретимся? – спросил Кирилл.

- Я скоро выйду на связь. – И Юр поспешил распрощался.

«У него неприятности?»

Наконец-то Кирилл в городе. За время долгого отсутствия какие-то детали действительно стираются из памяти. Кирилл будто вступил в чужой мир, который вспоминал по ходу.

Улицы Архипориуса более широкие, чем в Эдмините. Деления на тротуары и проезжую часть нет, поскольку транспорт воздушный: летательные аппараты мгновенно доставят вас куда угодно. Но Кирилл предпочел пройтись пешком.

Дома – небольшие, очень непривычной для жителя Эдминита формы: шарообразное строение, на которое водружена трех угольная крыша. Народу немного, но это лишь потому, что научная лаборатория Организации на окраине.

По мере продвижения к центру картина менялась. Здания становились гораздо крупнее, каждое расцвечивалось ярко-ярко. Жилые дома соседствовали с административными конторами и супермаркетами; когда подходишь к любому из них, распахивается окошко, возникает темный проем и тебя просто засасывает внутрь.

Наряду с обычными людьми, ничем не отличающимися внешним видом от европейских жителей Эдминита, встречались и представители иных рас. Одни – маленького роста, не выше 1 м. 20 см., сплошь покрытые черной шерстью, с вытянутыми лицами, острыми, двигающимися носами. Их называли куи. История их появления в Архипориусе загадочна и непонятна. Вроде бы они были взяты в плен с какого-то инопланетного корабля. Находились они на низшем уровне социальной иерархии, отличались подлостью, коварством и невероятной жестокостью, открыто проявлять которую боялись, поскольку уж чем-чем, а храбростью не отличались.

Иногда проходили и представители третьей расы: высоченные люди с огромными висящими животами, лысыми, напоминающими по форме арбуз, головами. Это - финнары. В основном они служили охранниками в компаниях, или несли военную службу. Силой, ловкостью (несмотря на животы) они обладали невероятной, еще говорили, что у них нюх, как у гончих псов. И врага Архипориуса они «ловят» неким третьим чувством.

Зная свирепость и необузданный нрав этих существ, основная масса людей старалась их избегать. Как и куи, финнары жили своей замкнутой колонией. Но они не были пленены. Они обитали в Эдмините еще в стародавние времена. Многие древние легенды о злобных великанах касались именно финнаров. Потом часть из них была приглашена в Архипориус для «охраны внешнего и внутреннего спокойствия». Остальные уничтожены, вроде бы даже по тайному заданию самого Архипориуса.

Проходя мимо одного из финнаров, Кирилл случайно встретился с ним взглядом. Почему-то финнар насторожился, глаза зажглись зеленым огнем. Он что-то заурчал. Кирилл поспешил дальше, однако спиной ощущал пронизывающий жар все тех же настороженных глаз.

Он продолжал свой путь, пока внимание не привлек развлекательный центр «Нормовир». В свое время Кирилл был его завсегдатаем. И сейчас он решил не изменять традициям.

Почти все места за столиками заняты. Не без труда он нашел свободное кресло. Каждое место отделено от других плотной стеной синего цвета. Никаких барменов или официанток. Ты просто называешь любой напиток, и стакан опускается прямо в руки.

Так Кирилл и сделал. Потягивая бу-бо, он подумал о музыке, по привычке произнес вслух название одной из популярных групп Эдминита. Что-то рядом с ним деликатно звякнуло и стихло. Здесь не знали песен империи зла. Кирилл быстро исправился, заказал нужный номер «местного производства». Зазвучала музыка, которая жителю Эдминита показалась бы странной: непонятная какофония хаотичных звуков. С каким бы удовольствием Кирилл послушал Моцарта и Чайковского, Штрауса и Легара, АББУ и Смоуки. Высший мир и вдруг такая безвкусица?

Кирилл осмотрелся по сторонам. Каждый из посетителей «Нормовира» сидел в «крохотной каморке», уединившись от остального мира и, под немыслимую музыку, витал в собственных мыслях.

Перед Кириллом возникали и тут же исчезали голографические картины: жуткие в своем безобразии существа, фантастические замки, заброшенные лесные чащи, бушующие воды океана, космическое небо, по которому мчались воинственные огненные кометы. Наблюдай за предлагаемой фантасмагорией и ощущай себя истинным избранником.

Кирилл в который раз вспомнил Ольгу. Где ее искать? И вообще, после возвращения из Эдминита у него не было никаких сексуальных связей. «Хорошо бы с кем-нибудь поразвлечься…»

Не успел он подумать, как тихий, ласковый голос «обвил» его:

- Кого пожелаете? Женщину? Мужчину? Собачку? Финнара?

Кирилл чуть не поперхнулся. Он не был подвержен новомодным идеям насчет связей с мужчинами. Тем более, не страдал зоофелией. А насчет финнара… Он лишь представил, как пузатая дама из этого племени подходит к нему, хватает, целует в засос и… его словно покрыло изморозью.

- Мне обычную девушку, - сказал он.

В пустоте возникали женские образы: полненькие и худущие, миниатюрные «лани» и огромные «львицы», с волосами - огненно-рыжими и темными, как ночь в Эдмините, льняными и каштановыми. Кирилл пересмотрел не менее трех-четырех десятков «экземпляров», пока наконец не выбрал:

- Вот эту.

Не прошло и секунды, как избранница уже стояла возле него:

- Привет, милый, меня зовут Хапир.

- А меня Кирилл.

- Как? – лицо девушки вытянулось, она с отвращением наморщила нос. – Сексуальная связь невозможна.

- Извини, я – Кир. Просто сильно вжился в образ, который мне долгое время приходилось играть.

- Очень хорошо. А то я подумала, что ты из Эдминита.

- Разве сюда может попасть житель Эдминита?

- Порок проникает всегда и везде, - назидательно заметила Хапир. – У них там есть одно страшное оружие, называется бабло. Говорят, с помощью его можно пробраться даже в Долину богов. А что это за оружие? Оно их невидимыми делает, что ли?

- Нет, там другое. Но не будем о грустном. Насчет меня не беспокойся. Перед тобой истинный житель Архипориуса.

- У тебя или у меня?

Кирилл вспомнил, что очень хотел проведать свой дом, в котором не был долгое время.

Он предложил девушке пойти к нему.

Воздушное такси мгновенно доставило их по нужному адресу. Пристанище Кирилла пряталось за большим садом. Покидая Архипориус, он боялся, что многое здесь придет в запустение. Однако дорожки были ровными, повсюду цветы – красные, черные, желтые, фиолетовые; постаралась Организация. Дом будто ждал возвращения хозяина.

Кирилл стоял перед дверью и опять ощутил непонятные позывы мозга: «Это твой дом или?..

«Конечно, мой! Разве есть хоть малейшее сомнение?»

Он помнил, как миллионы раз заходил сюда, проводил вечера с подругами. Как совершал пробежки вокруг сада. Бегал долго, до изнеможения.

В стене образовалось пространство, пригласившее войти Кирилла и его новую подругу. Знакомые прихожая, столовая, зал, другие комнаты. Все ухожено, опять поработала чья-то очень заботливая рука.

- Приступим сразу? Или что-нибудь выпьем? – спросила Хапир.

- Сначала выпьем.

Он не хотел пить, но… еще раз пройтись по дому, прикоснуться к забытой мебели – к шкафам, стойке бара.

Девушка тем временем вальяжно раскинулась на софе, наблюдая, как хозяин несет два фужера. Кирилл сказал:

- Как относишься к таир-туп? Неплохое вино?

Глаза Хапир расширились от удивления:

- Какая мне разница, что пить?

- Я просто спросил.

- Чем занимаешься?

- Разными вещами.

- Ты знаменит?

- Надеюсь, что когда-нибудь моим именем в Архипориусе назовут улицы, даже города.

- Надейся, - кивнула девушка.

- Сомневаешься?! – резко крикнул Кирилл.

Хапир отреагировала на его окрик спокойно, как бездушная кукла.

- Какая мне разница?

- Живо раздевайся и в постель!

Девушка вскочила, словно внутри нее разомкнулась пружина, скинула одежду и, оказавшись возле Кирилла, быстро раздела его. Он и оглянуться не успел, как на полу оказались его длинная, почти до колен рубашка, брюки из непромокаемой ткани (типичная одежда жителя Архипориуса. – прим. авт.) и тары (нечто среднее между сапогами и ботинками. – прим. авт.). Он стоял перед ней абсолютно нагой, ощущая, как внутри него все заиграло, задвигалось, поднялось.

Ловкие пальчики массировали член, превращая его в немыслимого богатыря. Затем Хапир заскользила губами по телу – ниже и ниже, пока не коснулась богатыря язычком. И так его пощекотала, что Кирилл едва не обезумел от экстаза.

Пришел его черед проявлять инициативу. Он целовал ее шею, грудь, постепенно опускаясь к главному – волшебной ложбинке.

Она уже ждала его. И будто выплеснулась огненная лава, оставив свою частичку на его языке. Хапир тихонько попискивала, через равные промежутки времени повторяя: «Как здорово! О, это невыносимо…»

Кирилл повалил ее на кровать, подумал было о средствах защиты, но вспомнил, что в Архипориусе венерических болезней нет.

Он ввел член в огненное лоно. То ли от неимоверного возбуждения, то ли от чрезмерного воздержания, он кончил сразу. Не страшно! Исходящая от Хапир энергия продолжала возбуждать. Кирилл «заработал» вновь. Только считай! Шесть, семь, восемь раз! («Брависсимо!»). А Хапир без конца повторяла одну фразу:

- Как здорово! О, это невыносимо…

«Точно заезжая пластинка, - опять вспомнил Кирилл термины Эдминита. – У нее только один репертуар?»

…Он молча растянулся на кровати. Хапир – рядом, положила голову на плечо. Сколько продолжалась эта немая сцена? Около часа? Наконец, Кирилл спросил:

- Давно этим занимаешься?

- Чем конкретно?

- Любовными утехами с клиентами.

- С рождения.

- С самого рождения?

- А для чего я была создана?

- Создана?.. Кем?!

- Сразу видно, что ты некоторое время отсутствовал.

- Объясни! – нетерпеливо попросил Кирилл.

- Сексопатолог Мер изобрела секс-партнеров. Теперь человеку не надо заказывать проститутку. Секс-партнер решит все твои проблемы. Никаких последствий от общения. Никаких претензий со стороны женщины. Я ведь никто, средство для утех. Могу стать любым, кем пожелаешь. Безропотно исполню любой каприз клиента. Меня нельзя обидеть, я ведь не человек.

- Подожди! – догадка осенила Кирилла. – Так ты… фантом? Мое желание?

- Конечно, - скромно ответила партнерша.

- Почему Хапир?

- Назови другим именем. Мне безразлично.

- А если бы я захотел… мужчину?

- Без проблем.

В мгновение ока Хапир исчезла. Вместо нее рядом с Кириллом возлежал крупный усатый мужчина с копной кудрявых волос.

- Что, милый, – зевнул он. – Хочешь продолжить?

- Прочь! – отшатнулся Кирилл. И мужчина вновь стал прежней Хапир. Кирилл успокоился. Пусть иллюзия, но все-таки женщина!

- Для чего все это нужно? – не выдержал Кирилл.

- Мер написала на эту тему целый трактат. Сознание жителя Архипориуса столь высоко, что партнер не всегда сможет исполнить его желания. А мы удовлетворяем любые, даже самые умопомрачительные. И, как я говорила, никаких конфликтов, никаких нервов.

- Но ведь высшее счастье – общение с живым человеком!

- Почему? Я могу поговорить на любую тему. О той же философии, например. Могу стонать, изображая оргазм. Чего тебе еще надо? Что до традиционного секса – старо. Это для низших существ.

- Так что, физиологическое общение между людьми скоро отменяется? Как же дети? Ах, да, в пробирке.

- Зачем сейчас вообще дети? Люди в Архипориусе меняют изношенные органы. И живут, сколько хочешь. – И безо всякого перехода добавила. – Будешь еще? А то мне пора. Клиентов, хоть отбавляй.

- Достаточно.

- Тогда до свидания.

И Хапир исчезла, как обычная сладкая фантазия.

Кирилл решил ознакомиться с последними новостями Архиопориуса. Дал мысленную команду, и перед ним вспыхнул огромный голографический экран.

Сейчас он не просто наблюдал за событиями. Они окутывали его, словно мантия, которую уже не сбросишь, входили в плоть, подчиняли своему сюжету и логике. После просмотра нескольких передач, обычно говоришь себе: «Иначе не может быть!» Закономерный вопрос: «почему?» - не стоит. Не может и все! Вон они, герои – рядом! Такие милые, удачливые или несчастные. Они никогда не врут.

Возникшая на экране милая мордашка радостно объявила:

- Приветствую всех жителей Архипориуса, присоединившихся к нам. Привет и тебе, милый, - помахала она рукой. – С вами ваша общая подруга Пер.

«Интересно, - подумал Кирилл, - ты – реальная или тоже сексуальная фантазия?»

А Милая Мордашка продолжала:

- Сегодня жители Архипориуса, этого счастливейшего места в мире отпраздновали 10-летний юбилей открытия музея Собак. Каждый желающий может заглянуть в это славное место, а еще лучше, включить свой голограф и прямо из дома понаблюдать за всеми происходящими здесь событиями. На связи наш специальный корреспондент Сер.

Холеный, увешанный дорогими побрякушками Сер вальяжно сообщил:

- Ты права, Пер. Это – одно из крупнейших событий месяца. Недаром здесь собрались руководители многих городов и административных центров Архипориуса. Девиз встречи: «Полюбите собак и они полюбят вас». Наконец-то, несмотря на противодействие ортодоксов, был подписан закон, легализующий браки между людьми и собаками. И вот вам первая счастливая пара.

Сер подошел к представительной даме, которую радостно облизывал хвостатый питомец.

- Привет! – сказал Сер. – Это ваш муж?

- Да, - гордо сообщила дама. – Мы зарегистрировали брак в нашем административном центре. Теперь мы по-настоящему счастливы и собираемся отправиться в кругосветное путешествие. Правда, любимый?

- Гав! – подтвердил муж.

- А разные разговоры о…

- Не надо! – перебила женщина. – Каждый человек имеет право любить того, кого пожелает. А у моего Румика великолепный характер. С ним вообще никаких проблем. Не ревнив, не злоблив. Особого внимания не требует. Выведи его три раза в день на поводке – и он будет счастлив. А потом мы собираемся удочерить двух девочек, двух славных болонок.

- Гав! – радостно завилял хвостом Румик.

- Так что завидуйте, дорогие женщины. Пока!

Она щелкнула пальцами и вновь публично отдалась ласкам Румика.

Кирилла начала утомлять дама с собачкой. Он переключился на другую программу. Здесь - еще одна Милая Мордашка передавала последние политические новости. Кирилла это заинтересовало, жить без политики, конечно, можно, но... нельзя. Когда он покинул счастливый Архипориус и оказался в страшном Эдмините, демократически избранным правителем был Хер III. Теперь, в результате честных выборов он проиграл выборы Херу IV. Новый правитель вроде бы заинтриговал: кто же все-таки тобой правит? Но оказалось, что Хер IV был удивительно похож на своего предшественника. Только глазки поуже, да кожа более смуглая. А так: подтянут, спортивного типа, хорошо говорит, объясняет вроде бы вещи очевидные, но вряд ли бы их кто без его объяснения понял. 

Он важно шествовал среди радостно вопящей толпы, несколько финнаров - его личная гвардия, подозрительно сверкали глазками в поисках недовольных. Но недовольных на Архипориусе нет. А если бы появились? "Наверное, - подумал Кирилл, - одного правителя спокойно бы поменяли на другого. И новый Хер обучал бы их основам морали и нравственности". 

Перы, Серы и Херы так быстро набили оскомину, что Кирилл хотел отключить "просмотр ТВ". Однако далее шла информация об Эдмините. Он напрягся. 

Оказывается, уже через несколько дней после того, как Кирилл покинул Эдминит, там произошли кошмарные вещи. Государства воюют: все против всех. Голод и мор косят миллионы жизней. Вышедшие из берегов океаны затопляют материки. И сопровождалось все это злорадными комментариями: "Зло получило по заслугам!" 

"Не может быть! - шептал Кирилл. - Настоящий Апокалипсис. И так быстро! Господи, может они и виноваты, но не заслужили такого!" 

Внезапно прозвучала фраза, заставившая Кирилла посмотреть на происходящее другими глазами. Оказывается, всеобщий катаклизм начался в Эдмините еще полгода назад. Но ведь полгода назад Кирилл как раз находился там!
Какая чудовищная ложь! 

С нескрываемой злостью он отключил все программы. Почему его постоянно обманывают?! Где он, пусть маленький, но кусочек правды? 

Воцарилась тишина, ставшая для Кирилла… спасением. Лучше уж так, чем громовые потоки вранья! 

И вдруг он услышал шаги. Кто-то находился в его доме и направлялся к нему в спальню. И это не очередная фантазия – Хапир. 

- Кто? - крикнул Кирилл. 

Молчание. Только шаги слышны уже совсем рядом. 

- Кто? - повторил Кирилл, не узнавая собственный голос. 

Встреча с неведомым человеком становилась неотвратимой.


ГЛАВА XI. ВСТРЕЧА С ПРОШЛЫМ

Он обалдело уставился на вошедшего:

- Виктор?! 

- Какой я тебе Виктор? Времена Эдминита прошли. Мое имя Вир.

Кириллу хотелось растерзать его в объятиях. Ведь он тоже из Эдминита.

«Опять этот Эдминит! Да мало ли куда меня забрасывала судьба».

- Смотрю, как устроился. Неплохо.

- Не жалуюсь.

- Великому человеку позволено многое.

- Присаживайся. Чем угостить?

- Я по делу. Надо поговорить.

- Давай!

- Поговорить! – повторил Виктор, словно напоминая Кириллу, как опасно вести разговоры в Архипориусе, даже мысленные.

Кирилл посмотрел на него и молча спросил:

- Ты знаешь такое безопасное место?

- Знаю, - ответил Виктор. – Там можно не только, не опасаясь, думать, но и говорить.

Виктор взял друга под руку. Дом и сад тот час исчезли. Они стояли посреди песков. Одна из немногих песчаных зон в Архипориусе. Кирилл посмотрел на товарища:

- Настолько серьезная проблема?

- Серьезнее не бывает.

Кирилл напрягся, предчувствуя недоброе.

- Как мы познакомились с тобой? – спросил Виктор.

- В Эдмините, на встрече в Доме Ученых. Она была посвящена творчеству одного фантаста.

- Что ты тогда сказал? Не помнишь?.. «Автор хорош хотя бы тем, что четко разделил белую и черную линию. Не бывает полутонов. Полутона – обман. Попытка скрыть правду за ложью. Оправдать предателей и убийц, выдав их за жертв стечения обстоятельств».

- Я это все сказал? Но почему ты вспомнил?

- Ты – человек, подверженный идее Добра.

- Конечно!

- Ты прекрасно знаешь, что мир существует благодаря строгой иерархии. Центр мира – Долина богов, где самые мудрые и достойные определяют стратегию развития, называют главные задачи, формируют идеалы. Мы, в Архипориусе, - основные проводники этих глобальных идей. Мы - даже большие хозяева, чем те, кто обитает в Долине богов. Да, они вроде бы боги, но только теоретики, мы – конкретные управленцы. Реальные рычаги власти принадлежат нам. И есть порочное место – Эдминит. Там живут злодеи, да к тому же рабы, кто неосознанно выполняют приказы Архипориуса.

- Зачем ты рассказываешь общеизвестные вещи? – удивился Кирилл.

- Ты согласен с таким порядком вещей?

- Это – реальность.

- Перехожу к главному. Мир будет стоять до тех пор, пока не нарушиться Гармония. Но появились те, кто думает по-иному. Мол, сложившееся положение дел мешает дальнейшему прогрессу. И не просто думают, они стремятся перевернуть миропорядок.

- Каким образом?

- Тебе ли не знать, что способов может быть множество. Доведение до крайней нужды одних – в том же Эдмините, и развращение порочными страстями других – у нас, в Архипориусе. И через это порождение у мыслящей части общества недовольства происходящим. Недовольство накапливается, стены здания дают трещину. Остается только хорошенько ударить по нему.

- И кто он, тот таинственный враг?

- Враг не один. Один на такое не способен. Существует группа людей, которая именует себя «Железной Гвардией».

Кирилл с сомнением посмотрел на Виктора:

- Я слышал о ней краешком уха. Но… неужели какая-то группа может изменить миропорядок?

- Ты жил в России, изучал ее историю. Небольшая террористическая группа в 1917 году совершила государственный переворот. Рухнула мощнейшая империя.

- Эта группа была связана с крупными зарубежными финансовыми структурами.

- Правильно! – воскликнул Виктор. - «Железная Гвардия» также обладает мощной поддержкой. Ее агенты проникли повсюду, а ее лидера – Темного Рыцаря называют основателем эры Разрушения.

- Чушь какая-то, - пробормотал Кирилл. – В маленьком муравейнике возможно многое. Но система мироустройства – не муравейник! У нас «все и вся» - Долина богов. Никто просто не осмелится кинуть ей перчатку. Есть множество способов для слежения за оппонентами. Почему не найдут этого Темного Рыцаря? Не могут? Смешно!.. Не хотят?

- Ты подтвердил, что есть вещи вечные и неизменные. Но многие рассуждают по-иному: не умрет старое - не народится новое. А это - мировой тупик.

- Вечен Бог.

- Но не его творения. Вот она - гениальность Бога. Таков, кстати, главный тезис «Железной Гвардии».

- Что требуется от меня?

- Ты нужен существующему миропорядку. Нужен всеобщей стабильности.
- Я?
- Именно ты, великий Кир.
- Чем я смогу помочь?
- Люди «Железной Гвардии» активно вербуют сторонников. Вербуют в разных сферах жизни. Они могут выйти на тебя. Прямо или косвенно, но объявятся. Организация и Юр в частности хотели бы просить... Если произойдет нечто подобное, тут же дай знать. Будь осторожен. У «Железной Гвардии» ушей больше, чем у всего Архиопориуса.
- Ты сказал: «могут выйти». Но могут и не выйти.
- Тогда и проблемы не будет.
- Это хорошо, - Кирилл вдруг почувствовал, как устал от экстрима жизни, Сейчас ему нужно спокойствие.
- Они выйдут! - заявил Виктор.
- Уверен?
- Да.
- Почему?
- Долго объяснять.
- Отличный ответ!
- Меня интересует: как ты поступишь?
- Пока никто никаких предложений не делал.
- Как поступишь? - повторил Виктор.
- Помнишь поговорку в Эдмините: делить шкуру неубитого медведя?
- Предложения придут заманчивые. Конечно, не сразу. Люди «Железной Гвардии» тебя основательно прощупают. Если у них возникнет даже тень сомнения...
- Что тогда?
- На Юра совершено покушение. Отравили его кота. Сам он чудом избежал смерти.
- Вот тебе и раз! Они могут повторить попытку!
- Юр постарался обезопасить себя. Насколько это получится?..
Кирилл без особой надежды в голосе спросил:
- Может, мне уехать? Сам знаешь: я только что с тяжелого задания. Был на проклятой территории. Устал! Хотелось бы понежиться на пляже.
- Ты случаем не заболел?
- Как я могу отвечать на туманные вопросы? Кто-то придет ко мне. С какими-то предложениями. Куда-то станут вербовать. А я что-то должен ответить.
- Ответь на главный вопрос: ты с нами?
- С кем с вами?
- С теми, кто не хочет крови и потрясений.
- Я тоже не хочу их, - согласился Кирилл.
- Нельзя допустить переворота.
- Многое, из того, что происходит, меня не устраивает. Но переворотов я не приемлю.
- Станешь сотрудничать с тем, кого знал раньше?
- Я на службе и обязан информировать начальство обо всем подозрительном в Архипориусе.

- Иногда ситуация выходит за рамки рабочих отношений.

- У меня пока подобного не было.

- А если будет?

- Вопрос следует обдумать. 

- Времени нет. 

- Но ведь и с кондачка дела не делаются.

Виктор окинул его долгим проницательным взглядом:

- Короче: тебя предупредили. Ты человек умный, сам все поймешь.
- Допустим, представители «Железной Гвардии» выйдут со мной на контакт. Как сообщить тебе? По мыслепередатчику?
- Нет, - покачал головой Виктор. - Мыслепередатчики под колпаком. Часто не помогает даже специальная система блокировки. Нужен другой способ.
- Какой?
- Мы найдем тебя сами. Не обязательно это буду я. Может, придет другой человек. Но он - из наших!

- А как я пойму, что придет не самозванец?

- Поймешь, - коротко ответил Виктор.

- Все слишком непонятно.

Вместо ответа Виктор протянул ему руку. Кирилл немного подумал и пожал ее.

Через секунду Кирилл обнаружил, что находится у себя дома. Он обернулся, думал что-то сказать Виктору. Но того и свет простыл.

Он говорил, что Юра чуть не убили? Не потому ли шеф так ужасно выглядел при прощании? Или Виктор ведет какую-то свою игру?

Что же все-таки случилось с Юра?

Хотя связи с высшими членами Организации запрещались, Кирилл решился на нарушение приказа. Он вызвал по мыслепередатчику шефа. Долгое время никто не отвечал. Наконец он увидел его темный силуэт. Но не лицо. Юр почему-то предпочитал оставаться в полумраке.

- Случилось что-то очень важное? – недовольно спросил Юр.

Новая странность. Доволен шеф или нет, но обычно он был сдержан и мягок в общении.

- Да, - ответил Кирилл. – Думал отпроситься на несколько дней. Съезжу к морю

- Для чего ты в действительности потревожил меня?

- Я же сказал.

- Завтра придешь – обсудим. Но вообще-то ты нужен мне.

Юр «растаял», связь закончилась, оставив больше вопросов, чем ответов. Однако долго размышлять Кириллу в одиночестве не пришлось. Теперь вызвали его. Это Лунд. В отличие от Юра, она лицо не прятала. Наоборот, все черты, особенно глаза, губы, были видны слишком отчетливо.

- Привет, - сказала девушка. – Как ты?

- Великолепно!

- Не хочешь встретиться?

Слишком уж рьяно она добивается с Кириллом встречи. И, хотя Кирилл твердо уверовал в свою неотразимость, червячок сомнения все же грыз его: вдруг Лунд решила использовать его в своих целях? При их последней встрече он чувствовал себя неловко. Не сыграла ли здесь роль его интуиция?

Нет, он не станет прятаться. Он должен понять, какие вещи происходят вокруг него.

- Когда увидимся, Лунд?

- Хоть сегодня?

- Согласен.

- У моей подруги вечеринка.

- Но ведь в Организации не слишком любят, когда сотрудники…

- Мне можно, - рассмеялась Лунд.- Не откажешь даме?

- С какой стати?

- Через два часа у здания администрации.

- Твоя подруга случайно не глава администрации?

- Вот уж нет. Она гораздо более значимая фигура.

- Ух, ты! Со значимыми фигурами следует дружить.

- Безусловно. До встречи.

Отключившись, Кирилл снова подумал: а правильно ли он поступил? Но дело сделано, назад не повернуть.

Лунд!.. Загадочная, опасная в ее холодной красоте. Хорошо бы на ее месте оказалась Ольга!

Снова кто-то вызвал Кирилла. И образ той, о которой постоянно думал, вдруг возник перед ним. Сначала он решил, что спит. Или это очередная Хапир? Бездушная сексуальная забава?

Но нет, Ольга выглядела слишком реальной. Она прижала палец к губам и произнесла:

- Не верь им!

- Ольга?! – чуть не закричал Кирилл.

Но девушки уже не было, связаться с ней невозможно. И кто теперь скажет, где ее искать? Но в ушах продолжало звучать ее предупреждение.

Кому он не должен верить?»

В свое время известный политический деятель Архипориуса Жулир ХVIII предложил избавиться от бессмысленной суеты жизни, ненужных поисков истин, разбрасывания энергии человека «не в том направлении» и прочей белиберды . На робкие первоначальные возражения: что это противоречит самой человеческой природе, Жулир ХVIII лишь посмеялся и ввел всеобщую систему инструкций. В каждой сфере жизнедеятельности Архипориуса появились бесконечные правила и положения, объясняющие, как поступать в той или иной ситуации, что делать, когда возникают непредвиденные моменты (тут же приводился полный список таких моментов). Любое отступление от этих правил считалось недопустимым, а принявшие их объявлялись «неэффективными». Увольнялись руководители, их заменяли теми, кто никогда не отступали от инструкций. И все, как по мановению волшебства, становилось эффективным.

Постепенно у Жулира ХVIII нашлись как сторонники, так и злопыхатели. Первые постоянно апеллировали к запредельным рейтингам, которые заслужил сей уважаемый деятель. Вторые кричали, что он нарушает основы демократии, разработанные в Архипориусе еще мудрейшим правителем Фигниром I и тщательно переработанные не менее мудрым Фигниром II, и что полностью убита свободная мысль. Въедливым оппонентам Жулир ХVIII довольно едко отвечал:

- Как можно убить то, чего нет? Все, что более-менее соответствует принципам нормального развития общества изложено в наших инструкциях. А что не изложено, уж извините, экстремизм. Любителей свободомыслия следовало бы отправить в Эдминит, пусть пообщаются с террористами и тогда они поймут, что значит жить без правил и законов.

Правда, полностью «заинструктировать» Архипориус не удалось, за свои выдающиеся заслуги Жулир ХVIII получил высшее вознаграждение – право жить в Долине богов. Естественно, тут же уехал и никогда не вспоминал о любимом отечестве. Его преемник «отпустил вожжи», за что сразу был наказан резким падением рейтинга. Но это его ничуть не смутило. Он сказал, что собирается воевать за демократию даже из глубокой ямы общественного презрения. Инструкции остались, но сочинял их теперь не Единый чиновничий центр, а каждый из больших и даже очень маленьких начальников. Возникла угроза хаоса, наследнику Жулира ХVIII тут же подыскали еще одно тепленькое местечко в Долине богов. Пришел третий, опять что-то поменял, но оставил сомнения, что из хаоса вообще возможно когда-нибудь выйти.

И вот сейчас эти сомнения одолевали Кирилла. Он отсутствовал в Архипориусе длительное время. Не появились ли какие-нибудь новые, регламентирующие поведения человека, акты? Если подруга у Лунд – более значимая личность, чем глава администрации города, то любой его ляп будет воспринят по-особенному. Даже если он - от элементарного незнания ситуации.

Здание администрации чем-то напоминало чертово колесо. Люди заходили в крутящиеся «шары», которые плавно взмывали вверх, к «треугольной вершине». Там шло главное действо: мудрец и его свита позволяли себе решать ваши судьбы! И те, чьи судьбы определились, уже с противоположной стороны опускались вниз внутри таких же крутящихся «шарах». 

Кирилл невольно засмотрелся на здание, однако знакомый голос разрушил идиллию созерцания.

- Вот и я!

Сегодня Лунд была красива, как никогда. Рубашка последней моды расшита золотыми и серебряными нитями, украшена узорами из драгоценных камней. И такие же узоры на больших кожаных тарах. Каблуки делали ее еще более высокой, она была даже выше Кирилла. Впрочем, это ее ничуть не смущало. Она лишь грациозно провела правой рукой, запястье которой сковал сверкающий браслет в форме полумесяца.

- Вот, - Кирилл протянул ей букет.

- Что это?

- В Эдмините есть такая традиция: девушкам дарят цветы.

- Мы не в Эдмините, - поджала губы Лунд. – Так что давай не будем копировать правила низших.

- Как хочешь, - одна резкая фраза убивала ее обаяние, красота казалась уже не холодной, а злой. Наверное, ведьмы, завлекая наивные души, тоже демонстрируют внешний облик красавиц?

Кирилл обернулся, ища, куда можно было бы выбросить букет, Лунд быстро забрала его.

- Подарим Ронд, моей подруге. Она делает прекрасные гербарии.

Дом, где проживала подруга Лунд, действительно находился недалеко от здания городской администрации, в одном из переулков напротив. Едва они с Лунд оказались возле шарообразной стены, как возник проход. Гостей ждали.

Кирилл думал увидеть кого угодно, только не финнара. Но именно это существо встретило их, улыбнулось зубастым ртом. «Подруга Лунд из племени этих уродов?»

- Здравствуй Кхыуу! – кивнула Лунд. – А где хозяйка?

- Идет! – голос финнара напоминал скрежет железа.

Почти тут же раздались смех, голоса, легкие шаги, Кирилл увидел спускающуюся к ним в маленькой кабинке девушку: невысокую, рыженькую, с круглым лицом и ямочками на щеках.

Девушка подлетела к Лунд, громко расцеловала ее и вопросительно посмотрела на Кирилла.

- Я тебе говорила…

- О, великий Кир!

- Да, - скромно ответил Кирилл.

- Мне столько рассказывали про вас!

Кирилл бросил на Лунд удивленный взгляд: она раскрыла тайну разведчика? Это же должностное преступление. Однако Лунд быстро успокоила его:

- Я сказала, что Кир – крупный теоретик, будущая звезда философской мысли Архипориуса.

- Зачем уж так? – скромно пробормотал Кирилл.

- Не надо стесняться своего таланта.

- Пойдем, познакомлю тебя с остальными гостями, - хозяйка схватила Кирилла за руку и буквально втолкнула его в кабинку. Вместе с ними поднимались Лунд и Кхыуу, от кожи которого воняло гадостно. И опять Кирилл подумал: «С какой стати это чудовище здесь?»

На втором этаже они вышли, двинулись замысловатыми коридорами. У Кирилла сложилось ощущение, что дом Ронд напоминал старую игру – выход из лабиринта. Можно заблудиться в этом хитросплетении комнат. Единственным ориентиром приближающейся цели оставались голоса и смех.

Ронд важно шествовала впереди и так сексуально покачивала бедрами, что невольно перехватывало дыхание. Пахло от нее дивными ароматами, однако насладиться ими мешал другой запах – Кхыуу. Финнар перестал улыбаться. Как тут не вспомнить о его сумасшедшей интуиции: он почувствовал неприязнь к себе со стороны Кирилла.

Лабиринты наконец уступили место большому светлому залу, где собрались гости Ронд. Финнаров, к счастью, не было. Что еще радовало глаз: большинство гостей – представительницы прекрасного пола. Кирилл сразу приосанился, выпятил грудь колесом. И настолько увлекся созерцанием женской красоты, что едва не пропустил момент представления его гостям. Лесных эпитетов в его адрес и правда оказалось слишком много, все начали проявлять к Кириллу интерес. Какая-то дама с лицом, напоминающим восковую маску, поинтересовалась:

- Философы хорошо занимаются сексом?

- Неплохо, - и Кирилл с сожалением подумал, сколько сил выплеснул на Хапир. Здесь бы они ему пригодились!

- За свои восемьдесят пять я встретила только двоих приличных мужиков, - лениво промолвила дама с восковым лицом. – Поэтому и переключилась на финнара. У, мой дорогой Кхыуу.

Финнар ответил радостным урчанием и… вновь бросил косой взгляд на Кирилла. Великому философу сделалось неуютно. Но он постарался заглушить в себе страх перед Кхыуу.

- Старо, милая, - вступила еще одна дама, явно годившаяся первой во внучки. – Сейчас разработано много способов для нормального секса. Ты, Кир, знаком с изобретением Мер? Искусственные секс-партнеры?

- Отчасти, - уклончиво ответил Кирилл, чувствуя, как невольно краснеет.

- Вон, кстати, она.

- Она?

- Ну, да. В углу с бутылкой пайяты (очень крепкая водка в Архипориусе. – прим. авт.).

Знаменитый сексопатолог сидела в углу, в полной отключке. Лишь иногда невидящий взор возвращался к початой бутылке, которую она подносила ко рту и делала несколько глотков.

- Но лично мне секс-партнеры по барабану, - продолжала «внучка» дамы с восковым лицом. – Как и обычные любовники. Старо, старо!

- И что же ты предпочитаешь? – поинтересовался Кирилл.

- Виртуальную реальность.

- Но ведь секс-партнеры – тоже все слишком виртуально.

- Я девушка мечты. Никаких физических контактов. Только игра воображения. Мир вообще идет к полной виртуальности. Виртуальные деньги, виртуальная работа, виртуальные средства общения. Виртуальный мир более совершенен, потому что создан тобой, твоими воображением, фантазией. Здесь ты можешь быть никто, там – покоритель вселенной. И секс я «провожу» - с кем пожелаю. Количество любовников неограниченно. Я независима от желаний кого бы то ни было. Я даже вышла замуж… сама за себя.

«Внучка» отвернулась: то ли потеряла к Кириллу интерес, то ли устала от общения с «иной субстанцией» и окунулась в очередную бездну фантазий. Наблюдавшая за их диалогом Лунд тихонько заметила:

- Она права в одном. Мир поменялся настолько, что реальность для большинства людей стала вторичной. Каждый замкнут в собственной «каморке». Управлять такими – одно удовольствие. Они и не заметят, что ими управляют. Только давайте им самую малость, чтобы не сдохли с голоду и не бунтовали.

- Именно так Архипориус управляет Эдминитом? – засмеялся Кирилл.

- Но кто-то управляет нами, - ответила Лунд.

- Нами?

- Ну да. А я не желаю быть подопытной.

При этом она так выразительно посмотрела на Кирилла, что вся его расслабленность прошла, он вспомнил, что с Лунд следует быть осторожным, и он вряд ли попал сюда только лишь потому, что эта девушка без ума от него.

- …И ты, Кир, не желаешь.

Он не стал ей отвечать. Только… не случайно она произнесла эту фразу, ох, не случайно!

Он решил поменять тему и, одновременно, кое-что для себя выяснить.

- А чем занимается Ронд?

- Консультирует главу администрации по вопросам политической стратегии.

- Вот как!

Лунд извинилась перед кавалером, сказала, что ненадолго покинет его. Кирилл, дабы не скучать (а, вспыхнувший было вначале интерес к нему, окончательно прошел), решил послушать, о чем беседуют гости.

Говорили о новых возможностях омоложения организма – теперь можно менять все органы без исключения, о преимуществах виртуального секса и неизбежной гибели традиционной семьи, о грядущих бедах проклятого Эдминита. Ронд спросила у гостей, не хотят ли они посмотреть на ее новый танец-стриптиз? К сожалению для Кирилла последовали резкие отрицательные ответы. Кто-то сказал, что видел ее голой раз сто, кто-то – и того больше. Короче, ее прелести не вызывали здесь ничего, кроме раздражения. Тогда она сообщила, что подготовила главный сюрприз.

В комнату на серебряной тележке въехал огромный торт. Чем он только не был разукрашен: башенками, извилистыми улочками, деревцами, фигурками людей и, конечно же, символом Архипориуса – большой белой луной. Он, видимо, был настолько вкусным, что у Кирилла потекла слюна.

- Торт с сюрпризом, - напомнила Ронд.

Кирилл вспомнил подобные сюрпризы в Эдмините. Обычно из такой вкуснотищи появлялась не менее вкусная девушка. И он интуитивно сделал шаг вперед. Но Лунд, схватив Кирилла за рукав, прошептала:

- Осторожнее!

Торт треснул, а в нем находились… финнары. С быстротой молнии каждый из них вытащил член и в толпу, точно из брандспойта хлынули струи мочи. Гости радостно завизжали, захохотали, шарахнулись из стороны в сторону. Но вонючая моча настигала везде. Кириллу повезло, Лунд быстро утянула его из комнаты. И увлекала дальше.

- Куда мы идем? – поинтересовался Кирилл.

- Не спрашивай ни о чем.

В одной из стен возник проем, Лунд вошла именно туда и поманила своего спутника. Здесь оказалась кабинка. Она быстро понеслась вниз.

Кирилл подумал, что совершил ошибку. Только что теперь об этом говорить.


магритт

ГЛАВА XII. В ЗАПАДНЕ СОМНЕНИЙ

Сегодня Юр решил заночевать дома. Он не мог видеть свою лабораторию! Несчастный Миур постоянно преследовал его, жалобным мяуканьем, упрекал за бездействие. «Как я мог спасти тебя, дружище, - отвечал ему Юр. – Я же не знал. Ты спас меня. Благодаря тебе я еще жив!»

Он вновь просил прощения у маленького друга за все, что не сделал для него, что не всегда был ласков. Несколько дней назад кот подошел к Юра, мяукал, на что-то жаловался, а хозяин нервно оттолкнул. Виновата усталость, слишком измотала работа.

«Я тебя оттолкнул, а ты пожертвовал за меня жизнью!»

Он уже стоял у своего дома, как кто-то деликатно кашлянул за спиной. Юр резко обернулся:

- Ты?!

Виктор сделал приветственный жест. Но это не смягчило Юра. Наоборот, он жестко бросил:

- Я предупредил, что свяжусь с тобой сам. Уходи!

- Уверен?

Что-то новое. Никогда, ни при каких условиях подчиненный не смел сомневаться в приказах руководителя. Глаза Юра метнули молнии, однако Виктор спокойно встретил удар:

- Уверен, что не нужна помощь?

- Помощь?

…Миур, сегодня особенно веселый, спрашивал хозяина, когда они снова поедут на то чудесное озеро? Там было так здорово, Юр ловил рыбу, кормил своего маленького друга…

- Они отравили моего кота.

- Знаю.

- Ты же супер-агент.

- Ты так любил его?

- У меня нет семьи: нет жены, детей, родителей. Даже родных братьев и сестер. У меня есть одна работа. И был еще Миур. Человек так устроен: ему кого-то надо любить.

- Почему не клонируешь его?

- Никогда! Это уже будет клон, а не родное мне существо.

- Но ведь метили в тебя.

- Да.

- Знаешь, кто?

- Кто угодно.

- Это не ответ.

- Ты смеешь допрашивать своего руководителя?

- Я твой друг. Думаю, как помочь.

- Я сам справлюсь со своими проблемами.

Виктор вежливо наклонил голову. Юр дал понять, что разговор окончен, повернулся, чтобы уйти, и вдруг услышал:

- Я все-таки встретился с ним.

- Как? Без моей команды?

- Прошу прощения за инициативу. Время не терпит.

- Я сам решаю: терпит или нет.

- Мне показалось, страшные события несколько вывели тебя из равновесия. Вот я и позволил себе… Еще раз извини. Все во благо нашего дела.

Виктор знал природную мягкость Юра. Его можно убедить. Надо только проявить настойчивость.

Вообще характер Юра являлся большим козырем в делах Виктора. Даже если он проявлял "излишнюю самостоятельность", Юр прощал. Впрочем, для него Вир всегда являлся самым ценным сотрудником. Именно его Юр в числе первых задействовал в новом эксперименте с отправкой в Эдминит.

- Он согласился?

- Надежда есть.

- Ничего не подозревает?

- Догадки – еще не есть подозрения.

Юр тоскливо оглядел двор и виднеющуюся за ним улицу, и сказал:

- Не могу пригласить тебя в дом. Сам понимаешь...

Объяснений Виктору не требовалось. Опаснее всего говорить в доме. Шепнешь – а слышно повсюду.

- Я все время думаю насчет того, кто конкретно из членов Организации решился на мое убийство?

- Сложный вопрос, - согласился Виктор. – То, что там работают люди, проверенные на все сто, разные детекторы, обмануть которые не в возможностях человека, ничего не значит. Нашелся тот, который примкнул к «Железной Гвардии» по идейным соображениям. И он всех обхитрил .

- Если дело вовсе не в «Железной Гвардии»?

- Не понял?

- Все гораздо прозаичнее? Кто-то хотел украсть мою информацию, результаты научных опытов? Но теперь мои знания в надежном месте, - Юр довольно потер себе виски. - Убьют меня - ничего не получат.

- Нет, - решительно возразил Виктор. - Покушаться могли только члены этой преступной группы.

- Сейчас становится модным все валить на «Железную Гвардию». Завтра скажут, во всем виноват сам Темный Рыцарь.

Юр остановился, слово – материально, в Архипориусе – тем более. Одно только произношение этого имени могло насторожить многих. И сразу поменял тему:

- Я уже говорил, что есть сомнения в одном сотруднике?

- Его имя?

- Потом, - после паузы ответил Юр. - Я немного не готов. Нужно кое-что проверить.

- Только бы не опоздать, - как можно более корректно заметил Виктор.

- Чуть позже, - повторил Юр.

- Мое задание?

- Продолжай разрабатывать этого человека. Вдруг через него мы сможем кое-что выяснить? И еще... если вдруг что-нибудь узнаешь насчет вчерашнего покушения...

- Этим я тоже займусь.

Юр вновь хотел предупредить, чтобы Вир не зацикливался на одной только «Железной Гвардии», но смолчал.

Ольга продолжала бессмысленно кружить по комнате. Как все напоминает Эдминит – золотую клетку Домбровской. И как похожи в своем отношении к самой Ольге сумасшедшая старая княгиня и красавица Лунд. «Неужели я способна быть только вещью?»

Она вспомнила, что говорила ей возлюбленная из Архипориуса. «Ты свободна, можешь уйти в любой момент. Только будь со мной на связи».

Почему Ольга должна быть с ней на связи? Это уже несвобода.

И еще она сказала: «Не ищи встречи с ним. Обещаешь?»

Ольга посмотрела на нее ясными глазами и ответила:

- Разведчикам запрещено встречаться. Разве не так?

- Знаю. Но если ты захочешь, запреты не остановят.

От вынужденного безделья Ольга начала просматривать электронные записи Лунд. Ничего существенного ее подруга, конечно же, здесь не хранила. Но на одну любопытную вещь Ольга наткнулась: мыслепередатчики знакомых Лунд. Девушке пришлось потратить много сил и времени пока не нашла нужный.

Лунд застала возлюбленную в возбуждении, и сразу подозрительно спросила:

- Что с тобой?

- Со мной? – растерялась Ольга.

- Ах, Олер, Олер, - сказала Лунд. – Думаю, ты получила какие-то данные насчет него. Забудь о Кире. Дело не в ревности. Кир считает себя великим, ему нужна соответствующая женщина. Он симпатизирует тебе, однако свидание назначает мне. Так что подумай.

И Ольга подумала. Лунд никогда и ничего не делает просто так. На Кирилла ей плевать, как на любого другого мужчину или женщину. Но она стремится использовать его в каких-то своих целях. В каких?

Вокруг Лунд увивается довольно много разного народа. Возможно, Кирилл может стать жертвой интриг. Тогда Ольга решилась, связалась с Кириллом и быстро произнесла всего одну фразу: «Не верь им!». На слове «им» она специально сделала ударение. Теперь пусть сам думает, решает.

…Еще некоторое время она погуляла по золоченой клетке и наконец решилась уйти.

Она ведь свободна.

Ольга вышла за пределы здания. Перед ней открывались городские просторы. Куда она пойдет?

Да куда угодно. Мир велик! Она – представитель Организации. Ее все равно не бросят.

Сигналы в мозгу. Возник образ Лунд, которая сказала:

- Ты уже вышла за пределы территории? Погуляй, Олер, развейся.

Возникло такое же чувство, как тогда в Эдмините. Свободна, но все равно зависима.

- Погуляй, Олер, развейся!

Лунд следовало бы добавить: «Но не загуливайся».

Ольга шла по широким улицам Архипориуса, механически останавливая взгляд на сверкающих офисах административных организаций и виртуальных компаний. Проходили какие-то люди: обычные жители, суетливые куи, вальяжные финнары. Один из финнаров вдруг резко встал напротив Ольги.

- Какая ты!.. – радостное урчание сопровождалось целыми потоками зловонного дыхания. Ольге показалось, что ее облили экскрементами.

- Пошел вон, - сквозь зубы процедила девушка.

- Я тебе не нравлюсь?

Ольга резко шагнула вправо. То же самое сделал и финнар.

- Может, ты расистка? А расизм в Архипориусе запрещен. Можешь быть зоофилкой, транс-сексуалкой, в последнее время даже любительницей каннибализма. Будь, кем хочешь. Только не расисткой.

- Я не расистка. Отстань.

- Нет. Ты пойдешь со мной. Или я подам на тебя в суд за расовое неприятие своего соседа. А мы, финнары, теперь ваши граждане. И никуда вы больше не денетесь.

Широкое лицо финнара расплылось в довольной улыбке. Ольга окинула взглядом улицу в поисках спасения. По счастью, рядом – лесбийский центр «Розовые киски». Она резко рванула туда.

- Стой! – схватила ее огромная ручища.

- Не видишь, иду к своим? Или ты против секс-меньшинств?

Из центра вышли несколько молодых женщин в военной форме и направились к ним.

- Эй ты, урод, - сказала одна. – Не мешай нашей сестре проявлять свою свободу.

- Мне думается, он ненавидит лесбиянок и геев, - сказала вторая. – Мы его привлечем к уголовной ответственности. В законе есть такая статья.

- Ну вас на фиг, - заурчал финнар. – Я лишь хотел познакомиться.

- Не правда, - оскалилась Ольга. – Ты мешал мне воссоединиться с сестрами. И еще ты наверняка состоишь в лиге, ненавидящей нас.

Финнар развернулся и… только пятки засверкали. Ольга поблагодарила девушек за спасение.

- Если бы здесь был обычный центр, ты бы не отвертелась, - ответили ей. – По счастью нас ценят и боятся.

- Здорово!

- На первый план сейчас выходят новые формы любви. Архипориус их берет под защиту. А ты зайди к нам, выпей чего-нибудь, оттянись.

«Почему бы и нет?»

Оказавшись в центре, Ольга не прошла и нескольких шагов, как услышала:

- Сама Олер?

К ней спешила хозяйка заведения. Она стиснула гостью в долгих дружеских объятиях.

- Куда пропала?

- Была в командировке.

- Где?

- Так, в одном месте.

- Неужели в Долине богов?

- Такой чести я пока не удостоилась.

- Надеюсь, не в Эдмините. Туда бы я не поехала за все сокровища на свете.

- Я была в другой части Архипориуса, - уклончиво промолвила Ольга.

- Проходи. Хочешь девушку на вечер?

- Нет.

- Ты так соблазнительно выглядишь, что и я бы не отказалась.

- Мне нужно побыть одной. Подумать.

- Понимаю, - подмигнула хозяйка заведения и подвела ее к большому кожаному креслу. – Что будешь пить?

- Пайяту.

- Как?! Может, что-нибудь менее крепкое?

- Пайяту, - твердо повторила Ольга.

- Хорошо.

В руках у Ольги оказался стакан с пайятой. Вокруг кресла возникла дымка из голубого тумана. Он мгновенно твердел, превращаясь в «непроходимую стену». Туман скрыл Ольгу от чужих глаз, полностью отрезал от мира.

Глоток пайяты не только обжег горло, но и расслабил. Теперь в тишине и полном одиночестве она могла спокойно поразмышлять о последних событиях.

И принять наконец правильное решение.

Лифт так стремительно проваливался вниз, что у Кирилла возникло ощущение: еще немного – и они окажутся на дне глубочайшей пропасти.

Но вот кабинка остановилась. Лунд взяла Кирилла за руку и повела за собой. Вскоре они очутились в большой, освещенной лишь тусклыми отблесками света, комнате.

- Где мы? – спросил Кирилл.

- Сейчас появится один человек.

- Кто он?

- Неважно. Он хочет поговорить с тобой.

- Странная манера приглашать гостей.

- В чем странность?

- Мы могли бы увидеться наверху.

- Невозможно.

- Почему?

- Здесь нас нельзя прослушать.

- Допустим. Но чего мне бояться. Противозаконными делами не занимался.

- Можешь помолчать?

- Но…

- Никогда не думала, что великий Кир такой болтунишка.

Он не успел ответить. В помещение вошел человек в капюшоне и маске. Он слегка кивнул Кириллу и… молчал, точно понуждая гостя начать первым. Кирилл не выдержал:

- Кто ты?

Незнакомец заговорил. Голос был глухой, очевидно специально искажался:

- Надеюсь, друг.

- Мы незнакомы?

- Нет.

- Так как же можно называть незнакомого человека другом?

Лунд резко дернула его за рукав и сказала незнакомцу:

- Он не понимает, с кем говорит.

- Ничего, - жестом остановил ее незнакомец. – Мне нравятся смелые люди.

Кирилл не понял, почему он должен кого-то бояться? Незнакомец внушал не страх, скорее - интерес.

- Так вот, великий Кир, - продолжал Человек в маске. – Я сказал «надеюсь, друг», поскольку уверен, мы станем друзьями.

- Вот как?

- Ты наверняка обеспокоен судьбой Архипориуса?

- У него плохая судьба?

- А сам не видишь? Идейный распад начался. Ослабленное общество не сможет контролировать другие территории. Тот же самый Эдминит. И наша задача остановить этот процесс. Создать условия для нового возрождения. Ты хочешь возрождения своей родины?

Вопрос прозвучал как выстрел. Человек в маске требовал правдивого ответа. Кирилл принял атаку спокойно:

- Я верю не словам, а делам.

- Поэтому мы и встретились с тобой. Мы ничего не обещаем из должностей и прочего. Тем более, великий Кир равнодушен к подобным вещам. Для него первична идея. Я не прав?

- Прав, - гордо произнес Кирилл.

- Ты нужен нам.

- Для чего?

- Наша группа ставит задачу возродить былое величие Архипориуса. Необходимы единомышленники.

- Отлично. Только зачем благородному делу такая таинственность?

- Не все одобряют наши устремления.

- Вот тебе раз! Эта задача в равной степени греет сердца и правителям и простолюдинам.

- Только каждый понимает ее по-своему. Одни хотят законсервировать существующую у нас систему, другие – сломать ее. Мы – противники и того и другого. Мы хотим, чтобы в Архипориусе вновь были воздвигнуты памятники Мудрости и Чистоте. Но если начать выметать сегодняшние пороки, полетят многие головы. Причем - высокопоставленных особ.

- Почему именно я? – продолжал допытываться Кирилл. – Я ведь могу не согласиться и сообщить о вашей… структуре?

- Я дала тебе рекомендации, - сказала Лунд. – Во-первых, ты занимаешься безопасностью Архипориуса. А в органах безопасности сохранились принципы неприятия разного рода пороков. Да ты и сам знаешь, как твои коллеги ненавидят их. И когда наша структура (как ты выразился) усилит свое влияние, все будет по-другому.

- Так же, как наверху, у Ронд?

- Нет, - покачал головой Человек в маске. – Мы избавим общество от извращенцев.

Разговор с Виктором не выходил из головы Кирилла. Он прикидывал: спросить или нет? И решился.

- Вы члены «Железной Гвардии»?

Человек в маске и Лунд переглянулись. На губах молодой женщины возникла знакомая ироничная улыбка:

- Нет.

- Постарайся реже произносить два этих слова, - посоветовал Человек в маске. – «Железная Гвардия» стремится разрушить всю модель Архипориуса. Чем слабее, развратнее у нас власть, тем больше у нее возможностей стать главенствующей силой.

- Я бы хотел знать, какая разница между «Железной Гвардией» и вами? - продолжал настаивать Кирилл.

- Какой непонятливый! – не выдержала вечно спокойная Лунд, однако Человек в маске остановил ее:

- «Железная Гвардия» стремится раздуть вселенский пожар, в огне которого, по ее замыслу, сгорят все наши пороки. Мы же считаем, что в этом огне сгорит весь наш мир. Мы стремимся не допустить пожара, предупредить его. А если кто-то оставит сухие, готовые к возгоранию ветки, тут же убрать их.

- Каковы были бы мои функции, присоединись я к вам? – осторожно поинтересовался Кирилл.

Он взвешивал каждое слово. Необходимо вытянуть как можно больше информации. А дальше уже он решит: как следует поступать? Однако его маленькая хитрость не прошла.

- Будем считать, знакомство состоялось, - сказал Человек в маске. - Я попрошу Лунд посвятить тебя в некоторые детали. Если решишь вступить в наши ряды, задание найдется. Если нет… лучше позабыть о встрече.

И через мгновение добавил:

- Для тебя лучше.

Человек в маске исчез также неожиданно, как и появился.

Лунд взяла Кирилла за руку и повела к лифту.

- Поверь, - шептала она. – За нами будущее. Если мы объедимся, то очень скоро не увидишь на вечеринке у Ронд ни этих полоумных дамочек, ни писающих финнаров. Архипориус управляет миром. Но как он может считаться образцом мирового порядка, если внутри началось разложение. Ты обязан быть с нами, Кир!

- Я подумаю.

- Только недолго. Время не ждет.

«Лунд - отъявленная карьеристка. Просто так она не стала бы рисковать своим будущим. Значит, структура и впрямь мощна?

Кто в нее входит? Какова ее цель? Они говорят… да какая разница, что они говорят!

Они действительно против «Железной Гвардии»?»

Кирилл почувствовал, как голова пошла кругом. Когда-то его предупреждали о жутких склоках и распрях в Эдмините. Разве они могут сравниться со здешними?

«Архипориус оберегает вас от пороков территории зла, чтобы потом самые избранные могли перейти следующую черту и попасть в Долину богов…»

Таков тезис! Но чем дальше, тем меньше верится в это».


магритт

ГЛАВА XIII. ПЛЕННИЦА

Ольга не могла найти никакого приемлемого решения. История повторялась: все как тогда, в Эдмините…

Ее беды начались некоторое время назад. Юная девушка Олер до безумия увлеклась модной в Архипориусе - азартной игрой гобир.

Игроки мысленно путешествуют по бесконечным темным лабиринтам. На определенных поворотах – две двери-ловушки. Откроешь нужную дверь – перед тобой море света, выходишь наружу с выигрышным бонусом. Если же дверь открыта не та, летишь в бездну. Ты - неудачник и должен расплатиться с победителем.

Сначала Олер дико везло. Она выиграла дом, потом целую усадьбу, библиотеку с уникальными научными материалами. Про нее стали говорить «счастливица Олер». Но однажды счастье закончилось.

Она навсегда запомнит тот вечер. Против нее вызвался играть невысокий темноволосый человек с бегающими глазками. А ведь он чем-то напоминал Мефодия, которого описывал Кирилл…

Противник сел напротив Ольги и сразу предложил сделать большие ставки. Ольга лишь рассмеялась, ей и в голову не могло прийти, что приближается катастрофа.

Она проиграла и первый раз и второй. Следовало бы остановиться, однако азарт игры не позволял этого сделать. Уже четвертый, пятый проигрыши. Человек с бегающими глазками безо всяких эмоций наблюдал, как соперница, каждый раз открывая дверь, проваливается в бездну. А ставки возрастали!

Она проиграла шестой и седьмой разы. У нее не осталось ни усадьбы, ни библиотеки. Полный банкрот.

Однако проклятое внутренне чувство шептало: «Еще раз! Тебе обязательно повезет!» Чувства затмевали разум. Она бы сыграла снова, да больше ставить нечего.

- Сыграем на твою свободу, - предложил противник. – Если проиграю я, возвращу все, что получил раньше.

- Как это сыграть на свободу? – удивилась Ольга.

- Ты исполнишь все, что я прикажу тебе.

Ольге сделалось страшно. Что может потребовать от нее этот маньяк? Но снова лукавый шептал: «Соглашайся! На сей раз точно победишь…» Благоразумие в который раз отступило.

Ольга согласилась.

Весь ужас своего положения она осознала после проигрыша. Противник поднялся и бесстрастно сказал:

- Завтра в девять жду тебя вот по этому адресу.

Она пришла. Человека с бегающими глазками не оказалось. Зато там были другие люди. Они сказали, что тот, кому она задолжала, один из столпов преступного мира, и любые попытки не отдать долг закончатся для нее плохо. Но выход есть.

- Какой? – воскликнула Ольга.

- Этот человек сам задолжал нам.

- А кто вы?

- Одна научная организация. И теперь мы забираем твой долг. Ты наша.

- Надолго?

- Навсегда.

- А если я не соглашусь?

- У тебя нет иного выхода.

Позже Ольга узнала, что это были люди из разведки Архипориуса. Они давно заинтересовалась ею как успешной личностью, ее научными достижениями. Ей пришлось подписать контракт на долгие-долгие годы. И теперь она выполняла рискованные поручения.

У выхода из бара ее окликнула хозяйка центра. Она спросила, как Ольга провела время.

- Нормально.

- И куда ты теперь?

«Если бы я знала»

Однако вслух Ольга сказала:

- Домой.

- Это далеко?

И опять: она не могла признаться, что никакого дома у нее нет. Что приходится ошиваться в третьеразрядных отелях.

- …Я живу рядом. Может, ко мне? – не уступала хозяйка.

- Спасибо, но нет.

- У меня такой набор вин!

- Нет, - нервно повторила Ольга.

- Посмотри-ка в глаза. Да ты, милая, влюбилась? Кто эта счастливица?

- Перестань говорить глупости.

- Угадала! Если что… я всегда жду тебя.

Ольга грустно улыбнулась. Знала бы хозяйка центра, что ее мыслями владеет мужчина.

Она шла по улице, не представляя: куда? Ей так хотелось выйти на связь с Кириллом, но… снова возникал непреложный закон Организации: нельзя! Мимо мелькают незнакомые лица. Вот бы произошло чудо, Кирилл оказался бы здесь. И что? Инструкция предписывает им пройти мимо друг друга.

А вдруг он на все плюнет и крикнет:

- Оля, это я!

Нет, он назовет ее как принято в Архипориусе – Олер.

Сначала она решила, что все еще пребывает в своих мечтах. Но окликнувший ее голос был слишком реален:

- Олер?!

Она точно очнулась ото сна. Перед ней… Виктор. Впрочем, и ему она была до безумия рада. Ведь их связал Эдминит.

- Не надо отворачиваться, - со знакомой издевкой в голосе произнес Виктор. – Нельзя жить только по инструкциям.

Ольга не решалась задать вопрос насчет Кирилла. Виктор сам пришел на помощь:
- Кир здесь.
- Ты видел его?
- Не только видел. Но и разговаривал.
- А мне... нельзя?
- Отчего же?
- Когда?..
- Все зависит от тебя. Пойдем.
Он подхватил ее под локоть и куда-то повел. Ольга не сопротивлялась. Она должна была кому-то довериться. Почему не Виктору?
- Мы просто встретились, - шептал он ей. - Два разведчика, нарушив инструкцию, решили провести вместе вечер.
У Ольги возникло удивительное чувство, будто весь город хохочет, поражаясь ее наивности. Но ей стало все равно.

Лунд несколько раз безрезультатно пыталась выйти на связь с Ольгой. Сначала она подумала, что Олер никого не хочет видеть. Но когда надоест прятаться - тут же объявится. Однако время шло, а от любимой – ни звука.
«Почему она молчит? Решила расстаться со мной? Но ответить-то можно. Взять и честно сказать: «Дорогая, у нас разные дороги»».
Прошло еще некоторое время, и Лунд связалась с Организацией. Спросила насчет Олер. Там ей ответили, что та уже давно покинула здание и отправилась в город.
Лунд задумалась. У нее не было сомнений, что Олер постарается встретиться с Киром. Похоже, она здорово на него запала.
В доме Кирилла Организацией были установлены камеры наблюдения. Лунд быстро подключилась к просмотру. Все его комнаты - как на ладони. Вот сам хозяин... Лунд надеялась, что он хотя бы одним неловким движением или каким-то словом даст ей подсказку.
Кир сидел на кровати в одних трусах и о чем-то напряженно размышлял. Как Лунд хотела заглянуть в его черепную коробку. Но он умело ставил защиту, проклятый профессионал! С обычном человеком проще, он не знает, как противостоять недавно разработанной программе чтения мыслей. Сейчас испытываются новые модели, никакие блоки защиты уже не помогут. Завтра или послезавтра их запустят. Увы, не сегодня.
Вот он встал, с серьезным видом куда-то направился. Лунд напряглась: «Сейчас, сейчас...»
Ее ждало разочарование, Кир вошел в туалет. И даже здесь она не сводила с него пытливого взора. Вдруг какой-нибудь случайный, незначительный намек?.. Но он не предпринимал никаких попыток связаться с Ольгой. Или знает, что дом под наблюдением, или вообще не в курсе, где девушка?

И тут Лунд почувствовала, что кто-то точно также следит за ней. Неизвестный проник в ее дом через самую надежную систему защиты в мире. И теперь специально дышал отрывисто, чтобы она его услышала.

- Кто ты? – Лунд постаралась придать голосу как можно большее спокойствие.

Рука девушки незаметно заскользила к карману, где лежало оружие. Одно быстрое наведение на противника, и от него не остается даже горстки пепла!

- Не совершай необдуманных поступков, - послышался знакомый глухой голос.

- Ты?..

- Хорошо встречаешь друзей.

Лунд повернула голову в сторону Человека в маске. Но не успокоилась. Она всегда опасалась его.

Она могла бы спросить: «Как ты оказался здесь?», да вопрос прозвучал бы ужасно глупо. Он пройдет через любые преграды.

- Приятно понаблюдать за другими? – сказал Человек в маске. – Они - как на ладони. Вроде бы свободны, но на самом деле под тотальным контролем. Ты знаешь о них все, можешь расписать любые их действия, рассказать об их прошлом и даже предугадать будущее.

- Хочу узнать Кира немного больше. Если он войдет в наши структуры…

- Причина только в этом? – спросил Человек в маске.

Она думала сказать «да», но собеседник встал напротив нее. Сквозь прорези маски был виден его взгляд, настолько жесткий, колючий, что у Лунд не хватило сил соврать:

- Дело в Олер.

Человек в маске кивнул.

- Она пропала… Она моя подруга.

- Красивая девушка. В такую не грех влюбиться.

Лунд так и не смогла понять: в курсе ли он их отношений? Не может же он знать все на свете!

- Я знаю,- послышались слова, подтверждающие самые страшные ее сомнения. Но тут же последовало продолжение:

- …знаю, что она исчезла. Только виноват ли в этом Кир? По моим данным в последний раз ее видели с неким Виром.

- Вир – разведчик Организации, работает у Юра. Кстати, они с Олер были в Эдмините со специальным заданием.

- Очень любопытно, - сказал Человек в маске, однако Лунд почему-то почувствовала, что и эта информация ему хорошо известна.

- И с ними работал Кир.

Человек в маске вдруг замолчал. Лунд, затаив дыхание, ждала какого-то решения с его стороны.

Что если он «посоветует» Лунд никогда больше не встречаться с Олер? Не искать ее? Прервать любые отношения?

Но разве она в силах отказаться от любимой?

И она услышала:

- Олер надо обязательно найти.

- Да, - согласилась обрадованная Лунд.

И тут же перепугалась несвоевременно брошенной фразе, и, вжав голову в плечи, слушала своего гостя.

- Чтобы прийти к власти в Архипориусе, нам нужны законные основания…

Лунд вздрогнула. Человек в маске сделал предупредительный жест:

- Не бойся, система прослушки твоего дома отключена. Итак, где эти законные основания? Восстановление монархии.

- Но как это возможно?! Даже в Эдмините…

- Забудь о территории зла. Есть божественная иерархия. Только жесткое подчинение низших структур высшим обеспечивает нормальное развитие любой системы. Не согласна?
- Согласна!
- Посмотри сюда.
На стене появилось голографическое изображение: комната, на круглом диване спиной к Лунд сидела девушка. Человек в маске комментировал:
- Это Тассир.
- Тассир?.. Кто она?.. Неужели?!
- Именно. Последняя и единственная наследница свергнутой династии Тирров.
- Я читала о ней. Она куда-то исчезла.
- Как видишь, она у нас.
В это время девушка повернулась, Лунд увидела на ее глазах черные очки.
- Почему она в таких темных очках? - спросила Лунд.
- Ей выкололи глаза. Когда Тассир предложили стать символом нашей борьбы, она отказалась. Жестоко поступили? А что делать? Ничего страшного, в сегодняшних условиях зрение ей вернут очень быстро. Не отворачивайся, смотри на ее лицо.
Лунд вгляделась и... комок застрял в горле.
- Так ведь это же... Олер?!
Короткий смешок вырвался из горла Человека в маске. Он проронил:
- Очень хорошо, что ты так решила. Это же подумают и остальные.
- Как они похожи!
- Олер - наш выдающийся шанс.
- Шанс на что?
- На наследницу. Если Тассир будет продолжать упорствовать, твоя подруга ее заменит.

Лунд не слишком улыбалась подобная ситуация. Все это может быть чревато для Олер непредсказуемыми последствиями. Она осторожно заметила:
- Не представляю, какая из Олер актриса? Что до похожести... Пластическая хирургия творит чудеса, можно, наконец, клонировать Тассир.
- Любое серьезное исследование двойника, полученного в результате пластической операции или клонирования, покажет: подделка.

- А разве экспертиза не определит, что это не Тассир, а другой человек?

- Вот тут главная хитрость: мы украли все генетические данные Тассир. И поменяем их на генетические данные Олер.
Душевное смятение воцарилось в душе Лунд. С одной стороны ей безумно жаль возлюбленную, для нее эта игра все равно плохо закончится. С другой, если она начнет «отмазывать» Олер, саму Лунд ждут крупные неприятности.
- Ее надо найти, - повторил Человек в маске.
Боль настолько раздирала Лунд, что она не выдержала:
- С ней ничего не случится?
- За исключением одного. Если станешь домогаться будущей госпожи, а ей это не понравится, лишишься головы.
- Головы? - обычно схватывающая все с быстротой молнии Лунд явно «тормозила», волнение сбивало ее с мысли.
- В два счета!
Лунд вытерла холодный пот со лба, фактически Олер обещана безопасность. Она утешала себя тем, что он сдержит слово.
- Ищем ее! - повторил собеседник. - Находишь ты - тут же сообщаешь нам. Находим мы - ставим тебя в известность. Тебе придется постараться убедить ее войти в образ Тассир.
- По характеру Олер - солдат.
- Но не наш солдат.

- Нет, нет, она…
- Как счастлив должен быть тот, кого полюбит Лунд.

- Почему? – едва слышно произнесла молодая женщина.

- Уж, полюбит - так полюбит! И образ, который она рисует, сильно отличается от оригинала. Ладно, ладно, не буду! Внимательно смотри за движениями Тассир. Олер надо скопировать их один к одному. Естественно, разница будет в том, что героиня, которую ей придется сыграть, в данный момент слепая. Слепые ведут себя не так: по-другому двигаются, поворачиваются, садятся. А Олер будет зрячей. Но некоторые детали поведения сохраняются. Вот Тассир поправляет волосы. Так их поправляет только она. У нас есть ее изображения еще зрячей. Их тоже надо будет изучить.

Перед тем, как исчезнуть, Человек в маске повторил:

- Олер очень нужна нам!

Лунд никак не могла забыть Тассир, роль которой должна сыграть ее возлюбленная. Последняя представительница рода, некогда управлявшего Архипориусом, продолжала гипнотизировать ее. Возникло ощущение, что Тассир никуда не исчезла, и также из своего невидимого логова ощущает, что за ней следят. Она замерла, начала крутить головой, будто могла что-то увидеть. Теперь ее лицо оказалось напротив лица Лунд. Тассир вытянула вперед правую руку. Левой коснулась повязки.

- Нет! – закричала Лунд.

Но Тассир уже сорвала повязку. Пустые впадины глаз гипнотизировали, вызывали ужас. Лунд словно слышала, как шептали губы изуродованной пленницы:

- Так они поступят с любым, кто встанет на их пути. Для них человек – не пыль, не песчинка, а еще меньше.

Повеяло дикой безысходностью, куда бы Лунд ни бежала, она тут же натыкалась на стену, именуемую отчаяньем.


ГЛАВА XIV. ИГРЫ ОБМАНЩИКОВ

За улицей начинался переулок. Именно туда повернули Виктор и Ольга. Девушка спросила:

- Еще далеко?

- Почти пришли.

Она не сразу сообразила о грозящей опасности. Какой-то человек стремительно выскочил из-за угла и направил на них оружие. Ольга упала на землю. Смертоносный луч, явно предназначавший ей, прошил Виктора. Он едва успел крикнуть и повалился рядом с девушкой. Убийца на мгновение остановился, и это спасло Ольге жизнь. Ее пистолет был наведен на врага. Легкая вспышка - и все! Он сгорел, не осталось и пепла.

Ольга бросилась к Виктору, она не сомневалась, что ее друг мертв. Только почему у киллера старое оружие?

- Витя?! – Ольга не заметила, как назвала его именем, под которым он жил в Эдмините.

Что делать? Сейчас появится служба охраны (полиция – прим. авт.), в убийстве могут обвинить ее. И, как назло, никого. Кто докажет, что она защищалась?

Служба охраны сразу же заинтересуется: а где тот, кто стрелял? У Ольги возникнут новые проблемы?

«Витя, прости, мне надо уходить!»

И тут он… открыл глаза.

- Ты жив?

- Похоже. – Виктор с трудом приподнялся. – Меня парализовало. Сейчас буду в норме. А где?..

- Его нет. Мне пришлось. Выбора не было. Это наш враг. Он покушался на твою и мою жизни.

- Все правильно, мы были на волосок от смерти. Ты не убийца, а спасительница. Уходим. Они придут снова. Помоги подняться.

Виктор оперся на Ольгу и потихоньку вставал. Он постоянно повторял: «Сейчас я буду в норме».

Он уже на ногах. Видимо, шок оказался не столь сильным. Ольга подбадривала:

- Держись за меня.

- Идем скорее.

Ольга обернулась:

- Вроде бы никого. У нас есть немного времени.

- У нас нет времени!

В ту же секунду свет перед Ольгой погас. Она не успела понять: что же произошло?

Она открыла глаза, увидела, что лежит на кровати связанная. Кому она помешала на этот раз?

Лунд? Нет, это не сумасшедшая ревнивица Домбровская. Тогда кто?

Мучиться долго не пришлось. Дверь открылась, появился… Виктор. Ольга помнила, что напали на обоих. Выходит, он тоже пленник?

И тут же поняла, что ошибается. Он вел себя не как пленник. И когда она потеряла сознание, именно Виктор находился рядом. Он участвовал в ее похищении?

Виктор присел, посмотрел на девушку с некоторым сожалением. Если раньше Ольга чувствовала к Виктору симпатию, то теперь возненавидела. Хуже всего ощущать предательство друзей.

- Обижаешься?.. Зря.

Ольга отвернулась, не желая разговаривать.

- Изволь хотя бы выслушать. Тем более, и у меня есть встречные претензии. Ты уничтожила одного из наших. Очень ценного сотрудника.

Ольга так и не обронила ни слова. Виктор грустно усмехнулся:

- А ведь я спас тебе жизнь. Не веришь?

- И зачем-то связал?

- Сейчас развяжу. Нет, после того, как выслушаешь меня.

- Ты не оставляешь мне выбора.

Не успел Виктор начать, как в комнате появился еще один человек – высокий, кудрявый, с круглым лицом. Ольга сразу узнала его: Юр, один из руководителей проекта по запуску разведчиков в Эдминит. Ольга не столь тесно сотрудничала с ним, как Кирилл, но несколько раз общалась. Помнит его вечную наигранную веселость, за которой скрывалось издевательское отношение ко многим вещам. Сейчас, однако, Юр выглядел усталым и растерянным. В глазах затаилась грусть.

Юр кивнул Виктору, и тот начал:

- Мы разыграли это фальшивое похищение, чтобы спасти тебя от похищения настоящего.

- И кому понадобилась простая разведчица?

- Не спеши с выводами. Слышала о династии Тирров?

- Той, что управляла раньше Архипориусом? Странный вопрос! Но ведь все ее члены погибли.

- Нет. Осталась единственная наследница Тассир.

- Какое отношение это имеет ко мне?

- Я хочу, чтобы ты посмотрела на Тассир.

Возникло голографическое изображение веселой, куда-то спешащей девушки. Тассир засняли некоторое время назад, когда она еще не была в заточении. Ольга сразу поняла: они похожи. Не просто похожи, они - точно сестры-близняшки!

- Она моя родственница? – выдохнула девушка.

- Нет, - уверил ее Виктор. – Вы – посторонние люди. А похожесть - обычная шалость госпожи Природы.

- И что дальше?

- Тассир похитили. Никто не знает, где она? По непроверенным данным, ее содержат в заточении, даже ослепили, чтобы не смогла сбежать.

- Зачем ее похитили?.. Развяжи меня. Лично я никуда бежать не собираюсь.

Виктор посмотрел на Юра и Ольге развязали руки.

- А зачем, Олер, вообще похищают людей? Чтобы получить с этого определенную выгоду. В данном случае Тассир нужна для осуществления государственного переворота.

- У нас, в Архипориусе?

- Да. Те, кто задумали измену, в качестве предлога назовут восстановление монархии. Наследница лишь одна. Но вот незадача: Тассир не слишком стремится занять монаршее кресло, нет у нее нужной жажды власти. Она срывает заговорщикам планы. Они такого не допустят.

Ольга начинала понимать: удивительная похожесть с Тассир может принести ей нешуточные проблемы. И, точно подтверждая ее страшную догадку, Виктор сказал:

- Раз Тассир отказалась, необходима та, которая бы взяла на себя роль будущей правительницы.

- И что?!

- Ты - идеальный вариант, - вступил Юр. – При желании тебя и Тассир не различит родная мать.

- Но сейчас легко создать двойника: удачная пластика или клон?

- Пластика раскрывается. А клоны долго не живут.

- Понятно.

- Ничего тебе не понятно, дура, - заявил Виктор. – Тебя используют по полной, а потом уберут за ненадобностью.

- Зачем ты так? – Юр стал сама любезность. – Ей и без того несладко. Положение почти безнадежное. В деле замешаны слишком влиятельные силы. Наша задача ей помочь.

Ольга внимательно посмотрела на обоих мужчин и сказала:
- А вы знаете, кто стоит за этим заговором против системы?
- Отчасти, - произнес Юр.
- Не пойму?
- Мы подозреваем некоторых людей. Но...
- Мы же разведка! Кстати, развяжите меня до конца. И здесь, и в Эдмините - одно и то же. Хватают человека, связывают и таким образом утверждают свою правоту. Если кто-то под подозрением...
- Во главе заговора люди, привлечь которых слишком сложно. И если активно заняться их прессованием, они займутся тобой.
- До меня доходили отрывочные слухи о «Железной Гвардии» и Темном Рыцаре. Они как-то причастны?..
- Возможно, - уклончиво ответил Юр.
- Одни недомолвки. Вы оба знаете гораздо больше, чем говорите. Ладно, что все-таки делать мне?
- Пока побудешь здесь. Сиди тихо, как мышь. Иначе...

- Я уже побывала пленницей. Больше не хочется.
- У тебя есть выбор? – иронично бросил Виктор.
- Ты можешь попытаться сбежать, - сказал Юр. - Но, во-первых, тебя тут же схватят они, во-вторых, нам, во избежание неприятностей, придется тебя ликвидировать. Очень тяжело «расставаться» с разведчиком, красивой женщиной. Но интересы Архипориуса важнее.
- Мне необходимо кое с кем переговорить. С Киром...
- Невозможно.
- С Лунд.
- Нет!
- А что мне можно?
- Ждать нас. И вести себя тихо.
- Прекрасно!
- Когда-нибудь скажешь нам спасибо за этот плен, - вновь бросил Виктор, и они с Юром покинули комнату.
Для того чтобы у оппонента утвердилась мысль о правильности твоего шага, нужно повторить ее трижды. Дважды в том или ином виде уже прозвучало, что Организация, прежде всего Юр и Виктор, этим похищением облагодетельствовали ее. И этого было достаточно, чтобы Ольга серьезно задумалась.

Они соврали или нет? Предположим, соврали. Зачем?

А если правы? Если они с Тассир и впрямь так похожи?

В голове Ольги закружились воспоминания. Вроде бы кто-то когда-то говорил ей о последнем отпрыске рода Тирров – Тассир. Но для Олер эта информация не представляла интерес, и она ее пропустила мимо ушей.

Как бы хорошо выйти сейчас на связь с Кириллом или Лунд! Правда, похитители предупредили об опасности… Плевать на их предупреждения!

Мыслепередатчик встроен в ее голову. Она попыталась соединиться с друзьями и… проклятье, он не работает!

«Заблокировали, сволочи!»

Теперь уже Ольга не верила никому.

Юр был доволен. Он опередил своих врагов. Пусть попробуют найти девчонку! Пусть перевернут весь Архипориус!

А вдруг найдут?.. Возможен любой поворот. В разговоре с Виром он предлагал уничтожить ее и решить таким образом проблему. Вир возражал: «Она нам еще пригодится». Для чего? Как оружие против врагов?

Судьба самой Олер Юра не интересовала. Кто она ему? Несчастный Миур – другое дело. «Дружок мой, ненаглядный. Когда я найду настоящего виновника твоей смерти, он пожалеет, что появился на свет».

Погруженный в мысли, он не сразу заметил, что маршрут его крылатого звездолета слегка поменялся. Он окликнул шофера, но ответа не получил.

Юр был слишком опытен, тут же связался с Виктором:

- Меня похитили…

Он не успел закончить фразу. В салон звездолета вполз столб едкого дыма. Юр не мог ни говорить, ни действовать.

…Это был он и не он. Над ним плавал гигантский глаз, зеленые лучи вонзались в мозг.

Юр все понял: из него «высасывают» информацию. Он сам участвовал в изобретении этого прибора. И теперь детище пожирает папочку.

«Хрен вы что-нибудь получите без моего желания!»

Он собрал последние остатки воли, повторяя: «Нет, нет!». Какой-то человек подошел к нему, строго произнес:

- Прекрати, Юр. Мы можем начать физические пытки. Но есть более эффективное средство. Ты знаешь, какое.

«Нет! Нет!»

- Как хочешь.

Человек отошел, оставив Юра наедине с аппаратом подавления воли. Оставалось с замиранием сердца ждать…

Постепенно чувство сопротивления ослабело. Возник вопрос: зачем? Зачем бороться с неизбежным? Против космического корабля с палкой не выйдешь. А сейчас он в положении того, кто с палкой.

У него есть своя группа, но она далеко. Не успеет…

Мозгу было больно до безумия. Юр знал: он не умрет, ему не дадут умереть. Будут поддерживать и пытать вечной болью, как грешников в аду.

«Не могу терпеть! Не могу…»

Кого он пытается спасти? Себя? Не спасет. Кого еще?.. Кто у него остался в этом мире? Друзей нет, родных - тоже. Было одно любимое существо – Миур, и того отравили.

«Скажи им, и страдания прекратятся».

А как же долг?

Перед кем? Перед системой, которая насквозь прогнила? Перед руководством, которое никогда по-настоящему не оценит Юра? Перед Архипориуом? А нужна ли ему подобная жертва? Быть может, он скорее воспримет монархию?

Не перед кем держать долг!

«Я не в силах терпеть боль. Я не выдержу…»

И умереть не получится! Хотя смерть – единственное спасение.

…не дадут умереть!..

Хотя бы сознание потерять!

…тоже не дадут!

«Скажи им все!»

Язык не ворочается!

«Не беда. Думай, твои мысли материальны. Их прочтут и поймут…»

«Я не предам… Уй-уй-уй!.. нечеловеческая боль

Пойми же: некого предавать.

- Отлично, - вползал в мозг чужой довольный голос. Сначала формулу твоего открытия, пожалуйста… думай о ней. Вот так. Дальше, дальше.

Человек с подавленной волей, плюнувший на свою судьбу, рассказывает им все! И это первый акт драмы. Теперь они переходят ко второму.

- Где спрятана Олер? Не надо ничего говорить. Просто опять думай.

Он называет ее адрес. Теперь ему все безразлично, даже вечность. Нет ничего, кроме боли…

А есть ли боль?

И вообще: где он?

Юр открыл глаза. Та же проклятая лаборатория пыток. Только вместо неизвестного мучителя… Вир.

- Все в порядке? – спросил Вир.

- Я жив?

- Раз говоришь…

- А где эти?..

- Пришел в себя?

- Не понимаю…

- Выпей лекарство. Теперь вижу, лучше. Ты спрашивал: где они? Вон в углу комнаты обгоревший труп. Мы его оставили, как доказательство нашей силы. Никому нельзя безнаказанно похищать сотрудников Организации. Остальных ликвидировали без следа. Ты им ничего не сказал?

Юр мучительно вспоминал… Сказал! Сначала формулу, потом назвал местонахождение Олер.

И они уже передали информацию в свой центр.

- Дела! – воскликнул Виктор. – Срочно к ней!.. Проклятье, мы отключили ей мыслепередатчик. И теперь связаться нельзя.

Они выскочили из лаборатории, по дороге Виктор, взявший на себя роль руководителя операции, сообщил все своим товарищам. И пусть разговоры прослушиваются. Началось открытое столкновение.

Одним из тех, с кем связался Виктор, был и Кирилл.

Кирилл получал отрывистый приказ от Виктора:

- Запомни адрес, по которому должен срочно быть. Олер в опасности!

- Что случилось?

- Не рассуждай, а проезжай! Каждая секунда на счету. Битва будет настоящая!

Кирилл собрался со скоростью ракеты и помчался по указанному адресу.

Город почти заканчивался. Вот и место, где ему назначали встречу. Называлось оно Квадратом Мудрости. Квадратом – скорее всего потому, что его образовали четыре соединяющихся квартала, в центре – несколько зданий нетрадиционной постройки: крыши у них не в форме треугольников, а, скорее – трапеций.

Кирилл бесшумно двигался по немноголюдной широкой улице. В нем вдруг проснулся инстинкт охотника, бойца.

Нет, охотник он никудышный. Голос позади резко сказал:

- Попался.

По счастью, это Виктор, он назидательно добавил:

- Осторожнее надо быть.

- Ничего себе шуточки.

- Полезная вещь. Они шутить не станут.

- Где Ольга?

- Недалеко.

Они продвинулись еще немного вперед и остановились. У большого голубоватого здания Виктор подал условный сигнал. Сразу возникли четверо вооруженных людей.

- Все на месте? Начинаем операцию по освобождению девушки. Чтобы ни случилось, она пострадать не должна.

- Это уж как пить дать! – воскликнул Кирилл.

- Вперед! – последовал резкий приказ. Кирилл подумал, как же изменился Виктор со времени их встреч в Эдмините.

Или он всегда был таким?

Ольга по-прежнему томилась в своей клетке. Ее раздражало и отсутствие связи, и бездействие. Ни шороха, ни движения в этой комнате без окон. И никаких мыслей, как спастись!

Оставалось одно: ждать и радоваться хотя бы тому, что она больше не связана. Она лишь вздохнула и замерла в убивающей тишине.

Но вдруг – какой-то шум. Он шел из-за двери. Или Ольге только показалось?

Не шум, а скрежет! Будто кто-то хотел прорваться в комнату, но его не пускали. У Ольги возникло желание подбежать к двери, закричать: «Я здесь!» Однако она этого не сделала. Она вспомнила слова Виктора. Что если он все таки не соврал?

Как ей поступить? Оружия никакого… И тут скрежет затих. Она зря испугалась?

Внезапно распахнулась дверь. Ольга увидела рвущихся в комнату людей, но не успела разглядеть ни их лиц, ни сколько их вообще. А дальше… еще какие-то люди с явно другими целями.

Замелькали вспышки боевого оружия. Люди вспыхивали и исчезали. Ольга в ужасе бросилась за кровать, понимая, та не спасет ее.

- Оля! - послышался голос… Кирилла.

Она не поверила своим ушам. Это обман. Голос легко можно подделать. Но Кирилл вторично позвал ее.

Ольга выглянула из-за кровати и увидела его. Кирилл заходил в комнату, держа наготове оружие.

- Ты? – прошептала девушка.

- Я, - ответил он.

- Но как?!..

- Виктор сказал мне войти сюда последним. Те ребята были опытнее, и вон что получилось…

- Значит, сам он погиб?

- Очевидно, - грустно ответил Кирилл.

Заскрипела дверца небольшого шкафа, из него вылез Виктор, сердито вымолвил:

- Не дождетесь.

- Ты же был в числе первых? – воскликнул Кирилл.

- Правильно. И принял бой. Ребята слишком увлеклись. А я вот здесь… И никто не подумал разнести в щепки мое небольшое убежище. Теперь, красавица, поверила мне?

- Что нам делать? – перебила Ольга.

- Менять место твоего пребывания. Идем.

Однако они не сделали и нескольких шагов. У дверей возникли еще трое в масках с наведенными трубками смерти. Последовал приказ:

- Бросайте оружие! Не валяйте дурака! Мы все равно опередим.

Кирилл и Виктор переглянулись. Страшные гости добавили:

- Нам важно знать, что известно вам? Исповедуйтесь, вдруг еще сохраните себе жизни. И не забудьте про оружие… На пол его, на пол!

Один из киллеров направил трубку смерти Ольге прямо на лоб. Остальные рассмеялись:

- Видите, как складывается дело!
Внезапно державший Ольгу на мушке киллер сделал остальным знак замолчать. Затем указал на коридор. Те развернулись и… киллер в секунду уничтожил обоих своих «напарников».

Все произошло так быстро, что ни Ольга, ни ее друзья не успели что-либо сообразить. Киллер сдернул маску. Им оказалась… Лунд.

- Ты?! – поразились все.

- Не радуйся, Олер. Они придут снова. Будут искать тебя везде.

- Почему ты это сделала? – спросила Ольга.

- На кону была твоя жизнь. Тебе предстояло сыграть роль, после которой тебя бы убили. Я это поняла, но не сразу.

- Но ведь они узнают… Что это - ты?

- Неважно. Любой человек когда-то должен сделать выбор. Я его сделала.

- Романтика – потом, - сказал Виктор. – Надо подумать о безопасном месте.

- Разве есть безопасное место? – грустно произнесла Лунд. – Архипориус – их вотчина.

- Если спрятать Олер в рядах Организации? – спросил Кирилл.

- Не выход. Половина Организации служит другим хозяевам.

- Есть место, куда они не доберутся, - неожиданно сказал Виктор.

Он знаком позвал их за собой. Никто пока не знал его планов.

Через стекло звездолета мелькали кварталы, улицы, города. Ольга не представляла, правильно ли сделала, доверившись Виктору. Но какой у нее выбор? Неужели она теперь должна быть в вечных бегах, и ждать, что в любой момент ее поймают? Она служила Архипориусу, и вот чем он отплатил!

Хороший урок для любого патриота.


магритт.jpg

ГЛАВА XV. ВЕЧНЫЙ СЕЯТЕЛЬ РАЗДОРОВ

Сейчас он был без маски. Ему не нужно было скрывать лицо здесь, где он считался одним из наиболее влиятельных людей Архипориуса и никто бы не заподозрил его в двойной жизни.

Иногда он и сам задавался вопросом: зачем он стремится ликвидировать систему, одним из столпов которой считается сам? Ведь в результате - неизвестность.

Если его раскроют как руководителя величайшего заговора против устоев государства, то не сносить головы. Если придут к власти его люди, совсем не обязательно, что он получит неограниченную власть. Обычно верные сподвижники расправляются с опасным конкурентом.
Да черт его знает - зачем! Разве неприятно упиваться собственной силой?

Человек - существо удивительное. Вроде все есть, а мало. Ставит планку своих устремлений выше и выше, прыгает. Ломается, разбивается насмерть, но все равно прыгает. Не потому ли, что в своих дерзновениях думает приблизиться к Богу? Мол, раз Ему позволено, чем я хуже? И не раб я Его, а ровня. И раз Он - мой создатель, то есть - Отец, то почему бы сыночку не то, что вровень встать, а не превзойти Родителя? Вот и начинается: Он может, следовательно, я могу! Играю, распоряжаюсь судьбами старых и новых друзей, уничтожаю недругов. Все мне доступно, и замыслы мои велики и сакральны. 

А если наступает разочарование в самом себе, человек начинает роптать на Высшую Силу. Или доходит до полного Ее отрицания. Второе даже предпочтительнее: не перед кем держать ответ за содеянные неправедные поступки.

Он мгновенно получил сообщение о последних событиях. Произошла битва, есть жертвы с той и другой стороны. А где Олер? Тоже погибла? Но ее нельзя было трогать. Или кто-то остался в живых в стане противника и забрал ее?

Куда они могли сбежать? Любой город, даже самый неприметный, для них - западня. Ужасно другое: раз об операции известно, значит известно о структуре. Скоро доберутся до ее руководства, а там не сложно и выяснить, кто такой Человек в маске. Срочно реализовать план с Тассир! Только здесь спасение.
Он стал втройне осторожен. Информацию по мыслепередатчику передавал шифрованным текстом, ключ к шифру знали только несколько посвященных. 

Ее уже начали искать. «Кто, кстати, участвовал в освобождении Олер?.. Имена пока неизвестны. Был такой Вир. Говорят о причастности еще одного разведчика Организации - некого Кира. На него получены данные. Вот положительные качества, а вот отрицательные: «Хвастлив, самовлюблен, обожает женщин...»
Это любопытно. Олер могла влюбить его в себя.
А кто еще влюблен в Олер?.. Лунд! Она сама вызвалась участвовать в операции. Вроде бы поверила, что ее подруга будет в безопасности…
Нет, не поверила!
Предположим, она не просто участвовала, но и поступила по-своему: прикончила своих напарников. Такое возможно?
Лунд – карьеристка; ей было обещано такое, о чем при нынешнем ее положении и мечтать не могла, однако… любовь зла!
Лунд не отвечает. Или ее вообще нет? Или она обнимает сейчас свою подружку?
На очереди Кир. И он молчит. Сбежали!» 

Он ждал информации насчет возможного местонахождения беглецов. Пока безрезультатно.

Если они вообще покинули Архипориус? И куда направились? В Эдминит? Нелепость! Житель Архипориуса может прятаться от возмездия, страдать, но никогда не побежит на территорию зла. В конце концов при современной системе обнаружения человека его найдут и там.

Вошла секретарь, сообщила, что через час - заседание Высшего Совета Архипориуса. Шефу желательно на нем присутствовать. Он поинтересовался, много ли еще дел на сегодня?

- Учитывая обстоятельства, все встречи я перенесла на завтра.

- А что так смотришь?

- Вид у тебя усталый.

- Много проблем.

- Во всем виновата «Железная Гвардия». Она мутит у нас воду.

- Ты права.

- Скорее бы всех ее членов поймали и развеяли по ветру… Не принести ли янтарной воды (специальный препарат, используемый в Архипориусе для омоложения организма. – прим. авт.)? 

- Спасибо, позже.

- А я уж подумала, не скитался ли мой начальник по Сумеречной Зоне? – не прекращала болтать секретарь.

- Что ты сказала?

- Я пошутила, - секретарь даже перепугалась.

«Сумеречная Зона»?

- Это шутка, - повторила девушка.

- Спасибо, иди.

Оставшись один, он понял, что не просчитал один момент: Сумеречная Зона. Маловероятно, но именно туда они и могут направиться.

Он дал команду искать Олер не только в Архипориусе, и Эдмините, но и в Сумеречной Зоне. Есть еще время, чтобы привести себя в порядок?

Он подошел к огромному зеркалу, с тревогой посмотрел на желтоватый оттенок лица. Он работал, наверное, по двадцать четыре часа в сутки.

Ему показалось, что в зеркале другой человек. Не только иной внутренней сущности, но и вида. Он стал чуть меньшего роста, волосы вдруг посветлели, нос из прямого стал орлиным.

«Это не я?!»

Зеркало точно растаяло, из него в комнату шагнул человек. Обычно все трепетали перед хозяином кабинета. А тут он почувствовал силу вошедшего, которой… испугался.

- Кто ты?

- Тот, кто приходил к тебе с советами.

- Ты был в маске.

- Как и ты. Решил проявить оригинальность, а на самом деле просто скопировал меня. И даже не подумал, кого копируешь.

- Но сейчас ты снял маску!

- Очень долгое время мне приходилось держать лицо закрытым. А теперь - хватит! Мир и так принадлежит мне, поскольку заражен моими идеями. Но речь о другом - ты провалил важнейшую операцию.

Хозяин кабинета вздрогнул, возражать не было сил. Несгибаемая воля ломалась, как тростинка от ветра. Он никогда ни перед кем не оправдывался, а тут…

- Мы послали людей. Олер найдут.

- Время безвозвратно потеряно.

- В течение двух-трех дней все будет сделано. Или раньше.

- Это нужно было сделать вчера.

- Я сам предложил и разработал «дело Тассир».

- И сам его погубил.

Подобной дерзости хозяин кабинета стерпеть не мог. Он вспомнил, как все трепетали при одном его появлении и вдруг такое!

- Как ты смеешь? – процедил он сквозь зубы. – Не забывай, что я…

- Ты – никто, - едко рассмеялся Горбоносый. - Маленькая частица громадной машины, управляемой из очень высоких сфер. И эти сферы недовольны!

Хозяин кабинета отступил. Он был как под гипнозом. Этот дьявол знает, о чем говорит. Похоже, тучи сгустились.

И, точно в подтверждение его самых страшных предчувствий, в зеркале появился еще один человек – его точная копия. Хозяин кабинета потянулся к оружию, но уже «выстрелила» смертоносная трубка.

- С этой минуты ты займешь его место, - Горбоносый говорил с двойником, - не поворачивая в его сторону головы. - Никто не заметит подмены. Люди слишком невнимательны. А перед своими соратниками он всегда появлялся в маске.

Двойник понимающе склонил голову и, как губка, впитывал слова Горбоносого:

- У тебя шанс сделать головокружительную карьеру, пусть даже под чужим именем. Не упусти его.

- Понимаю.

- Я дам ключ ко всем контактам и связям твоего предшественника. Срочно займись поисками Олер.

- Он говорил о двух-трех днях.

- У нас их нет.

- Очень сложно…

- Сложно, - перебил Горбоносый. – Но ты обязан.

- Слушаюсь.

- Если надо, проникни даже в Долину богов.

- Даже туда?

- А что такого? Мы спасаем Архипориус, следовательно, спасаем и их.

- Точно так.

- Пора. Я слышу голос его секретаря…

Горбоносый переступил зеркало. Матовая поверхность сдвинулась. Когда появилась секретарь, она увидела шефа в добром расположении духа, даже болезненная желтизна лица как будто прошла.

- Время, - напомнила секретарь. – Пора на совещание.

- Пора, - радостно согласился «шеф».

Они стояли возле гряды холмов. Казалось, что убегающее за горизонт солнце скрывалось именно там, за густым зеленым лесом. Виктор сказал:

- Это – граница Архиопориуса. Дальше – Сумеречная Зона.

- Мы уже догадались, - ответил Кирилл.

- Думаешь, там нас не найдут? – произнесла Ольга.

- Они вас станут искать везде. Но шанс, что явятся сюда – наименьший. У жителей Архипориуса определенная психология: их территория – центр мира. А кто пойдет в это заброшенное опасное место? Даже преступники его обходят стороной.

- Чем же оно так опасно?

- Я тебе потом расскажу, - мрачно бросила Лунд. – Но не опасней, чем в Архипориусе, где на нас идет настоящая охота.

- И долго нам здесь скрываться? – уныло поинтересовалась Ольга.

- Нужно время. – Виктор сделал неопределенный жест и резко переменил тему. - Когда перейдете холмы, старайтесь держаться вместе. Если потеряетесь, можете потеряться навсегда. Так случалось со многими, кто оказались здесь. В Сумеречной Зоне - свои законы пространства и времени. Когда идешь к какому-нибудь предмету, совсем не обязательно, что идешь к нему. Легко сбиться с дороги. И еще: понятия «день» и «ночь» тут носят условный характер, стрелки часов точно застыли на одном месте. Об этом мне рассказали те, кто сумел вернуться.

- Не слишком радужная перспектива, - заметил Кирилл.

- Все равно для вас это лучше, чем Архипориус.

- И я так думаю, - согласилась Лунд.

- Сориентируетесь по ходу дела, - продолжал Виктор. - Избегайте всяческих встреч.

- Обитатели Сумеречной Зоны столь ужасны? – спросил Кирилл.

- Не всегда контакты с ними приводят к положительным результатам.

И больше ничего. Впрочем, слова Виктора не стали откровением. О странных существах Сумеречной Зоны они были наслышаны. Напоследок Кирилл спросил у Виктора:

- А как ты нас найдешь?

- Будет сложно. Там не работают не мыслепередатчики, ни какая другая связь. Но если поставить перед собой цель… Короче, я найду вас. Главное, чтобы другие не отыскали.

Виктор внимательным взглядом окинул окрестность и озабоченно произнес:

- Пора.

Прощание было коротким. Виктор добрался до своего «воздушного авто», запрыгнул внутрь. Машина резко устремилась ввысь.

Кирилл и две его спутницы двинулись в сторону холмов. Шли молча, даже говорливый Кирилл лишь с опаской озирался по сторонам. Сначала дорога выглядела спокойной и легкой. Затем у всех троих в ногах возникла тяжесть. В воздухе почувствовалась вибрация. Как будто легкая воздушная стена не пропускала их вперед. Постепенно она твердела, иногда беглецы будто ударялись обо что-то твердое. Сумеречная Зона держала границу на замке?

Им приходилось поворачивать то влево, то вправо, выискивать «дыры», через которые продолжали прорываться дальше. Вот он – лес, рукой подать.

В последние метры пути стена еще более уплотнилась. Находить «дыры» становилось сложней и сложней. Но вот уже и деревья! Они на территории Зоны! Ольга первая коснулась рукой зеленой ветки. За ней тоже самое сделали Лунд и Кирилл.

Свет вокруг них вдруг стал другим. Белизну дня сменили легкие сумерки.

После смерти Миура и своего собственного похищения Юр стал подозрителен сверх меры. Он постоянно говорил себе, что удача улыбается раз, ну - два. На третий раз его обязательно прикончат. Он вздрагивал от каждого взгляда, рукопожатия кого-либо из сотрудников. Боялся отвечать на вызовы по мыслепередатчику. И сейчас он с опаской увидел, что на связь прорывается Вир.

- Все в порядке, - сказал Вир. – Я оправил посылку… К празднику готовитесь? Все-таки день Свободного Слова.

- Готовлюсь.

«Зачем он это говорит, идиот! Враги наверняка догадались, о чем речь».

Юр отключился. Когда в Архипориусе изобрели мыслепередатчики, многие думали, что наконец-то на раскрытие человеческих секретов наложено табу. Как можно прослушать мысленное общение? Однако вскоре появилась система считки передающихся мыслей (пока только передающихся). Люди оказались под новой, более сильной системой слежки. У них больше не осталось личной жизни, секретов, переживаний. «Говорить» с собеседником приходилось загадками, недвусмысленными намеками. Но эти намеки пробуждали дополнительный интерес со стороны соответствующих органов. В последнее время все чаще стала распространяться доктрина: жителю свободного общества не престало что-то скрывать от других. Раз следуют намеки, ты чем-то недоволен, скорее всего - жизнью в прекраснейшем из прекраснейших миров. Недоволен жизнью – недоволен и системой. Тогда ты экстремист и террорист. Один высокопоставленный в Архипориусе юрист вообще предложил за разговоры намеками сразу же привлекать к уголовной ответственности. «Лицо свободного мира должно говорить прямо и односложно. А весь этот «второй план» - либо для тоталитарного Эдминита, либо для несостоявшихся писателей и сценаристов».

Однако у Юра и его главного разведчика не оставалось никаких других вариантов, приходилось общаться с помощью намеков.

А разговор шел о следующем. Виктор спрашивал: состоится ли встреча с директором Организации. Юр отвечал: «Да», естественно, не уточняя сроки? На самом деле, он уже должен был идти к нему. Единственное, чего Юр опасался, как бы сам глава Организации не состоял в какой-нибудь тайной структуре.

Юр выглянул из лаборатории и опасливо огляделся. Больше всего он боялся, что не дойдет до директорского кабинета. Ведь нужно пройти несколько коридоров и спуститься на нижний этаж.

Он медленно двинулся вперед, надеясь никого не встретить, и, одновременно, отдал бы все за «хорошую компанию». Убийца вряд ли бы решился публично нанести удар. Но… для того, чтобы убрать человека - не обязательно находится рядом с ним.

В конце первого коридора он вдруг заметил нескольких бегущих навстречу людей. Один, при виде Юра, остановился:

- У тебя в лаборатории пожар. Сказали, заклинило дверь.

- Нет там никакого пожара.

- Он вспыхнул только что. Секунд десять назад.

- Я в это время уже покинул ее!

Юр решил – глупый розыгрыш. Но нет, даже издалека он заметил, как спецотряд выбил дверь, и из его лаборатории полыхнуло пламя.

«Я спасся третий раз! Невероятно!»

Он почти пробежал следующий коридор. И следующий тоже! Оставался последний. И тут Юр остановился. Что-то подсказывало, что смертельная угроза притаилась именно здесь.

Он осматривал каждую мелочь, которая могла бы показаться подозрительною, но коридор был пустым, точно вымершим.

Нет, Юр был не в состоянии пересилить себя. По счастью, вспомнил, что к шефу можно пройти и другим ходом. Свернуть направо, там по лестнице… Короче, поплутать.

Он предпочел второе, но только не этот коридор. Естественно, немного задержался. Секретарь недовольно сказала:

- У нас не опаздывают.

- Извини.

- Директор ждет.

Дверь автоматически открылась. Юр входил с привычным уже чувством страха. Он не представлял, как шеф отреагирует на его слова?

Кабинет был большой, и такой же огромный стол, за которым восседал маленький лысый человек. Юр и не заметил, как возле него оказался стул. Директор жестом предложил ему сесть.

- Я пришел сюда, - волнуясь, начал Юр, однако директор Организации перебил:

- Мне известна цель твоего прихода. – Он заулыбался, разыгрывая из себя весельчака. Он любил, когда и сотрудники подражали ему в этом. И они подражали, тот же Юр.

- …Материалы, которые хотели уничтожить враги Архипориуса, у меня.

Рядом с шефом, словно танцовщицы, заплясали голографические изображения букв. Это – данные отчета Юра, который, с замиранием сердца, сообщил:

- У меня еще кое-что.

Директор удовлетворенно крякнул. Чему он так радуется?

- За эти материалы меня хотели убить.

- Еще бы! Здесь компромат на очень многих. Головы полетят только так!

Фраза обнадеживала, Юр осторожно добавил:

- Мы пустили утку насчет несуществующей «Железной Гвардии» и Темного Рыцаря, а тут – враги реальные.

- Утка пусть остается, - задумчиво произнес шеф. – Если у людей перестанет отсутствовать образ мифического врага, они расслабятся, начнут искать его среди своих правителей. Неудовольствие теми или иными решениями высшей власти выльется в стихийные реки, которые не всегда остановишь. А тут – реальное пугало, которое, якобы, несет нам хаос. Покажи, кто не боится хаоса? Лучше уж в оковах сидеть, но спокойно.

- Может, стоит рассказать о врагах реальных?

- Ни в коем случае, - резко отрезал глава Организации. – Они - тоже из нашей управленческой среды. Не стремление помочь Архипориусу двигает их поступками, а обычная корысть. Хочется большего.

- Но…

- Дорогой Юр, начать против них играть открыто - действительно вызвать к жизни «Железную Гвардию». Сразу заголосят, мол, в руководстве Архипориуса – раздрай, борьба за власть. Какое отношение к нам будет со стороны простолюдинов? Не забудь, что Архипориус управляет другими территориями – тем же Эдминитом. Элита должна остаться вне подозрений. Поступим по-другому. Тихонько арестуем зачинщиков, они выдадут своих сторонников. А если и проглядим кого, он будет вспоминать о своих прежних дружках с ужасом.

- Но эти люди есть даже у нас в Организации. На меня покушались.

Директор хитро блеснул стеклами очков:

- Больше покушений не будет. Мы начали открытую борьбу. Посмотри, уже пошли первые аресты.

Прямо перед Юром возникли голографические картины с одним и тем же сюжетом: люди в масках врываются в кабинеты чиновников и расстреливают их из смертоносных трубок. Менялись только здания, кабинеты, люди.

- Узнаешь? Уже территория Организации. И здесь мы начали отстрел. Надо будет поставить на их место клонов. Или придумать хорошие легенды о гибели наших славных разведчиков в проклятом Эдмините... А вот этих пытают. Пренеприятнейшее и прелюбопытное зрелище. Так что возвращайся спокойно, Юр. Я поставлю вопрос о представлении тебя к Ордену Защиты Демократии. Да, у тебя ведь убили кота?

- Убили.

- Я подарю тебе нового. Специально с выставки кошек.

Радостный Юр поблагодарил и покинул кабинет шефа. Тот не долго томился в одиночестве. Будто из-под земли вырос одетый в черное сотрудник.

- Хороший парень, - сказал глава Организации. – Он нам сильно помог.

Шеф откинулся в кресле, на губах опять заиграла улыбка, но за ней последовала отнюдь не веселая фраза:

- Помог-то помог, но и узнал слишком много. О полном разложении верхов, например. Имена, должности.

И задумчиво добавил:

- Так нельзя. Ты знаешь, что делать.

Впервые за долгое время Юр мог вздохнуть спокойно. Он сделал важнейшее дело в своей жизни. И теперь ему не надо ничего бояться.

Куда теперь? В лабораторию идти он не может, она сгорела. Неважно, он получит новую.

Он и не заметил, как мечты его в мгновение разрушились, как его окружила вечная холодная ночь.

Откуда пришла смерть?.. Разве это важно?!

Горбоносый с удовольствием наблюдал за неведомыми вихрями что кружили по Архипориусу, распространяя повсюду болезненные язвы. Со стороны вряд ли бы кто понял: зачем он это делает - стравливает людей, народы, территории. И хорошо, что не понимают, дураков нужно учить. А месть отверженных всегда слишком сильна!

Теперь ему нужно было переходить к другим делам.

Небольшая комната, кровать, на которой сидела молодая женщина в темных очках. Горбоносый приблизился:
- Тассир...
Она повернула голову и со злобой произнесла:
- Явился, мой мучитель!
- Ты не должна обижаться.
- Подонок, лишил меня зрения!
- У нас не было выбора.
- Ради высоких идей изуродовать человека.
- Тебе вернут зрение. Как только решатся некоторые проблемы.
- Опять «как только решатся»…

- Тассир, послушай…

Но ее остановить было невозможно:
- Когда?! Когда?! Ты не представляешь, изверг, что такое жить в темноте.
- Архипориус требует...
- Плевала я на Архипориус!
- Не говори так. Это и твоя родина.
- Родина, которая у меня отняла все: способность передвигаться, созерцать.
- У тебя есть я! И со мной ты возродишься. Но чуть позже! Сейчас против нас начался террор. Его надо пережить. И тогда Тассир станет главной женщиной в своей великой стране.
- Не хочу, слышишь, не хочу! Мне не нужная эта проклятая власть.
- Надо, Тассир! Надо...
Он прижал ее к себе и, невзирая на пощечины, которыми она его нещадно награждала, начал целовать. Он повалил ее на кровать, а она продолжала и продолжала избивать его. Кровь заливала его глаза, на лице - сплошной синяк, но ничто не могло остановить Горбоносого. Он кричал, что любит ее, не может без нее жить!
Когда он вошел в Тассир, она рыдала и стонала, сначала от ненависти, потом от бессилия, которое перешло в страсть. И, наконец, - от любви! 

Она простила его!


ГЛАВА XVI. СУМЕРЕЧНАЯ ЗОНА

Некоторое время они шли по извилистой тропинке, то расширяющейся, то сужающейся. Кирилл озабоченно заметил:
- Дорогие дамы, не кажется ли вам, что движемся по одной и той же траектории?

- То есть кружим вокруг одной и той же поляны? – ответила Лунд. - Ты прав, если только все места Сумеречной Зоны не похожи друг на друга. И не забудьте об относительности здесь таких понятий, как «пространство» и «время»!
- Не бродить же до скончания века, - вздохнула Ольга. - Мы с голоду умрем.
- Пока есть таблетки, - сказала Лунд. - Их около ста. Любая утоляет голод на сутки.
- Тридцать на каждого, - подвел итог Кирилл. - Месяц продержимся.
- А дальше? - тоскливо протянула Ольга.
- Надеюсь, со всеми нашими врагами будет покончено. Виктор говорил...
- Слушай ты его, - перебила Лунд.
- Насколько я знаю, «Железная Гвардия»...
- Забудьте про «Железную Гвардию». Это пугало для обывателей. Пиар несуществующего. А различные враждебные группировки внутри власти – наша реальность.
Ее слова заставили остальных замолчать. Первым не выдержал Кирилл:

- Насчет «Железной Гвардии»... Точно?
- Точнее не бывает. Я сама принимала участие в этом проекте.
- Для чего все это? - с надрывом крикнула Ольга.
- Неужели не понимаешь, милая? Чтобы им сохраниться!

- Надо свернуть с дороги, - заявил Кирилл.

- Почему? - в один голос поинтересовались девушки.

- Интуиция подсказывает. А она меня редко подводит.

- И куда свернуть? - спросила Лунд.

- Хотя бы на ту поляну. Можно посидеть на поваленном дереве, или – прямо на траве.

- Место незнакомое, опасно.

Однако, Кирилл уже свернул, но сделал лишь два шага. Он вспомнил, что в Сумеречной Зоне нельзя теряться. Можно потеряться навсегда.

Вспомнил поздно!

Расстояние между ним и девушками вдруг стало огромным. Трава резко потянулась вверх, достигла сначала пояса, затем - груди. И через эту зеленую массу с трудом просматривались отчаянно махавшие ему спутницы.

- Ремень! - крикнула Лунд.

Кирилл понял, что нужно сделать. Он сорвал ремень, один конец кинул Лунд. Он еще подумал, как она поймает его с такого огромного расстояния? Ремень фыркнул, точно змея, вытянулся, будто в нем километры длины. Лунд подхватила и скомандовала:

- Теперь иди сюда.

Он сделал шаг. И словно версты промелькнули мимо, зеленая масса свистела и плясала. Еще один шаг... Кружение усилилось, он несся и несся. Несся сквозь немыслимые расстояния.

Одной рукой он коснулся Лунд, другой - Ольги. Через мгновение Кирилл уже мог прижать к себе обеих.

- Как ты сообразила? - воскликнул Кирилл.

- Я не такой великий ум, как ты, но…

- Нам урок, - в свою очередь ответила Ольга. - Хоть сковывай запястья.

- Или свяжем друг друга веревкой, - предложил Кирилл. - Как альпинисты.

- Кто? - не поняла Лунд.

- Неважно. Есть такое понятие в Эдмините.

- Еще не хватает поминать территорию зла! Это нам боком выйдет.

Обхватив девушек, Кирилл все-таки повел их на поляну, там они устроились на поваленном дереве. Решили обсудить дальнейшие действия.

- Обратите внимание, мы гуляем здесь уже довольно давно, - заметил Кирилл. – Когда вошли в лес, было темновато, как под вечер. Но с тех пор не потемнело.

Ему не ответили, однако все подумали: вот она, относительность времени.

- Кто вообще сказал, будто время течет лишь в одном направлении? – не выдержала Лунд. – Просто мы не можем разгадать его движение.

- Объясни, - попросила Ольга.

- Видишь ли, милая, никто не отрицает условность движения времени в зависимости от конкретной территории. На земле оно протекает с одной скоростью, в космосе – с иной. У нас в Архипориусе оно идет более медленно, чем в Эдмините. А в Долине богов, говорят, близко к застыванию. Но почти никто не рассматривает время не как постоянную, а цикличную категорию. Оно может стоять, а затем вдруг перенести тебя на десятилетия. Вполне возможно, что в Сумеречной Зоне именно это и происходит.

- Что лишний раз подчеркивает разнообразие мира, - сказал Кирилл. - Архипориус пытается установить повсюду свои законы. Однако они могут быть неприемлемы в Эдмините. А где-нибудь еще вообще происходят вещи, непонятные нашему рассудку.

- Ты даешь! – удивилась Лунд. – Архипориус – центр цивилизации. И мы несем злобным дикарям хоть какую-то ее основу.

- Почему ты считаешь, что цивилизация Архипориуса наивысшая? Будь это так, ты бы не пряталась.

- Везде - свои недостатки, и мы пытаемся их исправить. Но сравнить нас с низшими, - брезгливо поморщилась Лунд .

- Прекратите спорить и посмотрите туда, - крикнула Ольга.

На другом конце поляны появился человек. Он упорно осматривался, как не слишком профессиональный шпион, которому до всего есть дело.

Захотелось окликнуть его… Но все тут же вспомнили предупреждение Виктора: «Избегайте тех, кого случайно там встретите».

Они продолжали наблюдать за «шпионом» издалека. Вот он подошел к дереву и… исчез.

Вскоре фигура человека промелькнула совсем в другой стороне. За несколько секунд он никак не мог преодолеть такое расстояние. Но он его прошел! И опять растворился. Путешественники с интересом наблюдали. Нет, больше таинственный незнакомец уже не появлялся.

И вновь – та же дилемма: что дальше? Сколько им вообще скитаться по странным, непонятным местам? К тому же начинало подступать чувство голода.

Лунд протянула каждому по таблетке. Все сразу насытились и настроение улучшилось. Атмосфера неведомого мира перестала порождать одно только чувство опасности. Ведь Сумеречная Зона еще и спасает их.

Сильно потянуло запахами леса и еще одним, самым вкусным запахом - Ольги. Она находилась так близко, что Кирилл не выдержал, губы коснулись ее шеи. Девушка вздрогнула, но не отшатнулась. Тогда он поцеловал ее в губы. И снова она не сопротивлялась...

Но как быть с Лунд? И попросить отойти ее нельзя, она уже не вернется, навечно затеряется в лабиринтах неизвестного мира.

И остановиться невозможно! Идущие от Ольги флюиды сводят с ума. Пусть Лунд терпит!

Он увидел, что Лунд... так же ласкает его любовь. А он, по наивности, думал...

Вдвоем они повалили Ольгу на траву, обнажили ей грудь, живот, бедра. Азарт, с которым Лунд пожирала возлюбленную, превосходил все разумные границы. Она первая оседлала Ольгу и, взглянув на Кирилла безумными от ярости глазами, вдруг закричала: «Брысь!» И резко оттолкнула его от драгоценной добычи. Затем это сделала вторично!

Она уже жалела, что спасла Кирилла и теперь надеялась, что толчки отбросят его на некоторое расстояние, достаточное, чтобы он навеки исчез в Сумеречной Зоне. Но Кирилл оказал ловчее, он выдернул из ее объятий Ольгу.

Лунд не успокаивалась, как тигрица кинулась на него. Кирилл увернулся, но последующий умелый хук сбил его с ног. Лунд готова была праздновать победу. Однако, споткнувшись о корягу, полетела в траву. Кирилл, схватил Ольгу за руку и потащил. Та, похоже до конца не осознавая в чем дело, последовала за ним.

Трава не давала им двигаться, приходилось рассекать ее, как гребцам на суденышке взбесившиеся волны. Кирилл не выдержал, обернулся в сторону Лунд. Было видно, как ярость на ее лице уступает место испугу.

- Стой! - сказал Кирилл. - Я так не могу. Она спасла меня…

- Конечно! – Ольгу будто вернули из мира грез. - Лунд, дорогая Лунд!

Однако расстояние между ними и Лунд возрастало и возрастало, пока не сделалось гигантским. Еще немного, и густые заросли окончательно скрыли ее из виду.

- К ней! К ней!

Держась за руки, Кирилл и Ольга бросились обратно. Поляна закружилась, ярко заблестела зелеными красками и... они уже находились где-то в другом месте. Они кричали, звали Лунд, но лишь раскатистое эхо отвечало им язвительным передразниванием.

Похоже, Лунд потерялась! Ольга судорожно зарыдала.

- Пойдем! – резко произнес Кирилл. – Ее надо найти. Только где?

Что могла ответить Ольга? Сумеречная Зона - неразрешимая загадка. Они решили идти просто так, безо всякой цели.

Вскоре деревья стали редеть, перед Ольгой и Кириллом – открытое пространство, вдали – небольшие домики. Кирилл предложил идти туда; без конца бродить невозможно. К тому же, скоро придется добывать еду. Лунд с ее таблетками больше нет.

По пути попался овражек. Естественно, его следовало обойти. Но едва они отклонились, местность вновь изменилась. Теперь перед ними – ухабистая дорога и деревенька, какие Кирилл видел в заброшенных частях России; про них говорили: девятнадцатый век. Странно, необъяснимо было видеть такое рядом с супермодными городами Архипориуса.

Навстречу нашим героям медленно шествовала корова, погоняемая мальчиком лет четырнадцати-пятнадцати. Через его плечо перекинута прозрачная сумка, из которой торчала бутылка с молоком. Кирилл, позабыв об осторожности, жалобно произнес:

- Мальчик, не угостишь молоком?

Тот хитро посмотрел на Кирилла, затем перевел взгляд на Ольгу и со смехом спросил:

- А вы мне что дадите?

В этом смехе было что-то неприятное, даже гадкое, заставляющее насторожиться. Однако, Кирилл не мог оторвать взгляд от чудесной белой жидкости.

- Хочешь кулон? Смотри, какой красивый.

Мальчик сощурился, но ничего не ответил.

- Так мы совершим обмен?

- Дай посмотрю, - рука мальчишки жадно потянулась к кулону. Он повертел его и согласно кивнул:

- Забирайте бутылку.

Молоко уже в руках Кирилла. Но, как джентльмен, он протянул бутылку Ольге. Та отпила и… сморщилась:

- Какая гадость!

Кирилл взял бутылку и тоже попробовал. Его чуть не стошнило. Мальчишка кривлялся, показывал язык:

- Это не молоко, а новая жидкость для смазывания колес. А настоящее молоко – вот!

- Ну, сорванец! - закричал Кирилл и, подхватив под руку Ольгу, кинулся к нему.

Новая трансформация времени и пространства: мальчишка не приближался, а быстро удалялся. А затем - опять кружение перед глазами, и они с Ольгой уже в иной реальности.

Перед ними - злобная разъяренная толпа уродливых людей. Кто-то держал в руках палку, кто-то - железный лом, кто-то - топор. Они наступали на странников, изрыгали проклятия, плевались. Несколько секунд - и они размозжили бы им головы!

Ольга и Кирилл стали отступать, но расстояние между ними и толпой только.... сокращалось.

- Действуем по другому! – закричал Кирилл.

Он потащил Ольгу прямо на толпу. Точно какие-то тени прошли через них. И свистящий ветер унес эти страшные призраки.

Потом и сами они оказались точно в трубе, через которую их… выдуло к морю. Пляж был пустынен и одинок. Кирилл окинул взглядом бескрайние просторы: никого! Только вдалеке яростно мечутся птицы.

- Странный мир, - сказала Ольга. – Откуда такая ненависть, озлобление? Кажется, что все сошли с ума.

- Я читал о Зоне, - ответил Кирилл. – Многие детали позабылись. Но что точно помню: Зона является промежуточным звеном между Архипориусом и Эдминитом. Кажется, наши ученые специально привозили жителей с территории зла.

- Зачем?

- Потом их забирали на какие-то эксперименты. Думаю, это вызвало естественную негативную реакцию. Или же они в результате этих экспериментов мутировали.

Крик птиц сделался еще более яростным. Две из них схлестнулись с такой злобой, какую ни Кириллу, ни Ольге видеть не приходилось. Вероятно, ноосфера забирала людской негатив, и выплескивала его на животных, на природу в целом.

Волны сильнее запенились, забурлили, заклокотали, потянулись к двум затерявшимся на берегу людям. Даже вода стремилась их поглотить.

Ольга и Кирилл отступили, но в итоге только приблизились к морю. Пришлось сделать шаг вперед, потом еще один… берег остался вдалеке. Теперь вокруг них какие-то камни. Нет, это осколки разбитых зданий. Странники бродили между остатками цивилизации, возможно некогда существовавшей даже в Сумеречной Зоне.

Вот они – разбитые колоннады величественных строений. Разрушены настоящие дворцы. Кирилл задумчиво произнес:

- Что если и Сумеречная Зона была когда-то Зоной Рассвета?

И перед ним словно всплыли картины прошлого. Он невольно увидел многолюдные улицы, сияющие золотом храмы, богато одетых женщин и мужчин. На рынках – изобилие продуктов, а дальше – театры, музеи, парки с разбитыми клумбами.

Видение исчезло. Но остался вопрос: почему в сердцах людей наряду со стремлением созидать живет жажда разрушения? Почему они своими руками уничтожают прекрасное, привнося в нашу жизнь смерть и хаос? Почему бы им не остановиться, не задуматься, не выбрать праведный путь?

Однако, есть день сегодняшний. И от него никуда не деться!

Им безумно хотелось выбраться отсюда. Но как вернуться без Лунд? И куда вернуться? В объятия врагов?

- Ничего не чувствуешь? – вдруг сказала Ольга. – Мне кажется, за нами наблюдают.

- Кто? Где?

- Какие-то невидимые глаза.

- И откуда они наблюдают?

Девушка лишь беспомощно пожала плечами.

И тут Кирилл тоже почувствовал, что на них взирают огромные поблескивающие глаза. Но где они?.. Вверху, в поднебесье? Где-то за холмом? Или со стороны моря?

- Вон они! – крикнул Кирилл.

Теперь и Ольга заметила их, и ощутила, как внутри у нее все холодеет. Глаза были повсюду! Они будто изучали пленников Сумеречной Зоны.

Появилась какая-то дымка, неведомые глаза скрылись за ней. Время шло (если о нем вообще имеет смысл говорить в Сумеречной Зоне), но больше неведомые наблюдатели уже не появлялись.

Однако того, что странники увидели, оказалось достаточно.

- Кто это? – прошептал Кирилл.

- Послушай… Сумеречная Зона не только отделяет Архипориус от Эдминита. Но и… да, да, от Долины богов!

- И что?

- Может, кто-то оттуда следит за нами?

Загадочное место, где, по слухам, обитают высшие существа вселенной, где жизнь напоминает рай.

И она рядом?!

У обоих пленников Зоны возникла одна и та же мысль: хоть бы раз взглянуть на него.

Но если им не найти дорогу даже обратно в Архипориус, то где уж мечтать о большем! Однако, взор Ольги зажегся, она воскликнула:

- Я хочу туда!

Казалось, девушка позабыла обо всем на свете: о своем безвыходном положении, о пропавшей Лунд.

А глаза появились вновь. Теперь Ольга, и Кирилл могли поклясться, что в них горел огонь лукавства.

- А разве ты этого не хочешь? – повернулась Ольга к своему спутнику.

- Нам бы выбраться из этой ямы, а ты…

Вновь - непонятная вибрация. Кирилл едва успел схватить Ольгу за руку.

Вибрация переросла в кружение, вертелась земля под ногами. Странники едва не лишились сознания.

Потом все стихло. Когда Ольга и Кирилл пришли в себя, то увидели, что стало совсем темно. И воздух здесь прозрачный, наполненный чудными ароматами. Перед ними расстилалось звездное небо, но не такое, каким оно видится в Эдмините или Архипориусе. Здесь оно предстало как бесконечная картина Вселенной, неописуемая по своей красоте. Мириады звезд вспыхивали, уходили в бесконечность и возрождались вновь. Созданные звездами узоры по своим красотам превосходили все, что когда-либо видели странники. И возможно ли такое увидеть вообще? Летающие огненные кометы казались не просто бездушными космическими телами, а живыми сказочными существами – драконами, огнедышащими змеями или чем-то подобным.

Кирилл с трудом перевел взгляд на ближайшее дерево. Не дерево, а виноградная лоза. Он подтолкнул к ней Ольгу, но вовремя вспомнил о пространственных искривлениях Сумеречной Зоны: идешь в одно место, а попадаешь в другое. Но нет, сделав шаг, по направлению к лозе, понял: тут все как обычно. Оставалось лишь попробовать виноград, оказавшийся на удивление сладким и сочным.

Стояла тишина, но не гнетущая, а умиротворяющая. Такой хочется наслаждаться вечно.

- Может, мы уже не в Сумеречной Зоне? – сказала Ольга.

- А где?

-Тогда… что это?

- Ты правильно сказала, Сумеречная Зона соединяется не только с Эдминитом, но и с Долиной богов. Возможно, мы как раз в той части, что примыкает к Высшим сферам?

И, точно в подтверждение его слов, над ними вновь возникли таинственные глаза. Теперь в них прочитывался неподдельный интерес.

Ольга подумала: проникнуть бы за этот черный лист со звездами! И ты в Долине богов.

Но как это сделать?

Глаза загадочно блеснули: в самом деле, как?

Они по-прежнему находились в западне, выход из которой в мир света казался недоступным. Однако, желание соприкоснуться с ним было столь сильно, что подавляло все остальные чувства.

Небо продолжало сверкать и переливаться. Глаза дразнили, призывали: попробуй, проникни к нам!

Невдалеке одиноко брела чья-то фигура, заметив Кирилла и Ольгу, тут же направилась в их сторону. Наши герои насторожились; слишком уж странны и непредсказуемы местные жители...


хаос

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

РЕКРУТЫ АВАДДОНА

ГЛАВА XVII. ЗНАКОМСТВО С МИРОМ ВЫСШИХ

Человек приближался, даже в темноте можно разглядеть его лицо и фигуру. Ольга поразилась:
- Лунд?
Не меньшую радость испытал и Кирилл, хотя не представлял, чем закончится для него встреча с грозной соперницей? А Ольга еле могла выговорить:
- Но как?..
- Нашла? - рассмеялась Лунд. - Вы слишком предсказуемы. Боюсь, что вас легко отыщут и враги.
- Я так счастлива видеть тебя.
- Я тоже.
- Почему ты считаешь, что мы предсказуемы? – спросил Кирилл.
- Многие, кто попадают в Сумеречную Зону, обязательно приходят сюда.
- Подожди, - перебил Кирилл. – А где мы?
- Не считай меня за дуру.
- Лунд, пожалуйста, - взмолилась Ольга.
- Вы не знаете, что это пограничное пространство между Архипориусом и Долиной богов?
- Значит, наши предположения оказались правильными, - сказал Кирилл. - Но не мы сюда пришли, нам... помогли.
- Никто из вас не изъявлял желания попасть в высший мир?
- Мы оба, - переглянулись Ольга и Кирилл.
- Получите желаемое. Постойте, полюбуйтесь отсюда. Дальше-то все равно не пройдете.
- А ты много знаешь о здешних местах, - заметил Кирилл.
- Только то, что обязан знать сотрудник Организации. Ты, наверное, на лекциях о Сумеречной Зоне спал?
- И мы никогда не попадем в Долину богов? - жалобно пискнула Ольга.
- Никогда.
- А как же глаза?
- Какие глаза?
- Да вон же… Ой, они исчезли. 

Одно лишь бескрайнее звездное небо с летающими кометами. Снова изумительные узоры, от красот которых хотелось радоваться и плакать. 

Внезапно они увидели еще одно чудо. Недалеко от них остановился огненный звездолет. Кирилл и девушки спрятались за близлежащим деревом и наблюдали.

магритт

Похожий на шарик звездолет ярко переливался золотистыми огоньками». Кабинка открылась, из нее вылез невысокий толстяк в шапке с перьями и серебряном костюме, главным украшением которого, судя по всему, был разноцветный хвост. Кирилл сразу вспомнил павлинов, которых неоднократно видел в Эдмините.

Толстячок легко выпрыгнул из звездолета и запел:

«Вот наш пострел! Везде он успел,
Мир посмотрел и домой прилетел!
Я, как хозяин, несусь по вселенной
С сердцем героя, здоровьем отменным.
Мы – господа, нам позволено все.
Вот осмотрел я владение свое.
Счастлив иной тут, иной - одинок.
Кто-то горяч, ну, а кто-то – жесток.
Кто-то - в раздорах, а кто-то - в печали.
О, если б эти людишки узнали
Что ни один не живет без оков,
Что правит всеми Долина богов».

- Довольно самоуверенный малый, - заметил Кирилл.

- Он мне кого-то напоминает, - тихо ответила Ольга.

- Кого?

- Одного хвастуна. Он считает себя великим философом и постоянно об этом напоминает.

- Прекратите, а то он услышит, - прервала их Лунд.

Однако толстячок никого и ничего не слышал, он слишком был увлечен своей персоной: оглядывался, прихорашивался. Затем, глядя на звездное небо, громко произнес:

- Какая красотища! Но довольно! Мой мир вечного величья и процветания ждет меня!

- Он собирается в Долину богов, - воскликнула Ольга.

- Именно туда, - подтвердил Кирилл.

- Прихватил бы и нас.

- С ума сошла! – толкнула ее Лунд.

- Нет! Такой шанс предоставляется раз в жизни.

- Какой шанс?

Кирилл понял ее без слов. Он предупредил девушек, чтобы не двигались и осторожно подошел к толстячку.

- Привет! – сказал Кирилл.

Толстячок повернулся, выпучил глаза. Однако Кирилл миролюбиво заметил:

- Я не враг.

- Убирайся отсюда, кто бы ты ни был, - завизжал житель Долины богов.

- Но я только хотел…

- Убирайся!

Рассерженный Кирилл сделал резкий шаг вперед. В тот же миг в руках толстячка появилась трубка. Кирилл рухнул, как подкошенный.

Ольга закричала. Толстячок испуганно замотал головой, направил трубку в ее сторону и… она вылетела у него из рук. Это постаралась подкравшаяся с другой стороны Лунд.

Обезоруженный толстячок повалился на колени, взмолился:

- Пощадите! Я добрый и хороший.

- А что ты сделал с ним?!

Ольга, со слезами на глазах, хлопотавшая над Кириллом, вскричала:

- Он жив!

- Конечно, жив! – согласился толстячок. – Жив и здоров. Через несколько минут очнется.

- Все равно, за что ты его так? – настаивала Лунд.

- Он угрожал мне.

- Неправда, - сказала Ольга. – Я слышала разговор. Он подошел с добрыми намерениями.

- Пусть так, - вынужден был согласиться толстячок. – Только я этого не знал. Вдруг у него на уме что недоброе?.. Смотрите, он приходит себя!

Действительно Кирилл открыл глаза, потряс головой. Ольга заботливо спросила:

- Как ты?

- Уже в норме.

- Теперь вы отпустите меня? – воскликнул толстячок и потянулся к лежащей на земле трубке. Однако, Ольга ловко схватила ее:

- Нет уж!

Толстячок заморгал глазами:

- Не убивайте меня. Я сделаю все, что скажете.

- Хорошо, - Ольга помогла Кириллу подняться и заявила:

- Возьмешь нас в Долину богов.

- Куда? – изумился толстячок.

- Не притворяйся, ты все слышал.

- Я не могу!

- Почему?

- Туда нельзя низшим существам.

- Кого ты называешь низшими существами? - нахмурилась Лунд. – Не нас ли?

- Вас, - у толстячка не было ни сожаления, ни раскаяния, точно он констатировал общеизвестный факт.

- А ты, значит, высший? – едко поинтересовалась Лунд

- Да.

- Это почему?

- Я гражданин Долины богов. Уж одно мое появление на свет есть великое счастье.

- Для кого? – изумился окончательно пришедший в себя Кирилл.

- Для мира. По свету гуляет еще один избранный.

- Избранный кем?

- Как кем? Создателем.

- И почему ты считаешь, что Создатель избрал тебя?

- Я живу в Долине богов, - повторил толстячок.

Разговор пошел по замкнутому кругу. Никто никого не понимал и не стремился понять.

- Мы тоже хотим быть избранными, - брякнула Ольга. – Поэтому мы отправляемся с тобой. Вопрос решенный.

- Кем решенный? – поразился толстячок.

- Нами.

- Но вы не можете решать.

- И кто нам запретит?

- Низшие не имеют права решать за избранников. Только мы определяем… да, все на свете определяем.

Кирилл взглянул толстячку в глаза, думал, тот шутит. Нет, человек в павлиньей одежде был серьезен, как никогда.

Ольга тем временем осмотрела звездолет и сказала:

- Довольно вместительный. Хватит места на всех.

- Но вы низшие…- едва не стонал толстячок.

- Слушай, - не выдержал Кирилл. – Если еще раз назовешь нас низшими, я выбью тебе зубы.

- Хорошо, - покорно согласился тот, - будете высшими. Но попасть к нам все равно не сможете. Есть Закон Манупеда. Он запрещает чужакам посещать наш благословенный край.

- Для нас сделают исключение, - Ольга пролезла в звездолет. Кирилл и Лунд переглянулись, идея им понравилась. Они присоединились к Ольге и приказали толстячку:
-А теперь в путь!

- Ой-ой-ой, - заныл он. – А закон…

- Если вздумаешь сопротивляться или схитришь…

- Не буду, - окончательно присмирел «павлин-избранник».

- Тогда действуй!

На растерянного избранника было больно смотреть. Тем не менее, кабинка звездолета закрылась. Хозяин тоскливо нажал на какую-то кнопку. Ольга скомандовала:

- Что за грустный вид? Песню запевай!

- Я? – изумился толстячок.

- А кто же?

- О чем петь?

- Решай сам. У тебя же недавно это так хорошо получалось.

- Ладно. Раз мои песни услаждают слух… - И он исполнил новый шедевр:

«Я – удивительный, умный, умелый,

В путь отправляюсь решительно, смело.

Вновь куролесить повсюду готов

Сын лучшего мира – Долины богов»

- Достаточно?

- Пожалуй, - согласилась Лунд.

- Главное, ты теперь весел и мил, - добавила Ольга.

Звездолет вздрогнул и помчался сквозь звездное полотно.

Все словно поглотила темнота. Ольга сильнее прижала трубку к голове толстячка, тот испуганно взмолился:

- Что вы делаете? Это же необходимый момент перелета.

И действительно, вскоре темнота рассеялась, в глаза путешественникам ударил такой яркий свет, что они едва не ослепли.

Сквозь прозрачную кабинку звездолета был виден зеленый сад с ломившимися от изобилия фруктов деревьями. Открыв кабину путешественники словно опьянели от воздуха, настолько он был чист, свеж, вкусен. Всем троим захотелось одновременно воскликнуть: «Добро пожаловать в рай!»

- Рай, - обвел руками вокруг толстячок, - но не для всех. Только для нас, избранных. А теперь уходите скорее, меня ждут важные дела.

Путешественники спрыгнули на траву. Она оказалась мягкая-мягкая. Лунд подозрительно кивнула в сторону избанного:

- А что делать с ним? Он ведь нас в секунду сдаст местной охране.

- Зачем? Она и без меня с вами разберется, - отпарировал тот.

- Ничего никому он не расскажет, - возразил Кирилл. – Он ведь знаменитый путешественник, бесстрашный, покоритель чужих просторов. А тут все узнают, что он… далеко не из таких.

- Я знаменит! - согласно закивал толстячок. И снова запел:

«В мире таких, как я, немного.

Так что не будьте ко мне очень строги…»

Поскольку кабинка закрылась, последних слов песни они не услышали. Звездолет взмыл в воздух и исчез из виду. Путешественники остались одни в прекрасном, но чужом мире.

Перед ними раскинулся бескрайний изумрудный сад: деревья, большие и маленькие, обвиты виноградными лозами. А вот еще растения, не известные ни в Архипориусе, ни в Эдмините, они напоминали кувшинки, внутри которх лежали орехи синего цвета. Ольга, точно в нее вселился бес, подскочила к одной из этих кувшинок, вытащила орех, и прямо-таки проглотила его.

- Какая вкуснотища!

- Будь аккуратней, Олер, - сказала Лунд. - Мы не знаем этого мира. Вдруг орехи ядовитые?

- Не думаю, что здесь что-то ядовитое, - сказал Кирилл. – Возможно, даже змей нет. Они изгнаны из рая за пропаганду порока и соблазнение Евы.

- Смотрите, дорожка! – закричала Ольга. – До чего ровная, идеальная геометрия!

По ней они вышли к огромному пространству, состоящему из различных полян, одни напоминали круги, другие параллелепипеды, трапеции и так далее… Деревья так же не имели ни одного изъяна, вот, например, необъятный дуб: на совершенно ровный ствол водружены круглые зеленые шары.

Вокруг летали и пели птицы, пробегало мелкое зверье, некоторые останавливались, с интересом поглядывая на путешественников. Но все они были настолько идеальными, что казались… ненатуральными. Словно какой-то художник нарисовал их для множества картин, забыв об естественных изъянах фигур, любых проявлениях дисгармонии. Оставалось лишь торжество необъяснимого совершенства.

- Как красиво! – продолжала восхищаться Ольга, по-настоящему влюбившаяся в Долину богов.

- Очень, - подтвердил Кирилл, а Лунд неожиданно добавила:

- До одурения.

Единственным «непонятным пятном» пока оставался маленький толстячок из звездолета. Уж очень не походил он на идеального мужчину.

Поля закончились, вдали показались строения, напоминающие чудесные терема из старых сказок. Конечно, тут были свои особенности, которые стали заметны при приближении: сами дома - круглые, а крыши остроконечные, на стенах лепные украшения.

- Никогда не думал, что и тут есть дома, - сказал Кирилл.

- Почему? – удивилась Лунд.

- В моем представлении люди должны бродить голыми по райским кущам.

- Ну уже нет, - усмехнулась Лунд. – Время не то.

У одного из деревьев стояла гнедая лошадь. Но местных жителей они не видели.

И тут в воздухе появился летальный аппарат, чем-то напоминающий огнедышащее чудовище. Он опустился рядом с путешественниками. Кабинка открылась, на траву спрыгнул высокий человек в таком же, как у толстячка «павлиньем костюме». Но этим сходство и ограничивалось. Водитель «дракона» был высок, худощав, с суровым лицом. Безо всяких приветствий спросил:

- Каким образом вы проникли на нашу территорию?

Отвечать нужно было не задумываясь. Любое промедление могло привести к непредсказуемым последствиям.

- Видите ли, - начал Кирилл. – Нас пригласили.

- Кто?

- Один путешественник. Он был в таком павлиньем… простите, экзотическом костюме. Сам невысок, толстенький, постоянно сочиняет песенки и напевает их. Мы познакомились в Сумеречной Зоне.

- Общие слова. Таких – великое множество.

Кирилл продолжал вспоминать детали колоритного облика толстячка:

- Голова выбрита наголо, и только торчит зеленый хохолок.

Незнакомец скривился, снял шлем. Все тоже, что и у толстячка. Только хохолок синего цвета. Любопытные здесь прически.

Прически прическами, только им-то вряд ли поверят. Впрочем, незнакомец на «драконе» сам пришел им на помощь:

- Наверное, Моген Бобен?

- Вполне возможно, - тут же согласился Кирилл.

- Моген Бобен таскает сюда всех, кого ни попадя. Однако оставаться здесь нельзя. Вы не избранные.

- Что значит, не избранные? – поинтересовалась Ольга. – Мы по-иному пахнем?

- Конечно! И пахните по-другому. И едите не так. А когда спите – невозможно храпите.

Ольга вытаращила глаза. Для нее было самым большим откровением, что она храпит.

- А в туалет ходим нормально? – съязвил Кирилл.

- Тоже не нормально, - сурово сдвинул брови собеседник. – Следует это делать пять раз в день, а вы – целых шесть.

- Мы исправимся, - самым серьезным тоном ответила Лунд. – Перейдем на правильные пять.

- Все равно избранными не станете. Так что немедленно покиньте Долину богов, - заявил тот.

- Как же так?! – Ольга чуть не сорвалась на крик. Только-только – ногой в рай, и тебя оттуда безжалостно выкидывают!

- От нечистых загрязняется наша идеальная атмосфера!

Кириллу было больно смотреть на возлюбленную. Он решил ей помочь.

- Мы не можем уйти.

- Почему? – спросил пораженный собеседник.

- Мы прилетели проведать нашего замечательного друга Жулира ХVIII.

- Вы его друзья?

- Самые что ни на есть близкие.

- А почему сразу не сказали? Приплели сюда Могена Бобена?

- Мы сказали: он нас пригласил, пригласил воспользоваться его звездолетом.

- Господин Жулир – человек достойный. Но у нас его называют по-иному – Жулин Мудин.

- Он ведь тоже не совсем «чистый», - лукаво проговорила Ольга.

- Что такое?! – возмутился человек из «драконьего» звездолета. – Он – наичистейший.

- А как же тот факт, что он родился в Архипориусе?

- У него есть документ насчет того, что он – почетный житель Долины богов. И, говорят, что он был отправлен в Архипориус в служебную командировку. А сам родом отсюда.

- Не знаю, - с сомнением проговорила Ольга.

- Отныне знайте.

- Как нам его найти? – задал вопрос Кирилл.

- Садитесь, - пригласил собеседник. – Я вас вмиг доставлю. Надеюсь, мне проститься великое прегрешение.

- Что за прегрешение? – тут же спросила Ольга.

- Нечистых везу, - вздохнул он.

Звездолет поднялся и медленно поплыл над Долиной богов. Все, особенно Ольга, с восхищением припали к иллюминаторам. Хозяин звездолета специально летел медленно, чтобы гости могли все внимательно рассмотреть.

Территория райских садов продолжалась. Сады окружали небольшие селения, расположенные, точно в шахматном порядке. Каждое селение напоминало какую-то геометрическую фигуру. Ольгу словно заворожили эти картины. Ей казалось, будто они выплывали из далекого детства.

Из какого детства? Она здесь никогда не была. Наверное, этот волшебный мир привиделся ей в добрых снах, когда будущее кажется безоблачным и счастливым, а горя не существует вообще.

И теперь сон предстал наяву!

Лунд сначала тоже любовалась и восхищалась, затем ее стало утомлять однообразие. Наконец, утомление переросло в раздражение. Есть тут хоть что-нибудь иное, отличное от «идеала»?

Что до Кирилла, то его продолжала удивлять правильность форм. Почему все так точно? Это работа человека или?..

Звездолет начал снижаться. Пилот объявил:

- Зона БВД.

- Что такое БВД?

- Безвоздушое движение. Дальше нельзя. Ничего, прогуляетесь пешком.

- С удовольствием, - обрадовалась Ольга.

- А как найти дом Жулина Мудина?

- Ничего нет проще. По улице направо, потом – налево, еще раз направо и еще раз налево. А там, уже из сектора Квадрат I, перейдете в сектор Треугольник 2. В самом центре его и находится дом Жулина Мудина. Он напоминает устремленную в небо птицу желтого, красного и синего цветов.

Хозяин звездолета попрощался и быстро исчез из виду. Путешественники переглянулись.

- Что нам делать? – поинтересовалась Лунд.

- Отправиться в гости к этому Жулину Мудину, - ответил Кирилл.

- А ты с ним знаком? – спросила Ольга.

- Нет.

- Так как же ты?..

- У тебя есть другой план? Мы представились его друзьями и не имеем права отступать от своих слов. Как там он говорил? Направо, налево, еще раз направо, налево. Потом из сектора Квадрат - в сектор Треугольник?

- А не лучше ли затеряться в райских кущах? – предложила Лунд.

- Не думаю. Нас все равно найдут и депортируют. Последнее – в лучшем случае.

- А что может быть хуже? – полюбопытствовала Ольга.

- Откуда мне знать местную систему наказания.

- Как собираешься представиться Жулину Мудину? И о чем вести с ним разговор?

- Выясним по ходу дела.

Ольга согласилась с предложением Кирилла, Лунд, скрепя сердце, тоже. Путешественники вошли в черту городка.


ГЛАВА XVIII. ИГРЫ ЛИЦЕДЕЯ

Место действительно напоминало квадрат. И все здесь являлось его большим или маленьким напоминанием: квадратные дома, участки, клумбы. Легко сбиться, пойти в другую сторону. И подсказать некому, народу - никого.

После непродолжительных споров решили отправиться по той дороге, на которой настаивал Кирилл. Лунд лишь холодно произнесла:

- Ты ведешь, тебе и отвечать.

С Ольгой продолжало твориться что-то невообразимое. Она готова была подбежать к каждому цветку, восхищаться каждой бабочкой. Лунд удивленно произнесла:

- Здесь красиво. Но чтобы вот так сходить с ума?..

- Мне все больше кажется, что я все это когда-то видела. И… жила тут.

- Сама понимаешь, что говоришь глупость?

- Понимаю.

- Я все думаю: почему на улицах никого? – вертел головой Кирилл. - Это место заброшено? Да нет, непохоже.

- А меня это радует, - сказала Лунд. – Никому до нас нет дела. С голоду не помрем, и Олер, как ребенок, вдоволь наиграется.

Только она это произнесла, как все ощутили на себе чей-то пытливый взгляд. Кирилл воскликнул:

- Те же глаза! Или другие?.. Кто-то следит за нами. Смотрите, за кронами деревьев…

Однако девушки ничего не заметили.

- Там кто-то был! – убежденно заявил Кирилл.

Спутницы не стали возражать. Ведь однажды они уже наблюдали это необъяснимое явление.

- По крайней мере, нас о чем-то предупреждают. Например, что «теряться» не стоит. Согласна, Лунд?

Молодая женщина не ответила, и они проследовали дальше. Через некоторое время заметили резкий поворот налево. Похоже, они двигаются в правильном направлении.

Затем еще раз повернули – направо, и снова – налево. Господство квадрата уступило место господству треугольника. Сады, дома, все остальное - приняло треугольную форму. Кирилл объявил:

- Мы в секторе Треугольник.

- Но нам нужен Треугольник 2, - напомнила Лунд.

- А чем они отличаются, - поинтересовалась Ольга. – Тут никаких надписей. Где первый, где второй?

- Скорее всего, сам Треугольник и есть второй сектор. Мы недалеко от дома Жулина Мудина.

- Тогда нам надо искать «птицу» красного, желтого и синего цветов, - подытожила Лунд.

Появилась развилка из нескольких ровных дорожек. В конце они наверняка соединяются по прямой, образуя очередной треугольник. Интуитивно путешественники догадались, что следует идти по середине. И через некоторое время вышли к зданию, так образно описанному человеком из «драконьего» звездолета: треугольная птица идеальных форм.

- Его резиденция, - сказал Кирилл. – В разговоре с ним придерживаемся нашего плана.

Они направились к дому-птице. Как хорошо: ни заборов, иногда с проволокой под напряжением, как в Эдмините, ни специальных средств психологической защиты, как в Архипориусе. В раю все свободно, поскольку отсутствует само понятие «преступность».

До особняка - совсем чуть-чуть. Кирилл закричал:

- Господин Жулин Мудин.

Никакого ответа. На помощь пришла Лунд, прокричавшая, что знакома с его родственницей и та попросила их принять.

Снова молчание.

- А он вообще-то там? - почесал затылок Кирилл.

- А куда он мог бы подеваться? - удивилась Ольга.

- Уехал на какое-нибудь совещание.

- В Долине богов тоже бывают совещания?

- Почему нет?

- Мне кажется, это место исключительно для отдыха и счастья.

- Мы ничего о нем не знаем, Олер, - ответила Лунд. - Лично у меня многое здесь вызывает вопросы.

- Может, он не слышит? - произнесла Ольга.

- Не исключено, - согласился Кирилл. - Подойдем ближе.

Еще один шаг, и он стал для них роковым...

Кирилл почувствовал, как неведомая сила сорвала его с места, закрутила, и через мгновение он оказался на приличном расстоянии от земли, связанный по рукам и ногам. Он начал было кричать, что является гражданином иного мира, что он, наконец, - великий философ Кир, с которым обязаны считаться везде, даже в Долине богов, однако рот его точно заклеили невидимым скотчем. А где его спутницы?

Оказывается, они сидели прямо перед ним в клетках, настолько тесных, что не в силах были пошевелить ни руками, ни ногами. И, как и Кирилл, могли только мычать.

Хитрая западня!

Затем на крыльце с видом победителя появился щеголь в блестящих павлиньих одеждах, с лицом, напоминающим блин, крупным пузцом и тоненькими ручками и ножками. Он тихонько захихикал:

- Попались, голубчики. Не будете шастать по чужим домам. А то совсем не уважают частную собственность. Вот распылю вас по ветру. Хи-хи-хи! Чего уставились! Хотите что-то сказать в свое оправдание? Ладно, валяйте. Может, помилую.

Скотч спал, и пленники смогли заговорить. Хозяин предупредил:

- Изъясняться понятно и четко. По древу не растекаться. Если почувствую фальшь, тут же приведу угрозу в исполнение. Итак?

- Во-первых, мы извиняемся за вторжение, - быстро проговорил Кирилл. – Мы не знали, что в Долине богов, то есть в раю, чтут частную собственность.

- Долина богов – да. Но причем здесь рай?.. А что до богов, то ведь они и стали таковыми благодаря своей частной собственности, - мудро изрек Жулин Мудин. – Но давайте по делу.

- Нас прислала сюда твоя племянница.

- Какая племянница? – нахмурился Жулин Мудин.

- Попир II. Не припоминаешь? – спросила Лунд.

Жулин Мудин сделал отрешенное лицо. Видимо, родственники из Архипориуса для нынешнего жителя Долины богов стали чем-то вроде необразованной деревенщины, с которой он теперь знаться не хочет.

- Мы вместе с ней работали в Организации, - продолжала Лунд. – Она сообщила…

Девушка хотела сказать, что Попир охарактеризовала своего дядю, как добрейшего и честнейшего человека. Но закончить не успела. Жулин Мудин приложил палец к губам, замахал руками, закричал:

- Ни слова! Не продолжайте… дорогие гости! Рад приветствовать вас в своем маленьком особняке.

- Ничего себе приветствие, - начал было Кирилл, однако все трое уже катапультировались из своих клеток. Теперь путешественники стояли напротив Жулина Мудина. Он пригласил их в дом. При этом девушкам знаменитый законник улыбался весьма сухо, зато, когда он глядел на Кирилла, глаза, несмотря на скрытый в них страх, становились маслянистыми. Кирилл насторожился, однако виду не подал.

Ольга первой шагнула черег порог, но уперлась в невидимую стену, едва не расшибла лоб.

- Осторожнее, - предупредил Жулин Мудин. – Не стоит опережать хозяина. Хи-хи-хи!

Теперь, когда защита была снята, все прошли под своды особняка. Комнаты были большими, каждая в форме треугольника, свет проникал через прозрачные стены. Точно из воздуха возникли мягкие кресла. Жулин Мудин пригласил гостей устраиваться поудобнее, поинтересовался, что будут пить?

- А что обычно пьют в Долине богов? – спросила Ольга.

- Разное, абсолютно разное. И крепкие, и совсем легкие напитки.

- Тут пьют и крепкое? – в голосе Кирилла послышалось настоящее изумление.

- А что удивляет, мой милый мальчик? – лукаво улыбнулся Жулин Мудин. – Боги тоже иногда расслабляются. Нет, частенько расслабляются. Так что заказать?

Девушки и Кирилл переглянулись, решили попробовать легкое. И тут же в руки каждому опустился бокал с напитком, сильно напоминающим молочный коктейль. Гости пригубили, приятный вкус!

- Ну-с, - начал Жулин Мудин. – Так что просила передать моя племянница?.. Хотя, примерно знаю. И потому спрашиваю: чего и сколько хотите?

Прямой вопрос слегка озадачил путешественников. Но и девушки, и Кирилл сообразили, хозяин боится. Настолько боится, что не хочет, чтобы прозвучало хотя бы одно лишнее слово. Лунд первой подняла брошенную перчатку:

- Сложный вопрос. Твое предложение?

- Все зависит от важности информации, - на лице Жулина Мудина появилась хитринка.

- Она очень важная.

- Из какой области моей деятельности?

Вопрос задан в лоб. Одно неправильное слово, и хозяин поймет, что ни черта они не знают. Тогда он обвинит их в любых грехах и отдаст в руки служителей местной фемиды.

- Из многих, - неопределенно парировала Лунд.

- О, это другое дело. Дайте мне небольшой срок. Мы обо всем договоримся. Пока отдохните, осмотрите наши места. Хотя понимаю, время для всех вас слишком дорого. Не терпится вернуться в Архипориус.

- Мы согласны побыть здесь некоторое время, - торопливо произнесла Ольга.

- Прекрасно, прекрасно, - почему-то радостно вскричал Жулин Мудин. И с сальной улыбкой повернулся к Кириллу. – Располагайся у меня, как дома.

- А ты расскажешь о Долине богов, - Ольге не терпелось услышать как можно больше о желанном для нее мире. От ее необузданного желания брови Жулина Мудина взметнулись. Он ожидал от людей из Архипориуса иной реакции.

- Что рассказать?

- Все!

- Хорошо, хорошо… - губы Жулина Мудина расплылись в сладчайшей улыбке. – Вы изволили сравнить Долину богов с раем. Это верно, но лишь отчасти. Рай предполагает полное счастье для всех. Но этого быть не может. Наша Долина – только для богов, которым позволено все. Потому что они – и есть реальные боги!

- А остальные, кто живет здесь? – полюбопытствовала Ольга.

- Просто довольные. Боги умны и милосердны, они создают иллюзию всеобщего благоденствия. Поэтому тут никогда не бывает катаклизмов или потрясений. И даже последний из последних, считает себя богом.

- И ты тоже тут в роли бога? – поинтересовался Кирилл.

- Пока еще нет…Скорее – приближенный к божествам, или полубог. Кстати, как твое имя, красавчик?

- Великий Кир.

- Не слышал, проказник, не слышал.

- Я не проказник. И вообще, обожаю женщин.

- Ой! – вскричал Жулин Мудин, будто его ошпарили кипятком. – Женщины! Как нудно и как скучно.

Дамы с удовольствием вцепились бы хозяину в волосы. Но тактичность не позволяла этого сделать. Все-таки - гости. А Кирилл просто развел руками:

- Кому что.

- Рассказывайте дальше, - не унималась Ольга. – Про Долину богов!

- У нас есть города, крупные центры. Есть столица – Охренерис с резиденцией верховного правителя – Офигенина I.

- Охренерис тоже утопает в садах? – спросила Ольга. – Или – это индустриальный центр? Наподобие самых известных мировых столиц?

Жулин Мудин умиленно сложил на пузце тоненькие ручки:

- Видите ли, он не похож ни на один город мира. Там нужно побывать. Некоторые вещи, которые происходят в Охренерисе, невозможно объяснить. Но путь туда напрочь закрыт представителям иных цивилизаций. Если в Долину богов вы каким-то образом пробрались (нет, нет, я не интересуюсь, каким), то в Охренерис не попадете никогда!

На лице Ольги появилось откровенное разочарование. Как же ей хотелось в Охренерис. Вот уж там-то, наверное, чудеса!

- А почему везде правильная геометрия, и все разбито на сектора? – настал черед задавать вопросы Лунд.

Хозяин ответил удивленным взглядом:

- Проще простого. Наш правитель Офигенин I считает, что идеальные геометрические фигуры – символ идеала самого общества, его красоты и совершенства.

- Но сами сектора зачем?

- Для лучшего управления системой. Каждый сектор управляется администратором-паханом. Маленький пахан подчиняется более крупному и так далее. А венец всему - Офигенин I. Понятно, девушки? А тебе, миленький?

При слове «миленький» попивающий коктейль Кирилл чуть не поперхнулся. Во взгляде Жулина Мудина сразу же появилось сочувственное выражение:

- Бедняжка! Зачем так торопиться? Коктейль никуда не убежит.

- Я не о том. В Эдмините паханами называют… типов весьма неприятных и жестоких, бандитов.

- Что вы! Наши паханы – милейшие люди. Все свои дела они обделывают с улыбкой. И контролируют нас, совершенно не думая о личной выгоде.

- Подожди, - прервала его Лунд. – Что значит «контролируют»? Разве для богоподобных существ важнее всего не внутренняя свобода?

- Кто тебе сказал, лапочка, подобную глупость? Мне, например, плевать на свободу – и внутреннюю и внешнюю. Раз вас послала Попир, вы отлично понимаете мою сверхзадачу: меня не должны экстрадировать обратно в Архипориус. И еще, пожить – безбедно, беззаботно. Но я не оригинален. Этого желают и те, кто чином пониже, даже куи, и финнары.

- Куи и финнары в Долине богов? – одновременно раскрыли рты Ольга и Лунд.

- Конечно! Они выполняют здесь важнейшие функции. Куи – мастера разведки, следят за каждым неблагонадежным гражданином. Финнары - воины, которые этих неблагонадежных…

Он не закончил мысль: было ясно, что делают финнары с неблагонадежными.

- Разве благонадежность возможно завоевать силой? – задумчиво промолвил Кирилл. – Если только на время…

- Ты, мой Великий Кир, уже слышал, что тут время будто застыло. Застывшему времени нужен застывший порядок.

- Но новое должно сменять старое. Иначе – крах всему.

Жулин Мудин с интересом посмотрел на него:

- Ты действительно так считаешь?

- Устаревшие формы опасны. Один из философов Эдминита сказал: «Нельзя дважды войти в одну реку (эта фраза принадлежит греческому философу Гераклиту Эфесскому. – Прим. авт.).

- Так рассуждают именно в Эдмините, стоящем на самой низшей ступени человеческой развития. Там постоянно меняются общественные устои, о государствах, которые не так давно творили историю, остаются лишь воспоминания. И во имя чего все это? Разве поменялись сами идеи? Разве философы и писатели не пересказывают одни и те же байки на новый лад? Ничего сверхоригинального, совершенного человек дать не может в силу скудоумия. Начинает… - он захихикал, - с грандиозных идей, а заканчивает набиванием утробы. В Архипориусе на твой постулат посмотрели бы несколько по-иному. А будь ты гражданином Долины богов, то понял бы собственную нелепость рассуждений. И потом: мифическим «новым формам» нужны и новые оболочки. Однако они не всегда несут позитив. Наоборот, часто приносят неисчислимые беды. Те же революции… Хотел бы жить во время революций, Великий Кир? А, вы, девочки?

- Но…

- Если данные условия жизни принимает большинство, зачем их менять?

- А вдруг кто-то не принимает?

- Вот для того и нужны финнары! – воскликнул Жулин Мудин. – Однако давайте о более прозаических и приятных вещах. В Долине богов столько всего необычного. Невероятно много чудес! Вы, например, видели местный зоопарк? Конечно же, нет. Ведь вас интересует несчастный Жулин Мудин.

- Меня интересует зоопарк, - сказала Ольга.

Лунд взглянула на нее и согласилась:

- И меня.

- А что скажет мой Великий Кир? – елейным голоском пропел Жулин Мудин.

- Раз девушки желают…

- И где этот ваш удивительный зоопарк? Как долго до него добираться? – спросила Ольга.

- О, нет, моя золотая девочка. Никуда ехать не надо. Приглашаю всех пройти со мной.

Хозяин провел гостей в соседний зал, остановился у большой стеклянной матовой стены и лукаво спросил:

- А путешествовать по зоопарку собираетесь по отдельности или вместе?

Путешественники задумались, ответа у них не было. Тогда поступило предложение от самого Жулина Мудина.

- Путешествуйте поодиночке. Так каждый определит круг своих интересов. Но, когда станет… трудно, позовите друзей на помощь. Просто подумайте о них.

У Кирилла и девушек возникли естественные вопросы: почему им должно стать трудно? Но ободряющие взгляды хозяина развеяли все сомнения.

- Тогда вперед!

- Куда? – воскликнули гости.

- Смотрите на стену. Внимательно смотрите.

Стена на глазах стала меняться.

Ольга не могла понять: как же так? Еще секунду назад она была в доме Жулина Мудина и вдруг оказалась в каком-то ином месте. Она шла по посыпанной гравием дорожке мимо огромных голубых пальм, спускающихся лиан, других незнакомых растений, листья которых напоминали пятерню. Рядом прыгали существа, едва ли не точные копии орангутангов, только шкура у них золотистого цвета. Орангутанги почти касались ее, вот, например, один – уже готов был схватить Ольгу… Она отпрянула, но увидела, как рука обезьяны уперлась во что-то твердое.

Она успокоилась, поняла, что есть невидимая защита от зверей. А их появилось все больше и больше! Известные Ольге зайцы, волки, медведи сменялись двухголовыми шарообразными мохнатыми существами, появились змеи, но не обычные, их хвост вертелся как юла. Были и другие животные, внешне напоминающие бегемотов, только гораздо крупнее, а на их копытах - словно железные подковы. Когда они стучали ими по земле, то высекали искры. Однако самое сильное впечатление на Ольгу произвело маленькое странное создание: некая полусвинья – получеловек. В ее красных глазках читалось настоящее разумное отчаяние. «Кто это? – подумала Ольга. – Не имеет ли отношение к гуманоидным особям?».

Каждый животный вид гулял по очерченному для него пространству, не похожему на клетки в зоопарках Эдминита. Но это еще больше раздражало зверей. Вроде бы, свободны, но и лишнего шага не сделаешь, проклятая стена не позволит!

Над головой порхали птицы: грифы, орлы и сверхэкзотические существа, похожие на маленьких многоголовых дракончиков. Один из грифов вдруг перестал метаться, сел на шест и внимательно огляделся. Внезапно его взгляд остановился на Ольге. Глаза стали хищными и злыми. Гриф замахал крыльями и бросился на девушку. Ольга не испугалась, между ней и хищником непроницаемая стена.

И тут поняла: ее нет! И убийцу уже не остановить!

Она потянулась к оружию, однако железный клюв грифа уже нацелился ей в правый глаз. Через долю мгновения она должна была ослепнуть.Девушка лишь успела подумать о Кирилле, как гриф исчез, растворился. Позади ее стоял Мальцев с наведенной трубкой. Он опередил грифа.

Ольга зарыдала, бросилась к нему на шею. Ей уже не хотелось оставаться в проклятом зоопарке. Ну и игру предложил им Жулин Мудин.

Но еще была Лунд! Кириллу и Ольге показалось, будто они слышат ее зов о помощи.

«Лунд! Лунд! Ты где?»

Они увидели ее в объятиях медведя. Видимо, зверь оказался слишком хитрым и напал внезапно. И теперь уже никто не мог помочь их подруге.

Но Лунд успела взглянуть на них и прошептать:

- Давайте…

Главное не промахнуться! Трубки одновременно сверкнули в руках Кирилла и Ольги.

Неужели опоздали, и зверь задавил ее?

- Лунд! – истошно завопила Ольга.

…Они стояли у той же стены в доме Жулина Мудина. Хозяин довольно хихикнул:

- Как вам маленькое приключение?

Кириллу показалось, что наряду с легкой иронией на лице Жулина Мудина промелькнуло злорадство. А что если это не обычное «забавное» приключение, а часть дьявольской игры? И он, таким образом, дает понять, что может покончить с незваными гостями в любую минуту.

Да, он зависит от них. А сейчас он дал понять: и они зависят от него.

- Мои дорогие друзья, - ласково пропел Жулин Мудин. – не отдохнуть ли вам?

И снова в его предложении повеяло неискренностью, даже скрытой угрозой. Кирилл решил: надо держаться вместе, не расходиться по отдельным комнатам.

- … А после встретимся. И я изложу свои предложения. Ты, Великий Кир, пойдешь вон в то крыло. Ты, славная Олер…

- Мы с ней вместе! – перебила Лунд.

- Вместе? Ах, мои пташки, конечно, вместе!

- И я с ними, - поспешил Кирилл.

- Ты будешь нас смущать, - огрызнулась Лунд.

- Он смутит кого угодно. Может, примете ванну? Великий Кир, потереть тебе спинку?

- Нет, спасибо.

- Как знаешь, проказник. Да, через два часа у нас обед.

Кирилл прошел в свои апартаменты: большая светлая комната, любые удобства. Можно было бы спокойно отдохнуть, если бы…не личность самого хозяина.

Хорошо бы сейчас под душ! Однако и на это Кирилл не решился. «Еще станет объектом подсматривания».

А стоит ли принимать приглашение Жулина Мудина отобедать? У Лунд есть утоляющие голод таблетки.

Кирилл думал, размышлял… Пока ничего в голову не приходило.

Он осмотрелся. Перед ним вдруг возник гардероб. Возник ниоткуда. Или он и раньше был здесь, только Кирилл его не заметил?

В гардеробе – целая гора павлиньих костюмов: различной расцветки перья, различной длины хвосты. Призрак хозяина был повсюд, точно Жулин Мудин выглядывал из каждой щели. Он наверняка видел все, что делает Кир, и, казалось, звучал его приторный голосок:

- Все для тебя, Великий Кир. Надевай, не стесняйся, проказник.

Кирилл мысленно представил себя в новомодном костюме. Павлин из него выйдет отличный! Нет уж, лучше остаться в своем обычном.

«Не стесняйся, проказник!» - не смолкало сладкоголосое пение.

Вот ведь незадача – гостить в доме неприятеля. Каждую минуту жди подвоха!

Об этом же думали и девушки. Но им было немного проще – все-таки вдвоем. К тому же, у них нашлось неожиданное развлечение…


ГЛАВА XIX. ПОСЛАНИЯ ДЕТСТВА

Пока подвоха не было. Но не исключено: Жулин Мудин просто оттягивает акт возмездия. Кирилл связался по мыслепередатчику с Лунд. Связь работала нормально, однако… ему сразу почудились уши хозяина. Тот наверняка вслушивается в каждое слово.

- Привет! – сказал Кирилл. – Я зайду к вам?

- Заходи.

- Прямо сейчас?

- Хорошо.

Кирилл подошел к двери, она моментально раздвинулась. Он сделал шаг и… некая сила подхватила его. Он не шел, а плыл.

С верхнего этажа он по воздуху опустился вниз. Дальше он скользил, как на катке, пока не оказался возле стеклянной стены. Та приподнялась, пропуская Кирилла в комнату девушек.

Он вошел, и сразу простонал: «О, женщины!» Лунд и Ольга, наверное, перемерили весь гардероб и теперь предстали его взору в роли двух шикарных «пав», резко отличающихся от реальных, сереньких, простеньких. Одежда была похожа на ту, что предлагалась Кириллу, только узоры еще более яркие, а хвосты – еще длиннее.

- Что это? – вытаращил глаза Мальцев.

- Нравится? – небрежно бросила Ольга. И, получив в отрицательный ответ, надула губки:

- Совершенно не разбираешься в моде.

Лунд дико обрадовалась своей маленькой победе и добавила:

- Мужчины плохо понимают прекрасное.

- Главное, чтобы нравилось вам, - вздохнул Кирилл. И обратился к Лунд:

- Таблетки от голода при тебе?

Будто вспыхнул яркий свет, в котором появился «сияющий» Жулин Мудин и громогласно заявил:

- Никаких таблеток. Уж не думаете ли, что я собираюсь отравить вас? Зачем? Чтобы моя злобная племянница прислала других, менее симпатичных ребят?

Аргумент возымел силу. Кирилл и дамы согласились отобедать у местного полубога.

Пока шествовали к столу, Жулин Мудин укоризненно заметил:

- Молодцы, девочки, не отказались от моих подарков. Теперь стали похожи на нормальных людей. А ты, Великий Кир, разочаровал. Променять лучшие наряды от Шутина Глобина (это наш лучший модельер) на твои обноски. Фи! Придется вынести тебе модный приговор: будешь пить то вино, которое я предложу. И не смей отказываться!

Они, наконец, в столовой. Стол, за который их пригласили, был пустым: никакой сервировки. Не сновали взад-вперед слуги, не разносились вкусные запахи.

Но в один миг все переменилось. По гладкой поверхности стола побежала белоснежная скатерть. На ней стали возникать столовые приборы. Жулин Мудин комментировал:

- На первое предлагаю суп из яриров. А, вы же не знаете, кто такие яриры. Их мясо напоминает страусиное. Очень вкусно.

Путешественники переглянулись, и Кирилл от имени девушек согласился.

- Отлично, - обрадовался Жулин Мудин. – На второе - пенис финнара.

- Тьфу! – чуть не стошнило Кирилла, а за ним и остальных.

- Что такое? – удивление хозяина не знало предела. – Это у нас деликатес. Подают особо дорогим гостям.

- А нельзя особо дорогим гостям подать чего-нибудь другого? – жалобно промолвил Кирилл.

- Что именно?

- Когда я был в Эдмините, мне понравилось мясо молодых перепелов.

- Фи, Великий Кир! С тобой придется серьезно поработать по воспитанию вкуса. Есть еду изгоев! Где это видано?!

- Но я это люблю. И девочкам, уверен, понравится.

- Как хотите. А я даже нос заткну. И буду есть свой любимый пенис… не мой, конечно, финнара.

Кирилл подумал: как можно в Долине богов приготовить одно из блюд территории зла? Но для Жулина Мудина никакой здесь проблемы не оказалось. После дымящегося, вкусного супа, перед Кириллом и девушками появились тарелки с перепелами. Хозяин же впился зубами в огромный синий член, причмокивая и похваливая.

- А теперь вина!

Гости однако пить отказались. Жулин Мудин заныл:

- Великий Кир, ты обещал пригубить моего чудодейственного напитка.

- Ничего я не обещал, - возразил Кирилл. – Ты сам дал это обещание за меня.

Хозяин дома вздохнул и предложил перейти к делам. Он уже все обдумал и вот его предложение.

Гости насторожились. Кульминационный момент наступил, надо что-то будет отвечать. И отвечать так, чтобы у хозяина не возникло даже малейших подозрений.

Жулин Мудин откашлялся и, подмигнув, произнес:

- Передайте Попир, что за молчание я готов передать ей Центр Вечной Молодости. Это серьезный элемент управления Архипориусом.

Никто не торопился с ответом, Жулин Мудин взвился:

- Она хочет еще и Центр Управления Мозгом? Это уже слишком. Вымогательство! Шантаж! Если так пойдет дальше, я вообще откажусь от любых переговоров.

- Зачем так нервничать? – сказал Кирилл. – Думаю, с Попир договориться можно.

- Что для этого нужно, Великий Кир?

Кирилл сделал глубокомысленное лицо, показав, что он весь в раздумье. Затем сказал:

- У нас тоже есть некоторые личные просьбы.

- Понимаю, проказник.

- Я хотела бы стать гражданкой Долины богов, - внезапно заявила Ольга. – Жду от тебя помощи.

От удивления у Жулина Мудина отвисла челюсть. Он ничего не ответил, однако глаза его странно блеснули.

- И только? – аккуратно поинтересовался хозяин у нее.

- Пока достаточно.

- А что пожелают остальные?

- Мы сообщим о наших просьбах чуть позже, - ответил Кирилл, а Лунд подтвердила его слова взмахом ресниц.

- Очень хорошо, - опять ласково улыбнулся Жулин Мудин. – Только не затягивайте. Мне не терпится преподнести каждому из вас желанный сюрприз. А пока не хотите ли прогуляться? А то все дома да дома. Зоопарк – виртуальное путешествие. А вы прогуляйтесь реально.

- Но мы не знаем местности.

- О, пустяки. В случае чего, свяжитесь со мной по мыслепередатчику. Вот код для связи. Впрочем, я вас не гоню, а предлагаю.

- Я бы прогулялась, - сказала Ольга.

- Вот и мило! – улыбнулся Жулин Мудин.

Почему-то у Кирилла возникло подозрение, что он хотел бы избавиться от гостей? Но тут хозяин снова слегка ошарашил его:

- Идея! Великий Кир, не осмотришь ли для начала мои сады? А девушки пока прогуляются до дубовой рощи.

- Нет, нет. Мы все вместе в дубовую рощу, - быстро ответил Кирилл.

- Как пожелаете, - смиренно потупил взор Жулин Мудин.

- Мы не заблудимся?

- Что вы! До рощи недалеко. Минуете следующий сектор, и там сразу роща. Нагуляетесь и возвращайтесь.

Рощу они нашли довольно быстро. Естественно, она имела «правильную» треугольную форму. Деревья и пьянящий воздух сначала расслабляли, затем столь же активно пробуждали к жизни. Мыслительные способности Кирилла заработали быстрей. Он с тоской посмотрел на Ольгу, которая с восторгом носилась по роще, словно позабыв обо всем на свете. Она влюбилась в этот внешне привлекательный мир. Влюбилась, не понимая его сущности, не зная его тайн, секретов.

А сам мир, похоже, не простой. Не простые люди – тот же самый Жулин Мудин. Он предложил прогуляться по роще.Зачем? Чтобы гости полюбовались красотами Долины богов?..

И тут Лунд взяла его за руку:

- Мне это не понравилось.

- Что именно?

- Все. Что если он постарался избежать конфликта в своем доме? И сейчас нас схватят местные службы или прибьют наемные убийцы?

- Он мог бы сделать это раньше.

- Нет, не мог. Он нас боялся. Однако мы где-то и на чем-то прокололись.

- Прокололись?

- Да. Жаль только не знаю: на чем именно? Но его отношение к нам изменилось. Он перестал нас опасаться, как раньше. И теперь…

Она не закончила. Из-за дубов стали выходить вооруженные финнары. Лунд потянулась было к оружию, но быстро поняла: не успеет! Только спровоцирует этих чудовищ на убийства.

«А так нас не убьют?»

- Руки поднимите! – раздалось громкое урчание одного из финнаров.

Почти сразу по мыслепередатчику Кирилла раздался радостный голос Жулина Мудина:

- Не сопротивляйся, проказник. И девочкам своим скажи, чтобы дурью не маялись. Сейчас всех вас заберут и вытрясут правду.

Еще несколько финнаров держали под прицелом Ольгу. Увидев любимую в опасности, Лунд окончательно потеряла выдержку:

- Не смейте ее тронуть! – сквозь зубы процедила она.

И тут страшные синие лучи пронзили их тела.

Очнулись одновременно. Они находились в небольшой комнате. Посередине - стол, за которым сидела женщина в незнакомой, отливающей золотом форме.

- Служба безопасности Долины богов, - суровый голос незнакомки мало вязался с ее миловидной внешностью. – Есть подозрение, что вы незаконно явились к нам.

Кирилл думал что-то объяснить, но женщина жестом остановила его. Вытащила какой-то маленький, похожий на паучка аппарат, и сказала:

- Сейчас все выяснится. Виновных накажем, невиновных отпустим.

Сначала жучок коснулся тела Кирилла. Почти сразу внутри прибора что-то сердито заурчало, заухало.

- Не наш. И никогда у нас раньше не был, - бесстрастно констатировала женщина.

- Я все объясню…

Женщина вновь резко остановила его, поднесла аппарат к Лунд. Эффект был тот же самый. В отличие от Кирилла, Лунд не стала припираться: отрицать очевидное, но задрожала, когда жучек был поднесен к Ольге:

- Я виновата. Ее не трогайте. Она лишь жертва моих игр.

Никто не ожидал, того, что произошло: аппарат вдруг радостно захрюкал.

- Из наших, - удовлетворенно кивнула женщина.

И зачем-то поднесла аппарат вторично. Радость Кирилла и Лунд сменилась страхом. Неужели решила еще раз проверить надежность техники?

Теперь аппарат не просто хрюкал, но еще и блеял. На невозмутимом лице промелькнуло легкое удивление.

- Ты не сказала, что относишься к нашей элите.

- Я?

- Аппарат не врет. Он этого просто не умеет.

Но муки еще не закончились. Женщина поднесла к ней «паука» в третий раз. Послышалось не только хрюканье, блеянье, но и мяуканье. Удивление женщины возросло еще больше.

- Ты не просто из элиты, а из высшей элиты.

Ольга молчала, а что отвечать? Судьба протянула ей спасительный круг. Надо хватать.

Женщина в военной форме продолжала:

- Для тебя в Долине богов открыты двери в любые места. Эти люди с тобой?

- Они мои друзья.

- Вот, возьми отличительный знак, - женщина приколола к ее груди что-то, переливающееся изумрудными огоньками. Непонятно из какого материала была сделана эта крохотная вещица, а так же какова ее форма -она постоянно менялась.

- Что это?

- Знак отличия высших.

- Спасибо.

- Возьми оружие.

- У меня есть свое.

- Это особенное. Оно посылает импульс в мозг до того, как противник решит убить тебя.

- Не думала, что Долина богов так опасна.

- Здесь крайне редки преступления. Но на всякий случай его следует иметь. Особенно представителю высшей элиты.

- И что теперь?

- Ты свободна. Как и твои друзья. Извините за ошибку.

- Бывает.

- Один совет: твой друг должен одеться как житель Долины богов. Своим неприглядном видом он станет привлекать слишком много внимания.

- Но где взять одежду?

- Пусть пройдет в соседнюю комнату.

- Хорошо, - Ольга невольно почувствовала себя главной в их маленькой компании.

Женщина сделала знак Кириллу, тот подошел к указанной стене, которая мгновенно «растаяла». Но, едва он переступил некую черту, стена воссоздалась в своем «первозданном виде», отрезав его от спутниц. Тем стало не по себе, девушки решили, что угодили в очередную ловушку.

Однако Кирилл вскоре появился вновь. Теперь уже в павлиньей одежде, столь непривычной для него, что Ольга и Лунд невольно засмеялись. Лицо Кирилла недовольно сморщилось, он лишь пожал плечами:

- При мне не было модельера.

- Отличный фасон, - поспешила успокоить его Ольга.

- Вам еще что-то нужно? – спросила женщина.

- Нет!

Больше задавать вопросов, искушать судьбу они не стали. Поспешили покинуть здание. Там разберутся, что делать дальше.

И снова их встретили клумбы цветов, парк строгой геометрической формы, такие же «геометрические» дома, между которых пролетали звездолеты. Только теперь Ольга дала волю эмоциям:

- Нас разыграли? Зачем?

Лунд задумчиво протянула:

- Ты же слышала: аппарат не врет!

- Ничего не понимаю.

- Вспомни свои ощущения, - сказал Кирилл. – Тебе все время кажется, что ты здесь уже была.

- Да, это правда.

- А если ты жила здесь? И забыла?

- Как я могла забыть?

- Вопрос!

- Уйдем отсюда, - предложила Лунд.

- Куда?

- В любое место. Вдруг «паук» передумает?

- Хорошо, - согласился Кирилл. – Но сначала я свяжусь кое с кем.

Естественно, он связался с Жулином Мудином. Тот воскликнул:

- Ты, проказник? Говорят, вас освободили? Если чем смогу помочь… Хотя чем я, обычный гражданин Долины богов могу быть полезен?

- Все в порядке. Оказывается, Олер принадлежит к высшей элите Долины богов.

- Какое счастье! – однако голос Жулина Мудина был отнюдь не радостным.

- И мы к тебе обязательно наведаемся, дорогой друг.

- Буду рад!

- Не радуйся заранее.

Кирилл уловил в дыхании собеседника настоящий страх. И, по окончании разговора, заметил своим спутницам:

- Жулин Мудин трухнул.

- Плевать на него, - ответила Лунд. – Лучше подумаем, что нам делать.

- Хочу в Охренерис, - заявила Ольга.

- Не возражаю. Только как до него добраться? Мы совершили одну ошибку: не взяли путеводитель по Долине богов.

- Выкрутимся, - вступил Кирилл. – У нас есть вон это…

И он указал на символ на груди Ольги. Похоже, с ним они будут в безопасности.

Внезапно в небе появился звездолет. Если раньше его появление вызывало у путешественников настороженность, то теперь им захотелось обратить на себя внимание пилота. Ольга почувствовала, как ее символ засверкал сильнее, от него пошло тепло. Пилот заметил сигнал и опустился на землю.

Выскочив из звездолета, он сразу склонил голову перед Ольгой:

- Ты меня вызывала?

- Нам надо в Охренерис?

- Машина к твоим услугам.

Ольга первая влезла в звездолет, остальные последовали за ней.

- Как доставить? – спросил пилот. - Быстро? Или на средней скорости?

- В чем разница? - поинтересовался Кирилл.

- В первом случае мы поднимаемся до определенной точки высоты и через несколько минут опускаемся на территории Охренериса.

- А во втором?

- Мы летим на небольшой высоте. И вы можете увидеть всю территорию Долины богов.

- Выбираем второй вариант, - даже из вежливости не посоветовавшись с друзьями, кратко бросила Ольга.

Машина плавно поднялась в воздух. Снова прекрасные, но слишком типичные картины разбитой на сектора страны-сада. Пилот объяснил Кириллу и Лунд (Ольгу он считал своей), что это – только «северная или, как ее называют – Спокойная часть величайшего государства. Дальше все будет несколько по-иному».

Через некоторое время картина внизу поменялась: зеленый цвет потеснил золотой. Летчик объяснил:

- Территория Золотых Гор.

- Почему «Золотых»? – удивился Кирилл.

- Их поверхность покрыта настоящим золотом. Там столько золота, что можно рехнуться.

Кирилл вспомнил, как обожествляют золото в Эдмините. Но тут оно не может являться таким же культом. А летчик, тем временем, продолжал:

- Боги обожают золото. Для них – это символ красоты. Они спускаются по золотым ступенькам в свои золотые дворцы, ощущая высочайшее блаженство на свете: под их ногами – золото. Говорят, в других мирах за него дерутся, убивают, а они его топчут, топчут! Спустимся? Посмотрим?

- Нет, нет, держим путь в Охренерис, - Ольга окончательно вошла в роль хозяйки положения.

Звездолет полетел дальше. Даже отсюда, с высоты были заметны золотые вспышки. Очевидно, боги придумали какие-то свои игры с золотом.

Затем появилась территория, которая просто горела, но не охваченная пожаром, а расцвеченная мириадами драгоценных камней.

- В Эдмините я читал сказку об Изумрудном городе, - начал было Кирилл, но его остановила Лунд:

- Не произноси это слово. Наверняка в Долине богов не жалуют проклятое место.

Пейзаж снова стал зеленым от преобладания естественных лесов. Вслед за ними показались высокие башни. Чем дальше они летели, тем башен становилось больше.

- Скоро Охренерис, - сообщил летчик. – Вон уже его пригороды.

Ольга задышала часто-часто, так бывает, когда встречаешься с давно забытыми местами детства. От волнения ты не в силах произнести ни слова. Кирилл и Лунд с нескрываемым интересом посмотрели на нее.

Теперь внизу были одни только башни строго геометрических конфигураций. Между ними и опустился звездолет.

- Приехали!

Ольга выскочила из машины, остальные последовали за ней. Они прошли с десятка два шагов, перед ними открылась величественная улица. Народу на ней было немного, все предпочитали летать в собственных звездолетах, которых здесь тьма-тьмущая.

Путешественники ступили на движущийся тротуар и направились вперед, очевидно, в центр столицы. Такой вывод они сделали потому, что по мере их продвижения - людей становилось больше и больше. Молодежь смеялась, прыгала, веселилась, как и любая молодежь мира. Замелькали разноцветные шары, они парили здесь над всем, словно признак мирового счастья.

Летящая дорожка остановилась перед огромной площадью, представляющей собой «идеальный» круг, фигуру, встречающуюся в Долине богов не часто. Забита она битком. Люди в павлиньих одеждах самого разнообразного покроя и расцветок прогуливались, не спеша взирали на бьющие в центре фонтаны. Одни здания – особо величественные, монументальные, другие - воплощали в жизнь безумную фантазию архитекторов. Какие-то чем-то напоминали храмы Эллады (никак не мог Кирилл отойти от ассоциаций с Эдминитом). Недалеко соседствовал «авангард» - несколько огромных крупных шаров, соединялись в один - гигантский. А вот - «выкатывающийся» из-под земли постоянно вращающийся голубой шар.

Ольга посмотрела на него и вдруг решительно заявила:

- А ведь я тут была.

В ее сознании возникла маленькая девочка, которую держит за руку какая-то женщина. Она наклоняется к ней, что-то ласково шепчет. Девочка радостно обнимает ее, смеется. Мимо «проплывали» много дядей и тетей, все почему-то…. в масках животных и птиц.

- У нас сегодня праздник, - объясняет ласковая женщина.

Люди кружатся, поют. От их пения маленькой Оле становится… страшно. А она вовсе и не Оля. Женщина называет ее по-другому. Но как? Первую фразу она не помнит. Только последнюю…

- Не бойся, глупая, это все понарошку.

Понарошку этот праздник, где прыгают дяди и тети в масках?

- Я не боюсь, - отвечает девочка, хотя это с ее стороны обман. Она боится! А в ушах продолжает разноситься:

Не бойся… не бойся… не бойся…

Потом все исчезает. Превращается в пустоту. И уже нет той ласковой женщины.

- Да, все было именно так, - сказала Ольга.

- Ты что-то вспомнила?

- Обрывки чего-то непонятного.

- Но ты точно была здесь?

- Похоже.

Опять толпы народа, но теперь без масок. И никому из них, казалось, нет никакого дела до Ольги и ее друзей.

Но их уже взяли на заметку.


ГЛАВА XX. УБИЙСТВЕННОЕ РАНДЕВУ

Жулин Мудин с содроганием вспоминал произошедшие события. Он решил, что совершил ошибку. Сначала за столом вроде поймал «гостей», разоблачил их как авантюристов. Не станут посланники Попир так мелочиться: выпрашивать право проживания в Долине богов. Да и не нужно оно им вовсе. Но противный Кир и его девки провели Жулина Мудина. Может, они связаны с местной разведкой? Неужели его прошлым заинтересовались в Долине богов? Кто конкретно?

Жулин Мудин попытался связаться с Киром. Тот молчал. Не желал отвечать? Или ему запретили выходить на связь?

Бывший правитель Архипориуса позеленел от страха. Что-то будет в самое ближайшее время?

Он вспомнил последнюю фразу Кира, насчет того, что Олер принадлежит к высшей элите Долины богов. Приврал? Зачем? Если он и подружки связаны с разведкой, то хвастать не станут. Не те это люди.

Ну, конечно! Это было своеобразное предупреждение Жулину Мудину: мол, «тебя ожидают непростые времена».

Решив, что он раскрыл стратегию Кирилла, Жулин Мудин стал думать, какие меры предпринять для собственного спасения. Но в голову ничего не лезло!

Он решил сыграть ва-банк - встретиться со своим главным покровителем Сухарином Простодином, личным помощником Офигенина I. И срочно!

Вскочив в звездолет, Жулин Мудин уже через считанные минуты был в Охренерисе. Сразу помчался в резиденцию правителя Долины богов и умоляюще попросил личного помощника об аудиенции.

Сухарин Простодин был высокий, дородный мужчина с пышными черными усами. Он с усмешкой посмотрел на нервно обтирающего платком лицо собеседника.

- Успокойся, мой друг. Расскажи, что случилось?

- Катастрофа… - понизил голос до шепота Жулин Мудин. - Кто-то копает под меня.

- Да у тебя мания. Не боязни, а величия.

- Меня посетили странные гости… - и он рассказал обо всем, что произошло. Сухарин Простодин выслушал со скучающим выражением.

- Какие-то авантюристы решили прощупать тебя. Если бы у нас во властных структурах заинтересовались прошлым Жулина Мудина…

Собеседник вскочил, приложил палец к губам, Сухарин Простодин рассмеялся:

- Спокойно возвращайся к себе.

- А они?..

- Выясню. Но если их нет у нас в серьезных отчетах, то плюнь и забудь.

Жулин Мудин поднялся. Его перестало трясти, как в начале.

- Спасибо.

- За что?

- Когда мне сказал Кир, что его подружка Олер принадлежит к высшей элите Долины богов…

В глазах Сухарина Простодина появился некоторый интерес.

- Расскажи-ка еще раз об этой Олер.

Жулин Мудин как мог подробно ее описал. Помощник властителя Долины богов серьезно задумался.

- Что-то не так? – заволновался Жулин Мудин.

- Не знаю. Представителей высшей элиты у нас не так много. Ее внешность… хотя внешность легко поменять. – И вдруг добавил:

- Спасибо.

- За что?

- За то, что в трудную минуту обратился именно ко мне.

Жулин Мудин, кланяясь, попятился к двери. Оставшись в одиночестве, Сухарин Простодин продолжал размышлять. Любопытная история, если только над Жулином Мудином не посмеялись.

Он выяснил: действительно служба безопасности задержала трех молодых людей. Тут же провели экспертизу. Двое – не местные, зато одна… Он попросил прислать голографическое изображение представительницы высшей элиты. Где-то он ее видел!.. Она, не она? Время меняет людей.

Тогда он вывел из архива на экран изображение Тассир. И… ему сделалось не по себе. Страшные воспоминания вернулись. Он, Сухарин Простодин так же участвовал в том кошмарном преступлении. Он был главным сподвижником человека, впоследствии объявившего себя Офигенином I.

…В тот вечер гремела гроза, встревоженная симфония природы словно сопровождала кровавую драму. Заговорщики проникли в дом тогдашней правительницы Долины богов Еремины. Она была слишком доверчива, а это опасно!

Убийцы действовали беспощадно. Сначала уничтожили охрану, не ожидавшую вероломного нападения. Саму правительницу прикончили в постели. А в соседней комнате спали две ее дочки–двойняшки. Будущий хозяин Долины богов требовал и их немедленного уничтожения. Однако его уговорили не спешить, а использовать пленниц в своих интересах.

- Какие интересы?! – воскликнул Офигенин, - они главные претендентки на престол.

- Об этом никто не будет знать. Девочки исчезнут.

- Правильно, Они должны исчезнуть. Превратиться в прах.

- А не лучше ли стереть им память? Они будут воспитываться в совершенно других семьях. Никто, кроме группы избранных, не будет знать их подлинного происхождения. Но в решающую минуту они станут нашей козырной картой.

- Что за решающая минута?

- Она может прийти. История непредсказуема.

- Хорошо, - согласился Офигенин. – Так и сделаем.

Девочки проснулись от внезапного появления неизвестных людей. Но даже пикнуть не успели. Их усыпили. Затем преступники со спящими сестрами на руках выскользнули из резиденции убитой правительницы. У них уже был план: одну малютку отправить в Архипориус, отдать в бездетную семью местного правителя. Вассалы не откажутся от такого подарка. Девочке дали новое имя – Тассир.

- Какое неприятное, - поморщился Офигенин

- Зато слишком звучное в Архипориусе. С помощью девчонки мы привяжем к нам эту территорию сильнее любых законов.

- Она и так подвластна нам.

- Но не Офигенину, а Еремине!

- Но каким образом Тассир будет лоббировать наши интересы? Она же не полностью забудет прошлое?

- О, будущий правитель, нет ничего сильнее крови. Она притягивает к месту рождения. От идеалов можно избавиться, от крови – никогда. Сама природа заставит ее действовать в соответствии с нашими планами. Мы станем повелевать, а она – с радостью исполнять.

- Ты прав, - согласился Офигенин. – А что со второй?

- Ее тоже можно отправить в Архипориус, - подсказали сообщники, - в семью одного крупного военоначальника.

- Гениально, - усмехнулся Офигенин.

На том и порешили. Однако, если с Тассир все прошло гладко, то со второй… Человек, который должен был доставить ее в Архипориус, погиб. А девочка бесследно пропала. Возможно, ее больше нет в живых. Офигенин I успокоился: нет, значит – нет. В любом случае она не опасна.

Как теперь выяснилось, радовался он зря! Вот она, под самым боком.

Сухарин Простодин направился в то крыло здания, где находилась личная резиденция Офигенина I. Вход в нее охраняла и многочисленная охрана живых воинов, и специальные средства защиты. Невидимые стены создавали непроходимую преграду. Ты шел, а в мозг будто врывались грозные слова: «Не замышляй ничего, о чем мог бы пожалеть!», «Он – величайший правитель Долины богов», «Система вечна и непоколебима. Любые попытки расшатать ее обречены», «Забудь о противостоянии, думай о подчинении», «О твоих плохих мыслях знают, в случае чего – раздавят, как насекомое». Наслушавшись подобного, еще на полпути к резиденции властителя, ты готов был пасть перед ним ниц и служить, как собака.

Но даже после этого посетителя еще обыскивала охрана: как с помощью самых совершенных технических средств, так и обычных пронзительных взглядов. Иногда тому же Сухарину Простодину хотелось закричать: «Я его первый помощник! Я – один из создателей и охранителей Системы. Его товарищ, наконец!». Но что он мог поделать? Правила установлены.

И это не все. Начинались томительные минуты ожидания. Никаких мысленных контактов с правителем не разрешалось. Он сам определит время для визитера.

Наконец, очередь дошла и до помощника. Белая с росписью стена поднялась, допуская к Офигенину I.

Властитель восседал на висящем почти под потолком большом белом облаке. Конечно, облако было искусственное, но оно создавало эффект присутствия небожителя. Хорошо, что оно опустилось, небожитель снизошел до своего посетителя.

Сухарин Простодин вспомнил другого Офигенина. Когда-то они дружили, вместе постигали знания, бегали по девчонкам, занимались различными видами борьбы. Тогда он был просто хорошим товарищем, которого отличало только одно: он происходил из рода Высших, той самой касты, из которой являлись миру правители Долины богов.

Офигенин I вперил огненный взор в Сухарина Простодина. Тому пришлось опуститься на колени и ударить лбом о пол. Недавнее правило, которое появилось лишь при новом властелине. У каждого свои причуды.

Что до внешности, то Офигенин I - довольно красивый мужчина. Мускулистый, всегда гладко выбритый, с зачесанными назад волосами, правильными чертами лица. Руки украшали бриллиантовые и рубиновые безделушки.

- Мой дорогой помощник, - радостно воскликнул правитель и театрально вознес к небу руки. – С доброй ли вестью ты явился?

- С очень недоброй.

- Жаль, жаль. Мне рассказывали, что старые времена в Эдмините был обычай: гонцу, что приносил дурную весть, отрубали голову.

- Ты употребляешь это нехорошее слово «Эдминит»?

- О, так я нарушил закон?

- Да. В Долине богов запрещено поминать территорию зла. Закон, кстати, издан тобой.

Легкий укол не мешал нормальной беседе. Сухарин Простодин знал, что Офиноген I не против «не злых» шуток и попытался создать иллюзию того, что их дружба осталась прежней.

- Говори эту ужасающую весть!

- Я не сказал, что она ужасающая. Не добрая – да. Но ситуацию, возможно, использовать в своих интересах.

- Как загадочно.

- Ты помнишь Олер?

При одном упоминании этого имени Офиноген I чуть побледнел, нахмурился, игривость точно сняло рукой. Он коротко бросил:

- Не тяни!

Сухарин Простодин рассказал обо всем, что случилось. Властитель еще сильнее нахмурился.

- Если это она, то зачем явилась сюда?.. Где она сейчас?

- Немедленно займусь поисками.

- Правильно.

- Что делать, когда найдем ее? Убрать?

- Ни в коем случае. Надо все выяснить об ее планах. И что за люди сопровождают ее.

- Будет исполнено.

- Да, твой товарищ, который рассказал о ней… Как его?

- Жулин Мудин.

- Он свидетель, опасный свидетель.

Сухарин Простодин все понял.

- Слишком опасный, - повторил властитель. – Пусть даже знания его ничтожны. Согласен?

Сухарин Простодин молча поклонился. Попробуй, не согласись с властителем.

- А теперь ищем Олер! Все ее ищем!

Офиноген I сделал прощальный жест, поднялся на свое «облако» и вновь взмыл к потолку.

Покинув властителя, Сухарин Простодин тут же связался с Жулином Мудином.

- Как ты, мой друг?

- Застрял в Охренерисе. То есть не застрял, любуюсь его красотами. Он необыкновенен. Наш властитель отстроил его так, что… голова кружится. Самое чудесное место во вселенной.

- Да, конечно, - рассмеялся Сухарин Простодин. «Провинциалы! Как они все одинаковы!»

Дослушав новую порцию восхищений, помощник властителя сказал:

- Попрошу тебя сегодня не уезжать.

- Что-то случилось? – забеспокоился Жулин Мудин.

- Случилось. Ты оказал важную услугу. Хочу предложить дружеский ужин.

- О, какая честь!

- Ресторан выберу я.

- Конечно! А когда?..

- Чего тянуть? Через полчаса.

- Да! Да! – произнес Жулин Мудин, охваченный безумной радостью.

- Как ты относишься к рыбе?

- Обожаю.

- Тогда ресторан «Подводный мир».

- Восхитительно!

- До встречи.

Здание ресторана «Подводный мир» было построено в форме сверкающего голубого треугольника. Сухарин Простодин обнял друга, провел внутрь. Едва они вошли, на Жулина Мудина обрушилась гигантская волна. Он не бросился в сторону, так как понимал: это обман зрения, иллюзия.

Коридоры были пусты, Сухарин Простодин разъяснил:

- Ресторан для избранных. А зал, куда мы идем, для самых избранных.

Жулин Мудин подобострастно улыбнулся. И, без лишних слов, прошествовал за своим другом. Большая кабинка лифта понесла их не вверх, а вниз. Сухарин Простодин объяснил:

- Ресторан не только устремлен в небо, но и уходит в подземелье. Один из подземных залов отведен для нас.

Внизу их встретила официантка с очень миловидным лицом. Но стоило девушке улыбнуться, как у Жулина Мудина возникла странная мысль: так улыбается хищник, подстерегающий свою жертву.

Официантка жестом пригласила гостей. Зал оказался полутемным, повсюду – аквариумы, в которых плавали рыбы, золотистые, серебристые, маленькие и огромные хищные твари, самых необычных форм и расцветок. Последние проплывали мимо Жулина Мудина, взирая на него глазами беспощадных убийц. И снова у гостя появилось ощущение: что если его сейчас бросят в аквариум на растерзание этим хищникам?

«Кто бросит? Зачем?» - словно пропел ему в ухо сладенький голосок.

Прямо перед их столиком находился еще один аквариум, в котором копошился огромный осьминог. Он зашевелил щупальцами, будто бы пытаясь схватить Жулина Мудина. И тот уже почувствовал себя не гостем, а пленником.

Зазвучала музыка – спокойная, умиротворяющая. На эстраде появился атлетически сложенный парень, начался медленный стриптиз. Сухарин Простодин усмехнулся, он хорошо знал наклонности своего приятеля.

Подошла официантка, Сухарин Простодин отрывисто бросил:

- Ты сама все знаешь.

Девушка кивнула, отошла, а помощник Офигенина I сказал:

- Мой друг, я взял на себя смелость выбрать блюда по своему усмотрению.

- Конечно, конечно! Твой вкус самый утонченный.

- Надеюсь, - загадочно ответил Сухарин Простодин. – Сделаем эту встречу незабываемой для нас обоих.

- Право, не знаю, чем я заслужил такую честь?

- Не скромничай. Ты опора нашего государства.

Жулин Мудин покраснел от удовольствия. Как иначе?! Его приласкали хозяева самой Долины богов.

Томная музыка продолжала звучать, одного танцора сменял другой. Подошла официантка, на столе появились: пузатая бутылка, икра, рыбное ассорти. Зеленоватое вино полилось в бокалы. Жулин Мудин просто разомлел от счастья. И тут снова… эта хищная улыбка официантки.

- Что такое, мой друг? – спросил Сухарин Простодин. – Ты как будто съежился?

- Официантка...

- А что такое?

- Она пугает меня.

- Пугает? Такая привлекательная девушка?

- В ее взгляде, улыбке есть что-то… злое. Или мне показалось?

- Конечно, показалось. Если хочешь, заменим ее?

- Нет, не надо.

- Так за что выпьем?

- Я не знаю… как скажет хозяин, - окончательно растерялся Жулин Мудин.

- Тогда тост: за вечную жизнь.

- Ее же нет. Даже в Долине богов пытаются создать препараты, но… - слабо возражал гость.

- А мы все равно выпьем. Чтобы поскорее их создали.

Жулин Мудин сделал несколько глотков и сразу почувствовал, как у него закружилась голова. Стриптезер на эстраде заплясал яростнее; гигантская рыба подплыла к стенке аквариума и защелкала зубами, осьминог напротив опасно заворочался.

- …Так не пойдет, мой друг. За вечную жизнь пьют до дна.

Дабы не сердить хозяина, Жулин Мудин пробормотал: «За вечную жизнь» и выпил. В голове началось опасное кружение. Он ощутил, что теряет над собой контроль. Даже не сразу дошел смысл вопроса:

- А зачем тебе жить вечно?

Сухарин Простодин продолжал загадочно улыбаться. Или нет?.. Его улыбка была доброй, радостной?

- Я не знаю, - только и мог, как попугай, повторять Жулин Мудин.

- Разве не интересно познакомиться со смертью? Вдруг тот мир гораздо привлекательнее, и мы зря его боимся?

- Не сейчас, - сквозь силу проговорил Жулин Мудин.

- Увы, мы никогда не знаем, когда и где она подкараулит нас. Живет человек, строит грандиозные планы, а она – тут как тут. Интересно, о чем думает в последнюю секунду осужденный на казнь? Может, о том, что на все эти планы надо было бы наплевать?

- К счастью, смерть пока не стоит у моего порога, - Жулин Мудин не знал, как ему отшутиться. Тема разговора была неприятна.

- Утверждать подобное я бы никому не советовал. Ладно, чего мы о грустном? Выпьем еще.

Вновь вино полилось в стаканы. Жулина Мудина развозило больше и больше. Он никогда не пил такого хмельного вина. Любившему поучать других, ему сейчас приходилось вслушиваться в слова Сухарина Простодина. А это становилось все сложней. Мысли окончательно пришли в хаотичный беспорядок.

На столе появилась большая серебристая рыба. Жулин Мудин попробовал: пальчики оближешь! Сухарин Простодин с усмешкой сказал:

- В Эдмините…

- Тсс!

- Мне можно говорить о нем. Так вот, там есть правило: приговоренному к смерти перед самой казнью приносят фирменный обед. Причем, блюда заказывает он сам.

- Даже так?! – удивился Жулин Мудин.

- Логика такова: в последний раз побаловать человека. Только почему бы не привести к нему еще и женщину?

- А к чему ты это все рассказываешь? Мы вроде бы договорились о грустном не…

- Да, да. Но почему-то с утра мысли о смерти не покидают меня. Когда такое происходит, обычно умирает близкий человек. Давай выпьем! Нет, нет, не отказывайся, я обижусь.

И снова – слишком хмельной напиток. Жулин Мудин не держался на ногах, а хозяин, как ни в чем не бывало, предложил:

- Пойдем, мой друг, покажу ресторан. Удивительное место.

Естественно, Жулин Мудин не мог противиться предложению покровителя. Пошатываясь, он последовал за Сухарином Простодином, отчаянно пытаясь вникнуть в его слова.

- …Видишь, какие аквариумы. Тут экземпляры не только из Долины богов, но и из твоего Архипориуса, даже Эдминита.

- Архипориус уже не мой, - еле ворочал языком Жулин Мудин.

- Конечно! Ты у нас давно гражданин лучшего на свете государства. Прости, мой друг!

- Ничего, ничего, - Жулин Мудин засмущался от подобной любезности.

- А дальше – бассейн. Вот, посмотри. Я бы с удовольствием искупался, да слишком опасный хищник здесь плавает.

Однако Жулин Мудин никого не увидел. Зеркальная вода гигантского бассейна казалась чистой и прозрачной. И снова он подумал о странноватых шутках хозяина. Наверное, он не хочет, чтобы гость случаем прыгнул сюда? «Так ведь я и не собираюсь».

Вновь зазвучала томная музыка. Жулин Мудин обернулся на эстраду. Там появился очередной мускулистый парень, который дружески подмигнул ему.

- Ты ведь пошутил насчет чудовища? – спросил Жулин Мудин.

- Безусловно! Но такие уж у меня шутки. Встань на самый край бассейна. Ты испытаешь невероятный экстаз. Я и сам много раз так проделывал.

В который раз Жулин Мудин не в силах был воспрепятствовать желанию хозяина. Тем более, раз говорит, значит, знает.

Он встал на самый край. Запах воды освежал. Он еще подумал: до чего хороша жизнь! И чего это Сухарин Простодин все о смерти, да о смерти?

То ли он оступился, то ли кто-то подтолкнул его. Но в следующую секунду он уже барахтался в воде.

- Как же так, мой друг? – покачал головой Сухарин Простодин.

- Помогите, я не умею плавать!

- Помог бы, но и я не умею плавать. Да и поздно уже…

Слово «поздно» прозвучало как приговор. Жулин Мудин обернулся и… обомлел от страха. Прямо на него плыло зубастое чудовище. Он сделал отчаянную попытку ухватиться за край бассейна, но руки соскользнули. «Мое оружие! Проклятие, оно пропало!».. Оставалось лишь барахтаться и молить о пощаде.

А хищник уже рядом! Дикая боль! Чудовище откусило ему сначала одну ногу, потом другую. Прозрачная вода мгновенно покраснела. Хищник продолжал пожирать жертву. Потом, взглянув на обглоданные останки, уплыл в свою тайную нору.

А к Сухарину Простодину подошла официантка.

- Отличное угощение для нашего питомца, - сказала она. – Спасибо.

- Пусть насладится трапезой, - ответил Сухарин Простодин.

Он еще немного постоял возле бассейна, вспоминая сцену кровавого пиршества. Затем повернулся и спокойно пошел вершить дела.


ГЛАВА XXI. ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ НЕБЫТИЯ

Кирилл и его спутницы продолжали знакомство с Долиной богов, несколько раз прошлись по «идеальному» кругу, наблюдая невероятное торжество красок и сменяющих одна другую картин. Постепенно их вновь начал одолевать голод, от предложения Лунд принять таблетки решительно отказались. Кириллу, а особенно Ольге, захотелось отведать местную кухню.

Им повезло: рядом находился небольшой ресторанчик. Друзья не преминули туда зайти.

Шарообразные столики, возле которых – похожие на мячи кресла. Появилась официантка, павлиний костюм которой состоял из сверкающих шаров, и тут же предложила сделать заказ.

- А что бы ты порекомендовала? – спросила ее Ольга.

Подумав, официантка ответила:

- Я предпочитаю тарантузов.

- Давай тарантузов.

Официантка исчезла и быстро появилась вновь. На подносе были три блюда с белыми шарами посредине. Официантка гордо заявила:

- Таких тарантузов больше не отведаете нигде.

Друзья поблагодарили. Теперь оставалось понять, как их едят. Официантка исчезла, спросить не у кого.

Кирилл решительно взял нож, воткнул его в белый шар и тот… брызнул, жидкостью, залив ему лицо. Пришлось вытирать ее и одновременно пробовать. А ведь ничего!

Второй за дело взялась Лунд. Она попробовала разгрызть шар, и чуть не сломала зубы. Рассеянно спросила:

- Как же так? У тебя он сразу раскололся, а я мучаюсь, мучаюсь…

- Я, кажется, знаю, - пришла на помощь Ольга. – Тут есть специальные дырочки, которые следует осторожно протыкать. Если это сделать слишком сильно, получится то, что у Кирилла.

И точно - все, как сказала Ольга. Кирилл задумчиво промолвил:

- Это последний аргумент, доказвающий твою прямую связь с Долиной богов.

- Меня больше беспокоит другое, - заявила Лунд. – За нами опять следят. Вон тот мужчина через два столика. У него темные взлохмаченные волосы и бледное подергивающееся лицо.

Человек, заметив, что его рассекретили, поднялся и подошел к путешественникам.

- Простите, - взгляд был исключительно устремлен на Ольгу. – Нам обязательно надо поговорить.

- О чем?

- Я друг. И разговор будет очень важным.

- Говорите.

- Не здесь. Это опасно. И я опасаюсь, прежде всего, за тебя и твоих друзей.

- Тогда где?

- Обойдите площадь вон с той стороны и увидите красное круглое здание. Там вас буду ждать. И мы отправимся в безопасное место. Поторопитесь! Если они уже раскрыли ваше пребывание здесь, добра не жди.

Он исчез, оставив друзей в сомнениях. Как можно доверять незнакомцу? Мало ли кто объявит себя другом?

- У меня с этим человеком тоже связаны какие-то воспоминания, - вдруг произнесла Ольга.

- Хорошие или плохие? – поинтересовалась Лунд.

- Не могу сказать.

- А ты постарайся!

- Мне он показался искренним.

- Казаться - еще не быть.

- Нет… он искренний человек. И он мой друг… - Ольга сжала виски и чуть не закричала. – Почему-то я это помню?

- Уверена? – спросил Кирилл.

- Да!

- Тогда следует внять его просьбе. Обратите внимание, девочки, каким взволнованным он выглядел? И как умолял поторопиться.

- Еще он предупредил о грозящей нам опасности, - напомнила Лунд.

- Уходим! – резко бросил Кирилл.

Они запомнили, в каком направлении идти, куда повернуть. Вот и круглое красное здание. Здесь незнакомец обещал ждать их.

- И где наш странный друг? – поджала губы Лунд.

Дальше все произошло как в жутком сне. Точно из-под земли выросли какие-то люди со смертоносными трубками и бросились к ним. Но нападавшие на мгновение остановились, как будто чего-то испугались. Это решило все! Убийственные лучи – теперь уже со стороны здания, превратили их в прах. Двери дома поднялись, знакомый голос прокричал:

- Сюда! Иначе - конец!

Голос не оставлял ни малейшего сомнения, что их спасение зависит от доли секунды.

Едва они заскочили в дом, стена опустилась. А человек с взлохмаченными волосами продолжал торопить:

- Сюда, сюда!

Внутри – какой-то вращающийся круг. Хозяин буквально затащил на него Ольгу, остальные последовали за ней. Круг сразу же резко пошел вниз. И вовремя. Словно что-то разорвалось, вспыхнуло над ними. Невероятной силы пожар сжег все на своем пути и… тут же погас.

Дома больше нет, не осталось ничего, - сказал человек с взлохмаченными волосами.- Мы еле успели.

Постепенно беглецы приходили в себя. Все замерло, круг больше не вращался. Но где они? Не попали ли они из огня да в полымя?

- Вы в порядке? – спросил незнакомец. – Тогда вперед.

Они шли по темному коридору. Один извилистый лабиринт сменял другой. Наконец, провожатый сделал непонятный жест, и возникло крохотное, полутемное помещение. Черноту расцветил только свет факела. Незнакомец попросил их присесть на низкую неудобную скамью. Он выглядел усталым, но довольным.

- Они не найдут нас здесь.

- Серьезно? – удивилась Лунд. – Такая задача под силу органам Архипориуса или Эдминита. А уж в Долине богов…

- Нет! - возразил незнакомец. – Мы вошли в параллельное пространство. Наверняка слышали об этой закрытой зоне? «Ключ» от нее только у нашей группы.

А Лунд сразу вспомнила, что Организация Архипориуса тоже ищет сюда пути. Однако, все попытки пока оказались безрезультатными.

- Вы ждете объяснений? - продолжал незнакомец.

- Желательно бы, - ответил Кирилл. - А то, как слепые котята.

Незнакомец устремил взгляд на Ольгу и спросил:

- Расскажи о своем прошлом?

- Зачем?

- Ты не представляешь, насколько это важно.

- Я родилась в Архипориусе. Работала в одной серьезной структуре… Имеют ли значение подробности моей жизни?

- Не имеют. Тем более, это не твоя жизнь!

- Мне уже однажды поменяли ее. Сколько можно?!

- Ты ничего не помнишь из детства? Никаких ассоциаций с Долиной богов не возникает?

Ольга задумалась. Затем призналась:

- Иногда мне кажется, будто бы я была здесь. Была совсем ребенком. И еще… мне только что выдали символ принадлежности к высшей элите Долины богов.

- Вижу.

- С чего бы?

- Да уж, неспроста.

- А когда мы оказалась на площади, я вспомнила какую-то женщину. Она говорила, чтобы я не боялась…

- Не боялась чего?!

- Вообще ничего. В ушах потом долго звучало: «Не бойся...» Кто эта женщина?

Незнакомец еще сильнее взлохматил волосы и пробормотал:

- Здорово обработали твой мозг. Да и ты была тогда совсем ребенком.

- Кто та женщина?! – резко повторила Ольга.

- Твоя настоящая мать.

- Настоящая мать? А моя семья в Архипориусе? Родители погибли…

- Это не твоя семья.

- Ничего не понимаю. Хотя… мне намекали, что я приемная. Но слишком туманно. Нет, не верю!

- Придется поверить.

- Если так, то где она? Я хочу ее видеть!

- Невозможно.

- Почему?! Она отказалась от меня?

- Нет, - покачал головой незнакомец. – Все гораздо сложнее.

- Слова без доказательств остаются пустышкой.

- Как думаешь, почему именно тебе вручили символ принадлежности к высшему сословию?

- Не представляю.

- Аппарат обмануть невозможно.

- Выходит, я действительно из высшего сословия?

- Из самого высшего!

- А моя мать?.. – настойчиво повторила Ольга.

- Настоящая правительница Долины богов. Ее имя Еремина. Хотя ныне оно в забытьи.

- Почему?

- Власть – вещь слишком притягательная. Но обо всем по порядку.

Долина богов – отнюдь не райское место. Создан великий обман высшего мира. Технически мы действительно превосходим остальные миры. Но нравственно…

- Пока я не заметил особой разницы между Долиной богов, Архипориусом и… Эдминитом. Будто бы я побывал в соседних дворах одного городка, - сказал Кирилл.

- Все правильно. Так вот, Еремина пыталась создать здесь настоящую Империю Света. Она утвердила в качестве основного закона бытия – Великие Принципы Нравственности, известные в Архипориусе как Устроение идеального мира, а в Эдмините – как Евангельские заповеди. Она пыталась приобщить человеческое сознание к Божественным откровениям, науку – к исследованию законов Вселенной, а чувства - к братолюбию, помощи к ближнему. При ней государство достигло своего высшего процветания. Нас называли «Зеркало, в котором отражается солнце».

- Представляю, как ей было непросто, - произнес Кирилл.

- Да, непросто. Пришлось ограничить власть всемогущих кланов, чего они ей, кстати, не простили. Порок был открыто назван пороком, а люди, причастные к нему, убраны изо всех структур управления.

- И что случилось дальше? – прошептала Ольга.

- Твоя мать оказалась слишком доверчива, доверяла словам, а не поступкам. Доверчивость и погубила ее. В недрах недовольных возник заговор.

Три пары глаз впились в рассказчика, все ждали продолжения страшной истории.

- Я был одним из тех, кто предупреждал ее об опасности. Она не поверила. Ведь многие из заговорщиков клялись властительнице в вечной любви.

Офигенин формально стал руководителем заговора, хотя командовали другие. Он был его лицом, вывеской, поскольку относился к роду Властителей. Впоследствии он убрал одного за другим почти всех своих сторонников. Что ж, такова судьба тех, кто служит злу.

Затем Офигенин раскрутил идею избранности граждан Долины богов. Он заявил, что только эта территория имеет право вмешиваться в дела других измерений земли, казнить отступников и непослушных, объявлять свои интересы интересами планетарного масштаба.

- И некоторые в других мирах с этим соглашаются, - сказала Лунд. – В Архипориусе, например, Долина богов по-прежнему считается неким недостижимым образцом. Примером для почитания и обожания.

- Миф, который еще долго будет жить в человеческих мозгах! – вскричал их новый знакомый. - Офигенин поставил задачу управлять миром. Что для этого нужно? До крайности упростить сознание людей. Праведное и прекрасное высмеять, примитив возвести в абсолют. Разве вы у себя в Архипориусе не почувствовали это?

Лунд переглянулась с остальными и бессильно развела руками.

- Мало упростить сознание в колониях, это следует сделать и в самой метрополии. Вот потому у нас введены повсюду геометрические стандарты. Никуда за пределы геометрии.

- То есть конечная цель Офигенина – неограниченная власть? – спросил Кирилл.

- Да! Он одержим идеей стать земным богом. Что еще он сделает ради своего безумства? Уничтожит в крови междоусобиц «низший» Эдминит? Окончательно разложит «среднее звено» - Архипориус? Оглупит до безобразия Долину богов? Сила его воздействия на умы велика. Она - не на власти денег, как в Эдмините, не на власти науки, как в Архипориусе. Он стремится овладеть мировым разумом.

Незнакомец прервался, оглядел собеседников, ожидая их реакцию. Первой не выдержала Ольга:

- Как мы можем поверить твоим словам? Кто ты? Мне кажется, я знаю тебя. Только вот как друга или?..

- И что ты хочешь от нас? – добавил Кирилл.

Человек с взлохмаченными волосами заглянул Ольге в глаза:

- Ты совсем ничего не помнишь?

- … Опять та женщина… и еще какая-то девочка… Но не я.

- Правильно, твоя сестра. Что еще?!

- Появляются люди… они в масках и… начинается другая жизнь.

- Еще что-нибудь!.. Давай же, давай!

- Ты… кажется, та женщина была благосклонна к тебе.

- Слава Богу!

- Нет, не помню.

- Так я расскажу! Я был личным охранником Еремины. И остался до конца верен ей. Послушайте, друзья, все.

И он поведал историю захвата власти Офигенином и его сторонниками. Слезы невольно брызнули из глаз Ольги. Она безумно любила эту женщину, хотя почти не помнила ее.

- На тебя и сестру у Офигенина имелись свои планы. Он надеялся, что вы станете его верными вассалами на подвластных территориях.

- Вассалами убийцы моей матери?!

- Когда скрыта истина – возможно и не такое. Вы были отправлены в Архипориус. Одна, которую «превратили» в Тассир, – в семейство тогдашнего властителя. Да вот незадача – правителя того свергли. Тем не менее, именно Тассир люди Офигенина рассматривают как возможную наследницу. А она не желает трона. И никогда не афишировала свою связь с правящим семейством Архипориуса.

- Но зачем это Офигенину? – спросила Лунд. – Правители Архипориуса и без того преданы ему, как собаки.

- Слишком большой преданности не бывает. Тассир сейчас в плену.

Лунд кивнула, ей это известно, а импульсивная Ольга воскликнула:

- Ее надо спасти!

- К сожалению, об ее похитителях ничего не известно. Даже нам!

- А другая девочка? – голос Ольги замер.

- Ее собирались отдать в семью одного военоначальника в Архипориусе. Но я и мои друзья этого не допустили. Мы выкрали тебя. И спрятали так, что тиран уже не смог найти.

- Мне пришлось помучиться…

- Все равно лучше, чем оказаться в поле его зрения.

- И что ты предлагаешь? – поинтересовался Кирилл. – Кстати, как к тебе обращаться?

Неизвестный перевел на него взгляд:

- Чтобы вы мне поверили выход один: дочь Еремины обязана все вспомнить. Тогда она сама назовет мое имя.

- Каким образом, если мозг ее заблокирован?

- Все равно попробуем. Если один придумывает «кодовый замок», находится другой, кто взламывает его. Идемте со мной.

И он двинулся в сторону стены. Друзья переглянулись и направились за ним. Они ждали, что она сейчас раздвинется, но нет… Их спутник просто прошел сквозь нее. Кирилл и девушки остановились: даже для них это в диковинку.

- Не тратьте понапрасну время, - раздался голос незнакомца. – Следуйте за мной.

Они решились, шагнули. И сразу оказались в соседней комнате.

Это помещение было небольшое. Кроме человека с взлохмаченными волосами здесь находилась невысокая худощавая женщина. Ее представили:

- Наш лучший доктор. Она должна помочь.

- Неужели ты думаешь, я добровольно подвергнусь эксперименту?

- И я против, - тут же поддержала ее Лунд.

- Мы не можем рисковать здоровьем нашей подруги, - согласился Кирилл.

- Риска нет, - заявил собеседник. - Или вы опасаетесь, что я пригласил всех вас, чтобы… О, нет! Мы могли бы это сделать гораздо раньше.

- Правильно, - согласилась Лунд. – Но тут нужно подумать…

- Соглашайся, наследница, - умоляюще произнесла женщина. – Времени нет.

- Я согласна, - после недолгого раздумья ответила Ольга.

И тут же жестом остановила своих друзей, повторив:

- Согласна!

- Сейчас мы пройдем в лабораторию, - сказала доктор.

В стене появилось отверстие. Через него были видны очертания небольшого помещения. Доктор сказала:

- Наблюдайте за происходящим отсюда, и не пытайтесь проникнуть внутрь.

- Хорошо, - неуверенно ответил Кирилл.

- Мне не нужны проблемы во время сеанса. Конечно, попасть туда вам не удастся. Но любые попытки мысленной связи нежелательны.

- Довольно разговоров. Они согласны, - в голосе дочери Еремины появились незнакомые ранее властные нотки.

Доктор с Ольгой прошла сквозь отверстие и, оказавшись в лаборатории, усадила ее в кресло. Через мгновение вокруг Ольги возникла радужная оболочка. Доктор навела на нее какой-то прибор, и девушка мгновенно заснула.

Ее друзья, затаив дыхание, наблюдали за дальнейшим развитием событий. Неожиданно Ольга вскрикнула!

- Не от боли, - пояснил человек с взлохмаченными волосами. - Она начинает вспоминать.

…Воспоминания выплывали, словно быстроходная лодка из грота большой пещеры. Они понесли Ольгу по неводомым темным водам. Но постепенно вокруг нее разрастался свет.

И вот уже стало светло, как днем. Она видела берег, на каждом участке которого развивалось свое собственное событие.

Вот маленькая девочка бежит и машет ей ручонками. К этой девочке подбегает другая, как две капли похожая. «Это же… моя сестра! Как ее зовут?.. Ариенин! Олиенин и Ариенин – два неразлучных существа, до безумия любящие друг друга».

Девочки обнимают женщину, и тут Ольга замечает, что они с сестрой - ее маленькие копии.

«Мама?»

- Олиенин! Ариенин! Почему вы испугались реки? Не бойтесь никогда и ничего. Дочери властительницы Долины богов должны быть храбрыми.

За спиной женщины появляется человек с взлохмаченными волосами. Он гораздо моложе, но Ольга его узнала.

- Девочки, слушайте свою мать. Она права и бесстрашна до безумия. Хотя иногда следует поберечься, пренебречь порывами сердца, прислушаться к доводам рассудка.

- Не будь таким занудливым, Антоненин, - смеется властительница. – Не сгущай понапрасну краски

- Антоненин, - прошептала Ольга. – Его зовут Антоненин. И он дружит с моей матерью.

- Наконец-то, - вскричал человек с взлохмаченными волосами. – Она меня вспомнила.

…А река несла ее дальше и дальше. Вокруг появились множество других лодок, и в каждой плыл кто-то из знакомых детства. Все приветствовали Ольгу. И девочке казалось, что счастье будет в ее жизни вечным.

Радостные пейзажи на берегу сменяли один другой. Но тут… берег почернел…

Она спала в своей кроватке, и вдруг появились люди в масках. Она вскрикнула, но крик получился похожим на писк.

И темнота!

Дальше – новая река. Ольга поняла это по ее желтоватой, мутной воде. А ведь прежняя была зеркальной и чистой.

Сейчас это неважно. Она вспомнила!

Ольга поднялась, направилась в соседнюю комнату. В ее взгляде было столько значимости, величия, благородства, что Антоненин сразу понял все. Он молча склонил перед ней голову. Кирилл и Лунд во все глаза смотрели на такую знакомую и совершенно новую подругу. Кирилл не выдержал, точно некая сила заставила его коснуться губами руки Ольги. То же сделала и Лунд.

И словно невидимый хор запел: «Вспомнила, вспомнила, вспомнила…».


ГЛАВА XXII. ОПАСНАЯ ПРОГУЛКА

Сухарин Простодин снова зашел в зал своего властителя. Сейчас тот выглядел иным: суровым и хмурым, не замечал никого и ничего. Наконец тяжелый взгляд остановился на помощнике:

- И?..

Сухарин Простодин думал, что ответить? После секундного размышления решился сказать правду:

- Мы рассчитывали их задержать.

- Что помешало?

- Нас определили.

- Вот как? – насмешливо промолвил властитель.

- Два бойца погибли, самые преданные. Все произошло возле того дома… Наших ребят будто что-то остановило.

- Импульсы, посылаемые в мозг людьми высшей знати, - догадался Офигенин I. Теперь у него отпали последние сомнения, что это – Олиенин, дочь Еремины.

- Думаю, - осторожно начал Сухарин Простодин, - за похищением стоит Антоненин, бывший начальник охраны Еремины.

Злая искра промелькнула в глазах властителя:

- Неважно, о чем ты думаешь. Мне нужны факты.

Сухарин Простодин наклонил голову, стал маленьким-маленьким. Настроение Офигенина не предвещало ничего хорошего. Если властитель злится, то уж злится!

- Выясни насчет нападения абсолютно все.

- Слушаюсь, - Сухарин Простодин согнулся, превратившись чуть ли не в вопросительный знак.

- У тебя два дня.

«Два дня! За это время я должен сделать невозможное».

- Что с тем домом?

- Его уничтожили и уже восстановили в первозданном виде.

- Естественно, ничего не нашли.

- К сожалению, - развел руками Сухарин Простодин. – Наши приборы совершенны, но…

- Хватит болтать! – резко прервал властитель. – Ты прекрасно знаешь, где они.

- Я неуверен…

- Нет, приятель, они - в параллельном пространстве.

Властитель быстро заходил по комнате. В таком волнении своего господина Сухарин Простодин никогда не видел.

- Если бы и мне удалось заглянуть туда!

- Было бы здорово, - решился вставить помощник.

- Что делают наши ученые?

- Пытаются.

- И?..

- Эта тайна, которую Еремина унесла с собой в могилу.

- Мы тогда поспешили! Надо было выбить из нее все, что она знала! Пытать, грозить смертью дочерям.

- Тайна проникновения в параллельное пространство известна некоторым из преданных ей людей, - напомнил Сухарин Простодин.

- Кому конкретно? Имена? Опять не знаешь? Какого же хрена занимаешь свое место?

- Одного из посвященных мы взяли, но он покончил жизнь самоубийством.

- Вот! – вскричал Офигенин I, - пример служения своей властительнице, пусть даже мертвой. Пример служения идее! О, если бы мои люди с таким же рвением служили мне!

- Мы делаем все возможное…

- Перестань!

Краешком глаз Сухарин Простодин наблюдал за властителем. Ему не терпелось уйти, однако проклятый Офиненин не отпускал!

Теперь властитель молча глядел в какую-то точку. Что было в его мыслях? Милость или гнев?

Терзания и страх Сухарина Простодина достигли своего предела. По счастью, Офигенин I точно очнулся от летаргического сна и повторил:

- Два дня! И ни часом больше! Мои люди должны доказать, что они ни в чем не уступают сторонникам Еремины.

Затем прозвучало спасительное:

- Ступай!

Сухарин Простодин, будто под гипнозом, покинул резиденцию Офигенина.

Властитель без конца размышлял о великом знании древних – об их умении проникать в параллельное пространство. Вот он - путь к безграничной власти!

У него и сейчас огромная власть. Но параллельное пространство сделает его… страшно даже подумать, кем!

Сколько раз, закрывая глаза, он видел себя путешествующим по межвселенским тоннелями, вход в которые доступен только избранным. Возникали закрытые для других миры. Открывались закрытые для других тайны!

Опять жужжащая, не дающая успокоиться мысль: «Узнай, как попасть туда?!»

Офигенин I вошел в зеркальную галерею, воздушный вихрь подхватил его и понес высоко-высоко, будто к поднебесью. Он оказался в одной из самых высоких башен своего дворца.

Крохотная комнатка. По воздуху двигались небольшие предметы, на стенах – суровые и жуткие маски отринутых ныне божеств; между ними извивались похожие на живых змей зеленые ленты.

Из обитателей здесь был только один: седой старик с огромной пушистой белой бородой, маленькими глазами-щелочками. На нем - синий павлиний костюм, на голове – колпак звездочета. При появлении властителя, он тут же вскочил и поклонился.

- Чем порадуешь, Тормудиен? – строго произнес властитель.

- Пытаюсь, пытаюсь. Но и мои возможности не беспредельны.

- Плохо пытаешься! Ты уверял, что являешься лучшим магом на свете.

Длинная борода старика приподнялась и начала развеваться, точно полотнище на ветру:

- Пока мне удалось увидеть.

- Увидеть?

- Да. Это вход в параллельное пространство.

- И дальше? – нетерпеливо воскликнул Офигенин I.

- Я его только увидел, - повторил старик.

- Смотри, коль водишь меня за нос!

- Властитель, дабы успокоить тебя, не пробуждать подозрительности, я решил кое-что показать. Изволь сесть и внимательно наблюдай.

Старик забормотал какие-то заклинания. Властитель напряг слуг, пытаясь вникнуть хотя бы в одно слово. Его уши улавливали даже малейший шорох за окном. Слух Офигенина I был его большим преимуществом. Однако сейчас он не мог разобрать ни единого слова.

И опять в сердце прокралось подозрение: старик водит его за нос. Все заслуги мага – полный блеф.

Внезапно свет померк. Комнату начал застилать туман. Откуда он? В окно словно ворвались проплывающие мимо облака? Туман сгущался. Уже не видно не зги.

И тут… в тумане возникло отверстие. Точно кто-то пробил дыру. Она увеличивалась. Из нее, как из раскрытой пасти чудовища, вырвалось огненно-красное пламя. Нет, не пламя, оно не обожгло, а потянуло Офигенина I за собой. Властителя Долины богов невольно охватила дрожь. Он дернулся, но услужливый Тормудиен тут же прошептал:

- Не бойся, без твоего внутреннего желания ничего не произойдет.

- Это и есть проход в параллельное пространство?

- Да, властитель.

- Я слышал, что люди покойной Еремины ничего подобного не наблюдают. Просто пересекают заветную черту. Это так?

- У каждого своя метода. Мне не дано права изменять законы, которые создали высшие силы, - поклонился Тормудиен.

- А ты хотя бы хорошо познал те законы? - сухо осведомился Офигенин I.

- Что-то познал.

- Поделись секретом, - взгляд властителя был прикован к разрастающемуся отверстию.

- Законов много.

- Главный, старик, главный?

- Как скажешь, властитель. Он гласит: мир един в его бытии, сознании и магии.

- Очень любопытно. Но ведь между тремя субстанциями существует непроходимая грань?

- Для обычных людей – да. Но не для нас с тобой.

- Хорошо, хорошо, - нетерпеливо бросил властитель. – Остальные законы расскажешь потом. Для меня главное: проникнуть в параллельную реальность. Понимаешь? Не только лицезреть ее, но и оказаться в ней.

- Понимаю, властитель.

- Ничего ты не понимаешь. Как же тогда всплакнут мои недруги! Я превращусь в судью и палача для всех измерений нашего мира.

Дыра перестала расширяться. Однако теперь она казалось столь реальной, что стоит лишь протянуть руку и…

Офигенин I так и поступил. Однако рука ухватила воздух.

А что он мог ожидать?

Властитель пришел в ярость. Внимательно наблюдавший за ним Тормудиен понял, что Офигенин I наконец-то сбросил все свои маски. Вот он – настоящий хозяин Долины богов!

Никто до конца не мог сказать, каков его характер. Писателя, решившего создать о нем книгу, обвинили бы в расплывчатости образа главного героя. Если надо, властитель был весел, когда требовалось – великодушен сверх меры. То вдруг делался настолько жестоким, что готов был растерзать добрую половину человечества. А спустя короткий промежуток времени перед вами возникал удивительный добряк.

И теперь он предстал во всей красе - полный слабостей и желаний. Он - нетерпелив, немного не уверен в себе, хотя распознать это мог только такой опытный человек, как Тормудиен. Но было и главное, чего не скроешь: ради своей цели он пойдет на все!

- Властитель, единство бытия, сознания и магии, - осторожно напомнил бородатый маг.

- И что? – раздраженно бросил Офиногенин I.

Маг с удивлением заметил, что в критической ситуации властитель перестает нормально соображать. Или…

…не такой уж он крупный мыслитель?

Теперь для Тормудиена важнее всего не показать, какое открытие он для себя сделал. Маг добавил подобострастно, будто просил за что-то прощения, или, уточнял детали, суть которых Офигенином I познана давным-давно:

- Ты можешь, властитель, проникнуть туда силою своего сознания. Твое сознание там, но связано с телом здесь.

- Хорошо, - Офигенин I уже проделывал подобные эксперименты. Однако… дыра пугала его!

Властитель вдруг подумал, что если его сознание заблудится в неведомом и уже никогда не вернется назад? Вдруг его тело останется в этом кресле - абсолютно безвольное, наподобие выставленной в музее восковой фигуры? Тело здесь, а сознание - в ином месте?

- …Во главе всего – твоя воля, - напомнил Тормудиен.

«Да, моя воля! А она должна быть у меня крепка. Ведь я – властитель Долины богов. И не только! Долгие годы приходится поддерживать миф о превосходстве моего государства над всеми остальными. Я превратил этот миф в планетарный. Наконец, именно я придумал систему «идеальной геометрии» в постройках, хотя в основе всего лежит унификация форм и последующая унификация сознания. Скоро все измерения станут мыслить, как того хочу я. Так кому, как не великому Офигенину I решать, где гулять его сознанию?

А если?..

Никакого если! Выигрывают те, кто рискуют!»

Властитель повернул голову к бородатому магу и кратко бросил:

- Ты знаешь, что ждет тебя в случае коварной выходки?

- Конечно, властитель.

- Нет, не знаешь! Пытки, которым тебя подвергнут, вызовут дрожь у бывалых палачей.

- Что ты, властитель, ничего с тобой не случится.

- И что мне делать?! – с отчаянием вскричал Офигенин I.

- Решай сам.

Лицо мага сделалось словно каменным. Казалось, ни одна просьба или угроза хозяина Долины богов больше не трогают его сердце. Он предложил это «путешествие», а дальше – дело самого Офигенина.

«Надо рисковать! Не рискуя, не умножишь свое могущество!»

- Я готов!

Маг поклонился. Он и не предполагал иного.

- Дальше?! Дальше?

- Направь свое сознание туда. Ты уже не здесь, ты – там! А эта комната – лишь твоя стартовая площадка. И никого в ней нет, в том числе и старого мага Тормудиена.

- Ты должен быть со мной!

- Меня нет, но я рядом.

- Это хорошо.

- Закрой глаза.

- Зачем?

- В данном случае, властитель, не стоит задавать вопросы.

- Ладно.

- Ты скоро разомкнешь веки. Обещаю.

Офигенин I подчинился. Маг вновь забормотал какие-то заклинания, руки плавно задвигались вокруг головы властителя, который словно погружался в сон.

Или это не было сном?

- Пора, - сказал маг, - открой глаза.

Комната никуда не исчезла. Только дыра стала еще явственнее. Можно было заглянуть внутрь. Да что там, войти!

Офигенин I поднялся, ощутив в теле необычную легкость. И сам себе он казался невесомым, мог взлететь как птица. Здорово! Великолепно!

Однако, у него иная задача – заглянуть в дыру.

И он бы это сделал. Но его останавливал тот же вырывающийся оттуда огненно-красный свет.

Он снова испугался. Вроде бы путешествует только его сознание. А если там то, что уничтожит сознание?

Раз сделал первый шаг, нельзя останавливаться!

Дыра рядом. «Войди!»

Он услышал этот приказ от мага, или приказал себе сам?

И вот уже он в дыре. Огненно-красный свет не просто разливался потоками рядом с ним, а будто вихрем ворвался в самого Офигенина I. Властитель сначала ослеп, потом оглох…

В кромешной тьме и полном беззвучии билась лишь одна мысль: «Я еще жив?..»

Похоже, он сунулся в запретную даже для него зону. В голове стучало: спрятаться, спрятаться, спрятаться!..

Не спрячешься!

Нет, нет, не ему, властителю Долины богов чего-то бояться!

Снова – тот же самый стук: «Перестань нести чушь! В параллельной реальности, похоже, нет ни властителей, ни простолюдинов».

- Открой глаза, - послышался вкрадчивый голос мага. – Если сейчас не перейдешь границу, не перейдешь ее никогда.

Офигенин I рискнул, разомкнул веки и увидел, что темнота исчезла. Свет, правда слегка приглушенный, освещал… ту же самую комнату, в той самой башне, где колдовал Тормудиен.

«Значит, и сам старик должен быть рядом!»

Нет, комната пуста. Офигенин I отправился путешествовать в одиночестве. Маг остался в иной реальности. Но почему сам он вернулся обратно, в комнату, где ничто не изменилось.

Не изменилось?

Те же таинственные маски, сползающие со стен змеевидные ленты, магические кристаллы, которыми так гордился Тормудиен.

Что-то изменилось!

Властитель внимательно осмотрелся. Стены в комнате были не обычными, а… стеклянными. Офигенин подошел к одной и увидел меняющиеся за ними картины. Мелькали геометрически правильные города, маленькие селения, улицы, дома, горы, долины. Потом засверкала безбрежная гладь океана.

«Интересно, - подумал властитель, - я могу путешествовать только по Долине богов или можно вырваться и за ее пределы? Есть Архипориус, Эдминит».

Он точно со свистом пролетел через какую-то стену. Теперь он увидел подвластный ему Архипориус. Далее он узрел и Эдминит. Властитель не так много знал о территории зла, она была не достойна его внимания (иногда ее посещали помощники, сообщали о последних новостях). А сейчас он с интересом наблюдал за ней.

Не было там спокойствия: природа бурлила, люди стреляли друг в друга, взрывались бомбы…

Офигенин I неожиданно улыбнулся. Вот он - полигон, на котором отрабатываются планы великих. Архипориус направляет туда «программы действий», а тем, в свою очередь, руководит принадлежащая Офигенину Долина богов.

Мысленным взором он остановил одну из картин. Шло заседание какого-то совета некоей фирмы. Заинтересованный психологией плебса, он буквально слился со стеной и тут же дернулся… Как бы те случайно не увидели «соглядатая».

Однако вскоре понял: он для них невидим.

Он слушал, и улыбка делалась шире и шире. Они хитрили, предавали и продавали друг друга, надевали маски дружбы, а за спинами держали кулаки. И во имя чего? Ради денег, этих нелепых безделушек? Ради власти, коей у них, обычных марионеток, вовсе нет.

Плебеи из Эдминита надоели ему, поиздевался и довольно. Для него важно иное! Теперь можно знать про других абсолютно все, обезвреживать не только состоявшихся заговорщиков, но и тех, кто мог бы ими стать. Да это же… тотальный контроль над всеми живущими и даже умершими. Он уже не человек, а творец сущего.

Почему он подумал об умерших? Не потому ли, что настоящего мало. Хорошо бы проникнуть в тайны древних цивилизаций, возможно, более могущественных.

А если действительно попробовать воскресить картины прошлого? Что там? Что?!

За стеклянной стеной мелькнул чей-то силуэт. Мертвые пришли дать ему совет?.. Властитель вгляделся в призрака и… обомлел. Еремина! Офигенин I в ужасе отступил:

- Тебя нет!.. Исчезни, слышишь! – шептали его губы.

Он закрыл лицо руками, тряс головой, без конца повторяя:

- Исчезни!

Когда он вновь рискнул посмотреть сквозь стеклянную стену, Еремины не было. Властитель успокоился, потом… захохотал:

- Кого я испугался? Покойницу?

Оказывается, он в силах проникнуть и в прошлое!

В вихре безумной радости он даже не сразу услышал, как в мозгу зазвучал знакомый голос Тормудиена, призывающего его вернуться.

«Я не хочу!»

- Надо, властитель.

- Слово «надо» привело Офигенина I в раздражение. Только ему позволено произносить это слово по отношению к другим.

- Властитель, ты заблудишься в лабиринтах сознания и уже не сможешь вернуться назад.

- Хорошо. Но еще чуть-чуть…

- Нельзя, властитель, время!

Офигенин I со злостью произнес;

- Что я должен сделать?

- Опять закрой глаза. Освободись ото всех желаний. Мысленно повтори: «Нет ничего кроме реальности». Повтори несколько раз.

- Недавно ты говорил другое: бытие, сознание и магия!

- А ты все равно повтори.

Офигенин I повторил. Однако глаза до конца не закрыл. Интерес к происходящему затмил все.

И сразу увидел, как в комнату врывается туман и постепенно заполняет ее. Затем – чернота и полное безмолвие. И только опасливое предупреждение Тормудиена:

- Глаза!.. Иначе ослепнешь!

По телу пробежал ток. Властитель рискнул снова посмотреть на мир лишь после нескольких призывов старого мага.

Комната в башне, напротив – Тормудиен.

- Что это было? – прохрипел властитель.

- Твое путешествие в параллельную реальность.

- Но ты прервал его.

- Я уже говорил, оставаться там дальше опасно.

- Что можно узнать за такой короткий промежуток времени.

- Многое.

- Нет! Это все равно, что умирающему от жажды дать глоток воды.

- Я говорил, властитель, что только подхожу к раскрытию тайны. Необходимо работать еще и еще.

- Да, я хочу спокойно проходить в параллельную реальность, как из одной комнаты в другую.

- Дай еще срок.

- Ладно, старик. Работай.

Внезапно Офигенин I вскочил:

- Возможно, и они наблюдали за мной все это время? И наблюдают сейчас?

Старый маг не ответил. Офигенин I продолжал развивать свою мысль:

- Они в свое время похитили дочь Еремины. И они же помогли ей проникнуть в Долину богов.

- Ничего исключать нельзя.

- Мне рассказывали, что некоторые видят, будто прямо перед ними в пустом пространстве возникают глаза.

- И я слышал.

- Это глаза тех, кто в параллельном пространстве! Но почему они возникают? Хотят дать совет? Или просто смотрят? Как думаешь?

- Что я могу думать, властитель! Не моей мудрости тягаться с твоей!

- Я поставил под полный контроль любой звук в Долине богов. Но все это ничто перед их контролем. Интересно, знала ли Еремина и ее подручные о готовящемся заговоре? Если знали, то почему ничего не предприняли?

Вот что, старик, твоя жизнь на кону! Откроешь мне заветную дверцу, станешь… Станешь, кем захочешь! Но берегись, если у тебя ничего не получиться!

И не забудь о времени. Оно бесценно.

Офигенин I покинул комнату мага, не обращая внимания, как Тормудиен с поклоном провожает его и клянется в своей безграничной верности.

Но никто не ведал об истинных чувствах мага к своему властелину.


ГЛАВА XXIII. НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

Уже довольно долго путешественники шли сменяющими друг друга тоннелями. Все они были узкими, полутемными и, похоже, объединены в какую-то замысловатую систему, в которой могли ориентироваться только избранные, - те, кто давно познакомился со всеми ходами и выходами. Никто не представлял, какие еще тайны собирается открыть человек с взлохмаченными волосами. На вопросы он отвечал уклончиво, просил немного потерпеть. Тогда Кирилл зашел с другого конца:

- Это и есть параллельное пространство?

- Оно самое.

- Целая страна.

- Своего рода – страна, - согласился Антоненин. – Только специфическая. Не похожая ни на одну из известных вам.

- Расскажите! – попросила Лунд. – Мы ведь у себя в Научной организации Архипориуса тоже пытались узнать о параллельных мирах. Но это оказалось не под силу.

- Расскажи, Антоненин, - вдруг жестко произнесла Ольга. – Они – мои друзья! Да и мне хотелось бы узнать.

Антоненин повел себя, как верный солдат:

- Слушаюсь, властительница. Начну с самого начала. Как вы знаете, наша земля состоит из трех разных измерений, находящихся в разных энергетических и пространственных зонах: Эдминита, Архипориуса и Долины богов.

- Зачем нам информация для первоклашек? - усмехнулась Лунд.

- Ты не права. Жители Эдминита до сих пор убеждены, что их мир – единственный на свете.

- Они говорят: все остальное от лукавого, - вставил Кирилл.

- Но не так много людей в том же Архипориусе, - продолжал Антоненин, - которые осведомлены, что существуют еще и параллельные пространства.

- А сколько этих пространств?

- Очень много! Мы пока открыли одно – с условным названием Пространство тоннелей.

- Странное название, - заметил Кирилл.

- Тут нет ни городов, ни океанов, ни зелени. Одни тоннели. Да вот он, этот пейзаж. Но именно сюда стремятся проникнуть Офигенин I и его люди. К счастью, пока не могут.

- Как же здесь жить?

- Жить тут нельзя. Это место для путешествий по бесконечному числу территорий. Мы можем выйти отсюда в любом месте, пополнить запасы продовольствия и снова скитаться по тоннелям. Наши временные пристанища не только в Долине богов, но и Архипориусе и в Эдмините. Люди Офигенина I не успевают нас обнаружить даже при их средствах слежения. Едва они получают соответствующий сигнал, нас уже там нет.

- А как определить, насколько безопасно место для выхода? - спросила Лунд. – Ведь ненароком можно попасть в резиденцию самого Офигенина?

- Такого не случится. Подойдите к стене ближе… К любой, без разницы.

Кирилл и девушки вгляделись в стену. Приглушенный свет мешал им раньше разглядеть то, что они увидели сейчас. Оказывается, стена тоннеля слегка прозрачная. И чем дольше они вглядывались, тем четче просматривались картины за ней.

Перед ними - гористая местность, к которой подлетали звездолеты. Вдалеке виднелись очертания города.

А вот и люди, издалека больше похожие на муравьев. Они суетились возле летательных аппаратов.

- Мы их видим, а они нас нет, - сказал Антоненин.

Путешественники некоторое время глядели на открывшуюся перед ними картину. Потом ее однообразие стало утомлять.

- А как оказаться в Архипориусе и Эдмините? - спросила Ольга.

- Проще простого. Возьмитесь за руки и держитесь за меня.

Все так и сделали, однако ничего не произошло. Они стояли в том же тоннеле. Антоненин тут же рассеял их сомнения:

- Мы совсем в другой части параллельного пространства. Посмотрите сквозь стену.

От прошлой картины не осталось и следа. Теперь это была… какая-то комната, где незнакомые люди что-то обсуждали. Путешественники прислушались. Судя по всему, дело происходило в Эдмините. Голоса звучали тихо, но кое-что расслышать удалось. Говорили о какой-то территории, как следует быстрее превратить ее в колонию. Лунд скучно зевнула:

- Все понятно. То есть ничего не понятно. Какая-то Окраина.

- Не Окраина, а Украина, - пояснил Кирилл. – Я жил недалеко. Послушаем, интересно.

Он приблизился вплотную к стене, приложил ухо. До него долетали отдельные звуки и слова. Однако постепенно он начал различать сущность диалогов.

Похожий на злого плюшевого мишку, пучеглазый человечек клялся, убеждал остальных, что пойдет на все, лишь бы собеседники взяли его в свою компанию. Те вежливо кивали, не отвечая ни «да», ни «нет». Тогда он вошел в раж, начал рвать пуговицы на своем костюме:

- Хотите, вообще уничтожу весь это дрянной Юго-Восток? Камня на камне от него не оставлю. Вся территория станет вашей, господа! Только уж и мне там кусочек… Пожалуйста. Мало вам Юго-Востока? Могу отдать и Центр. Да и Запад. Плевал я на все. Впрочем, они сами друг друга в междоусобице укокошат. Место свободно, забирайте, что хотите! Только поверьте: свой я, свой!

- Свой, говоришь? – ухмыльнулся один из собеседников. – Тогда полижи мой ботинок.

- С удовольствием!

- И еще сапог моему генералу.

- С превеликим удовольствием!

- Начинай!

Злой «мишка» превратился в собачонку. Он на брюхе подполз к ботинку господина и облобызал его, словно это была туфелька любимой. И началось веселое представление! Злой «мишка» то лизнет ботинок, то зарычит: «Зачищу! Очищу! Уничтожу!» Сначала он «вычистил» до блеска ботинок собеседника, затем – сапог генерала.

- Очень хорошо, - сказал собеседник. – Вот если бы и лидеры соседней страны были также послушны.

- Они послушны! В большинстве своем, господин…

Имени Кирилл не расслышал. Кажется, злой «мишка» обратился к нему «господин Байкин». Но, может, и не так.

- Хватит заниматься чепухой! – оборвала Кирилла Ольга. И Антоненину, – раз вы можете слышать разговоры, то вам по силам было предотвратить заговор врагов. Почему не спасли мою мать? Почему не помешали нашему с Тассир похищению?

Антоненин поник головой. Однако от прямого вопроса просто так не отмахнешься.

- Если не возражаешь, властительница, расскажу об этом чуть позже.

- Это не ответ!

- Узнаешь обо всем в ближайшее время. Обещаю! А пока переместимся туда, где вас ждут.

- Если можно спокойно перемещаться в пространстве, то зачем столько времени шастали по тоннелям? – удивилась Лунд.

- Во-первых, я познакомил вас с параллельным пространством, - немного обидчиво ответил Антоненин. – Во-вторых, для здоровья полезно ходить пешком.

Теперь они - в небольшом углублении. Два каменных выступа заменяли стулья. Антоненин предложил Кириллу и Лунд присесть и подождать.

- А нам с властительницей следует пройти дальше.

Кирилл и Лунд взглянули на подругу, та утвердительно кивнула:

- Подождите! - и отправилась дальше с Антоненином.

В стене появился новый, более глубокий проем. Антоненин с очередным поклоном удалился, попросив Ольгу обождать.

Ждать пришлось недолго. Перед Ольгой вдруг возникла женщина в странном одеянии: темное покрывало окутывало ее с головы до ног. При виде незнакомки, Ольга ощутила необъяснимое волнение. Ей почудилось, будто она знает эту женщину давным-давно. И не только знает, а связана с ней крепкими нитями.

- Кто ты? – воскликнула Ольга.

Женщина протянула к ней руки, слегка провела дрожащими пальцами по ее волосам. И тихо промолвила:

- Здравствуй, Олиенин.

- Ты знаешь меня?

- К сожалению, не так, как бы хотелось.

- Почему, «к сожалению»? Назови свое имя!

Женщина вновь не ответила, но сняла с себя покрывало. Ольга невольно отступила, отказываясь верить своим глазам. Вернувшийся в сознание облик матери материализовался перед ней.

«Ее нет! Ее убили!»

В ту же секунду возникла мысль о великой лжи. Если это обычный двойник? Как она могла довериться какому-то Антоненину?

Но все равно я – дочь Еремины. Отныне я уверена в этом. Мои настоящие воспоминания уже не отнимет никто».

Женщина грустно улыбнулась, она поняла ее сомнения:

- Боишься очередного обмана?

- Да. А как бы ты повела себя на моем месте?

- Думаю, также.

- Вот видишь.

- Но ты вспомнила!

- Все!

- До мельчайших деталей?

- Да.

- И песню, которую я пела вам с твоей сестрой?

- Песню?

- Слова…

- Кажется… Но смутно!

- Тогда слушай!

«На землю спустился волшебный туман,

Но нам он не страшен, он – наш капитан!

По морю бескрайнему мчимся мы с ним,

Снов-сказок побольше увидеть хотим.

Дневные заботы прогоним скорей,

Свобода от них нам, конечно, милей.

Ночь приближается, глазки слипаются…»

- Сказка вот-вот начинается, - закончила Ольга. И у нее вырвалось: - Мама?!

Она подошла к матери, крепко прижалась. Так они стояли некоторое время, словно две сросшиеся березки.

- У меня к тебе столько вопросов.

- Да, моя девочка, но подожди секунду…

Она достала небольшую прозрачную фляжку, протянула дочери:

- За встречу?

Ольга сделала глоток и почувствовала ожог. «Как мама могла такой огонь?» Но Еремина спокойно допила остальное.

- Извини, нужно снять стресс.

- Все считают тебя мертвой.

- Убили не меня.

- А кого?

- Обычного клона. Но никто не заметил подмену. Не волнуйся, клон был болен, обречен, он все равно бы долго не протянул.

- Я по-прежнему не понимаю.

Еремина приняла еще дозу, причем, приличную, однако ее сознание оставалось ясным.

- Я и мои товарищи использовали параллельное пространство для познаний, а не для того чтобы подслушивать чьи-то разговоры. Поэтому мы слишком поздно узнали про заговор. Да, мы опоздали! Вражеская организация уже проникла во все сферы жизни, в том числе военную и правоохранительную. Выступить против заговорщиков означало бы начать войну. А что такое война в Долине богов? Никакие войны в Архипориусе или Эдмините и близко не стоят. Исчезнет не только наш мир, не будет даже намека на его возрождение в обозримом будущем.

- Господи, Господи, - прошептала Ольга. – Но ведь Долина богов всегда была местом торжества разума.

- Если бы разум можно было отделить от страстей. Обуреваемый страстями человек далеко не всегда стремится к созиданию. Многие из наших высокопоставленных особ оказались недовольны моей политикой. Я стремилась нести знания в менее развитые измерения. Им же хотелось навсегда оставить эти территории в обычной вассальной зависимости от нас. Поэтому первое, что они сделали, захватив власть, создали свою систему, которая превращает людей в сообщества недоразвитых. Да ты все это видела и знаешь.

Еремина с тоской посмотрела на флягу, и Ольга с ужасом поняла ее пагубную страсть.

- Однако, чтобы управлять миром, - продолжала властительница, - нужно превратить в стадо не только чужих, но и своих. За короткий промежуток времени в Долине богов многое поменялось. Я пыталась привить своим людям высокую духовность, физическое совершенство. А что у нас сейчас?

Ольга слушала мать и думала: как же она права. Те, с кем ей уже пришлось столкнуться в Долине богов, выглядели не «покорителями звездных просторов», не крупными философами, не богатырями.

И тут в голове вспыхнула новая мысль: а разве раньше не существовало борьбы за душу человека? И как часто добро проигрывало. Не идеалистка ли ее мать?

- Продолжай! – попросила Ольга.

- Когда мы узнали про заговор и реальнее возможности заговорщиков, то решили оставить место боя.

- Это же… трусость!

- Не спеши. Наша цель - выиграть войну. Сама «смерть Еремины» была вынужденной хитростью. Некоторые мои сторонники ушли со мной в параллельное пространство, другие проникли в стан врагов, чтобы продолжить борьбу там.

Оставалось решить, что делать с тобой и твоей сестрой Ариенин? Обречь на скитание по безлюдным тоннелям параллельного пространства? Мы выбрали иной путь. Мы знали, что Офигенин и его подручные постараются отдать вас обеих в верные им семьи. И мы рискнули. Оставили вас во дворце. Пришлось наблюдать за жуткой сценой вашего похищения. Ты не представляешь, как обливалось кровью материнское сердце. Но ради вас... И ради нашего главного дела…

Мы были рядом, следили за каждым шагом. Знаю о мытарствах, которые пришлось испытать моим маленьким девочкам. Но если бы случилось непредвиденное, и ваша жизнь оказалась бы в смертельной опасности, я тут же бы пришла на помощь.

- Ты следила за мной! Значит, ты в курсе всего? И что я была и азартным игроком, и содержанкой, и про мои любовные пристрастия?

- Неважно как человек начинает, а вот как он заканчивает!

- Нет, нет, ты должна стыдиться своей дочери.

- Милая моя, - ласково произнесла Еремина. – Я так счастлива, что мы вместе. А идеальные герои бывают только в сказках.

- Ты и правда так думаешь?

- Я это знаю.

- Не понимаю… все равно не понимаю! – воскликнула Ольга. – Ты говоришь, что любишь, что сердце обливалось кровью, тогда почему заставила меня так долго мучиться, страдать?

- Страдания закаляют характер. А спасением является время.

- При чем здесь время?

- Оно позволит тебе успокоиться. И, главное, собраться для решающей битвы.

- Решающей битвы?

- В том числе с самозванцем Офигенином и его сворой. Мы долго собирались. И теперь мы готовы!

- Но ты не спросила: хочу ли я участвовать в этой битве?

- У тебя нет иного выхода. Ты – моя дочь!

Еремина смахнула со лба прядь светлых волос, новая волна чувств нахлынула на девушку. «Это мой жест! Я никогда не брошу ее!»

Ольга с трудом настроилась на следующий, невероятно важный для нее вопрос:

- А кто мой отец?

Взгляд Еремины сделался лукавым:

- Чуть позже я тебе все скажу.

- Когда?

- Зачем тебе имя отца, если ты знаешь имя своей матери властительницы Долины богов?

- Хорошо, - согласилась Ольга. - Но ты должна объяснить еще кое-что. Та решающая битва... Ты к ней готова? Поддержат ли тебя? Ведь уродливое время рождает уродов. Они просто не воспримут давно отторгнутые идеалы.

- Видишь ли, моя девочка, зло, как активная сторона человеческой природы, действительно прогрессирует, завоевывая новые пространства. Его носители умны, но… не разумны. Их главная ошибка в том, что они «обеспечивают свое будущее», заражая ядом всевозможных пороков больше и больше людей. Им кажется, что зараженные бросятся воспевать их. И правда, на какое-то время порочная мораль добивается оглушительных успехов. Но наступает период, когда пороки уже не прельщают, а надоедают. Люди начинают тосковать по отринутым Божественным законам. Их обуревает надежда, что «золотое время» снова наступит. Зато стоящий на голове мир не вызывает ничего, кроме отторжения.

- Но и порок еще сильнее станет цепляеться за власть. И методы его будут самые жуткие! Он призовет на помощь не только военную силу, но и магию, оккультизм.

- Безусловно, моя девочка! Но, в конечном итоге, от него сначала устанут ,а потом отвернуться даже те, кто раньше чуть ли не обожествлял его.

- И ты считаешь, это время пришло?

- Само по себе оно не приходит. Его приближают, за него борются.

- А ты не ошибаешься в своих предположениях, мама? Пока я вижу, как мир погружается в пучину безумия.

- Это - только внешняя сторона действительности. Она далеко не всегда соответствует внутреннему состоянию людей.

- Может быть и так… Но… если зло теряет власть, оно утрачивает свою прежнее влияние на души людей.

- Да. Поэтому Добро и борется с ним.

- А мир без зла? Он возможен?

- Обрати внимание: Добро философствует, задается подобными вопросами. Для зла все гораздо проще: только оно. И больше ничего! А от Добра не должно остаться и воспоминаний.

Я не слишком утомила тебя, Олиенин?

- Что ты!

- Пойдем. Я покажу тебе еще кое-что.

Они опять находились в том же тоннеле. Или это уже другой тоннель бесконечного параллельного пространства?

- Подойди к стене ближе. Смотри.

Ольга всмотрелась. Сквозь стену она увидела большой зал, по которому взад-вперед бродил какой-то человек.

- Будь внимательна!

- Кто он?

- Офигенин I.

- Вот как?! – Ольга ощутила, как у нее перехватило дыхание.

Постепенно перед ней вырисовывались все, даже маленькие детали. Их враг был высок, огромные усищи, нервное лицо слегка подергивалось. Он был занят мыслями, ни на что не реагировал. Мир замкнулся в нем одном.

Ольга впилась в него глазами. В Офигенине I таилась сила, но сила нехорошая.

- Он не видит меня?

- Ты же знаешь, что нет.

Подтекстом звучало: «Ты испугалась?»

«Ни хрена! Не дождешься моего страха!» – сказала себе Ольга.

Внезапно Офигенин I повернулся к ним, завертел головой, точно ища следящие за ним невидимые глаза. И, задыхаясь, вперил взор в Ольгу:

- Ты?!

Ольга невольно отступила, Еремина повторила:

- Но он не может видеть нас!

Тем не менее, Офигенин I так и не отпускал девушку. Если он и не видел, то чувствовал!

- Не знаю, кто вы, но доберусь до всех. Еще немного, и секреты Еремины уже не будут секретами для меня. Ох, и покуражусь над всеми вами! Особенно над дочкой бывшей властительницы.

И захохотал, как сумасшедший. Ереминой овладела злость, она швырнула флягу в стену, будто надеялась разбить ей голову врага.

- Пристукнуть бы тебя, сволочь! Прямо в твоей резиденции!

- Успокойся, мама. Наш главный враг…

- Не он главный, - перебила Еремина. - Он – винтик, возомнивший себя целым механизмом. Позже поймешь.

- Опять позже!

- Не спеши, девочка, во всем разобраться сразу. А теперь пойдем к твоим друзьям. Но… я должна успокоиться.

И она вытащила из второго кармана еще одну флягу.

Заметив, что Ольга не одна, Кирилл и Лунд удивленно переглянулись и почтительно наклонили головы перед незнакомой женщиной.

- Ты меня представишь, или мне это сделать самой? – лукаво поинтересовалась Еремина.

- Друзья, перед вами моя мать, настоящая властительница Долины богов.

- Как?!.. Она же…

- Как видите, я жива.

- Перестаньте разевать рты, - сказала Ольга, - Познакомься, мама, - Великий Кир.

Она специально сделала ударение на слове «великий». Пусть Кирилл потешит свое самолюбие.

- А это Лунд.

Еремина протянула ей руку:

- Очень приятно познакомиться. Раз вы друзья моей дочери, нужно поговорить. Нам нужна помощь настоящих друзей.

- Я готов! – без раздумий воскликнул Кирилл. – Как, Лунд?

Молодая женщина медленно кивнула. Столько раз она рисковала ради Олер!

- А где мы будем беседовать, мама? – спросила Ольга. – Неужели здесь, в этом коридорчике?

- О, нет, - ответила Еремина.

Внезапно ее прервало появление запыхавшегося Антоненина. Он крикнул:

- Властительница, там, в тоннеле…. человек. Не из наших.

- Где он?

- Исчез. Я успел разглядеть только его силуэт и некоторые контуры лица. У него – орлиный нос.

Еремина слегка содрогнулась, ее реакция не укрылась от взора дочери.

- Кто он, мама?

- Если тот, о ком я думаю… страшное существо…


ГЛАВА XXIV. КОЗНИ ГОРБОНОСОГО

Путешественники и глазом моргнуть не успели, как оказались в какой-то новой части вечного лабиринта. Свет здесь - приглушенный, красноватый. Еремина сделала знак следовать за ней. Все шагнули через стену, будто сотканную из воздуха.

Теперь они стояли в центре большой комнаты, стены ее – белее снега, от такой белизны слепли глаза.

Мгновенно появились несколько стульев и стол, украшенный горой из каких-то черных фруктов. Еремина предложила дочери и ее друзьям присесть.

- Ты помнишь, Олиенин? – спросила Еремина, достав из хрустальной чаши один из фруктов.

- Нет.

- Вот как? А в свое время говорила, что он самый вкусный на свете. Арронид. Угощайтесь, друзья.

Кирилл рискнул. Зубы вонзились в удивительно сочную мякоть, в мгновение ока таявшую во рту. Вкус оказался сладчайший, никогда и нигде он не пробовал такое божественное угощение.

- Точно! – воскликнула Ольга. – Это любимое лакомство моего детства.

- Рада, что моя дочь вспомнила даже такие детали! Ни в Архипориусе, ни в Эдмините арронид не приживается.

- А мы где сейчас? – спросила Лунд. – В Долине богов?

- Тсс! – подмигнула Еремина. - Придет время, и я открою вам места расположения наших резиденций.

Никто не обиделся за прямой уход от вопроса. Только Ольга спросила:

- Здесь безопасно, мама?

- Не волнуйся, в случае чего успеем уйти. А теперь хочу рассказать вам о вещах неприятных.

Гости насторожились, в воздухе чувствовалось напряжение. Еремина начала:

- Силы зла, как никогда ранее, подбираются к мировому Трону, не понимая, что это и для них вселенская катастрофа. Основ созидания они лишены и, даже в случае захвата власти, будут драться друг с другом, пока не низвергнут все живое в пучину хаоса. Но они продолжают и продолжают наступать на всех направлениях. В Эдмините – бесконечные войны, раздрай. Так, Великий Кир?

- Так!

- В Архипориусе – полное моральное разложение? Так, Лунд?

- Да, властительница, - подтвердила молодая женщина.

- А у нас, в Долине богов все определяет свихнувшийся от власти самозванец.

- Создатель не допустит торжества зла! – попробовал возразить Кирилл.

- Создатель дал нам свободу воли. И если все мы подчинимся законам тьмы, то нам и жить во тьме. Нет, Кир, нужно действовать. Настало время когда силы Света должны, наконец, объединиться для решающего сражения. Оно будет длинным и тяжелым. Люди, надевшие фальшивые маски, объявят себя освободителями Отечества. Агенты тьмы проникнут во многие наши структуры. Сильнее запылает Эдминит. Архипориус еще больше поразят культы насыщения утробы и развратных удовольствий. А жители Долины богов продолжат упиваться идиотской мыслью, что они – избранные от рождения, и, чтобы не случилось, таковыми останутся. А, значит, превратятся в растения.

- Подобное в истории бывало и раньше, - сказал Кирилл. – Уже не раз предрекали конец цивилизации. Особенно этим страдает Эдминит. Вспомним хотя бы Апокалипсис. Однако, жизнь продолжается.

- Но уже давным-давно ситуация не была столь критической. В давние времена землю накрыла стихия. Сейчас мы знаем, что она была вызвана глобальной катастрофой из-за войны в Эдмините. Ситуация повторяется. Правда, связь между измерениями настолько окрепла, что при подобном развитии событий не сохранятся ни Архипориус, ни Долина богов. Многое решается у нас в центре. Но не все!

- Офигенин I этого не понимает? – спросил Кирилл.

- Понимает. А остановиться уже не может. Он вынужден сохранять существующее положение дел. Сохранять свою систему. Это потом катастрофа пожрет и систему, и ее создателей. А пока… его питают глупые надежды.

- Мама, ты говорила, что люди начинают тянуться к Добру. Но если многие понимают, что окружающая действительность не идеальна, почему бы не поменять ее? Почему молчат настоящие лидеры? Ведь если они встанут, к ним должны прислушаться.

- А как бы вы сами на это ответили?

- Должны, - и Кирилл решил блеснуть эрудицией. – В свое время в Эдмините жил человек, который говорил: «Низы не хотят, а верхи не могут» (имеется в виду В. Ленин. – прим. авт.). Впоследствии он возглавил там революцию, которая стала… одной из самых кровавых и страшных.

- Был такой, - согласилась Еремина. – На самом деле он умер в молодости и разведка Архипориуса заменила его на клона. Клон имел специальное задание: расшатать Эдминит, сделать его более зависимым от приказов свыше.

- Так значит в центре Москвы, в мавзолее разлегся клон? – поразился Кирилл.

- Конечно, нет. Когда клон выполнил свою функцию его заменили на обычного больного старичка из местных. Никто и не заметил подмену. А клон, как актер, гениально исполнивший свою роль, спокойно вернулся к себе в Архипориус.

- Чего мы заговорили о каких-то неизвестных фигурах Эдминита, - недовольно произнесла Лунд. - Я никогда там не бывала и не собираюсь.

Еремина пытливо посмотрела на нее:

- Зря. Прелюбопытный персонаж. И очень полезный для изучения.

- И мне он интересен, - сказал Кирилл. – Увидеть бы его в реальности.

- Без проблем.

- Такое возможно?

- Да. Полюбуйтесь. И на других тоже.

Перед путешественниками возникло голографическое изображение совсем маленького старичка. Он глядел на всех исподлобья, постоянно причмокивал. К нему подошла женщина и дала… соску. Старичок заурчал, заулыбался, жадно схватил ее беззубым ртом. Жизнь, совершив умопомрачительный круг, к старости вернулась в детство.

- Он несколько раз проходил через фильтр омоложения, - пояснила Еремина. – Еще некоторое время назад был в неплохой форме. Но теперь вот превратился в злого ребенка.

- Почему ему отказали в новом омоложении? – спросил Кирилл. – Или он сам так захотел?

- Кто же откажется? – едко заметила Еремина. – Только ведь клоны долго не живут. Как ни молодись – конец один. А вот еще любопытные персонажи.

Кирилл и его спутницы оказались как бы в настоящем магазине игрушек, где собрались «куклы» некогда великих диктаторов. Вот один, с покрытыми оспинками лицом, как заведенный, грозил пальчиком…

- Кавказец, - сказал Кирилл. Лунд, естественно, не поняла и бросила на него удивленный взгляд.

А «куклы» продолжали свое дефиле перед публикой. Еще один «заводной апельсин» с ниспадающей на глаза черной челкой и маленькими усиками кричал и бесновался, точно его накачали изрядной долей наркотиков. Его сменил здоровенный детина, потрясающий, как молотом, трехпалой лапищей. За ним следовали те, кого, вроде бы, и реанимировать нельзя – слишком уж мелкие и ничтожные: невысокий, лысый старик, с бесовским пятном на лбу; объявивший себя белым ангелом шоколадный «мачо»; сладенько улыбющаяся мамаша – наследница Каракалы (римский император 198 -217 гг. дал жителям всех завоеванных территорий римское гражданство и, таким образом, растворил местное население в инородном. – прим. авт.), и остальные, которых Кирилл уже не знал, а Лунд не желала знать.

Еремина не выдержала, еще раз приложилась к фляге и… захохотала:

- Куклы, одни только куклы! Лже-пророков – тьма, но все ждут Спасителя. Так я ответила на твой вопрос, Олиенин?

- Мама, нельзя ли убрать эту чертову галерею?

- Можно. Тем более, пора перейти к делу…

Разговор был долгий и тяжелый. Окончив его, Еремина отправила гостей отдохнуть в безопасное место. Поверили они ей? И поверила ли она им?.. Еще некоторое время властительница сидела в безмолвном размышлении, потом опять потянулась к фляге. Она понимала, насколько пагубна ее страсть, но остановиться не могла. Вино заглушало щемящую боль, помогало справиться со стрессами. А их столько! Иногда Еремине казалось, что она не выдержит, сломается!

Глоток, еще один… Появился Антоненин, умолял властительницу остановиться. Она его прогнала. И снова подумала о чудесной встрече с дочерью. Но есть и другая дочь. Она в плену. Еремина догадывалась у кого.

Вот он, появился в полумраке, кривясь в улыбке. Его глаза, орлиный профиль вызывали дрожь у кого угодно, но только не у нее. Она резко бросила: «Прочь!», но тот и не подумал исчезать.

«Я слишком много выпила, и теперь начинаются галлюцинации!»

- Прочь, бес! – повторила властительница. – Тебя нет.

- Тогда почему разговариваешь со мной? – ухмыльнулся Горбоносый. – С пустотой диалогов не ведут.

«Не попадать в его сети! Это – шулер, которого все равно не обыграешь. Прочти молитву, закрой глаза…»

- Бежишь от реальности, Еремина?

«Пусть сулит манну небесную! Пусть несет любую околесицу. Гони его, гони!»

- А ведь пьянство – тоже грех. Бой ему, милая!

Едкий голос вползал в голову. И тогда она начала читать молитву. Сначала слова путались, незваный гость всячески сбивал ее колкими замечаниями. Но постепенно речь полилась как мощный поток, который сносил на пути любые препятствия.

Поток проложил ей дорогу - широкую и открытую. Дорогу, по которой она шла к Богу!

Когда Еремина снова открыла глаза, Горбоносого не было. Исчез! Понял, что нежелателен здесь.

На душе наступило умиротворение, возникла уверенность в том, что она все равно победит! Бесы должны быть низвергнуты в преисподнюю.

Еремина поднялась, ударила об пол каблуком, потом еще раз! Ударила так, что искры высекла.

Она плясала от души, радуясь, что никто не может стать свидетелем ее небольшой человеческой слабости.

Офигенин I постепенно приходил в себя после опасного путешествия. Уже не казались настолько страшными ни черный вход в дыру, ни пылающее там марево, ни взгляд мертвой Еремины.

Но проклятый маг только в самом начале изысканий. И когда дойдет до конца – неизвестно.

А проход в параллельное пространство нужен не завтра, а сегодня!

Секретарь сообщил:

- Властитель, к тебе член Высшего совета Проходим Болтуин.

- Черт, не вовремя приперся.

- Ему отказать?

- Нет, - после некоторого размышления ответил Офигенин I. – Вдруг что-то важное.

Проходим Болтуин был невысок ростом, большая голова странным образом держалась на тонкой шее. Маленькие глазки под густыми бровями недобро поблескивали. Он отвесил низкий поклон и ждал, когда властитель дозволит говорить.

- Что у тебя?

- Я по поводу твоих врагов.

- У меня столько их. О ком конкретно пойдет речь?

- О сторонниках Еремины.

- Говори! Но общеизвестные факты мне неинтересны. Я знаю, что они собирают силы. И серьезные. Что ж, будем отстаивать в Долине богов идеи свободы и процветания.

- У них появился лидер. Очень опасный.

- Одна из ее дочерей? Бедняга! Ее сумели настроить против меня.

- Нет, нет, я имел в виду не Олиенин.

- Тогда кого же?

То, что он услышал, привело его в невольный трепет.

- Еремина.

- Кто?!

- Бывшая властительница Долины богов.

- Ее клон?

- Нет. Настоящая Еремина.

- Чушь! Она мертва. Я сам вел расследование по поводу ее трагической гибели. Враги моего Отечества убили законную правительницу. Потом я нашел убийц и приказал стереть их всех в порошок. Я об этом уже столько рассказывал.

И властитель внимательно посмотрел на члена Высшего совета. Знает он правду или нет? Однако, по лицу Проходима Болтуина ничего понять было нельзя.

- И все-таки она жива. Узнав о том, я сразу поспешил с донесением.

- А я не верю! Очередной подлог. Меня ложно обвинили в ее убийстве. И теперь ее имя стало знаменем для авантюристов и негодяев всех мастей. Им необходимо дестабилизировать у нас обстановку. Каким образом? Законного правителя объявить незаконным. Так что… думай, о чем говоришь. Так недолго и головы лишиться.

- Думаю, властитель.

- Кто тебе сообщил, что она жива?

- Мой агент.

- Он может ошибаться.

- Исключено.

- Почему?

- Слишком опытный агент. Вместо Еремины погиб клон.

- А сейчас ее роль исполняет не клон?

- Нет.

- Но тогда… мне необходимо срочно увидеть ее.

- Разреши оказать посильную помощь, властитель.

Офигенин I посмотрел на него долгим испытующим взглядом:

- С какой стати?

- Во-первых, других вариантов у тебя нет…

- Не дерзи! Во-вторых?

- Я столько лет пытаюсь завоевать твое расположение. Я стал бы твоей тенью. Тенью, которая никогда не предает и не бросает своего господина. – И Проходим Болтуин в очередной раз подобострастно наклонил голову.

- Итак, ты обещаешь мне эту встречу?

- Обещаю.

- Когда?

- В самое ближайшее время.

- Слишком общий ответ.

- Три-четыре дня.

- Но ты отвечаешь за это жизнью!

- Хорошо, властитель.

- Не боишься?

- Боюсь. Но твое расположение дороже.

- Чего же ты хочешь?.. Я сам сделаю предложение. В случае успеха - возглавишь у меня службу безопасности.

- Это большое доверие.

- Вот еще что, - задумчиво произнес Офигенин I. – Мы уже столько времени ищем путь в параллельное пространство. Может, твой агент поможет мне и в этом? Выведает, разнюхает, доложит?

- Надеюсь, властитель. Ему необходимо время. Он внедрился в ряды сторонников Еремины совсем недавно.

- Пусть постарается.

- Служу тебе вечно, властитель.

- Хорошо, когда тебе служат по-настоящему умные люди.

- И еще, у тебя числится в друзьях один старый маг. Не доверяй ему.

- Вот как? А ведь ты начинаешь меня пугать. Это действительно мой верный соратник.

- Не доверяй! – повторил Проходим Болтуин.

Это был откровенный наговор на испытанного преданного служаку, благодаря которому он уже совершил первое путешествие в параллельное пространство. Только враг решится поссорить бы его с Тормудиеном. Однако…

- Спасибо, - неожиданно произнес властитель. – У тебя что-то еще?

- Пока нет.

- Ступай. И помни: я жду результатов.

- Будут результаты, - с удивительной уверенностью в голосе произнес Проходим Болтуин.

Офигенин I задумался: если Проходим Болтуин лжет, то это легко проверить, и голове его недолго торчать на тонкой шее. Но он бы не рискнул.

«Неужели Еремина жива? Как же так? Я лично видел… Ничего я не видел! Мы могли прикончить клона!

Выходит, я не имею права называться властителем Долины богов?

Почему она столько времени скрывалась? Собирала силы! Но о ней бы стало известно моим людям. Или она делала это в такой тайне? Выжидала!..

Похоже, дождалась. В моей империи зреет недовольство. Бушует Эдминит… плевать на него! Его шум способен только резануть уши. Зреют заговоры в Архипориусе. Уже серьезнее: там - те, кого мы приблизили. Однако главная моя проблема – Долина богов. Тут мои основные враги.

Теперь Тормудиен! Мне открыто намекнули, что старый маг не верен господину? А вдруг он делает все, чтобы я никогда не попал в параллельное пространство?»

У Офигенина I был принцип: не доверять никому. Тормудиен – не должен стать исключением.

«Когда и при каких условиях я с ним познакомился?»

Мозг Офигенина I был как великое хранилище, любое, самое маленькое событие никогда не исчезало из памяти. Все детали той их первой встречи всплывали на поверхность. Его с магом познакомил Сухарин Простодин, еще один человек, к которому у властителя было относительное доверие.

Прежде чем приблизить старика к себе, Офигенин I приказал его досконально проверить. И проверили. Ничего подозрительного. Маг никогда не примыкал ни к одной политической группе, просто занимался тайными знаниями, с помощью которых проникал в неизведанные миры.

«А так ли он безобиден?»

Властитель тут же связался с Сухарином Простодином. Тот выслушал приказание. Но Офигенин I не спешил прощаться, неожиданно спросил:

- Я почувствовал твой страх. Друг мой, ты боишься меня?

- Это от неожиданности. Однако в моих глазах сияет радость.

- Чему же ты радуешься?

- Что ты жив и здоров.

- Ты все понял насчет мага?

- Конечно! Но… он почтенный человек, был связан с крупнейшими магическими сообществами. Потом от них отошел.

- Почему?

- Похоже, его возможности стали выше возможностей этих сообществ.

- А что насчет его биографии? Ты хорошо изучил ее?

Сухарин Простодин замешкался, ответил после краткой паузы:

- Обычная биография ученого, сделавшего отход от науки к магии.

- И в ней нет никаких темных пятен?

- Нет!

- А ты проверь еще раз. Проверь досконально.

- Я должен их найти?

- Ты должен провести объективное расследование.

Сухарин Простодин остался в недоумении. «Я ошибся по поводу Тормудиена? Быть не может!»

Снова и снова он погружался в досье мага. Изучил его контакты, связи, характер научных исследований, участие в магических опытах. Наконец, отзывы коллег и просто знавших его людей. Отзывы эти порой были нелицеприятными, но все они касались либо чисто профессиональных качеств Тормудиена, либо – человеческих. Подобная чушь Сухарина Простодина не интересовала.

Что смутило властителя?

Сухарин Простодин просматривал свои данные уже в сотый раз. Ни одной зацепки. Он уже думал сообщить об этом Офигенину I, как вдруг…

«И я пропустил такую важную деталь?!»

Дело могло обернуться катастрофой и для самого Сухарина Простодина.

Офигенин I поднялся на вершину башни, вновь оказался в знакомой комнатке Томурдиена. Старик взглянул на властителя, глаза на мгновение сделались сумрачными, и тут же он улыбнулся. Оставалось надеяться, что властитель не заметит его смятения. Господин старался выглядеть веселым, жизнерадостным. Однако маг сразу понял: чувства эти наигранные. Офигенину I что-то известно.

- У меня важные новости, - сказал властитель. – И для меня, и для всей империи.

-Очень рад.

- Кажется, Еремина жива.

- Даже так?

- Ты удивлен? Для всевидящего и всезнающего мага подобное не должно быть тайной.

- У меня были некоторые подозрения. Я не решился их озвучить.

- Зря. С властителем следует делиться любыми подозрениями.

Стоило бы прекратить весь этот спектакль, однако Офигенин I внял предложению Проходима Болтуина сыграть его до конца.

- Как продвигаются дела с параллельным пространством?

- Я сделал еще один шаг, властитель. Теперь уже скоро.

- Надеюсь. Тогда я узнаю все, и предатели получат по заслугам.

Тут он буквально впился глазами в мага, но тот успел склонить голову. Офигенин I продолжал:

- Посмотрим на твои успехи.

- Как скажешь, властитель. Только…

- Чем ты смущен?

- Не подождать ли немного?

- Я должен увидеть плоды твоей работы.

- Хорошо, - печально произнес старый маг.

Как и в прошлый раз появился туман, сквозь который показалась то ли пещера, то ли дыра, откуда вырывалось яркое пламя. Офигенин I раздумывал уже недолго. Сознание покинуло плоть и отправилось исследовать невиданные пространства.

Он кружился по темным коридорам, минуя их один за другим. Он догадался подойти к стене, через которую был виден принадлежавший ему мир!

Что там?!!

Он рассмотрел шумящий лес в его родной Долине богов. За лесом - домики. Самая мирная картина на свете.

Какая разница, что сейчас за стеной? Он сможет узреть бесконечное множество картин. Старый маг, похоже, не подвел. Что если он решил ответить добром за нанесенное ему когда-то властителем зло?

Лабиринты, лабиринты, лабиринты… Где тот, через стены которого он сможет наблюдать за своими врагами? В том числе - за Ереминой?

Картины менялись. Вот члены Высшего совета о чем-то ожесточенно спорят. Можно видеть их жесты, стремление доказать друг другу свою истину, даже начать за нее мордобитие.

Теперь ни к чему прибегать к услугам своих спецслужб. Уши и глаза Офигенина I везде, где ступает нога подданного Долины богов.

«Повстречать бы Еремину!»

Он больше не боялся ее. Теперь они играют на равных. «Покажись как в прошлый раз!»

Да вот она! Поистине в параллельном пространстве им не жить друг без друга. Вокруг нее люди. Она разговаривает с ними и даже не поворачивает головы в сторону лже-властителя.

Офигенину I почему-то сделалось страшновато. Он невольно отступил. И в это время Еремина повернулась. На губах заиграла улыбка, показавшаяся Офигенину I зловещей.

«Она меня видит?!»

Но, может быть, это все-таки не она, а искусный клон?

- Кто ты?! – воскликнул властитель, понимая, что она его не услышит из-за этой стены.

А вдруг она его услышала?

Он попал в мир, где свои законы. Вошел сюда безо всякого спроса. Так нельзя! Следует зайти подготовленным, понимающим саму суть параллельного пространства.

И тут он вспомнил…

Единство бытия, сознания и магии. Если сознание надолго покидает тело, оно может и не вернуться, а жить по своим законам. Тормудиен предупреждал его об этом в прошлый раз. Сегодня почему-то молчит?

- Эй, - обратился к старику властитель. – Не пора ли мне вернуться?

Он не сожалел о скором возвращении. Маг сдержал слово, сделал его величайшим из величайших. Ясно, что он простил Офигенину I убийство своего незаконнорожденного сына. В конце концов есть законы империи. А человек в ней – песчинка. Необходимо поблагодарить Проходима Болтуина за своевременный сигнал и сообщить, что старому магу доверять можно.

«Но почему он молчит? Не откликается?»

- Эй! – повторил Офигенин I.

И снова молчание? Маг отказывается выходить с ним на связь?

В ту же секунду лже-властитель все понял. Он – опытнейший интриган, разрабатывающий самые хитроумные планы на свете, попался, как юнец. Никто не собирается возвращать его обратно.

Офигенин заорал. Ор перемешивался с угрозами. Но ему отвечала невыносимая тишина. Он помчался по тоннелям в поисках выхода. Одно темное пространство сменяло другое; бесконечность закружила и растворила его в своих объятиях.

Проходим Болтуин внимательно посмотрел на застывшего в кресле, похожего на мумию человека, еще недавно бывшего Офигенином I. Затем повернулся к магу:

- А он не?..

- Нет, - печально покачал головой Тормудиен. – Сознание властителя сейчас в другом месте. И никто его оттуда не вернет. Кроме меня, конечно. Но я никогда этого не сделаю. Мой внебрачный сын, плод тайной любви, так и не узнавший имя своего отца, был убит Офигенином. И я поклялся отомстить.

- И благополучно свершил возмездие, - согласился Проходим Болтуин.

- Но тебе-то зачем все это?

- Сложный вопрос. Он собирался утроить большую чистку. Причем «почистить» тех, от кого сам зависит. Он возомнил себя богом, забывая, что является обычным человеком, что его обожествило ближнее окружение.

- И что будет дальше? – спросил Тормудиен.

- Останется его тело. Любая комиссия определит, что здесь не клон, а настоящий Офигенин I. Властитель заболел, а мы – его верные подданные, исполняем любые приказы хозяина. Он диктует их нам даже больной.

- Оригинально придумано.

- Безмолвный правитель – лучший правитель для верной свиты. Ни хлопот, ни забот.

- Понимаю.

- Хорошо, что понимаешь, старик. Благодарность будет тебе великая.

- Какая там благодарность! Главное, что я отомстил.

В руках Проходима Болтуина появилась смертоносная трубка. В секунду маг превратился в дым. Член Высшего совета с поразительным безразличием добавил:

- Чтобы случайно не вернул.

Он не представлял, насколько спокойно Тормудиен принял смерть, поскольку знал, чем все для него закончится. Сын отомщен! А это чучело пусть теперь заносят в любой пантеон.

…- Правильно, - раздался голос за спиной. – Осталось чучело.

Проходим Болтуин в ужасе обернулся и с трудом выдохнул:

- Ты здесь?.. Но как?..

- Какая разница, - рассмеялся Горбоносый, - пусть мои маленькие секреты останутся при мне.

- Я все сделал согласно нашему плану.

- Очень хорошо! Теперь он неопасен. А ты – фактический лидер. И уже не будешь ходить под дамокловым мечом.

- Нет слов, чтобы выразить признательность. Я ведь знаю, какую великую чистку он собирался устроить. Но твой план – чудо!

- Потом сочтемся. Возможность еще представится.

Горбоносый подумал, что пока все идет, как по маслу. Одних лидеров он заменяет клонами, других превращает в мумии. Почти все они полностью им контролируются.

И кто ему может противостоять? Пьяница Еремина? Ее бесцветные дружки?.. Смешно!

«Я еще не такую кашу заварю! Все умоетесь в крови!»

И только он знал, для чего затеял такую страшную игру.


хаос

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

СЕРАФИМЫ

ГЛАВА XXV. СОБЛАЗНЫ

В последнее время Предатель плохо спал, мысли терзали, будоражили, жгли! Он сознательно пошел на этот шаг, уверенный, что в Долине богов собрались те, кто желает утвердить на земле хаос. Но чем дольше он находился среди сторонников Еремины, там сильнее убеждался: это не так. Особенно после последнего разговора с властительницей, когда пришлось пересмотреть взгляды на многие вещи. Предатель понял: появление хаоса провоцирует другая сторона, которой он так долго и честно служил. Они думают, что смогут управлять им, как и всем остальным на свете. И плевать им на гибнущие при этом города, страны, материки!

И тут же в голове Предателя всплыла еще одна истина: разве может быть управляемый хаос? Это прерогатива Создателя. Только он творческим актом может претворить хаос в порядок. Но если хозяева Предателя хотят подменить Бога, то кто они?

«Правильно, это бесы!» И он повелся на их игры.

И как теперь выйти из положения? Веры не будет ни с одной стороны, ни с другой. При любом раскладе он обречен.

Перед глазами – лицо любимой. Его девушка – самая верная сторонница Еремины. Она не простит. Значит, ее он потеряет навсегда!

Предатель закрыл глаза, чтобы никто ненароком не увидел слез. Слез страха и раскаяния.

Что будет завтра, когда раскроется его истинная сущность? Нет этого завтра! Есть умирающее сегодня.

Кирилл внимательно рассматривал необычную карту Эдминита. На ней выделялись места сосредоточения сил Света и тьмы. Вокруг первых мерцали белые точки, вокруг вторых – черные. Белые точки концентрировались на Северо-Востоке Европы, в западной и восточной части южного полушария. Но и тут ни о каком «белоснежном царстве» не могло быть и речи: его постоянно прорезали черные всполохи.

А вот место, которое в самом Эдмините считалось «земным раем» - Западная Европа. Ситуация обратная: белые лучи отчаянно пробивались через черноту.

Теперь территории, где тьма обосновалась прочно: северная часть американского континента, Ближний Восток и отходящие от него огромные пространства в восточном и южном направлениях. Порождения тьмы либо главенствовали на Уолл-стрите, либо, не успев слезть с верблюдов, воинственно взывали к походам против Веры Света, и двигались в благополучные места разрушительными темными ордами. Удивило Мальцева, что черные тучи зла кружили и над Великой Желтой Империей. Кажется, у них там культ обезьян. Обезьяны Бога… бесы! Поэтому там мало творцов и огромные массы простых экспериментаторов?

По карте также бежали линии, которые показывали возможные центры столкновений сил Света и тьмы. Итак, именно в России сконцентрируется основная часть Белого Войска. Но и здесь все не так просто: некоторые носители Добра пытаются скопировать внешние атрибуты зла, что, в конце концов, меняет саму их ментальность. Кирилл лишь грустно улыбнулся, вспомнив негритянские прически на русых головках, безумные пляски с речитативом вместо пения. А дальше… измена Вере, идеалам отцов, и, как венец падения - продажа души хозяину золотого тельца…

Шаги за спиной. Обернувшись, Мальцев не поверил своим глазам. Мефодий из поезда?!

- Вот так встреча! А проводница уверяла, будто тебя не было. Но я ей не поверил.

- Правильно.

- Ты здесь?

- А где я должен быть? – шмыгая длиннющим носом, сказал знакомый Кирилла.

- Так ты?..

- С недавних пор из ваших. А что смущает? Я не слишком привлекателен? Разве мы оба не знаем тех, кто очаровывают прекрасной внешностью, а за спинами держат ножи?

- Почему ты тогда рассказал про Архипориус?

- Надо было тебе освежить память. Чтобы подготовить к неизбежным будущим переменам.

- Вспомни все это после эксперимента с моей памятью!

- Знаю. Я ведь тоже являлся разведчиком Организации. Их столько в Эдмините! Они ходят рядом с местными, учат, руководят, а те ничего не подозревают.

- А моя встреча с Ольгой?.. Ее тоже подготовили агенты Архипориуса?

- Конечно. Нужно было всех вас троих собрать вместе перед отправкой домой. Так удобнее и надежнее.

- Хороший сценарий!

- Ты недоволен, что познакомился с ней? – лукаво поинтересовался Мефодий.

- Доволен! И еще… тот чародей на празднике у Щепинского?

- Все пытаешься понять: не я ли это? Нет! Но я был в толпе и наблюдал.

- То-то я почувствовал… только не нашел тебя.

Мефодий скромно развел руками: мол, профессионал!

- Кто был тем гениальным актером?

- Мне и самому о нем неизвестно. Я ведь здесь недавно, как и ты. Не могу пока самостоятельно пройти в параллельное пространство. Только с провожатым.

- Чародей предупреждал, чтобы я забыл про Архипориус. Почему он не хотел, чтобы я туда возвращался?

- Или наоборот – хотел, - задумчиво ответил Мефодий. - Таким образом возбудил дополнительный интерес. Задумал бы остановить – остановил. Подобные ему, обычно не оставляют свободу выбора.

А что ты разглядываешь? Карту Эдминита? Ох, уж этот Эдминит, – место, где гуляет настоящее зло.

- Поэтому его и называют территорией зла.

- Посмотри на Архипориус, на Долину богов. Они вообще здесь белые и пушистые.

И, не спрашивая разрешения Кирилла, поменял картину. Вместо Эдминита теперь Архипориус. Тут также сталкивались белые и черные точки, но не было ни светлых, ни темных территорий. Просто постоянный вихрь, в котором тонуло все. Однако, просвещенные жители старались этого не замечать. Им казалось, стихия пройдет мимо, не затронув их внешне привлекательную жизнь.

Наступила очередь Долины богов. Тут все было еще печальнее: на города и селения словно накинули сплошное черное полотно. Отдельные огоньки пытались пробиться сквозь него, но тот час, как по мановению злой воли, гасли.