0 6449

Безопасность в Сочи: взгляд из США

Безопасность в Сочи: взгляд из США

В любом случае, США будут обеспокоены безопасностью своих граждан в первую очередь, а потом уже думать об остальном – если на то будет дано добро сверху и оплачены счета.

Барак Обама верит, что в Сочи безопасно, и полагает, что если американцы хотят поехать на Олимпиаду, им не стоит от этого отказываться. В интервью телекомпании CNN 31 января Президент США, на вопрос о том, достаточно ли высок уровень безопасности в Сочи перед угрозой возможных террористических атак, ответил: несмотря на то «на таких огромных мероприятиях определённый риск присутствует всегда», «русские осознают, насколько высока ответственность принимающей стороны на столь крупном международном событии». По мнению Обамы, «…российские власти понимают, каковы здесь ставки. Они понимают, что есть потенциальные угрозы. И мы действуем согласованно с ними. Мы просматривали их планы».

Действительно, предстоящие зимние Олимпийские игры в Сочи привели к определенному сближению между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки. На этот раз благоприятствующим фактором для такого поворота стали вопросы безопасности. 

Поскольку в США обеспокоены международным терроризмом и длительное время он позиционировался как угроза № 1 для национальной безопасности и личной жизни граждан Америки, риск роста салафитского терроризма на Северном Кавказе находился под пристальным вниманием экспертного сообщества и общественности США в целом. Хотя в общей тенденции основные СМИ в Америке больше склонны к всякого рода страшилкам, наряду с критикой руководства России (типа «мышление эпохи Холодной войны», «авторитаризм Путина» и т.д.), есть ряд аналитических центров, в работах которых вопрос будущих Игр дискутируется с позиции безопасности и геополитических интересов, включая региональные противоречия.

21 января 2014 г. в столице США состоялось очень интересное мероприятие «Сочи-2014» (1), которое прошло в Центре стратегических и международных исследований (Вашингтон) при участии Эндрю Качинса (директор программы по России и Евразии), Джеффа Манкоффа (его заместитель) и Хуана Сарате (бывший заместитель советника по национальной безопасности в области борьбы с терроризмом).

Эксперты рассматривали не только угрозу терроризма, но и ряд вопросов, которые на первый взгляд не имеют отношения к Олимпиаде, но связаны с политической историей России последних десяти лет и помогают понять преобразования и психологию власти. Например, Качинс сказал: «Россия буквально стала финансово суверенной в 2005, когда Россия выплатила свой долг перед МВФ. А в 2006 году, она выплачивает свой долг перед Парижским клубом, поэтому Россия является финансово суверенной, что означает, по мнению Путина – и я думаю соответствующим образом – что Россия является политически суверенной. Мы на самом деле снова настоящая, самостоятельная страна... Помните, это было в 2006, что Россия провела впервые встречу G-8 в Санкт-Петербурге». Такие тезисы очень важны, так как показывают, какими штампами мыслят американские политологи. В частности, Качинс считает, что Игры в Сочи будут символом движущейся России в 2014 г. Движущейся в будущее, включая такое мероприятие, как проведение чемпионата мира по футболу в 2018 г. (стоит вспомнить слова Владимира Путина, который сказал, что хочет показать новую Россию на Играх).

Место проведения Игр – город Сочи – Эндрю Качинс называет Русской Калифорнией, высказывая удивление, что Россия, известная как северная страна, проводит Зимние Олимпийские игры в субтропической зоне. В блогах и комментариях к статьям по обсуждаемой теме, кстати, американские граждане интересуются, почему Игры проводятся не в Сибири.

Не был забыт и вопрос об ЛГБТ, и Качинс вполне справедливо замечает, что «законодательство, на мой взгляд, на самом деле не адресовано международному сообществу. Путин действительно не заботится, честно говоря, о том, что международное сообщество думает по этому поводу, хотя на своей пресс-конференции, вы знаете, что он будет защищать его (закон о запрете пропаганды гомосексуализма - прим. авт.) в виде сравнительных терминов, которые, если посмотреть, например, на наше законодательство, довольно либерально, если сравнивать его с большей частью остального мира, и так далее. Оно нацелено на внутреннюю аудиторию, и это сделано по внутриполитическим причинам, я думаю, для поддержки его избирателей».

Итак, эксперт CSIS признает, что наши законы довольно либеральны и вполне адекватны, а Путин практически выполняет волю избирателей, если говорить о подписании подобных актов.
Что касается угрозы терроризма, Эндрю Качинс делает вывод, что сейчас на Северном Кавказе действуют не сепаратисты, даже если Доку Умаров (при этом выражая скепсис в отношении информации, что он мертв) является главой [так называемого] «Имарата Кавказ» и говорит о создании отдельного исламского государства на Кавказе. «Я думаю, что они мотивированы глобальной джихадистской идеологией, которая является общей, и для Аль-Каиды и для других по всему миру. Это то, что мотивировало братьев Царнаевых, подорвавших Бостонский марафон».

Хуан Сарате в силу специфики своей работы сфокусировался на вопросах терроризма. Он отметил, что проведение подобного рода спортивных мероприятий после событий 911 в Нью-Йорке является одним из высших приоритетов, которым занимаются чиновники в Госдепартаменте США. Что касается специфики Северного Кавказа, Сарате констатировал важность того, «что Кавказский Эмират и их различные группы и оперативники показали несколько условий с точки зрения направления атаки. То есть, они могут использовать различные средства для атаки, а не просто разнообразие целей, чтобы сосредоточиться на них. Они использовали террористов-смертников, включая ныне знаменитых черных вдов; они использовали команды рперативников; они использовали штурмовые отряды. Они разрабатывали акции против самолетов, метро и поездов, больниц, зогн особого контроля. И поэтому условия и возможности соответствуют здесь в том, что у них есть мощная целевая среда, и они продемонстрировали способность организовать различные виды атак». 

Сарате отмечает, что это была своего рода «наглость» со стороны российских властей – устроить Олимпиаду так близко к Кавказу и дать террористическим акторам, которые привыкли работать в этой среде, возможность планировать атаки не только в Сочи, но и в ближайших окрестностях. Кроме того, было замечено, что «сирийский транзит» иностранных боевиков и, в частности, поток наемников с Кавказа в Сирию и обратно, усиливает обеспокоенность, что с идеологической точки зрения оживляет угрозу и заполняет среду другими акторами, которые натренированы, имеют опыт и, возможно, желают совершить нападение.

Сарате отметил, что сирийский конфликт теперь привлекает больше иностранных боевиков, чем было в конфликте в Ираке и во время афганских моджахедов. Опасения состоят в том, что боевики двигаются не в одном направлении, как было в Ираке, а в обоих. Следовательно служба мониторинга в России должна быть обеспокоена тем, кто движется в Сирию и обратно.

Джефф Манкофф добавил к вышесказанному, что в области безопасности работа может быть в высшей степени эффективной, но только в макро смысле, так как есть слабое звено. И в большинстве случаев самым слабым звеном является коррупция. При этом террористами коррупция была использована для осуществления ряда атак.

Ряд американских СМИ также пытается тезисно обрисовать картину, связанную с безопасностью Олимпийских Игр. При этом, конечно же, ставится вопрос, в первую очередь, о безопасности спортсменов и туристов из США. 

Издание Business Insider напоминает, что для возможной эвакуации в Черном море будет находиться два корабля ВМС США. Также будет задействована военно-транспортная логистика в Западной Европе. «Авиабаза Рамштайн в Германии имеет транспортные самолеты С-17, находящиеся в режиме ожидания, есть также и спецподразделения, базирующиеся в Штутгарте. Кроме того, в Испании размещена группа быстрого реагирования на кризисные ситуации из морских пехотинцев, которые должны в случае чрезвычайной ситуации незамедлительно отреагировать» - пишет издание[2]. 

Газеты и телеканалы также цитируют американских чиновников, которые говорят, что угроза терроризма сейчас выше, чем на всех предыдущих Олимпийских играх. Государственный департамент будет иметь дипломатическую службу безопасности в Сочи, хотя на запросы американских СМИ Госдеп отказался сообщить количество отправляемых в Россию специалистов. Кроме того, ФБР тоже будет присутствовать в Сочи.

Обращение репортеров американских СМИ к экспертам из разных областей помогает сложить мозаику и выявить степень интереса политиков и граждан США к данной теме.

Гордон Ву из фирмы RMS, специализирующейся на моделировании управления рисками, сообщил в своем комментарии, что успех террористической акции с участием 10 человек имеет шанс на уровне 5%. По его мнению, «умные террористы» будут пытаться осуществить какие-либо акции с меньшим количеством вовлеченных лиц.

Лица, непосредственно связанные с подготовкой американских спортсменов также комментируют ситуацию. В заявлении спикера Олимпийского комитета США Патрика Сандаски указано, что «как это всегда бывает, мы работаем с Государственным департаментом США, местными организаторами и соответствующими правоохранительными органами в целях обеспечения того, чтобы наша делегация и другие американцы, путешествующие в Сочи, находились в безопасности».

Известно, что помимо государственных органов, в охране и других мероприятиях в Сочи будут принимать и частные охранные фирмы. Например, команду лыжников и скейтбордистов из США будет сопровождать контингент компании Global Rescue[3]. 

Эта фирма позиционирует себя как агентство, занимающееся эвакуацией в чрезвычайных ситуациях и спасением в полевых условиях. Фирма пока не засвечена как печально известная Blackwaters, хотя ее сотрудники тоже работали в Ираке, Афганистане и других горячих точках. В последнее время компанией были проведены мероприятия в Судане, Египте, Мексике и Боливии.
Теперь что касается взаимодействия российских и американских органов в обеспечении безопасности и противодействию терроризма.

Спикер Госдепартамента Мэри Харт в своем заявлении отметила: «очевидно, что мы сказали, что мы будем рады оказать помочь по любому вопросу, который в наших силах, конечно, для американских граждан».

Что же это за вопросы?

С американской стороной обсуждалась и возможность технической помощи, например, применения американской технологии обнаружения взрывных устройств. Этот вопрос, в частности, поднимался 21 января в Брюсселе на встрече с главой Российского генерального штаба Валерия Герасимова и Председателем Объединенного комитета начальников штабов США Мартином Демпси. Демпси отметил, что Министерство обороны США будет готово предоставить оборудование, предназначенное для обнаружения и глушения сигналов сотовых телефонов или радио, используемых боевиками для активизации самодельных взрывных устройств на расстоянии. Но он предупредил, что техническим экспертам из обеих стран сначала необходимо убедиться, что американские системы могут быть интегрированы в коммуникационные сети и системы безопасности непосредственно в России[4]. 

Но практически на следующий день высокопоставленные представители военного ведомства сказали в интервью телеканалу NBC, что это вряд ли возможно. «Это займет несколько месяцев для подготовки русских, а использование системы в Сочи под полным американским контролем не обсуждалось», – полагают они[5]. 

Очень похоже, что реальная помощь со стороны США останется на уровне обещаний, как обычно Вашингтон и поступает. В любом случае, США будут обеспокоены безопасностью своих граждан в первую очередь, а потом уже думать об остальном – если на то будет дано добро сверху и оплачены счета.
_____________[1] Press Briefing – Sochi 2014. CSIS, Washington, D.C. January 21, 2014[2] businessinsider.com[3] globalrescue.com[4] nytimes.com[5] worldnews.nbcnews.com
  • 0

Добавить комментарий