0 171031

«Кощеево яйцо». Минфин США запустил аварийный финансовый инструмент

«Кощеево яйцо». Минфин США запустил аварийный финансовый инструмент

Бундесбанк спасает своё золото, чтобы не позволить сбить не него цену (и подготовится к грядущему коллапсу). «Неразменный пятак» правительства США. Раскрываем цирковые секреты распространения «международного доллара» через механизмы МВФ. «Кощеево яйцо» финансовой системы США

Легендарный золотой трейдер Джим Синклер разослал своим подписчикам предупреждение, в котором утверждает, что объявление Бундесбанка о возврате 300 тонн золота из Федерального резервного банка Нью-Йорка и 374 тонн из Банка Парижа являются прямым ответом на предпринятые в октябре действия уходящего со своего поста министра финансов Тимоти Гейтнера, направленные на то, чтобы через Стабилизационный валютный фонд минфина США (Exchange Stabilization Fund, ESF) сбить цену золота с $1800 за тройскую унцию: 

«При всём уважении позволю себе не согласиться с большинством объяснений, данных по поводу немецких действий с золотом. В моём понимании событие, послужившее причиной этого уведомления, на самом деле относится к действиям американского Стабилизационного валютного фонда и долгосрочным планам по укреплению евро. 

Во-первых, вам нужно понять, чем является и чем не является Стабилизационный валютный фонд. Это счёт, находящийся в крупном банке золота под наименованием Стабилизационного валютного фонда. Этот фонд может законно торговать золотом, что и делает. Им руководят президент США и министр финансов. Этим двум руководителям законом разрешено назначить другого управляющего по своему усмотрению. Фонд может участвовать в торгах на длинных и коротких позициях, занимать и давать взаймы что угодно. По сути, это счёт, который на законных основаниях может делать всё, что хочет, когда хочет и в тайне, так как годовой отчёт может легко быть сведён лишь к безобидным видам деятельности путём ведения всех операций через расчётные организации. 

Его агент – настоящий эксперт в этой стратегии по отмыванию для клиентов позиций на конец года. 

Долгосрочный план валютной войны между евро и долларом – это образование Тезиса свободного золота («свободное золото», free gold – валютная система, в которой функция средства накопления передана золоту)[1]. Он означает существенные изменения в процентном соотношении находящихся в резервах еврозоны бумажной валюты и золота в соответствии с его рыночной стоимостью.

Мне было сказано, что прощальный хлопок дверью с целью сломать через Стабилизационный валютный фонд хребет золоту был расценён как открытое нападение на стратегию евро, направленную на определение форм, в которых будет протекать восстановление в эндшпиле. Реакция немецкой стороны была не политической, но скорее прямым предупреждением о том, что она может попросить возврата своего золота, как это сделал де Голль в шестидесятые, предъявив прямое и срочное требование об обращении запасов американского доллара в золото. 

Ни один  большой центральный банк не будет наносить оскорбление другому большому центробанку, если только это не акт финансовой войны. До этого ещё не дошло, но осталось уже не так много времени. Это произойдёт в промежутке между 2015 и 2017 годами, но не в 2020-м. 

Причиной, по которой золото относительно устойчиво после утечек в СМИ и официального объявления в ночь на 14-е, является то, что я не единственный, кому известна подоплёка. Цена на золото достигнет и превысит $3500 (мы помним, что согласно информации Линдси Уильямса, к этому моменту произойдет обрушение доллара – прим. т09). Золото будет учитываться центральными банками в своём большинстве, если не полностью, на основе рыночных цен (что сыграет на пользу про-ротшильдовской «корпорации Zero» – прим.т09). Это уравновесит финансовые балансы многих и основных стран-должников, а также обеспечит основу для восстановления после погашения долгов»[2]. 

Для того, чтобы понять, что это означает, нужно знать, что из себя представляет -  

 

СТАБИЛИЗАЦИОННЫЙ ВАЛЮТНЫЙ ФОНД МИНФИНА США (EXCHANGE STABILIZATION FUND, ESF) 

- который используется для регулирования финансовой системы в «особых случаях». Это «аварийный инструмент», который, якобы, не используя политику «прямого вмешательства», позволяет правительству США влиять на курсы валют без ущерба для внутренней денежной массы. 

По состоянию на октябрь 2009 года, Стабфонд имел активов всего на $105 млрд., в том числе $58,1 млрд. специальных прав заимствования (SDR) Международного валютного фонда. Между тем, даже с такими относительно небольшими резервами, соответствующими резервам Ливии и Польши, Стабфонд Минфина США действительно работает в кризисных ситуациях. Поскольку у этого относительно небольшого Стабфонда за спиной находятся «бездонные закрома» ФРС. Для которой, в свою очередь, Стабфонд является «предохранительным клапаном», регулирующим переток из «внутренних долларов» к «внешним», и осуществляет скрытые операции с банковским золотом из государственных запасов (при всех публичных заявлениях центробанков мира о том, что золото «не является средством накопления»). 

Таким образом, Стабфонд США (ESF) это и есть «тонкий инструмент настройки» американской финансовой системы (то самое «золотое кощеево яйцо»), механизмы действия котрого необходимо подвергнуть внимательному анализу. В том числе и для того, чтобы знать, как «убить Кащея». 

Стабилизационный фонд США (ESF) был создан при Казначействе (минфине) согласно закона о Золотом Резерве от 31 января 1934 года («О расчетах в золоте и золотых сертификатах» №31 USC  § 5117). Как полагал банковский комитет Конгресса США, Стабфонд «защитит доллар и наши золотые резервы от неприятельских действий аналогичных фондов конкурирующих наций». Под «фондом конкурирующей нации» подразумевался созданный в 1932 году британский «Фонд Стабилизации Валютного курса» (Exchange Equalization Account, EEA), счет золотого резерва, которым от имени «Правительства Её Величества» управляет Банк Англии[3]. Он учитывает официальные золото-валютные резервы Великобритании (включая SDR) и используется при покупке иностранной валюты для поддержки курса фунта. 

Как мы уже говорили, своим созданием эти два фонда во многом обязаны сомнительной деятельности одного из наиболее влиятельных финансистов начала ХХ века управляющему Банка Англии Монтегю Норману, занимавшему свой пост с 1907 и почти в течении 50 лет. Фигура у нас малоизвестная, между тем оказавшая значительное влияние на развитие истории ХХ века. Не будем углубляться подробно в его родословную, достаточно сказать, что он был потомственным управляющим Банка Англии[4]. Невозможно перечислить все его связи, но достаточно сказать, что Монтегю Норман был другом главы Рейсбанка Ялмара Шахта, итальянского министра финансов масона Вольпи ди Мисурата (партнера Парвуса и финансиста «младотурков»), главы Банка Италии Бональдо Стрингера и многих других. Включая главу Федерального банка Нью-Йорка Бенджамина Стронга (представителя Дж.П. Моргана и агента кагала Ротшильдов), который был длучшим другом М.Нормана.  

Именно Монтегю и Стронг стали проводниками интересов глобального иудо-протестантского финансового клана, предоставили важнейший кредит режиму Муссолини и начали финансирование А.Гитлера. 

Скоропостижно скончавшегося в 1928 г. Б.Стронга сменяет Джордж Гаррисон, личные отношения между двумя ведомствами охладели, но сомнительные финансовые операции продолжились, спровоцировав «Великую депрессию». При этом только в 1995 году удалось выяснить, что в период 1925-1931 гг Банком Англии совместно с ФРБ Нью-Йорка последовательно осуществлялись крупнейшие махинации с золотом, но исследование  профессора Джона Гаррета мировые СМИ «отчего-то проигнорировали». 

Американский ESF начал свою деятельность в апреле 1934 года, получив свое распоряжение $2 млрд. от $2,8 миллиардной прибыли, которую получило правительство США по «рузвельтовскому» «Чрезвычайному закону о банках» 1932 года от повышения цен на реквизированное у населения США золото  с $20,67 до $ 35 за унцию. Мы помним, что 5 апреля 1933 года Рузвельт подкрепил этот закон «Указом № 6102»: «…Я, Франклин Д. Рузвельт, президент Соединенных Штатов Америки, констатирую возникновение чрезвычайного положения в стране и властью, предоставленной мне законом, налагаю запрет на накопление золотых монет, золотых слитков и золотых сертификатов на континентальной территории США, производимое частными лицами, партнерствами, ассоциациями и корпорациями…» Ошарашенному населению предлагалось сдать все свои золотые сбережения до 1 мая 1933 года в обмен на бумажные долговые обязательства ФРС. Нарушителям грозит 10-летнее тюремное заключение и штраф $10.000 (эквивалент $200.000 сегодня). Тем, кто сдает свое золото, выплачивалась фиксированная цена в $20,66 за унцию. Президент США убеждает население о необходимости такой меры, говоря, что «консолидация ресурсов страны необходима, чтобы вывести Америку из депрессии». 

5 июня 1933 года США отказались от принятого тогда золотого стандарта. Так масон 32-го градуса Ф. Д. Рузвельт подписал с нацией «Новый договор» в одностороннем порядке, завершив «финансовую революцию» и закрепив права финолигархии, которая, с одной стороны имела возможность выпускать деньги, с другой – полностью отвязала их от стандартных мер стоимости в виде золота ли серебра[5]. Но махинации с золотом продолжились усилиями двух иудо-протестантских стабфондов, прежде всего в Стабфонде ESF .
 

Отнятые у населения США средства Стабфонда ESF использовал в тайных операциях с золотом и иностранной валютой для «стабилизации обменного курса доллара». При этом изначально задумывалось, что ESF, как часть исполнительной ветви власти, не подлежат надзору Конгресса. 

Закон о Золотом Резерве уполномочил Стабфонд ESF регулировать валютный рынок без использования государственных ценных бумаг. Между тем, не имея на то полномочий, Стабфонд начал их использование. Его «основной побочной деятельностью» стало кредитование «политически благонадежных стран». 

В 1938-40, директор отдела валютного исследований, Гарри Декстер Уайт, занимавшийся навязыванием долларовых кредитов странам Латинской Америке, разработал план расширения ФРС в виде Всеамериканского банка, создание которого Латинская Америка благоразумно не поддержала. Между тем, в последствии этот план лег в основу планов по созданию Международного валютного фонда и Всемирного банка, которые были подготовлены Г.Уайтом в  1941 году для министра финансов США и активному сионисту Генри Моргентау-мл.[6]. Впрочем, о планах уже тогда знала и советская разведка, сумевшая завербовать Гарри Уайта – не случайно, что СССР тогда благоразумно отказался входить в проект МВФ. 

При этом при создании Бреттон-Вудской системы именно официальный представитель Минфина США Г.Д. Уайт в корне поменял очевидно более справедливые условия функционирования международной расчетной системы, предложенные британским экономистом Дж.М. Кейнсом.  США к 1944 году уже значительно обогатились на двух мировых войнах и не с кем считаться не собирались[7]. 

К началу ликвидации фиксированного курса золотого эквивалента доллара, в США был проведен закон о т.н. «специальных правах заимствования» от 1968 года (22 USC § 286o). Он гласит, что любые «специальные права заимствования» (Special Drawing Rights, SDR - искусственные платежные средства, эмитируемые Международным валютным фондом), могут быть приобретены Соединенными Штатами на средства фонда ESF. В соответствии с этим законом, SDR может быть вновь обменены на доллары, если Минфин выпустит для этого специальные сертификаты (Special Drawing Rights Certificates, SDRCs), которые примет Федеральная резервная система. Согласно закона, минфиновских сертификатов SDRCs не может быть выпущено больше, чем сумма купленных SDR. Таким незамысловатым образом МФВ накачивается долларами частной типографии ФРС. При этом «международные деньги» SDR становятся активами Стабфонда США, а его сертификаты SDRCs признаются для ФРС «аналогом ответственности»[8]. Минфин имеет письменную договоренность с ФРС, что сертификаты SDRCs будут погашены, когда Стабфонд «посчитает необходимым». При этом Минфин не выплачивает никаких процентов[9].

Таким образом, мы понимаем, что фактически Минфин США исполняет роль режиссера эмиссии «внешнего доллара», а МВФ исполняет роль его международного распространителя (при «скромном участии типографии ФРС»). Волшебный механизм производства денег из воздуха в полной красе. Ведь, фактически, пресловутые $105 млрд. Стабфонда США являются «неразменным пятаком» правительства США и средством глобальной финансовой экспансии. 

К отказу от золотого эквиваленты изменения в законодательстве 1970 года позволили министру финансов США, по согласованию с Президентом, использовать средства Стабфонда ESF для приобретения «золота, иностранной валюты и других инструментов кредитования и ценных бумаг»[10]. 

Правительство США использовало Стабфонд, выделит $ 20 млрд. в виде валютных свопов и кредитных гарантий Мексике во время «текилового кризиса» 1994 года (причем, организованного в рамках «вашингтонского консенсуса» с прямым участием МВФ, как и последующие кризисы «Азиатских Тигров», в России, Аргентине и т.д.). Причем, Клинтон изначально не мог провести «Мексиканский стабилизационный акт» через Конгресс. Использование Стбафонда ESF помогло обойти необходимость одобрения законодательной ветви власти. В ответ Конгресс принял, а президент Клинтон подписал Закон мексиканской Раскрытие долга 1995 года, который неявно принимается использование ESF, но необходимые отчеты в Конгресс каждые шесть месяцев о состоянии кредитов  (31 U.S.C. § 5302). По окончанию «текилового кризиса» США заработали на своих «созданных» кредитах $ 500 млн. уже в качестве вполне реальных процентов, которые они выжали из Мексики[11]. 

19 сентября 2008 года Минфинансов США использовало $ 50 млрд. из Стабфонда ESF для гарантии «платежей в условиях волатильности рынков»[12]. 

Между тем, манера изложений подобных сообщений Минфина США настолько обща и нечётка, что подозрительно напомнила манеру изъясняться одного вымогателя, который очень хотел получить деньги, но при этом знал, что его беседы записываются «компетентными структурами». 

«Неразменный пятак» Стабфонда ESF Минфина США активнейшим способом используется и сегодня. Причем, Минфин работает по принципу «вора на доверии», поскольку, судя по отчетам, собирается сделать интервенцию «золотых сертификатов», а не самого золота. 

Кроме того, допрос представителя ФРС Скотта Альвареса на слушаниях, проведенных конгрессменом Роном Полом, доказал, что у Федеральной Резервной системы США нет никакого золота для обеспечения доллара: «Федеральная Резервная система не владеет никаким золотом вообще. Мы не владеем золотом с 1934 года, таким образом, мы не участвовали ни в каких сделках с золотом… То, что отражено на нашем бухгалтерском балансе – это золотые сертификаты… До 1934, Федеральная Резервная система владела золотом. Мы передали его, согласно закону, Казначейству и получили взамен эти золотые сертификаты».

При этом золотой запас Минфина в отчетах обозначен по цене $42.2222 за тройскую унцию. Всего на балансе Минфина числится 261,5 млн. тройских унций х 31,1034768гр=8133,5 тыс. тонн, включая золотые депозиты и свопы (эта же цифра проходит и в данных The World Gold Council). Т.е. «золотой запас» дутый – размещенные кем-то депозиты и контракты на поставку золота по фиксированной цене – это те же «золотые сертификаты».  

Нужно помнить, что Минфин США имеет право финансировать государственные расходы за счёт сбора налогов, заимствования у ФРС под выпуск облигаций, а так же другие активы, и увеличения госдолга в ограничениях, устанавливаемых Конгрессом. Очевидно, что и Минифине, который ведет свои счета в ФРБ Нью-Йорка и пользуется его хранилищами, «другие активы» в виде золота были давно заложены и проданы «неустановленным лицам».  

Поэтому не случайно, что не так давно главный редактор CNBC Джон Карни выпустил редакционную статью, где утверждал, что: «На самом деле, не имеет никакого значения, держит ли ФРС Нью-Йорка золото немецкого центробанка, или то, чистое ли оно… Для почти всех мыслимых операционных целей фактическое существование золота в Форт Нокс или в хранилище ФРС не имеет значения. Значение здесь имеет ведение записей. Так что пока ФРС говорит, что… имеет объем золота, равный Х, Бундесбанк может действовать так, как если он владеет золотом, даже если оно каким-то чудесным образом провалилось бы в поглощающую золото галактическую чёрную дыру… А если золота нет, что же, результатом может стать хаос, поскольку доверие к депозитариям золота центральных банков испарится мгновенно». 

А это уже угроза. Но и именно на ней планирует заработать «корпорация Zero». 

P.S. Печальнее всего, что именно в эту насквозь прогнившую систему Россию до сих пор тащат «лица либеральной национальности». Уже несколько лет, как мы говорим об этом, но только пару дней назад президент Путин поручил озаботится мыслью «о финансовой войне со стороны развитых стран за обладание реальными ресурсами». Впрочем, лучше поздно, чем никогда…   

_______________

[1] не нужно путать с гезеллевским «freigeld» 

[2] сокращенный перевод mixednews 

[3] Anna J. Schwartz, «The IMF’s Origins as a Blueprint for Its Future», EUSC, November 5, 2001 

[4] до него этот пост (1887-89) занимал его дед по матери Марк Вилкс Колет, а еще раньше (1821-1872) директором банка был его прадед Джордж Норман. Практически вся семья  была в банковском деле как минимум с 1820 и по наши дни (см. К.Мямлин, «Высокий Коммунитаризм как Русская Идея», Кислород, 2011, с. 265-267) 

[5] Там же, с. 283 

[6] «Генри Моргентау старший был весьма уважаемым американским евреем и послом этой страны в Турции. Его можно считать продуктом еврейской эмансипации в прошлом столетии; он был тем, чем могли бы стать евреи сегодня, если бы не было талмудистского шовинизма. Ему принадлежат слова: «Сионизм — громаднейшее заблуждение в еврейской истории. Я утверждаю, что он в принципе ложен и духовно выхолощен. Сионизм — это предательство… восточно-европейская идея, которую переняли здесь американские евреи… Если они будут иметь успех, то евреи Америки потеряют всё, что они получили от свободы, равенства и братства. Я не позволяю называть меня сионистом, я — американец» (Д.Рид, «Спор о Сионе», гл. «Еврейская душа»). 

«Однако в течение нескольких десятилетий на «еврейство» со стороны сионистской закулисы оказывался такой прессинг, что, в конце концов, часть многие стали активными сторонниками сионизма. Ярким примером такой трансформации сознания является Генри Моргентау-мл. (министр финансов при президенте Ф. Рузвельте). В отличие от своего отца он не только перешел на сторону сионистов, но и стал одним из наиболее активных лидеров сионизма». (проф. В.Ю.Катасонов, «Заговор правды», ч.3)  

[7] К.Мямлин, указ. пр., с. 300, 303-307 

[8] http://www.treasury.gov/offices/international-affairs/esf/basis.shtml 

[9] http://www.treasury.gov/offices/international-affairs/esf/finances.shtml 

[10] Jennifer Huang«What's the Exchange Stabilization Fund? A pile of cash that can be used for whatever», Slate, September 26, 2008 

[11] Alan Greenspan, «The Age of Turbulence», Penguin Press. p. 159 

[12] «Treasury Announces Guaranty Program for Money Market Funds», U.S. Department of The Treasury

  • 0

Добавить комментарий