Психология стукача — приводной ремень ювенальной юстиции

Психология стукача — приводной ремень ювенальной юстиции

Столичная мэрия внедряет европейские ювенальные практики с помощью психологов и педагогов

В социальных сетях набирает обороты обсуждение любительского видео, в котором житель Ростова-на-Дону, встретив на улице мать с кричащим ребенком, нажаловался в полицию и пытался натравить на женщину органы опеки. В данном случае все обошлось — однако так бывает далеко не всегда. Мало того, подсевшие на западные методички чиновники ряда регионов изо всех сил способствуют возрождению стукачества, привлекая к этому позорному делу психологов и «социальных педагогов». «Катюша» уже рассказывала об опыте Севастополя, где граждан привлекают в специальные ювенальные родительские патрули при школах. Но больше всех отличились столичные власти.

Скандальное видео снял некто Дмитрий Ваулин — субъект с явно разбалансированной психикой, ранее привлекавшийся к административной ответственности за воровство и антиобщественное поведение. Этот самый Ваулин встретил на улице Ростова-на-Дону молодую маму с тремя детьми. Средний ребенок громко плакал, но мама не теряла самообладания и спокойно вела его домой. Ваулин вместо того чтобы предложить помощь, узнать, что случилось, или просто пройти мимо, стал снимать происходящее на видео и угрожать женщине органами опеки и полицией. К несчастью, рядом не нашлось ни одного мужчины, который мог бы вложить ума негодяю, благо хоть полицейские разобрались в ситуации и не стали составлять на женщину протокол.

К сожалению, от встречи с таким Ваулиным в современной России не застрахован никто. Мало того, власть в лице худших ее представителей, начитавшихся западных методичек, активно способствует возрождению у подобных Ваулину лиц с разбалансированной психикой синдрома стукачества. А уж для психологов, социальных и просто педагогов нормы о доносительстве вообще постепенно становятся профессиональным стандартом. Без этого детские дома и фостерные семьи детьми не наполнишь — и созданный «социальным» вице-премьером Голодец и ее подчиненными «рынок» детей не сможет заработать на полную катушку.

В середине февраля этого года Институт дополнительного профессионального образования работников социальной сферы при Департаменте труда и соцзащиты населения г. Москвы сообщил о первом выпуске 48 психологов, прошедших повышение квалификации по программе «Безопасное детство: психологические технологии профилактики насилия». В качестве лекторов привлекались сотрудники из НКО и госчиновники, поднаторевшие в «раннем выявлении и оказании помощи детям, пострадавшим от жестокого обращения». Заявляется, что теперь специалисты-выпускники программы станут координаторами по работе со случаями жестокого обращения во всех округах города Москвы.

Официальный сайт мэра столицы разъясняет, что одной из главных задач новоиспеченных психологов в социальных центрах поддержки семьи и детства является работа на опережение, профилактика жестокого обращения. В Москве и ряде других регионов существует целая городская программа предотвращения семейного насилия, в рамках которой «спецы» должны не столько охранять покой, сколько беспардонно вмешиваться в любую семью — конечно же, исключительно в целях «профилактики и раннего выявления». Повышение квалификации специалистов из организаций социальной поддержки семьи и детства по программе «Безопасное детство» будет продолжено в мае 2018 года.

Для непосвященных в тему все выглядит вполне нейтрально, но давайте разберемся, что собой представляют программы, по которым происходит обучение, какие материалы при этом используются, какова его конечная цель. Сделать это оказалось не так-то просто, потому как Институт допобразования Москвы удалил первоначальное подробное описание программы, заменив его вполне «невинным» текстом без конкретики. Почему авторы столь полезной методички предпочли подстраховаться — решайте сами; так или иначе, удаленная версия той страницы сохранилась в сети, и вы можете ознакомиться с ней по ссылке.

Для установления факта жестокого обращения с ребенком психологам предлагается использовать опросник ЕФОРС (единая форма оценки ребенка и семьи), который активно внедряется в российских школах, причем часть вопросов ученикам задают в школьных аудиториях втайне от родителей. Состояние ребенка и положение семьи в ЕФОРС оценивается вот такими вопросами, вызывающими праведный гнев анкетируемых: «Позволяет ли режим работы заботиться о ребенке?», «Есть ли долги, задолженности?», «Оставляют ли ребенка дома без присмотра? Есть ли у ребенка карманные деньги? Хорошо ли ребенок относится к обучению? Оказывается ли родителями давление на ребенка ради достижения хороших результатов?», «Всегда ли к ребенку обращаются по имени? Поощряется ли уверенность ребенка в себе? Критикуют ли ребенка, проявляют ли к нему враждебность?», «Есть ли у семьи поддержка ближайшего окружения (родственники, друзья, соцслужбы)?».

Интересно, какой режим работы родителей «специалисты» будут считать приемлемым, какое им дело до семейного бюджета и задолженностей, до карманных денег ребенка? Обращает на себя внимание целый блок вопросов из области психоэмоционального общения с ребенком — ниже мы поясним, почему это вовсе не случайность. «Давление» мамы и папы на ребенка, не желающего уделять время учебе, относится как раз к этой сфере. Особенно забавно, что работников соцслужб здесь приравнивают к «ближайшему окружению» семьи и требуют относиться к ним, как к близким друзьям и родственникам. Откажешься запускать такого психолога в свой дом — и можешь автоматически попасть в «группу риска». А кто-то, наверно, по старинке полагает, что родители сами, в случае возникновения потребности, обращаются в соцслужбы и вольны в любой момент отказаться от этой поддержки…

Выставляя оценки по этим абсурдным вопросам, психологи составляют семейный портрет, на основе которого относят ребенка и его семью в категорию благополучных, кризисных, неблагополучных или «удовлетворительных». Как видим, «проблемных» категорий тут большинство, так что дальнейший патронат новообученных «специалистов» светит почти каждому.

Помимо ЕФОРС, в программу подготовки московских «борцов с семейным насилием» был включен опросник ОВР (оценка рисков и возможностей в наркопрофилактике), в числе ограничений которого составители честно указали «вероятность проявления субъективизма, поскольку оценка и ее результаты зависят от образования и опыта специалиста». То есть в практику внедряется очередная методика, результаты применения которой будут полностью зависеть от субъективного опыта и настроя оценщиков.

Выводы из анализа образовательного курса «Безопасное детство» Департамента труда и соцзащиты Москвы однозначные: это целиком ювенальный инструмент, слепленный по глобальным лекалам «международного детского права», по рекомендациям Комитета ООН по правам ребенка и антисемейным методичкам изгнанного из России шесть лет назад фонда ЮНИСЕФ. Его составляющие вроде раннего сопровождения семьи или ответственного родительства подробно и неоднократно разбирались общественниками и экспертами, поэтому не будем останавливаться на деталях. Но подчеркнем, что вмешательство в семью каких-либо третьих лиц на основании догадок и предположений или с любыми «благими намерениями» противоречит закону. Еще одна тревожная тенденция: для работы с семьями готовят «специалистов» из самых разных областей, усиливая механизмы межведомственного взаимодействия и давления на родителей с разных флангов.

Авторы и исполнители декларируемого подхода просто не могут быть заинтересованы в реальной борьбе с «жестоким обращением», ведь тогда потребность во всех этих тренингах, методичках, способах оценки благополучия семей, новых психологах/социальных педагогах полностью отпадет! У лоббистов ювеналки прямо противоположная задача — постоянно расширять свой штат, получать под это бюджетное финансирование, придумывать все новые «ужасы семейного насилия», шаг за шагом втягивая в орбиту разрушения традиционной семьи всю страну. Именно поэтому в современных «обучающих программах», документах межведомственного взаимодействия, внутренних приказах органов власти постоянно используется не имеющее правового обоснования и четкого определения понятие «эмоционального» или «психологического» насилия. В европейских конвенциях это определение давно используется и позволяет вмешиваться в абсолютно любую семью. Как видим, все пока не закрепленные законодательно нормы о том, что родитель не имеет права наказывать ребенка, повышать на него голос, запрещать что-либо, не покупать ему ту или иную игрушку, контролировать его круг общения, требовать от него лучшей успеваемости и т.д., без всякого страха внедряются нашими ювенальщиками «на местах». Создателям данной «обучающей программы» не мешает освежит в памяти первую статью Семейного кодекса РФ, подчеркивающую принцип «недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи», но, увы, это вряд ли их остановит.

Одной лишь подготовкой психологов с установкой «семья — самое опасное место на свете» процесс расширения ювеналки не ограничивается. В конце марта в сети появились фото приказов руководителя Департамента образования Москвы Исаака Калины (того самого глобалиста-«инноватора», предложившего отменить все школьные экзамены и оценивать детей по «личным образовательным траекториям»), требующих от директоров подведомственных школ не позднее одного рабочего дня оповещать чиновников обо всех происшествиях со школьниками. Затем Департамент образования оперативно передаст всю информацию в органы опеки и в полицию. Данное «ноу-хау» открывает широкие возможности для интерпретации любых действий родителей в крайне негативном ключе.

http://ru.truthngo.org/wp-content/uploads/2018/04/5ad828ce.jpg

http://ru.truthngo.org/wp-content/uploads/2018/04/5ad828b8.jpg
В дополнении к документу Калина разъясняет, что понимать под происшествием, о котором его надо оперативно информировать:

«Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетнего своих обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию, отрицательное влияние на его поведение, в том числе совершение действий, наносящих ущерб физическому или психическому здоровью ребенка, либо жестокое обращение с ним».

Мы видим, что данный приказ прямо предписывает учителям и всем прочим сотрудникам школы, кончая директором, без разбирательств на месте доносить о любых происшествиях с детьми. После передачи данных из Департамента образования в КДН против семьи быстро стряпается дело, либо, если придраться особо не к чему, она попадает в список «проблемных/неблагополучных», и в дальнейшем родителям придется близко познакомиться с психологами и соцпедагогами. И в очередной раз отметим, как в качестве законного основания для кляузы и принятия мер высокий чиновник ничтоже сумняшеся использует отсутствующее в правовом поле понятие «психического насилия». Раньше у нас в шутку говорили: «Был бы человек, а статья найдется», — и вот прекрасная иллюстрация еще большего абсурда: когда и статьи-то такой нет, а привлекать родителей к ответственности все равно неймется.

Можно надеяться, что стучать на учеников и родителей, причем со злоупотреблением своим положением (например, особо придираться к детям из небогатых семей, отказывающихся от школьных поборов или к православным гражданам, не желающим давать свои персональные данные для обработки) будут далеко не все учителя. Однако Калина требует строгой регулярной отчетности — следовательно, в назидание другим могут полететь головы директоров, манкирующих этим приказом, либо в школах, в которых «подозрительно» спокойно. По сведениям экспертов Общественного уполномоченного по защите семьи в Петербурге, в Северной столице несколько органов опеки получили предостережения из прокуратуры о низких показателях выявления семейного неблагополучия (как только нам удастся раздобыть документ — мы его, разумеется, опубликуем и постараемся не только обжаловать в суде, но будем добиваться привлечения к ответственности виновных прокуроров).

Воспитывают стукачей и среди детей — именно это является главной целью повсеместно внедряемого «Фондом помощи детям оказавшимся в трудной жизненной ситуации» «детского телефона доверия». А в некоторых регионах в порядке эксперимента вообще вводят плату за «сигналы» о неблагополучных семьях.

В общем, стукачество и доносительство — важнейший элемент создаваемой в России ювенальной системы и детского «рынка». Раскол и разделение общества, атмосфера недоверия и враждебности друг другу среди граждан — по этим плодам безошибочно узнается почерк врага рода человеческого. Поэтому, если мы хотим сохраниться как общество, как цивилизация, мы должны этому противодействовать на всех уровнях и любыми способами. Чтобы любой калина и любой ваулин знал, что за каждое свое действие можно ответить…

 

Источник: НПО "Истина"

  • 0
Последние новости
О русофобии как морали «другого биологического вида»…
Больше месяца глобальная блогосфера обсуждает странный вирус, приходящий в телефоны людей через популярный…