0 4688

Транскаспийский коридор и Южный Кавказ

Транскаспийский коридор и Южный Кавказ

Борьба за влияние над энергетическими коридорами Каспия и Кавказа. В последнее время участились сообщения со стороны прозападных корпоративных СМИ о возможности создания нового энергетического коридора, который пройдет через Южный Кавказ. В целом это связано с объявлением США и их сателлитами новой холодной войны против России и, как следствие, необходимость для ЕС обеспечить альтернативные поставки газа (в первую очередь) и нефти


Хотя Испания предложила подумать о варианте с алжирским газом, США вновь начали активно лоббировать Транскаспийский проект, который затрагивает как страны Центральной Азии (в первую очередь Туркмению), так и Южный Кавказ. При этом в Вашингтоне непрозрачно намекают на возможности корректировки проекта «Новый шелковый путь», который в последние годы был дискредитирован, а сама идея удачно перехвачена Китаем.

Возможными транзитными странами каспийского газа для Европы могут выступить только три государства – Азербайджан, Грузия и Турция.

Поскольку Вашингтон за последние десятилетия не был уличен в новаторских идеях по продвижению своих интересов, скорее всего подталкивание этих стран к возможному участию в проекте будет осуществляться методом кнута и пряника – обещания преференций и помощи будут подкреплены дипломатическим давлением и попытками дестабилизации внутри той или иной страны.

Нужно отметить, что среди прибрежных государств Каспия до сих пор не решен правовой режим раздела прибрежных территорий. Согласованы границы только между Россией и Казахстаном (в 2005 г. В.Путин и Н.Назарбаев подписали Договор о российско-казахстанской границе, который окончательно утвердил раздел Каспия между двумя странами по суше и воде), однако возможные игроки, на которых и рассчитывает Запад, до сих пор не могут прийти к взаимопониманию. Но поскольку в отношениях Баку и Ашхабада остается нерешенным вопрос об эксплуатации месторождения Кяпаз (Сердар), запасы которого оцениваются в 50-100 млн. тонн нефти и более 30 млрд. кубометров газа, то решенным вопрос о Транскаспийском газопроводе считать нельзя. Напомним, что в июне 2012 года это стало причиной дипломатического скандала между странами, после того, как Азербайджан начал работы в районе, где располагается месторождение. Хотя Баку и Ашхабад уже не один год вели переговоры о создании нового трубопровода, предвкушая получение преференций со стороны ЕС и США, недавно Туркмения нашла надежного партнера в лице Китая, поэтому уже не столь активна в деле Транскаспийского трубопровода.

Грузия, поскольку может претендовать только на статус транзитного государства, скорее всего, будет довольно сдержанно подходить к подобного рода предложениям, рационально прорабатывая возможные последствия. Действующий трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан является наиболее приоритетным, даже если будет идти речь об увеличении его мощности. Азербайджан ранее также делал ставку на данный трубопровод, но в последние годы стал проявлять интерес и к авантюрным альтернативам. Интересно,  что проект Баку – Тбилиси – Джейхан является своего рода стабилизирующим фактором региональной безопасности. Как неоднократно отмечалось, его инвесторы (ГНКАР - 45%, British Petroleum - 25,72%, UNOCAL - 7,74%, Statoil - 16,45%, TPAO - 5,08%, Itochi - 2,96%, Delta Hess -2,05%, ENI - 5%) пристально следят за тем, чтобы Азербайджан не спровоцировал новый конфликт против Нагорного Карабаха. Следовательно, пока Баку получает от него дивиденды, вряд ли серьезная эскалация армяно-азербайджанского конфликта будет возможной.

Тем не менее, еще в ноябре 2011 г. во время своего визита в Баку специальный представитель государственного секретаря США по евразийским энергетическим вопросам Ричард Морнингстар заявил, что его страна поддержит проект любого трубопровода в рамках Южного газового коридора, но «было бы лучше начать с меньшего трубопровода, который в будущем может быть расширен»[1]. Примерно в тоже время еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер намекнул, что ЕС может предоставить российскому проекту «Южный поток» статус Трансевропейского (TEN) в обмен именно на непротивление России строительству Транскаспийского газопровода[2]. 

Однако окончательно решить этот вопрос (и убедить Россию) тогда не удалось. Переговоры растянулись на годы.

Практически Баку может обойтись и без нового трубопровода, поставляя собственный газ. Но тогда, по мнению российских экспертов, это не будет составлять конкуренцию «Газпрому», даже если коридор дойдет до южной части ЕС (а часть газа или оплату за его транзит будет также получать Грузия и Турция)[3]. 

Проблема в том, что западные лоббисты довольно эффективно проводят свою политику с администрацией Алиева, а Азербайджан, в отличие от Туркмении, более уязвим для прицельной атаки со стороны ЕС и США по «гуманитарной» линии. Например, после недавнего ареста Рауфа Миркадырова, обвиняемого властями Баку в шпионаже, США моментально выразили беспокойство по поводу политической мотивации данного ареста. Тем не менее, Вашингтон не высказал претензий к Анкаре – а ведь Миркадыров был депортирован именно из этой страны, где проживал последние годы[4]. Кстати, совсем недавно в бакинском русскоязычном издании «Зеркало», являющимся рупором либералов, вышла его статья, в которой он утверждал, что Россия может дестабилизировать Азербайджан и захватить часть территории, где проживают талыши и лезгины. При этом, по мнению Миркадырова, Москва якобы учла позицию Баку при голосовании в ООН по украинскому вопросу не в пользу России[5].

К Белому дому присоединились и европейцы – Комиссар по правам человека Совета Европы Нилс Муизниекс 22 апреля выступил с критикой Баку в отношении свободы слова и арестов различных политических активистов, правозащитников и журналистов[6]. 

Можно предположить, что от выбранного вектора официального Баку и будет зависеть степень давления на него со стороны Запада. Поэтому Ильхам Алиев предпочитает лавировать между интересами крупных держав и даже заявлять о внеблоковом статусе страны и вхождении в Движение неприсоединения.

Тем не менее, пока России удается сохранять статус-кво в вопросе новых энергопотоков, о чем свидетельствует недавняя Конференция прикаспийских государств, прошедшая в Москве. Российская сторона требует, что Баку и Ашхабад одобрили пункт Конвенции, согласно которому «любые трубопроводы по дну Каспия могут быть проложены только с согласия всех пяти прикаспийских стран»[7]. Азербайджан и Туркмения уклоняются от окончательного ответа.

Кроме этого, эксперты считают в вопросе добычи и транспортировки углеводородов на Каспии довольно важными два фактора. Первый – высокая себестоимость. Каспийское сырье по сравнению с иранской нефтью дороже примерно в 3-5 раз. Второй фактор – экологический: Каспийское море на данный момент довольно сильно загрязнено, особенно в районе Баку и Сумгаита. А наличие сложного рельефа дна и высокой сейсмичности региона повышают угрозы экологической безопасности Каспия в разы. Кстати, Москва изначально поднимала вопрос о резервации экосистемы Каспия – еще в 1992 г. российской стороной был инициирован вопрос о сохранении биоресурсов, в первую очередь осетровых рыб и установлении нормативов рыболовства. Эти два фактора частично объясняют постоянное желание Вашингтона перевести этот проект из технологического и экономического вектора в политическое поле. Недаром в 2000-х гг. Каспий был объявлен США как особая зона национальный интересов.

С другой стороны, Москва сама предпринимает активные шаги для создания регионального энергетического узла. После встречи со своим иранским коллегой Хамидом Читчианом в Тегеране министр энергетики России Александр Новак заявил, что стороны обсудили энергетическую сделку на сумму в 8-10 млрд долл., а также строительство новых тепло- и гидроэлектростанций и электросетей[8]. При этом было заявлено, что Азербайджан тоже включен в проект общих электросетей и все три страны уже работают над вопросами транзита электроэнергии. Очевидно, что этот проект будет идти в пакете с договоренностями по иранской нефти, газу и атомной промышленности, где Россия является давним партнером Исламской Республики Иран. Кстати, Тегеран является противником создания Транскаспийского газового трубопровода, выступая в этом вопросе в тандеме с Москвой. Новые санкции со стороны США и ряда других стран, однозначно, укрепят взаимоотношения между Россией и Ираном, в том числе в вопросе правового статуса Каспия, т.к. Тегеран не только болезненно воспринимает американское присутствие в регионе, но и заинтересован в проекте Таможенного Союза – ЕврАзЭС.

Следует упомянуть еще несколько транспортных проектов, которые затрагивают Кавказ. Это TRACECA – «Транспортный коридор Европа-Кавказ-Азия» и Международная организация INOGATE (INterstate Oil and GAs Transportation to Europe) - программа международного сотрудничества в энергетической сфере между Европейским Союзом, Причерноморскими и Прикаспийскими государствами. То, что INOGATE является самой длительной программой, финансируемой ЕС – ранее до конца 2006 финансирование шло в рамках Технической Помощи ЕС Содружеству Независимых Государств под эгидой программы (TACIS), а с 2007 г. средства предоставляет Европейский Инструмент Соседства и Партнерства (ENPI) – говорит о той важности, которую придают ЕС вопросу транспортировки энергоресурсов и установлению своего влияния на Кавказе.

_____________________________
[1] http://www.zerkalo.az/2011-11-17/politics/24732-morningstar-gaz-kaspiy
[2] http://esco.co.ua/journal/2012_7/art52.htm
[3] http://www.vedomosti.ru/companies/news/25899011/evropa-stavit-na-shah-deniz
[4] http://www.rferl.org/content/azerbaijan-journalism-us-mirqadirov/25361750.html
[5] http://www.zerkalo.az/2014/betmen-spaydermen-i-zelenyie-chelovechki/
[6] http://www.rferl.org/content/council-of-europe-commissioner-slams-baku-for-human-rights/25359552.html
[7] http://ru.journal-neo.org/2014/04/20/rus-kazahstanskaya-neft-na-mirovoj-ry-nok-mozhet-pojti-cherez-azerbajdzhan/
[8] http://www.regnum.ru/news/polit/1796379.html
  • 0

Добавить комментарий