0 20502

Системное ростовщичество. От средневековья до наших дней. Тамлиеры: рыцари –ростовщики

Системное ростовщичество. От средневековья до наших дней. Тамлиеры: рыцари –ростовщики

Если проанализировать систему функционирования ссудных денег и процветающее в ней ростовщичество от средневековья до наших дней, то условно можно выделить два периода - «католический» (средневековый) и протестанско-иудейский (начиная с «эпохи просвещения» и по современное время). История тамплиеров, первых глобальных олигархов-ростовщиков

Экономическая и финансовая активность Средневековой Европы резко спала с распадом Римской империи. С VII по XI века, когда Запад испытывает дефицит драгоценных металлов, подъем финансовой активности региона и создание первых финансовых центров произошел за счет захватнических войн крестоносцев, инспирированных забывшей про основы религии католической церковью, сросшейся с италийскими (ломбардскими) ростовщикам[1].   

При этом первый значительный приток драгоценных металлов в Западную Европу, когда золотые монеты снова получают хождение, произошел в начале 13 века во время «четвертого крестового похода»: после того, как в конце XII века Византия выдворила венецианских ростовщиков, последние, пользуясь неофициальной папской поддержкой, толкнули крестоносцев на разграбление православного Константинополя. На месте прежней Византии возникает Латинская Империя (1204-1261).    

Венецианские ростовщики профинансировали крестоносцев и обеспечили их перевозку своими кораблями. По договору, заключённому между дожем Венецианской республики Энрико Дандоло, графом Балдуином Фландрским и другими предводителями крестоносцев, было установлено, что из владений Византийской империи будет образовано государство, во главе которого будет поставлен избранный император, он получит часть Константинополя и четверть всех земель империи, к венецианцам перейдет половина города[3], а остальное достанется крестоносцам.  

Всего же захватчики «нашли столько серебра, золота и разных драгоценностей в домах цареградских жителей, что из бедняков вдруг сделались богачами. В храме Святой Софии крестоносцы изрубили на части и разделили между собой святой престол, слитый из золота с драгоценными каменьями, сорвали все украшения, захватили священные сосуды и утварь. Они навьючивали сокровища в храме и поднимали ударами копий вьючных животных, когда они скользили и падали на мраморном помосте: кровь животных и другие нечистоты оскверняли святилище. Развратная женщина пела непристойные песни и плясала на горнем месте».  

После этого Византия уже так и не смогла вновь подняться... Зато вывезенное из Константинополя золото закладывает основу мощи основных банков Северной Италии[2] - Ломбардии и Венеции. Последняя уже в 1227 г. на корню скупая пшеницу в Апулии, оплачивала ее золотыми слитками. В Европе новый золотой венецианский дукат и флорин, начинают играть очень важную роль, исторически сопоставимую разве что с афинскими драхмами (мы вернемся к ним дальше). Во Франции Людовике IX Святой (1226-1270) закрепляет обращение золотых монет… 

Между тем, феодалы, собираясь еще в первые крестовые походы, изначально остро нуждались в фондах, чтобы экипировать себя и свой отряд. Наиболее удачливым захватчикам было необходимо переправить на родину награбленное. Попадая в плен, они нуждались и в обеспечении переводов сумм выкупов в Азию или Африку. При этих условиях часть крестоносцев стала крупнейшими банкирами-олигархами эпохи. 

 

Храмовники - олигархи средневековья или «силовики - финансисты»  

Орден тамплиеров («храмовники») - религиозная и военная организация (официально признанная в 1128 году, получившая папское благословение и освобождение от всех налогов), созданная с изначальной целью «защиты пилигримов на пути к Гробу Господню». Мало кто помнит, что первоначально Орден имел название «Нищие рыцари» (1119), поскольку финансовое положение своей организации они поправили очень быстро. По прибытию в Палестину часть своих помещений им уступает король Иерусалимский Балдуин II , передав прибывшим в пользование мечеть Аль-Акса. Уточним, что он занимал те самые «развалины Второго Храма, построенного Иродом Великим», у новодельной стены которого, возведенной уже самими крестоносцами, сегодня «принято плакать». При этом обычно пишут, что «их штаб-квартира находилась рядом с руинами Храма Соломона - так они получили название «храмовники» или тамплиеры» (temple — «храм», фр.). Остается только предположить, что именно здесь они и «пропитались духом менял», исторически витавшим  на этом месте, и манихейством

В ходе захватнических войн, тамплиеры аккумулировали огромные средства от грабежей (при том, что самой «наваристой» операцией среди всех «крестовых походов» стало ограбление Константинополя – причем храмовники успели пограбить городе дважды – еще и в 1306 году)  и получения выкупов за пленников. В Европе они также получали вознаграждения - Альфонс Спорщик, король Наварры и Арагона, завещал им часть своих имений. Его потомки, конечно, не выполнили этот пункт завещания, но в качестве компенсации Орден получил привилегии и права дворянства для своих членов. Кроме того, обычно, уходя в крестовые походы, рыцари-феодалы передавали всё своё имущество под наблюдение братьев Ордена. Зная, что назад возвращался, в лучшем случае, один из десяти (остальные либо погибали, либо оставались жить в Святой земле, либо присоединялись к тамплиерам, по уставу которых личное имущество переходило в общее пользование), можно легко понять с какой скоростью богател Орден. 
 

Вскоре Франция, Британия, Германия, Италия, Венгрия и вассальные государства (в ряды тамплиеров влились и альбигойцы) оказались заполонены коммандориями - опорными пунктами Ордена, занявшегося и банковскими операциями, - формально не подпадавшими под юрисдикцию этих стран, к тому же пользовавшимися неприкосновенностью при военных столкновениях между католиками. В момент своего расцвета Орден имел более 9000 коммандорий расположенных в 10 регионах Европы и Ближнего Востока. В более крупных городах они имели штаб-квартиры («тампли»). Две основные штаб-квартиры находились в Лондоне и Париже. Одна из основных резиденций находилась на Кипре  (мы до сих пор пьем «Кипрос коммандария»). При этом сам остров тамплиеры… купили.  Во время третьего крестового похода английский король Ричард Львиное Сердце (получивший прозвище за свою жестокость), всегда остро нуждавшийся в деньгах, продал храмовникам захваченный им у Византии Кипр, за который в 1191 г. тамплиеры заплатили 100 тысяч золотых безантов. 

Штаб-квартиры принимали депозиты деньгами и ценными вещами. Средства оказывались «под защитой церкви» (нападение на которую расценивалось как святотатство) и капитальных фортификаций. Камеры хранения сдавались клиентам, которым давался ключ, копия которого находилась в распоряжении хозяев крепости («депозитные ячейки»). Сервис был популярен у королей, феодалов и купцов. Тамплиеры практиковали обычный депозит: вкладчик, сохраняя право собственности на предмет вклада, уплачивал организации определенную сумму за охрану (после уже ломбардские банкиры-ростовщики[2], свободные от влияния церкви, развили данную операцию таким образом, что появился вклад до востребования, срочный депозит с отчуждением собственности, а также возобновляемый срочный вклад).  

Немаловажным был тот факт, что тамплиеры при необходимости транспортировки золота или камней помещали груз под охрану не менее 200 копий «инкассаторов». В 1198 году папа Иннокентий III поручил им миссию по передаче патриарху Иерусалима и главам Ордена тамплиеров и госпитальеров 1000 ливров, золотыми монетами чеканки Прованса (величина ливра изменялась с 489,5 г золота (время Каролингов) до 89,85 г в 1266 г и до 72,76 г в 1318 г.). 

Тамплиеры стали практически монопольными финансистами крестоносцев, а затем и Франции. Казна Ордена служила также кассой для консигнаций и секвестров: туда помещались суммы (или ценности), предназначенные для уплаты по выполнению условий, предусмотренных публичными договорами и контрактами («аккредитивы»). Так они авансировали французскому королю Людовику VII часть фондов, необходимых для снаряжения крестового похода. В 1158 году Людовик VII, сосватавший свою дочь за сына Генриха II Английского, с приданным в виде города Жизора и еще двух замков, в  брачном контракте указал, что до даты свадьбы указанные имения будут находиться под охраной храмовников в виде депозита в пользу третьих лиц (секвестра). 

Влияние их стало таковым, что уже Филипп II Август (1180-1223) доверил казначею Ордена исполнение функций министра финансов, который исполнял свои обязанности в течение 25 лет. При Людовике IX Святом королевская казна находилась в уже парижском Тампле, что совместно с притоком золота из разграбленного Константинополя, позволило ввести хождение золотых монет во Франции (см. выше). В 1262 году тамплиеры предоставляют лейтенанту Людовика Святого Жоффруа де Сержис 3000 ливров, предназначенных для содержания войск в Палестине. Казна Франции почти слилась с кассой Ордена, главный казначей Ордена становится главным казначеем государства. 

Так храмовники, не имея личных средств, стали самыми могущественными ростовщиками эпохи. Выдача денежных ссуд происходила, как правило, под заклад. Если речь шла о королях или влиятельных феодалах, заклад, ради приличия, оформлялся как «передача на хранение» (к ним во многом относились и «депозиты» и «аккредитивы», упомянутые выше).  

В наименее удачной в крестовых походах Англии (мало получившей и от разграбления Константинополя), например, в 1204 году, Иоанн Безземельный  (1199-1216) сменивший на троне брата -  Ричарда Львиное Сердце, «передает на хранение» в лондонской «тампль» коронные драгоценности, а в 1220 году на «хранении» у английских тамплиеров оказалась и большая королевская печать Англии. Часто тамплиеры брали на хранение и важные государственные документы (что давало им возможность оказывать и политическое влияние). Так, в парижском «тампле» хранился оригинал договора, заключенного в 1258 году между Людовиком Святым и послом английского короля Генриха III, а в 1261 году там же оказывается уже и корона английских королей, которая хранилась у тамплиеров десять лет.
 

Технологии «менял в латах» 

Кроме безналичного перевода денег, храмовники придумали множество других банковских новинок. Все основные банковские операции изобретены и апробированы тамплиерами. Кроме создания системы аккредитивов и чеков, депозитных ячеек, системы инкассации, тамплиеры зарекомендовали себя и как прожженые менялы. Более того, они переработали теорию обмена, созданную древними греками, которую унаследовала с распадом Римской империи вся Европа через посредничество евреев (у которых клан менял, сросшийся с кланом жрецов, расползся по свету после разрушения храма) и ломбардцев (продолжателей «славной школы» римских менял[1]).

Накопленные огромные средства тамплиеры использовали для  выдачи «кредитов солидным заемщикам», но не гнушались оперировать и сельскохозяйственными ссудами, «творчески развивая» методы монастырей, которые обычно давали деньги под залог «земли и плодов с неё». Целью такого кредита обычно было паломничество в Иерусалим, сроком — возвращение оттуда («целевое кредитование»). Но кредиты выдавались и на «повседневные нужды». Величина кредита был равна 2/3 суммы залога.  Между тем, стандартный процент тамплиеров - 10% годовых для «солидных заемщиков» -  можно считать вполне «божеским процентом» (церковной десятиной), по сравнению с 40%, которые тогда предлагали еврейские ростовщики «в потребительской рознице». Впрочем, во времёна крестовых походов папы освободили крестоносцев от «еврейских долгов», тамплиерам же отдавали в любом случае, да и «в опте» они получали не мало - так что вполне могли себе позволить и благотворительность – в год неурожая они устраивали бесплатные обеды для бедняков (впоследствии этот факт спасет жизнь самим финансистам на суде в Германии).
 

Тамплиеры усовершенствовали банковское дело, прежде всего в части двойной записи, то есть в указании одновременно источника средств и направления их использования. Ни греки, ни римляне не вели учета на основе двойной записи - тамплиеры были первыми, кто стал использовать этот принцип, поскольку множество собственных и привлеченных средств и счетов позволяло им создать баланс между активными и пассивными операциями.

Кассовый журнал Штаб-квартиры в Париже в 1295-1296гг., сохранившийся до наших дней, отражает баланс счетов короля с 1286 по 1295. На каждом листе журнала указывалось имя дежурного члена ордена, дата, дневные поступления и выплаты средств. Для каждого взноса указывалась сумма, имя вкладчика, природа взносимых средств, имя держателя счета назначения, указание на регистр, где отражалась выданная расписка в получении средств («текущий счет»). Когда взнос осуществлялся по итогам операции обмена наличности, детально указывались задействованные дензнаки и курс обмена. 
 

Таким образом, «нищие рыцари», не имеющие денег в личном обращении, стали крупнейшими ростовщиками своей эпохи. Прибыльная торговля, оживленное банкирское и вексельное дело беспрерывно увеличивали огромные наличные средства Ордена, которые хранились в его главном банке – парижском Тампле, превратив его в крупнейший финансовый центр. Во второй половине 13 века ежегодный доход Ордена достигал 200 тысяч ливров. 
 

Конец финансовой олигархии крестоносцев 

Когда финансовое влияние тамплиеров стало таковым, что они превратились в «глобальных олигархов», плотно держа за горло основные королевские домам Европы и католическую церковь, Орден был планомерно уничтожен (с 13 октября 1307 по 1314 годы). Инициатором уничтожения стал основной заемщик Ордена – Филипп IV Красивый (до этого изгнавший из Франции ломбардских и еврейских ростовщиков[4]) подтолкнувший к этому и во многом подконтрольного ему папу Климента V[5]. Одним из последних был казнен «великий магистр» Ордена Жак де Моле, со смертью которого связывают «легенду о проклятии» (которое потом исполнили вполне конкретные люди). Власть, которую тамплиеры получили, объединив все изобретенные человеком способы управления - силой, религией и деньгами, - была сметена восставшими заемщиками, неспособными оплатить долги, и конкурентами, которые оказались способными объединить свои ресурсы. Европейскую знать и «чернь» в дальнейшем кредитовали уже ломбардские («традиционные») и еврейские («внесистемные») ростовщики. Ну, а основным занятием «финансистов в доспехах» было не некие «волшебные знания, которые они несли людям», а получение вполне определенной прибыли. 

Но нужно отметить, что история о «сотнях костров по всей Европе» и тотальном истреблении тамплиеров не соответствует действительности. Во Франции были казнены лишь руководители Ордена, а из тюрем выпущены рядовые члены. В Португалии, например, Орден просто был переименованы в орден Христа, сохранившийся до 16 века (корабли Ордена, включая корабль Васко да Гама, плавали под восьмиконечными тамплиерскими крестами). Шотландия (где по официальным данным позже появился первый масонский орден) предоставила убежища тамплиерам Англии и Франции. Кроме того, после роспуска Ордена во многих странах обязанность содержать бывших тамплиеров возлагалась на тех, кому перешло их имущество. Суммы эти порой бывали настолько велики, что в 1318 году папа Иоанн XXII запретил выдавать тамплиерам Германии такую пенсию, которая позволяла им копить деньги и жить роскошно. Кстати, в той же Германии тамплиеры влились в Тевтонский (Девы Марии Иерусалимской) орден – первый «цивилизатор России», - став его «псами» (впрочем, первая попытка «цивилизаторства», предпринятая в 1242 году - во время Латинской республики, - закончилась для тевтонцев на дне Чудского озера, а вот «цивилизаторство» Польши и Прибалтики прошло для них вполне успешно[6]).   

Но главная цель репрессий была достигнута - денег и имущества у тамплиеров изъяли предостаточно. Только король Франции Филипп Красивый (главный заемщик) и папский престол получили более 1.000.000 полновесных ливров (постройка рыцарского замка средних размеров в ту эпоху обходилась в 1000 – 2000 ливров), громадное количество драгоценностей и полное списание своих долгов. Церковное имущество тамплиеров переходило к ордену св. Иоанна (госпитальеры, трансформировавшиеся позднее в Мальтийский орден), но поживиться сумели все католические монашеские ордена. Впрочем, считается, что значительная часть средств еще перед разгромом ордена была эвакуирована за пределы Франции, прежде всего, в Испанию и Италию, где они стали основой новых банков (Барселоны, Венеции и т.д.). 

При этом множество рыцарей-финансистов скрылось от преследования, став «системными диссидентами», а их потомкам приписывается и основание первого масонского ордена «вольных каменщиков». Дело в том, что тамплиеры успели профинансировать построить более 150 храмов, став основоположниками готического стиля (с его многочисленными химерами, напоминающими о Баффомете) – отсюда тесная связь с артелями реальных каменщиков, обладавших профессиональными навыками, деятельностью которых и прикрылись «диссиденты».  

Кроме того, есть все основания полагать, что тамплиеры не «подставили вторую щеку», а, используя свои родственные связи, в течение нескольких недель после казни их «великого магистра» сначала отравили папу Климента V, затем Филиппa IV Красивого, а позднее и его сыновей. Но свой след они оставили не только в тайных обществах интриганов-отравителей. Носители «высшего знания», ради «доброго и вечного» стали инициаторами множества кровавых политических событий. Романтические книги об Ордене пишут ради гонораров, играя на вере людей в сказку, но оставим истории о «тайных знаниях посвященных» для писателей в стиле фэнтезии и самим масонам, распространяющих эти фальшивки.  

 _______________________
[1] на Апеннинах на тот период наиболее влиятельным был клан ростовщиков Северной Италии (Ломбардии и Венеции) – место их дислокации сложилось исторически. Еще в Древнем Риме ростовщичеством занимались не римские граждане, а жители итальянских городов — латины. На них, не пользовавшихся правами гражданства, не распространялись и обязанности граждан. Они не подлежали наказаниям, определенным законом за ростовщичество.  

Италийцы (особенно венецианцы), помимо «традиционной» выдачи денег в рост, промышляли в Европе еще и скупкой хлеба на корню. Кроме того, развитие этих городов было связано со средиземноморской торговлей. В XII веке, с началом крестовых походов, восстановилась торговля по «дороге пряностей» - итальянцы покупали товары у арабских купцов в Александрии и перепродавали их по всей  Европе. Огромные прибыли от этой торговли лежали в основе процветания Венеции и Генуи. В дальнейшем монгольское завоевание Азии разрушило Арабскую империю, что привело к открытию путей для торговли с Китаем Марко Поло, еще больше повысившего роль Генуи в торговле. 

[2] само слово «банк» происходит от «banca» - стол, на котором средневековые итальянские менялы раскладывали свои монеты. «Bancherii» - так назывались уже в XII веке менялы в Генуе. От слова banca происходит также слово банкрот - когда меняла злоупотреблял чьим-либо доверием, происходило «banco rotto» (переворачивание стола). 

[3] Венецианцы получили в городе свой судебный аппарат и составили половину совета императорской курии. Им же досталась огромная часть добычи после ограбления города. Множество ценностей было вывезено в Венецию, став фундаментом политической власти и торгового могущества. Некоторые историки не без оснований пишут, что после катастрофы 1204 года образовались фактически две империи — Латинская и Венецианская. Территориальные приобретения Венеции были невелики, но господство венецианцев в торгово-экономической сфере, завладевших всеми важнейшими причалами на берегах Босфора и Золотого Рога, оказалось более важным, чем территориальные приобретения. 

[4] В конце ХII века во Франции, и прежде всего в Париже, обосновалось большое количество торговцев и ростовщиков из Ломбардии. Поэтому в средние века все ростовщики и процентщики получили собирательное имя «ломбардцы». К ним присоединились дельцы французского происхождения и евреи, промышлявшие тем же ремеслом. В 1306 году Филипп Красивый обрушил санкции на ростовщическую деятельность, конфискуя при этом их имущество, попутно изгнав и евреев из Франции. Население, среди которого было много тех, кто являлся должником ростовщиков, встретило эти меры с энтузиазмом. Решив «закрепить успех», Филипп взялся и за тамплиеров.

[5] Филипп к тому времени фактически подчинил себе церковную власть – став причиной смерти в 1303 году папы Бонифация VIII (готовившегося проклять Филиппа). В 1304 году умирает новый папа Бенедикт XI (прекративший преследование Филиппа), а на его место восходит Климент V, который переносит папскую резиденцию в Авиньон, до самой смерти оставаясь послушным исполнителем воли французского короля.
  • 0

Добавить комментарий