0 12247

К вопросу об отречении Бенедикта ХVI

К вопросу об отречении Бенедикта ХVI

Отречение Бенедикта ХVI - событие действительно исключительное и чрезвычайное, но его исключительность полностью соответствует незаурядности той ситуации, которую в настоящее время переживает Ватикан

Новость о готовящемся отречении нынешнего папы римского прогремела как «гром среди ясного неба», поскольку такого события в истории Католической церкви не было уже 600 лет, и о том, что сама возможность такого акта предусмотрена в католическом законодательстве, большинство, видим, уже и забыло. Однако, судя по уже опубликованным  высказываниям  государственных  и религиозны деятелей, это не вызывает особого огорчения или потрясения, а воспринимается с пониманием и даже с одобрением, с учётом преклонного возраста папы. Складывается впечатление, что его желают представить как рядовое событие, а саму деятельность папы – как выполнение определённой миссии, которая, наконец, завершена, и после которой он может уйти на заслуженный отдых (недаром, в некоторых комментариях  СМИ указывалось, что папа уходит в отставку или на пенсию).  Так что данное действие явно способствует дальнейшей десакрализации образа папы, и так уже сильно заземлённого в силу скандалов последних лет,  связанных с мирскими делами церкви, и плохо согласующихся с предназначением наместника Бога на земле.    Между тем, событие это действительно исключительное и чрезвычайное, но  его исключительность полностью соответствует незаурядности той ситуации, которую в настоящее время переживает Ватикан, представляющий собой в первую очередь иерархию Католической церкви, называемую Святым Престолом. Внутри Св.Престола в последнее время идёт интенсивная внутренняя борьба, которая является не просто соперничеством  консервативной и либеральной  группировок (это было всегда), а –  отражением боле серьёзного процесса, направленного на такую трансформацию самой системы управления Ватиканом и его службами, которая сделала бы их  «прозрачными» для нынешних  хозяев мира, открыто перешедших к заключительному этапу строительства системы частной власти, при которой недопустимо сохранение какого-либо суверенного государства. То есть, как мы уже неоднократно писали, это отражение противоборства двух концепций существования Ватикан, одна из которых предполагает сохранение его как суверенного образования, а другая – его постепенную перестройку и встраивание в глобальную систему управления с допущением выполнения им  только тех функций, которые работают на религиозное обоснование власти глобальных элит. То есть папа видится ими исключительно как глашатай нового мирового порядка, именно в этой роли он выступал в последнее время – шла ли речь о необходимости создания «всемирной политической власти» и «всемирного центрального банка» или о поддержке кровавых событий в Северной Африке, демонстрирующих новые методы  управления регионом.     Однако, в отличие от других государственных образований,   которые достаточно легко встраиваются в систему внешнего управления, в Ватикане власть носит сакральный характер, это абсолютная теократическая монархия, в которой всё замыкается на фигуру  папы. Поэтому и изменить систему управления можно только понизив роль папы как главы церкви и государства. Фактически сегодня мы видим повторение  той же схемы (только на новом витке развития соответствующих технологий), что была применена в отношении Св.Престола в период лишения его светской власти в сентябре 1870 г.  Как вытекает из теневой истории этого события, низложение папы революционной итальянской армией было своего рода спектаклем, призванным скрыть реализацию давно разработанного плана отказа понтифика от светской власти над Папской областью, которая должна была быть передана новой Итальянской республике со всеми землями, а заодно и всеми долгами, которые папа не мог выплатить Ротшильдам (около 30 млн. скудо). Обанкротить папу было невозможно, вот и был  разработан  план такой реструктуризации долгов, при котором и волки (Ротшильды), и овцы (папа и его окружение) остались целы, только  последние оказались пострижены наголо. Правда, папа компенсировал потерю светской власти принятием тогда же догмата о непогрешимости, значительно укрепившего его духовную власть.         Сегодня суверенитет папы также поставлен под вопрос, и его встраивание в новый мировой порядок происходит опять-таки с помощью  финансового механизма, на этот раз – путём достижения от него финансовой  «прозрачности», означающей на практике перевод его финансов под тотальный контроль всемирной банкирской мафии.  Это ударяет по «святая святым» - самой закрытой и неприкасаемой структуры Св. Престола – по Банку Ватикана, который представляет собой не официальное учреждение Ватикана, а банк папа, который является в определённом смысле его единственным акционером и полностью его контролирует.   
В этом плане в последние три года на Бенедикта ХVI  оказывалось беспрецедентное давление. Началось оно с публикации в 2009 г. разоблачительной книги Д.Нуцци «ООО Ватикан», впервые вскрывшей тайные схемы перевода теневых денег Банком Ватикана, и достигло своего апогея осенью прошлого год, когда было издано ещё более разоблачительное исследование Нуцци «Его Святейшество», где на всеобщее обозрение выставлялась уже вся внутренняя кухня самого понтифика. Это была действительно беспрецедентное событие, показавшее полную беспомощность и уязвимость папы в отношении внешних сил. Что это за силы – так никто и не узнал (судили «козла отпущения»),  но возможности для шантажа сохранились, поскольку опубликована в книге была только меньшая часть похищенной  информации, в то время, как большая – так и осталась в руках заказчика.
 Учитывая, что растущее давление на папу приобретает всё более дерзкие формы, и направлено уже не только на разоблачение деятельности ватиканских институтов, но и на компрометацию самого понтифика, можно предположить, что объявленный уход Бенедикта ХVI связан не столько с его здоровьем, сколько с невозможностью  продолжать и дальше тот курс лавирования, который становится уже опасным, тем более, что судьба папы Иоанна Павла I всем известна, а она  не является исключением в истории Св. Престола. Старожилы Ватикана хорошо знакомы с технологиями управления своего сообщества, и понятно, что то, что выходит наружу, представляет собой лишь малую долю правды.
Есть и ещё один аспект проблемы. Несмотря на все свои старания идти в ногу со временем и проводить свою политику в соответствии с велениями эпохи глобализации, Бенедикт ХVI так и остался в глазах нынешних глобальных элит крайне несовременным деятелем.  Его консервативные взгляды, исходящие из приверженности традиционным ценностям общества, плохо согласуются с той стратегией дегуманизации человечества, которую  взяли на вооружение мировые менеджеры. Поэтому так нейтрально и формально и отозвались они на новость о готовящемся отречении от власти. В любом случае, какой бы национальности ни был новой папа, и из какой бы среды он ни вышел, он вынужден будет более эффективно приспосабливаться к требованиям продвинутой толерантности, чтобы быть принятым мировым сообществом. Понятно, что и позиция Бенедикта ХVI являлась лишь некой завесой, призванной скрыть процесс нравственного разложения западных элит, но от нового понтифика потребуется уже открытое принятие модернизированной этики.
 В связи со всеми этими событиями встаёт ещё один вопрос, имеющий отношение уже к Православному миру. 11 февраля был опубликован комментарий председателя ОВЦС митрополита Илариона по поводу отречения Бенедикта ХVI, в котором он, отдав должное личным качествам последнего, выделил его роль в обеспечении  положительной  динамики в отношениях между РПЦ и РКЦ. На этот раз митрополит Иларион не коснулся вопроса о встрече папы и Московского патриарха, хотя, как известно, именно он является наиболее последовательным её сторонником. Однако  этот пробел был восполнен секретарём ОВЦС по межхристианским отношениям протоиереем Дмитрием Сизоненко в его ответах на вопросы РИА Новости. Подчеркнув, что нет никаких оснований предполагать, что положительная динамика в православно-католических отношениях подвергнется каким-то переменам (поскольку есть «органичная система сдержек и противовесов»),  он,  затронув вопрос о встрече, заявил,  что она остаётся «столь же необходимой и актуальной, кто бы ни был новым папой». «Её так же нужно готовить и идти в этом направлении. Но эта встреча должна стать результатом какого-то развития отношений, мы просто ещё не достигли того уровня отношений, при котором эта встреча была бы возможной»[1].
Показательно, что и уход Бенедикта ХVI становится поводом для принявшего уже ритуальный характер утверждения о неизбежности встречи патриарха Московского и папы Римского.  Я думаю, что нам нужно быть такими же настойчивыми, как  сотрудники ОВЦС, и пользоваться любой возможностью, чтобы повторять простые истины:
«Миссия Св. Престола в отношении России остаётся неизменной: она нацелена на изменение основ русского духовного строя, на размывание вековых мировоззренческих принципов, сформированных православной верой, и, в итоге, на поглощение православия католицизмом под властью римского понтифика. На это направлены все последние шаги, предпринимаемые Св. Престолом для привлечения нас к тесному сотрудничеству и сближению с католицизмом, венцом которого должна стать встреча папы Римского с Московским патриархом.   В планах Ватикана эта встреча имеет особое значение. Ведь стержневой идеей католицизма, обеспечивающей жёсткий иерархический строй всей его системы и превращающий его в мощную организованную силу, является идея о папском примате. Она выражается в признании римского понтифика в качестве наместника Христа на земле, видимого главы Вселенской Церкви, обладающего полной, верховной и универсальной властью. Подкреплена эта власть догматом о непогрешимости папского учения по вопросам веры и нравственности. В силу того, что эта идея о первенстве римского понтифика глубоко противоречит учению Иисуса Христа и является главным источником всех заблуждений римской церкви, православие определяет католицизм как ересь. Поэтому встреча Московского патриарха с папой Римским станет для Ватикана знаком признания его лжеучения в качестве истинного и позволит ему рассматривать Русскую православную церковь как пребывающую в сфере его фактического влияния»[2].

Напомним сотрудникам ОВЦС забытые ими слова Святых Отцов о ереси папизма:

Святитель Феофан Затворник (1894)«Латинская церковь есть апостольского происхождения, но отступила от апостольских преданий и повредилась. Главный ее грех - страсть ковать новые догматы... Латиняне повредили и испортили Святую Веру, Святыми Апостолами предан­ную...»
«Верить по-латински... есть уклонение от Церкви, ересь».

Святитель Игнатий (Брянчанинов) (1867): «Папизм - так называется ересь, объявшая Запад, от которой произошли, как от древа ветви, различные протестантские учения. Папизм присваивает папе свойства Христа и тем отвергает Хри­ста. Некоторые западные пи­сатели почти явно произнесли это отречение, ска­зав, что гораздо менее грех - отречение от Христа, нежели грех отречения от папы. Папа есть идол папистов, он - божество их. По причине этого ужас­ного заблуждения благодать Божия отступила от папистов; они преданы самим себе и сатане - изоб­ретателю и отцу всех ересей, в числе прочих и па­пизма. В этом состоянии омрачения они исказили некоторые догматы и таинства, а Божественную Литургию лишили ее существенного значения, вы­кинув из нее призывание Святаго Духа и благосло­вение предложенных хлеба и вина, при котором они пресуществляются в Тело и Кровь Христовы... Ни­какая ересь не выражает так открыто и нагло непо­мерной гордости своей, жестокого презрения к че­ловекам и ненависти к ним».

 ___________

[2] Четверикова О.Н. Измена в Ватикане. Заговор пап против христианства. М.,Алгоритм, 2011. С.4.


  • 0

Добавить комментарий