Как глава ВВС Израиля оправдывался в Москве за сбитый Ил-20

Как глава ВВС Израиля оправдывался в Москве за сбитый Ил-20

Россия расценила действия Израиля как враждебные и заявила, что оставляет за собой право на адекватные ответные действия.

РАЗГОВОР НА РАВНЫХ

В Москву после трагедии с российским самолетом-разведчиком Ил-20 над Средиземным морем прибыл командующий ВВС Израиля генерал Амикам Норкин. Для переговоров в Минобороны РФ его сопровождала целая свита военных и гражданских специалистов. Еще до прилета Норкина в столицу России израильская пресса «проговорилась», что он якобы намерен встретиться с министром обороны России Сергеем Шойгу, а затем с президентом Владимиром Путиным. Однако пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что «встреча с Норкиным у российского лидера в графике не стоит». Не оказалось такой встречи и в графике Шойгу. А это с точки зрения «дипломатического политеса» достаточно ясный знак того, что израильскому генералу был уготован соотвествующий «уровень приема». Тут явно предусматривался разговор на равных. Потому с российской стороны на переговоры был отправлен Главнокомандующий Воздушно-космическими силами (ВКС) России генерал-полковник Сергей Суровикин.

Встреча делегаций (а с нашей стороны за стол уселись примерно 15 человек) состоялась в одном из залов Минобороны. О том, как проходили переговоры военному обозревателю «КП» рассказал источник, который (по понятным причинам) попросил не называть его фамилии и должности. Вот – запись нашей беседы.

ЛИЦА У НАШИХ БЫЛИ СУРОВЫЕ

– С чего начались переговоры?

– С того, что Суровикин и Норкин поздоровались, пожали друг другу руки и вместе с сопровождающими лицами уселись друг напротив друга за длинные столы. Я обратил внимание, что у всех у наших были очень суровые лица, да и израильтяне дипломатических улыбок не делали. Все понимали, что ситуация не та – разговор будет очень трудный.

http://ru.truthngo.org/wp-content/uploads/2018/09/wx1080.jpg

Норкин первым делом высказал соболезнование родным и близким погибшего экипажа Ил-20, а затем сообщил, что израильская сторона готова предоставить россиянам все необходимые данные о ситуации с нашим самолетом. Перед ним лежала пухлая папка с документами. Это были выводы расследования, проведенного Армией обороны Израиля после происшествия. В том числе и предполётная информация о четверке израильских F-16, которая фигурирует в этой трагедии. Я прикинул, что там страниц полсотни будет.

– И как отреагировал на это Суровикин?

– Он высказался в том смысле, что, мол, за документы спасибо, но нам надо в них очень основательно разобраться. Потому что мы тоже проводим свое расследование, что у нас есть и свои документы объективного контроля. Есть и сирийские…

«А ПРИ ЧЕМ ЗДЕСЬ АСАД?»

– Ну а дальше как пошли переговоры?

– А дальше Норкин изложил видение трагической ситуации с нашим Ил-20 с израильской стороны. Говорил он долго, я могу пересказать вам лишь какие-то основные моменты. И сразу замечу, что ничего принципиально нового мы не услышали.

Был набор уже звучавших из Тель-Авива, из минобороны Израиля аргументов…

– И каких же?

– Ну, например, Израиль возлагает полную ответственность на режим Асада за гибель Ил-20. Когда наши услышали это, многим так и хотелось воскликнуть: «А причем здесь Асад?» Это же типичная демагогия! Да-да! Израильтяне на полном серьезе обвиняли в трагедии режим Башара Асада, упирая на то, что именно сирийская ПВО сбила самолет.

Кто-то с нашей стороны тут же железным контраргументом срезал израильтянина: «Если бы ваши F-16 не врывались в воздушное пространство Сирии, не спровоцировали сирийскую ПВО на открытие огня, то никакой трагедии не случилось бы».

– И как же на это отреагировала израильская делегация?

– Опять ту же демагогическую пургу понесла. Дескать, израильские ВВСатаковали объекты сирийской армии, которые (с оговоркой – якобы!) производили оружие для «Хезболлы», которое (и тут снова – якобы!) предназначалась для использования против Израиля, нагнетая угрозу…

«У НАС ЕСТЬ ДРУГИЕ ДАННЫЕ»

– А Суровикин на это что сказал?

– Он сказал, что все это нуждается в серьезных фактических доказательствах, а не в предположениях. Ибо так можно далеко зайти. Военные люди оперируют фактами, а не версиями. В ответ на это израильтяне показали нашим спутниковые снимки тех участков, по которым F-16 нанесли удары. И опять запели: дескать, по этим снимкам можно сделать вывод, что это военные заводы по производству высокоточных ракет, а не алюминиевые заводы, как утверждает режим Асада. Кто-то из наших опять их срезал: мол, выводы можно сделать разные… В том числе и надуманные… Давайте поближе к делу. Но опять услышали: «Израиль считает, что Иран и «Хезболла» несут ответственность за этот трагический инцидент».

Тут Суровикин своими вопросами Норкину вернул переговоры в нужное русло. И снова дал понять той стороне, что именно действия израильской авиации в тот день спровоцировали трагедию. И опять напомнил гостям слова Шойгу: «Вина за сбитый российский самолет и гибель экипажа полностью лежит на израильской стороне”. Это наша принципиальная позиция.

– И что Норкин на это ответил?

– Израильтяне и тут выворачивались: «Когда сирийская армия выпустила ракеты, попавшие в российский самолет, израильские самолеты ВВС уже находились на израильской территории». И что, дескать, во время атаки израильских ВВС российский самолет, который был поражен, не находился в зоне их действия.

– И каким был наш ответ на это?

– А с нашей стороны тут же прозвучало, что у нас есть другие данные. Другие документы. Есть они и у сирийского командования ПВО. Тут надо основательно сверить данные. Буквально по минутам и секундам.

ЧУТЬ СО СТУЛЬЕВ НЕ ПОПАДАЛИ

– А вопрос о том, почему израильтяне проинформировали нас лишь за минуту до того момента, когда их истребители ворвались в сирийское небо, прозвучал?

– Конечно! По выражению лиц изральской делегации было заметно, что это для них очень, очень неприятный вопрос. Тем более, что и Суровикин, и другие наши офицеры напомнили им о наших давних, еще 2015 года, договоренностях о «правилах игры».

– И как же на этот вопрос отреагировали израильтяне?

– Многословно и мутно. Даже переводчик с трудом слова подбирал. А уж когда они заявили, что «сирийские зенитные батареи стреляли без разбора», а потом еще «и мы (израильтяне, – ред.), к сожалению, тоже не потрудились убедиться, что в воздухе нет российских самолетов», – тут наши офицеры чуть со стула не упали! Это при хваленых-то суперсовременных израильских РЛС «не увидеть» у себя под носом такую махину, как Ил-20?! В это даже израильский школьник не поверит. Пришлось снова твердо повторить нашу позицию: израильские летчики подставили Ил-20 под огонь сирийского С-200.

КОРРЕКТИВЫ БУДУТ

Вообще создалось впечатление, что Норкин и сопровождающие его лица в пиковые моменты переговоров старались уходить от конкретных военно-технических вопросов, связанных с нашим Ил-20, а напирали совсем на другое. На то, что Иран, например, хочет укрепить свое военное присутствие в Сирии и передать вооружение “Хезболле”.

Но при чем здесь это, если нас прежде всего интересует главное – признают ли израильтяне, что именно действия их истребителей F-16 спровоцировали трагедию?

– И чем же закончились переговоры?

– Суровикин еще раз напомнил израильской делегации точку зрения Минобороны России, которую высказал Шойгу. Ну и договорись продолжать контакты. Говорили и о том, что после такой трагедии надо внести серьезные коррективы в те российско-израильские договоренности, которые были установлены еще три года назад.

– Россия расценила действия Израиля как враждебные и заявила, что оставляет за собой право на адекватные ответные действия. Об этом речь на переговорах шла?

– Нет.

– Но такие действия будут?

– Мы – люди военные. У нас есть Верховный главнокомандующий, есть Министр обороны. Какой приказ от них получим, такой и выполним.

 

Источник

  • 0
Последние новости
Выход только один — смена политики и переход от «озабоченностей» к языку ультиматума,…
Не прошло и года после «Матильды» и скандала с педерастическими спектаклями Серебреникова, как…
Кто и зачем устранил из большой политики саудовского журналиста Джамала Хашкаджи, “Правде.Ру” рассказал…