0 14159

Аргентина против USAтого Тараканища

Аргентина против USAтого Тараканища

Аргентина уже более 10 лет ведет упорную борьбу с последствиями экономической катастрофы 2001 года, созданной усилиями либералов под управлением МФВ. В этой борьбе страна осталась без внешнего кредитования, но сумела выкарабкаться из ямы. Кто и зачем пытается спихнуть Аргентину обратно в пропасть и сможет ли выстоять президент Кристина Киршнер?

«...Если у вас нет хорошего набора оружия для выживания, приобретайте его прямо сейчас. Пусть это будет одним из приоритетов - после запаса еды, воды и жилища. Купите хотя бы среднего размера пистолет, военную полуавтоматическую винтовку и пистолет или винтовку 22-го калибра. Дополнят набор винтовка с магазином (желательно того же калибра, что и полуавтоматическая винтовка), помповое ружье и еще что-то вроде пистолета-пулемета или полуавтоматического карабина...» 

Эта совет из сетевого журнала «Выживание в Аргентине», в котором молодой человек делился  опытом по выживанию в условиях экономической катастрофы Аргентины в декабре 2001года. Тогда в одночасье рухнуло «аргентинское экономическое чудо», созданное под чутким руководством МВФ. Комфортный цивилизованный мир исчез в считанные дни, превратившись в  хаос с неоднократной сменой правительства, массовыми голодными бунтами и погромами, грабежами и стрельбой на улицах (см. Валентин Ингульский, «Украину готовят на съедение», «Еженедельник 2000», 21.11.08). 

Путь Аргентины к катастрофе начался после переворота 1955 года, организованного реакционным генералитетом при поддержке ЦРУ. Тогда в стране начался демонтаж системы социальной защиты «хустисиализма» (от исп. justicia - справедливость) Хуана Перона, президента Аргентины в 1946-1955 и 1973-1974 годах. Она подразумевала, что государство должно быть посредником между трудом и капиталом, а капитал должен служить обществу. 

В 60-е годы «хустисиализм» был ликвидирован, и с 1976 года власть в стране взяла военная хунта, насаждавшая неолиберальные реформы под руководством младореформаторов из «чикагской школы». Но несмотря на то что Аргентина в 80-е была одним из основных производителей и экспортеров сельскохозяйственной продукции на мировом рынке, ВВП продолжало сокращаться – из-за политики разрушения собственной промышленности. Долгожданные реформы экономики, начавшиеся с приходом к власти президента Карлоса Менема, также были либерального толка. А руководил этим процессом МВФ. 

К началу 90-х Аргентина стала «витриной МВФ», приводившей Аргентину в качестве образца для подражания. Правительство ударно воплощало ультралиберальные «рецепты роста» - проведя тотальную приватизацию, ослабив госрегулирование, снизив тарифы на импорт и открыв экономику для ТНК. В отношении собственного внутреннего рынка Аргентина полностью отказалась от протекционизма. С целью «макроэкономической стабилизации» по согласованию с МВФ министр экономики Доминго Кавальо жестко привязал курса аргентинского песо к американскому доллару в пропорции 1:1 (реализовав радикальную модель currency board). 

Либеральный курс с 1991 года вначале приносил положительные результаты - за 8 лет рост производства составил 65%, в страну хлынули иностранные инвестиции. Но ориентация экономики на внешний рынок, либерализация импорта и жесткая привязка песо к доллару привели к быстрому падению доли большинства отраслей аргентинской экономики на внутреннем рынке, в первую очередь в производствах с высокой долей добавленной стоимости. В стране бурно развивались лишь аграрное экспортоориентированное производство. 

Слепое следование либеральным рецептам шел на руку глобальным ростовщикам. Огромный внешний долг требовал постоянного притока все новых валютных поступлений (доходов от экспорта, иностранных кредитов), а бесконтрольный вал импорта еще больше увеличивал потребность в иностранной валюте и разрушал высокотехнологичные сегменты национальной экономики. 

В результате номинальный внешний долг с $65,4 млрд. в 1991 дорос до $143,5 млрд. в 1999 году, а обслуживание внешнего долга выросло с 2% ВВП в 1991 году до 10% (!) в 1999-м. Долговая пирамида требовала все новых денег и ее обрушение стало делом времени. В 2001 году высокие мировые урожаи зерна стали причиной снижения цен, что резко сократило валютные поступления в Аргентину. Страна оказалась на грани дефолта, а иностранные инвесторы начали выводить свои деньги из аргентинской экономики. 

МВФ потребовал «сбалансировать госбюджет», Д.Кавальо за счет пенсий и зарплат госслужащих «сократил расходы» на 20% ($7 млрд.). При этом он повысил налоги и объявил о введении ограничений на изъятие средств с банковских депозитов. В результате началось массовое изъятие средств из банков и обмен песо на доллары, курс которого стремительно подскочил. Тысячи предприятий обанкротились, сотни тысяч аргентинцев потеряли работу. В крупных городах начались уличные беспорядки, президент спешно покинул страну и подал в отставку, а Доминго Кавальо был арестован. Но никому от этого легче не стало. 

В этот момент МВФ заблокировал обещанный кредит в $1,3 млрд. В ответ новые власти заявили о прекращении выплаты внешнего долга на сумму более $130 млрд. В результате самого крупного в мировой истории дефолта на каждом аргентинце – от младенца до старика - повисло $3600 долга. В январе 2002 года правительство объявило о введении двойного курса песо - фиксированного и плавающего, что фактически начало девальвацию национальной валюты. Аргентина погрузилась в тяжелую многолетнюю экономическую депрессию и социальный хаос. 

На фоне жесточайшей экономической депрессии страну захлестнула волна насилия - голодные бунты, грабежи, погромы магазинов и различных учреждений стали обычным делом. Богатейшая латиноамериканская страна погрузилась в анархию, а миллионы людей столкнулись с голодом и отсутствием питьевой воды. В это время МВФ, как водится, обвинил Аргентину в «чрезмерных госрасходах» и потребовал дальнейшего сокращения социальных выплат и зарплат в госсекторе. 

Анализ глобальных макроэкономических факторов падения экономик и их частота – Мексики в 1995 году, Юго-Восточной Азии 1997-98 гг., России и Бразилии в 1998 г., Аргентины в 2001 (далеко не полный перечень экономических катаклизмов), - позволяет говорить о продуманной системе финансового порабощения стран мира в пользу глобальной финолигархии. 

Система работает следующим образом. Ставка ФРС снижается и долларовая удавка закидывается на местные рынки, конвертируется в местную валюту, спекулирует на бирже и поднимает рынок недвижимости и акций. Начинают бурно расти только экспортоориентированные сектора экономики (сырье и продукция низких переделов). В это время «либеральные правительства» начинают раздувать рынок кредитования – запихивая местному населению иностранные бытовые товары и демонстрируя «бурный рос экономики». 

После того как страны-жертвы накачаны дешевыми деньгами, ФРС начинает повышать процентные ставки. Страны-«наркоманы», которые уже очень зависимы от внешних «инвестиций» (спекулятивного капитала), вынуждены опережающими темпами повышать доходность операций в национальных валютах, повышая собственные ставки рефинансирования. В погоне за быстрой прибылью начинают активно подтягиваться и откровенные падальщики. 

При этом удорожание денег снижает стоимость сырьевых товаров, которые являются основной экспортной статьей доходов развивающихся стран. Это в свою очередь ухудшает платежный баланс этих стран и вызывает все большую потребность во внешних кредитах для его поддержания. В результате ухудшения платежного баланса финансовый рынок дает «сигнал» и весь мощный поток иностранного спекулятивного капитала перенаправляется в другую сторону, вымывая из страны национальные богатства и разрушая экономику. 

Они понимают, что делают. Так были подорваны экономики «азиатских тигров», затем России и Бразилии. В 2001 году пришла очередь Аргентины. После каждого из кризисов ставки ФРС временно снижались и система готовилась к поглощению новых жертв... 

В момент финансово-экономического коллапса появляются стервятники из МВФ, которые начинают вырывать куски из остывающей экономики страны-жертвы, обеспечивая защиту интересов ТНК и выбивая у правительства согласие на перевод корпоративных долгов в государственный долг, ухудшая социальную обстановку и финально поглощая часть национальных богатств. 

Заметим, что правительство Аргентины тогда перестало выплачивать долги США и МВФ – в отличии от иудо-оккупационного правительства России в 1998 году – которое прилежно выплачивало средства иностранцам в валюте, обманув своих граждан. 

 

ДЛЯ АРГЕНТИНЫ БОРЬБА С СТЕРВЯТНИКАМИ ПРОДОЛЖАТЕСЯ 

Так один лишь хеджевый фонд Elliot Capital Management/NML Capital, стремящийся вернуть $182 млн. долларов аргентинского долга перед фондами-стервятниками (vulture funds), приобретенные им до 2002 года, сумел поставить в очень сложное положение президента Кристину Фернандес де Киршнер. Сумма с подачи американского суда достигла $1,33 млрд 

Одновременно агентство Fitch объявило о снижении долгосрочного рейтингп долговых обязательств Аргентины в иностранной валюте на пять пунктов - с «B» до «CC», прогноз негативный. 

Так Elliot Capital Management/NML, чьи активы составляют 15 миллиардов долларов, с помощью «районного суда Нью-Йорка» поставил на колени третью по объему экономики страну Латинской Америки - ВВП в пересчете на покупательную способность $716,5 млрд; на душу $17,7 тыс. (см. Alfredo Jalife-Rahme, «Argentina peligra!: ofensiva Malvinas jurídico-financiera de los fondos buitre», «La Jornada», 25.11.12). 

Тот же фонд в 2007 и 2010 годах  дважды пытался арестовать президентский самолет. В начале октября этого года в порту Ганы был арестован аргентинский военный учебный фрегат «Либертад» с 200-ми моряками на борту - при том, что арест военных судов запрещен по Женевской конвенции. 

Нужно понимать, что $1,3 млрд - всего лишь 0,24% ВВП, но проблема в том, что Киршнер пойдет на уступки, это откроет «ящик Пандоры» - в игру вступят другие держатели таких нереструктурированных задолженностей - уже на сумму в $11 млрд. Причем, на стороне Буэнос-Айреса выступили все кредиторы, согласившиеся с реструктуризацией (подписанной в 2005 и 2010 гг.). Они пытались убедить судью Томаса Гриза (Thomas Griesa) в этом во время процесса, но их доводы показались нью-йоркскому суду «неубедительными». 

Почему?

NML Capital, со штаб-квартирой на Каймановых островах, относится к тем фондам-стервятникам, которые скупают долговые обязательства по бросовой цене, чтобы потом взыскать их с должника в полном объеме. Его владельцем являет «американо–израильский инвестор» Пол Сингер (Paul Singer), сколотивший состояние на подобных сделках и имеющий «очень тесные связи» в ростовщической элите.

«Возмутительно, что из-за несговорчивости пары спекулянтов суверенная нация оказалась на грани банкротства. Эти "фонды-стервятники" никогда не кредитовали Аргентину - они просто делали ставки на кризис, который привел к бедности и страданиям в этой стране», - пишет The Guardian (15.11.12). Фонды-стервятники используют американские суды для взыскания сотен миллионов долларов с беднейших стран мира. Аргентина стала третьеразрядной страной для глобального капитала в результате крупнейшего в истории дефолта, усугубившейся смелой национализацией нефтяной компании YPF, которую обворовала испанская Repsol.

Repsol, подобно многим другим квазииспанским корпорациям, действовала в Латинской Америке как  «троянский конь Британии» (телеканал
Russia Today, 12.11.12) - подобно «квазииспанскому» банку Santander, представляющего интересы британского банка RBS, входящего в империю Ротшильдов, а неолиберальная  газета El País – ширма британской страховой компании.

Показательна и судебная схема «законников». Районный суд Нью-Йорка задействовали только потому, что Bank of New York когда то был доверительным управляющим аргентинских долговых обязательств, которые не были выплачены к 2001 году.
 

Одновременно началась и информационная атака - в The Financial Times вышла оскорбительная статья Джуда Веббера (Jude Webber) и Робина Вигглсворта (Robin Wigglesworth), а суть их нападок на Кристину Киршнер в том, что она бьётся со всеми за… национальный экономический суверенитет Аргентины… Действительно, «какое наглое бесстыдство!». 

При этом «сладкая парочка» заходится и по поводу вступления 7 декабря в силу нового закона о СМИ, позволяющего упорядочить деятельность медиа-группы Clarín (собственность Goldman Sachs), распространящую лживые сведения. 

Финансовые круги не стесняются применять те же самые пропагандистские термины, что и в своих геополитических играх: как утверждают Веббер и Вигглсворт, неуплата долговых обязательств усилит изоляцию Аргентины и заставит жить с опорой лишь на собственные силы - подобно «Кубе, Ирану и сектору Газа». 

«Певцы либерализма» резко критикуют государственно ориентированную экономическую  политику Аргентины (ограничение импорта и валютообменных операций). При этом Фонд латиноамериканских экономических исследований (FIEL) указывает, что государственные расходы Аргентины, направленные на сокращение бедности и создание новых рабочих мест, увеличились на 200 миллиардов долларов и достигли 43.5% ВВП. И эта политика получила очень высокую оценку Джозефа Стиглица, который назвал ее образцовой. 

Похоже, что глобальный капитал больше всего беспокоит, что эта политика приводит к выходу страны из чудовищного кризиса – когда рост составил 8.9% в 2011 и 9.2% в 2010 гг. Они же не могут простить Киршнер национализацию пенсионных фондов и использование валютных запасов ЦБ Аргентины для финансирования национальной экономики. 

Мартин Редрано (Martín Redrano), бывший директор Центробанка Аргентины, считает, что судьба страны будет зависеть от урожая сои. В случае неблагоприятных погодных условий при уровне инфляции в 25% это может сильно повредить. Пока что ее спасают высокие цены на сою и высокий спрос со стороны Китая.

Сегодня в качестве потенциального давления на Латинскую Америку рассматривается два возможных сценария: 1) преднамеренное резкое снижени цены на нефть, чтобы тем самым нанести удар по Венесуэле, Бразилии, Боливии, Эквадору и Аргентине; 2) многовекторная финансовая война (война валют, бегство капиталов и т.д.).
 


АРГЕНТИНА ПРОДОЛЖИЛА СВОЙ БУНТ
 

Аргентине пока удалось получить отсрочку в судебном процессе в США против кредиторов. Второй окружной апелляционный суд США дал аргентинской стороне время до 27 февраля 2013 года, чтобы представить все аргументы в свою пользу. 

Между тем, аргентинский министр финансов Эрнан Лоренцино назвал сам факт проведения суда «проявлением правового колониализма», а президент страны Кристина Киршнер заявила, что ее правительство не намерено выплачивать «ни единого доллара». 

Интересно, что так может и произойти. При том, что Аргентина не имеет доступа к международным долговым рынкам с начала 2002 года, когда она объявила о дефолте по облигациям, страна смогла развиваться самостоятельно – без «помощи» глобальных ростовщиков. 

Отметим, что пока Аргентина достаточно успешно борется с «USAтым тараканом».

  • 0

Добавить комментарий