«Гаттака» сбывается: в России могут появиться генетические паспорта населения

«Гаттака» сбывается: в России могут появиться генетические паспорта населения

Накануне ведущие СМИ рунета общими усилиями подняли в топ новостей поисковиков событие, произошедшее ровно месяц назад. Речь об Указе Президента России №97 «Об Основах государственной политики РФ в области обеспечения химической и биологической безопасности на период до 2025 года и дальнейшую перспективу», подписанном 11 марта 2019 года.

Среди 15 страниц текста в нем имеется пара интересных пунктов, озадачивших граждан. Речь о п.8 ст.13 раздела III – «осуществление генетической паспортизации населения с учетом правовых основ защиты данных о персональном геноме человека и формирование генетического профиля населения», а также о создании «условий для проведения генетической паспортизации населения, развития технологий скрининга генофондов человека, животных и растений». Информресурсы пестрят заголовками вроде «Россияне к 2025 году могут получить генетические паспорта», но ниже авторы заметок признаются в полном непонимании механизмов этой самой генпаспортизации и ее целей…

В тексте Указа действительно не уточняется, что именно понимается под «генетической паспортизацией» россиян. Для людей опасных профессий (военных, спасателей) и правонарушителей в России создаются судебно-медицинские паспорта, представляющие собой набор генетических маркеров, выделенных, к примеру, из слюны человека (в принципе ДНК можно выделить из любой ткани организма). Маркеры позволяют установить личность человека если он, к примеру, погибнет в результате техногенной катастрофы или совершит повторное преступление. Но формулировка «формирование генетического профиля населения» недвусмысленно намекает на поголовный сбор информации о нашем геноме.

Напомним о предыстории этого Указа Президента. В конце октября 2017 г. на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека Владимир Путин
напугал общественников: «Кто-то целенаправленно и профессионально собирает биоматериал россиян». Уточнений со стороны Президента не последовало, но следящие за новостями тут же вспомнили относительно недавний материал Russia Today «ВВС США хотят закупить образцы живых тканей россиян».

«Учебное авиационное командование США планируют закупить 12 образцов молекул РНК (содержатся во всех живых клетках и необходимы для трансляции генетической информации в белки) и 27 образцов синовиальной жидкости (важный компонент сустава, обеспечивающий его подвижность) от русскиx доноров из России. Об этом сказано в контракте ВВС США, который был размещен на портале правительственных тендеров 19 июля 2017 г.», – сообщало RT.

«Все образцы (синовиальная ткань и образцы РНК) должны быть взяты в России у белыx европеоидов. Правительство не будет рассматривать образцы тканей с Украины», — говорится в официальном документе, который изучили журналисты. (полный текст госконтракта от ВВС США на английском – см. здесь).

Согласно условиям госконтракта, образцы должны быть доставлены на базу Военно-воздушных сил США в Леклэнде (Сан-Антонио, Техас) в течение десяти дней после получения подрядчиком денег. На вопрос RT относительно целей закупки куратор контракта Маркус Мэттингли оперативного комментария не предоставил. Но можно и без комментария догадаться, что Пентагону вряд ли нужен биоматериал исключительно белых европеоидов (т.е. русских) из России для мирных научных исследований.

Военный эксперт и бывший член комиссии по биологическому оружию ООН Игорь Никулин тогда предположил, что образцы РНК могут использоваться для разработки вирусов:

«Разрабатываются новые виды биологического оружия. Ни для чего другого это в военном ведомстве не может быть. Скорее всего, это могут быть боевые вирусы. США пытаются разработать различные виды биологического оружия именно под конкретных носителей генофонда, а европеоиды нужны, так как они составляют большинство населения нашей страны. Это та самая фокус-группа, к которой они пытаются подобрать ключи. Необходимо, чтобы вирусы действовали избирательно — на те или иные национальные группы. Частично эту задачу решала американская программа «Геном человека». Она тоже в значительной степени была профинансирована Пентагоном».


О том, что нарушение генетической безопасности нации является не какой-то утопической фантазией, а нашими реалиями, говорит и заместитель директора НИИ молекулярной медицины Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, доктор медицинских наук, профессор Алексей Алексеевич Иванов: «В качестве потенциального средства биотеррористической атаки в настоящее время рассматривают технологически развитую систему создания и воспроизведения модифицированных генов и различные способы введения их в организм человека. Ученые предполагают, что уже в нынешнем десятилетии могут быть получены новые типы биологического оружия».

Примечательно, что заявление Владимира Путина о сборе биоматериала россиян «третьими лицами» всполошило либеральную научную общественность. Так, член Координационного совета российской оппозиции, защитник ЛГБТ-сообщества и противник присоединения Крыма к России, «биоинформатик» Михаил Гельфанд тогда поспешил заявить, что «Владимира Путина кто-то сильно обманул, а слухи о генетическом оружии, вероятно, используются определенными кругами для борьбы за финансирование». Это заявление было мгновенно подхвачено всеми либеральными средствами массовой дезинформации. Даже после тыканья носом в госзакупки ВВС США, они начали голосить, что это единичный случай, якобы не имеющий отношения к сбору генофонду нации в целом.

Мы уже было собрались охотно поверить их увещеваниям, но как тогда быть с
еще более ранним заявлением разоблачителя тотальной слежки АНБ и ЦРУ Эдварда Сноудена о том, что Америка давно травит россиян биологическим оружием? По словам Сноудена, в США ведется разработка специфических вирусов, тропных к определенному генотипу, а также генетически модифицированных грибов. Средствами доставки он назвал медикаменты, вакцины (вплоть до сырья для их производства из третьих стран – привет прививочному лобби в Правительстве, намеренному карать за инакомыслие в данном вопросе), удобрения и продукты питания. Как заявил Сноуден, до 80% (!) этих товаров, ввозимых в Россию из Америки, представляют опасность для населения.

Еще одна интересная новость по теме – 1 ноября 2017 г. премьер-министр Дмитрий Медведев
подписал постановление Правительства о премировании ООО «Независимая лаборатория «Инвитро» за оказание качественных медицинских услуг. Произошло это на следующей день после заявления экс-главного санитарного врача России, ныне – депутата Госдумы Геннадия Онищенко, обвинившего«Инвитро» в вывозе биоматерилов (анализов) россиян за рубеж.

««Инвитро» и другие иностранные лаборатории, допущенные к самому сокровенному (биоматериалу россиян), создают угрозу стране. Они проводят исследования, проводят качественно, но имеют огромные возможности для изучения этого материала на территории нашей страны и передачи данных за рубеж. Я неоднократно обращал внимание спецслужб, что нужно это прекратить.

В России должны появиться законы, которые касаются биологической безопасности граждан, потому что развитие биотехнологий открывает дорогу к созданию генетического оружия. Кроме того, власти нужно взять под контроль деятельность иностранных компаний, ведущих в России клинические исследования. То, что сегодня происходит сбор жидкостей, органов и тканей наших сограждан, – не что иное, как свидетельство того, что США не прекратили свою наступательную военную программу»,
– заявил Онищенко в эфире телеканала «Россия 1» 31 октября 2017 г.

В этом контексте также необходимо упомянуть о том, что будучи депутатом,Онищенко в апреле 2018 г. предлагал прописать отдельным пунктом в законопроекте
«О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и иных иностранных государств» запрет или ограничение ввоза на территорию РФ лекарств, произведенных в США или других иностранных государствах (привет вышеприведенной информации от Сноудена). Инициатива Онищенко была жестко раскритикована либерал-компрадорами во всех ветвях власти, в частности – главой комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андреем Клишасом и уполномоченной по правам человека Татьяной Москальковой. В итоге формулировка от Онищенко была исключена из принятого депутатами в третьем чтении законопроекта.

Вернемся к мартовскому Указу Путина. Как видим, биологическая угроза России и ее гражданам совершенно реальна. Но каков предлагаемый механизм защиты населения посредством генетической паспортизации? Каким образом создание единой базы ДНК россиян с информацией, передаваемой посредством американского интернета, сможет всех нас защитить? Начнем с того, что ст. 22 Конституции РФ гласит: каждый гражданин имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Ст. 23 гарантирует нам право на неприкосновенность частной жизни и личную тайну, ст. 24 запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Как было отмечено выше, образцы ДНК берут у опасных преступников, чтобы следить за их действиями в будущем. Что касается обычных граждан, никто не отменял их презумпцию невиновности. Сегодня при желании легко можно сделать ДНК-анализ на предрасположенность к различным заболеваниям, но делать подобное принудительно – недопустимо. Это к тому, что лоббисты уже начали рисовать радужную картину: дескать, скоро все болезни будем предупреждать еще в младенчестве, только давайте поскорее создадим генетический профиль!

Специалисты по биологической этике справедливо замечают: создание такой базы нарушит права личности.
«Генетическая информация – это фактически врачебная тайна, которую, я уверена, в нашей стране не будут охранять достаточно надежно. Я бы никому не посоветовала идти на подобную процедуру», – цитирует «Коммерсант» замдиректора по научной работе медико-генетического научного центра РАМН Веру Ижевскую.

Весьма странно выглядит положение о необходимости создания базы ДНК всех граждан России «в целях обеспечения химической и биологической безопасности», ибо очевидно, что объединение подобных сведений в одном месте создаст идеальные условия утечки данных в интересах внутренних или внешних агентов, мошенников, перепродающих личные данные и базы на черном рынке, нечистых на руку администраторов баз и т.д. Нет никакой гарантии, что наши генетические данные вскоре не окажутся в «научных» центрах НАТО или НИИ американской оборонки – и вот тогда действительно поздно будет «пить «Боржоми»».

Кстати, у нас уже есть один наглядный пример внедрения генетической паспортизации, и он что-то не очень радует. Речь идет о китайском опыте, в частности, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где коренное мусульманское население
подвергают биометрической идентификации при перемещениях между городскими кварталами. С 2016 году власти организуют там добровольно-бесплатную диспансеризацию для всех граждан 12-65 лет. В 2017 году на массовое обследование в 2017 году было потрачено 1,5 млрд юаней, сообщается в материале Московского центра Карнеги.

Официально заявляется, что всеобщая диспансеризация проводится для раннего выявления и лечения заболеваний, повышения уровня здоровья населения и качества медицинских услуг в относительно бедном регионе, а также создания цифровых историй болезни населения. Цель вроде бы исключительно благородная. Однако либеральная правозащитная контора Human Rights Watch в декабре 2017 г. опубликовала расследование, в котором сообщается, что во время бесплатных диспансеризаций у населения Синьцзяна собирают образцы ДНК, которые потом передаются правоохранительным органам.

«Массовый сбор образцов ДНК – это само по себе серьезное нарушение прав человека. Еще хуже, что происходит это обманным путем под видом бесплатного медицинского обследования», – отмечается в докладе HRW.

В подтверждение своих опасений организация приводит документ: «Рабочие указания по точной регистрации и проверке населения автономного района (СУАР)» (
全区人口精准登记核实工作指南). Документ, по данным HRW, выпущен руководящей группой по системе регистрации настоящего имени, управлению и обслуживанию населения (自治区人口服务管理和实名制工作领导小组办公室). HRW ссылается на сайт администрации города Аксу, где был опубликован полный текст этого документа (сейчас страница, на которую была дана ссылка, уже не существует, причем она даже не отображается в кеше поисковых систем).

Зато был найден другой
документ: «План реализации работы по точной регистрации и проверке населения уезда Инин» (тоже находится в Синьцзяне; 伊宁县人口精准登记核实工作实施方案), опубликованный на сайте администрации уезда. В нем говорится, что основная цель программы – собрать и проверить данные о реальном количестве населения региона, собрать фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки глаз, данные о группе крови и ДНК у всего населения в возрасте от 12 до 65 лет. А для представителей фокус-групп и их родственников возрастные ограничения отсутствуют. Все данные должны быть собраны воедино и привязаны к номеру удостоверения личности человека, чтобы создать электронную базу данных всего населения. За сбор биометрических данных (фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки), согласно документу, отвечают правоохранительные органы на местах. За сбор образцов ДНК отвечают работники на местах Госкомитета по делам здравоохранения и планового деторождения КНР (华人民共和国国家卫生和计划生育委员会). Массовый сбор образцов ДНК должен производиться в ходе всеобщей ежегодной бесплатной диспансеризации, говорится в документе.

Чем грозит для человека тайный сбор его биоматериалов? Очевидно, что они могут быть использованы для тотальной слежки государства за людьми, причем на генетическом уровне. В процессе жизнедеятельности человек неизбежно оставляет свои генетические следы: например, слюну на посуде, волосы на одежде и на мебели и т.д. Таким образом можно идентифицировать и отслеживать места пребывания человека, его круг общения. Это возможно, даже если человек, например, кардинально изменил свою внешность, поскольку генетический код остается одинаковым всю жизнь. Более того, можно выявлять, отслеживать и оказывать давление на родственников искомого человека.

Безусловно, иногда исследование образцов ДНК бывает необходимо для раскрытия преступлений. Однако практика показывает, что рутинный сбор и обработка биоматериалов не оправданы хотя бы по экономическим соображениям. Например, полиция Дацина (северо-восток КНР) собрала 340 тысяч образцов. Но это помогло раскрыть лишь 136 преступлений. По словам представителя полиции города, большинство преступлений совершается рецидивистами, поэтому собирать биоматериалы целесообразно лишь у определенной фокус-группы. Между тем власти Синьцзяна потратили более 60 млн юаней на закупку оборудования для обработки образцов ДНК. Зачем вкладываются такие деньги?

Любопытно, что программа бесплатной диспансеризации и, соответственно, массового сбора ДНК началась в 2016 году – именно тогда, когда на должность партийного секретаря Синьцзяна заступил Чэнь Цюаньго. Можно предположить, что Чэнь решил выстроить систему тотального контроля: физического, цифрового и даже генетического. Кстати, в фокус-группы, на которые не распространяются возрастные ограничения по сбору ДНК, входят мигранты, не имеющие прописки в Синьцзяне. Соединив материалы ДНК с другими большими данными, например с камер слежения или сканеров радужных оболочек, действительно можно создать всемогущее всевидящее око, которое знает подноготную каждого человека в городе.

В заключении в материале Московского центра Карнеги отмечается, что китайская национальная импортно-экспортная корпорация электроники
CEIEC распространила свою сеть на Эквадор, Лаос, Мьянму, Венесуэлу, Бразилию, Боливию, Перу. Все эти государства активно используют китайские алгоритмы биометрического контроля населения в городах, постоянной слежки за действием каждого гражданина с присвоением ему «рейтинга благонадежности». Между прочим, единственное представительство компании в Европе находится в Москве. А теперь обратим внимание вот на это заявление замглавы Минстроя Андрея Чибиса (подробнее – см. материал «Катюши» «Цифровые профили и биометрический контроль в городах: Правительство сдает суверенитет транснациональному капиталу» ):

«Биометрическая система распознавания лиц будет включена в стандарт «Умного города» для российских городов, который разрабатывает Минстрой. Такую технологию было бы удобно использовать в общественном транспорте: пассажир заходит в автобус, программа его узнает и списывает за проезд деньги с банковского счета. Мы ознакомимся с опытом китайских городов и будем распространять подобные технологии в России.

Насколько я знаю, сейчас идет дискуссия по поводу внедрения такой технологии в Москве. Очевидно, что из-за необходимости использовать карточки, время посадки пассажиров затягивается. А алгоритм распознавания лиц работает так: пассажир заходит в метро или автобус, программа его распознает и списывает за проезд деньги с банковского счета»,
– заявил Чибис.

Господину Чибису тут же надо было добавить, что обладатель низкого социального рейтинга в Китае уже сегодня лишается права на пользование многими видами транспорта, получает более высокие ставки по кредитам, лишается возможности устроить ребенка в хорошую школу, ему закрывается доступ в престижные магазины и т.д. Что касается мусульман-уйгуров, с ними китайские власти дошли уже до генетической сегрегации. Поэтому когда федеральные каналы потчуют нас
ура-фантастическими сюжетами о скором внедрении биометрической идентификации на столичном транспорте, как-то не хочется спешить петь оды прогрессу. При всей «инновациях» глобалистов мы должны прежде всего оставаться людьми и сохранять за собой право самостоятельного распоряжения собственным телом, изображением лица и генами.

 

Источник

  • 0
Последние новости
Государство продолжает семимильными шагами уходить с «рынка услуг», которые, между тем, продолжают оставаться…
После нескольких месяцев нервотрепки, заездов украинских переговорщиков в Москву и «ничего не знаю»…
Высокопоставленный член комитета по безопасности иракского парламента сообщил, что временный поверенный в делах…