3 12935

Иерусалимский храм как финансовый центр

Иерусалимский храм как финансовый центр

Предлагаю введение и фрагмент из подготовленной мною к публикации книги «Иерусалимский храм как финансовый центр».

В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова.


ИЕРУСАЛИМСКИЙ ХРАМ КАК ФИНАНСОВЫЙ ЦЕНТР  Никто не может служить двум господам: или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другомнерадеть. Не можете служить Богу и маммоне. Мф. 6:24.
 
И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано, - дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников. Мф. 21: 12-13.
 
Горе вам, вожди слепые, которые говорите: если кто поклянется храмом, то ничего, а если кто поклянется золотом храма, то повинен. Безумные и слепые! Что больше:  золото или храм, освящающий золото? Мф.23: 16-17.  
 

Введение 
На страницах «Нашего дела»[1] была представлена моя статья «Об изгнании Христом торговцев и менял из храма», которая завершалась обещанием рассмотреть более подробно финансово-экономическую деятельность Иерусалимского храма. Мною тогда была сформулирована задача рассмотреть «кем и как была организована торгово-ростовщическая деятельность в Иерусалимском храме; какое место она занимала в тогдашней экономической системе Иудеи и всей Римской империи; каковы были масштабы этой деятельности; как эта деятельность в целом влияла на жизнь людей в Идее и за ее пределами». Пытаясь ответить на эти и другие смежные вопросы, я обнаружил, что в формат журнальной статьи мое даже самое предварительное исследование никак не укладывается. Получилась работа более объемного формата, которую я и представляю на суд читателя.

Здесь я еще раз повторюсь, что Иерусалимский храм имел большое значение для жизни еврейского народа, причем не только как центр религиозной жизни, но также как финансовый центр. Изучение этой стороны храма представляет для нас интерес, прежде всего, для более глубокого понимания той сцены изгнания торговцев и менял из храма, которая описана в Евангелиях.  Впрочем, как и для понимания многих других евангельских сюжетов.

Но не исключено, что это также поможет понять, что за две тысячи лет человеческой истории  устройство национальных и международной финансовых систем не претерпело  радикальных изменений.  Никуда не исчезли и последователи тех,  кто две тысячи лет назад управлял  Иерусалимским храмом как духовным и финансовым центром.  Остались неизменными и стратегические цели, которые вынашивали тогдашние жрецы храма и которые продолжают преследовать их нынешние преемники. Как говорил премудрый Соломон:  «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, — и нет ничего нового под  солнцем. Говорят: "смотри, вот это новое", но это было уже в веках, бывших прежде нас.  Нет памяти о прежнем, да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после нас»[2].

 

Суд над Христом, или модель отношений иудейских вождей и римской власти
 (параграф из главы 4 «Финансовая дань метрополиям») 
Жизнь и служение Христа происходили на фоне  правления  римского императора Тиберия и проводимых им реформ, в том числе финансовой[3]. Без понимания сути этих реформ и характера отношений между Иерусалимом и Римом трудно уловить отдельные нюансы и акценты Евангелия, понять подтекст отдельных  его историй и слов Спасителя.

Взять, например, историю изгнания Христом торговцев и менял из Иерусалимского храма[4].  С учетом сложившегося баланса в отношениях между Римом и Иудеей первосвященники и члены Синедриона очень опасались, что эта история  может дойти до Рима и  вызвать со стороны императора подозрения в том, что Иерусалим не в полном объеме платит налоги в римскую казну. Первосвященник даже  произнес на заседании Синедриона  знаменитую фразу-приговор, ставшую пророчеством: «Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели, чтобы весь народ погиб»[5]. При этом, конечно, первосвященник  о судьбе  еврейского народа думал в последнюю очередь. За его популистской фразой скрывался  примерно такой подтекст: «В Риме узнают о беспорядках в Иерусалиме, а это может повредить нашим отношениям с императором, что, в свою очередь, может нанести ущерб  доходам храма, т.е. нашим личным доходам».

А тут еще  вскоре после  изгнания менял и торгашей из храма Христос  публично начал обличать   книжников и фарисеев: «на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи…»[6]. Особенно невыносимы мы для них Его слова, обличавшие их сребролюбие, которые они всячески маскировали внешним благочестием. Фактически Христос прямо сказал, что книжники и фарисеи поклоняются не Богу, а  тому золоту, которое собрано в стенах Иерусалимского храма: «Горе вам, вожди слепые, которые говорите: если кто поклянется храмом, то ничего, а если кто поклянется золотом храма, то повинен. Безумные и слепые! что больше: золото или храм, освящающий золото?»[7]

После  «чрезвычайного» события в Иерусалимском храме (изгнание торгашей) и обличительного выступления Христа иудейские вожди особенно утвердились в своем решении убить Его. За два дня до пасхи «собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы, и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить»[8].

Также стоит еще раз вспомнить достаточно странное поведение Понтия Пилата, римского прокуратора, когда к нему привели на суд Иисуса Христа. Известно, что Пилат не раз проявлял жесткость и даже жестокость в разных ситуациях, в том числе в отношении иудеев на подведомственной ему территории. Однако в отношении Христа он проявил непоследовательность и беспринципность. Его решения по поводу Христа показали, что он находился под сильным влиянием первосвященников и старейшин, заинтересованных в смерти Христа. Проследим кратко основные вехи «суда» Пилата над Христом[9]:- сначала он сказал, что не находит вины Иисуса, однако вожди отвергли такое решение;
-  затем он попытался перенести ответственность за принятие решения на тетрарха Галилеи  Ирода Антипу, однако тот вернул Христа без какого-либо обвинения со своей стороны;
-  затем он попытался ограничить наказание бичеванием, однако народу и вождям этого оказалось недостаточно;
-  затем он предложил первосвященникам и старейшинам судить Христа своим судом, однако они лицемерно отказались;
-  наконец, он предложил, согласно существовавшему обычаю, отпустить Христа, однако еврейские вожди «возбудили народ»  отпустить  не Христа, а разбойника Варавву.

Все это свидетельствует о том, что Пилат находился в сильнейшей зависимости от иудейских вождей.  Напомним, что римский прокуратор – это финансовый инспектор императора. Его главной задачей было контролировать сбор как прямых, так и косвенных налогов. Особых проблем со сбором прямых налогов у прокуратора не было, так как сумма этих налогов была заранее известна (она рассчитывалась на основе данных переписи населения и имущества). А вот при сборе косвенных налогов творился «беспредел» и Понтий Пилат должен был с ним бороться. В его аппарате были чиновники – табуларии, которые должны были следить за местными агентами – мытарями. При необходимости выступать в налоговых спорах в качестве арбитров, прибегая в острых ситуациях к помощи римских воинов. Сбор косвенных налогов был связан с серьезными злоупотреблениями, коррупцией. Судя по всему, первосвященники и члены Синедриона попустительствовали этим злоупотреблениям.  Понтий Пилат был замешан в коррупции, о которой, безусловно, знали  первосвященник и члены Синедриона. 

За римским прокуратором были и другие «грехи». Хорошо известно, что прокуратор Понтий Пилат посягнул на казну Иерусалимского храма, взяв оттуда деньги для сооружения городского  водопровода, ремонта канализации, строительства бань (санитарная ситуация в Иерусалиме в то время была критическая, в любой момент могла начаться эпидемия). Это вызвало резкие протесты со стороны иудейской верхушки.  Пилата обвиняли не только в том, что он запустил руки в «святую» казну, но и нагрел на этих деньгах собственные руки. Дело дошло до Рима и даже обсуждалось в сенате. Правда, сенат, всесторонне рассмотрев жалобу Иерусалима, оправдал Понтия Пилата, которому, конечно же, пришлось изрядно понервничать. Пилат еще не забыл ту неприятную историю и не хотел новых неприятностей.

Иерусалимские вожди были в курсе всех финансовых «секретов» римского прокуратора, поскольку имели свою «агентуру» в  окружении  Пилата. Очевидно, что у этих вождей был «компромат» на римского прокуратора.  Последний крайне боялся, что этот «компромат» попадет к Тиберию - последовательному борцу с коррупцией и злоупотреблениями римских чиновников.   

Еврейские вожди умели обеспечить нужные им лжесвидетельства. На допросе у первосвященника они добились ложных показаний, согласно которым Иисус якобы планировал разрушить Иерусалимский храм[10].  На суде у Пилата они сказали прокуратору, что Иисус якобы объявил себя царем Иудейским[11].  Также они оклеветали его, сказав: «Он возмущает народ»[12]. Там же у Пилата они  нагло заявили: «мы нашли, что он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю»[13]  Как известно, Христос  незадолго до этого судилища четко ответил людям, посланным от фарисеев: «отдавайте кесарево кесарю»[14]. Данные примеры показывают, что иудейские вожди были коварными лжецами[15].

Кроме того, они прекрасно умели управлять настроением простого народа.  Мы помним, что Понтий Пилат предложил «амнистировать» Христа: согласно бытовавшему обычаю, разрешалось на праздник еврейской пасхи отпустить одного из узников. Однако, еврейские вожди буквально за несколько минут сумели убедить народ, чтобы отпустили не Христа, а разбойника Варавву: «Но первосвященники  возбудили народ просить, чтобы отпустил им лучше Варавву»[16].

Наконец, иудейские вожди прекрасно владели оружием шантажа. Вспомним, что окончательно сломили Понтия Пилата следующие слова иудейских вождей, адресованные прокуратору: «если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю»[17].  Иудейские вожди выбирали сами «чувствительные точки», когда оказывали давление на Понтия Пилата. Заметим, что Понтий Пилат, как прокуратор, прежде всего, отвечал за то, чтобы с подконтрольной ему территории регулярно и в полном объеме поступали налоги в Римскую казну.  Присвоение Христу титула «Царь Иудейский» могло в Риме быть воспринято так: в Иудее начинается борьба против уплаты налогов Риму под предводительством очередного местного бунтаря. Например, так началось во 2 веке до н.э. в Иудее восстание Маккавеев, которые требовали не какого-то абстрактного «политического суверенитета» и независимости от империи Селевкидов, а активно призывали не платить налоги сирийскому царю. А это предположение усиливалось лживым утверждением иудейских вождей,  что Христос «запрещает давать подать кесарю». 

Напомним, что в совете у первосвященника Каиафы было принято решение «взять Иисуса хитростью».  Поэтому был задействован весь арсенал  «грязных» приемов и технологий для решения поставленной задачи. Надо напомнить, что первое «грязное» средство, которое было использовано иудейскими вождями против Христа, - подкуп Иуды Искариота, который за 30 сребреников предал Иисуса Христа в руки этих вождей[18]. Кстати, не лишне напомнить, что эти самые сребреники первосвященники взяли из казны храма[19]. Вполне вероятно, что лжесвидетельства, необходимые для суда, они также получали с помощью подкупа.

Впрочем, могли использоваться и методы запугивания. Вспомним, например, историю со слепым от рождения, которого исцелил Христос. Фарисеи начали проводить расследование этой истории, и они вышли на родителей слепорожденного. Они начали задавать им разные вопросы, однако родители испугались фарисеев и фактически отказались отвечать, ссылаясь на то, что ничего не знают[20]. «Так отвечали родители его, потому что боялись Иудеев; ибо Иудеи сговорились уже, чтобы, кто признает Его за Христа, того отлучать от синагоги»[21].

Итак, мы назвали основные «технологии», которые позволили иудейским вождям на суде у Понтия Пилата добиться быстрого принятия  нужного им  решения и исполнения его руками римлян. Иисус Христос был распят римскими воинами, а иудейские вожди формально оказались в стороне и от принятия решения о смертной казни, и от его исполнения[22]. Не помогло даже эффектное заявление  Пилата в конце спектакля под названием «суд», что он «умывает руки»[23].
Данная история, кстати, позволяет лучше понять, почему на протяжении многих веков еврейские вожди столь успешно оказывают давление на государственные власти разных стран и добиваются  исполнения принимаемых властями решений  чужими руками, но в своих интересах.

На поразительное сходство в поведении Понтия Пилата и современных политиков обращают внимание многие авторы. Например, английский писатель и журналист Дуглас Рид писал применительно к политикам периода между первой и второй мировой войнами следующее: «Римский правитель Пилат всячески пробовал, то одним, то другим путем уклониться от настойчивых требований «старейшин», чтобы Христос не был предан смерти. Он был, однако, прототипом нынешних британских и американских политиков, и боялся могущества еврейской секты больше всего другого… Как и политики девятнадцать столетий спустя, Пилат понимал, что, не выполнив требований секты, он впадет в немилость у своего правительства и будет смещен. Есть большое сходство между Пилатом и британскими губернаторами в Палестине периода между первой и второй мировыми войнами»[24].   
 
________________
[1] В.Ю. Катасонов. Об изгнании Христом торговцев и менял из храма // «Наше дело» (экономическое приложение к журналу «Переправа»), №3, 2011. Текст статьи приведен в приложении №2 данной книги 
[2] Екл. 1: 9-11

[3]  Хотя имя этого кесаря в Евангелии упоминается лишь один раз. Когда Христос говорил «Кесарю – кесарево», он имел в виду уплату налога императору Тиберию, изображение которого было отчеканено на серебряном римском динарии
[4] Мф.21:10-16; Мк.11:15-19; Лк. 19:45-46; Ин.2:13-22. См. также приложение 2 («Об изгнании Христом торговцев и менял из храма»)
[5] Мф.: 11,50

[6] Мф. 23: 1-39. См. также: Мк. 13:38-40; Лк. 20: 45-47

[7] Мф. 23: 16-17 

[8] Мф. 26: 3-4

[9] См.: Мф. 27:1-26; Мк. 15: 1-15; Лк. 23: 1-25; Ин. 18:28-40; 19:1-22

[10] Мф. 26: 61; Мк. 14: 57-59

[11] Мф. 27: 11-12;  Мк. 15:2; Лк. 23:2; Ин. 18: 33-37

[12]  Лк. 23:5

[13]  Лк. 23: 2

[14]  Мф. 22:21

[15] Недаром Христос сказал фарисеям: «Отец ваш дьявол;…он лжец и отец лжи» (Ин.8: 44)
[16] Мк. 15: 11
[17] Ин. 19:12
[18] Уже после распятия Христа и Его воскресения эти вожди еще раз прибегли к этому средству:  они дали денег римским стражникам для того, чтобы те пустили слух, что тело Христа был украдено, когда стражники спали (Мф. 28: 11-15)
[19] Напомним, что Иуда после предательства Христа бросил 30 сребреников в храме, а первосвященники должны были вернуть эти деньги туда же, откуда они взяли, т.е. в «сокровищницу церковную» (Мф.27:6). Они этого не сделали лишь потому, что на них были следы крови, а потому они купили на них землю горшечника (Мф.27:7)
[20] Ин. 9: 8-34

[21] Ин. 9: 22

[22]  «Пилат сказал им: возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его. Иудеи сказали ему:  нам не дозволено предавать смерти никого…» (Ин. 18:31)
[23] «Пилат, видя, что ничего не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы» (Мф.27:24)
[24] Дуглас Рид. Спор о Сионе. – М.: Твердь, 1993, с.67
  • 0

Комментарии

*вполне понятными (опечатка)

торговля в храме, коррупция, вожди - коварные лжецы, фарисеи и сатрапы, умело управляющие настроениями народа, грязные технологии и террор, - есть во всём этом что-то до боли знакомое (чего уж там кивать на английских губернаторов в Палестине, - со своими бы палестинами разобраться).
очень интересная статья. позволила взглянуть по-новому на, казалось бы, хорошо известные, и поэтому кажущиеся впоне понятными и очевидными, события.

Неясно, почему во Введении слова из книги пророка Екклесиаста (с соответствующей ссылкой) приписываются "премудрому Соломону". Разве это одно и то же лицо?

Добавить комментарий