Причины паники Нетаньяху

Причины паники Нетаньяху

Израильский премьер-министр Нетаньяху нажимает на тревожную кнопку из-за краха саудовско-израильских джихадистских марионеточных сил в Сирии и грозит теперь начать крупную воздушную войну, как пишет бывший британский дипломат Алистер Крук.

Весьма высокопоставленная делегация израильских разведчиков посетила неделю назад Вашингтон. Затем израильский премьер-министр Беньямин Нетаньяху ворвался в летний отдых президента Путина, чтобы встретиться с ним в Сочи, где, согласно одному чиновнику израильского правительства (как передает газета “Jerusalem Post“), Нетаньяху угрожал разбомбить президентский дворец в Дамаске и сорвать и уничтожить процесс прекращения огня в Астане, если Иран продолжит “расширять свое присутствие в Сирии”.

Израильский премьер-министр Беньямин Нетаньяху выступает на совместном заседании Конгресса США 3 марта 2015 года, противодействуя ядерному соглашению с Ираном президента Барака Обамы. (Снимок с телетрансляции Си-Эн-Эн)

Российская “Правда” написала: “согласно очевидцам открытой части переговоров, израильский премьер-министр был слишком эмоционален и временами даже близок к панике. Он нарисовал российскому президенту картину апокалипсиса , которую мир может увидеть, если не будут предприняты усилия по сдерживанию Ирана, который, как считает Нетаньяху, решительно настроен уничтожить Израиль”.

Итак, что здесь происходит? Независимо от того, точна ли цитата из “Правды” (хотя это описание было подтверждено ведущими израильскими комментаторами), абсолютно ясным (от израильских источников) является то, что и в Вашингтоне, и в Сочи израильские чиновники были выслушаны, но ничего не получили. Израиль остался в одиночестве. Более того, сообщается, что Нетаньяху добивался “гарантий” в отношении будущей роли Ирана в Сирии, а не “просил невозможного” – ухода Ирана. Но как Вашингтон или Москва могли бы реалистично дать Израилю такие гарантии?

Израиль запоздало понял, что он поставил не на ту сторону в Сирии – и проиграл. И он совсем не в том положении, чтобы что-то требовать. Он не получит обеспечиваемой американцами зоны безопасности за пределами линии перемирия на Голанах, как и иракско-сирийская граница не будет закрыта или же как-то “контролироваться” по поручению Израиля.

Конечно, сирийский аспект важен, но фокусироваться только на нем означало бы “не увидеть леса за деревьями”. Война Израиля 2006 года по уничтожению “Хизбаллы” (подталкиваемая США, Саудовской Аравией и даже некоторыми ливанцами) потерпела неудачу. Знаменательно, что впервые технологически передовое и щедро вооруженное западное национальное государство на Ближнем Востоке просто потерпело провал. Но что сделало этот провал еще более удивительным (и болезненным), было то, что западному государству было не только нанесено военное поражение, но оно также проиграло и электронную войну и войну агентурной разведки – в обеих этих областях Запад считал, что его превосходство было неуязвимо.

Негативные последствия провала

Неожиданного провала Израиля сильно опасались на Западе и в странах Персидского залива. Небольшое, вооруженное (революционное) движение устояло против Израиля – в исключительно тяжелых условиях – и победило: оно отстояло свои позиции. Многие восприняли этот прецедент как потенциально региональный “переломный момент”. Феодальные неограниченные монархии Залива чувствовали в достижении “Хизбаллы” скрытую угрозу их собственному правлению со стороны такого вооруженного сопротивления.

Сирийский президент Башар аль-Асад

Реакция была моментальной. “Хизбаллу” изолировали – насколько это могли сделать санкции со стороны американской власти. И началось обсуждение войны в Сирии в качестве “корректирующей стратегии” для провала 2006 года (уже в 2007 году) – хотя эта “корректирующая стратегия” была реализована à outrance (беспощадно – фр.) только в связи с событиями после 2011 года.

Против “Хизбаллы” Израиль бросил все свои военные силы (хотя израильтяне всегда теперь говорят, что они могли бы сделать больше). А против Сирии США, Европа и страны Залива (и Израиль в тени) бросили все средства, какие только были: джихадистов, аль-Каиду, ИГИЛ (да), оружие, подкуп, санкции и невиданную ранее оглушительную информационную войну. И все же Сирия – при неоспоримой помощи ее союзников – по-видимому, вскоре одержит победу: она выстояла, почти в невероятных условиях.

Хочу пояснить: если 2006 год знаменовал собой ключевую переломную точку, то “выстоявшая” Сирия представляет собой исторический поворот намного большего масштаба. Следует понять, что инструмент Саудовской Аравии (а также Британии и Америки) в виде разогретого радикального суннизма разбит наголову. А вместе с ним ущерб нанесен и странам Залива, но особенно Саудовской Аравии. Последняя полагалась на силу ваххабизма с самого основания королевства: но ваххабизм в Ливане, Сирии и Ираке был полностью повержен и дискредитирован (даже для большинства мусульман-суннитов). Он также может оказаться побежден и в Йемене. Это поражение изменит лицо суннитского ислама.

И мы уже видим, что Совет по сотрудничеству стран Персидского залива, который был первоначально основан в 1981 году шестью вождями племен Залива с одной-единственной целью сохранения их наследуемого племенного правления на полуострове, теперь воюют друг с другом, что, вероятно, окажется долгой и ожесточенной внутренней схваткой. “Арабская система”, продолжение старых османских структур силами обходительных победителей после Первой мировой войны, Британии и Франции, по-видимому вышла из своей “ремиссии” 2013 года (приободренная переворотом в Египте) и возобновила свое долгосрочное угасание.

Проигравшая сторона

“Почти паника” Нетаньяху (если она действительно имела место) вполне может являться отражением этого происходящего в регионе кардинального изменения. Израиль долгое время поддерживал проигравшую сторону – и теперь оказался “в одиночестве” и в страхе за своих близких ставленников (иорданцев и курдов). “Новая” корректирующая стратегия Тель-Авива, судя по всему, должна сконцентрироваться на том, чтобы отнять Ирак у Ирана и встроить его в израильско-американско-саудовский альянс.

Президент Дональд Трамп касается подсвеченного глобуса вместе с египетским президентом Абделем Фаттах аль-Сисии и саудовским королем Салманом на открытии саудовского Глобального центра по борьбе с экстремистской идеологией 21 мая 2017 года. (Фото с саудовского ТВ)

Если это так, то Израиль и Саудовская Аравия, вероятно, опоздали и скорее всего недооценивают лютую ненависть, порожденную среди многих иракцев из всех слоев общества кровавыми действиями ИГИЛ. Не многие верят неправдоподобной (западной) истории о том, что ИГИЛ внезапно возникла вооруженной и полностью финансируемой в результате предполагаемой “религиозной нетерпимости” бывшего иракского премьер-министра Нури аль-Малики: нет, как правило, за каждым таким прорывным движением стоит государство.

Дэниел Леви написал убедительную статью, в которой говорится, что израильские генералы не согласны с тем, что я написал выше, и скорее ситуация выглядит так: “Долгое нахождение Нетаньяху у власти, многочисленные успехи на выборах и способность удерживать вместе правящую коалицию … [основаны на том], что он выступает с посылом, который находит отклик у широкой аудитории. Этот посыл заключается в рекламировании того, что Нетаньяху … “привел Израиль в лучшее состояние в его истории, состояние восходящей глобальной силы … государство Израиль преуспевает дипломатически.” Нетаньяху отразил то, что он назвал “утверждением фальшивых новостей”, что без соглашения с палестинцами “Израиль будет изолирован, ослаблен и брошен” и столкнется с “дипломатическим цунами”.

“Как бы не было трудно признать это его политическим недоброжелателям, заявление Нетаньяху находит отклик у публики, потому что оно отражает нечто реальное и то, что сдвигает центр тяжести израильской политики все дальше вправо. Это заявление, которое, если оно является верным и может быть воспроизведено со временем, оставит наследие, которое сохранится и после премьерства Нетаньяху и любых обвинений, с которыми он может столкнуться.

“Нетаньяху утверждает, что он не просто выигрывает время в конфликте Израиля с палестинцами, чтобы улучшить условия возможного и неизбежного компромисса. Нетаньяху претендует на нечто другое – возможность абсолютной победы, долговременного и окончательного поражения палестинцев, их национальных и коллективных целей.

“За более чем десять лет в качестве премьер-министра Нетаньяху последовательно и безоговорочно отвергал любые планы или фактические действия, которые хотя бы начали подходить к решению устремлений палестинцев. Нетаньяху всецело посвящает себя сохранению и обострению конфликта, а не управлению им, не говоря уже о том, чтобы его урегулировать… [Его] позиция ясна: не будет никакого палестинского государства, потому что Западный берег и Восточный Иерусалим просто являются частью Великого Израиля”.

Никакого палестинского государства

Леви продолжает: “Этот подход опрокидывает допущения, которые направляли усилия по достижению мира и американскую политику в течение более чем четверти века: что у Израиля нет альтернативы будущему уходу с территорий и согласию на что-то, достаточно напоминающее независимое суверенное палестинское государство более или менее в границах 1967 года. Это ставит под сомнение предположение, что постоянное отрицание такого результата несовместимо с тем, как Израиль и израильтяне воспринимают себя как демократию. Кроме того, это ставит под сомнение допущение сторонников мира, что это отрицание в любом случае будет неприемлемо для ключевых союзников, от которых Израиль зависит…

Размахивание палестинским флагом в момент прибытия судов с помощью в Газу в августе 2008 года.

“В более традиционных оплотах поддержки Израиля Нетаньяху пошел на умышленный риск – сохранится ли достаточная поддержка американских евреев, чтобы проявлять солидарность со все более нелиберальным и этно-националистическим Израилем, способствуя тем самым увековечиванию несимметричных американо-израильских отношений? Нетаньяху сделал ставку, что да, и он оказался прав”.

И Леви высказал еще одно интересное соображение:

“А затем события приняли новый оборот в пользу Нетаньяху с приходом к власти в Соединенных Штатах и частях Центральной Восточной Европы (и с повышенным признанием в других частях Европы и Запада) того самого этно-националистического направления, в котором так заинтересован Нетаньяху, работая над тем, чтобы заменить либеральную демократию нелиберальной. Не следует недооценивать Израиль и значение Нетаньяху как идеологического и практического авангарда этого направления”.

Бывший посол США и уважаемый политический аналитик Чэс Фримен написал недавно весьма откровенно: “главной целью политики США на Ближнем Востоке долгое время было достижение регионального согласия на государство еврейских поселенцев в Палестине”. Или же, другими словами, для Вашингтона его ближневосточная политика – и все его действия – определялись идеей “быть или не быть”: “Быть” (то есть) – с Израилем, или не “быть” (с Израилем).

Утраченные позиции Израиля

Ключевой момент сейчас в том, что регион только что сделал разворот и перешел в лагерь “не быть”. Может ли Америка что-то сделать по этому поводу? Израиль остался совсем один, на его стороне только ослабленная Саудовская Аравия, и существуют ясные ограничения в отношении того, что Саудовская Аравия может сделать.

Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади

Призыв США к арабским государствам больше взаимодействовать с иракским премьер-министром Хайдером аль-Абади выглядит несколько неадекватно. Иран не стремится к войне с Израилем (как признают и ряд израильских аналитиков); но и сирийский президент дал ясно понять, что его правительство намеревается отвоевать “всю Сирию” – а вся Сирия включает и оккупированные Голанские высоты. И на этой неделе Хасан Насралла призвал ливанское правительство “разработать план и принять суверенное решение освободить фермы Шебаа и холмы Кфаршуба” от Израиля.

Ряд израильских комментаторов уже говорят, что это “предзнаменование” – и что для Израиля будет лучше отдать территорию в одностороннем порядке, а не рисковать жизнями сотен израильских военнослужащих в тщетной попытке удержать ее. Но это вряд ли согласуется с характером израильского премьер-министра “мы не уступим ни пяди” и недавними его заявлениями.

Обеспечит ли этно-национализм Израилю новую базу поддержки? Ну, во-первых, я считаю доктрину Израиля не “нелиберальной демократией”, а скорее системой апартеида, задуманной для того, чтобы подчинить политические права палестинцев. А по мере расширения раскола на Западе, когда одно “крыло” стремится делегитимизировать другое, пороча их как расистов, фанатиков и нацистов, становится ясно, что реальные сторонники “Америки прежде всего” попытаются любой ценой дистанцироваться от экстремистов.

Дэниел Леви обращает внимание, что лидер ультраправых Ричард Спенсер описывает свое движение как белый сионизм. Действительно ли это поможет усилить поддержку Израиля? Через какое время “глобалисты” начнут использовать именно эту идею “нелиберальной демократии” Нетаньяху, чтобы поддевать американских правых, что это как раз то общество, к которому они тоже стремятся: когда к мексиканцам и черным американцам относятся так же, как к палестинцам?

“Этнический национализм”

У все более занимающих позицию “не быть” сторонников на Ближнем Востоке есть слово попроще для “этнического национализма” Нетаньяху. Они называют это просто западным колониализмом. Первый раунд Чэса Фримена, сделавшего Ближний Восток “с Израилем”, состоял из нападения посредством шока-и-трепета на Ирак. Ирак теперь является союзником Ирана, а вооруженные отряды Хашад (Силы народной мобилизации, СНМ) становятся широко мобилизующими воинскими подразделениями. Второй этап был в 2006 году. Сегодня “Хизбалла” является региональной, а не просто ливанской силой.

Члены ультраправого ополчения на демонстрации рядом с украинским парламентом в Киеве. (Снимок с видео на Ютьюбе)

Третий удар был по Сирии. Сегодня Сирия входит в союз с Россией, Ираном, “Хизбаллой” и Ираком. Что будет представлять собой следующий раунд войны “быть или не быть”?

Несмотря на все громкие слова Нетаньяху о том, что Израиль стал сильнее и дал отпор “тому, что он назвал “утверждениями фальшивых новостей”, что без соглашения с палестинцами Израиль будет изолирован, ослаблен и брошен” и столкнется с “дипломатическим цунами”, Нетаньяху, возможно, только что обнаружил в эти последние две недели, что он перепутал запугивание ослабленных палестинцев с “победой” – и в момент своего мнимого триумфа оказался в одиночестве на новом “Новом Ближнем Востоке”.

“Правда”, вероятно, была права, и Нетаньяху действительно был близок к панике во время его поспешно организованного и срочно затребованного саммита в Сочи.

 

Алистер Крук

 

Алистер Крук является бывшим британским дипломатом, который был ведущей фигурой в британской разведке и в дипломатии Европейского Союза. Он является основателем и директором Conflicts Forum.

 

 

Источник: НПО «Истина»

  • 0
Последние новости
За последние 16 лет при невыясненных обстоятельствах погибли больше семидесяти крупных научных работников.…
Еда – важнейший стратегический ресурс. Безопасность и обороноспособность страны зависят от него так…
Середина XIX века вошла в историю Китая как эпоха опустошительных Опиумных войн. Это…